Загрузка...



ИДЕАЛЫ БОГА

Какое бы положение ни занимал человек – будь он рабом или хозяином, невоспитанным или утонченным, он всегда имеет свой идеал Бога, хотя, быть может, и не осознанный, искаженный, неправильно понятый или даже осмеянный им. Мы можем не осознавать этого идеала до тех пор, пока какое-то замечательное качество или черта характера в нас самих или в других не пробудят вдруг наше уважение или восхищение, после чего мы начинаем искать проявления этого или подобных ему качеств и в конце концов объединяем все, что смогли заметить, создавая из всего этого идеал, который становится для нас воплощением Силы, Красоты и Добра. Вот этот идеал и есть наше первое реальное осознание Бога. Из уважения и почитания постепенно пробуждается либо страх, либо любовь к этому идеальному Богу, в зависимости от нашей силы и способности соответствовать требованиям, составляющим наше послушание, или от нашего страстного стремления к какому-нибудь выражению любви, которая, как нам кажется, неотъемлема от этого идеала. Другие народы создали своих собственных богов, характер которых по тем или иным причинам не совсем похож на наших, и если они противоречат нашим идеалам, мы тотчас начинаем проводить сравнения, при этом всегда умаляя чужих богов и превознося наших собственных. Некоторые из атрибутов богов древних людей отвечают скорее нашим понятиям о дьяволах, но это и неудивительно, ибо в их религиозных инстинктах преобладал страх.

Некоторые из наших более воинственных собратьев, будучи неспособными честным путем, спокойно аргументируя свое мнение, убедить своих сотоварищей в превосходстве своих богов, полагают, что они могут пытками, обманом и даже выстрелами вбивать свои идеи в сознание оппонентов.

Чрезмерный эгоцентризм мешает многим людям даже попытаться понять идеалы других. Они считают само собою разумеющимся, что чуждые им идеалы богов должны быть ничтожным предметом, судя по представшей перед ними внешней форме поклонения и отказываясь верить, что предрассудки или бессвязное бормотание почитателей таких идеалов могут хоть в какой-то мере творить или представлять заслуживающий внимания великий Идеал Высшей Мощи, Силы и Мудрости. При этом они совершенно игнорируют тот факт, что у упомянутых отправителей культа, в отличие от наших более культурных рас, могло быть гораздо меньше возможностей для развития образной или описательной способности, и что будь мы в состоянии правильно интерпретировать их «незрелые» представления, то нашли бы в них идеал, сходный с созданным нами самими. Не всегда восхищение и восторг перед зрелищем кровавых сцен и проявлением крайней жестокости, столь порицаемых нами в религиях некоторых наций и племен, выражали требования и качества их богов. За всем этим могло скрываться огромное восхищение перед сверхчеловеческой мощью, стойкостью и способностями, которыми они наделили своих Богов и благодаря которым могли быть наказаны их враги и обеспечена собственная безопасность. Когда же восхищение и поклонение перед более благородными атрибутами и качествами уступило место наслаждению от совершения сознательной жестокости, тогда дьяволы похитили одеяние Бога и теперь применяют его в пользу темной стороны жизни.

Если бы мы могли принять тот факт, что каждое благородное, искреннее и доброе качество, атрибут или предмет, который мы способны различить, поистине есть часть Бога, то это помогло бы нам сформировать правильное представление о Божестве.

Некоторые из наших ближних не способны без использования материальных предметов сформировать и удержать в своем уме идеал, дающий им лично какое-либо удовлетворение; и вне всяких сомнений, зарождение идолопоклонства было следствием усилий более просвещенных людей передать идеи о великих космических силах в таких общедоступных формах, которые могли бы удержать внимание менее просвещенных. Но по мере того как человек становился более эгоистичным, а его желание господствовать и управлять менее разумными массами усиливалось, изначально чистое стремление передать знание о действии космических сил выродилось в жажду подчинения себе подобных за счет страха, и, таким образом, появились страшные идолы, олицетворяющие темный, негативный аспект природы; а духовное поклонение, едва проснувшееся в невежественных массах, было намеренно превращено в идолопоклонство. Так утвердилось поклонение твари вместо поклонения самому Творцу всего сущего.

В прошлые века такими материальными предметами почитания были конкретные формы, представляющие такие богоподобные качества, как сверхчеловеческая мощь, талант, сила и мужество, и огромная потребность человека в помощи и поддержке облегчала задачу жрецам и правителям, игравшим на чувстве страха, обогащавшимся за счет предрассудков и суеверия, внедряемых в умы невежественных масс. Одна продажа таких изображений должна была приносить в руки церкви и государства баснословные суммы. Таким образом то, что некогда служило помощью в молитве и концентрации, было проституировано для служения темной стороне жизни.

Основная мысль рассматриваемого нами положения заключается в том, что, несмотря на серьезную деградацию духовных идеалов, факт остается фактом: боги давно забытых рас и боги современные в действительности являются одним и тем же Единым Богом, имя Которому – Любовь. Ибо даже в самых грубых формах идолопоклонства выражалась любовь – любовь к некоторым аспектам того, что было признано как Божество, к тем Его аспектам, которые первоначально привлекали неразвитые души существовавших тогда масс.

Многие интеллигентные и образованные люди современности считают необходимым прибегать к каким-нибудь материальным предметам, чтобы сосредоточить свое рассеянное внимание на вещах внутренних. Римско-католическая церковь, а также некоторые другие религиозные объединения давно признали эту необходимость, и несмотря на то, что во многих случаях священнослужители извлекают из такой нужды большую выгоду, изображения святых, непорочных дев, мучеников, Агнца Божьего отвечают этой разумной цели. Все они не только помогают воображению, но и способствуют сосредоточению внимания и молитве, а также служат образами некоторых желаемых атрибутов и качеств или же каких-то сверхчеловеческих сущностей, выступающих в качестве примера. К сожалению, истинная цель таких материальных образов слишком часто упускается из виду, и сотворенная вещь отождествляется с Творцом.

Наиболее обнадеживающий и ободряющий факт, на который Мы можем указать к удовлетворению всего сущего, заключается в том, что, несмотря на все ложные представления, сознательные извращения истины и умышленное злоупотребление знанием, Любовь должна в конце концов отождествить себя с Любовью; а любовь к прекрасному, к истинному и к могущественному и есть Любовь Бога – сама субстанция Бога; и соответственно силе и мере нашей любви мы отождествляемся с Богом, будут ли предметом нашей любви наши ближние, природа или материальная вещь.

Иисус сказал: «Если вы не любите брата своего, которого вы видите, как можете вы полюбить Бога, которого вы не видели?» Если мы не можем различить и полюбить богоподобные качества в наших братьях-людях, то как можем мы осознать и отождествить себя с индивидуализированной частью того Божества, каким, как мы полагаем, должно быть наше высшее «Я» – Святой Дух?








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх