Загрузка...



  • Дмитрий Лавриненко
  • Константин Самохин
  • Александр Бурда
  • Николай Андреев
  • Владимир Хазов
  • Павел Гудзь
  • Зиновий Колобанов
  • Иван Любушкин
  • Советские танковые асы

    Дмитрий Лавриненко

    Танкистом № 1 в Красной Армии считается командир роты 1-й гвардейской танковой бригады гвардии старший лейтенант Дмитрий Федорович Лавриненко.

    Он родился 14 октября 1914 года в станице Бесстрашная Отрадненского района Краснодарского края в семье крестьянина. Член ВКП(б) с 1941 года. В 1931 году окончил школу крестьянской молодежи в станице Вознесенской, затем учительские курсы в городе Армавир. В 1932–1933 годах работал учителем в школе на хуторе Сладкий Армавирского района, в 1933–1934 годах — статистиком главконторы совхоза, затем кассиром сберкассы в селе Новокубинское. В 1934 году добровольцем пошел в Красную Армию и был направлен в кавалерию. Через год поступил в Ульяновское бронетанковое училище, которое окончил в мае 1938 года. Младший лейтенант Лавриненко принимал участие в походе в Западную Украину в 1939 году, а в июне 1940 года — в походе в Бессарабию.

    Начало Великой Отечественной войны лейтенант Лавриненко встретил в должности командира взвода 15-й танковой дивизии, которая дислоцировалась в городе Станиславе, на территории Западной Украины. Отличиться в первых боях ему не удалось, так как его танк был поврежден. Во время отступления молодой офицер проявил характер и наотрез отказался уничтожить свой неисправный танк. Только после того, как оставшийся личный состав дивизии был отправлен на переформирование, Лавриненко сдал свою машину в ремонт.

    В сентябре 1941 года в Сталинградской области на основе личного состава 15-й и 20-й танковых дивизий была сформирована 4-я танковая бригада, командиром которой был назначен полковник М.Е. Катуков. В начале октября бригада вступила в тяжелые бои под Мценском с частями 2-й немецкой танковой группы генерал-полковника Гейнца Гудериана.

    6 октября во время боя в районе села Первый Воин позиции бригады были атакованы превосходящими силами немецких танков и мотопехоты. Танки противника подавили противотанковые пушки и начали утюжить окопы мотострелков. На помощь пехотинцам М.Е. Катуков выслал группу из четырех танков Т-34 под командованием старшего лейтенанта Лавриненко. «Тридцатьчетверки» выскочили из леса наперерез танкам противника и открыли ураганный огонь. Немцы никак не ожидали появления советских танков. С НП бригады было хорошо видно, как вспыхнуло несколько машин противника, как остальные остановились и затем, огрызаясь огнем, в замешательстве попятились. Танки Лавриненко исчезли так же внезапно, как и появились, но через несколько минут показались левее, из-за пригорка. И снова из их пушек сверкнуло пламя. В результате нескольких стремительных атак 15 немецких машин остались на поле боя, охваченные оранжевыми языками пламени. Солдаты мотострелкового батальона стали собираться вокруг своих танков. Получив приказ на отход, Лавриненко посадил раненых на броню и вернулся на место засады — на опушку леса. В этом бою Лавриненко открыл свой боевой счет, подбив четыре танка противника.

    К 11 октября на счету отважного танкиста было уже семь танков, противотанковое орудие и до двух взводов немецкой пехоты. Механик-водитель его танка старший сержант Пономаренко так описал один из боевых эпизодов тех дней: «Лавриненко нам сказал так: „Живыми не вернуться, но минометную роту выручить. Понятно? Вперед!“

    Выскакиваем на бугорок, а там немецкие танки, как собаки, шныряют. Я остановился.

    Лавриненко — удар! По тяжелому танку. Потом видим, между нашими двумя горящими легкими танками БТ немецкий средний танк — разбили и его. Видим еще один танк — он убегает. Выстрел! Пламя… Есть три танка. Их экипажи расползаются.

    В 300 метрах вижу еще один танк, показываю его Лавриненко, а он — настоящий снайпер. Со второго снаряда разбил и этот, четвертый по счету. И Капотов — молодец: на его долю тоже три немецких танка досталось. И Полянский одного угробил. Так вот минометную роту и спасли. А сами — без единой потери!» Следует уточнить, что упомянутые в рассказе танкиста Капотов и Полянский — командиры танков из взвода, которым командовал Лавриненко. Тяжелый же танк, о котором идет речь, вовсе не выдумка танкиста — до 1943 года, согласно немецкой классификации, тяжелым считался танк Pz.IV.

    Дважды Герой Советского Союза генерал армии Д.Д. Лелюшенко в своей книге «Заря Победы» поведал об одном из приемов, который применил Лавриненко в боях под Мценском: «Запомнилось мне, как лейтенант Дмитрий Лавриненко, тщательно замаскировав свои танки, установил на позиции бревна, внешне походившие на стволы танковых орудий. И не безуспешно: фашисты открыли по ложным целям огонь. Подпустив гитлеровцев на выгодную дистанцию, Лавриненко обрушил на них губительный огонь из засад и уничтожил 9 танков, 2 орудия и множество гитлеровцев».

    Однако до сих пор нет точных данных о количестве немецких танков, подбитых экипажем Д. Лавриненко в боях за Мценск. В книге Я.Л. Лившица «1-я гвардейская танковая бригада в боях за Москву», изданной в 1948 году, говорится, что на счету Лавриненко было семь танков. Генерал армии Д,Д. Лелюшенко утверждает, что только при обороне железнодорожного моста через реку Зуша в районе Мценска экипаж Лавриненко уничтожил шесть немецких танков (кстати, экипаж KB старшего политрука Ивана Лакомова, который также участвовал в обороне этого моста, подбил четыре танка противника). В других источниках сообщается о том, что «тридцатьчетверки» лейтенанта Лавриненко и старшего сержанта Капотова пришли на помощь танку своего комбата капитана Василия Гусева, прикрывавшего отход 4-й танковой бригады через мост. В ходе боя экипажам Лавриненко и Капотова удалось уничтожить только по одному танку, после чего противник прекратил свои атаки. Существует также утверждение о том, что в боях под Мценском Дмитрий Лавриненко уничтожил 19 немецких танков. Наконец, в военно-историческом очерке «Советские танковые войска 1941–1945» сообщается, что в боях под Орлом и Мценском в течение четырех дней экипаж Лавриненко уничтожил 16 вражеских танков. Вот типичный пример того, как в то время велся учет подбитых вражеских машин, даже в рамках одной бригады.

    Однако есть и абсолютно достоверные факты. К ним относится эпизод, связанный с обороной Серпухова. Дело в том, что 16 октября 1941 года 4-я танковая бригада получила приказ на передислокацию в район поселка Кубинка Московской области, а затем в район станции Чисмена, что в 105 км от Москвы по Волоколамскому шоссе. Тут-то и выяснилось, что танк Лавриненко пропал. Катуков оставил его по просьбе командования 50-й армии для охраны ее штаба. Командование армии обещало комбригу долго не задерживать Лавриненко. Но с этого дня прошло уже четверо суток. М.Е. Катуков и начальник политотдела старший батальонный комиссар И.Г. Деревянкин кинулись звонить во все концы, но следов Лавриненко найти так и не смогли. Назревало ЧП.

    В полдень 20 октября к штабу бригады, лязгая гусеницами, подкатила «тридцатьчетверка», а вслед за ней немецкий штабной автобус. Люк башни открылся, и оттуда как ни в чем не бывало вылез Лавриненко, а следом за ним члены его экипажа — заряжающий рядовой Федотов и стрелок-радист сержант Борзых. За рулем штабного автобуса сидел механик-водитель старший сержант Бедный.

    На Лавриненко набросился разгневанный начальник политотдела Деревянкин, требуя объяснения причин задержки неизвестно где находившихся все это время лейтенанта и членов его экипажа. Вместо ответа Лавриненко вынул из нагрудного кармана гимнастерки бумагу и подал ее начальнику политотдела. В бумаге было написано следующее:

    «Полковнику тов. Катукову. Командир машины Лавриненко Дмитрий Федорович был мною задержан. Ему была поставлена задача остановить прорвавшегося противника и помочь восстановить положение на фронте и в районе города Серпухова. Он эту задачу не только с честью выполнил, но и геройски проявил себя. За образцовое выполнение боевой задачи Военный совет армии всему личному составу экипажа объявил благодарность и представил к правительственной награде. Комендант города Серпухова комбриг Фирсов».

    Дело оказалось вот в чем. Штаб 50-й армии отпустил танк Лавриненко буквально вслед за ушедшей танковой бригадой. Но дорога оказалась забитой автотранспортом и, как ни торопился Лавриненко, нагнать бригаду ему не удалось. Прибыв в Серпухов, экипаж решил побриться в парикмахерской. Только Лавриненко уселся в кресло, как внезапно в зал вбежал запыхавшийся красноармеец и сказал лейтенанту, чтобы тот срочно прибыл к коменданту города комбригу Фирсову.

    Явившись к Фирсову, Лавриненко узнал, что по шоссе из Малоярославца на Серпухов идет немецкая колонна численностью до батальона. Никаких сил для обороны города у коменданта под рукой не было. Части для обороны Серпухова должны были вот-вот подойти, а до этого вся надежда у Фирсова оставалась на один-единственный танк Лавриненко.

    В роще, у Высокиничей, Т-34 Лавриненко стал в засаду. Дорога в обе стороны просматривалась хорошо. Через несколько минут на шоссе показалась немецкая колонна. Впереди тарахтели мотоциклы, потом шла штабная машина, три грузовика с пехотой и противотанковыми орудиями. Немцы вели себя крайне самоуверенно и не выслали вперед разведку. Подпустив колонну на 150 метров, Лавриненко расстрелял ее в упор. Два орудия были сразу же разбиты, третье немецкие артиллеристы пытались развернуть, но танк Лавриненко выскочил на шоссе и врезался в грузовики с пехотой, а затем раздавил орудие. Вскоре подошла пехотная часть и добила ошеломленного и растерянного противника.

    Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова 13 автоматов, 6 минометов, 10 мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом. Штабную машину Фирсов разрешил забрать в бригаду. Ее-то своим ходом и вел пересевший из «тридцатьчетверки» механик-водитель Бедный. В автобусе оказались важные документы и карты, которые Катуков немедленно отправил в Москву.

    С конца октября 4-я танковая бригада вела бои уже на подступах к столице, на Волоколамском направлении в составе 16-й армии. 10 ноября 1941 года М.Е. Катукову было присвоено звание генерал-майора, а на следующий день увидел свет приказ Наркома обороны № 337 о преобразовании 4-й танковой бригады в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

    В ноябрьских боях на Волоколамском направлении вновь отличился уже старший лейтенант Лавриненко. 17 ноября 1941 года недалеко от села Лысцево его танковая группа, состоявшая из трех танков Т-34 и трех танков БТ-7, была выделена для поддержки 1073-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии генерал-майора И.В. Панфилова.

    Договорившись с командиром стрелкового полка о взаимодействии, старший лейтенант Лавриненко решил построить свою группу в два эшелона. В первом шли БТ-7 под командованием Заики, Пятачкова и Маликова. Во втором эшелоне — «тридцатьчетверки» Лавриненко, Томилина и Фролова.

    До Лысцева оставалось примерно полкилометра, когда Маликов заметил на опушке леса у села немецкие танки. Подсчитали — восемнадцать! Немецкие солдаты, толпившиеся до этого на опушке леса, побежали к своим машинам: они заметили наши танки, идущие в атаку.

    Началось сражение между шестью советскими танками и восемнадцатью немецкими. Продолжалось оно, как выяснилось потом, ровно восемь минут. Но чего стоили эти минуты! Немцы подожгли машины Заики и Пятачкова, подбили «тридцатьчетверки» Томилина и Фролова. Однако и наши танкисты нанесли врагу большой урон. Семь немецких машин горели, охваченные пламенем и копотью. Остальные уклонились от дальнейшего боя и ушли в глубь леса. Напористость и меткий огонь советских танкистов внесли замешательство в рады противника, чем немедленно и воспользовались два наших уцелевших танка. Лавриненко, а за ним и Маликов на большой скорости ворвались в селение Лысцево. Вслед за ними туда вошли и наши пехотинцы. В селе остались лишь немецкие автоматчики. Укрывшись в каменных строениях, они пытались было оказать сопротивление, но танкисты и стрелки быстро ликвидировали очаги вражеской обороны.

    Заняв Лысцево, пехотинцы, не теряя времени, стали окапываться на окраинах села.

    Лавриненко доложил по радио в штаб генерала Панфилова, что танковая группа поставленную ей задачу выполнила. Но в штабе было уже не до того. Пока Лавриненко и его товарищи вели бой за Лысцево, немцы, занявшие деревню Шишкино, осуществили на правом фланге панфиловской дивизии новый прорыв. Развивая успех, они выходили в тыл 1073-му стрелковому полку. Более того, глубоким обходным маневром гитлеровцы угрожали охватить и другие части дивизии. Из коротких переговоров со штабом Лавриненко узнал, что танковая колонна противника уже движется в тылу боевых порядков дивизии.

    Что делать? От танковой группы, по существу, ничего не осталось. В строю всего два танка. В таких условиях единственный выход из положения: применить излюбленный в 1-й гвардейской танковой бригаде способ боевых действий — стать в засаду. Лавриненко скрытно вывел свою «тридцатьчетверку» оврагами и перелесками навстречу танковой колонне гитлеровцев. В экипаже вместе с ним, как всегда, были его боевые товарищи Бедный, Федотов, Шаров.

    Встала «тридцатьчетверка» неподалеку от дороги. Лавриненко открыл люк, осмотрелся. Удобных укрытий нет. Но тут же сообразил, что и снежная целина для танка, выкрашенного в белый цвет, может служить хорошим укрытием. На выбеленных снегами полевых просторах немцы не сразу заметят его танк, и он обрушится на врага орудийным и пулеметным огнем прежде, чем немцы сообразят что-либо.

    Немецкая колонна вскоре выползла на дорогу. Подсчитал Дмитрий Федорович — в колонне 18 танков. Под Лысцевом было 18, и теперь столько же. Правда, соотношение сил изменилось, но опять не в пользу Лавриненко. Тогда был один танк к трем, а теперь гвардейскому экипажу выпало в одиночку сражаться с 18 вражескими машинами. Не теряя самообладания, Лавриненко открыл огонь по бортам головных немецких танков, перенес огонь по замыкающим, а затем, не давая противнику опомниться, дал несколько пушечных выстрелов по центру колонны. Три средние и три легкие вражеские машины подбил гвардейский экипаж, а сам незаметно, опять же овражками, перелесками ускользнул от преследования. Экипажу Лавриненко удалось застопорить дальнейшее продвижение немецких танков и помочь нашим частям планомерно отойти на новые позиции, избавив их от окружения.

    18 ноября Лавриненко прибыл на своем танке в деревню Гусенево, куда к этому времени перебрался штаб генерала Панфилова. Там Лавриненко встретился с Маликовым. Экипаж БТ-7 накануне тоже действовал с полной боевой нагрузкой. Всю ночь он прикрывал отход артиллерийских подразделений на новые позиции.

    Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты стали окружать деревню Гусенево. Немцы обстреливали ее из минометов, но огонь был неприцельным, и на него не обращали внимания. Возле штабной землянки осколком мины был смертельно ранен генерал И.В. Панфилов.

    В тот момент Дмитрий Лавриненко находился как раз неподалеку от КП Панфилова. Он видел, как штабные командиры, обнажив головы, несли на шинели тело генерала, слышал, как выскочивший из-за избы пожилой красноармеец из охраны штаба закричал, схватившись за голову: «Генерала убили!»

    И в этот момент на шоссе у села появилось восемь немецких танков.

    — В танк! Быстро! — крикнул Лавриненко механику-водителю Бедному.

    То, что произошло дальше, могло случиться только в момент наивысшего эмоционального накала. Танкисты были настолько потрясены гибелью Панфилова, что действовали, вероятно, в этот момент не по тактическому расчету, а скорее повинуясь инстинкту мщения. Как одержимые помчались они навстречу немецким машинам. Танкисты противника на какое-то мгновение растерялись. Им показалось, что советский танк идет на таран. Но вдруг машина остановилась в нескольких десятках метров от колонны противника как вкопанная. Семь выстрелов в упор — семь чадных факелов. Лавриненко опомнился, когда заело спусковой механизм пушки и он никак не мог сделать выстрел по удиравшей восьмой машине.

    В триплекс было видно, как выскакивают из горящих машин фашисты, катаются на снегу, гася пламя на комбинезонах, и удирают к лесу. Открыв рывком люк, Лавриненко выскочил из танка и погнался за гитлеровцами, стреляя на ходу из пистолета.

    Крик радиста Шарова «Танки!» заставил Лавриненко вернуться. Едва успел захлопнуться люк, как рядом разорвалось несколько снарядов. По броне дробно застучали осколки. Десять вражеских машин двигались по снежной целине от леса. Водитель взялся за рычаги, но тут в танке раздался взрыв. В боковой броне зияла рваная дыра. Когда дым рассеялся, Лавриненко увидел, что по виску Бедного течет кровь. Водитель был мертв. Другой осколок попал радисту Шарову в живот. Его с трудом вытащили через верхний люк. Но Шаров тут же скончался. Бедного вынести не удалось: в пылающей машине начали рваться снаряды. Лавриненко тяжело переживал гибель боевых друзей, с которыми прошел через столько испытаний на мценских рубежах, на заснеженном Волоколамском шоссе.

    5 декабря 1941 года гвардии старший лейтенант Лавриненко был представлен к званию Героя Советского Союза. В наградном листе отмечалось: «выполняя боевые задания командования с 4 октября и по настоящее время, беспрерывно находился в бою. За период боев под Орлом и на Волоколамском направлении экипаж Лавриненко уничтожил 37 тяжелых, средних и легких танков противника».

    7 декабря 1941 года началось наступление советских войск на истринском направлении. Танковые бригады 16-й армии (145-я, 1-я гвардейская, 146-я и 17-я), наступая в тесном взаимодействии с пехотой, взломали оборону противника и, преодолевая его упорное сопротивление, продвигались вперед. Наиболее ожесточенные бои в первые сутки развернулись за крюковский узел сопротивления, где оборонялись 5-я танковая и 35-я пехотная дивизии Вермахта. Все попытки противника любой ценой удержать за собой Крюково оказались безуспешными. Части 8-й гвардейской стрелковой дивизии им. И.В. Панфилова и 1-й гвардейской танковой бригады ночью нанесли по врагу сильный удар, и вскоре этот важный узел дорог и крупный населенный пункт был освобожден.

    К 18 декабря подразделения 1-й гвардейской танковой бригады вышли на подступы к Волоколамску. Особенно ожесточенные бои разгорелись в районе деревень Сычево, Покровское, Грады, Чисмена.

    В тот день танковая рота старшего лейтенанта Д. Ф. Лавриненко действовала в передовом отряде подвижной группы в районе Гряды — Чисмена. Роте было придано отделение саперов, которые расчищали от мин маршруты движения танков. В деревню Гряды наши танкисты нагрянули на рассвете, застигнув немцев врасплох. Они выбегали из изб кто в чем и попадали под огонь пулеметов и пушек советских боевых машин. Успех, как известно, всегда будоражит кровь, и Дмитрий Лавриненко решил, не дожидаясь подхода главных сил оперативной группы, атаковать немцев, засевших в селе Покровское.

    Но тут произошло непредвиденное. Немцы подтянули к шоссе десять танков с пехотным десантом и противотанковыми орудиями. Продвигаясь к деревне Горюны, вражеская танковая группа стала заходить в тыл нашему передовому отряду. Однако Лавриненко вовремя разгадал, какую ловушку готовит ему противник, и немедля повернул свои танки ему навстречу. Как раз в этот момент к Горюнам подошли и главные силы бригады. В итоге немцы сами попали в клещи.

    Разгром им был учинен полный. И опять отличился в бою Лавриненко. Он уничтожил тяжелый вражеский танк, два противотанковых орудия и до полусотни немецких солдат. Спасая свою шкуру, немецкие танкисты и пехотинцы, те, кто уцелел в короткой схватке, побросали машины, оружие и бежали.

    Потерпев неудачу, противник обрушил на Горюны шквальный огонь тяжелых минометов. Осколком вражеской мины был сражен Дмитрий Лавриненко. А случилось это так. Полковник Н.А. Чернояров, командир 17-й танковой бригады, входившей в состав нашей подвижной группы, вызвал к себе старшего лейтенанта Лавриненко для уточнения обстановки и увязки дальнейших действий. Доложив обстановку полковнику Черноярову и получив приказ двигаться вперед, Лавриненко, не обращая внимая на разрывы мин, направился к своему танку. Но, не дойдя до него всего несколько шагов, вдруг упал в снег. Водитель его экипажа красноармеец Соломянников и командир танка старший сержант Фролов мгновенно выскочили из машины, бросились к командиру роты, но помочь ему уже ничем не могли.

    За два с половиной месяца ожесточенных боев 27-летний герой-танкист принял участие в 28 схватках и уничтожил 52 гитлеровских танка. Он стал самым результативным танкистом в Красной Армии, но звание Героя Советского Союза ему тогда так и не присвоили. 22 декабря 1942 г. был награжден орденом Ленина.

    Дмитрий Федорович Лавриненко был похоронен на месте боя, около шоссе, между селами Покровское и Горюны. Позднее перезахоронен в братской могиле в деревне Деньково Волоколамского района Московской области.

    В послевоенные годы с представлениями к званию Героя Советского Союза обращались маршал Катуков и генерал армии Лелюшенко, но только спустя 50 лет они возымели действие на чиновничью рутину.

    Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Лавриненко Дмитрию Федоровичу было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Его родственникам были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» (№ 11615). Именем Героя названа школа № 28 в станице Бесстрашная, улицы в родной станице, Волоколамске и Краснодаре.

    Подводя итог краткому очерку о боевой деятельности Д.Ф. Лавриненко, хотелось бы обратить внимание читателя на тактику действий, которую он применял. В целом она укладывалась в рамки той тактики, которую использовала 4-я танковая бригада. Она сочетала действия из засад с короткими внезапными атаками ударной группы, при хорошо поставленной разведке. Все имеющиеся в наличии описания боев с участием Лавриненко свидетельствуют о том, что, прежде чем атаковать противника, он внимательно изучал местность. Это позволяло правильно выбрать как направление атаки, так и вид последующего маневра. Используя преимущество Т-34 перед немецкими танками в проходимости в условиях осенней распутицы, Лавриненко активно и уверенно маневрировал на поле боя, скрываясь за складками местности. Сменив позицию, он вновь атаковал уже с нового направления, создавая у противника впечатление о наличии у русских нескольких групп танков. При этом, по свидетельству сослуживцев, артиллерийский огонь из танка Лавриненко вел мастерски. Но даже будучи метким стрелком, он стремился на максимальной скорости сблизиться с противником на дистанцию 150–400 м и бить наверняка. Суммируя все это, можно утверждать, что Д.Ф. Лавриненко был хорошим хладнокровным тактиком, что и позволяло ему добиваться успеха.

    Константин Самохин

    Константин Самохин, также как и Лавриненко, начал войну у самой границы в 15-й танковой дивизии, но по-настоящему отличился только в боях под Мценском.

    7 октября 1941 года 4-я танковая бригада отошла на новый оборонительный рубеж Ильково — Головлево — Шеино. В районе деревни Шеино занимала оборону рота танков БТ-7 лейтенанта Самохина. Часть машин лейтенант закопал в землю, другую держал в укрытии в качестве резерва. Полтора часа длилась танковая дуэль. Стволы пушек раскалились от интенсивного огня.

    На позициях Самохина находился командир батальона майор А.А. Рафтопулло со своей машиной. Он был ранен пулей в левое плечо. Рафтопулло остался продолжать бой, но из-за большой потери крови потерял сознание, и его срочно отправили во фронтовой госпиталь.

    Противник продолжал атаковать роту Самохина. Пришлось направить к нему на помощь танки под командованием начальника штаба 1-го танкового батальона лейтенанта Воробьева, старшего лейтенанта Бурды и старшего сержанта Фролова. Они скрытно вышли во фланг вражеской колонны. Занятые боем с Самохиным, немцы не заметили появления резерва. Между тем наши танкисты подошли на расстояние прямого выстрела. Атака была столь неожиданной и стремительной, что немецкие танкисты не успели даже развернуть башни и произвести хотя бы один выстрел. 11 вражеских машин запылали, остальные повернули назад и скрылись в лесу.

    10 октября 1941 года М.Е. Катуков направил три танка под командованием Самохина, Столярчука и Самойленко в г. Мценск. Вскоре они доложили комбригу, что противник оборудовал на колокольне наблюдательный пункт и пулеметные гнезда и держит значительную часть города под обстрелом. Выполняя приказ Катукова, танкисты огнем из пушек сбили колокольню. Вскоре Самохин обнаружил четыре вражеских танка, которые, не рискнув ввязываться в открытый бой, замаскировались за церковной оградой. Два из них удалось уничтожить, а два других, подминая ограды садов и огородов, скрылись.

    13 ноября 1941 года бригада Катукова повела наступление на деревню Козлово. В 6 ч. утра мотострелковый батальон капитана Лушпа пошел в атаку. Но взять деревню с ходу не удалось. Наткнувшись на плотный огонь противника, батальон вынужден был залечь в 200 м от деревни. На помощь мотострелкам Катуков направил три танка под командованием лейтенанта Самохина. Подойдя на своей машине к пехоте, Самохин открыл люк и крикнул:

    — За мной вперед!

    Пехота с криками «ура» поднялась, но огонь противника из блиндажей и дзотов мешал ей продвигаться вперед.

    Самохин заметил, что наиболее интенсивная стрельба идет из подвала большого дома, под которым немцы оборудовали блиндаж. Три точных выстрела — и дом был разрушен. Самохин ринулся на развалины и принялся давить уцелевших гитлеровцев.

    «Увлекшись боем, — рассказывал он потом, — я продвинулся в глубь села и начал уничтожать пулеметы и автоматчиков. Меня обстреливали противотанковые орудия, но я не обращал на них внимания. В это время кончились снаряды. Я крикнул башенному стрелку Лещишину: „Давай гранаты!“, — а затем открыл люк и стал бросать в немецкую пехоту гранаты. Вдруг вражеский снаряд ударил в башню, и меня контузило. Тогда я поехал на пункт боепитания, заправился снарядами и снова вернулся в бой».

    В бою за деревню Козлово экипаж К. Самохина уничтожил четыре танка, одну самоходную установку, три противотанковых орудия и 10 дзотов со станковыми пулеметами и минометами. В тот день экипаж Самохина находился в бою 20 часов. Пять раз его танк выходил на исходную позицию, пополнялся боеприпасами и снова возвращался в бой.

    В конце ноября генерал Катуков приказал роте старшего лейтенанта Самохина поддержать атаку частей 371-й стрелковой дивизии на Надовражье. Выбор был не случаен. Не раз Самохин действовал со своей ротой в отрыве от главных сил бригады и в неравных схватках с противником всегда выходил победителем.

    Для вылазки в тыл врага выбрали метельную ночь. Под свист и завывание ветра танки на малой скорости незаметно просочились в тыл противника и сосредоточились в лесу, вблизи Надовражья. План атаки был разработан во всех подробностях за несколько дней до начала рейда. Одни танки должны были подавить огневые точки на окраине села, другие — разгромить штаб, третьи — парализовать действия охраны гитлеровцев.

    За снежными вихрями село едва проглядывалось. Лишь церковь виднелась более отчетливо. Ее-то и выбрали как главный ориентир. Самохин прислушался. Ветер донес лай собак, но через минуту смолк и он. Ни одного подозрительного звука, ни одного огонька. Село словно вымерло. «Спят фрицы», — подумал старший лейтенант. Он решил проникнуть в село не на малой скорости и не по целине, как наметили раньше, а по дороге, на полной скорости. Один рывок — и там!

    «Тридцатьчетверки» рванулись вперед. Через какие-то минуты они были уже в селе. Дальше все шло как по писаному. Под гусеницы танков попали три орудия, стоявшие у околицы, несколько легковых машин. Без единого выстрела экипажи проутюжили и окопы на заснеженных огородах и гумнах. А в это время вторая группа, ведомая самим Самохиным, уже мчалась к центру села. Возле церкви стояли особняком пять домов. В них-то, по сведениям партизан, и размещается штаб. Таранные удары в стену — и бревенчатые избы рассыпались. Под их обломками нашли свою гибель десятки фашистов. Теперь быстрее к церкви! Гитлеровцы использовали ее как казарму. Танкисты охватили церковь с трех сторон, ведя перекрестный огонь из пушек и пулеметов по окнам и двери. Снаряды, влетая внутрь этой своеобразной каменной крепости, делали свое дело. В западной стене образовалась огромная брешь. В нее кинулись оставшиеся в живых очумевшие вражеские солдаты и офицеры. Однако все они нашли свою гибель здесь, на небольшой площади перед церковью.

    Шесть самоходных и пять противотанковых орудий, 20 автомашин, 50 мотоциклов и до 200 немецких солдат раздавили танкисты Самохина за один час атаки.

    Тем временем из Турова и Дедова подходили немецкие танки. Они намеревались захватить в клещи и уничтожить советские машины. Но Самохин вовремя, незаметно для врага, ускользнул из подготовляемого кольца, и немецкие танкисты, потеряв ориентировку, долго и интенсивно обстреливали друг друга.

    Как мастеру рейдов, Самохину не раз поручались подобные задания. Так, в ночь на 21 февраля 1942 года Самохин, к тому времени уже гвардии капитан, во главе танковой роты ушел на разведку в тыл врага. Дело было уже на территории Смоленской области. Прокладывая маршрут лесными тропами, танкисты незамеченными достигли деревни Шарапово, выяснили схему обороны врага и возможности удара с тыла, со стороны населенных пунктов Павлово и Ветрово. Возвратившись, Самохин изложил план боя генералу Катукову.

    В ночь на 22 февраля гвардейцы повели машины разведанным путем. Танки, выкрашенные в белый цвет, сливались с местностью. Для удобства маневрирования в лесу башни повернуты стволами назад. Моторы приглушены. А вот и Ветрово. Резко повернув на восток, батальон описывает дугу в виде вопросительного знака, подходит вплотную к Аржаникам с запада, разворачивается в боевой порядок…

    О том, что произошло дальше, рассказал А.А. Рафтопулло: «Белое безмолвие. Немцы спят в деревне. На западной стороне сторожевых постов нет: гитлеровцы ожидают удара с востока, там и охранение выставили.

    — Огонь!

    Оглушительный подъем сыграли фашистским молодчикам мощные орудийные залпы. Запылали деревянные дома, языки пламени поднялись к небу. Вот рухнула одна изба, другая, третья. Горящие бревна придавили к земле заговорившие было огневые точки, Стальные ленты тридцатьчетверок утюжат неприятельские блиндажи. Машина командира роты Жукова, как в замысловатом танце, вертится на одной гусенице, растирая в прах вражеский дзот.

    Гитлеровцы бежали, оставив на поле боя сотни трупов, дымящиеся, обугленные машины, искореженные пушки и пулеметы. Но успех закрепить не удалось. Подмога, которую ждали, не подошла: батальон Гусева не мог прорвать глубоко эшелонированную линию немецкой обороны и помочь самохинцам удержать опорный пункт. Правда, бригада помогла им артиллерийским огнем с закрытых позиций, но этого было явно недостаточно. А тут еще противник начал массированный обстрел из глубины своей обороны. Нужно было уходить, вывести батальон из-под губительного огня.

    Отойдя от Аржаников километров на десять, Самохин остановил колонну. Из головы не шла мысль об экипажах трех танков. Машины были разбиты противотанковыми орудиями. Танкисты погибли. „А вдруг кто-нибудь из них жив?“ — это не давало покоя командиру. И, как будто отвечая на мучительные раздумья, в эфире прозвучало: „Кама“, „Кама“, я — „Ока-четыре“. Прием…» Сомнений не было, это радировал экипаж Пугачева и Литвиненко, один из тех, что остались на поле боя. С первых дней войны эти ребята дрались бок о бок с Самохиным, сидели в его танке. Пугачев был радистом, Литвиненко башенным стрелком.

    Все ясно: там друзья, они живы, они просят о помощи. Константин, не колеблясь ни секунды, решил идти на выручку. Столярчук пытался отговорить его, советуя послать в село одного из командиров взводов. Будто чуяло беду сердце комиссара! Но куда там — Самохин был непреклонен. «Пойду. Совесть не позволяет оставаться».

    Приказав роте следовать прежним курсом в расположение бригады, сам он со взводом танков возвратился к Аржаникам. Немцы еще не подошли. У самой деревни Самохин обнаружил три своих танка. Два из них были сожжены. А третий подбит, но до последнего момента вел огонь: машина с поврежденными гусеницами превратилась в дот. Башня хорошо вращалась, исправно работали пушка и пулемет.

    Пугачев и Литвиненко были оба ранены. Им помогли выбраться, а подбитую «тридцатьчетверку» взяли на буксир. Натужно взревел мотор.

    В это же время гитлеровцы услышали работу двигателя и открыли по Аржаникам навесной артиллерийский огонь. Снаряд из тяжелого орудия угодил в самохинскую машину. Пламя охватило корпус тридцатьчетверки. Башенный люк заклинило. Экипажу не удалось пробиться сквозь огонь и выйти через передний люк. Начал рваться боекомплект…

    Когда взрывы прекратились и танкистам удалось сбить пламя, гвардии капитана вытащили через передний люк. Остальные члены экипажа сгорели, а волжский богатырь был еще жив. Губы его слегка шевелились, он повторял: «Воздух, воздух…» Голова отважного танкиста была лишь слегка опалена, но все туловище изуродовано огнем и осколками.

    На руках боевых товарищей умирал бесстрашный командир. Тихо промолвил он последние слова: «Друзья… умираю… прощайте…»

    Так оборвалась короткая, но замечательная жизнь любимца бригады. Он погиб, спасая товарищей.

    А было ему всего двадцать семь лет, нашему Косте Самохину…

    — Эх, такого парня не уберегли! — укорял Катуков комиссара. — Такого парня…

    В последнее время появились сведения о том, что Константин Самохин уничтожил больше танков противника, чем Лавриненко, а точнее — 69 танков, 13 БТР, 82 пушки и 11 автомашин. На самом же деле в уничтожении такого количества немецкой техники заслуга не только Самохина, но и всей танковой роты, которой он командовал в течение шести месяцев. На сегодняшний день пока не удалось выявить ни одного танкиста Красной Армии, на личном счету которого было бы больше уничтоженных немецких танков, чем у Дмитрия Лавриненко.

    Несмотря на то что Константин Самохин, как и Дмитрий Лавриненко, отличился во многих боях, уничтожил более 30 вражеских танков и зарекомендовал себя настоящим мастером танкового боя, ему также не было присвоено звание Героя Советского Союза. Не поднимался вопрос об этом и после окончания Великой Отечественной войны.

    Александр Бурда

    Александр Федорович Бурда родился 12 апреля 1911 года в поселке Ровеньки (ныне город в Луганской области на Украине. — Прим. авт.) в семье шахтера. Окончил 6 классов. Работал монтером, слесарем на шахте № 15 в г. Ровеньки. В Красную Армию призван в 1933 году, попал в танковую часть. За успехи в боевой и политической подготовке его наградили нагрудным знаком «Отличник РККА» и направили на курсы средних командиров. За два года службы А. Бурда прошел путь от механика-водителя до командира танкового учебного радиовзвода.

    Война застала его в Станиславе уже в должности командира роты в 15-й танковой дивизии. Свое боевое крещение он принял в Винницкой области, где, прикрывая отход дивизии, разгромил немецкое танковое подразделение.

    Здесь небезынтересно привести воспоминания самого А.Бурды: «14 июля в бою под Белиловкой мы атаковали и уничтожили колонну противника, которая прорывалась к Белой Церкви в сопровождении 15 танков. Я с моим башенным стрелком Васей Стороженко шестнадцатью снарядами уничтожил немецкий танк, четыре машины с боеприпасами и тягач с пушкой…

    Обстановка обострялась с каждым часом. Гитлеровцы хорошо знали, что мы рыщем здесь, и на рубежах нашего вероятного появления выставляли танковые и артиллерийские заслоны. И вот в этой обстановке мы все же наносим фланговый удар. Все делалось в спешке: времени для обстоятельной разведки не хватало. Видим, бьет противотанковая артиллерия. Старший лейтенант Соколов с тремя танками бросился подавить ее, и на наших глазах все три танка сгорели…

    В это время нас стали обходить крупные силы гитлеровцев. Нам дали приказ отступать. Мне с группой из шести танков было поручено прикрыть отход дивизии: она должна была сосредоточиться в новом районе. Мы вели бой из засад…

    Выполнили мы боевую задачу, а тут началось самое трудное: боеприпасы и горючее на исходе, а приказа о смене позиций все нет. Отходить без приказа нельзя и воевать уже нечем. К тому же состояние боевой техники отвратительное — моторы уже отработали то, что им положено. У одного танка вышел из строя стартер — у него мотор заводится только от движения, когда машину на буксире потянешь. А если заглохнет под обстрелом, что тогда?

    Укрылись мы в леске, замаскировались, ждем связного от командования. А тут, как на беду, гитлеровцы. Их много. И разбивают бивуак метрах в 30 от наших танков. Мы тихо ждем, присматриваемся, прислушиваемся. Гитлеровцы разожгли костры, сели поужинать, потом улеглись спать, оставив часовых. Уже полночь… Час ночи… Связного все нет. Стало жутковато. Вдруг слышу, что-то шуршит. Пригляделся — ползет человек без пилотки. Шепчу:

    — Кто такой?

    — Я… лейтенант Перджанян, с приказом.

    У него в одной руке винтовка, весь обвешан гранатами. Я его хорошо знал.

    — Приказано отходить. Вот маршрут…

    Ну, все сделали, как условились. Удар гранатой — в сторону фашистов, все моторы взревели, неисправную машину дернули, она сразу завелась. Даем бешеный огонь по кучам спящих гитлеровцев, по их пушкам, грузовикам. У них паника, мечутся у костров. Много мы их там положили. Прорвались…

    Остановился, пересчитал машины — одной нет. Что такое? Неужели погибла? Взял винтовку, побежал по дороге с Перджаняном поглядеть, что случилось. Смотрим, чернеет наш Т-28.

    — Свои?

    — Свои, — узнаю по голосу механика-водителя Черниченко.

    — В чем дело?

    — Машина подработалась, фрикцион не берет. А тут еще камень попал между ведущим колесом и плетью гусеницы, ее сбросило внутрь. Теперь гусеницу не надеть…

    Что делать? Противник в километре, вот-вот гитлеровцы бросятся нас догонять. Юзом машину не утянуть. Скрепя сердце принимаю решение взорвать танк. Командиром на танке был Капотов — замечательный, храбрый танкист. Приказываю ему:

    — Возьми бинты, намочи бензином, зажги и брось в бак с горючим.

    Хоть и жалко ему машину, он приказ выполнил немедленно, но вот беда — бинты погасли, взрыва нет. Принимаю новое решение:

    — Забросай бак гранатами, а мы тебя прикроем!

    Капотов без колебаний выполнил и этот приказ.

    Раздались взрывы, машина запылала. Мы бросились к танкам и поехали дальше.

    Нашли своих, доложили о выполнении боевого задания командованию, получили благодарность. Оттуда до Погребища дошли без боев. Это было уже 18 июля. Там сдали свои машины и отправились на формирование в тыл».

    Как уже упоминалось, одной из частей, развертывавшихся на основе 15-й танковой дивизии, была 4-я танковая бригада полковника М.Е. Катукова. К тому времени, когда А.Бурда был зачислен в бригаду, на его боевом счету уже числилось восемь уничтоженных танков и четыре колесные машины противника. Спокойный, дружелюбный, с открытым широкоскулым лицом, Александр Бурда стал любимцем бригады.

    Утром 4 октября 1941 года командир роты средних танков старший лейтенант А. Бурда и командир 1-го танкового батальона капитан В.Гусев получили от Катукова приказ — двумя группами с десантом мотопехоты установить силы противника в Орле. Получив приказ, Бурда проявил себя опытным и находчивым командиром. Он продвигался к Орлу с исключительной осторожностью, выслав вперед хорошо проинструктированный разведдозор во главе с лейтенантом Ивченко. Благодаря этому его группе удалось незаметно для противника подойти к юго-восточной окраине Орла и замаскировать танки в зарослях орешника. Высланная вперед пешая разведгруппа во главе с заместителем политрука Евгением Багурским установила, что единственная дорога в город с юго-востока в районе завода № 9 и товарной станции охраняется дивизионом противотанковых орудий, тщательно замаскированных в сараях и стогах сена. Разведка Багурского установила также, что главные силы противника расположились вдоль шоссе, идущего на Мценск.

    Бурда вполне резонно решил, что в этих условиях прорываться в город бессмысленно: напоровшись на засаду, можно потерять и людей, и машины. Самое главное — не обнаружить себя. Были приняты строжайшие меры маскировки и установлено тщательное наблюдение за шоссе.

    Ночь прошла спокойно, а серым, дождливым утром из Орла по направлению к Мценску выползла колонна немецких войск. Впереди двигались бронетранспортеры с прицепленными противотанковыми орудиями. За ними ползли танки и опять бронетранспортеры с пехотой. По подсчетам Бурды, по дороге двигалось до полка моторизованной пехоты.

    Старший лейтенант выждал, когда колонна поравняется с засадой, и только тогда дал команду открыть огонь. Сначала разведчики били по танкам и бронетранспортерам. Сразу же вспыхнуло несколько машин. Другие, пытаясь повернуть назад, подставляли борта и сейчас же получали снаряд. Полетели в воздух колеса и обрывки гусениц. Немецких солдат охватила паника.

    А в это время из засады выскочил взвод лейтенанта А.М. Кукаркина с десантом и принялся давить и расстреливать метавшихся вдоль дороги немцев. Заместитель политрука Багурский, стоя на танке Кукаркина, расстреливал бегущих вражеских солдат сначала из винтовки, а потом из пистолета. В кармане одного из убитых немецких офицеров он обнаружил важные документы, в которых назывались номера частей, сосредоточенных в Орле. Эти документы и захваченные пленные помогли установить, что перед фронтом бригады находился 24-й моторизованный корпус в составе двух танковых и одной моторизованной дивизий.

    Почти вся вражеская колонна была разгромлена. Правда, часть немцев попыталась скрыться в лощине. Но там они наткнулись на стоявший в засаде танк Петра Молчанова. И здесь враг понес тяжелые потери. Когда налетели немецкие «юнкерсы», советских танков на месте не оказалось, Бурда уже увел свою группу с места боя в лесочек неподалеку от села Кофаново. Проведя день в лесу, группа ночью по проселочным дорогам совершила марш и присоединилась к основным силам бригады в районе села Первый Воин.

    Это была первая боевая задача, успешно выполненная подразделением Бурды в составе 4-й танковой бригады. Боевой счет группы Бурды оказался внушительным: 10 средних и легких танков, 2 тягача с противотанковыми орудиями, 5 автомашин с пехотой, 2 ручных пулемета и до 90 солдат противника.

    Столь же грамотно и смело действовал А.Бурда и в последующих боях, уже на Волоколамском направлении. 17 ноября 1941 года группа Бурды, защищавшая железнодорожную станцию Матренино, оказалась отрезанной от основных сил бригады.

    «Бурда попал в тяжелейшее положение, — вспоминал М.Е. Катуков. — Возможно, другой бы и растерялся. Но Бурда был прирожденным командиром, как бывают прирожденные музыканты, архитекторы, инженеры, врачи.

    Пробиваться к своим ему предстояло по шоссе через деревню Горюны, уже занятую противником. Это был единственный путь в Чисмену, где стояли основные силы бригады. Единственный потому, что гитлеровцы успели заминировать участки слева и справа от дороги.

    Попробовали атаковать село силами мотострелков, но атака захлебнулась под мощным пулеметным и минометным огнем фашистов. Тогда пехотинцы свернули в лес и по бездорожью начали пробиваться к Чисмене. Танкисты же, включив моторы на полную мощность и стреляя на ходу, ворвались в деревню. Но гитлеровцы оказались изобретательными: они зажгли окраинные дома. Пламя пожаров ослепило оптику. Двигаться в таких условиях, да еще под огнем противотанковых орудий было невозможно.

    Танки свернули в кюветы, и экипажи открыли люки, корректируя огонь. Снаряды противника рвались совсем рядом. Один из них ударил в броню танка Бурды и заклинил башню.

    Неожиданно из темноты в нескольких десятках метров от танка Бурды вывалился немецкий танк. Сверкнуло пламя выстрелов. Танк Бурды загорелся, но экипаж благополучно выбрался через верхний люк. Гитлеровцам удалось поджечь и машину лейтенанта Ивченко. Когда ее подбили, командир открыл люк, но тут же был скошен автоматной очередью.

    Стояла морозная ночь. Бурда с товарищами отполз от места боя метров на пятьсот и оглянулся. „Тридцатьчетверки“ жарко горели, отбрасывая на снег желтоватые отблески.

    В боях роднятся не только люди. И танкисты привыкают к своим машинам. Потерять полюбившийся танк — тяжелое горе.

    На окраине Горюнов Бурда собрал оставшихся в живых людей своей группы — 26 человек. Падая с ног от усталости и голода, они стали пробиваться через лес к своим.

    Только 20 ноября группа Бурды догнала бригаду в районе Ново-Петровского».

    Весьма успешно действовал А.Бурда, уже капитан, командир батальона 1-й гвардейской танковой бригады, и на Брянском фронте в летних боях 1942 года. Причем, по воспоминаниям М.Е. Катукова, ему поручались наиболее рискованные боевые задания. В одном из боев он был серьезно ранен: восемь осколков триплекса и окалины впились в глазное яблоко. Но операция прошла благополучно, и зрение Александру Федоровичу удалось сохранить. В ноябре 1942 года он вернулся в действующую армию, в 3-й механизированный корпус генерала М.Е. Катукова, на Калининский фронт. В январе 1943 года перед полком, которым командовал А.Ф. Бурда, была поставлена задача произвести глубокий поиск на территории, занятой противником, чтобы найти в лесах наших кавалеристов (большую группу до тысячи человек), ранее попавших в окружение, и вывести к своим. Полку были приданы подразделения лыжников и группа медицинских работников. Продумывая предстоящую операцию, гвардии майор Бурда учел, что у немцев нет сплошной линии обороны и что между их опорными пунктами есть коридоры, по которым, пользуясь непогодой, можно проникнуть в тыл противника. В дальнейшем Бурда так и сделал. Укрываясь снежной поземкой, не ввязываясь в бой, он повел свой отряд через линию фронта.

    На берегу Тагощи в корпусных штабных землянках воцарилось тревожное ожидание. Начальник штаба подполковник М.Т. Никитин сам держал связь по радио с А.Бурдой. Наконец пришло первое донесение, не ахти как обнадеживающее: «Линию фронта прошли. Но в указанном районе кавалеристов не встретили. Продолжаем поиски в лесах».

    Прошло совсем немного времени, и в штабе корпуса получили новое донесение: «Ведем поиски и заняли круговую оборону. Лыжники ведут разведку по квадратам. Половина квадратов заштрихована, кавалеристов нет». А на следующий день третье радиодонесение: «Разгромили автотанковую колонну противника». Позднее выяснились и подробности. Разведчики-лыжники своевременно донесли Бурде, что по дороге из Белого в Оленино движется большая автотанковая колонна. У Бурды возникло подозрение: не идет ли она с заданием уничтожить кавалеристов. И он атаковал ее и разгромил полностью.

    Наконец было получено долгожданное радиодонесение: «Нашли кавалерийский отряд в квадрате… не задерживаясь, возвращаемся».

    Танкисты посадили раненых, больных, обмороженных конников на боевые машины, для некоторых соорудили сани-волокуши и тронулись в обратный путь. Однако снова перейти линию фронта было куда труднее, чем накануне. Немцы, конечно, уже знали, что у них в тылу советский танковый полк, и выставили заслоны на путях его движения.

    «Учитывая это, — вспоминал Катуков, — мы дополнительно передали по радио Бурде: „Ни в коем случае не пробивайтесь через линию фронта по старому маршруту. Держите курс на участок, где оборону держит механизированная бригада Бабаджаняна“. Кроме того, сообщили Александру Федоровичу, по каким опорным пунктам откроем заградительный артиллерийский огонь, прикрывая прорыв танкистов через вражескую оборону. Обязали также Бурду обозначить подход танков к переднему краю серией ракет.

    Январским утром наша артиллерия обрушила огонь на позиции противника в районе выхода группы Бурды. Взметнулись в воздух снежные султаны. Сразу же после артналета в разрыв обороны фашистов двинулись танки 3-й мехбригады А.Х. Бабаджаняна. Танки расширили брешь… Через нее-то и стали выходить полк Бурды и кавалеристы. Впрочем, кавалеристами их теперь можно было назвать лишь условно. Все они стали пехотинцами.

    На нашей стороне их ожидали дымящиеся кухни, медперсонал. Среди вышедших через прорыв обороны было много раненых и обмороженных. Санитарные машины эвакуировали их в тыл.

    Двое суток по коридору в немецкой обороне охраняемые с флангов танковыми заслонами выходили окруженцы. Двое суток день и ночь работали медики, повара, интенданты.

    Александр Федорович Бурда, как обычно, с честью выполнил боевое задание».

    Из приведенного эпизода хорошо видно, что боевая работа танковых войск в годы Великой Отечественной войны складывалась не только из танковых боев.

    Незадолго до начала Курской битвы подполковник А.Ф. Бурда был назначен командиром 49-й танковой бригады, оказавшейся чуть ли не на самом острие наступления 48-го немецкого танкового корпуса. О своей встрече с А.Бурдой 6 июля 1943 года вспоминал М.Е. Катуков: «Бурда переступил порог избы, еле держась на ногах. Небритое лицо его было черным от копоти и усталости. Гимнастерка в пятнах пота. Сапоги в пыли. Таким мы его еще не видели. Он было поднес руку к шлему. Но я шагнул ему навстречу, обнял и усадил на скамейку.

    — Ну, рассказывай по порядку.

    Он облизнул пересохшие губы, попросил разрешения закурить. Глубоко затянувшись, начал:

    — Товарищ командующий, потери…

    — Без потерь на войне…

    — Нет, таких не было…

    Странно было слышать все это от такого командира, как Бурда.

    — Ну, а каковы потери? — тут же вмешался Шалин. — Желательно знать цифры.

    — О цифрах потом, — махнул я рукой. — Рассказывай, Александр Федорович.

    И Бурда стал рассказывать. На их участке противник атаковал непрерывно. По пятьдесят—сто танков шли. Впереди „тигры“, „пантеры“.

    — А с ними трудно, товарищ командующий. Бьешь по ним, а снаряды рикошетом отлетают.

    — Ну а каковы результаты боя?

    — Потери… Ужасные потери, товарищ командующий… Процентов шестьдесят бригады.

    Можно было понять состояние Бурды. Незадолго до начала боев он принял бригаду. Это был его первый бой как комбрига. И вдруг такой непривычный исход: ведь обычно он умел воевать малой кровью, как говорили тогда. Брал противника хитростью…

    Я попросил Шалина дать донесение, где значился боевой счет 49-й танковой бригады. Немецкие потери значительно превышали потери бригады Бурды.

    Я поднялся и пожал руку комбригу.

    — Считай, что ты выполнил задачу. Главное, вы выстояли, не отступили. А сейчас иди к ремонтникам, поторопи их. Пусть поскорей восстанавливают машины. Я уверен, что на них вы еще будете воевать по-гвардейски».

    Погиб Александр Бурда в январе 1944 года, когда войска 1-го Украинского фронта отражали контрудар немецких войск, спешивших на помощь своей группировке, окруженной под г. Корсунь-Шевченковский. В наступавших немецких дивизиях имелось немало тяжелых танков «Тигр» и «Пантера». В одном только танковом полку «Беке» их насчитывалось 192 единицы. Нашим танковым и механизированным корпусам, в основном укомплектованным средними танками Т-34, приходилось несладко. Подробности последнего боя А.Бурды можно узнать из очерка М.И. Малеваного «Один против двенадцати»:

    «Это было 25 января 1944 года. После неудачных лобовых атак в районе села Цыбулев юго-восточнее Липовца гитлеровцы попытались обойти бригаду с фланга. Командир 64-й гвардейской Краснознаменной танковой бригады (бывшая 49-я танковая бригада. — Прим. авт.) подполковник Бурда настороженно следил за полем боя.

    — „Ромашка!“, „Ромашка!“ — вызывал он командира 1-го батальона. — Повернись фронтом направо. Тебя с фланга обходят „тигры“.

    — Вас понял, — отвечал комбат. — Вижу танки. Перехожу к обороне.

    Комбриг повернулся к своему заместителю по политчасти и с досадой проговорил:

    — Плохо воевать без резерва. Последнюю танковую роту послал на левый фланг, а враг правый фланг прощупывает. Шестая атака за короткий зимний день! И чего они сегодня взбесились!

    Понеся большие потери, гитлеровцы оставили поле боя. Орудийный грохот умолк. Но обстановка с каждым часом осложнялась. Командира волновала неясность положения на левом фланге. Уже больше двух часов там не было слышно боя. Посланные разведчики не возвращались.

    — Почему не уследил, куда оторвался левый сосед? — упрекал он начальника штаба.

    …Подполковник Бурда докладывал обстановку командиру корпуса. В дверь заглянул офицер штаба и громко крикнул:

    — Товарищ командир, нас обходят танки!

    Как разжатые пружины, выскочили из машин начальник штаба и командир бригады. Быстрым взглядом подполковник Бурда окинул поле, сад, отдельные дворы и постройки. „Тигры“ вышли в тыл бригады с соседнего участка совершенно неожиданно, и не слева, а справа. Они незамеченными прошли по лощине и появились позади командного пункта бригады, охватывая полукольцом расположение штаба. Подполковник насчитал двенадцать вражеских машин. Они медленно, как огромные черепахи, ползли по заснеженному полю. За грохотом пушек не было слышно их гула.

    Опытный глаз боевого командира видел — над штабом бригады нависала неотвратимая угроза захвата врагом.

    — Тебе надо немедленно уходить, — сказал он начальнику штаба. — Спасай знамя и документы. В крайнем случае, пусть сгорят вместе с нами, лишь бы не достались врагу.

    Одну за другой перебирал подполковник Бурда возможности спасения штаба. Дело решали считаные минуты. С фронта не снимешь ни одной танковой роты — поздно. „Тигры“ недалеко, а резерв находился на фланге, где ждали удара танков и пехоты противника. Сообщить соседу справа? Но „тигры“, видимо, проникли оттуда. На командном пункте всего одна „тридцатьчетверка“.

    Это были самые тяжелые минуты в жизни отважного командира. Он боятся не за свою жизнь — за честь бригады. Той самой гвардейской бригады, которая лишь за последний месяц с боями прошла более 200 километров, освободила десятки населенных пунктов, уничтожила много боевой техники и живой силы врага.

    Тем временем танки противника почти замкнули кольцо. Они осторожно приближались к штабу. Командир принял дерзкое решение: вступить в бой одним танком против двенадцати, отвлечь на себя внимание противника, чтобы дать возможность штабным машинам выскользнуть из окружения.

    Он быстро отдал последние указания начальнику штаба и побежал к танку. И вот „тридцатьчетверка“ командира бригады на большой скорости выскочила из укрытия и заняла выгодную огневую позицию. Танковая пушка двигалась то по горизонтали, то по вертикали, как будто „обнюхивала“ воздух.

    Подполковник Бурда ударил по ближнему „тигру“, с первого выстрела вывел его из строя и перенес огонь на второй, двигавшийся вдоль дороги. От удара бронебойным снарядом танк загорелся. Во вражеском кольце образовалась брешь, в которую ринулись машины штаба бригады. Они пошли по лощине к фронту, под защиту танковых батальонов.

    Но танки врага продолжали наседать на командный пункт. Вражеская болванка со страшной силой ударила в борт „тридцатьчетверки“, затем вторая, третья. От сильных ударов вовнутрь боевой машины посыпались броневые осколки, которые сразили отважного комбрига. С трудом бойцы вытащили тяжело раненного командира через верхний люк. По дороге в ближайший медсанбат комбриг скончался.

    Три долгих года прошел Александр Федорович Бурда по дорогам войны в рядах славных танкистов-гвардейцев. Им не хотелось верить, что любимого командира нет в живых».

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1944 года за доблесть, героизм и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Корсунь-Шевченковской операции советских войск, гвардии подполковнику Александру Федоровичу Бурде было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

    А.Ф. Бурда был награжден двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, медалями. К моменту гибели на его боевом счету было 30 подбитых танков противника.

    Похоронен герой-танкист в поселке Ружин Житомирской области (Украина). Его именем названа одна из улиц поселка.

    Николай Андреев

    Николай Родионович Андреев родился 7 августа 1921 года в деревне Куроплешево (ныне Кологриво) Сланцевского района Ленинградской области. Закончил семилетнюю школу и Ленинградский дорожно-механический техникум. Работал в составе 39-й машинно-дорожной станции в Амурской области. В сентябре 1940 года призван на действительную срочную службу в ряды Красной Армии. Зачислен в учебную роту 375-го отдельного танкового батальона 38-й стрелковой дивизии, который дислоцировался в г. Бикине Хабаровского края.

    Закончив обучение, в апреле 1941 года Николай Андреев был направлен для дальнейшего прохождения службы в Киевский Особый военный округ, в 64-й танковый полк 32-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса. Сформированная в марте 1941 года на базе 30-й легкотанковой бригады, 32-я танковая дивизия была сильным соединением. В ее составе имелось 323 танка: 49 KB, 173 Т-34, 31 БТ и 70 Т-26. При этом, правда, автотранспортом дивизия была укомплектована менее чем на 50 %. Андрееву предстояло осваивать средний танк Т-34, но времени на это судьба отпустила чрезвычайно мало.

    В соприкосновение с противником 32-я танковая дивизия вошла в полдень 22 июня 1941 года южнее Кристинополя. 23 июня вела бой в районе Великих Мостов. 25 июня под ударами немецких войск начала распадаться на отдельные очаги обороны 6-й армии. Для восстановления положения командующим армией И.Н. Музыченко в бой были брошены дивизии 4-го механизированного корпуса генерала А.А. Власова.

    К 14 ч. 25 июня 32-я танковая дивизия сосредоточилась на исходных позициях, а в 18 ч. 20 мин. атаковала части 1-й горно-егерской дивизии 49-го горного корпуса Кюблера в направлении Басяки, Вареницы, Семерувка. Поддержки со стороны отходящей пехоты 6-го стрелкового корпуса дивизия не получила и атаковала фактически одними танками. В качестве результатов боя были заявлены 16 подбитых вражеских танков, 4 75-мм орудия, 8 противотанковых орудий, 14 прицепов с боеприпасами. Справедливости ради следует отметить, что танки у соединений немецкого 49-го горного корпуса отсутствовали. Теоретически за них могли быть приняты пять-семь штурмовых орудий StuGIII, приданных 1-й горно-егерской дивизии. Собственные потери 32-й танковой дивизии полковника Е.Г. Пушкина составили 15 танков. В истории 1-й горно-егерской дивизии бой у населенного пункта Язув Старый описывается так: «Наши позиции находятся на возвышенности, и танки неприятеля хорошо различимы. Наша 3,7-см противотанковая пушка спокойно выжидает, когда танки подойдут на достаточную дистанцию для стрельбы. Когда дистанция сокращается до 600 м, из орудия открывается огонь. Практически каждый выстрел попадает в цель. Отчетливо различимы огневые следы снарядов. Однако позже мы перестаем верить своим глазам: наши противотанковые снаряды просто отскакивают от танков. Не останавливаясь, танки неприятеля продолжают приближаться к нам, ведя огонь из всех орудий. Затем происходит нечто неожиданное: оправившись от испуга перед стальными колоссами, наши пехотинцы начинают атаковать, забрасывая машины ручными гранатами». Против атакующих без поддержки пехоты и артиллерии танков ручные гранаты оказались достаточно эффективны.

    Нельзя не согласиться с полковником Пушкиным, который по итогам боевой деятельности дивизии написал в отчете: «Следующим моментом неправильного использования дивизии нужно считать постановку задачи дивизии на атаку сильного противотанкового района противника (6 км севернее Яворов) и на неблагоприятной местности (р. Якша, заболоченные долины в районе Язув Старый), без поддержки артиллерии и без взаимодействия с пехотой». Впрочем, атаки советских танкистов не прошли бесследно. В течение двух дней, например, другую немецкую дивизию — 68-ю пехотную — атаковали в разной последовательности все три дивизии 4-го мехкорпуса. Дивизия понесла серьезные потери, и ее состояние характеризовалось в журнале боевых действий группы армий «Юг» как «полностью выведенная из строя». В итоге вечером 25 июня командование 17-й армии направило в адрес ОКХ запрос на замену 68-й пехотной дивизии на 4-ю горноегерскую из резерва ОКХ. Запрос был удовлетворен, и с утра 26 июня потрепанная дивизия стала выводиться в резерв. В целом И.Н. Музыченко удалось контратаками 4-го мехкорпуса удержать фронт 6-й армии.

    Из впечатлений первых дней войны Андрееву запомнилось то, как горячо говорили на состоявшемся в полку митинге о том, что скоро будем в Берлине, и еще — как возмущалось и негодовало его крестьянское сердце, видя, что немецкие танки, развернувшись в боевой порядок, шли прямо по неубранному пшеничному полю, безжалостно вминая в землю колосья… С такими наивными эмоциями молодому танкисту пришлось очень скоро расстаться. Вскоре Андреев и сам уверенно вел свою «тридцатьчетверку» по нескошенным хлебам навстречу немецким танкам. В первом бою прямым попаданием осколочного снаряда поднял на воздух крытую немецкую машину с солдатами и вместе с механиком-водителем и заряжающим кричал от радости «ура!». В том же первом бою довелось в конце увидеть и удирающих вспять немцев, покинувших свои горящие танки и автомобили.

    Но это было только начало и только местный, локальный наш успех. В дальнейшем что ни день приходилось видеть не только битых врагов, но и как горят, как погибают наши солдаты, и отходить, и гореть, и проливать кровь самому. Судьба, надо признать, благоволила Андрееву. Четырежды благополучно выбирался он из горящего танка, дважды был ранен и один раз контужен и при всем при том в госпиталях долго не залеживался. На молодом теле раны и ожоги заживали быстро. Однажды горящим факелом выпрыгнул из танка в таком виде, что механик-водитель оцепенел: лицо черное, глаза красные, волосы на голове все сгорели, кожа потрескалась… «Я ничего не вижу», — сказал Андреев механику. Но и тут Бог оказался к нему милостив: и зрение восстановилось, и лицо зажило.

    В начале июля 32-я танковая дивизия участвовала в обороне Бердичева, в конце июля попала в окружение под Уманью. В августе остатки дивизии пробились к своим. 10 августа 32-я танковая дивизия была расформирована, а на ее базе были созданы 1-я и 8-я танковые бригады. Николай Андреев был назначен командиром танка в 1-ю танковую бригаду Юго-Западного фронта.

    24 октября 1941 года под Белгородом в бою с превосходящими силами противника командир танка Н.Андреев, будучи раненным в кисть левой руки, продолжал руководить действиями экипажа. Враг понес ощутимые потери. За мужество и отвагу, проявленные в этом бою, Андреев был награжден орденом Красной Звезды.

    В феврале 1942 года 1-ю танковую бригаду преобразовали в 6-ю гвардейскую танковую бригаду (на завершающем этапе войны она получит почетное наименование Сивашская).

    Она осталась в составе Юго-Западного фронта. За успешные боевые действия под Курском и Харьковом Н.Р. Андреев был награжден вторым орденом Красной Звезды.

    17 марта 1942 года приказом командующего 21-й армией Николаю Андрееву было присвоено первое офицерское воинское звание «младший лейтенант». Офицерское звание он заслужил по праву. Об этом свидетельствует его боевая характеристика: «Тов. Андреев с первого дня Отечественной войны в непрерывных боях… в районе Рубежное Харьковской области, в танковой контратаке подбил 5 танков противника, и благодаря его храбрости в бою немцы бросили два танка исправных. В селе Двуречное сжег 2 танка и уничтожил гусеницами взвод автоматчиков…»

    Гвардии младший лейтенант Н.Андреев, будучи уже командиром взвода, принимал участие в оборонительных боях на подступах к Сталинграду. О том, как он воевал, можно вновь почерпнуть сведения из его боевой характеристики, подписанной командиром 1-го танкового батальона бригады гвардии майором Дьяконенко и военкомом батальона гвардии старшим политруком Тонконогом: «Мастерски овладел ведением танкового боя, снайпер танковой стрельбы, личным примером увлекает танковые экипажи в бой. Воспитал свой взвод в духе презрения к смерти, в духе ненависти к иноземным захватчикам, его взвод не знает страха перед врагом. В период боев, зачастую при перевесе сил на стороне противника, его взвод смело и дерзко атакует противника, выходя из боя победителями…»

    Лето 1942 года было сухим и невыносимо жарким. Солнце, казалось, стоит прямо над головой. Палило нещадно. Танковая броня так раскалялась, что нельзя было дотронуться рукой. А внутри танка на марше и особенно во время боя — ад кромешный… В один из таких дней начала августа танкисты 6-й гвардейской танковой бригады долбили кирками и ломами твердую, как гранит, степную целину, оборудуя окопы для танков. Бригада только что была передана из резерва фронта в состав 64-й армии и получила задачу занять оборонительный рубеж на южных подступах к Сталинграду.

    Когда окопы были отрыты и солдаты и офицеры жаждали отдыха, поступил приказ выдвинуться в район 74-го разъезда, внезапно занятого частью сил 14-й немецкой танковой дивизии, и, контратаковав противника, восстановить положение. Командир бригады полковник Кричман возложил эту задачу на первый танковый батальон, в котором гвардии лейтенант Андреев командовал взводом «тридцатьчетверок».

    Авиация противника массированными налетами непрерывно бомбила боевые порядки наших танков. Во время атаки танк Андреева первым ворвался на разъезд и тут же столкнулся с колонной немецких танков, состоящей из двадцати машин. Двигаясь вдоль колонны, он открыл огонь по вражеским танкам. Вслед за танком Андреева шли на большой скорости машины его взвода, экипажи которых возглавляли младший лейтенант Чихунов и старший сержант Дементьев. Развернув пушки под прямым углом к направлению движения, они снаряд за снарядом посылали в камуфлированные борта вражеских машин. Гитлеровцы такой дерзости — трое против двадцати! — не ожидали и замешкались. Пять их танков уже пылали, наводя страх и панику.

    В один из моментов боя, когда в дыму и пыли все смешалось, Андреев вдруг услышал крик своего механика-водителя старшины Каманова:

    — Командир, гляди по курсу!

    — Крутанул я туда прибор наблюдения, — рассказывал Андреев, — и вижу: прет прямо на нас фашистский танк и целится пушкой в наш борт. А у меня в это время пушка была повернута на борт и не заряжена. Понял я, что не успею развернуть башню, как враг выстрелит. На размышление, на принятие решения у меня было одно мгновение. Ни промедлить, ни попытаться уйти не было никакой возможности, фашисты расстреляли бы нас в упор. Все это пронеслось в голове молниеносно. И я скомандовал механику-водителю:

    — Петя, бей его тараном!

    Взревел мотор, Каманов рывком бросил машину на вражеский танк. В это время фашист выстрелил, его снаряд скользнул по нашей башне, вызвал внутри нее сноп искр и рикошетом ушел вверх. И тут последовал сильный удар, заскрежетала сталь по стали. «Тридцатьчетверка» всей своей многотонной массой обрушилась на врага… От удара сорвался с крепления прицел, ослабла гусеница, согнулся ствол лобового пулемета…

    А бой за разъезд продолжался. Его вела уже вся бригада. Разъезд дважды переходил из рук в руки. Но немцы за весь день к Сталинграду не приблизились.

    5 ноября 1942 года Николаю Андрееву было присвоено звание Героя Советского Союза.

    «Во время атаки тов. Андреев своим танком первым ворвался в разъезд, занятый противником, и лицом к лицу столкнулся с колонной немецких танков, состоящей из 20 машин.

    Тов. Андреев не растерялся и не уклонился от боя с двадцатью танками противника. Развернув свой танк, т. Андреев, на высшей передаче, направил его вдоль по колонне танков противника, расстреливая их в упор огнем из пушки. В этом бою т. Андреев сжег 5 танков, подбил 2 танка и уничтожил 2 орудия противника.

    Танк Андреева имел незначительное повреждение, которое было устранено после боя силами самого экипажа. Танк по настоящее время под командованием лейтенанта Андреева участвует в ежедневных боях, нанося противнику большие потери.

    На своем боевом счету т. Андреев имеет уничтоженными до 27 танков, несколько десятков орудий и большое количество мелкого вооружения и пехоты противника…» — отмечается в наградном листе и в качестве вывода делается заключение: «Достоин правительственной награды — присвоения звания „Герой Советского Союза“ с вручением ордена Ленина и медали „Золотая Звезда“».

    В августе 1942 года Н.Андреева, уже гвардии старшего лейтенанта, назначили на должность командира танковой роты. В сентябре 6-я гвардейская танковая бригада, а точнее, все, что от нее осталось, в числе других соединений была передана из 64-й в 62-ю армию.

    В конце 1942 года гвардии старший лейтенант Н.Андреев был отозван с фронта и зачислен слушателем Военной академии бронетанковых и механизированных войск. После выпуска из академии в марте 1945 года он был назначен на должность старшего помощника по тактической подготовке начальника 1-й части штаба 8-й учебной танковой бригады Уральского военного округа. После окончания Великой Отечественной войны более 20 лет он прослужил на различных должностях в управлении и штабе Уральского военного округа, а затем был переведен в Главное управление кадров Министерства обороны СССР. Спустя год после перевода он был назначен начальником одного из управлений ГУКа и возглавлял его вплоть до своей отставки в июне 1988 года. В отставку он вышел в звании генерал-лейтенанта.

    Герой Советского Союза Н.Р. Андреев был награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», многими медалями.

    Умер Н.Р. Андреев 5 апреля 2000 года.

    Владимир Хазов

    Владимир Петрович Хазов родился 9 сентября 1918 года в селе Лава ныне Сурского района Ульяновской области в семье крестьянина. Окончил зооветеринарный техникум.

    В Красной Армии с 1937 года. В 1939 году окончил Ульяновское бронетанковое училище.

    Учился на хорошо и отлично, имел одиннадцать поощрений за успехи в службе и учебе. Высокие волевые и командирские качества В.Хазова были отмечены в его выпускной аттестации: «Авторитетом среди товарищей пользуется. Может держать связь с красноармейской массой. Тактически подготовлен хорошо, матчасть оружия и технику, теорию стрелкового дела знает хорошо. Вождением боевых машин, стрельбой из танкового оружия овладел хорошо. Тов. Хазов требовательный к себе и подчиненным. Чувствует ответственность, вынослив…»

    Лейтенант В.Хазов был направлен в распоряжение военного совета Особой Дальневосточной Краснознаменной армии. Здесь его назначили на должность командира взвода 186-го отдельного учебного танкового батальона (48-я отдельная танковая бригада), где готовились младшие специалисты для танковых частей. В тот период на Дальнем Востоке была сформирована 58-я танковая дивизия в составе 30-го механизированного корпуса. В конце марта 1941 года лейтенант В.Хазов был назначен на должность командира взвода по ремонту средних и легких танков 116-го танкового полка этой дивизии.

    Наступил октябрь 1941 года. Враг рвался к Москве. По решению командования 58-я танковая дивизия была переброшена на Западный фронт. Дивизия участвовала в боях под Москвой с 1 ноября. 31 декабря дивизию расформировали, создав на ее базе 58-ю танковую бригаду. Лейтенант Хазов был назначен командиром взвода во 2-м танковом батальоне, а уже в феврале 1942 года в этом же батальоне он принял роту. Вот выдержка из боевой характеристики на него, написанной командиром батальона капитаном Артемьевым при представлении на вышестоящую должность: «За период пребывания во 2-м танковом батальоне тов. Хазов показал себя идеологически выдержанным, морально устойчивым, преданным социалистической Родине.

    Работая на должности командира взвода, с работой справлялся хорошо, технически и тактически подготовлен хорошо, отличный стрелок. Много работает с личным составом и проявляет о них заботу. В своей работе аккуратен, быстро реагирует на приказы и приказания. Требователен к себе и подчиненным. Взвод имеет хорошую подготовленность…

    В период боевых действий тов. Хазов проявил смелость и находчивость, в бою храбр…

    …Как лучший командир взвода тов. Хазов назначен командиром роты».

    В марте 1942 года после боев под Москвой в составе войск Западного и Калининского фронтов лейтенант В.Хазов оказался в Сталинградском военном округе, где формировалась 6-я танковая бригада. В конце апреля бригада в составе 23-го танкового корпуса вступила в бой в районе Харькова. За период с 12 по 18 мая 1942 года лейтенант Хазов уничтожил четыре танка противника, за что был представлен к награждению орденом Красного Знамени.

    Внезапные действия из засад в боевых схватках со значительно превосходящим противником позволяли нашим танкистам наносить ему ощутимый урон. В наградном листе В.Хазова приводится характерный пример: «14 июня 1942 года, будучи в засаде западнее Ольховатки, с тремя танками отразил атаку танков до 40 шт. с пехотой, сам лично уничтожил 4 танка…»

    Более подробно этот боевой эпизод освещен в очерке «В засаде танкисты»: «Он (старший лейтенант Хазов. — Прим. авт.) получил приказ организовать засаду в районе села Ольховатка Великобурлукского района Харьковской области и остановить одну из танковых колонн противника. Хазов нашел и оборудовал выгодную позицию — западнее села на опушке рощи перед небольшим оврагом, откуда был хороший обзор и обстрел в сторону противника, а сам овраг прикрывал подступы к позиции танкистов.

    В десять часов, когда уже солнце было высоко в небе, а в боевых машинах стало душно, послышался рокот моторов. К засаде Хазова приближалась крупная колонна фашистских танков. Они то поднимались на взгорки, то опускались в балочки и лощинки, то снова выползали из них. Владимир насчитал их до сорока, когда головной T-IV приблизился к позиции наших танкистов на 300–400 метров.

    …Шквал металла встретил колонну из дивизии „Мертвая голова“. Но танки врага прибавили в скорости, стреляя на ходу. Вражеские снаряды вспарывали землю у наших боевых машин. В танке Владимира стало жарко. От порохового дыма слезились глаза, трудно было дышать, но командир, заняв место наводчика, словно слился с пушкой.

    Потеряв десять танков, противник беспорядочно отступил. В этом бою 23-летний коммунист Владимир Хазов лично уничтожил из танковой пушки четыре фашистские машины».

    А вот выдержка из наградного листа:

    «15 июня 1942 года был послан в составе трех танков атаковать 27 танков противника, которые сосредоточились в 2 километрах западнее села Ольховатка. Несмотря на такое превосходство, товарищ Хазов с места и с коротких остановок расстрелял и поджег своей группой 15 танков, остальные подбил и уничтожил, с места не ушел ни один. Сам Хазов в этом бою поджег 8 немецких танков и несколько штук подбил, сохранив свою машину.

    С 14 по 15 июня 1942 года взвод роты тов. Хазова в количестве трех танков уничтожил 31 танк противника.

    В. Хазов достоин высшей правительственной награды — звания Героя Советского Союза».

    С первого дня Сталинградской битвы Владимир Хазов метко разил врага: и в Придонье, и в междуречье Дона и Волги, и самом городе. В газете «Красная звезда» от 7 сентября 1942 года была опубликована статья Л.Высокоостровского «Командир танковой роты». В ней, в частности, говорилось: «Старший лейтенант Владимир Хазов, командир танковой роты, сражается сейчас против немецко-фашистских захватчиков под Сталинградом. В этих боях, как и во всех предыдущих, он проявил себя отважным воином и талантливым организатором боевой деятельности своего подразделения.

    Хазов обычно не ограничивался пассивным ожиданием противника, если только его рота не имеет задачи прикрывать какое-либо направление. Последнее, правда, случается редко. Хазов чаще всего оказывается в самом центре событий, в гуще сражения. Он жаждет встречи с немцами, ищет боя. Так воспитаны и люди его подразделения. Однако старший лейтенант не действует опрометчиво. Даже в самом горячем бою он в меру осторожен, победа не кружит ему голову…

    … Старшему лейтенанту Хазову приходилось бывать в весьма затруднительных положениях. Не один раз ему и его роте угрожала смертельная опасность. Но командир умел проявить нужную выдержку, трезво оценить события — и смелым решением, настойчиво проведенным в жизнь, добиться своего…

    Рота, которой командует старший лейтенант Хазов, истребила за время боев 96 немецких танков, 36 орудий и много вражеской пехоты. Это достигнуто не одними лихими наскоками, а упорными и умелыми боями. Здесь установилось нерушимое правило: думать, больше думать над тем, как лучше, без промахов и без просчетов выполнить боевую задачу. Люди заранее имеют свой план и жаждут боя. Вступая в бой, они упреждают врага. А это приносит им победу».

    Спустя шесть дней после появления этой статьи Владимир Петрович Хазов погиб. Вот как вспоминает о его последнем бое комиссар 2-го танкового батальона 6-й танковой бригады А.Чернышев: «Остатки 6-й танковой бригады, где воевал ст. лейтенант Хазов, были переданы нам. Мы держали оборону в районе Вишневой Балки. Владимир командовал танковой ротой. Время было трудное. Гитлеровцы стремились захватить Сталинград любой ценой… В начале сентября 1942 года немцы из района Городище атаковали нас. Наш командный пункт размещался в школе на Северном поселке Красного Октября. С превосходящими силами немцев танковая рота Хазова вела жестокие бои, сдерживая бешеный натиск. В одной из атак Владимира Хазова тяжело ранило в голову. Я распорядился эвакуировать его с поля боя в район клуба имени Ленина, где располагались наши тылы. Внутрь танка Владимира нельзя было спрятать, поэтому его положили на броне танка. Во время движения по улице, примерно там, где сейчас проспект Металлургов (а это было днем), девять немецких самолетов набросились на танк и стали его бомбить и обстреливать. Владимир, превозмогая боль, из запасного пулемета бил по самолетам. Один из них рухнул на землю. Но в этой неравной схватке Владимир был убит. Тело его было привезено к клубу имени Ленина и захоронено в парке. Хазов подлинный герой. На его личном боевом счету было уже 27 уничтоженных танков, а немцам и счета не велось».

    5 ноября 1942 года Владимиру Петровичу Хазову было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

    Тело его впоследствии перезахоронили в братскую могилу на Мамаевом кургане.

    Именем В.П. Хазова названы улицы в Волгограде и Ульяновске и поселке Сурское. На здании бывшего Сурского зооветеринарного техникума, в котором в 1936–1937 годах учился В.П. Хазов, установлена мемориальная доска. Его имя присвоено Кувайской средней школе Сурского района.

    Павел Гудзь

    Родился Павел Данилович Гудзь 28 сентября 1919 года в селе Стуфченцы Проскуровского района Каменец-Подольской области (ныне Хмельницкий район Хмельницкой области).

    В 1937 году после окончания техникума искусств Павел Гудзь назначен инструктором районного отдела народного образования. Спустя два года судьба круто изменилась: он поступил во 2-е Саратовское танковое училище, которое окончил с отличием. В середине июня 1941 года в звании лейтенанта он прибыл в 63-й танковый полк 32-й танковой дивизии, дислоцировавшейся во Львове.

    Рано утром 22 июня по боевой тревоге взвод управления (пять танков KB, два — Т-34 и два бронеавтомобиля БА-10), которым командовал Павел Гудзь, во главе колонны полка двигался в сторону западной границы. Его вел опытный механик-водитель Галкин, в недавнем прошлом испытатель танков Кировского завода в Ленинграде. Встретив передовой отряд немцев, Гудзь смело повел взвод на сближение. Первой была уничтожена вражеская пушка. А к 12 часам дня взвод Гудзя уже подбил пять немецких танков, три бронетранспортера и несколько автомашин. В тот же день командирский KB под мастерским управлением Галкина нанес скользящий удар в направляющее колесо вражескому танку, сбил с него гусеницу. Затем сильным ударом свалил в кювет.

    Это был первый в дивизии, а может, и во всей Красной Армии танковый таран. За этот первый в своей жизни бой лейтенант П.Д. Гудзь был представлен к ордену Красного Знамени, получить который ему, однако, не пришлось из-за дальнейших событий, сложившихся на Юго-Западном фронте.

    До 29 июня 1941 года 32-я танковая дивизия в тесном взаимодействии с 81-й мотострелковой дивизией под командованием полковника П.М. Варыпаева обороняла район Львова. В этот период боевые потери были невелики, так как дивизия действовала главным образом против немецкой пехоты — 1-й горно-егерской дивизии. Отходя с боями все дальше и дальше на восток, 32-я танковая дивизия вскоре оказалась в полукольце окружения, так как передовые части противника стремительно продвигались вперед. До Львова оставались считаные километры. Передвигаться по шоссейным дорогам в дневное время стало опасным из-за господствовавшей в воздухе авиации противника. На пятый день войны дивизию облетела печальная весть: советские войска отошли за Львов, в который 30 июня 1941 года вступили немецкие войска. Положение казалось безвыходным, как вдруг у командования дивизии созрел неожиданно дерзкий план.

    Понимая, что самый короткий путь дальнейшего отступления на юго-восток лежал по шоссейным дорогам, одна из которых как раз проходила через Львов, столь хорошо знакомый большинству бойцов дивизии, на состоявшемся совете командного состава дивизии было решено следующее: прорваться через город на глазах ничего не подозревающего противника, следующим порядком. Впереди — танковый десант, за ним — управление, за управлением — тылы, в замыкании — мощная танковая группа, большинство которой составят танки KB и Т-34, которые, по мнению комдива, должны будут ошеломить противника. А если тот все же сумеет организовать сопротивление, то по нему ударит бронированная лавина.

    Вот как описывает этот дерзкий прорыв Б.Яроцкий в своей книге «Алгебра победы»:

    «Перед командирами на фанерном щите висела крупномасштабная карта Львова, по существу — план города. Вглядываясь в серые квадраты кварталов и зеленые пятна скверов, Павел нашел Стрыйский парк, прямоугольники домов. Неправдоподобной показалась мысль, что там уже скоро будет враг.

    Комдив называл маршруты, по которым проследуют полки. Узкие, вымощенные камнем средневековые улочки могли свободно пропускать разве что конных рыцарей, а тут — танки.

    — Головной отряд возглавляет лейтенант Гудзь.

    Павел рывком поднялся, по привычке одернув комбинезон:

    — Есть.

    — За вами следует старший лейтенант Хорин, — продолжал комдив.

    Все стало предельно ясным: первым врывается во Львов взвод управления, то есть головной отряд.

    Медленно, словно нехотя, наступало утро следующего дня. Дивизия затаилась, как исчезла. Небо усердно коптили „юнкерсы“. Они то забирались ввысь, то на бреющем проносились над полями и рощами, сбрасывая бомбы: а вдруг там танки?

    Батальоны выждали до вечера. Затем построились согласно боевому расчету и, набирая скорость, по шоссе устремились к городу.

    Головной отряд наскочил на длинный обоз армейских повозок. Разомлевшие от зноя, в расстегнутых кителях, гитлеровцы лениво смотрели на приближающиеся танки… Потом были колонны автомашин. Грузовики не успевали сворачивать в кюветы. Замелькали пригородные домики. На перекрестках немцы уже расставили указатели. Поворот, еще поворот… И вот уже навстречу летят, быстро увеличиваясь в размерах, столетние дубы Стрыйского парка. На каменной площадке, где по субботам звенела медь оркестра, колыхалась пестрая толпа в кепках и косынках. Над толпой, на дощатом помосте, какие-то люди в сапогах, в галифе и почему-то в вышитых украинских сорочках.

    Танки приближались к площадке. Люди смотрели на них, видимо, ничего не понимая: в лучах заходящего солнца трудно определить, чьи это машины. И все же определили: вышитые сорочки как ветром сдуло. И еще бросилось в глаза: среди дубов мелькали, удаляясь, черные мундиры. Им вдогонку раскатисто ударили пулеметы. И тут же толпа потоком хлынула к дороге. Люди махали руками, бежали за танками, что-то кричали, радуясь и плача. Не иначе, как их сюда согнали на митинг…

    Высекая из брусчатки искры, танки вливались в древний, оцепеневший от ужаса город. В стороне проплыло здание оперного театра. Стрельба усилилась. Из смотрового окна собора Святого Юра торопливо стучал пулемет, поливая свинцом прикипевших к броне десантников. Встречные струи трассирующих пуль образовали реку огня.

    Впереди показалось здание железнодорожного вокзала. Судя по зияющим дырам, в него угодила бомба. Всего лишь месяц назад дежурный по комендатуре объяснял молодым командирам, как добраться до дивизии. Теперь в этой дивизии их осталось немного, но те, кто вел свои взводы сквозь свинец и пламя, уже не считали себя молодыми. Месяц войны равен годам возмужания…»

    Прикрывая выход своей колонны из города, экипаж лейтенанта П.Д. Гудзя уничтожил в этом бою еще 5 танков, за что был вторично представлен к ордену Красного Знамени, который, как и первом случае, ему так и не был вручен.

    10 августа 1941 года 32-я танковая дивизия, сосредоточившаяся к тому времени в районе г. Прилуки, была расформирована. Уцелевшая в боях материальная часть была передана 8-й танковой дивизии, командиром которой был назначен полковник Е.Г. Пушкин, а личный состав был отправлен во Владимирскую область в Гороховец, где впоследствии составил костяк формируемой там 8-й танковой бригады и 91 — го отдельного танкового батальона. В то же самое время из наиболее отличившихся бойцов и командиров бывшего 63-го танкового полка начал формироваться 89-й отдельный танковый батальон, в списки которого оказались зачисленными бывший комбат К. Хорин и бывший командир взвода П.Д. Гудзь. Однако это новое подразделение не имело никакой материальной части, без которой оно просто не могло быть полезным для какого-либо боевого использования. Время шло, а новая техника так и не поступала.

    К концу августа 1941 года капитан К. Хорин был назначен командиром этой части, а лейтенант П. Д. Гудзь — старшим адъютантом батальона (то есть начальником штаба. — Прим. авт.) А по прошествии еще нескольких дней пришел долгожданный приказ: для получения новой техники выехать в Москву. Однако в связи с острой нехваткой личного состава в танковых подразделениях войск Западного фронта начальник ГАБТУ Красной Армии генерал-лейтенант танковых войск Я.Н. Федоренко распорядился послать для приемки таковой только лишь командный состав 89-го отдельного танкового батальона, организовав в дальнейшем дело таким образом, что вся поступающая с уральских заводов техника стала прибывать к месту своего назначения укомплектованная не только боекомплектом, но и экипажами.

    Добираться до Москвы пришлось в вагонах-теплушках в течение нескольких дней.

    По прибытии на место командный состав батальона был расквартирован в одном из домов на ул. Песчаная, близ метро «Сокол». Прибывавшие в штучном количестве танки KB временно ставили на детской площадке во дворе упомянутого дома и, по мере укомплектования ими танковых рот, немедленно отправляли на фронт: сначала в распоряжение командования Западного фронта, а затем исключительно для нужд 16-й армии генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского.

    В самом конце октября в распоряжение батальона прибыло необычно большое количество боевых машин: пять тяжелых танков KB, 10 средних танков Т-34 и 20 легких танков Т-60.

    Поздним вечером 6 ноября комбат К.Хорин получил не совсем понятный приказ: для участия в военном параде на Красной площади 7 ноября 1941 года направить туда не позднее 8 ч. утра роту KB (5 танков), а все остальные танки — незамедлительно направить в распоряжение командования 16-й армии. Так лейтенант П.Д. Гудзь стал участником парада на Красной площади, состоявшегося в честь 24-й годовщины Октябрьской революции. Вскоре после парада все танки KB были отправлены на фронт, в распоряжение 16-й армии, которая в то время вела бои с противником в районе Скирманово — Козлово.

    3 декабря соединения 40-го моторизованного корпуса предприняли последнюю попытку прорваться к Москве по Волоколамскому шоссе. Наступая восточнее трассы, противник захватил деревни Нефедьево и Кузино, располагавшиеся на участке обороны 258-го стрелкового полка подполковника М.А. Суханова. Более двух суток подразделения полка вели упорные бои с 10-й танковой дивизией немцев, пока не заставили ее остановиться. А в ночь на 5 декабря, когда Суханов готовил контратаку, чтобы разгромить вклинившегося противника, на усиление ему был передан 89-й отдельный танковый батальон с одним-единственным танком КВ. Командир батальона капитан Константин Хорин пригласил начальника штаба и по-дружески сказал: «Одна надежда на тебя, Павел. Доверяю последний и единственный КВ. Формируй экипаж и ночью в бой. Надо остановить и уничтожить врага — таков приказ командования». — «Есть уничтожить врага!» — твердо ответил Гудзь.

    О дальнейшем рассказал сам Павел Данилович Гудзь во время беседы, записанной в 1989 году спецкором газеты «Труд» И. Дыниным: «Комбат наклонился к карте. Силы были неравными. У гитлеровцев около двадцати танков, четыре батареи противотанковых орудий, два батальона пехоты. У нас — несколько поредевших стрелковых рот, артиллерийская батарея, один KB и приказ „Стоять насмерть!“. Лейтенант Гудзь вглядывался в сплетение разноцветных штрихов и линий. Небольшая речушка, мостик, дворы… Тут наши. Там враги. Тут редкие гребешки окопов, там танки и артиллерия, готовые к броску. Что предпринять? Окопаться и ждать? Танк KB — не чета гитлеровским! У него пушка мощнее и броня толще. Но фашисты могут обойти занятую позицию справа или слева, не понеся потерь. Значит, надо идти в атаку? Одним экипажем против восемнадцати?

    — Сейчас уже вечер, самое страшное начнется утром, — высказал предположение Хорин, — хорошо бы выбрать удобную позицию. Засаду бы сделать. Но где, Павел?

    — А если здесь? — Гудзь показал точку на карте и уточнил: — Ночи сейчас темные, можно без света подойти поближе, а насчет шума договоримся с артиллеристами.

    Идея понравилась Хорину. Вместе разработали план действий, согласовали время выдвижения, сигналы, договорились с командиром батареи, когда и в каком направлении необходимо стрелять. Решив все вопросы в штабе, вместе направились к танкистам. Комбат коротко поставил задачу и уточнил: „Командовать экипажем будет лейтенант Гудзь. Лейтенанта Старых временно назначаю командиром орудия“. Хорин ушел, а Павел никак не мог начать разговор с танкистами. Они стояли молча и хмуро, но по их лицам было видно, что степень риска хорошо понятна им. Пользуясь внезапностью, они могут уничтожить две-три немецкие машины. Но поддержки у них нет. Придется принять на себя весь ответный огонь и сражаться до последнего дыхания. Иного выхода нет.

    Как только стемнело, наши артиллеристы открыли огонь. Стреляли по рощице за деревней, чтобы не освещать своих. И в это же время под гул канонады в сторону Нефедьева направилась необычная процессия. Впереди шел пешком лейтенант Гудзь, фонариком показывая дорогу. В нескольких шагах следом за ним двигался с погашенными фарами КВ. Приглушенно урча двигателем, он вскоре достиг намеченного рубежа. Там решено было устроить засаду. Мелкий кустарник служил маскировкой. Вражеские танки находились совсем рядом.

    По сигналу танкистов артиллерия прекратила огонь. И Павел сразу же услышал чужую речь. Немцы вели себя нахально. С разных концов села доносились пьяные голоса, играла губная гармошка, хлопали двери в хатах. Временами, когда в небо взлетали ракеты, впереди ясно вырисовывались силуэты их танков.

    Эту ночь Павел Данилович Гудзь запомнил на всю жизнь. Не столько мороз сжимал тело, сколько злость холодила душу. Враги рядом. Они прошли от Бреста к сердцу России, оставляя после себя разрушенные города и села.

    А восток медленно светлел. Уже можно было различить крыши домов и темные коробки танков. „Пора!“ Гудзь неслышно закрыл верхний люк, все встали по местам.

    — Бьем по головному.

    Лейтенант Старых припал к прицелу, башня пришла в движение, орудийный ствол, приподнявшись, на секунду замер, и тут же прозвучал выстрел. Через перископ Гудзь видел, как передний вражеский танк вздрогнул и словно засветился изнутри. Языкастое пламя побежало по броне.

    Танкисты понимали, что дорога каждая секунда. У немцев, видимо, не было организовано дежурство в танках. Пока они не заняли боевые места, следовало нанести им максимальный урон. Выстрелы, казалось, слились в один, так малы были интервалы. Еще одна вражеская машина окуталась дымом. Загорелась третья.

    В сплошном дыму Гудзь не видел радиста, припавшего к пулемету. Но пришло время и ему открывать огонь. К танкам со всех сторон уже бежали немецкие танкисты, надо было хоть на минуту задержать их, хоть нескольких вывести из строя. Загорелись еще два танка противника. И в этот момент оглушительный удар потряс башню. Померк свет, огненные брызги накрыли людей, впиваясь в лица и руки, запахло горелым металлом. Павлу показалось, что он сидит в железной бочке, по которой ударили кувалдой. И сразу же пропали все звуки: так плотно заложило уши. „Отвоевались“, — обожгла мысль. Но, оглядевшись, Гудзь увидел, что все члены экипажа на своих местах, башня подвижна, пушка послушна. Стало ясно: вражеский снаряд угодил в танк, но броня выдержала.

    В который раз за долгие месяцы войны лейтенант мысленно благодарил тех, кто создал КВ. Но времени на размышление не было. Экипаж стрелял без остановок. Весь пол башни был завален горячими гильзами, вентилятор не успевал отсасывать пороховые газы. В это время в корпус танка попал еще один вражеский снаряд.

    Заряжающий Саблин, хватаясь за поручни, стал медленно опускаться вниз. Гудзь соскочил со своего места и заменил Саблина. Но через минуту тот очнулся. От едкого дыма и напряженной работы боец на миг потерял сознание. Вернувшись к перископу, Гудзь увидел: одни вражеские танки пылали, у других были покорежены гусеницы. Остальные расползались в стороны, огрызаясь огнем. А позади уже слышалось „Ура!“. Пехота поднялась в атаку. Кто-то из бойцов вскочил на броню, стреляя из автомата.

    — Вперед! — подал Гудзь команду механику-водителю.

    Танк через кустарник выскочил к деревне, подминая под себя орудия, давя гусеницами убегающих немецких солдат. Наша пехота ворвалась в Нефедьево.

    Но вот смолкла пушка, затих пулемет. Кончились боеприпасы. Стало слышно, что мотор работает с перебоями. Механик-водитель развернул израненный KB, оставил за одним из домов. Когда Гудзь, качаясь от угара и усталости, с помощью подоспевших бойцов вылез из башни, он не узнал свой танк. Белая краска чуть ли не вся полностью облетела, но и зеленой, которой был покрыт корпус, почти не осталось. Повсюду, как оспины, чернели круги окалины. 29 снарядов оставили на броне свои вмятины, но ни один не пробил ее насквозь.

    Три часа длился этот необычный и неравный бой. Одним экипажем KB было сожжено десять вражеских танков, раздавлено несколько противотанковых орудий, около четырехсот солдат врага уничтожено гусеницами и пулеметным огнем».

    Оставляя в стороне некоторые «художественности» и преувеличения статьи типа доносившихся из села «пьяных голосов» и раздавленных гусеницами 400 вражеских солдат, можно утверждать, что бой Павел Гудзь провел мастерски. Грамотно выбрав и скрытно заняв позицию, он заложил основу успешного выполнения боевой задачи. При этом в полной мере использовал преимущество KB перед немецкими танками в броневой защите и вооружении.

    Любопытно отметить, что о результатах этого неравного поединка рассказывал руководитель советской профсоюзной делегации, председатель ВЦСПС Н. Шверник на массовом митинге в Лондоне в начале февраля 1942 года. Он сказал: «На одаом из участков Западного фронта танк лейтенанта Гудзя спешил на поддержку атаки пехоты. Завязался горячий бой одного советского танка с 18 фашистскими. Один против 18. Советский танк методически выводил из строя один танк за другим. Вскоре на поле боя уже насчитывалось 10 сожженных и подбитых немецких машин. Тем временем наши славные пехотинцы наседали на врага, который не выдержал натиска и побежал. Танк преследовал отступающих, давил их гусеницами и расстреливал из пулемета. На поле боя осталось до 400 гитлеровских бандитов, которые никогда не увидят не только Москвы, но и Берлина. Несмотря на полученные танком 29 вмятин, героический экипаж машины оставался до конца боя, блестяще поддерживая пехоту».

    За этот бой Павел Гудзь был награжден орденом Ленина, лейтенант Старых Дмитрий Антонович орденом Красного Знамени, старший сержант Кирин Аким Сергеевич орденом Красной Звезды, сержанты Саблин Павел Иванович и Тотарчук Филипп Дмитриевич — медалями «За отвагу».

    С началом контрнаступления советских войск старший лейтенант П.Гудзь в составе 89-го отдельного танкового батальона принимает участие в штурме Лудиной горы — господствующей над Волоколамском высоты, превращенной немцами в хорошо укрепленный опорный пункт. В ходе этих боев погиб друг Павла Даниловича — майор Константин Хорин, обезглавленное тело которого красноармейцы извлекли из-под снега после того, как после многодневных кровопролитных атак бойцам 18-й стрелковой дивизии все же удалось овладеть этой высотой.

    Начиная с мая 1942 года старший лейтенант П.Д. Гудзь занимает должность заместителя командира батальона, а после его расформирования в июле 1942 года он — уже в звании капитана — назначается на должность командира 574-го танкового батальона 212-й танковой бригады, входящей в состав войск Донского фронта. В ноябре того же года капитану П.Д. Гудзю присваивают чин майора и назначают на должность заместителя командира 8-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва. Однако долго в этой должности П.Д. Гудзь прослужить не смог, так как уже в следующем месяце был ранен.

    В одном из боев танк Гудзя загорелся. К тому же слетела гусеница, и боевая машина застыла на месте. А на броне уже гудело пламя от вспыхнувшей солярки, угрожая проникнуть внутрь машины, начиненной боеприпасами. Подоспевшие танкисты спасли экипаж, а своего командира с шестью проникающими ранениями срочно отправили в госпиталь. После таких ранений в боевой строй не возвращаются. Но майор написал рапорт лично Верховному Главнокомандующему и добился своего. Он был направлен на фронт.

    Новым местом службы майора П.Д. Гудзя стал 5-й отдельный гвардейский танковый полк прорыва, входивший в состав войск Юго-Западного (впоследствии 3-го Украинского) фронта, в котором он в мае 1943 года принял должность заместителя командира.

    И снова бой за боем. При подходе к Запорожью, чтобы обеспечить стрелковым подразделениям форсирование Днепра, необходимо было захватить плотину ГЭС. Двое суток шла ожесточенная схватка. Когда достигли цели, из засады внезапно выскочил «Тигр». Завязалась пушечная дуэль. Вдруг танк, в котором находился Гудзь, потряс удар огромной силы. Членов экипажа охватило пламенем. Заряжающий и стрелок были убиты. У Гудзя повреждена левая ключица и раздроблена кисть левой руки: она болталась на одной жилке. «Боль затуманила сознание, и в поле зрения прицела „тигры“ расплылись, как на воде радужные пятна солярки.

    — Нож!

    Механик-водитель вынул финку.

    — Отрезай.

    — Не смогу, товарищ подполковник…

    А „тигры“ все ближе, ближе: сейчас они будут давить бегущих по оврагу пехотинцев. А ведь пехота верит, что KB их поддержит.

    — Приказываю!

    — Лучше расстреляйте!

    — Нож. Дай нож!..

    Трясущимися руками механик-водитель передал финку, и подполковник Гудзь перерезал себе сухожилие. Кисть — уже чужая, — выскользнула из комбинезона. Теперь все внимание — „тиграм“. Вот один подставил борт. Послушно сработала педаль спуска. От выстрела танк вздрогнул — и вражеская машина, охваченная пламенем, замерла на песчаной отмели.

    — Заряжай!

    Щелкнул клин затвора. Второй „Тигр“ все-таки успел развернуть свою пушку, и командир увидел ее черный кружок ствола. „Тигр“ и KB выстрелили друг в друга почти одновременно…

    Когда он очнулся, до сознания дошло, что уже вечер и бой идет в отдалении, а он лежит около танка, в свежей воронке от авиабомбы. Рядом сидит на корточках механик-водитель. На коленях у него автомат. Заметив, что командир пришел в себя, обрадованно доложил:

    — А второго вы тоже…»

    У читателя наверняка сразу же возникнет вопрос: а были ли «тигры»? Ведь после Курской битвы причисление едва ли не любого немецкого танка к «тигриному» классу стало в Красной Армии массовым явлением. Что ж, можно сказать твердо — «тигры» были! Именно в это время и именно в этом месте, в районе плотины Днепрогэса вел бои 506-й немецкий тяжелый танковый батальон. Конечно, KB, скажем прямо, не «тянул» против «Тигра» в танковой дуэли, но поскольку описанный бой велся на короткой дистанции, шансы выравнивались. Ну а такому опытному танкисту как Павел Гудзь ничего не стоило поразить «Тигр» с первого выстрела. Так что можно с уверенностью утверждать, что в этом бою он действительно подбил два «Тигра», причем из подбитого танка и с оторванной кистью левой руки! Тог факт, что в журнале боевых действий 506-го тяжелого танкового батальона мы скорее всего не найдем никакого подтверждения этому, ровным счетом ничего не значит. Как уже упоминалось, немцы учитывали только свои безвозвратные потери, подбитые же танки в их отчетах вообще не фигурируют.

    Тяжелейшее ранение не разлучило гвардии подполковника Гудзя с армией. Получив протез руки, он снова вернулся на фронт и стал успешно командовать 5-м отдельным гвардейским тяжелым танковым полком. А в мае 1944 года он был зачислен слушателем командного факультета Военной академии бронетанковых войск, которую в 1947 году окончил с золотой медалью. После учебы в адъюнктуре работал преподавателем. Затем был заместителем и начальником кафедры тактики высших соединений, руководил спецгруппой по разработке ряда научных трудов, связанных с совершенствованием боевой готовности бронетанковых войск. В конце 1953 года П.Д. Гудзь назначен начальником кафедры атомного оружия. Как специалист-ядерщик, принимал активное участие в подготовке и проведении учений в Тоцком. Здесь он провел передовой отряд — танковый полк — через эпицентр атомного взрыва.

    В специальной группе Генштаба П.Д. Гудзь разрабатывал проблемы стратегического развертывания вооруженных сил в случае ядерной войны. Возглавлял межведомственную правительственную комиссию по принятию на вооружение новой боевой машины пехоты.

    Самоотверженный труд на благо Родины и ее Вооруженных Сил на протяжении 50 лет был отмечен многими орденами и медалями СССР, России и других стран, в числе которых значатся: два ордена Ленина, орден Красного Знамени, орден Трудового Красного Знамени, орден Александра Невского, орден Отечественной войны II ст., два ордена Красной Звезды, орден «За службу родине в ВС СССР» III ст., орден «За заслуги перед Отечеством» IV ст. и др. Однако самой главной своей наградой Павел Данилович Гудзь по праву считает Золотую медаль Героя Советского Союза, полученную им за ратные подвиги в годы Великой Отечественной войны по прошествии нескольких десятилетий после ее окончания.

    Генерал-полковник в отставке Павел Данилович Гудзь живет в Москве.

    Зиновий Колобанов

    Зиновий Григорьевич Колобанов родился в 1913 году в селе Арефене Вачевского района Нижегородской губернии. По окончании восьми классов средней школы учился в техникуме. В 1932 году по комсомольскому набору был призван в ряды Красной Армии. В 1936 году с отличием окончил Орловское танковое училище имени М.В. Фрунзе. Осенью 1939 года, когда началась советско-финляндская война, он командовал танковой ротой в 20-й тяжелой танковой бригаде.

    Бригада эта одной из первых вышла к линии Маннергейма, причем рота Колобанова оказалась на острие удара. Именно тогда Колобанов первый раз горел в танке. В бою у озера Вуокса он снова вырвался со своей ротой вперед, и опять пришлось спасаться из горящего Т-28. Третий раз он горел при рейде на Выборг. Тогда-то Зиновию Григорьевичу присвоили звание Героя Советского Союза. Только награду не успели вручить. В ночь с 12 на 13 марта 1940 года был подписан мирный договор между СССР и Финляндией. Узнав об этом, солдаты двух ранее противостоящих армий устремились навстречу друг другу для «братания». Не все командиры и политработники смогли удержать своих бойцов от этого шага. Начальников строго наказали. Среди них оказался и Колобанов. Последовали арест, трибунал, лагерь. Вспомнили о Колобанове, когда немецкие войска летом 1941 года уже подходили к Ленинграду. Армии не хватало квалифицированных кадров. Тогда из гулаговских лагерей выпустили многих опытных военачальников и командиров. Попал в список помилованных и Зиновий Колобанов. В офицерском звании его восстановили, но рангом ниже. Фактически из заключения, пробыв на переподготовке всего ничего, он прибыл в 1-ю танковую дивизию Ленинградского военного округа.

    Боевые машины танкисты получали на Кировском заводе. Здесь же, на заводе, в отдельном учебном танковом батальоне формировались и танковые экипажи. Каждый из них вместе с рабочими принимал участие в сборке своей машины. Дистанция обкатки была от Кировского завода до Средней Рогатки, после чего машины уходили на фронт.

    18 августа командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й Краснознаменной танковой дивизии старшего лейтенанта Зиновия Колобанова вызвали к командиру дивизии генералу В.И. Баранову. Штаб дивизии располагался в подвале собора, являющегося достопримечательностью Гатчины, которая называлась тогда Красногвардейском.

    — Задание я получил лично от командира дивизии Баранова, — рассказывал Колобанов уже после войны ленинградским журналистам. — Он показал мне на карте развилку дорог, идущих на Лугу и Кингисепп, и приказал: «Перекрыть и стоять насмерть». Обстановка под Ленинградом была такой, что приказ комдива я воспринял буквально.

    Да, отступать было уже некуда: позади — Ленинград…

    Колобанов рассказывал: «Когда я вернулся в роту, там заканчивали погрузку снарядов. Брали главным образом бронебойные. Два боекомплекта. Дорог, которые следовало перекрыть, было три. Я отдал приказ экипажам, направив их на дороги по флангам, сам решил встать на дороге посредине. С командирами танков мы поддерживали связь по радио».

    К вечеру танки были по башни укрыты в капонирах. Для своего KB Колобанов выбрал позицию на наиболее угрожаемом участке — северной окраине г. Красногвардейска. Наступавшие здесь части 1-й немецкой танковой дивизии могли ударить в тыл советским войскам, занимавшим оборону на рубежах Красногвардейского укрепрайона, а затем, выйдя по старинным гатчинским паркам к Киевскому шоссе, почти беспрепятственно продвигаться к Ленинграду.

    Снова дадим слово Зиновию Колобанову: «Дорога шла мимо нас под небольшим углом, отлично просматривалась. Начали оборудовать позицию для засады. А вырыть капонир для KB — это, прямо скажу, тяжкий труд. Да еще грунт попался крепкий. Но оборудовали и основную позицию, и запасную. Поставили танк, все тщательно замаскировали».

    Для своего танка Колобанов определил позицию таким образом, чтобы в секторе огня был самый длинный, хорошо открытый участок дороги. Кругом в поле виднелись неубранные стога: по обеим сторонам дороги на Мариенбург тянулись обширные заболоченные луга. Было даже небольшое озерцо с беспечно плавающими по нему утками.

    Ближе к ночи подошло пехотное прикрытие. Молоденький лейтенант отрапортовал Колобанову, что прибыл в его распоряжение. Опытный танкист понимал: от пехоты в этом бою будет мало толку. Но, опасаясь, что гитлеровцы зайдут KB в тыл и ослепят экипаж дымовыми шашками, приказал разместить пехотинцев позади танка, в стороне, чтобы они присматривали за флангами.

    Утром 19 августа на левом фланге раздались выстрелы — на дороге, где держали оборону бронированные машины лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря. По радио сообщили, что один из экипажей вступил в бой с немецкими танками.

    У них же, под Войсковицами, по-прежнему было спокойно. Колобанов вызвал к себе командира боевого охранения и приказал: пехотинцам открывать огонь по противнику только тогда, когда заговорит орудие КВ. Для себя Колобанов и его наводчик (по тогдашней терминологии — командир орудия) Усов наметили два ориентира: № 1 — две березы в конце перекрестка и № 2 — сам перекресток. Ориентиры были выбраны с таким расчетом, чтобы уничтожить головные танки врага прямо на перекрестке и закупорить его, не дать остальным машинам свернуть с дороги, ведущей на Мариенбург.

    Во втором часу дня вражеские машины появились и перед позицией танка Колобанова.

    Захлопнув люки, экипаж замер на своих местах. Старший сержант Андрей Усов доложил, что видит три мотоцикла с колясками. Последовал приказ командира:

    — Огня не открывать!

    Немецкие мотоциклисты промчались в сторону Мариенбурга, не заметив замаскированного в засаде КВ. Выполняя приказ Колобанова, не стали открывать огня по вражеской разведке и пехотинцы прикрытия.

    Пыль еще не улеглась, когда показалась колонна. 22 вражеских танка шли по дороге на сокращенных дистанциях, подставляя свои левые борта почти строго под прямым углом к орудию КВ. Люки были открыты, многие немцы сидели на броне. Наши танкисты даже различали их лица, так как дистанция до вражеской колонны была невелика — всего около 150 м. Когда до ориентира № 1 осталось несколько метров, Колобанов приказал Усову открыть огонь. Несколькими выстрелами Усов поджег два головных и два концевых танка противника. Колонна оказалась в мешке. Маневр для немцев был ограничен заболоченной местностью по обеим сторонам дороги. Противник не сразу определил, откуда ведется огонь, но затем обрушил на позицию Колобанова ливень снарядов. Танкисты задыхались от пороховых газов, от ударов вражеских снарядов по броне танка все были контужены. Усов, не отрываясь от прицела, продолжал расстреливать танк за танком.

    Понимая, что попали в западню, немцы пытались как-то маневрировать. Но застревали в болоте. На помощь немецким танкистам пришли двигавшиеся вслед за колонной пехотные подразделения. Гитлеровцы выкатили на дорогу противотанковые орудия. Колобанов заметил эти приготовления противника.

    — Ориентир два! — закричал он. — Прямой, под щит, осколочным — огонь!

    Усов ударил осколочно-фугасными снарядами по противотанковым пушкам. С немецкой пехотой вступило в бой находившееся позади KB боевое охранение. Усову сразу удалось уничтожить одно орудие вместе с расчетом. Но вторая пушка успела произвести несколько выстрелов. Один из них разбил панорамный перископ, из которого вел наблюдение за полем боя Колобанов, а другой, ударив в башню, заклинил ее. Усову вскоре удалось разбить и вторую пушку, но KB потерял возможность поворачивать свою семитонную башню. Теперь довороты орудия вправо и влево можно было делать, только поворачивая весь корпус танка.

    Стрелок-радист Николай Кисельков вылез на броню и установил вместо поврежденного перископа запасной. Колобанов приказал старшему механику-водителю старшине Николаю Никифорову вывести танк из капонира и занять запасную огневую позицию. На глазах у немцев стальная махина задним ходом выбралась из своего укрытия, отъехала в сторону, встала в кустах и вновь открыла огонь по колонне. Теперь пришлось усердно потрудиться механику-водителю. Выполняя распоряжения Усова, он раз за разом поворачивал KB в нужном направлении.

    Огонь противника постепенно слабел. Наконец, последний, 22-й танк был уничтожен. За время боя, длившегося больше часа, Усов выпустил по противнику 98 снарядов. После боя в KB Колобанова насчитали 156 вмятин от бронебойных снарядов.

    В том же бою отличились и другие экипажи KB из роты Колобанова. В бою на лужской дороге экипаж лейтенанта Ф.Сергеева подбил 8 немецких танков, экипажи лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря по 4, а экипаж младшего лейтенанта М.Евдокименко — 5. При этом Евдокименко погиб в бою, трое членов эго экипажа были ранены, а пятый танк механик-водитель Сидиков уничтожил таранным ударом. Всего за 19 августа 1941 года рота Колобанова вывела из строя 43 немецких танка!

    За этот бой старший лейтенант Колобанов был награжден орденом Красного Знамени, а старший сержант Усов — орденом Ленина. Когда В.И. Баранов доложил командующему фронтом и политработникам, которые там были, что Колобанов заслуживает звания Героя Советского Союза, ему сказали: «Ты что? Он только что из тюрьмы вышел. Дискредитировал нашу армию на финском фронте».

    После боя рота Колобанова была выведена в ближние тылы на пополнение боезапаса и для ремонта. Но починка танка затянулась почти на месяц. Ночью 21 сентября на южной окраине Пушкина рядом с танком Зиновия Колобанова разорвался немецкий снаряд. Старшего лейтенанта швырнуло на землю. В госпиталь его отправили в бессознательном состоянии. В истории болезни Зиновия Колобанова, хранящейся в Военно-медицинском архиве, значится: «Осколочное поражение головы и позвоночника. Контузия головного и спинного мозга». В 1942 году в тяжелом состоянии его переправили через Ладожское озеро на Большую землю. Затем были месяцы обездвиженного лежания в госпиталях, длительное беспамятство и только потом крайне медленное возвращение к жизни.

    Несмотря на тяжелое ранение и контузию, Колобанов вновь попросился в строй. Палку, на которую он при ходьбе опирался, пришлось выкинуть. В конце 1944 года Колобанов снова на фронте, вступил в командование дивизионом СУ-76. За бои на Магнушевском плацдарме он получил орден Красной Звезды, а за Берлинскую операцию — второй орден Красного Знамени.

    После войны подполковник Колобанов служил в Группе Советских Войск в Германии. Но в его жизнь вновь вмешался злой рок. Солдат танкового батальона, которым командовал Зиновий Григорьевич, перебежал в английскую зону оккупации… Колобанова допрашивали контрразведчики, ему грозил военный трибунал. Только благодаря солидарности офицеров-танкистов Колобанов отделался тогда сравнительно легко. Его предупредили о неполном служебном соответствии и перевели служить в Белорусский военный округ. Вскоре подполковник Колобанов уволился в запас по инвалидности. О его подвиге постепенно… забыли. Сам же он был человек скромный, помалкивал.

    В 1995 году Зиновий Григорьевич Колобанов скончался. Похоронен он на Чижовском кладбище в Минске.

    Иван Любушкин

    Иван Тимофеевич Любушкин родился 20 июля 1918 года в деревне Садовая ныне Мучкапского района Тамбовской области в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. В рядах Красной Армии с 1938 года. Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Свой боевой путь начал в рядах 15-й танковой дивизии.

    Отличился Иван Любушкин в бою у села Первый Воин уже в составе 4-й танковой дивизии. В бою 6 октября 1941 года он подбил девять танков противника.

    В книге журналиста Ю. Жукова «Люди 40-х годов» есть рассказ И.Любушкина об этом бое:

    «Я тогда под Первым Воином получил приказ выйти на левый фланг и занять место для танковой дуэли. Только доехали до назначенной точки — один снаряд попал в мою машину, но броню не пробил. Я сам сидел у пушки, скомандовал экипажу: „Даешь болванки! Посмотрим, чья сталь крепче“. И начал бить.

    Снаряды все время стучали по нашей броне, но я продолжал огонь. Зажег один немецкий танк, тут же второй, за ним третий. Снаряды мне подавали все члены экипажа. Ударил в четвертый танк — он не горит, но, вижу, из него выскакивают танкисты. Послал осколочный снаряд — добил. Потом подбил танк.

    В это время все-таки какой-то гитлеровец ухитрился, ударил мою машину в бок. Этот снаряд пробил броню и разорвался внутри танка. Экипаж ослепило. Чад. Радист Дуванов и водитель Федоров застонали. Находившийся в моем танке командир взвода лейтенант Кукарин — он только что вернулся из рейда, ходил с Бурдой — полез к водителю, видит — он оглушен. Кукарин помогает Федорову. Я продолжаю вести огонь, но тут слышу, как Дуванов говорит: „У меня нога оторвана“. Кричу Федорову — он в то время уже малость отдышался: „Заводи мотор!“

    Федоров нащупал кнопку стартера, нажал… Мотор завелся, но скорости, кроме задней, не включались. Кое-как отползли задним ходом, укрылись за нашим тяжелым танком КВ. Там перевязали радисту ногу, убрали расстрелянные гильзы.

    Надо было бы выйти из боя и произвести ремонт, но тут я увидел в кустах укрытые немецкие танки, которые вели огонь. Ух, очень хорошо они были мне видны, жаль их было оставлять.

    У меня основной прицел разбит, но остался вспомогательный. Я говорю ребятам: „Даешь снаряды! Еще разок постукаемся“. И начал бить гадов.

    Фашисты видят, что наш танк еще стреляет, — опять начинают нас бить. Один снаряд ударил по башне, не пробил, но внутри от удара отлетел кусок брони и ударил меня по правой ноге, которая была на спусковом приспособлении. Нога стала без чувств. Я подумал было, что ее уже вообще нет; теперь все, отстрелялся навсегда, как Дуванов. Но пощупал — крови нет, цела. Отставил ее руками в сторону, стал стрелять левой ногой. Неудобно. Тогда стал сгибаться и нажимать на спуск правой рукой. Так лучше, но тоже не очень удобно.

    Кончая этот бой в кустах, я все-таки зажег еще один танк. Другие наши машины рванулись вперед, а у меня только задний ход. Я и вышел из боя. Сдал раненого санитарам, а моя нога сама пришла в чувство, и машину за два часа отремонтировали. И я еще раз ушел в этот день повоевать».

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1941 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм старшему сержанту Любушкину Ивану Тимофеевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

    В боях за Москву экипаж Любушкина записал на свой боевой счет 20 немецких танков.

    В мае 1942 года 1-я гвардейская танковая бригада, входившая к тому времени в состав 1 — го танкового корпуса, была переброшена на Брянский фронт. 28 июня началось большое немецкое наступление на южном фланге Восточного фронта, известное как операция «Блау». Вечером того же дня 1-й танковый корпус получил приказ нанести контрудар во фланг и тыл вклинившимся частям противника с севера, из района Ливны. К утру 30 июня корпус занял исходное положение и перешел в наступление. Противник нанес по атакующим советским танкам мощный авиаудар. Одна из бомб попала в танк Любушкина.

    Похоронен Иван Тимофеевич Любушкин в братской могиле № 46 в деревне Росстани Ливенского района Орловской области.

    Именем Героя названы одна из улиц города Ливны и Сергиевская средняя школа Мучкапского района Тамбовской области.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх