РЖЕВСКИЙ ЛАГЕРЬ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Из сообщений районной комендатуры 1/532 говорилось, что 21 октября 1941 года комендатурой был принят в обслуживание Ржевский лагерь военнопленных с численностью пленных около 6000 человек. Служебное помещение было расположено на ст. Муравьево в 500 метрах от лагеря.

Для лагеря были использованы складские постройки базы «Заготзерно». На некоторых постройках имелись только крыши, а со стен тес весь ободран. Лагерь был обнесен колючей проволокой в два ряда, через 50 метров — немецкие часовые, вооруженные автоматами и пулеметами. В охране лагеря принимали участие русские «дружинники», которые стояли на промежуточных постах. Первоначально изредка давали на день 0,5 литра баланды, а в некоторые дни совсем не кормили. На работы брали каждый день по 1000 человек, а иногда и около 1500 человек. Пленные гонялись на постройку деревянного моста через Волгу, на расчистку дорог и заготовку дров. Кстати, бараки в лагере не отапливались. Кроме военнопленных, в лагере находились и гражданские лица, и попавшие в плен советские разведчики.

Первоначально комендатура намеревалась использовать военнопленных на сельскохозяйственных работах и, в частности, на заготовке картофеля для немецких частей, перешедших на самообеспечение. Но начать уборку картофеля силами военнопленных не представилось возможным из-за нехватки сил охраны. Так, лагерь мог вместить примерно 7700 пленных, а их число превышало возможности, поэтому до января 1942 года военнопленные из числа жителей города и района и соседних с Ржевским районом отпускались по домам. Для этого у лагеря вывешивались списки военнопленных по районам, а у горуправы списки военнопленных из г. Ржева. Для этого устанавливался определенный порядок. Требовалось заявление-ходатайство об освобождении из лагеря с фотокарточкой, с подтверждением старосты квартала, что освобождаемый не является членом партии и его характеристика. Эти заявления собирались горуправой, затем заявления неслись бургомистром или его заместителем в комендатуру. Там докладывались коменданту и после его подписи несли эти заявления в лагерь.

Комендатурой также принимались меры к отправке военнопленных в воинские части и направлению военнопленных в другие лагеря. Все эти мероприятия существенно облегчали вопрос питания военнопленных. Влияние плохого снабжения особенно тяжело сказывается на пленных. Попытка горуправы организовать подвоз продуктов окончилась неудачей, так как мощности колхозов, как считало командование и комендатура, должны в полном объеме использоваться для обеспечения нужд вермахта, а те малые части продуктов, которые выделялись для питания военнопленных, в большинстве случаев конфисковались по пути немецкими солдатами. Для пресечения данных нарушений, как и прежде, у комендатуры не хватало сил охраны.

В конце ноября 1941 года в Ржев прибыл Дулаг 240 в полном составе, принял руководство управления лагерем военнопленных от армейского подразделения сборного пункта № 7. Отправка военнопленных больше не осуществляется, так как лагерь в Сычевке переполнен. Комендантом лагеря стал майор Клачес.

Лагерная система в Германии была детально разработана и проверена на деле в оккупированной Франции и Польше. Перед началом войны штат многих Дулагов был сосредоточен на границе с Советским Союзом. Это одно говорило, что немцы намерены наступать, ибо большое количество военнопленных бывает только при наступательной тактике ведения войны. Штат Дулагов был таков: комендант лагерей и старший помощник; начальник отдела по использованию рабочей силы, начальник отдела «Абвера», начальник отдела снабжения, внешняя охрана, канцелярия штаба лагеря. К сожалению, заполучить сведения о конкретных лицах из администрации Ржевского лагеря не представилось возможным.

Внутренний порядок в лагере обеспечивается полицией, сформированной из числа военнопленных. Первым начальником полиции был военнопленный Ибрагимов. После его отбытия на Украину, вместо него стал Мартынов Алексей Михайлович, из с. Кирсаново Горьковского района Омской области. 5 декабря 1941 года Мартынов вступил в карательный отряд Подраменцева. После него стал военнопленный по имени Константин. Так как Ржевский лагерь являлся пересыльным, то и начальники полиции менялись в связи с этапированием военнопленных в стационарные лагеря. В связи с тем, что Константин из Ржевского лагеря выбыл, то его место занял Гордиенко Иван Яковлевич, уроженец х. Тернелы Сумской области, но житель Буденновского района Сталинской области.

Пользуясь своим служебным положением, Гордиенко стал пить и гулять с девушками, которые из города приходили к нему в лагерь. Однако был приказ унтер-офицера Фукса: «Русских запрещено пускать». Курбатов доложил об этом унтер-офицеру Фуксу. Гордиенко сняли и примерно 5 мая 1942 года начальником полиции поставили Курбатова, который исполнял эту должность до освобождения города Ржева частями Советской Армии.

Что за человек был Курбатов? Иван Григорьевич Курбатов родился в 1907 году в селе Крюково Борисовского района Курской области, русский, из рабочих. В 1920 году окончил четыре класса. В ноябре 1929 года взят на службу в Красную Армию. В 1933 году окончил I-е пограничное училище. Проходил службу на разных должностях, был рядовым, курсантом, старшиной и наконец с 10 июня 1939 года начальником заставы 47 пограничного отряда войск НКВД в звании старшего лейтенанта. В связи с началом войны в июне 1941 года откомандирован в г. Муром Горьковской области на формирование частей для действующей армии. Зачислен в 916 стрелковый полк 247 СД на должность командира взвода пешей разведки. В октябре 1941 года попал в плен и направлен в Ржевский лагерь военнопленных. После освобождения Управление контрразведки Западного фронта проводило расследование деятельности Курбатова во время нахождения в лагере. Находясь при отделе контрразведки «СМЕРШ» 558 стрелкового полка 159 СД 17 мая 1944 года получил осколочное ранение мягких тканей теменной области и осколочное ранение лица с множественными переломами нижней челюсти и по этому поводу находился на лечении в госпитале 5405 в г. Кисловодске. Выбыл из госпиталя 22 мая 1945 года ограниченно годным. После работал в лагерях военнопленных МВД в г.г. Ереване и Южном Сахалине. В 1946 году уволен в запас и проживал в городе Хабаровске, Станционная улица, д. 2, кв. 2.

Да, Курбатов человек загадочный, умел ладить с немцами и военнопленными и при проверке Особым отделом существенных фактов, наказуемых в уголовном порядке, установлено не было. Так, попавший в плен помощник командира батареи 1260 стрелкового полка 38 CД 22 армии Турманов Николай Александрович, 1922 года рождения, уроженец д. Быковка Подольского р-на Московской области, бежавший из Ржевского лагеря 9 октября 1942 года показал: «Хотя Курбатов работает на немцев, но он всей душой советский человек, побаивается, что его расстреляют как изменника Родины, поэтому старается искупить вину. Курбатов не выдал нас немцам, советовал как лучше уйти и выдал продуктов на дорогу».

А бывший военнопленный Венренцов Леонид Петрович, 1923 года рождения, уроженец д. Аксинино Веневского района Тульской области, 10 октября 1942 года показал: «Курбатов многим военнопленным помогал бежать из лагеря, несмотря на то, что являлся начальником полиции. В сентябре поспособствовал побегу из лагеря майору, двум летчикам, одному полковнику, танкисту».

И, наконец, Земсков Георгий Иванович, 1904 года рождения, уроженец с. Малая Кандала Куйбышевской области, военврач 2 ранга, начальник хирургического отделения медсанбата № 138 135 СД показал: «Первое знакомство с Курбатовым относится к ноябрю 1942 года. Из наблюдений за ним могу охарактеризовать его как человека, находящегося на должности начальника полиции лагеря и состоящего на службе в германской армии, практическую, предательскую деятельность в лагере не проводит. Многих честных военнопленных он безусловно знает, не преследует и не выдает немцам, некоторым даже оказывает содействие в осуществлении побега.

Презрительно относится к добровольно перешедшим на сторону немцев. Вместе с этим ведет себя таким образом, что пользуется авторитетом у командования лагеря».

В то же время Земсков говорил о Курбатове и так: «Человек морально не устойчив. Большой пьяница, хотя на словах человек как-будто советский. Изымал из пайка пленных часть продуктов и пил на них водку».

Из показаний бывшего делопроизводителя по делам военнопленных Ржевской горуправы Еремеева Александра Ивановича, 1894 года рождения явствует: «Использовались военнопленные на тяжелых физических работах с 7 утра до 5 вечера. Сильное истощение, огромная смертность. За зиму 1941-42 года погибло около 9000 человек».

Со слов бургомистра Кузьмина Владимира узнал, что через лагерь прошло 16–20 тысяч военнопленных. С октября 1941 года по январь 1942 года из лагеря освобождено примерно 1700 человек. Освобожденных конвоировали в горуправу, где им выдавали удостоверения. После января 1942 года освобождение военнопленных было запрещено. Освобождали только для работы в распоряжение горуправы, а короче, для работы в полиции.

В отчете о работе отдела 1ц/АО 9 армии с 1 января по 31 марта 1942 года говорилось: «Каких-либо осложнений в лагерях не было. Побеги единичны. В отношении отпущенных осенью 1941 года из-за трудностей в продовольствии принято хотя и запоздалое решение о возвращении их в лагерь».

А вот что показал адъютант Ржевской комендатуры 1/532 обер-лейтенант Ротер Макс Георг, 1903 года рождения, уроженец г. Штрелен провинция Силезия, член НСДАП с 1932 года, человек с высшим юридическим образованием о лагере военнопленных: «В Ржеве находился сборный пункт № 69 армии для русских военнопленных. Военнопленные содержались в ужасных условиях. От голода и заболеваний, от простуды, только в декабре 1941 года и январе 1942 года ежедневно умирало 25–30 военнопленных. За два месяца из числа 5-15 тысяч умерло не менее 2 тысяч военнопленных. Остальные в зимний холод, пешком или в открытых вагонах отправлялись на сборные пункты в Вязьму и Сычевку. Начальником лагеря был майор Клачес ".

Об одном этапировании военнопленных из Ржева в Сычевку показал очевидец Демидов Николай Яковлевич, 1889 года рождения, уроженец и житель д. Бутово Ржевского района: «Я лично видел, как в декабре 1941 года по Торопецкому тракту немцы гнали 25 тысяч военнопленных и на территории Медведевского с. Совета в затылок разрывными пулями расстреляли 20 тысяч военнопленных, догнав до Сычевки только 5 тысяч человек.

Находившийся в Ржевском лагере военнопленный, учитель из г. Красноселье Луковниковского района Демин Константин Александрович, 1920 года рождения, рассказал, что бараки в лагере располагались в два ряда, а с наружной стороны их были вырыты рвы, где производили захоронения военнопленных.

Как поступали немцы с бежавшими из лагеря военнопленными свидетельствуют показания Хмурчикова Павла Емельяновича, 1884 года рождения, проживавшего в г. Ржеве на Трудовой улице. Шесть военнопленных, переплыв Волгу, спрятались на Смоленском кладбище, но их выдали и немцы задержали их. Он лично видел, как немцы сопровождали задержанных. Отойдя на некоторое расстояние, из числа шести задержанных красноармейцев двух немцы расстреляли в упор, а оставшихся четверых повели к лагерю и так же расстреляли.

Жительница г. Ржева с улицы Кузнечная, дом № 11 Садовникова Мария Сергеевна, 1908 года рождения, уроженка д. Будаково Ржевского района, была очевидицей, когда в конце 1941 года были застрелены три-четыре военнопленных за территорией шелкокрутильной фабрики.

Но расстрелы военнопленных были не только по месту задержания сбежавших, но и в самом лагере.

Разведчица разведотдела штаба 22 армии Милютина Серафима Федоровна, 1922 года рождения, уроженка и жительница г. Кувшиново Калининской области, находившаяся в Ржевском лагере, рассказала: «Свободное хождение в лагере имел командир Красной Армии Королев Павел Иванович, лет 40. Он рассказывал военнопленным об обстановке в г. Ржеве, боевых действиях из прочитанных где-то газет. Королев говорил, что в городе партизан нет, есть небольшие группы подпольщиков. Сообщил о расстреле или повешении трех молодых партизан. За передачу каких-то сведений военнопленным и подачу каких-то сигналов Королев был расстрелян.

Эти суровые, тяжелые, нечеловеческие условия лагерной жизни заставляли узников лагеря искать выход и каждый по-своему находил его: одни молили о смерти, другие бежали, третьи шли на службу к врагу, четвертые, смирившись надеялись на чудо.

Этим пользовались и вербовщики. Одним из таких вербовщиков являлся многоликий Ломакин Гавриил Гаврилович, он же Дарницкий Геннадий Георгиевич, он же Дарновицкий, он же Сазонов, 1896 года рождения, уроженец г. Богородска Московской области, по другим данным г. Москвы, из дворян. В 1913 году поступил в кадетский корпус, затем в Николаевское кавалерийское училище. Во время гражданской войны служил в армии Юденича, в бандах Булах-Балаховича, имел звание ротмистра. В 1920 году бежал в Польшу, где был помощником управляющего имением помещика Высановского близ г. Бреста. Затем некоторое время находился в Бресте, работал на военных фортах, откуда переехал в Варшаву, где проживал в предместье Прага на улице Листопада. Это был мужчина среднего роста, волосы черные с проседью, глаза черные, во рту спереди не имел нескольких зубов.

В 1935 году Ломакин был завербован польской разведкой. Неоднократно забрасывался в Советский Союз. Затем являлся вербовщиком агентуры, забрасываемой в СССР с диверсионными заданиями. Позднее служил в Польской тайной полиции. Организовывал убийства активных коммунистов и разгромы коммунистических организаций.

В 1939 году завербован германской разведкой. Занимался вербовкой, подготовкой и переброской агентов в нашу страну. В октябре-ноябре 1941 года являлся переводчиком в ГФП-639 в г. Плавске Тульской области. До июля 1942 года находился в г. Минске, откуда выезжал в г. г. Гомель, Борисов и другие для вербовки агентуры из числа местных жителей и переброски в тыл Красной Армии. Затем, находясь в другой группе, вербовал агентуру в г. г. Ржеве, Вязьме, Сычевке.

Командир роты связи 1184 стрелкового полка 355 СД 22 армии лейтенант Чуприн Алексей Федорович, 1918 года рождения, уроженец с. Щурово, Краснолиманского района, Донецкой области, 14 июля 1942 года попал в плен. Находясь в Ржевском лагере, за короткое время сильно истощал, так как питание было отвратительным.

Хотя командиры и бойцы в лагере размещались отдельно, но питание было с одной кухни. 26 июля 1942 года Чуприн встретил своего товарища по 355 дивизии Харламова Всеволода Сергеевича, от которого узнал, что в лагерь приезжал в гражданской одежде подполковник-белогвардеец, лет 45-ти, среднего роста. Он занимался вербовкой для школы разведчиков-радистов. Уже был завербован начальник инженерной службы 1184 стрелкового полка. Чуприн пошел к полковнику-белогвардейцу, проживающему в вагоне при лагере. Разговор был не более пятнадцати минут. На следующий день в числе девяти военнопленных Чуприн направлен в г. Смоленск. С 30 июля по 6 сентября 1942 года Чуприн обучался в Катынской разведшколе. В ночь с 6 на 7 сентября 1942 года он был переброшен в район г. Рязани. На его просьбу направить в Москву, начальник разведшколы сказал: «Москва нами обслуживается хорошо, а вот Рязань, Бологое, Рыбинск — не все обстоит благополучно».

Чуприну выдали документы на имя Чумакова Алексея Федоровича, оперуполномоченного Особого отдела НКВД 49 армии, младшего лейтенанта госбезопасности; командировочное удостоверение в г. Рязань для выполнения спецзадания. Для получения продовольствия — удостоверение на имя Чумакова, командира штабной роты 216 отдельного батальона связи 29 армии. Но эти документы Чуприну не помогли. 5 октября 1942 года Особым отделом НКВД 31 армии он был арестован.

Командир роты связи 1184 стрелкового полка 355 СД Харламов Всеволод Сергеевич, 1922 года рождения, уроженец д. Михайлово Новодеревенского района Рязанской области показал: «При Ржевском лагере находился специальный представитель германской разведки, русский белоэмигрант Гавриил Гаврилович. Это бывший житель города Москвы, сын фабриканта, высокого роста, седой, голос грубый. Он вызывал всех военнопленных командиров и расспрашивал их о частях, в которых служили, командирах частей и соединений. 24 июля 1942 года вместе с другими шестью военнопленными, отобранными в Ржевском лагере, направлен в г. Смоленск, а затем в д. Катынь.

Но не только завербованных в лагере военнопленных направляли в разведшколы, но и обучали прямо в Ржеве.

Так, Окулов Митрофан Михайлович, 1909 года рождения, уроженец деревни Щигоричи Даровского района Кировской области, показал: «На утро 2 января 1942 года стали вызывать в штаб, размещавшийся в деревянном доме на левом берегу Волги, недалеко от лагеря военнопленных. В штабе опросили по автобиографическим данным, а затем предложили сотрудничать с немецкой разведкой. Дал согласие. Тут же познакомили с военнопленными Веселовым Виктором, старшим для него. Веселов считал, что будет проживать в г. Ростове, улица Пушкина, д. 15. Они договорились о пароле и встрече в г. Ростове. Действительно, в городе Ростове по улице Пушкинская, дом 16, до войны проживал Веселов Вячеслав Андреевич, 1906 года рождения, уроженец д. Вертуново Буйского района Костромской области.

На разведкурсах училось 35 человек, в том числе Смирнов Жорж Михайлович, до армии проживавший в г. Вышний Волочек Калининской области.

Рогожин Тимофей Павлович, 1910 года рождения, уроженец д. Татарки Черепановского района Новосибирской области, в феврале 1942 года из Ржевского лагеря военнопленных, вместе с Ольхиным Николаем Николаевичем в числе пятнадцати военнопленных зачислены на курсы военной разведки.

На курсы военной разведки был зачислен и окончил их Басов Алексей Федорович. По курсам знал Захарова Петра, как будто младшего лейтенанта. Басов ходил на выполнение задания по сбору сведений о частях Красной Армии, которые получали от женщины из д. Свинино Ржевского района, одетой в ватное короткое пальто без воротника, черную юбку, валенки, шапку.

Бывал не раз в Ржевском лагере военнопленных переводчик отдела I-е 6 ПД белоэмигрант Андреев Виктор Александрович, 1899 года рождения, уроженец г. Москвы, среднего роста и телосложения, светлорусый. Андреев в лагере допрашивал пленных, в разговоре с начальником полиции Курбатовым говорил, что Красная Армия гонит свои лучшие части под Ржев, свои гвардейские дивизии под их железную оборону. Они разбили семнадцать дивизий пехоты и четырнадцать танковых соединений. В лагере Андреев располагался в бункере, там была и его прислуга, женщина по имени Зоя.

По показаниям врача Земскова Андреев проводил вербовку военнопленных для службы в Германской армии.

В Ржевском лагере военнопленных на 31 декабря 1942 года перебежал Виховский Михаил, 1904 года рождения, по профессии сапожник. Бывший писарь при штабе 58 ПП 6 ПД и переводчик русского языка Бумба Иозеф Эммануэль, 1897 года рождения, уроженец г. Бойпен Верхняя Силезия, показал: Виховский Михаил работал денщиком у обер-лейтенанта из отдела I-ц 6 ПД Аренса и считался добровольно сдавшимся в плен к немцам в 1941 году. До войны он проживал в г. Смоленске.

Да, попасть на службу к обер-лейтенанту Арене Виховский, наверно, смог не без помощи Андреева.

Совершивший побег из Ржевского лагеря 24 августа 1942 года Егоров Михаил Федорович, показал: «Вербовку для русской добровольческой армии проводили русские, переодетые в немецкую форму с белой повязкой на левой руке. Для карательных отрядов вербовались главным образом украинцы, татары, казахи, узбеки и другие национальные меньшинства. Возглавляли отряды немецкие офицеры. В их составе имеются немецкие солдаты. Форма смешанная. Давшему согласие дается три дня отдыха, несколько улучшенное питание наравне с перебежчиками.

По данным Егорова Михаила в русскую добровольческую армию поступили: Панкевич, подполковник, начальник штаба артиллерии 242 СД 39 армии, добровольно сдавшийся в плен.

Харьковский Федор Максимович, майор, начальник штаба 531 артполка, 256 СД 39 армии, добровольно сдавшийся в плен, сам вел вербовку и завербовал пятнадцать-семнадцать военнопленных.

Валиков Николай, военврач 2 ранга, начальник санслужбы 256 СД, добровольно сдавшийся в плен. Со слов военврача 3 ранга Исаева Михаила из 256 СД Валиков при допросе в штабе заявил немцам, что он уже давно сотрудничает с ними, так как в тыловых госпиталях проводил вредительскую и подрывную работу. Об этом Исаеву стало известно от медсестры медсанбата 256 СД, которую Валиков рекомендовал как жену, хотя настоящая жена и семья проживала в г. Куйбышеве.

Мочалов, военинженер 3 ранга, командир отдельного саперного батальона 39 армии, добровольно сдался в плен.

Евдокимов, старший политрук 252 СД 39 армии, добровольно сдался в плен, подал заявление о зачислении в полицию лагеря, но был направлен в немецкий тыл.

Бендаль, фотограф и художник при клубе 39 армии. До армии был председателем Союза художников в Москве, семья в Москве.

По данным Главного Управления кадров Министерства обороны СССР значились: майор Панкевич Мирон Иванович, начальник штаба артиллерии 357 СД, пропал без вести в июле 1941 года, оказался жив и состоял на учете в Старобинском РВК Минской области.

Подполковник Харьковский Федор Максимович, 1907 года рождения, уроженец Харьковского сельсовета Ладомирского района Воронежской области, командир дивизиона 531 легко-артиллерийского полка 256 СД, пропал без вести 27 июля 1942 года. Дальнейшая судьба неизвестна.

Из числа военнопленных, как Ржевского, так и других лагерей летом 1942 года в д. Дубровка Ржевского района был сформирован 427 восточный карательный батальон.

Генерал-лейтенант Бернгардт Фридрих Густав, 1888 года рождения, говоря о русских войсках на стороне немцев показал: «В общем, несли службу они охотно, предпочитая ее заключению в лагере».

Так как в плен попадали как раненые, так и больные, а лагерные условия порождали новые заболевания, то при лагере в конце ноября 1941 года организовали лазарет. Он располагался отдельно у станции Ржев-2 в двух деревянных домах, огороженных высоким забором из колючей проволоки. Но в этом заборе была дыра, пролезая через которую можно было выйти в город. В этих двух домах, на нарах с подстилкой из льна, ютилось до семисот больных и раненых.

Анисимов Михаил Михайлович, 1925 года рождения, уроженец д. Кресты Луковниковского района, житель г. Ржева показал: «После пребывания в Ржевском лагере на базе «Заготзерно» около двух недель, направлен на работу к станции Ржев-2 на разгрузку вагонов. По окончании работы поместили в лазарет военнопленных, который размещался в деревянном помещении в 150–200 метрах от депо станции Ржев-2 по направлению железнодорожного полотна в сторону Москвы. В лагере имелось деревянное здание, выстроенное из железнодорожных шпал в десяти метрах от подъездных путей».

Из врачебного персонала известны: доктор немец Эрнст Мюллер. Из военнопленных главным врачом был военврач 3 ранга Перекрестов Игорь Михайлович, 1914 года рождения, уроженец г. Харькова. Являясь командиром санитарной роты 922 стрелкового полка 25 °CД, в декабре 1941 года пропал без вести. По показанию санитара лазарета Соломанидина Михаила Михайловича, 1903 года рождения, уроженца и жителя г. Москвы, семья Перекрестова проживала в г. Горьком, Госпитальный переулок.

В лазарете Перекрестов организовал занятия по изучению немецкого языка, которые проводил сам; военврач 3 ранга Галкин Николай Николаевич, врач 693 стрелкового полка пропал без вести 1 декабря 1942 года; младший врач 693 стрелкового полка 178 СД Клименко Владимир Александрович, 1914 года рождения, уроженец г. Ростов-на-Дону, пропал без вести в декабре 1941 года; врач Аксакова Анна Ильинична, по данным Центрального архива Министерства обороны СССР значится: младший врач, без звания.

Однако, по учетам офицерского состава значится Аксакова Анна Ильинична, 1915 года рождения, уроженка Краснодарского края, младший врач, капитан медицинской службы 661 стрелкового полка 22 °CД.

Разведчица Егорова Валентина Викторовна, 1926 года рождения, уроженка г. Лихославля, при выполнении разведывательного задания, будучи раненой, была задержана немцами и доставлена в лазарет Ржевского лагеря военнопленных, где находилась с 18 февраля по 8 апреля 1942 года. По ее показанию главный врач Игорь Михайлович доносил немцам о настроениях пленных бойцов и медработников.

Врач Анна Ильинична и медсестра Аня перешли к немцам добровольно 20 февраля 1942 года. К немцам они явились обе вместе. У немцев пользовались доверием, получали паек наравне с немцами — потому, что считались добровольцами. Говорили, что бежали из г. Старицы, где они якобы советскими властями были арестованы за то, что гуляли с немцами.

Однако их знакомая Гранитова Тамара говорила, что с немцами они не гуляли, что если бы их встретили здесь те немцы, которые знали их по Старице, они бы их расстреляли.

Из лазарета они знали врача Галкина Николая Николаевича и фельдшера Большакова Василия. Всего было шесть врачей, три фельдшера и одна медсестра Аня.

Другая разведчица, Кудряшева Анастасия Ивановна, 1921 года рождения, уроженка п. Охват Псковского района показала: Гранитова Тамара Ивановна прибыла в Ржев из Старицкого лагеря военнопленных в середине января 1942 года, из Ржевского лагеря она была вместе с ней направлена в г. Вязьму. Находясь в гражданском лагере в Вязьме на улице Юхновской, 15 февраля 1943 года Гранитова бежала. В качестве фармацевта в лазарете был техник-интендант 1 ранга Змеев Степан Васильевич 1905 года рождения, уроженец г. Мариуполя, который, являясь командиром взвода 922 стрелкового полка 25 CД пропал без вести 13 октября 1941 года. По лагерным сведениям проживал в г. Харькове, Основа Харьковская, дом № 60.

Фельдшерами были: Щекин Михаил Никифорович. По учетам Центрального архива Министерства Обороны СССР значится сапер 950 стрелкового полка 262 СД. Щекин Михаил Никифорович, 1920 года рождения, призван Щигровским РВК, пропал без вести в августе 1941 года, отец Щекин Н. М., проживал: Курская область, г. Щигры, улица К. Маркса, дом № 15; Нарышкин Василий Иванович, 1917 года рождения, уроженец Полтавской области. Под этими данными по Центральному архиву Министерства обороны СССР Нарышкин не значится. Со слов врача Земскова Георгия Ивановича Нарышкин раньше работал фельдшером НКВД, участвовал в групповом хищении 75 тысяч рублей государственных денег.

Со слов Соломонидина Михаила, санитара Смирнова Михаила Осиповича хорошо знал переводчик лазарета, а потом и лагеря Озеров Федор, которого в лагере военнопленных считали за своего человека. А по показанию врача Земскова Георгия в феврале 1943 года Смирнов Михаил подал заявление и вступил в германскую армию.

Сам Соломонидин Михаил в лазарете вел регистрацию умерших военнопленных. При задержании Соломонидина и обыске у него было обнаружено шесть тысяч восемьсот пятнадцать рублей.

Разведчица Нарбут Александра Васильевна, уроженка и жительница г. Западная Двина, находившаяся на излечении в лазарете Ржевского лагеря военнопленных сообщала, что в двадцати местах у станции Ржев-2 захоронено четырнадцать тысяч человек. К сожалению, у ведущего учет умерших в лазарете Соломонидина Михаила не удосужились спросить об этом.

После ликвидации лазарета в самом лагере начала работать санитарная часть. Старшим врачом ее был Клименко Владимир Александрович. Работал там и санинструктор из 4 роты 297 батальона Мещеряков. Медперсонал носил повязки красного креста.

В санчасти был случай. Возле станции Мелихово разбился штурмовик, но летчик оказался жив. Его доставили в санчасть, где допрашивали. Клименко Владимир выгнал всех из санчасти. В санчасть даже не пустили начальника полиции Курбатова.

Санитар Смирнов Михаил откуда-то знал, что летчик из 30 армии. Какова дальнейшая судьба летчика неизвестно. Врача Клименко хорошо знал Смирнов Михаил. Клименко выбыл в Ярцево. Туда же выбыли Перекрестов Игорь и сам Смирнов.

Говоря о Ржевском лагере военнопленных, нельзя не сказать о военнопленном Архирееве Сергее Федоровиче, 1903 года рождения, уроженце и жителе г. Ржева, по другим данным уроженец с. Адамовка Смоленской области. 26 марта или 2 апреля 1942 года Особым отделом 30 армии Архиреев был направлен с заданием совершить террористический акт против бургомистра г. Ржева Сафронова Петра и начальника, в действительности он был заместителем, полиции Загорского. Ему была разработана легенда. Он — дезертир. Скрывался в тылу войск Красной Армии. Решил перейти линию фронта с целью возвращения домой в Ржев. При переходе линии фронта Архиреев Сергей был задержан немцами. Арестован. Посажен в Ржевскую тюрьму как подозреваемый в принадлежности к партизанам и как перебежчик направлен в Ржевский лагерь военнопленных.

Бывший военнопленный Истратов Алексей Федорович показал; Архиреев Сергей прибыл в лагерь в апреле 1942 года. Имел при себе бумаги от немецкой комендатуры о том, что добровольно сдался в плен, право на свободное хождение и еще какую-то, работал старшим по проведению водоканализации на кухню, баню и санчасть лагеря. Работал с большим упорством. Ему выделялось два-три военнопленных. Он получал дополнительный паек: двести граммов хлеба, двадцать граммов масла, десять — двадцать граммов табака в пятидневку и ежедневно дополнительную порцию супа. Первое время ходил в город под наблюдением немецкого переводчика или конвоира из украинцев. После — самостоятельно, часто ходил к жене и племяннице на ту сторону Волги. Пользовался неплохим авторитетом среди полицейских и комендатуры лагеря военнопленных.

Другой военнопленный Ржевского лагеря Турманов Николай Александрович, 1922 года рождения, уроженец д. Быковка Подольского района Московской области показал: в середине июля 1942 года познакомился с Архиреевым Сергеем Федоровичем в лагере военнопленных. Работал он водопроводчиком. Свободно ходил и получал увеличенный паек. Добровольно сдался в плен, однако, плохого никому ничего не сделал.

Познакомившись поближе, узнал, что он житель г. Ржева, хорошо знает местность и что он был послан в г. Ржев в качестве разведчика дивизии.

Следует заметить, что Архиреев Сергей помог Истратову и Турманову, бежавшим из лагеря, добраться через город к линии фронта и благополучно перейти ее.

Выполнить задание Особого отдела НКВД 30 армии по совершению теракта не смог из-за незнания отдельной реальной обстановки дел в оккупированном г. Ржеве, На момент переброски Архиреева бургомистр Сафронов, бежавший из г. Ржева, находился в Минске, а Загорский служил у немцев в Смоленской области. Видимо, другого задания у Архиреева Сергея не было, но возможности для выполнения задания он добился.

На квартире Архиреева Сергея в Ржеве скрывался бежавший из лагеря связист из 29 армии Максимов Иван, 5 октября 1942 года, Архиреев Сергей Федорович, Максимов Иван и Вепроцев Леонид Петрович, 1923 г.р., уроженец д. Аксинино Веневского района Тульской области, житель г. Ржева, находившийся в лагере военнопленных, стали переходить линию фронта в районе железнодорожного моста. Переправу охранял немецкий солдат. Они подползли к немцу, втроем набросились на него. Задушили и бросили в Волгу. Перешли Волгу, свернули к механическому заводу, а вечером 6 октября 1942 года благополучно пересекли линию фронта. Для дальнейшей службы Архиреев Сергей был направлен в запасной полк 30 армии. В послевоенное время Архиреев Сергей Федорович умер, но его подвигу времен Отечественной войны нужно отдать должное.

И еще об одном разведчике Особого отдела НКВД 30 армии Федорове Андрее Петровиче, 1923 года рождения. Военнослужащий, заброшен в тыл противника 5 ноября 1942 года в г. Ржев под видом добровольца, сдавшегося в плен к немцам. Задача: получение списков на военнослужащих, добровольно сдавшихся в плен, изменников Родины из числа гражданского населения, сбора разведданных о количестве войск, месте нахождения оборонительных сооружений немцев.

Как показал начальник полиции Ржевского лагеря военнопленных Курбатов, в конце декабря 1942 года или начале января 1943 года он, возвращаясь из санитарного барака, встретил военнопленного, которого ранее не знал. Военнопленный попросил его остановиться и задал вопрос: «Каким образом ему поступить в отряд по борьбе с партизанами?» Курбатов выругался, сказал: «Пиши и подавай» и собрался уходить, как тот произнес: «Вам привет от Архиреева, Турманова и Истратова». Он повторил это еще раз. Тогда Курбатов понял, что ему надо поговорить с этим человеком, так как названных им людей он хорошо знал и содействовал им в переходе на сторону Красной Армии.

Повстречавшись в другом месте на территории лагеря, он поздоровался с Курбатовым, назвав его «дядей Ваней». Сказал, что он Федоров Андрей, что ему поручено предварительно изучить его и если есть в нем что-то советского, то подойти после наблюдения в течение восьми суток. Он решился подойти. Договорились о встрече на завтра. При встрече Федоров рассказал, что послан Особым отделом НКВД 30 армии капитаном Мишиным и старшим лейтенантом Лившицем. Перешел линию фронта правее Городского леса и под видом перебежчика попал в немецкий батальон, где восемнадцать дней подносил воду, колол дрова. На вопрос, допрашивали ли его, ответил: «Ох, не бойтесь. Еще заранее был подготовлен, что им говорить и все сошло прекрасно, без путаницы».

У него заболели зубы и образовался флюс. Используя это, он еще больше расковырял флюс и на щеке образовалась большая опухоль. Только тогда немцы направили его в санчасть лагеря, куда затем окончательно перевели. Сказал, что Курбатов должен передать ему для Особого отдела следующие материалы: списки добровольно перешедших, предателей и изменников Родины, данные о формированиях против партизанских отрядов, расположение штабов, военных складов частей, артиллерийских позиций и огневых средств. Курбатов пообещал в тот же день к шестнадцати часам все подготовить.

Придя в свой блиндаж, Курбатов взял список на двести девяносто изменников Родины и велел санитару Смирнову Михаилу, которого знал с начала 1942 года, переписать его левой рукой. Подготовив материал, передал его Федорову на следующий день в четыре часа около уборной. Список был заделан в пакет из немецкой газеты.

По просьбе Федорова устроил его в рабочую группу, посылаемую ежедневно на передовую линию для очистки траншей. Четыре дня Федоров не решался переходить из-за хорошей погоды, дожидался снежной метели. На пятый день он уже в лагерь не возвратился. Вечером в группе возвратившихся Курбатов обнаружил его отсутствие.

Тут же Малышев Иван из этой группы рассказал, что перебежчик пытался бежать к русским, но когда отбежал сорок — сорок пять метров, то немцы открыли огонь. Он упал, крикнув: «Русские, спасите!» В это время со стороны передовой Красной Армии открыли огонь. Немцы сразу всех военнопленных отправили в лагерь, а раненый остался.

Когда Малышев говорил, то присутствовали: Горячев Александр, Тригонов Геннадий и Смирнов Михаил. Это была суббота. В воскресенье пленных не направляли на передовую. В понедельник Курбатов сказал Малышеву, чтобы он посмотрел, не лежит ли там раненый. Вернувшись, Малышев рассказал, что немцы забрали убитого и притащили к одному из своих блиндажей. Малышев обнаружил пулевое отверстие в виске убитого. Немцы приказали пленным похоронить его. Когда Малышев обыскивал одежду, то из кармана шинели вытащил аккуратно сложенную бумажку из немецкой газеты, но в ней ничего не было.

Так погиб Федоров Андрей Петрович. По тем временам это был героический поступок, причем не случайный, а осознанный. Но в затянувшемся Ржевском сражении, видимо, боялись говорить о солдатских подвигах.

По данным Центрального архива Министерства Обороны Союза СССР значился рядовой Федоров Андрей Петрович, 1923 года рождения, уроженец д. Нестерово Высоковского района Калининской области, пропал без вести в марте 1943 года. Мать Тулина Меланья Петровна, проживала в с. Барсуки. Учтен Федоров в 1950 году по материалам Высоковского РВК. Мать так и не узнала, что ее сын убит и захоронен совсем недалеко от нее, под Ржевом.

Да, много людей прошло через Ржевский лагерь военнопленных и много осталось там навечно. Так, по сведениям разведчицы Нарбут Александры Васильевны там, по неполным данным, захоронено тридцать пять тысяч.

Надо сказать, кроме Ржевского лагеря военнопленных было еще много, как их сами немцы называли, сборных пунктов военнопленных при дивизиях и полках, но концлагерей на территории Ржевского сражения не было.

Часть врачей и полицейских Ржевского лагеря военнопленных была эвакуирована в д. Ярцево-Гурьево Смоленской области. Перешедший линию фронта на участке 22 CД Лебедев Алексей, 1925 года рождения, уроженец д. Карельская Оленинского района показал: в д. Ярцево-Гурьево, в бараках на окраине расположились военнопленные из Ржевского лагеря, человек восемьдесят, человек сорок эвакуированных из Ржева гражданских. Создано четыре взвода. В трех — военнопленные и гражданские вперемешку, а четвертом — одни гражданские. Во второй партии были женщины — гражданские пленные. Охрана только после семи часов вечера.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх