Загрузка...



Танковый ленд-лиз

Поставки бронетанковой техники в Советский Союз начались уже осенью 1941 года. 3 сентября Сталин направил письмо Черчиллю, содержание которого последний довел и до президента Рузвельта. В послании Сталина говорилось о смертельной угрозе, нависшей над Советским Союзом, которую можно было снять только открытием второго фронта и срочной отправкой в СССР 30 тыс. т алюминия, а также минимум 400 самолётов и 500 танков ежемесячно. В соответствии с Первым (Московским) протоколом США и Великобритания обязались в течение девяти месяцев поставить 4500 танков и 1800 танкеток. Под последними в советских документах тех лет часто фигурировали английские бронетранспортёры «Брен» и «Универсал».


Погрузка танков «Матильда», предназначенных для СССР, в одном из британских портов. 1941 год.


Первые 20 английских танков были доставлены в Архангельск судами конвоя PQ-1 11 октября 1941 года. Уже 28 октября эти машины были доставлены в Казань. Всего же до конца года в Советский Союз из Великобритании прибыло 466 танков и 330 бронетранспортеров. Что касается США, то в 1941 году они смогли направить в СССР только 182 танка, которые прибыли к месту назначения уже в 1942-м. Прибытие значительного количества импортной техники потребовало создания службы её военной приемки и системы обучения личного состава.

Первоначально приемка и освоение иностранных танков происходили в учебном центре в г. Горьком, куда боевые машины отправлялись сразу после разгрузки. Однако уже 20 января 1942 года отдел военной приемки иностранной техники был организован непосредственно в Архангельске, а 4 апреля — в Иране. При этом отдел в Иране занимался только автомобилями, танки же перегонялись в Горький, где и принимались.

К середине 1942 года Архангельский отдел приемки бронетанковой техники включал в себя группы в Бакарице, Молотовске и Экономии. Кроме него существовал отдел приемки танков в Мурманске, а приемки автомобилей и мотоциклов — в Горьком и Иране. В связи с ростом поставок по «Персидскому коридору» и через порты Дальнего Востока были организованы отделы военной приемки бронетанковой техники в Баку (март 1943 года) и Владивостоке (сентябрь 1943 года). Наконец, в феврале 1945 года за счёт свертывания Бакинского подразделения был открыт отдел военной приёмки в Одессе.


Танки МЗл и «Валентайн» (на втором плане) из состава 5-й гвардейской танковой бригады. Северо-Кавказский фронт, август 1942 года.


Что же касается подготовки экипажей для иностранных танков, то первоначально она проходила в Казанской танко-технической школе. Уже 15 октября 1941 года из учебных танковых полков в Казань было отправлено 420 экипажей для переподготовки на английские танки. Однако, по-видимому, возможности школьной базы оказались ограниченными. Поэтому уже в ноябре экипажи на «матильды» начали готовить при 132 и 136-м отдельных танковых батальонах. При 10-м запасном танковом полку была организована подготовка еще 100 экипажей (по 50 на «матильды» и «валентайны»). При 2-м запасном автополку проходили подготовку 200 водителей бронетранспортеров. Позаботились и о ремонте импортных машин: ремонтно-восстановительная рота 146-й танковой бригады тогда же в ноябре 1941 — го прибыла на завод № 112 для прохождения подготовки к ремонту танков «Валентайн» и бронетранспортёров.

Такая ситуация сохранялась вплоть до весны 1942 года, то есть до возобновления массовых поставок бронетехники по ленд-лизу. Уже в марте 1942 года на подготовку экипажей для иностранных танков были переведены 23-й и 38-й учебные танковые полки, бронетранспортеров — 20-й танковый полк. Вскоре, однако, и этого оказалось мало. В июне 1942 года приказом наркома обороны были сформированы 190 и 194-я учебные танковые бригады для подготовки экипажей американских и английских танков соответственно, а 16 и 21-й учебные танковые полки были переведены с подготовки экипажей для Т-60 на подготовку экипажей английских и американских танков. Штатная численность учебных полков и бригад позволяла ежемесячно готовить 645 экипажей для легких танков МЗл, 245 для средних МЗс, 300 экипажей «матильд» и 370 — «валентайнов».

Для перегонки танков, поступавших по иранскому маршруту, была сформирована 191-я танковая бригада. Подготовленные экипажи это соединение получало из 21 — го учебного танкового полка, дислоцировавшегося в Ереване. В феврале 1943 года для подготовки экипажей непосредственно в Баку на базе 191-й танковой бригады сформировали 27-й учебный танковый полк, а 21-й полк пересадили на Т-34.

Зимой 1943 года 190-я учебная танковая бригада была преобразована в 5-ю, а 194-я учебная танковая бригада в 6-ю учебные танковые бригады, которые вместе с 16-м учебным танковым полком вошли в состав Учебного бронетанкового центра в Горьком. Впрочем, новые бригады в своем учебном качестве просуществовали недолго. Поставки бронетехники по ленд-лизу пошли на убыль, и уже в октябре 1943 года 5-ю учебную танковую бригаду расформировали, а 6-ю учебную танковую бригаду в июне того же года переформировали в учебную бригаду офицерского состава.

К концу войны в Красной армии имелось три отдельных учебных танковых полка для подготовки экипажей для ленд-лизовской техники: 16-й в Горьком и 27-й в Баку готовили экипажи танков М4А2, а 20-й в Рязани — экипажи бронетранспортеров всех типов.

Личный состав для частей и подразделений, вооруженных различными типами самоходно-артиллерийских установок, готовился в Учебном центре самоходной артиллерии в г. Клязьма под Москвой.

Командный и технический состав в 1942 году готовили Чкаловское (для танков «Матильда») и Казанское (для танков «Валентайн») танковые училища. В конце войны Казанское танковое училище готовило командиров взводов танков «Шерман» и «Валентайн», 3-е Саратовское училище бронемашин и бронетранспортёров выпускало командный и технический состав для частей, имевших на вооружении бронетранспортёры М2, «Скаут» и «Универсал», а Киевское танкотехническое училище готовило техников для обслуживания танков «Шерман».

Всего же за годы Великой Отечественной войны различными учебными частями было подготовлено 16 322 экипажа для импортной бронетанковой техники.


Танки МЗл и МЗс из состава 241 — й танковой бригады на учениях перед боями. Район Сталинграда, октябрь 1942 года.


В связи с поступлением в Красную армию большого количества иностранных танков был разработан специальный штат отдельного танкового батальона, что позволило использовать ленд-лизовские машины как в составе батальона, так и в составе бригады. При этом иностранная материальная часть могла объединяться в подразделениях и частях в различных комбинациях, поскольку только штатов отдельных танковых бригад в 1941–1942 годах имелось не менее семи. В 1943 году начали формироваться отдельные танковые полки армейского и фронтового подчинения, также имевшие на вооружении ленд-лизовскую технику. Кроме того, танками М4А2 и «Валентайн», начиная с 1943 года, часто комплектовались танковые полки мехбригад в механизированных корпусах. При этом танковая бригада в составе мехкорпуса могла быть укомплектована как импортными, так и отечественными танками. В итоге в составе Красной армии имелись отдельные танковые и механизированные корпуса трех типов комплектации: полностью отечественными танками, полностью иностранными и имевшие смешанный состав. Что касается частей армейского подчинения, то помимо отдельных танковых полков в них могли включаться самоходно-артиллерийские бригады СУ-57, разведывательные и мотоциклетные батальоны и полки. На вооружении последних часто состояли импортные танки и бронетранспортеры. Так, на вооружении бронеавтомобильного разведывательного батальона состояло до 20 бронетранспортеров «Скаут» и 12 бронемашин БА-64, а на вооружении мотоциклетного батальона до 10 танков Т-34 или «Валентайн» и 10 бронетранспортеров. Такое же количество танков имелось и в мотоциклетном полку, но бронетранспортеров в нем было больше.

Практически сразу же после начала эксплуатации иностранной бронетанковой техники в Красной армии встал вопрос об организации ее ремонта. Уже в декабре 1941 года в Москве для этой цели была сформирована ремонтная база № 82. В 1942–1943 годах ремонтом иностранных танков занимались рембазы № 12 в Баку (затем в Саратове), № 66 в Куйбышеве (затем в Тбилиси) и № 97 в Горьком. Последняя была самой крупной. В течение января — марта 1943 года на ней прошли капитальный, средний и текущий ремонт 415 танков различных типов и 14 бронетранспортеров «Универсал». В основном же ремонтом бронетранспортеров занималась рембаза № 2 в Москве.

За время войны усилиями ремонтных баз прошли капитальный ремонт 2407 танков иностранного производства.

Необходимо отметить, что с конца 1943 года в Советский Союз начали поступать ремонтные мастерские американского и канадского производства на автомобильных шасси. Полный парк американских мастерских насчитывал до 10 единиц и фактически являлся полевым танкоремонтным заводом. В американский парк входили механические мастерские М16Аи М16В, слесарно-механическая мастерская М8А, кузнечно-сварочная мастерская Ml2, электроремонтная мастерская М18, мастерская по ремонту вооружения М7, инструментальная мастерская и складские машины М14. Все они базировались на шасси трехосного грузовика повышенной проходимости «Студебеккер» US6. В парк танкоремонтных мастерских входили еще и 10-тонные автомобильные краны M1 Ward LaFrance 1000 или (реже) Kenworth 570, а также бронированные ремонтно-эвакуационные машины М31 (Т2).

Парк канадских мастерских был меньше американского и состоял из механических мастерских A3 и D3, электромеханической мастерской (все на шасси американского грузовика GMC 353), подвижной зарядной станции OFP-3 и электросварочной мастерской KL-3 (на канадских шасси Ford F60L и Ford F15A соответственно). Непосредственно в ремонтные подразделения танковых частей поступала кузнечно-сварочная мастерская на шасси Chevrolet G7107 американского или Chevrolet (вероятнее всего, 8441/СЗО) канадского производства. Всего за 1944–1945 годы в СССР из Канады было поставлено 1590 автомобильных ремонтных мастерских всех типов.

Американскими и канадскими парками комплектовались подвижные танкоремонтные заводы, отдельные ремонтно-восстановительные батальоны и т. д. армейского и фронтового подчинения. Это позволяло производить не только средний, но и капитальный ремонт бронетанковой техники как импортного, так и отечественного производства. В то же время подвижные мастерские отечественного производства могли обеспечить лишь текущий ремонт.

Наступила, наконец, очередь количественного аспекта танкового ленд-лиза. В связи с этим необходимо отметить, что, как и в случае с поставками других видов техники и вооружения, данные о поставках танков в СССР, приводимые в различных источниках, отличаются друг от друга. В конце 1980-х годов отечественным исследователям первыми стали доступны данные из западных источников. Так, в книге Soviet Armour of the Great Patriotic War 1941–45 американский исследователь Стивен Залога приводит достаточно полные данные о ленд-лизовских поставках. По мнению Залоги, из США в Советский Союз поступило 7164 танка всех типов, из Великобритании — 5187. Сообщаются и сведения о технике, потерянной при транспортировке: 860 американских и 615 английских танков. Таким образом, всего в СССР был поставлен 12 351 танк и 1475 танков были потеряны. Правда, не совсем понятно, о чем идет речь, об отправленных или о прибывших танках. Если об отправленных, то с учетом потерь число прибывших танков выглядит несколько иначе — 6304 американских и 4572 английских и канадских. А всего — 10 876.

Попробуем выяснить, насколько верны западные данные. Для этого используем цифры, приводимые в книге М. Супруна «Ленд-лиз и северные конвои».


Поставки танков в СССР
\ Обязательства Отправлено в СССР
Из США Из Британии и Канады Всего
1-й Протокол 4500 2254 2443 4697*
2-й Протокол 10 000 954 2072 3026**
3-й Протокол 1000 1901 1181 3082
4-й Протокол 2229*** 2076 80 2156
Всего 17 729 7185 5776 12 961

* 470 танков были потеряны по пути следования:

** от 928 танков из Великобритании и почти 6 тыс. танков из США СССР отказался, попросив компенсировать их другими поставками в рамках 3-го Протокола;

*** скорректированная заявка.


Итак, мы убедились, что и в отечественной, и в зарубежной книгах приводятся практически совпадающие данные об отправленных в Советский Союз танках. Что касается потерь, то и это число вполне соотносится: по данным М. Супруна, до 1 ноября 1942 года при проводке конвоев было потеряно 1346 танков. Если учесть, что это был период наибольшего противодействия союзным караванам со стороны немецких подводных лодок и авиации, повлекший за собой наибольшие потери в судах и в грузах, на них перевозимых, то «недостающие» 129 танков вполне могли быть потеряны позже. Если же вычесть из числа отправленных машин потерянные, то получим 11 615 танков, что даже несколько больше, чем по американским данным.

Однако чтобы понять, сколько же в действительности танков прибыло в СССР, надо привлечь дополнительные источники. Одним из таких источников, причем наиболее достоверным, являются сведения приемных комиссий Главного бронетанкового управления Красной армии (ГБТУ). Согласно им в 1941–1945 годах из США в Советский Союз прибыло (именно прибыло!) 5872 американских и 4523 английских и канадских танка. Всего же — 10 395 танков.

Это число, которое и следует принимать как наиболее верное, неплохо соотносится с данными С. Залоги. Однако разница составляет 481 машину, что, в общем-то, закономерно. В большинстве зарубежных источников данные превышают советские на 300–400 единиц. Это можно объяснить либо неполным учетом потерь при транспортировке, либо путаницей с заявками, данными по отправке и приемке. Очень часто данные советских заявок выдаются за данные по отправке.

Всё вышесказанное справедливо и по отношению к поставкам других видов бронетанковой техники. Исследования здесь проводить уже не имеет смысла, будем оперировать данными военной приемки ГБТУ как наиболее достоверными с точки зрения подсчета прибывших боевых машин. С 1941 по 1945 год в СССР поступили 5160 бронетранспортеров всех типов. Но это только по линии ГБТУ. Кроме того, Главному артиллерийскому управлению Красной армии для использования в качестве артиллерийских тягачей было передано еще 1082 бронетранспортера. Помимо этого в СССР прибыли 1802 самоходно-артиллерийских установки разных типов и 127 бронированных ремонтно-эвакуационных машин (БРЭМ).

Если подытожить, то получится, что в СССР прибыли 10 395 танков, 6242 бронетранспортёра, 1802 САУ и 127 БРЭМ. А всего — 18 566 единиц бронетанковой техники.

Попробуем сравнить эти данные с данными С. Залоги. Согласно им в Советский Союз было доставлено 10 876 танков, 6666 бронетранспортеров, 1802 САУ, 115 БРЭМ и 25 танковых мостоукладчиков. Всего — 19 484 единицы бронетанковой техники. В целом эти данные соотносятся со сведениями советской военной приёмки. При этом любопытно, что они частично превышают, частично совпадают, а частично даже меньше советских данных.


Британский крейсерский танк «Кромвель» на полигоне в Кубинке. 1945 год.


Во многих отечественных публикациях утверждается, что танки, поставленные союзниками, составили лишь 10 % от 103 тыс. произведённых в СССР за годы Великой Отечественной войны танков. Подобное сравнение выглядит не только некорректным, но и безграмотным. В СССР начиная со 2-го полугодия 1941 года (с 1 июля) и по 1 июня 1945 года было произведено 97 678 танков и САУ (по другим данным — 95 252), а вот принято военной приемкой от заводов промышленности с 1 июля 1941 года по 1 сентября 1945 года действительно 103 170 танков и САУ. Как видим, в обоих случаях речь идет о танках и САУ, а с ленд-лизовской стороны в расчёт берутся только танки. Если учесть, что ленд-лизовская техника поступала в СССР и летом 1945 года, то в расчет нужно брать число 78 356. Именно столько танков было принято военной приёмкой от советских заводов за указанный период времени. Количество принятых САУ составляло 24 814 машин. В результате можно утверждать, что ленд-лизовские танки составляли 13 % от советского производства, САУ — 7 %. Что касается бронетранспортёров, то в СССР они вообще не производились, а значит, ленд-лизовские поставки составили 100 %. Если же проводить сравнение по критерию «легкие бронированные машины» и сравнить с производством бронеавтомобилей в СССР (8944 единицы), то получится 70 %. Следует также отметить, что из 1800 ленд-лизовских САУ 1100 были зенитными, которые у нас тоже практически не выпускались (75 ЗСУ-37, выпущенных в 1945–1946 годах, в боевых действиях участия не принимали). Если же говорить о бронетанковой технике в целом, то ленд-лизовские поставки составили около 16 % от советского производства.

Однако этот факт, а также и то, что иностранные поставки бронетехники постоянно снижались, вовсе не свидетельствует о каком-то злом умысле западных союзников, как это часто отмечалось в советской литературе. Поставки корректировались советской стороной, о чем свидетельствует следующий документ ГБТУ Красной армии:

«О танках для бронетанковых войск РККА для летней кампании 1943 года:

По танкам производства Британии и Канады:

1. Заказ лёгкого пехотного танка Мк-3 „Валентайн“ с усиленным вооружением продлить дополнительно на 2000 шт.

2. От крейсерского танка Мк-6 „Тетрарх“ отказаться.

3. Средний пехотный танк Мк-2 „Матильда“ дополучить до общего кол-ва 1000 шт. согласно текущего протокола. Оставшиеся танки получать с вооружением 76-мм пушки. В дальнейшем заказ танка данного типа прекратить.

4. Получение тяжелого пехотного танка Мк-4 „Черчилль“ для тяжелых танковых полков вести в количестве согласно текущему протоколу.

5. Бронированный транспортер пехоты и оружия „Универсал“ получить в количестве не менее 500 шт. с 13,5-мм противотанковым ружьем „Бойс“.

По танкам производства США:

1. Американские легкие танки М-ЗЛ „Стюарт“ дополучить до общего числа 1200 шт. текущего протокола. В дальнейшем заказ танков данного типа прекратить.

2. Американский легкий танк М-5Л. От заказа отказаться ввиду отсутствия преимуществ перед М-ЗЛ.

3. Средние танки М-ЗС „Грант“ получить из расчета 1000 шт. текущего протокола. В 1943 г. рассмотреть вопрос замены их поставкой новых средних танков М-4С с дизельным двигателем и улучшенной броневой защитой в количестве не менее 1000 шт.

4. Включить в перечень поставок легкую противотанковую самоходную установку СУ-57 в количестве не менее 500 шт.».

До сих пор речь шла о поставках крупных партий бронетанковой техники. Однако имели место и незначительные, так называемые ознакомительные поставки, когда советская сторона запрашивала у союзников те или иные образцы и союзники их предоставляли. Причем порой речь шла о самых современных, новейших боевых машинах. В рамках ознакомительных поставок из Великобритании в СССР прибыли шесть английских крейсерских танков «Кромвель», три танка-тральщика «Шерман-Краб», пять огнеметных танков «Черчилль-Крокодил», по одному экземпляру бронеавтомобилей АЕС и «Даймлер», огнеметный бронетранспортер «Уосп» («Оса»), а также шесть канадских снегоходов «Бомбардир». В 1943–1945 годах для ознакомления и испытаний из США в СССР были доставлены пять легких танков М5 «Стюарт», два легких танка М24 «Чаффи», новейший тяжелый танк Т26 «Генерал Першинг» и пять самоходных установок Т70 «Ведьма». Все эти боевые машины прошли широкий спектр испытаний и были тщательно изучены советскими специалистами.


Американская самоходка — истребитель танков Т70 «Ведьма», известная в армии США под названием М18 «Хеллкзт». Полигон в Кубинке, 1945 год.


В связи с этим необходимо подчеркнуть, что подобные испытания проводились не из простого любопытства узнать, как там устроены импортные танки. По их результатам составлялся перечень рекомендаций по заимствованию тех или иных узлов и агрегатов, тех или иных конструктивных решений. У «Валентайна», например, специалисты НИИБТ Полигона признали весьма ценными американский двигатель GMC, гидравлические амортизаторы и синхронизированную коробку передач. Особый интерес советских специалистов вызвало установленное на «Черчилле» и «Кромвеле» соединение коробки передач с «дифференциально-планетарным механизмом поворота», на «Матильде» — гидравлический привод поворота башни. На всех без исключения английских танках понравились перископические приборы наблюдения Мк IV. Понравились настолько, что были скопированы и под несколько видоизмененным обозначением МК-4, начиная со второй половины 1943 года, устанавливались на всех советских танках.

Кстати говоря, если речь зашла о приборе МК-4, то нужно сделать маленькое «лирическое» отступление. Дело в том, что прибор этот не является английским изобретением. Его сконструировал в середине 1930-х годов польский инженер Гундлах. Познакомиться с конструкцией этого прибора советские специалисты смогли еще в 1939 году, после изучения трофейных польских танков 7ТР и танкеток TKS. Уже тогда были даны рекомендации по его заимствованию, но сделано этого не было, за что пришлось расплачиваться кровью.

Впрочем, по разным причинам далеко не все удачные решения перекочевали с ленд-лизовских машин на советские. Так, например, по результатам полигонных испытаний опытных образцов тяжелых отечественных танков летом 1943 года были высказаны предложения по улучшению боевых качеств танка ИС. По вооружению, помимо прочего, рекомендовалось разработать и установить к 15 ноября 1943 года гидравлический механизм поворота башни по типу американского танка М4А2 и турельную зенитно-пулемётную установку на люке командирской башенки (также не без влияния М4А2, имевшего крупнокалиберный зенитный пулемёт). По образу и подобию «Шермана» планировалось предусмотреть размещение заряжающего слева, а наводчика и командира справа от пушки, отработать установку гидравлического стабилизатора пушки и 50-мм казнозарядного миномёта для самозащиты и постановки дымовых завес.


Эшелон с танками М4А2 в Румынии. Сентябрь 1944 года.


Как видим, перечень рекомендаций весьма впечатляющий. Однако, насколько известно, помимо зенитно-пулемётной установки на танке ИС ничего из вышеперечисленного внедрено не было. Немаловажную роль в этом сыграли сложности технологического характера.

Номенклатура массовых поставок бронетанковой техники в СССР по ленд-лизу и список машин, поступивших для ознакомления, не оставляет камня на камне от широко распространенного мнения о том, что якобы союзники специально поставляли нам плохую боевую технику. Англичане и американцы поставляли нам те же самые машины, на которых воевали сами. Другой вопрос, что они не очень соответствовали нашим климатическим условиям и принципам эксплуатации. Ну а о характеристиках и надежности этих машин лучше всего судить не по досужим домыслам, а по конкретным фактам. Первыми в СССР прибыли английские «матильды» и «валентайны». С них и начнём.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх