Загрузка...



Сорок пять

— Как-то все… неубедительно, — проворчал оппонент. — Знаете, что общего между гением и «шизиком»? Оба способны делать выводы на основе недостаточных данных. У вас есть ощущение, что Бартини — совсем не Бартини? Докажите!

…Лет десять назад было только «ощущение». Настораживал «пикулевский» сюжет биографии, какие-то мелкие несообразности — в общем чувствовалось «двойное дно».

…Уже после смерти конструктора его знакомая припомнила: однажды ночью Бартини сказал, что «он совсем не тот, за кого себя выдает». По документам Бартини родился в венгерской части «лоскутной империи», в городе Каниже. Лет пятнадцать прожил в Фиуме. Потом — плен во Владивостоке, Триест, Женева, Милан. Шесть лет в Севастополе. Четыре года в Таганроге. Любопытно, что все эти географические пункты лежат на одной прямой, точнее — на дуге, проходящей примерно по 45-й параллели.

— Вы надеетесь из этого что-нибудь извлечь?! — изумился Скептик. — А Москва, Казань, Омск, Новосибирск?..

Москва — вопрос особый. Казань, Омск, Новосибирск — тюрьма и ссылка. Нет выбора. Но как только он появляется, Бартини выбирает Таганрог. Возможно, причина самая простая — привычный с детства средиземноморский климат.

Но вот что странно: ни в одном из итальянских, венгерских, австро-венгерских, австрийских генеалогических изданий нет упоминания о роде ди Бартини. Нет этого имени в многочисленных изданиях типа «Кто есть кто?», вышедших в этих странах за полтора века. Более того, в итальянском, немецком, венгерском, сербо-хорватском языках нет ни одного слова, могущего быть этимологическим «корешком» этой фамилии. В Европе вообще нет такого топонима — а ведь дворянские фамилии топонимичны.

Севастополь и Фиуме лежат точно на сорок пятой параллели — это можно посчитать совпадением, а похожий климат — истинной причиной. Но посмотрим на карту: если от Севастополя спуститься по меридиану до турецкого побережья, мы окажемся в городе… Бартине. В итальянской энциклопедии начала века этот топоним дается без турецкого «прононса»: Бартин.

Когда представился случай проверить свои сомнения, то выяснилось: не было никакого барона Людовико ди Бартини. А значит, не было и огромного наследства, якобы переданного Бартини на нужды итальянской секции МОПРа. Специалисты подтвердили: по финансовым документам вклад нигде не проходит. Нет такой записи и в коминтерновском личном деле Бартини.

Еще один счастливый случай свел меня с неким научным работником некого института, «вхожим» в архивы Лубянки. Он подтвердил: документы на имя Бартини и соответствующую «легенду» конструктор получил перед нелегальной переброской в Союз. Настоящая фамилия — Ороджи. Роберто Ороджи. Но Ороджи — приемный отец, а настоящий — австрийский барон Формах, которого Роберто якобы никогда не встречал. Со слов Бартини известна и фамилия его матери — Ферсель. Но и этот «слой» вызывает сильнейшие сомнения: Ороджи, Формах, Ферсель также «не проходят» по упомянутым генеалогическим изданиям.

Барон Формах?.. Бартиниевская киноповесть «Цепь» — целая эпопея о древнем роде баронов Форми. Не эта ли фамилия подлинная?

В середине 50-х годов, при проверке дела Бартини по поводу заявления о реабилитации, выяснилось, что обе разведки — РККА и ОГПУ — никогда не привлекали его к своим закордонным акциям. А поскольку эти ведомства в те годы жестко контролировали деятельность боевиков компартии, то ставится под сомнение и его участие в женевской операции, в ходе которой Бартини якобы внедряется в группу Савинкова и проваливает готовящийся теракт против советской делегации. В документах итальянской секции Коминтерна есть интересная запись о том, что его прием в итальянскую компартию вообще не подтвержден документально. А коминтерновское «Дело» Бартини — очень куцее: тоненькая папочка в пять-шесть страниц. Нет, в частности, ни одной анкеты — а ведь остальные политэмигранты заполняли их каждый год!

И еще одна подробность — в 1921 году Бартини был близок к Бордиге. В 1923 Бордига исключен из ИКП и Коминтерна за промасонскую позицию. В том же году Бартини уезжает в Россию. Осенью 1923 года Бартини прибывает в «колыбель революции» — и той же осенью в Петрограде оформляется «Единое трудовое братство».

— Вторая попытка? — сочувственно спросил Скептик. — Вам, конечно, очень хочется связать дела Барченко и Бартини, найти некий общий знаменатель, единый центр — руководящий и направляющий. Неоригинально.

…Это, разумеется, совпадение: Эйнштейн сделал свое важнейшее открытие в Берне, а потом, уже после Германии, 20 лет жил в Принстоне, на севере США. Берн и Принстон находятся примерно на сорок пятой параллели. Однажды я попытался сделать грубую выборку великих людей, чье рождение пришлось на полосу 42–48 градусов северной широты. Оказалось, что проще выделить тех, кто родился на других широтах. Вряд ли это простое отражение демографической ситуации: концентрация великих совершенно несоразмерна плотности населения. В числе рожденных там Эйнштейн, Данте, Леонардо, Наполеон, Гюрджиев, Нострадамус, Пиккар и многие, многие другие. На этой же широте зарождались главные христианские ереси, нередко превращавшиеся в массовые движения. Таким образом, рокировки Бартини по сорок пятой параллели укладываются в гигантскую дугу интеллектуальной аномалии. В общем ряду — вполне заурядное явление, если бы не одно трагическое и странное совпадение — в 1959 году в горах Тянь-Шаня на широте 45 градусов погибает сын Бартини — Геро. Черная точка легла совершенно точно в центре огромной дуги, протянувшейся от Южной Франции до Японских островов, в геометрическом центре Евразии. Именно там, где помещает Шамбалу венгерский ученый, специалист по древним восточным мифам Чома де Кереш, проживший в Тибете много лет. Он утверждал, что легендарная страна — духовный центр земной цивилизации — находится на пространстве от 45 до 50 градусов северной широты, севернее реки Сыр-Дарьи. Агарта — подземный город — двойник Шамбалы. Древние мифы повествуют о том, что эта страна существует уже 56 тысяч лет. Жители Шамбалы-Агарты изучили Землю, космос, все силы природы и психические способности человека. Агарта тайными ходами связана с поверхностью планеты. Это место, откуда выходят в мир величайшие гении…

— …И откуда прилетают те, кто «не любят или не могут переносить широкополосный солнечный свет либо вообще яркий свет», — с ехидцей добавил Скептик.

В путевых дневниках Н. К. Рериха есть описание НЛО:

«…И мы замечаем: на небольшой высоте что-то блестящее движется в направлении с севера к югу. Из палаток вынесены три сильных бинокля. Мы наблюдаем объемистое сфероидальное тело, сверкающее на солнце, ясно видимое среди синего неба. Оно движется очень быстро. Затем мы видим, как оно меняет направление более к юго-западу и скрывается за снежной цепью Гумбольдта. Весь лагерь следит за необычным явлением, и ламмы шепчут: „Знак Шамбалы!..“»

…Тибет. Еще один район, где искали Шамбалу. И надо же так случиться, что действие киноповести «Цепь» начинается именно здесь, на вершине «семитысячника» Гауришанкар: перед экраном обсерватории собрались верховные координаторы Земли. «Обсерватория», правда, странная — на экране — планета — двойник Земли. В общем, параллельный мир!..

Впрочем, фантасты любят Тибет. В «Туманности Андромеды», например, эксперимент по мгновенной связи с далекой галактикой проводится именно в Тибете. Если не ошибаюсь, идея некоего математика — единственного «отрицательного» героя романа, пославшего в параллельный мир несколько добровольцев — безвозвратно. Он сам осудил себя на пребывание в тюрьме коммунистической эры — на Острове Забвения. Математика-«зека» по чистой случайности звали Рен Бод. Р. Б. Роберто Бартини…








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх