Загрузка...



ВОЙНА И МИР

Шаг за шагом, через невероятные мучения и страдания, человеческая раса эволюционирует, приближаясь к той ступени, когда она уже более не будет допускать отнятия человеческой жизни. И как конечный результат такой эволюции изменятся все уровни материи, составляющие физический план. Но эти изменения не могут завершиться в течение манифестации Пятой расы. Все космические возможности должны сначала возникнуть в уме расы как идеалы. Идеалы всеобщего мира, свободы, любви и гармонии, сформировавшиеся в сознании наиболее развитых ее представителей, будут доведены до конца лишь в последующих веках. В наше время, как и во все предыдущие века, конечным результатом жизни и учений Сынов Мудрости являются все те высшие идеалы, каких только может достигнуть человечество, и эти учения всегда даются сначала группе избранных неофитов, или учеников, за век до того, как станет возможным проявить на физическом плане те идеалы, что будут выработаны в результате напряженных усилий такой группы. В сравнении с другими Мессианский цикл отличается более ускоренным ростом и даже осуществлением высших идеалов, что мы сейчас и наблюдаем, ибо в то время как, с одной стороны, происходит резкое возрастание того, что обычно именуется злом, то, с другой стороны, имеет место соответственный рост усилий утвердить добродетель и справедливость во всех сферах жизни. Идеал установления прочного мира между всеми народами Земли, который все активнее завоевывает наиболее прогрессивные умы, является результатом учений одной-единственной группы учеников в течение последнего Мессианского цикла. Однако мир не может быть достигнут до тех пор, пока не будут исполнены веления кармического закона, то есть не будет изжита карма, сотворенная как отрицанием этих учений воплощенными в то время массами, так и их поношением в последующие века.

Следует помнить, что, поскольку различные расы и подрасы могут частично перекрывать друг друга, то же самое происходит и с кармическим законом. Относительно говоря, лишь небольшая доля расовой или национальной кармы полностью искупается в течение того цикла, в котором она зародилась. Результаты как хорошей, так и плохой расовой и национальной кармы, создаваемой в нынешней войне, частично перейдут на некоторые из первых подрас Шестой расы, чтобы быть полностью искупленными ее Третьей и Четвертой подрасами, когда наступит другой Мессианский цикл и на человечество падет вся неизжитая карма предыдущих рас. И тогда под испытующими силами той высшей точки развития, какой только может достигнуть раса, произойдет последнее испытание человечества перед обретением им своего Божественного Наследства – Мастерства. Однако возможность избежать действия кармы в настоящем цикле не должна служить для высокоразвитого человека побудительной причиной к тому, чтобы ввязываться в нынешнюю бойню. Вступая в ряды ее участников, он должен, если только это возможно, иметь более высокий мотив, нежели желание избежать кармы. Оправдывать войну одной нации с другой, или же человека с человеком, можно лишь в том случае, когда от этого зависят жизнь и безопасность, собственная или чья-то другая, и мотивом является ЗАЩИТА.

Еще не так давно большую часть негативной кармы, за которую теперь расплачивается настоящая раса, можно было погасить иными способами, нежели те, что ускорили современный мировой кризис. Но люди не слушали и не повиновались предписаниям – нет, скорее мольбам Посвященных и Пророков Великой Белой Ложи, звучавшим в предыдущие столетия, а также в тот цикл, который закончился в 1898 году, не оставив кармическому закону иной альтернативы, кроме той, что достигла кульминационной точки в охватившей сегодня весь мир борьбе. Но это не означает, что с высшей духовной точки зрения, с которой дух и материя едины, война всегда оправданна и справедлива. Неофит Белой Ложи должен быть осторожен, он должен четко различать, когда он говорит о своей собственной позиции, а когда – о позиции Храма Человечества. Принимает ли он активное или же пассивное участие в войне, его действия как отдельной личности должны определяться мотивом и долгом, без учета конечных результатов его поступка. И если он убежден, что жизнь и безопасность его народа или другой, изобилующей расами человечества нации под угрозой и его долг принять активное участие в их защите, то его нельзя считать изменяющим принципу, так же как нельзя считать изменником своей расы человека, который видит свой долг в ином направлении. Один человек может быть более великим – в духовном смысле, – чем другой, именно из-за чистоты и бескорыстия своего мотива и тех жертв, которые он, быть может, призван принести. Именно ради своего высшего «Я» должен он устоять или, наоборот, пасть. Но каково бы ни было его личное действие или мотив, побуждающий к действию или же к бездействию, он не имеет права создавать путаницу в основном вопросе, заявляя, что то общество, частью которого он является, общество, основанное на принципе братства независимо от национальности или каких-либо убеждений, не может считаться абсолютно справедливым, если оно не одобряет мотивов его действия или же, в зависимости от случая, бездействия. Он совершенно прав со своей точки зрения, обусловленной тем мотивом, которым он руководствовался; общество же право с точки зрения единого общемирового принципа. Существует глубокая пропасть между общемировым и личным, и поистине мудр тот человек, который может заполнить ее тем, что правильно и справедливо с точки зрения духа.

В силу огромной ответственности, принимаемой на себя в вопросе отдачи проводника, связывающего воплощенное эго с миром материи, пытаясь оправдать то, что для его сознания является духовным принципом, мыслящая сущность – человек – должен быть очень внимателен и осторожен. Иначе мыслеволны других людей с такой силой атакуют его мышление, что его обращение к своему высшему «Я» будет скорее вопросом какой-нибудь другой личности (или личностей), нежели собственным, а полученный ответ – непосредственно в словах или же через впечатление – будет в большей степени относиться к тем, кто повлиял на его ум.

Возможность такого влияния во многом зависит от единства человеческой расы, ибо чем ближе к духовным планам, тем более ощутимым становится для души единство расы. Поэтому ответственность человека, добровольно подчиняющегося влиянию других, когда должно быть принято какое-то важное решение, так же велика, как и ответственность того, кто направляет некие мыслеволны, чтобы повлиять на это решение. К примеру, мыслеволны собрания, в случае суда за убийство, могут гораздо сильнее повлиять на вердикт судьи и приговор суда присяжных, чем все свидетельские показания. Негативное состояние, в которое и судья, и суд присяжных неизбежно впадут в результате долгого напряжения, откроет врата для такого влияния. А если к тому же между двумя людьми существует ток взаимного воздействия, то опасность допущения противозаконного влияния возрастает. Поэтому, когда принимается какое-либо важное решение, требуется быть весьма осторожным.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх