Загрузка...



Наука магии

Перевод – О. Колесников

Во время пребывания в Итаке, где очень мало читают спиритические газеты вообще, и «The Banner of Light» в частности, но в нескольких домах гостеприимно относятся к выпускам «The Scientist», именно благодаря вашей газете я узнала о необыкновенно интересном и в высшей степени научном выступлении в редакторской статье, опубликованной в «Banner», против магии или, скорее, против тех, кто имеет глупость в магию верить. Так как намеки, касающиеся меня, благопристойно завуалированы (по крайней мере, в тех отрывках, которые я видела) и, похоже, в качестве жертвы на алтарь ангелам некоторые, на первый взгляд очень искренние, спиритуалисты избрали лишь полковника Олькотта, я оставляю этому джентльмену самому позаботиться о себе, если он сочтет это нужным, и скажу только несколько слов относительно якобы несуществующей магии.

Если бы я выступала только от своего имени и основывала защиту магии только на том, что видела сама и что достоверно знаю об этой науке в результате многих лет жизни в Индии и Африке, я, возможно, рисковала быть оказаться названной мистером Колби – с присущей почтенному издателю «The Banner of Light» непредубежденной утонченной вежливостью – «безответственной женщиной». Такое уже случалось. Поэтому в противовес поразительной уверенности этого господина в том, что никакой магии не существует и никогда в этом мире не существовало, я постараюсь найти авторитеты под стать ему, а может и выше, и тем самым опровергнуть ранее приведенное утверждение.

Неортодоксальным спиритуалистам, таким, как я, в наши дни следует быть осторожными и предусмотрительными, если они не хотят, чтобы их с неугасимой жаждой возмездия преследовала могущественная армия последователей индийских учений и всевозможных «наставников» нашей светлой Страны Вечного Лета.

Автор редакторской заметки пишет, что он:

Не считает вовсе невозможным существование духов-шарлатанов, старающихся обмануть некоторых сторонников оккультных наук и убедить их в том, что магия существует.

Я не только считаю это возможным, но абсолютно уверена и могу присягнуть в этом, что не раз либо слишком элементарные, либо мало развитые духи, подписываясь именем Теодор Паркер, совершенно явно обманывали и водили за нос нашего уважаемого редактора газеты «The Banner of Light», заставляя его печатать, например, что Апеннины находятся в Испании.

Более того, опираясь на свидетельства многих образованных спиритуалистов, общеизвестных своей честностью, я могу привести бесконечное число доказательств и примеров, когда элементарные «диакка», Esrito malins etfarfadeto и другие подобные ненадежные и невежественные натурализовавшиеся обитатели мира духов под прикрытием помпезных хорошо всем известных имен внезапно выдавали недоумевающим свидетелям такую жалкую, несусветную, явно выдуманную ерунду, а то и просто ересь, что многие, искренне верившие до того в спиритическую философию, либо молча отдалялись, либо, если изначально были приверженцами римской католической церкви, старались срочно припомнить, какой рукой делают крестное знамение, а, вспомнив, изрекали: «Vade retro, Satanas!» [Изыди, Сатана!] Таково мнение любого образованного спиритуалиста.

Если бы против магии так высказался неутомимый Аттила, преследователь и гонитель современного спиритуализма и медиумизма – доктор Дж. Бэрд, – я бы не удивилась, так как синие пилюли и черные настойки считаются лучшим средством против мистики и спиритуалистических домыслов; но для убежденного спиритуалиста, верящего в невидимые таинственные миры, полные существ, истинная природа которых все еще представляет неразгаданную тайну, было бы слишком дерзко начать саркастически отрицать то, существование чего доказано и во что верили на протяжении веков люди, более мудрые, чем он сам! И вот таким скептиком оказывается издатель ведущей спиритуалистической газеты! – человек, первейшая обязанность которого помогать своим читателям неустанно и упорно искать истину, в какой бы форме она ни предстала. Но вместо этого он рискует запутать множество людей, которые доверяют его притворной лояльности и легковерию. Каждый серьезный искренний спиритуалист не может не согласиться со мной в том, что если современный спиритуализм в течение еще хотя бы нескольких лет будет оставаться в таком же состоянии хаотической анархии, как сейчас, если позволить ему развиваться нынешним безумным путем, разрастаясь во все стороны пустыми гипотезами, основанными на суеверных, беспочвенных идеях, тогда действительно восторжествуют доктора Бэрды, доктора Марвины и прочие ученые(?) скептики.

Действительно, отвечать на смехотворные невежественные утверждения, как то, что заставило меня взяться за перо, кажется пустой тратой времени. Любому хорошо начитанному спиритуалисту здесь не нужен ни мой, ни чей-либо другой совет; встретив утверждение: «Существование когда-либо такой науки, как магия, никогда не было и не будет доказано», он просто пожмет плечами и улыбнется, как, возможно, улыбнулся попытке духов мистера Колби реорганизовать географию, поместив Апеннины в Испанию.

Неужели, о живой человек, ты никогда не открывал ни одной книги, кроме твоих же описаний того, как Том, Дик и Хэрри спускались из высших сфер специально чтобы напомнить дядюшке Сэму, как тот порвал гетры или сломал трубку на Дальнем Западе?

Неужели ты думал, что магия – удел ведьм, разъезжающих на помеле и оборачивающихся в черных кошек? Но даже эта суеверная чушь, всегда называвшаяся не магией, но колдовством, не покажется такой уж глупостью тому, кто твердо верит в превращение миссис Комптон в Кэти Бринкс. Законы природы неизменны. Условия, при которых медиум может под влиянием духа подвергнуться трансформации, стать похожим внешне на другого человека или животное, будут соблюдены всегда, когда этот дух, или, скорее, эта сила захочет принять форму кошки.

Проявление магических сил есть проявление сил природных, естественных, но высших по отношению к обычным процессам природы. Чудо – это не насилие над законами природы; разве только для невежд. Магия – это наука, глубокое знание оккультных сил природы и законов вселенной, управляющих видимым и невидимым миром. Спиритуализм в руках адепта превращается в магию, ибо он владеет искусством сочетания законов вселенной, не нарушая их и, следовательно, без насилия над природой. В руках опытного медиума спиритуализм становится невольным колдовством, так как, будучи беспомощным орудием в руках различных духов, о которых он сам ничего не знает кроме того, что сообщают ему сами духи, медиум открывает (того сам не сознавая) дверь между двумя мирами, через которую проникают слепые силы природы, скрывающиеся в астральном свете, а также хорошие и плохие духи.

Сильный месмеризатор, глубоко знающий это искусство, такой как барон Дюпоте и Регаццони Пьетро д’Амичис из Болоньи – это маг, ибо стал адептом, посвященным в великую тайну Матери Природы. Такие люди – и подобные Месмеру и Калиостро – управляют духами, а не позволяют им управлять собой; в руках таких людей спиритуализм в безопасности. При отсутствии опытных адептов для одаренного ясновидением медиума лучше положиться на случай и удачу и пытаться судить о дереве по плодам. Нечистые духи редко выбирают проводником чистого, добродетельного человека; еще реже чистые духи выбирают нечистых проводников. Подобное притягивает подобное.

Но вернемся к магии. Таких людей, как Альберт Великий, Раймонд Луллий, Корнелий Агриппа, Парацельс, Роберт Фладд, Евгений Филалет, Кунрат, Роджер Бекон и других, подобных им, в наш скептический век обычно считают мистиками, фантазерами; но точно так же и современных спиритуалистов и медиумов, – последних особенно – считают шарлатанами и трусами; однако никто и никогда не считал философов-герметистов глупцами и идиотами, каковыми, в ущерб нам и нашему делу, каждый неверующий почитает верующих в спиритуализм. В наше время можно не верить и сомневаться в учении герметистов, как и во всем остальном, но не следует сомневаться в их знании и могуществе при жизни, поскольку они всегда могли представить нужные доказательства – ибо сами управляли теми силами, которые теперь управляют беспомощными медиумами. У них была своя наука, и философию они использовали, чтобы опровергать смехотворные отрицания, в то время как мы, сентиментальные спиритуалисты, убаюкивая себя сладкой колыбельной, не можем отличить ложные явления от истинных, и нас ежедневно обводят вокруг пальца коварные шарлатаны. Хотя в философах прошлого сомневались так же, как и в современных спиритуалистах, однако их почитали и уважали даже те, кто абсолютно не верил в их оккультные силы, потому что это были гиганты мысли. Глубокие знание, как и развитые силы интеллекта, всегда были и будут в почете; но над нашими медиумами и их приверженцами презрительно посмеиваются, и все мы обречены на страдания, так как эти феномены подчиняются капризам своевольных и недобрых духов, которыми мы совершенно не в состоянии управлять.

Сомневаться в магии – значит отрицать саму историю, а также свидетельства множества очевидцев за последние 4 000 лет. Начиная с Гомера, Моисея, Гермеса, Геродота, Цицерона, Плутарха, Пифагора, Апполония Тианского, Симона Мага, Платона, Павзания, Ямвлиха – через целую плеяду великих людей, историков и философов, веривших в магию или самих бывшими магами, – до таких современных авторов, как У. Ховитт, Эннемоузер, Г. де Мюссе, маркиз де Мирвиль и наконец Элифас Леви, сам бывший магом – среди всех этих великих имен только одинокий мистер Колби, издатель «The Banner of Light», не признает существования магии. Он простодушно верит, что вся священная армия библейских пророков, начиная с Авраама и кончая Христом, – всего лишь медиумы; по мнению мистера Колби, ими управляли! Представьте лишь, что Христом, Моисеем, Аполлонием Тианским управляет индийский наставник! Возможно, почтенный редактор игнорирует тот факт, что в те времена духовных медиумов знали намного лучше, чем сейчас, а также и то, что сивиллами, пифиями и другими медиумами руководили и управляли высшие жрецы, посвященные в эзотерическую магию и мистерии храмов. Теургия была настоящей магией; как и в наше время, сивиллы и пифии были медиумами; но высшие священники храмов были магами. В их руках были все секреты теологии, включающие в себя и магию, как искусство призывать на службу духов-помощников. Они владели наукой различения духов, чем вовсе не может похвастаться мистер Колби. С помощью этого знания они подчиняли духи своей воле, допуская к своим медиумам лишь добрых духов. Такова была роль магии – реально существующей Белой, или Священной, магии, которая должна бы к настоящему времени стать наукой; оно так бы и было, если бы наука прислушивалась к тому, о чем настойчиво проповедуют спиритуалисты в течение последних 27 лет.

В былые времена неразвитые духи не допускались до провозглашения ересей. Оракулы сивилл или вдохновленные жрицы никогда не смогли бы утверждать в своих прорицаниях, что Афины – индийский город, или перенести гору Арарат в Египет.

Кроме того, если бы скептически настроенный автор издательской заметки меньше уделял времени болтовне индийских духов и больше – изучению серьезных предметов, он бы узнал, что у древних были и незаконные медиумы – я имею в виду тех, которые не принадлежали к храмам, – и духи, управлявшие этими медиумами, не контролируемые опытными магами, были предоставлены сами себе и обращались с медиумами как с беспомощными инструментами. Обычно считалось, что эти медиумы «одержимы» или их «обуяло», и это действительно было так: используя библейскую фразеологию, «в них вселялось семь бесов». Более того, было предписано убивать таких медиумов, так как нетерпимый маг Моисей, знавший мудрость Египта, сказал: «ворожеи не оставляй в живых». Сами египтяне и греки, даже более гуманные и справедливые, чем Моисей, брали таких медиумов в храмы и, если те оказывались неспособны к священным обязанностям прорицательства, лечили их, как Иисус Христос исцелил Марию Магдалину и многих других, «изгнав семь бесов». Мистеру Колби и K°. следует либо полностью отрицать чудеса, сотворенные Христом, апостолами, пророками, чудотворцами и магами, и следовательно – всю духовную и светскую историю, либо признать существование некоей силы в этом мире, способной управлять духами, хотя бы только злыми и неразвитыми элементарными сущностями. Чистые духи, развоплощенные, никогда не опустятся в нашу сферу, если их не притягивает поток сильной симпатии и любви, или для выполнения определенной миссии.

Я вовсе не имею цели осмеять или вызвать озлобление ко всем медиумам. Я сама принадлежу к числу спиритуалистов, если подразумевать под этим, по словам полковника Олькотта, твердую веру в бессмертие нашего духа и знание, что для нас всегда существует возможность общения с духами умерших и близких через честных, чистых медиумов или посредством Тайной Науки. Но я не из тех фанатичных спиритуалистов, коих много во всем мире, которые слепо принимают все, что сообщают любые «духи», ибо видела слишком много различных явлений, о которых в Америке никто даже не представляет. Я знаю, что магия существует, и 10 000 редакторов спиритуалистических газет не могут изменить моей веру в это знание. Белая и черная магия существуют, и ни один человек, когда-либо путешествовавший по Востоку и исследовавший данный вопрос, не может в этом усомниться. Моя вера тверда, и поэтому я готова поддержать и защитить любого честного медиума, и иногда даже такого, который кажется нечестным, ибо слишком хорошо знаю, какими беспомощными орудиями и жертвами эти медиумы становятся в руках неразвитых невидимых существ. Более того, я знаю, насколько порочны и злы элементарии и до какой степени они могут овладеть не только чувствительным медиумом, но и любым другим человеком. Хотя меня могут посчитать «безответственной» и несмотря на вред, который некоторые медиумы приносят искренним спиритуалистам несправедливостью, односторонностью и духовным сентиментализмом, я могу утверждать, что обычно быстро определяю, обманывает медиум сознательно или несознательно, будучи управляемым.

Итак, магия существует и всегда существовала, с доисторических времен. В известной истории она началась с самофракийских мистерий, затем непрерывно следовала своим курсом, приостановившись на время в связи с исчезновением теургических обрядов и церемоний в христианизированной Греции, но возобновилась в неоплатонической и александрийских школах, далее она продолжала существовать, передаваемая при посвящении немногочисленным избранным ученикам и философам, преодолела Средневековье и, несмотря на гневное преследование церкви, вновь обрела славу в руках таких адептов, как Парацельс и прочие, но исчезла в Европе с графом Сен-Жерменом и Калиостро, укрывшись от жестокосердного скептицизма на своем родном крае, на Востоке.

В Индии магия никогда не исчезала, она процветает там, как всегда. Ее практикуют, как и в Древнем Египте, только в храмах и называют «Священной Наукой». Ибо это наука, основанная на оккультных силах природы; но никак не слепая вера в глупую болтовню наловчившихся элементариев, готовых силой удерживать настоящих развоплощенных духов от общения с близкими им людьми.

Некоторое время назад некий мистер Менденхол посвятил несколько колонок в «Religio-Philosophical Journal» вопросам, перекрестным расспросам и критике таинственного Братства Луксора. Он предпринял безуспешную попытку получить ответ от этого Братства и таким образом разгадать загадку сфинкса.

Я могу удовлетворить любопытство м-ра Менденхола. Братство Луксора является одной из секций Великой Ложи, в которой я состою. Если этот господин питает сомнения по поводу моего утверждения – а я уверена, что дело обстоит именно так – то он может, ежели пожелает, обратиться в Лахор за дополнительными сведениями. Если же комитет Семерых грубо не ответит и не предоставит нужной информации, тогда я могла бы предложить ему небольшое деловое соглашение. У мистера Менденхола, насколько я помню, в мире духов есть две жены. Обе эти леди материализуются у М.Мотта и часто подолгу беседуют со своим супругом, о чем он не раз нас клятвенно заверял; более того, он утверждал, что не сомневается в подлинности этих духов. А если так, то пусть одна из этих усопших дам подскажет мистеру Менденхолу название секции Великой Ложи, к которой я принадлежу. Ибо для истинных, подлинных развоплощенных духов – ежели обе являются тем, за кого себя выдают – это сущий пустяк: им нужно лишь спросить других духов, прочитать мои мысли и тому подобное; для развоплощенной сущности, бессмертного духа, это простейшая вещь в мире. Если джентльмен, которому я бросаю этот вызов, хотя и не имею чести быть с ним знакомой, скажет мне, как называется секция – это название знают еще три неофита в Нью-Йорке, – я обещаю предоставить мистеру Менденхолу факты, касающиеся этого Братства, состоящего не из духов, как он мог бы подумать, а из живых смертных, и, более того, если он возжелает, напрямую связать его с Ложей, как я делала это для других. Но сдается мне, мистер Менденхол ответит, что духи не могут указать название, потому что ни Ложи, ни Секции не существует – и тем самым наша дискуссия будет закончена.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх