Загрузка...



Фокус или магия?

Перевод – О. Колесников

Мудрое высказывание гласит, что стремящийся доказать слишком много в итоге не докажет ничего. Проф. В. Б. Карпентер, член Королевского научного общества (и имеющий всяческие прочие титулы на все буквы алфавита) являет именно такой пример в борьбе с лучшими, чем он, людьми. Его атаки становятся все более эмоциональными и, пропорционально усилению оскорблений, доводы его теряют силу и становятся менее убедительными. Но, поистине, несмотря на это, он укоряет своих противников в отсутствии «спокойствия в полемике», хотя сам взрывается как нитроглицерин! Налетая на неприятеля со своими доказательствами, которые «неопровержимы» только для него, он допускает множество ошибок. Именно одну из его ошибок я и хотела бы использовать как повод рассказать о некоторых случаях из моей жизни.

Я не преследую цель сокрушить чью-либо репутацию. Господа Уоллас и Крукс вполне могут позаботиться о себе сами. Каждый в своей области способствовал прогрессу полезного знания и в большей степени, чем это сделал д-р Карпентер. Оба они были удостоены почестей за ценные и оригинальные исследования и открытия, в то время как их обвинителя часто упрекали за то, что он не лучше других, умеющих умело обобщить чужие идеи. Прочитав толковые ответы «обвиняемых» и разгромный обзор проф. Бьюкенана все, за исключением его друзей, ненавидящих психические феномены, увидели, что д-р Карпентер повержен и не подает признаков жизни.

В декабрьском приложении к «The Popular Science Monthly» я нашла на стр. 116 интересное признание, что бедный фокусник-индус может показать такое, от чего у именитого профессора захватит дух! А вот спиритические феномены мисс Николь (миссис Гуппи) во внимание не принимаются. Вот что говорит доктор Карпентер:

Знаменитый «фокус с деревом», знакомый многим, кто жил в Индии продолжительное время, и описанный несколькими нашими известными гражданами и представителями науки, является самым большим чудом, о котором я когда-либо слышал. То, что дерево манго сначала почти мгновенно вырастает на шесть дюймов из клочка земли, к которому фокусник ни имел доступа, выходит из опрокинутой вверх дном корзины и за полчаса вырастает до шести футов из все более высоких корзин, оставляет гораздо большее впечатление, чем феномены мисс Николь.

Может быть и так. Во всяком случае ничего подобного ни один член Королевского научного общества не может продемонстрировать ни днем, ни в сумерках, будь он в королевском институте или еще где-либо. Разве подобное явление, засвидетельствованное должным образом и происходящее при обстоятельствах, исключающих обман, не будет изучаться учеными? Если нет, что же тогда достойно исследования? Однако посмотрите на лазейку, которую оставил для себя член Королевского научного общества. Профессор иронически замечает:

Приписывает ли это мистер Уоллас какой-либо невидимой силе? Или, как весь мир [конечно, имеется в виду мир, который создала наука и который Карпентер приводит в движение] или фокусники, показывающие трюк с деревом, он считает это частью ловкого фокуса?

Оставим отвечать на эти вопросы мистеру Уолласу, если он только переживет эту молнию Юпитера, но замечу, что индусы-«фокусники» ответят категоричным «нет» на оба пункта. Фокусники-индусы никогда не утверждают, что действуют посредством какой-либо «невидимой силы», а также не признают этот феномен «фокусом или ловким трюком». Они исходят из убеждения, что подобные «фокусы» возможны благодаря неким силам, подчиняющимся любому человеку, и силы эти могут быть одинаково использованы как для хороших, так и для плохих целей. Сама же я, скромно следуя за теми, чье мнение основано на точных психологических опытах и знании, считаю, что ни д-р Карпентер, ни ученые, защищающие его, пусть даже их титулы не вмещаются на одной странице, не имеют ни малейшего представления об этих силах. Для того чтобы хотя бы поверхностно ознакомиться с ними, необходимо изменить научные и философские концепции. Вслед за Уолласом и Круксом, они должны начать с азов спиритуализма, который д-р Карпентер презрительно называет «сосредоточием просвещения и прогресса». Они должны извлекать уроки не только из истинных, но и ложных феноменов, тех, которые главный авторитет (Карпентер), «верховный жрец новой религии», называет «Иллюзиями, Бессмыслицей и Фокусами». Пройдя через все это, как надлежит сделать каждому разумному исследователю, они могут увидеть фрагменты истины. Для начала полезно знать, что не представляют из себя данные феномены, чтобы понять их суть.

У д-ра Карпентера есть два ключа, которыми он якобы может открыть любую потайную дверь медиумов. Имя им «ожидаемый результат» и «предвзятость». Таковы отмычки большинства ученых. Но едва ли они помогут раскрыть тайну «фокуса с деревом», ибо ни его «известные граждане», ни «представители науки» не ожидали, что голый индус на странном клочке земли вырастит за какие-то полчаса из зерна дерево манго высотой в шесть футов, и потому не могли отнестись к этому предвзято. Это не может происходить благодаря «невидимой силе», это наверняка «трюк». И вот сейчас Маскелайн и Кук, два ловких английских фокусника, находятся в центре внимания общественности благодаря своим разоблачениям спиритуализма. Ими восхищаются все ученые, а на процессе по делу Слейда они выступили как свидетели-эксперты со стороны прокурора. Они заодно с д-ром Карпентером. Что же он ни попросит их объяснить этот ловкий трюк, чтобы господа Уоллас и Крукс покраснели от своей собственной тупости? Им известны все фокусы ученых; где еще наука может найти лучших союзников? Но мы должны настаивать на равных условиях. «Фокус с деревом» не должен демонстрироваться в помещении при искусственном свете, а исполнителю не нужен строгий вечерний костюм. Все должно происходить днем на клочке земли, к которой фокусники не имели доступа. Никакой техники, соучастников, белые галстуки и фраки необходимо будет снять, и англичанам придется предстать в незатейливых костюмах времен Адамы и Евы – это плотно облегающее тело пальто из собственной кожи, а единственным посторонним украшением будет dhoti, набедренная повязка шириной в семь дюймов. Так поступают индусы, и мы просим вас играть честно, поступая так же. Если им при этих условиях удастся превратить росток манго в дерево, пусть д-р Карпентер использует его в качестве дубинки и вышибет мозги первому попавшемуся «сумасшедшему спиритуалисту». Но до тех пор, пока они этого не сделают, Карпентеру лучше как можно меньше говорить о трюках индусов ради своей репутации ученого.

Нельзя отрицать тот факт, что в Индии, Китае и вообще на Востоке есть настоящие фокусники, показывающие трюки. Также верно и то, что некоторые из этих фокусов выглядят чудесами для западноевропейцев. Но фокусники эти – не факиры, не те, кто демонстрирует чудо с деревом манго, как об этом пишет д-р Карпентер. Адепты из индусов и европейцев тоже могут вырастить дерево, произведя манипуляции руками, но при совершенно других условиях. Скромно замыкая процессию «известных граждан» и «представителей науки», я расскажу о том, что видела собственными глазами.

Когда мы находились возле Канпура по пути в священный город Бенарес, у одной леди, моей попутчицы, украли все содержимое из небольшого сундучка. Драгоценности, платья и даже записная книжка, в которой она вела дневник в течение трех месяцев – все исчезло при таинственных обстоятельствах, причем замок остался цел. После пропажи прошло несколько часов, может быть сутки, когда мы начали искать вещи на рассвете в расположенных неподалеку от города руинах, усеянных свидетельствами возмездия Нана Сахиба англичанам. Моя спутница хотела обратиться к местной полиции, я же стремилась найти местного госсейна (так индусы называют святых, знающих обо всем происходящем) или хотя бы jadugar, т. е. волшебника. Но западный образ мышления победил, и мы потратили целую неделю на бесполезные визиты в chabutara (полицейский участок) и интервью с kotwal (начальником). В отчаянье, моя спутница решила прибегнуть к последнему шансу, и мы отыскали госсейна. Жили мы в маленьком одноэтажном доме на окраине города, на правом берегу Ганга, и с веранды было видно через реку, поскольку в той местности она еще очень узкая.

Эксперимент проводился на веранде в присутствии семьи хозяина – португальца с юга, – моей подруги и двух недавно приехавших французов, которые открыто смеялись над нашими предрассудками. Жара была невыносима, тем не менее этот святой цвета кофе, настоящий ходячий скелет, потребовал, чтобы мы прекратили пользоваться pankah (веер, приводимый в движение шнуром). Он не объяснил, почему так надо, но причина в том, что движение воздуха создает помехи точным экспериментам с магнитным полем. Все мы слышали о «катающихся горшках», используемых в Индии для обнаружении кражи – обычный железный горшок, который волей мага-индуса катится к месту, где находятся украденные вещи. Госсейн поступил иначе. Прежде всего он попросил какой-либо предмет, который был в сундучке дольше всех из неукраденных вещей – ему подали пару перчаток. Он сжал их своими тонкими ладонями, перевернул несколько раз, затем бросил на пол и начал медленно поворачиваться, стоя на месте. Руки и пальцы его были вытянуты, как будто он искал направление, где лежали вещи. Внезапно он резко остановился, медленно опустился на пол и замер, сидя «по-турецки». Руки его были по-прежнему вытянуты в одном направлении, и все это напоминало состояние каталепсии. Это продолжалось больше часа – для нас долгое ожидание в такую жару было настоящей пыткой. Вдруг хозяин дома вскочил и подбежал к перилам, внимательно всматриваясь в сторону реки. Мы последовали его примеру. Откуда или как это появилось, мы не могли сказать, но там, над водой близко от поверхности появился темный предмет, двигающийся в нашем направлении. Мы не могли его рассмотреть, но, казалось, предмет вращался какой-то внутренней силой, вначале медленно, затем, по мере приближения, все быстрее и быстрее. Создавалось впечатление, что он находился на невидимой платформе и двигался строго по прямой. Предмет достиг берега и пропал из поля зрения, закрытый высокой растительностью. Вскоре он с какой-то пружинящей силой перелетел через низкую ограду сада и скорее влетел, чем вкатился на веранду, упав с тяжелым стуком под протянутые руки госсейна. Сильная судорога пробежала по телу старика, когда он глубоко вздохнул и широко открыл до того полуприкрытые глаза. Все были поражены, а французы уставились на сверток с выражением замешательства и ужаса. Поднявшись, святой открыл просмоленный парусиновый мешок, в котором и нашли пропажу, все до последней вещи. Ни сказав ни слова, и не ожидая благодарности, он низко нам поклонился по восточному обычаю и вышел прежде, чем мы оправились от изумления. Нам пришлось догонять его бегом и заставить взять дюжину рупий, которые он положил в деревянную чашу.

Эта история может показаться удивительной и невероятной европейцам и американцам, никогда не бывавшим в Индии. Но ведь д-р Карпентер говорит, что его «известные граждане» и «представители науки» (которые едва ли учуют своими аристократическими носами что-либо мистическое в Индии, равно как и он сам, находясь в Англии, не может увидеть ничего необычного, несмотря на их телескопы, микроскопы и увеличивающее стекло) наблюдали «фокус с деревом», который еще более чудесен. Если фокус с деревом – ловкий трюк, то рассказанное мной, должно быть, тоже. Может быть, джентльмен во фраке и с белым галстуком потрудится объяснить Королевскому обществу, как проделать такие фокусы?








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх