Загрузка...



ГОЛОДНОЕ ВРЕМЯ

Первоначально оставшееся в оккупации население (около двадцати тысяч человек), жило за счет личных запасов, разграбления магазинов и воинских складов в период безвластия. Правда, вначале немцы начали выявлять лиц, кто разворовал зерно с эшелона на станции Ржев. Так, жительница г. Ржева Мейер Ольга Александровна, 1889 года рождения, уроженка п. Селижарово Калининской области показала: она получила задание установить лиц, занимавшихся растаскиванием зерна из вагонов, оставшихся неотправленными в советский тыл после отхода из Ржева частей Красной Армии. Через свою знакомую Кельман она установила таких лиц и сообщила. Потом этим вопросом занималась местная полиция, производя обыски и изымая зерно у граждан. Часть изымаемого присваивали себе, а часть сдавали в горуправу.

В декабре 1941 года открыли базар, но вначале был только обмен товарами, затем продажа. Небольшая банка ржи стоила 12–13 рейхсмарок или 120–130 рублей. Потом в районе тюрьмы открыли продуктовый магазин, где продажа шла на золото. На 10 золотых давали 16 килограммов муки. С весны 1942 года введена аренда свободной земли в г. Ржеве. За квадратный метр взималось 20 копеек. Организовано 4 пригородных хозяйства:

1. Бывший совхоз Зеленкино — 46 га ржи, 20 га клевера, 230 парниковых рам. Ведал им Рудаков Михаил Федорович, бывший специалист-огородник.

2. Плодопитомник в д. Шопорово-10 га ржи. Заведующий Лизунов Николай Васильевич.

3. При станции Ржев-2 — 30 тысяч кустов помидор, 2 га капусты, 1,4 га моркови, свеклы, огурцов. Теплица на 200 рам.

4. Бывший совхоз около аэродрома — 3 га капусты, моркови, свеклы, лука. Это хозяйство взял в аренду Львов Алексей Иванович, бывший заведующий подсобным хозяйством шелкокрутильной фабрики. 25 % забирал торговый отдел горуправы.

У торгового отдела было свое хозяйство при льночесальной фабрике. Продавался зеленый лук и огурцы. Выращивалось 2 га картофеля и клубники. Руководил Баштырев Василий Сергеевич.

Кадры подбирал бывший агроном, административно высланный из Москвы, Шиханов Филипп Степанович.

Свою продукцию эти хозяйства реализовывали через магазин «Овощи», но большую часть их отбирали немцы.

О тяжелом положении с продовольствием писала в своих отчетах и комендатура г. Ржева.

Так, в отчете комендатуры, 1/532 о деятельности с 21 апреля по 30 апреля 1942 года сообщалось: Ржев посетил главнокомандующий группы армии «Центр». В то время им был генерал-фельдмаршал фон Клюгер Гюнтер, 1882 г. р., назначенный на эту должность вместо фон Бока. Военнопленные характеризовали его чрезвычайно требовательным и резким. Умен, чем заслужил кличку «Умный Ганс». Энергично отстаивал свои взгляды перед высшим руководством. Награды: «Железный крест» 1 класса, «Крест за ранения», «Рыцарский крест», «Рыцарский крест с мечами», «Дубовые листья к рыцарскому кресту». Однако, якобы за провал летних операций 1943 года отстранен от командования.

Далее в сообщении указывалось: «Базар, дважды проходивший в городе, показал скудность продовольственных запасов и других товаров. Цены довольно высокие. Готовятся правила, регулирующие продажу и цены на рынке».

А в сообщении с 11 мая по 30 мая 1942 года говорилось: «Население испытывает голод и стремится в деревню, чтобы там обменять что-нибудь на продукты» и далее: «Порядок среди гражданского населения в известной степени удается установить угрозой тюрьмы или наказания палками».

В сообщении комендатуры 1/532 с 1 июля по 16 июля 1942 года писалось: «Свободная торговля на территории 2-х огороженных рынках стала оживленнее. Солдатам вермахта быть там запрещено. Одно яйцо стоит 2 рейхсмарки, пакетик табака — 8 марок или 3 яйца, хлеб от 10 до 20 марок».

В дальнейшем ухудшающееся положение с питанием привело к случаю людоедства.

Берсеньева Нина Александровна, 1927 года рождения, уроженка г. Ржева, проживающая в оккупации в г. Ржеве, на улице Смольная, дом № 5, была угнана в Белоруссию. Находясь в г. Слуцке она встретила ржевитянина, своего ровесника Бориса с «Максимки» (с улицы Максима Горького), Борис рассказал, как он разоблачил в Ржеве людоедок. Дело было так. Он ходил по базару. Там женщина продавала конфеты-леденцы в виде трубочки, которые назывались «Бом-бом». 10 марок штука. Он собрался уже купить, а женщина говорит: «Пойдем, мальчик, ко мне домой. Там продам дешевле». Пошли. Пришли в дом у аптеки. Поднялись на второй этаж. Женщина сразу закрыла дверь. В этом он почувствовал что-то неладное. Увидел под кроватью куски мяса. Начал кричать. Немецкие патрули услышали его крик. Ворвались в комнату. Женщина бежала, но ее поймали, а затем казнили.

Бывший бургомистр Ржева Кузьмин Владимир Яковлевич по этому факту показал: «В начале поступили данные в горуправу о том, что женщины заманивают к себе маленьких детей и убивают их. Поэтому одна из них была арестована начальником полиции и отправлена в «СД». Последние арестовали еще одну женщину, соучастницу первой.

Житель деревни Подберезье Ржевского района Пискарев Николай Прокофьевич показал: «Примерно в январе 1943 года он вместе со Смольковым Тимофеем Ниловичем, 1902 года рождения, уроженцем деревни Двойня Ржевского района, жителем деревни Подберезье поехал в Ржев, чтобы выменять за рожь жене пальто… Потом Смольков решил пойти к каким-то знакомым и достать за рожь вина. Примерно через полчаса Смольков возвратился с двумя жандармами.

Жандарм, проверив документы Пискарева, предложил идти с ними в жандармерию, где посадили в подвал, в который через день или два к ним подсадили двух женщин, одна лет 28 и вторая лет 30. Эти женщины рассказали им, что они брали трупы покойников, из которых готовили себе пищу. Потом они поймали какого-то мальчика. Хотели его удушить и труп использовать для приготовления пищи. Однако мальчик так кричал, что услышал какой-то немец и застал их на месте преступления. Пискарев и Смольков арестованы в среду, а в субботу вечером освобождены. В воскресенье поехали домой, заехали на базар. Там была сооружена виселица. Через некоторое время привели к виселице двух женщин. В начале бургомистр произнес речь, в которой пояснил, что эти женщины будут повешены за людоедство. Они находились от бургомистра на расстоянии 100 метров. Кроме бургомистра был какой-то человек в штатском.

Бывший полицейский Дудкин Леонид Николаевич, 1913 года рождения, уроженец г. Москвы, житель г. Ржева показал: «Аналогичный случай был со второй женщиной, которой я нанес три удара плеткой по голому телу по приказанию Миронькова. Как мне известно, эта женщина после была немцами повешена за людоедство. Мироньков сначала хотел наказать ее двадцатью пятью ударами плетки, но свое решение отменил, боясь, что она не дойдет до комендатуры, куда была после отправлена с немецким переводчиком.

Со слов ржевитянки Рыковой Таисии Васильевны, 1927 года рождения, уроженки г. Ржева, проживавшей по улице Зубцовской, дом 40: «Зимой 1942 года немцы выгнали все население на казнь двух женщин в Казанском саду по берегу Волги. Здесь был немецкий офицер и переводчик Николай. Николай — это Сукач Николай Константинович, 1922 года рождения, уроженец г. Кустанай, житель города Фрунзе. Призван Фрунзенским ГВК, служил в 690-м стрелковом полку 126 СД. 28 июня 1941 года добровольно сдался в плен. Как переводчик использовался комендатурой в г. Ржеве.

Как показал бывший заместитель начальника полиции г. Ржева Смирнов Игнат Моисеевич, 1915 г. рождения: «Он, примерно, в ноябре 1942 года участвовал в казни двух женщин, которых немцы обвинили в убийстве ребенка и продаже человеческого мяса на базаре. Во время казни через повешение он этим женщинам связывал веревкой руки, а петли им надевал начальник городской полиции Мироньков. Казнили по приказу коменданта.

Бывший начальник горполиции Мироньков Анисим Федорович показал: «В декабре 1942 года был вызван в СД, где уже были Кузьмин, Краюшкин Пантелей Петрович, 1899 г. рождения, уроженец д. Ушаково, Зубцовского района, Калининской области и немецкий комендант. Комендант, обращаясь к ним, полицейским, сказал, почему плохо ведем наблюдение за базаром, так как задержана женщина, которая воровала детей, резала их и мясо продавала на базаре. Здесь же находилась задержанная. Она сама сказала, что съела своего ребенка, два трупа женщин и пыталась зарезать 13-летнего подростка, который оказал сопротивление и на его крик прибежал немецкий солдат. Этот подросток находился также здесь, а на столе была тарелка с мясом из трупов людей. Комендант строго приказал нам, полицейским, вести наблюдение за базаром.

Через три-четыре дня Мироньков и весь состав полиции были в СД. Офицер приказал им ввести двух задержанных женщин, изобличенных в людоедстве, к базару, где будут женщины повешены Кузьмин выступил с речью, призывая население выявлять лиц подобных этим двум женщинам. Сам Кузьмин признал, что присутствовал при повешении и выступал с речью, в которой одобрял решение немцев повесить этих женщин.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх