Загрузка...



РАЗВЕДЧИКИ И РАЗВЕДЧИЦЫ

Для ведения любых боевых действий, будь-то при наступлении или обороне, всегда необходимы сведения о противнике. Так было и при Ржевском сражении. Нашим армиям, противостоящим немецким, нужны были данные о частях противника. Этим делом занимались разведывательные отделы при штабах армий, участвовавших в этом сражении, а именно 22, 29, 30, 31 и 39 армий. Разведотделы забрасывали в тыл войск противника своих разведчиков, стремились получить сведения о противнике на том или ином участке фронта. Чтобы правильно планировать боевые действия, нужно знать количество войск на том или ином направлении, их вооруженность, наличие боеприпасов, настроение солдат и офицеров, резервы. Эти сведения и доставались разведотделами, в том числе и через разведчиков. В основном разведчиками были молодые люди, проживавшие в расположении штаба армии, добровольцы, многие из них комсомольцы. Оформление некоторых в разведку шло через военкоматы. Как правило, это были девушки. Они проходили краткосрочные разведывательные курсы. Получали задание, заучивали легенду, определялся срок выполнения задания. При переброске им помогала наша полковая и дивизионная разведка, указывала место перехода линии фронта. В более сложных случаях группе разведчиков предоставлялся радист с радиостанцией. Иногда разведчики перебрасывались самолетами. Имели место заброски большого количества разведчиков.

Много разведчиков задерживалось противником, особенно при первичной заброске уже во время перехода линии фронта. Задержанные коротко допрашивались в частях, которыми они были задержаны, затем их отправляли в 1-й отдел дивизии, на участке которой произведено задержание. В зависимости от значимости разведчика, после его разоблачения он доставлялся в 1-й отдел армии или группы войск. Имели место перевербовки разведчиков и заброски их в наш тыл. Не обходилось без ошибок, провалов и измены, гибели разведчиков.

Так, разведчица Морозова Анастасия Николаевна, из д. Иван-Труд Ильинского района Калининской области, убита 13 ноября 1941 года.

Разведчица 22 армии Яковлева Мария, переброшенная в седьмой раз через линию фронта, преданная разведчицей Воробьевой расстреляна в январе 1942 года.

Разведчица 22 армии Тимофеева Лидия Андреевна, 1922 года рождения, уроженка станции Пено Калининской области, при очередном возвращении с задания в конце февраля 1942 года подорвалась на мине.

Разведчица Калининского фронта Трепучкова Нина Сергеевна, 1920 года рождения, из г. Торжка, переброшенная в тыл противника 21 декабря 1941 года, расстреляна в г. Ржеве 30 марта 1942 года.

Разведчица 29 армии Никитина Ольга Алексеевна при переброске через линию фронта 30 апреля 1942 года смертельно ранена.

Разведчица Удальцова Анна умерла в мае 1942 года от тифа в Ржевском лагере военнопленных.

Летом 1942 года отделом I-ц 6 ПД в д. Мануйлово Ржевского района публично расстреляны разведчицы Расины (Росины) Нина и Мария.

Переброшенные разведчики 30 армии в июле-августе 1942 Данилов Аркадий, Михалютин Павел, Кутузов Александр, Карпов Юрий, 1926 года рождения, уроженцы Ярославской области, расстреляны в г. Сычевке.

Разведчица 30 армии Булатова Екатерина Ивановна, 1923 года рождения, уроженка Нелидовского района Калининской области, убита во время бегства из плена в 1943 году на территории Смоленской области.

Разведчица УНКВД по Калининской области Поплавская Мария Семеновна, 1922 года рождения, уроженка г. Витебска, еврейка, по легенде Чугунова Наталия Ивановна, со станции Чертолино Ржевского района, при задержании была заподозрена как еврейка. Ее возили на станцию Чертолино для опознания. В результате опознания немцы установили, что действительно на станции Чертолино ранее проживал Чугунов и у него было две дочери.

В дальнейшем со слов бывшей разведчицы Митюревой Анастасии из г. Калинина, Ново-Бежецкая улица, дом № 30, находясь в Сычевском лагере военнопленных, Наташа познакомилась с одним военнопленным лейтенантом Красной Армии, и они договорились бежать. В действительности он оказался полицейским, переодетым в форму лейтенанта. Он выдал ее, и Наташу расстреляли.

В конце февраля или в начале марта 1942 года немцы задержали и доставили в д. Немцово Ржевского района семь советских разведчиц, которых поместили в дом Прокофьевой. У одной при обыске обнаружен пистолет. Переводчиками при допросе разведчиц были братья Милославские. Всех разведчиц расстреляли в д. Немцово.

Разведотделом 30 армии в тыл противника в районе железнодорожного разъезда Махерово Оленинского района Калининской области были заброшены сестры Петуховы: Анна Ивановна, 1922 года рождения и Лидия Ивановна 1924 года рождения, уроженки г. Кимры. Со слов Петуховой Лидии, при переходе линии фронта они были задержаны, направлены в Ржевскую тюрьму, прошли через «СД» в г. Сычевке, направлены в лагерь в с. Андреевское Смоленской области, где за оскорбление полицейского в декабре 1942 года Петухова Анна была повешена.

Пропали без вести разведчицы Медведева Зинаида Николаевна, 1924 года рождения, уроженка д. Миронежье Торжокского района Калининской области и Шумилова Нина Васильевна, 1921 года рождения, уроженка и жительница г. Ржева.

А что писал противник о наших разведчиках? Так, в отчете о работе отдела I-е/АО VI АК за январь-март сообщалось: «Схваченные в большинстве при переходе НК (линии фронта), агенты после получения признания расстреляны. За истекшее время на сторону немецких войск перешло через линию фронта 25 человек в районе расположения корпуса. За период с 1 по 14 марта 1942 года движение вражеских агентов из числа девушек и парней снизилось. После ареста и допроса в дивизионах и генштабе, их доставляют в армейский сборный пункт 7, а потом в группу войск I-е/АО».

А ГФП-580 за май 1942 года писало: «Число арестованных лиц, вместе с тем, чрезвычайно возросло. Рост обусловлен, во-первых, выявлением многочисленных агентов и агенток с другой стороны — задержанием лиц без документов. Только в горуправе Ржева были проверены 220 человек, из которых 6 человек направлены в лагерь военнопленных. За отчетный период арестовано 260 человек, из них 31 расстреляны, шпионов — 54, вредителей — 6».

В сообщении отдела I-е/АО 9 армии от 15 мая 1942 года говорилось о выявлении агентов, прошедших подготовку в 16, 29, 31 армии, указывались фамилия и имя разведчика, его возраст, внешние приметы, в чем одет. Перечислены двадцать один человек.

В указании отдела I-е 83 ПД говорилось: «Девушки хорошо натренированы разведкой по вопросам о том, как держать себя во время допроса, чтобы Отвести от себя всякое подозрение. Только специально применяемыми методами можно их заставить рассказать правду».

Такими методами были: жестокое избиение, угрозы, имитирование расстрела. И этого, конечно, не выдерживали, особенно те, кто впервые шел на задание. Порой работникам отдела I-е помогали наши разведчицы, перешедшие на сторону врага. Так, бывшая разведчица 29 армии Мухина Зинаида Ивановна, 1911 года рождения, уроженка д. Крючье Кировского района Калининской области, при очередной заброске в апреле 1942 года, при задержании и допросе в отделе I-е 6 ПД в д. Мануйлово Ржевского района, призналась в своей принадлежности к советской разведке, оставлена при отделе I-е для опознания задержанных разведчиков. Эти две разведчицы, расстрелянные в д. Мануйлово, были переброшены вместе с Мухиной.

В ночь с 4 на 5 апреля 1942 года была переброшена разведотделом штаба 31 армии Орлова Екатерина Ивановна, 1923 года рождения, уроженка д. Канашкино Оленинского района Калининской области.

При переброске она была задержана немцами и доставлена в лагерь военнопленных в д. Мануйлово. При допросе в отделе I-е 6 ПД, она призналась в принадлежности к советской разведке, придерживалась легенды. 8 апреля 1942 года Орлова Катя была направлена в г. Ржев в воинскую часть для работы прачкой. При направлении в г. Ржев в отделе I-е ей заявили, что если ее сведения при проверке подтвердятся, то ее отпустят домой.

В Ржеве переводчик отдела № I-е 6 ПД белоэмигрант Андреев Виктор Александрович устроил ее на квартире у Кривошеиной Веры Васильевны, 1918 года рождения, уроженке г. Ржева, проживавшей на улице Пролетариата, дом № 1. Сам Андреев проживал в г. Ржеве по улице Республиканской у Симоновой Марии Михайловны.

7 или 8 июня 1942 года немцы поселили на квартиру к Кривошеиной Мухину Зинаиду. Орлова видела Мухину в д. Мануйлово. При знакомстве Мухина сказала Орловой, что сейчас она работает у немцев, но работает для Красной Армии. Она знает все возможности перехода к своим, так как неоднократно переходила линию фронта и предложила перейти вместе с ней. Орлова дала согласие и призналась, что является разведчицей. После этого «СД» арестовала Орлову. Из Ржева ее перевели в тюрьму при «СД» г. Сычевки. Там ей была устроена очная ставка с Мухиной Зиной, и она изобличила Орлову.

15 августа 1942 года она была освобождена из тюрьмы, так как дала согласие работать в немецкой разведке, и работала в качестве агента Абвергруппы-309 и одновременно была переводчицей у начальника Абвергруппы-309 обер-лейтенанта Лютц до окончания войны. Вместе с ней в Абвергруппе-309 работала бывшая разведчица Белова Анна Степановна, 1925 года рождения, уроженка д. Николаевка, Лев-Толстовского района Рязанской области и ржевитянка Казачук Антонина Григорьевна, 1921 года рождения.

Со слов разведчицы Губановой Екатерины Алексеевны, 1918 года рождения, уроженки Калининского района и области: в д. Мануйлово Зина, по прозвищу Казак или Кавалерист, подошла к Голубевой Софье Павловне и сказала: «Ты не ври. Я знаю откуда ты. Из Калинина. Все вы из 29 армии. Я знаю, так как сама такая. Пришла и работаю. В Калинине у меня муж и дочка».

Перешла на сторону противника и разведчица Ржевского ГО УНКВД Липкина Павла Александровна, 1898 года рождения, уроженка г. Красный Смоленской области, еврейка по национальности, учительница в Ржевском районе.

В своем указании для высшего командования начальник штаба XXIII АК № 905/42 писал: «I-с добыты документы и показания военнопленных и гражданских лиц о новом взгляде в организации вражеской службы наблюдения и организации партизанских отрядов.

Новые случаи заставляют опять признать, что неприятельская служба использует для выполнения своих поручений женщин и мужчин. Пример: 29 июля 1942 года была задержана Липкина около одной нашей линии. Липкина жила в последнее время в Ржеве, а позже в д. Сытьково, где живет ее муж, который работает мельником. При занятии русскими пункта Сытьково, Липкина была арестована и посажена в Торопецкую тюрьму. Откуда она вышла как агент с заданием перебраться в Ржев и узнать сколько и какие части там расположены, и какое движение транспорта…

Пример легенды: вышеупомянутая Липкина при задержании должна говорить: она вместе с другими заключенными была посажена в поезд, который должен был отправляться в неизвестном направлении. Поезд был подвергнут бомбардировке, частично разрушен, таким путем она имела возможность бежать в место своего жительства, и она ушла в Ржев».

Как видно, Липкина была задержана, доставлена в «СД» Ржева, а затем в Сычевку, где содержалась в тюрьме «СД». В октябре 1942 года она была освобождена, но оставалась при «СД» официанткой на кухне. Первое время на ночь приходила в камеру, а затем получила комнату по улице Б. Советская, дом 22, у Картошкиной Анны Ивановны, 1921 года рождения, уроженки д. Подозерье Сычевского района Смоленской области. Со слов Картошкиной, Липкина проживала у нее с ноября по 20 декабря 1942 года. Когда Липкина сидела в тюрьме «СД», то знала многих разведчиц, находящихся там. Двое из них — Настя и Люся — были расстреляны. На квартиру ее устроил обер-лейтенант из Сычевской комендатуры, который ухаживал за ней. Липкина была хорошо обеспечена, ни в чем не нуждалась, имела много одежды и обуви. Перед отступлением немцев из Сычевки для нее специально была подана машина, на которой она уехала в Смоленск.

Громова Анна Алексеевна, 1916 года рождения, уроженка д. Жуково Ржевского района, 28 августа 1942 года была арестована немцами и направлена в Сычевку, в тюрьму при «СД», где сидела в одной камере с Липкиной. С ее слов, после освобождения из тюрьмы, Липкина работала переводчицей в комендатуре. Когда Липкина сидела в тюрьме, использовалась как переводчица при допросе жителей одной деревни в Сычевском районе, задержанных за связь с партизанами, из которых потом многие были расстреляны. Она жаловалась, что ее неподготовленной послали и с такой легендой, по которой сразу можно узнать, что она разведчица. Говорила, что знает всех работников «СД» и называла военнопленных из карательного отряда, бывшего капитана 39-й армии Стишенко Ивана и Тернявского Семена, который особенно проявлял себя в пытках и избиениях советских граждан.

Установлено, что капитаном 39-й армии был Стишенко Иван Григорьевич, 1908 года рождения, уроженец с. Половно Миргородского района Полтавской области, служивший у немцев в ГФП-580, полевая почта 17604. Видимо, какое-то отношение к ГФП имела и Липкина.

В Сычевке Липкину посещала бывшая учительница Глебовской средней школы Ржевского района Прозерская Зинаида Андреевна, 1904 года рождения. Подобно Мухиной, вела себя у немцев Кошелева Ольга Андреевна, 1924 года рождения, уроженка д. Погорельцы Кушалинского района Калининской области. Будучи переброшенной разведотделом штаба 29-й армии в ночь на 29 марта 1942 года, она была задержана, доставлена в отдел I-е 256 ПД в д. Полунино. При допросе призналась в принадлежности к советской разведке. Оставлена в д. Полунино, занималась уборкой помещения у капитана, использовалась для опознания задерживаемых. Через месяц ее перевели в Сычевский лагерь военнопленных, где она поддерживала связь с сотрудниками «СД», Имели место недопустимые факты в разведке. Так, со слов разведчицы разведотдела штаба 30-й армии Бойковой Евдокии Тихоновны, 1922 года рождения, уроженки д. Тюхтово Сандовского района Калининской области, у разведчика Михалютина Павла почему-то при себе оказалась фотокарточка, где он сфотографирован в группе разведчиц. Фотография и позволила немцам разоблачить Бойкову.

А по показанию разведчицы разведотдела штаба 29-й армии Зарецкой Антонины Дементьевны, 1923 года рождения, уроженки д. Каблуково Калининского района и области, переброшенной в апреле 1942 года в район станции Панино Ржевского района, во время допроса в отделе I-с 6 ПД, ей показывали фотокарточки преподавателей разведкурсов.

Но были смелые и отважные разведчицы, неоднократно переходившие линию фронта, как Нарбут Александра Васильевна из Западной Двины Калининской области, ее напарница латышка Вильц Эмма, Кудряшова Анастасия Ивановна, 1920 года рождения, уроженка п. Охват Пеновского района Калининской области, из разведотдела штаба 22-й армии, и многие другие.

7 сентября 1941 года Особым отделом НКВД 246-й стрелковой дивизией при переходе линии фронта были задержаны Дуплинский Сергей Николаевич и Малышева Татьяна Ивановна, уроженка д. Никоново Куньинского района Калининской области. В процессе проверки было установлено, что Дуплинский Сергей является разведчиком, а Малышева, как местная жительница, помогала ему перейти линию фронта. О Малышевой были получены сведения, что до 1938 года она работала при станции Кунья помощником мастера кондитерских изделий, затем тройкой НКВД по ст. 116 и ст. 162 УК РСФСР была осуждена на три года лишения свободы. Для отбытия срока наказания была отправлена в г. Комсомольск-на-Амуре. В июне 1941 года освобождена из заключения. Прибыла в г. Москву к брату. Узнав, что дети брата были отправлены на лето в д. Никоново, где их застала война, пошла домой, чтобы узнать их судьбу. Затем добровольно, еще раз, помогая Дуплинскому, перешла линию фронта. С того момента она и стала разведчицей штаба 29-й армии. Девять раз она успешно выполняла задания разведывательного характера.

3 октября 1941 года за успешное и добросовестное выполнение особых заданий Малышевой Татьяне Ивановне и Разумихиной Тамаре Николаевне, 1920 года рождения, уроженке г. Ржева, была объявлена благодарность, а выдано денежное вознаграждение по 500 рублей каждой от имени командующего 29-й армии генерал-лейтенанта Масленикова и члена Военного Совета дивизионного комиссара Гурова.

Последнее задание Малышева Татьяна получила 13 апреля 1942 года. Ей нужно было выяснить дислокацию немецких войск в деревнях Батики и Старцево, на ст. Осуга и городах Ржеве и Сычевке. Она шла в паре с Крыловой Галиной Михайловной, 1923 года рождения, уроженкой и жительницей г. Калинина.

В это время была групповая переброска разведчиц в тыл противника. Все они были задержаны немцами. Задержанные были доставлены в д. Мануйлово Ржевского района.

Как показала разведчица Балуева Вера Петровна, 16 апреля 1942 года, из района станции Панино она была заброшена в г. Ржев и при переходе линии фронта задержана и доставлена в штаб немецкой дивизии в д. Мануйлово. Вечером ее, Вьюнову Нину Леонидовну и Галкину Анастасию Васильевну взяли на допрос. Первой допрашивали Вьюнову, а она с Галкиной находились на кухне дома, где допрашивали.

Во время допроса привели двух задержанных разведчиц: Крылову и Татьяну Малышеву.

Допрос Вьюновой был прерван. Их загнали на русскую печку за штору. Татьяна отрицала свою принадлежность и говорила легенду, за что ее избивали. Затем куда-то увели. После начался допрос Крыловой, которая сразу призналась в принадлежности к разведке и рассказала о Татьяне. Она разведчица. Уже не первый раз переходит линию фронта. Назвала, кто переброшен, а кто остался в разведотделе, указала приметы.

Другая разведчица, Губанова Екатерина Алексеевна, показала, что примерно 17 апреля 1942 года она встретилась с Малышевой и Крыловой. В этот день в д. Мануйлово были доставлены разведчицы 29-й армии Муницына Зоя Ивановна, Голубева Софья Павловна и Шишова Мария Ивановна. Во дворе школы, где размещался лагерь, их построили в шеренгу. Из дома вывели Малышеву Татьяну. Подвели к ним и спросили, знаем ли мы ее. Все ответили: «Не знаем». Тогда вывели Крылову.

Немецкий офицер через переводчика опять спросил: «Знаем ли мы ее?». Сказали: «Нет».

После этого спросили Крылову, знает ли она нас. Крылова ответила, что хорошо знает. Вместе с нами училась в разведшколе. В присутствии Губановой Крылова изобличала Малышеву. После Малышева Татьяна сказала им: «Я знаю, что вас немцы отправят в лагерь, а меня расстреляют. Но я знаю, за что я погибаю. Я для Родины сделала много полезного. А вот вы ничего не сделали. В первый раз пошли и попались».

22 апреля 1942 г. Малышева в числе 14 арестованных разведчиц отправлена в Ржев, где отделена от группы.

Разведчица Муницына Зоя Ивановна около 5 дней содержалась под стражей в отделении I-с д. Мануйлово, затем отправлена в Ржев в числе других арестованных, где их посадили в две камеры тюрьмы. Они переночевали ночь и были отправлены в Сычевку. С ее слов в Ржеве осталась одна разведчица Татьяна по кличке «Черт-баба».

По меркам того времени Малышева могла быть удостоена высокой награды.

Немцы считали, что если разведчик повторно заброшен, то он уже нанес ущерб немецкой армии и уже есть основание для расстрела разведчика. Начальник отдела I-с 9-й армии подполковник Шлинер Франц Макс по поводу разведчиков и разведчиц Красной Армии показал: «Специальной организации для вылавливания агентов противника не было. Каждый солдат обязан был следить за этим. Солдаты, которым удавалось задержать агента противника, поощрялись и продвигались по службе.

Случаев мелкого шпионажа было разоблачено много. Это были женщины или молодежь. Многие из них были задержаны при переходе линии фронта прежде, чем они могли навредить. Малолетние, которые были схвачены при первой попытке к шпионажу, как правило, не подвергались суровой каре, а отправлялись в рабочий лагерь.

Летом 1942 года вдруг очень увеличилось число агентов-подростков в районе Ржева. Это были 14-16-летние девушки, которые были так плохо подготовлены к своим заданиям, что часть из них добровольно сдавались нашим войскам. Их карали в том случае, когда было установлено, что они уже причинили вред».








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх