Загрузка...



Теософия или иезуитизм?

Перевод – К. Леонов

«Изберите себе ныне, кому служить, богам ли, которым служили отцы ваши, бывшие за рекой, или богам Аморреев».

((Иисус Навин, 24:15.))

«Тринадцатый номер „Лотоса“, общепризнанного теософского органа, среди многих статей, представляющих бесспорный интерес, содержит некий ответ мадам Блаватской аббату Рока. Выдающийся писатель, наиболее известная женщина из всех, которых мы знаем,[714] обсуждает следующий вопрос: «Существовал ли когда-либо Иисус?»[715] Она детально опровергает христианскую легенду, апеллируя, по крайней мере, к неоспоримым источникам, которыми обычно пренебрегают религиозные историки.

Эта статья произвела основательную сенсацию в католическом и иудео-католическом болоте: нас это не удивляет, поскольку аргументы автора, подобные этим, трудно опровергнуть, даже тому же самому закаленному в спорах византийскому богословию». («Париж», вечерняя газета от 12 мая 1888 г.)

Ряд статей, одна из которых упомянута в приведенной выше цитате из известной французской вечерней газеты, был первоначально вызван статьей аббата Рока в «Лотосе», перевод который был опубликован в январском номере «Люцифера».[716]

Эти статьи, как и следовало ожидать, разбередили дремлющую вражду. Особенно их появление задело иезуитскую партию во Франции. Некоторые корреспонденты писали нам, привлекая наше внимание к той опасности, которой подвергают себя теософы, восставая против таких страшных и могущественных врагов. Некоторые из наших друзей хотели бы, чтобы мы хранили молчание по этим вопросам. Однако не такова наша политика, и такой она никогда не будет. Поэтому мы воспользуемся представившимся случаем для того, чтобы раз и навсегда заявить о тех взглядах, которых придерживаются теософы и оккультисты в отношении Общества Иисуса. В то же самое время, всем тем, кто в великой жизненной пустыне бессмысленных мимолетных удовольствий и пустых условностей преследует идеал, ради которого стоит жить, предлагается сделать выбор между двумя вновь выросшими сегодня силами – альфой и омегой двух противоположных концов царства непостоянного, тщетного существования – ТЕОСОФИЕЙ и ИЕЗУИТИЗМОМ.

Ибо в пространстве интеллектуальных и религиозных занятий они являются единственными светилами – доброй и злой звездой, поистине, вновь замерцавшими из-за дымки Прошлого, и восходящими на горизонте умственной деятельности. Они являются единственными силами, способными в нынешнее время вывести человека, жаждущего интеллектуальной жизни, из холодной грязи застоявшейся лужи, известной как Современное Общество, которое столь затвердело в своем лицемерии, и выглядит столь тоскливо и монотонно в своем движении, подобно белке, крутящейся в колесе моды. Теософия и иезуитизм – это два противоположных полюса, один против другого, и последний находится много ниже даже этого унылого болота. Оба они придают силу: первая – духовному, последний же – психическому и интеллектуальному эго в человеке. Первая – это «мудрость, которая дана свыше … чистая, умиротворяющая, добрая… полная милосердия и благих результатов, без пристрастий и без лицемерия», в то время как последний – это «мудрость, которая не снизошла свыше, но является земной, чувственной, ДЬЯВОЛЬСКОЙ».[717] Одна есть сила Света, другая же – сила Тьмы…

Конечно, последует вопрос: «Почему кто-либо должен выбирать из этих двух? Не может ли остаться жить в этом мире добрый христианин, принадлежащий к какой-либо церкви, не притягиваясь ни к одному из этих полюсов?» Несомненно, он может сделать это, на какое-то время. Но цикл быстро приближается к последнему пределу, к своей поворотной точке. Одна из трех великих церквей христианства раскалывается на мельчайшие секты, число которых возрастает ежегодно; дом, раздираемый разногласиями, как протестантская церковь, – ДОЛЖЕН ПАСТЬ. Третья, римско-католическая церковь, единственная, которая до сих пор кажется успешно сохраняющей всю свою целостность, быстро разлагается изнутри. Она повсюду подточена и быстро пожирается жадными микробами, порожденными Лойолой.[718]

Она сегодня не лучше, чем плод Мертвого моря, прекрасный для того, кто на него лишь смотрит, но полный гнили разложения и смерти внутри. Римский католицизм – это только название, как и церковь – это призрак прошлого и маска. Она абсолютно и неразрывно связана и опутана Обществом Игнатия Лойолы; ибо, как это правильно выразил лорд Роберт Монтегю, «римско-католическая церковь является (ныне) крупнейшим Тайным Обществом в мире, по сравнению с которым масонство – это лишь пигмеи». Протестантизм медленно, коварно, но уверенно заражается латинизмом – новой ритуальной сектой высшей церкви, и такие люди среди ее духовенства, как отец Ривингтон, являются тому неопровержимым доказательством. Еще через пятьдесят лет, при такой скорости успешного проникновения латинизма в «высшую десятку», английская аристократия вернется к вере короля Чарльза II, а его холопский подражатель – смешанное Общество – приобретет соответствующего феодала. И тогда иезуиты начнут править единолично всем христианским миром, ибо они внедрились даже в греческую церковь.

Бесполезно обсуждать и доказывать различие между иезуитизмом и истинным римским католицизмом, поскольку последний сегодня поглощен первым и неразрывно слился с ним. Мы находим публичное подтверждение этому в послании епископа Кембрии 1876 года.

«Клерикализм, ультрамонтантизм и иезуитизм являются одним и тем же, а именно – римским католицизмом, и различия между ними были созданы врагами религии», – говорится в этом «Послании». – «Было такое время», – добавляет монсеньер кардинал, – «когда во Франции бытовало широко принятое определенное теологическое мнение относительно авторитета папы… Оно было ограничено нашей нацией и имело недавнее происхождение. Гражданская власть в течение полутора веков внедряла официальную директиву. Тех, кто признавал это мнение, называли галликанами, тех, кто не принимал его – ультрамонтанами, потому что центр их учения находился за Альпами, в Риме. Сегодня различия между двумя школами больше недопустимы. Теологический галликанизм не может существовать далее, потому что это мнение перестало быть дозволенным церковью. Оно было торжественно осуждено, навсегда и без возврата, Экуменическим собором в Ватикане. НИКТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТЕПЕРЬ КАТОЛИКОМ, НЕ БУДУЧИ УЛЬТРАМОНТАНОМ – И ИЕЗУИТОМ».

Откровенное заявление; и столь же дерзкое, сколь откровенное.

Это послание вызвало некоторый шум во Франции и в католическом мире, но вскоре было забыто. И так как уже два века утекли с того времени, как были an expose [обнародованы, франц. ] позорные принципы иезуитов (о которых речь пойдет ниже), то «черная милиция» Лойолы имела достаточно времени для того, чтобы лгать столь успешно, отрицая справедливые обвинения, что даже сейчас, когда нынешний папа высочайше санкционировал высказывание епископа Кембрии, римские католики вряд ли поверят в это. Странное проявление непогрешимости пап! «Непогрешимый» папа, Климент XIV (Ганганелли), запретил иезуитов 23 июля 1773 года, и все же они вновь возродились; «непогрешимый» папа, Пий VII, воссоздал их орден 7 августа 1814 г. «Непогрешимый» папа, Пий IX, мечущийся, на протяжении всего своего долгого понтификата между Сциллой и Харибдой иезуитского вопроса; его непогрешимость очень мало помогла ему. И сегодня «непогрешимый» Лев XIII (фатальное число!) снова вознес иезуитов на высочайшую вершину их дурной и бесстыдной славы.

Последняя «Грамота» папы (менее двух лет назад), датированная 13 июля (то же самое фатальное число), 1886 г., – это событие, важность которого вряд ли можно переоценить. Она начинается словами: Dolemus inter alia, и восстанавливает иезуитов во всех правах этого ордена, которые были навсегда отменены. Это было манифестом и громким вызовом всем христианским народам Нового и Старого света. Из статьи Луиса Ламберта в «Gaulois» (18 августа 1886 г.) мы узнаем:

«В 1750 году было 40.000 иезуитов во всем мире. В 1800 г. по официальным подсчетам их было лишь около тысячи человек. В 1886 г. они насчитывают 7–8 тысяч».

Эта последняя скромная цифра может быть поставлена под сомнение. Ибо, поистине:

«Если вы сегодня встретите человека, верящего в целительную природу лжи, или в божественный авторитет сомнительных вещей, и фантазирующего, что для того, чтобы служить благому делу, он должен для своей поддержки призвать дьявола, – это последователь неканонизированного Игнатия», – говорит Карлейль, и добавляет о черной милиции Лойолы следующее: «Они дали современным языкам новое имя существительное. Слово „иезуитизм“ сегодня во всех странах выражает идею, для которой ранее в природе не было прототипа. До наступления последних веков человеческая душа не создавала такой мерзости и не нуждалась в том, чтобы называть ее. Поистине, они достигли многого в этом мире, и общий результат таков, что мы не можем не назвать его удивительным».

И сегодня, со времени своего восстановления в Германии и повсюду, они добиваются еще больших и еще более удивительных результатов. Ибо будущее может быть легко прочитано в прошлом. К сожалению, в этом году папского юбилея, цивилизованная часть человечества – и даже протестанты – выглядит полностью забывшим это прошлое. Тогда пусть те, кто открыто презирает теософию – прекрасное дитя ранней арийской мысли и александрийского неоплатонизма, – склонятся перед ужасным демоном века, но пусть они не забывают, в то же самое время, его историю.

Надо было видеть, с каким упорством орден с самых ранних времен нападал на все, что было похоже на оккультизм, а также на теософию с момента основания нашего Общества. Мавры и евреи Испании почувствовали угнетающую длань обскурантизма не в меньшей мере, чем каббалисты и алхимики средних веков. Можно подумать, что эзотерическая философия и особенно оккультные искусства, или магия, были отвратительны для этих святых отцов? И что именно поэтому мир поверил им. Но если поближе ознакомиться с историей и трудами их собственных авторов, опубликованных с imprimatur [одобрения, лат. ] ордена, что же обнаружится? То, что иезуиты практиковали не только оккультизм, но и ЧЕРНУЮ МАГИЮв ее худшей форме,[719] более чем кто-либо из живущих людей; и что именно этому они в большой степени обязаны своей силой и влиянием!

Для того чтобы освежить память наших читателей и всех тех, кого это может заинтересовать, можно еще раз попытаться дать краткий обзор деяний наших добрых друзей. Ибо тем, кто склонен насмехаться и отрицать тайные и, поистине, адские средства, применяемые «черной милицией Игнатия», мы можем предоставить факты.

В «Разоблаченной Изиде» об этом святом Братстве было сказано, что: «хотя оно и было образовано в 1535–1540 годах – в 1555 году оно уже вызвало общий протест против себя». И более того:

«Эта хитрая, ученая, бессовестная, ужасная душа иезуитизма в теле римской церкви, медленно, но верно захватывала престиж и всю духовную власть, которая ей доставалась… Где во всем античном мире, в какой стране мы можем найти что-либо подобное этому ордену, или что-либо хотя бы приближающееся к нему?.. Протест против попрания общественной нравственности возникал против него с самого момента его зарождения. Прошло всего лишь пятьдесят лет с того времени, когда была опубликована булла, одобряющая его конституцию, и его членов стали гнать из одного места в другое. Португалия и Нидерланды освободились от них в 1578 г.; Франция – в 1594 г.; Венеция – в 1606 г.; Неаполь – в 1622 г. Из Санкт-Петербурга они были изгнаны в 1815 г., а из всей России – в 1820 г.».

Автор просит читателей обратить внимание на то, что написанное в 1875 году, превосходно и в еще большей степени может быть отнесено к 1888 году. Так же, что утверждения, используемые в цитатах, могут быть все проверены. И, в-третьих, что те принципы (principii) иезуитов, которые они ныне выдвигают, взяты из аутентичных манускриптов и фолиантов, напечатанных самими членами этой весьма известной организации. Поэтому, их проще найти и сверить в «Британском музее» и Бодлианской библиотеке [Оксфордского университета], чем наши собственные работы.

Многие из них скопированы из большого тома in quarto [книга высотой в 25–30 см. ],[720] опубликованного по распоряжению французского парламента, и проверенного и собранного его комиссионерами. Утверждения, собранные в нем, были преподнесены королю для того, чтобы, как это выражено в «Arret du Parlement du 5 Mars, 1762»:

«Старший сын церкви смог бы узнать о порочности этой доктрины… Доктрины, оправдывающей Воровство, Ложь, Лжесвидетельство, Нечистоту, всякую Страсть и Преступление; возводящей в догму Убийство, Отцеубийство и Цареубийство, уничтожающей религию и подменяющей ее суеверием, потворствующей Колдовству, Богохульству, Безверию и Идолопоклонству… и т. д.».

Теперь мы рассмотрим идеи магии иезуитов, той магии, которую они предпочитают называть дьявольской и сатанинской, если она изучается теософами. Делая записи на эту тему в своих тайных наставлениях, Антоний Эскобар[721] говорит:

«ЗАКОННО… ИСПОЛЬЗОВАТЬ НАУКУ, ПОЛУЧЕННУЮ ПРИ ПОМОЩИ ДЬЯВОЛА, ОБЕСПЕЧИВ СОХРАНЕНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ТАКОГО ЗНАНИЯ, НЕ ЗАВИСЯЩЕЕ ОТ ДЬЯВОЛА, ИБО ЗНАНИЕ – ЭТО ДОБРО САМО ПО СЕБЕ, А ГРЕХ, ПРИ ПОМОЩИ КОТОРОГО ОНО ПОЛУЧЕНО, ПРЕХОДЯЩИЙ».[722]

Поистине: почему бы иезуиту не обмануть Дьявола так же, как он обманывает любого мирянина?

«Астрологи и ясновидящие бывают либо обязанными, либо не обязанными возвращать вознаграждение за свое предсказание, если предреченное событие не происходит. Должен признать», – замечает добрый отец Эскобар, – «что первое решение мне совершенно не нравится, поскольку, когда астролог или предсказатель применяет все свое умение в дьявольском искусстве, которое подходит для его цели, он выполняет свой долг, каков бы ни был результат. Как лекарь… не обязан вернуть свою плату… если его пациент скончался; так же астролог не должен возвращать своего вознаграждения… кроме как в тех случаях, когда он не приложил должных усилий или оказался невежественным в своем дьявольском искусстве; потому что, когда он прилагал свои усилия, он не вводил сознательно в заблуждение».[723]

Бузенбаум и Лакруа, в «Theologia Moralis»,[724] говорят:

«ХИРОМАНТИЯ МОЖЕТ СЧИТАТЬСЯ ЗАКОННОЙ, ЕСЛИ ПО ЛИНИЯМ И ЧАСТЯМ ЛАДОНЕЙ УСТАНАВЛИВАЕТСЯ ХАРАКТЕР ЧЕЛОВЕКА И ДЕЛАЕТСЯ ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, ПО-ВОЗМОЖНОСТИ, О СКЛОННОСТЯХ И ЗАБОЛЕВАНИЯХ ДУШИ».[725]

Совершенно бесспорно доказано, что благородное братство, многочисленные проповедники которого в последнее время столь страстно отрицали то, что у них когда-либо была хотя бы одна тайна, все же имело свои секреты. Их уложения были переведены на латынь иезуитом Поланкусом и опубликованы в коллегии Общества в Риме в 1558 г.

«Они ревностно хранили тайны, и большая часть самих иезуитов знала лишь выдержки из них.[726] Они никогда не выносились на свет вплоть до 1761 года, когда были опубликованы по распоряжению французского парламента в 1761–1762 годах в течение знаменитого процесса отца Лавалетта».

Иезуиты считают величайшим достижением своего ордена, что Лойола поддержал в специальном послании к папе петицию, требующую реорганизации этого отвратительного и ненавистного инструмента для массовой резни – позорного трибунала инквизиции.

Этот орден иезуитов сегодня является всевластным в Риме. Их восстановили в конгрегации чрезвычайных церковных дел, в департаменте государственного секретариата и в министерстве иностранных дел. Понтификальное правительство в годы, предшествовавшие оккупации Рима Виктором Эмануилом, оказалось полностью в их руках…[727]

Каково же происхождение этого ордена? Об этом можно рассказать в двух словах. В 1534 году, 16 августа, бывший офицер и «рыцарь Девы Марии», из Бискайской провинции, и владелец величественного замка Casa Solar [ «Дом Солнца», лат. ] – Игнатий Лойола,[728] стал героем следующего инцидента. В подземной часовне церкви Монмартра, окруженный несколькими священниками и теологами, он принял от них обет, что они посвятят все свои жизни распространению римского католицизма любыми средствами, как благими, так и бесчестными; и таким образом он основал новый орден. Лойола предложил шести своим главным единомышленникам, чтобы их орден стал воинствующим для ведения борьбы за интересы святого престола римского католицизма. Для достижения этого были взяты на вооружение два средства: обучение молодежи и прозелитизм (apostolat). Это происходило при папе Павле III, который выказал полное одобрение по отношению к новой системе. Поэтому в 1540 году была опубликована знаменитая папская булла – Regimini militantis Ecclesi? (организация воинственной, или воинствующей церкви), – после которой орден начал стремительно наращивать свою численность и свое могущество.

Ко времени смерти Лойолы, общество насчитывало более чем одну тысячу иезуитов, хотя вступление в его ряды, как это утверждается, было сопряжено с исключительными трудностями. Была и другая знаменитая и беспрецедентная булла, выпущенная папой Юлием III в 1552 году, которая подняла орден на столь высокое положение и способствовала его быстрому росту; ибо она помещала общество вне и за пределами юрисдикции местных церковных властей, предоставила орден своим собственным законам и позволила ему признавать лишь один высший авторитет – авторитет своего генерала, резиденция которого находилась в Риме. Результаты такой договоренности были фатальными для белого духовенства. Высшие священнослужители и кардиналы довольно часто трепетали перед простым низшим чином из Общества Иисуса. Его генералы всегда занимали высшее положение в Риме и пользовались неограниченным доверием пап, которые сами часто становились орудиями в руках ордена. Весьма естественно, что в те времена, когда политическая власть была одной из привилегий «вице-правителей Бога», – могущество хитрого общества стало просто ужасающим. Именем папы, иезуиты наделили себя неслыханными привилегиями, которыми они неограниченно пользовались вплоть до 1772 года. В этом году папа Климент XIV опубликовал новую буллу, Dominus ac Redemptor (Господь и Искупитель), упраздняющую знаменитый орден. Но папы доказали свою беспомощность перед этим новым Франкенштейном, демоном, который был вызван одним из «наместников Бога». Общество тайно продолжало свое существование, невзирая на преследования обоих пап и светских властей во всех странах. В 1801 году, под новым названием «конгрегация Sacre Coeur de Jesus», оно все же проникло в Россию и на Сицилию, и было там дозволено.

В 1814 году, как уже было сказано, новая булла Пия VII воссоздала орден Иисуса, хотя его, даже среди его высшего духовенства, лишили прежних привилегий. Светские власти, во Франции, как и повсюду, с тех пор почувствовали себя обязанными разрешать иезуитов и считаться с ними. Все, что они смогли бы сделать, это отказать им в особых привилегиях и подчинить членов этого общества законам страны, наравне со всеми остальными церковными организациями. Но, постепенно и незаметно иезуиты преуспели в приобретении особого расположения даже со стороны светских властей. Наполеон III дал им разрешение открыть семь своих колледжей в одном только Париже для обучения молодежи, и при этом требовалось единственное условие, что эти колледжи будут под управлением и наблюдением местного епископа. Но как только эти учреждения открывались, так иезуиты нарушали это правило. Хорошо известен случай с архиепископом Дарбоем. Выразив желание посетить иезуитский колледж в Rue de la Poste (Париж), он не получил на это разрешения, и ворота были закрыты перед ним по приказу настоятеля. Епископ подал жалобу в Ватикан. Но ответ был задержан на столь долгое время, что иезуиты фактически остались хозяевами ситуации и вне всякой, кроме своей собственной, юрисдикции.

А теперь прочитаем, что говорит лорд Монтегю об их деяниях в протестантской Англии, и рассудим:

«Вот Общество иезуитов – с его нигилистическими последователями в России, его союзниками-социалистами в Германии, его фениями[729] и националистами в Ирландии, его сообщниками и раболепными прислужниками в их религиозном экстазе, – подумайте об этом Обществе, которое без колебаний развязывало наиболее кровавые войны между народами для достижения своих целей; и все же снисходящее до преследования отдельного человека, знающего их тайну и не являющегося их рабом… подумаем об Обществе, которое смогло изобрести такую дьявольскую систему и затем гордиться ей; и спросим, не нуждаемся ли мы отчаянно в защите?.. Даже если вы не принимали непосредственное участие в событиях… все же перед вами возникает задача распутать все то, что было сделано нашим правительством, и разорвать паутину лжи, которая скрывает их деяния. Неоднократные попытки научат вас, что нет ни одного общественного деятеля, на которого вы могли бы в этом положиться. Поскольку Англия находится между двух жерновов, никто, кроме приверженцев и рабов тех или других, не делает нынче успехов; и, само собой разумеется, что иезуиты, которые достигли столь многого, приготовили новые жернова для того времени, когда нынешнее удалится в прошлое; и тогда снова появятся обновленные жернова и завладеют властью над народом».[730]

Во Франции дела сынов Лойолы процветали до того самого дня, когда кабинет министров Жюля Ферри заставил их покинуть поле битвы. Многие еще помнят бессмысленную строгость полицейских мер и драматические сцены, разыгрываемые самими иезуитами. Все это лишь увеличило их популярность в глазах определенных классов. Они приобрели таким образом ореол мученичества и симпатию всех набожных и недалеких женщин в стране, которые подпали под их влияние.

И сегодня, когда папа Лев XIII опять возродил деятельность добрых отцов-иезуитов, все их привилегии и права, которые когда-либо были предоставлены их предшественникам, чего же ожидать публике на просторах Европы и Америки? Согласно булле, полная власть, моральная и физическая, в странах, где распространен римский католицизм, охраняется черной милицией. Ибо в этой булле папа утверждает, что из всех ныне существующих религиозных конгрегаций именно иезуиты в наибольшей степени дороги для его сердца. Ему не хватает слов для того, чтобы достаточно совершенно выразить ту горячую любовь, которую он (папа Лев) испытывает к ним, и т. д., и т. д. Поэтому они имеют уверенность в поддержке Ватикана во всем и вся. И постольку, поскольку это они направляют его, мы видим его святейшество кокетничающим и флиртующим со всеми крупными европейскими правителями – от Бисмарка до коронованных особ Континента и Острова. Ввиду все возрастающего влияния Льва XIII, морального и политического – такого рода уверенность иезуитов имеет большое значение.

Для более подробного ознакомления с этим вопросом, читатель может обратиться к таким широко известным авторам, как лорд Роберт Монтегю в Англии; и на Континенте, Эдгар Квине: «L'Ultra-montanisme»; Мишле: «Le pretre, la Femme et la Famille»; Поль Берт: «Les Jesuites»; Фридрих Нипполд: «Handbuch der Neuerster Kirchengeschichte and Welche Wege fuhren nach Rome?», и т. д., и т. д.

Тем временем, мы напомним слова предупреждения, которые мы получили от одного из наших теософов, ныне покойного д-ра Кеннета Маккензи, который, говоря об иезуитах, сказал:

«Их шпионы есть повсюду, во всех доступных слоях общества, и они могут выглядеть учеными и мудрыми, или же простыми и глупыми, в соответствии со своими инструкциями. Существуют иезуиты обоих полов и любого возраста, и является общеизвестным фактом, что члены ордена, принадлежащие к высокопоставленным семьям и имеющие утонченное воспитание, действуют как слуги в протестантских домах, и совершают другие дела такого рода для достижения целей Общества. Мы не можем быть здесь чересчур бдительными, ибо все Общество, основывающееся на законе беспрекословного повиновения, может употребить свою силу для достижения любой поставленной цели, с безошибочной и фатальной точностью».[731]

Иезуиты утверждают, что:

«Общество Иисуса – это не человеческое изобретение, но оно происходит от того, чье имя носит. Ибо Иисус сам определил это правило жизни, которому следует Общество, сначала своим собственным примером, а впоследствии – своими словами».[732]

Теперь, пусть сами благочестивые христиане послушают и познакомятся с этим мнимым «правилом жизни» и заповедями их Бога, в понимании иезуитов. Петр Алагона (St. Tom? Aquinatis: Summ? Theologi? Compendium)[733] говорит:

«По велению Бога законно убить невиновного человека, украсть или предать… (Ex mandato Dei licet occidere innocentem, furari, fornicari); потому что он – Господин жизни и смерти, и всех вещей, И ЭТО С ЕГО СОИЗВОЛЕНИЯ ВЫПОЛНЯЮТСЯ ЕГО ПРИКАЗЫ». (Ex prima secund?, Qu?st., 94.)

«Член религиозного ордена, который на короткое время оставил свой обычай ради греховной цели, свободен от ужасного греха и не подвергается отлучению от церкви». (Де Руже: «Stele», lib. iii, sec. 2, Probl. 44, n. 212).[734]

Табернский Иоанн Креститель ставит следующий вопрос:

«Обязан ли судья возвратить взятку, которую он получил за вынесение приговора? Ответ: «Если он получил взятку за вынесение несправедливого приговора, то, вероятно, он может ее не возвращать… Это мнение поддержали и защитили пятьдесят восемь докторов» (иезуитов)».[735]

На этом мы вынуждены остановиться. Настолько отвратительно распущены, лицемерны и деморализующи почти все эти предписания, что большинство из них невозможно опубликовать, кроме как на латыни.[736]

Но что же мы должны думать о будущем Общества, если оно контролируется в своих словах и делах этой столь отвратительной основой! Чего мы должны ждать от публики, которая, зная о существовании вышеприведенных обвинений, и о том, что они не являются преувеличениями, но опираются на исторические факты, все же позволяет иезуитам, чуть ли не с благоговением, собираться, и в то же время всегда высказывает презрение к теософам и оккультистам? Теософия преследуется при помощи необоснованной клеветы и насмешек с подстрекательства тех же самых же иезуитов, и много есть таких, кто вряд ли осмелится открыто признать свою веру в философию архатства. И все же это не Теософское общество всегда угрожало публике моральным разложением и открытым проявлением в полном объеме семи смертных грехов под маской святости и следования Иисусу! И теософы никогда не держали в секрете своих правил, ибо они живут при ярком дневном свете истины и искренности. А что же можно сказать об иезуитах в этом отношении?

«Иезуиты, принадлежащие к высшей категории», – говорит, к тому же, Луис Ламберт, – «имеют полную и абсолютную свободу действий – даже на убийство и поджог. С другой стороны, те иезуиты, которые оказываются виновными в малейших попытках подвергнуть опасности или риску Общество Иисуса – безжалостно наказываются. Им позволяется писать наиболее еретические книги, при условии, что они не откроют тайны ордена».

Все эти «тайны», безусловно, имеют в высшей степени ужасную и опасную природу. Сравним некоторые из этих христианских заповедей и правил для вступления в это Общество, имеющих, как утверждается, «божественное происхождение», с законами, которые регулировали принятие в тайные общества (храмовые мистерии) язычников.

«Брат-иезуит имеет право убить всякого, кто может представлять опасность для иезуитизма».

«Христианские и католические сыны», – говорит Стефан Фагундес, – «могут обвинить своих отцов в преступлении или ереси, если те хотят увести их от веры, даже если они могут знать, что их родители будут сожжены и преданы смерти за это, как учит Толет… И они не только могут отказать им в пище… но они могут также справедливо убить их».[737]

Хорошо известно, что император Нерон никогда не осмеливался желать посвящения в языческие мистерии из-за убийства Агриппины!

В Разделе XIV «Принципов иезуитов» мы обнаруживаем, что убийство соответствует христианской этике, выраженной отцом Генри Генрикесом в «Summ? Theologi? Moralis», том I, Венеция, 1600 г. (Ed. Coll. Sion):

«Если человек, совершивший прелюбодеяние, даже если он священнослужитель… подвергся нападению мужа и убил нападавшего… он не может считаться нарушившим закон (nonridetur irregularis)». (Кн. XIV, De Irregularite, раз. 10, § 3.)

«Если отец был опасен для Государства (будучи изгоем), и для общества в целом, и не было никаких других способов избежать этого дурного поступка, тогда я бы одобрил это (убийство сыном своего отца)», – говорится в части XV, «Об отцеубийстве и человекоубийстве».[738]

«Для священнослужителя, или члена религиозного ордена, было бы законным убить клеветника, который пытается распространить ужасные обвинения против него самого или его религии»,[739] – это правило изложено иезиутом Франциском Амикусом.

Одним из наиболее непреодолимых препятствий для получения посвящения, как у египтян, так и у греков, было убийство любого рода, или даже просто невоздержанность.

Эти «враги рода человеческого», как их называют, еще раз получили свою старую привилегию работать в тайне, соблазнять и разрушать всякое препятствие на своем пути – с полной безнаказанностью. Но – «кто предостережен, тот вооружен». Люди, изучающие оккультизм, должны знать о том, что в то время как иезуиты при помощи своих методов умудрились заставить мир в целом, и англичан в частности, думать, что не существует такой вещи как МАГИЯ, эти хитрые и коварные интриганы сами содержат магнетические кружки и создают магнетические цепи посредством концентрации своей коллективной воли, когда они имеют какой-либо специальный объект для воздействия, или какую-нибудь особенную и важную персону для осуществления влияния на нее. Кроме того, они проявляют чрезвычайную щедрость, способствующую им в этом предприятии. Их богатство безгранично. Когда их недавно изгнали из Франции, они вывезли с собой столько денег, частично переведенные в английские ценные бумаги, что последние немедленно возросли в своей цене, о чем тогда сообщала «Daily Telegraph».

Они добились успеха. С этого времени церковь является их безвольным орудием, и папа – лишь бедный инструмент в руках этого ордена. Но надолго ли? Может настать такой день, когда их богатства будут насильно отняты у них, и они сами будут безжалостно уничтожены под гром проклятий и аплодисментов всех наций и народов. Существует Немезида – КАРМА, хотя она и позволяет часто Злу и Греху успешно продолжать свое дело в течение веков. Также тщетна их попытка, со своей стороны, угрожать теософам – своим непримиримым врагам. Ибо последние, вероятно, это единственная организация во всем мире, которая может не бояться их. Они могут попытаться, и возможно успешно, уничтожить отдельных членов. Но они напрасно протягивали бы свои руки, сильные и могущественные, нападая на Общество. Теософы столь же хорошо защищены, и даже лучше, чем они сами. Для современных ученых, для всех тех, кто ничего не знает, и тех, кто не верит в то, что они слышат о БЕЛОЙ и ЧЕРНОЙ магии, все вышеизложенное будет выглядеть как нонсенс. Пусть так, хотя Европа очень скоро почувствует, и уже сейчас ощущает тяжелую руку последней.

Иезуиты и их приверженцы клевещут и по любому поводу оскорбляют теософов. Их обвиняют в идолопоклонстве и суеверии; и все же мы читаем в тех же самых «Принципах» отцов-иезуитов:

«Более правильным является то мнение, что всем неодушевленным и неразумным объектам можно законным образом поклоняться», – говорит отец Габриэль Васкес, рассказывая об идолопоклонстве. – «Если правильно понимать учение, которое мы создали, то можно поклоняться не только Богу и нарисованному образу, и любому святому предмету, который пользуется авторитетом у народа, как Его образ, но также и любому другому объекту в этом мире, будь он неодушевленным и неразумным, или же разумным по своей природе».[740]

Таков римский католицизм, идентичный и с этого времени единый с иезуитизмом – как это показано в послании кардинала-епископа Кембрии, и папой Львом. Это наставление, делает ли оно честь христианской церкви или нет, может быть с пользой процитировано любым индусским, японским, или каким-либо другим «языческим» теософом, который все еще не отказался от веры своего детства.

Но нам пора заканчивать. На языческом Востоке существует пророчество относительно христианского Запада, которое, если его перевести на понятный английский язык, будет выглядеть так:

«Когда завоеватели всех древних народов будут побеждены, в свою очередь, армией черных драконов, созданных их грехами и порожденных разложением, тогда пробьют часы освобождения первых».

Нетрудно определить, кто эти «черные драконы». И они, в свою очередь, увидят, что их могущество остановлено и силой низвергнуто освобожденными легионами. Тогда, возможно, наступит новое вторжение Атиллы с далекого Востока. Однажды миллионы людей из Китая и Монголии, язычников и мусульман, снабженных всеми наиболее смертоносными видами оружия, изобретенными цивилизацией, и усиленные Небожителями Востока, опираясь на инфернальный дух торговли и жажде наживы на Западе, и, кроме того, хорошо обученные христианскими человекоубийцами, – ворвутся и захватят разлагающуюся Европу, подобно неудержимому потоку. Таков будет результат деятельности иезуитов, которые, как мы надеемся, падут его первой жертвой.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх