СОЗДАНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПРОТИВОМИННЫХ КОРАБЛЕЙ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

В создании ПМК участвовали десятки коллективов и тысячи исполнителей, но автор приводит имена только тех, с кем имел непосредственный деловой контакт. Автор приносит глубокие извинения тем патриотам ПМО, которые внесли в се развитие весомый вклад, но не были им упомянуты.

Идейные вдохновители и организаторы ПМО в послевоенный период (вице-адмирал Ю. В. Ралль, контр-адмирал П. П. Киткин и капитаны первого ранга А. Н. Киреев и Б. А. Денисов) были крупными специалистами в области ПМО еще в период первой мировой войны, а П. П. Киткин – с времен русско-японской войны. Именно с учетом предложений перечисленных лиц. а также флагманских минеров флотов были установлены номенклатура и количество ПМК. включенных н кораблестроительную программу 1946-1955 гг. Деятельность этих руководителей и специалистов проходила в Морском главном штабе (МГШ), Военно-морской академии им. К. Е. Ворошилова, Морском научно-техническом комитете (МНТК), Управлении кораблестроения (УК), Минно-торпедном управлении (МТУ) ВМС и Научно-исследовательском минно-торпедном институте (НИМТИ). НИМТИ был создан в 1932 г. и занимался разработкой противоминного оружия, определяющего облик того или иного ПМК. Начальником института в конце 1940-х годов был контр-адмирал Г. А. Федоров. Институт размещался в бывшем доме политкаторжан, на втором этаже находился особо засекреченный центр по разработке дистанционного управлении плавающими объектами, руководимый инженер-полковником Полисаром.

Процесс создании новых ПМК в послевоенный период сводился к следующему. В МГШ в порядке установленной очередности дли каждого корабли программы разрабатывалось оперативно-тактическое задание (ОТЗ), определяющее назначение корабли, его задачи и основные требований, предъявляемые к нему. После утверждении ОТЗ пересылалось в Управление кораблестроении BMC, а оттуда выписка из ОТЗ направлялась в ЦНИИВК ВМС. в соответствующий проектный отдел, в котором разрабатываюсь несколько вариантов предэскизного проекта (называемого затем последовательно "аванпроектом" и "техническим предложением' ), и на их основе разрабатывалось предварительное ТТЗ. Предложения отдела рассматривались администрацией ЦНИИВКа и после требующейся корректировки представлялись в УК. Как правило, представляемые материалы включали предварительное ТТЗ, материалы проработки и демонстрационные чертежи общего расположения. Из УК предварительное ТТЗ с комментариями представлялось в МГШ. где корректировалось и утверждалось командованием ВМС. получая статус ГТЗ ВМС. после чего передавалось на согласование в НКСП (с 1946 г. МСП). а после согласования – в одно из ЦКБ (ОКБ. СКБ). где последовательно разрабатывались эскизный, технический, иногда корректированный технический и (совместно с заводом – строителем) рабочий проекты. Уместно отметить, что при защите проектов в МГШ самым сложным для проектантов было пройти совет флагманских специалистов, состоящий в штате МГШ и укомплектованный в основном бывшими командирами кораблей и сотрудниками Техупра. В начале 1%0-х годов, когда началось сокращение "общих видов вооружений", совет был упразднен.

ЦНИИВК ВМС был создан в январе 1946 г. на базе Научно-техническою комитета (НТК) ВМС и первоначально включал:

– проектное бюро (ПБ). возглавляемое инженер-подполковником Л. Л. Гордоном, состоявшее из отделов тяжелых, средних, малых боевых и вспомогательных кораблей, подводных лолок, энергетических установок, корабельною электрооборудования и корабельных систем; в связи со сложившейся ситуацией (необходимости срочной разработки большого числа аванпроектов) это подразделение стало в институте ведущим:

– кораблестроительный научно-исследовательский отдел, возглавляемый инженер-капитаном первого ранга Н. Н. Лесниковым, в который входили подразделения теории корабля (начальники – инженер- капитаны первого ранга Козлов, затем – Ю. Потапов);

– отдел вооружения (начальники – капитан второю ранга Подсушный, затем капитан первого ранга Птахов);

научно-исследовательский механический отдел (начальник – капитан первого ранга Л. И. Дорофеев);

– научно-исследовательский электротехнический отдел (начальники – капитаны первого ранга Шадеев, затем В. И. Калганов);

– отдел наблюдения за текущим проектированием кораблей в системе НКСП. возглавляемый капитаном первого ранга П. А. Волнухиным:

– небольшое подразделение военно-морских медиков;

– информационный отдел, занимавшийся переводами немецкого военно-морского архива и захваченного немцами аналогичного французского архива, возглавляемый инженер-подполковником Г. А. Русецким.

В ЦНИИВКе 1940-х годов сложился исключительно дружный и сплоченный коллектив, творческое ядро которого составляли выпускники ВВМУ им. Дзержинского и Ленинградского кораблестроительного института. Коллектив возглавляли высококвалифицированные, преданные делу создания могучего отечественного флота специалисты; инженер-контр-адмирал Н. В. Алексеев и его заместитель инженер-капитан первого ранга А. К. Попов 2* . В штате института состояли прямые потомки отечественных военно-морских династий – Бутаковых, Римских-Корсаковых и др. Большой объем срочных работ, выпавших на долю ЦНИИВКа. особенно на ПБ в связи с реализацией кораблестроительной программы 1946-1955 гг., обусловил, во-первых, увеличение нагрузки наличный состав, а, во-вторых – привлечение специалистов из ЦКБ промышленности, работавших по трудовым соглашениям. Особенно автору запомнился сотрудник ЦКБ-32 Власьев – исключительно высококвалифицированный специалист по общему расположению. Продолжительность рабочего дня в ЦНИИВКе в то время лимитировалась временем работы транспорта.

Работы по проектированию ПМК велись в отделе малых боевых кораблей, начальником которого был инженер-капитан А. Н. Середин. Основными консультантами были представители отдела вооружения минер В. А. Карпухин, штурман Корякин и специалист по радиолокации Рабинов. При размещении новых неконтактных тралов на проектируемых кораблях приходилось привлекать и сотрудников НИМТИ (в частности, В. Гмырева, прошедшего соответствующую стажировку в США). Большую помощь в вопросах общего расположения корабля оказывал военврач Бобошко. Результаты выполненных проектных проработок рассматривались на совещании (превратившемся затем в научно-технический совет, проводимый в части малых кораблей заместителем начальника института А. К. Поповым). В рассмотрении участвовали представители отдела вооружения, всех научно-исследовательских отделов и группы наблюдения.

По инициативе ЦНИИВКа создавались новые и модернизировались существующие сдаточные базы кораблей, создавались его филиалы на Балтийском и Черноморском флотах, а также при Сибирском отделении АН СССР (последний возглавлял Г. Мигерснко). Были налажены контакты с ремонтной базой ВМС на острове Масляный Буян (в 1950-е годы эта территория была передана Балтийскому заводу), где по чертежам института переоборудовались под опытовые суда некоторые малые трофейные корабли (например, бывший германский торпедолов "Фукс" – под судно для гидроакустических замеров). ЦНИИВК был также связан с организованным в г. Ломоносове центром, куда из оккупированной Германии были вывезены немецкие специалисты (кораблестроители, судостроители, торпедисты, минеры), работавшие по заданиям ВМС. Руководил центром капитан первого ранга Н. П. Сербии.

В рассматриваемый период были приняты также решения о создании полигонов, необходимых для отработки новых образцов противоминного оружия и противоминной зашиты проектируемых ПМК, а также начато строительство этих полигонов: в заливе Хара-Лахт (Эстонская ССР) – для замеров физических полей кораблей в подводной полусфере (первый начальник капитан 1 ранга Л. С. Гуменюк), в Феодосии – для отработки буксируемых и самоходных систем морского оружия (первый начальник П. Г. Котов, затем вице-адмирал Томский), а также полигонов для отработки взрывостойкости и телеуправления (первый начальник контр-адмирал Боголепов).

Являясь научным центром наркомата, ЦНИИВК направлял научную деятельность имевшихся к тому времени четырех НИИ ВМС. Кроме того, он поддерживал устойчивые связи с организованным в 1947 г. в Таллине НИИ эксплуатации кораблей, подчинявшимся Техупру, а также с "Отрядом строящихся кораблей", находившимся в Ленинграде (командир – капитан первого ранга Лсжава) и подчинявшимся непосредственно командованию 8 флота.

Начальниками ЦНИИВКа, позднее – 1 ЦНИИ МО, после инженер-контр-адмирала Н. В. Алексеева, последовательно были контр-адмиралы Л. А. Коршунов, В. Н. Буров, М. М. Будаев и И. Г. Захаров.

Уместно напомнить, что после преобразования НТК в ЦНИИВК, подчиняющийся УК, при центральном аппарате ВМС был учрежден Морской научно-технический комитет с более широкими, в плане научной деятельности, полномочиями.

В 1940-1960 гг. МНТК сделал много полезного в обеспечении создания новых ПМК. К работам по изучению физических полей кораблей в подводной полусфере были привлечены соответствующие организации АН СССР. Особенно ценные исследования были проведены в части акустическою и гидродинамическою полей (к работам в области последнего был привлечен ЦАГИ). Была заложена научная основа в деле борьбы с пожарами, особенно актуальная для ПМК с деревянными корпусами. Первыми председателями МНТК были адмиралы В. П. Боголепов и Л. А. Владимирский.

Прогрессирующие темпы развития науки и техники в послевоенный период предъявили новые требования к обеспечению научного сопровождения проектирования и строительства новых кораблей, для чего нужна была современная экспериментальная база. Имевшаяся до войны в НИВКе (впоследствии ЦНИИ-45, ЦНИИ им. акад. А. Н. Крылова) экспериментальная база не удовлетворяла новым требованиям. Согласно реализуемым планам ВМС должны были получить новые сдаточные базы и испытательные центры для отработки систем оружия и защиты кораблей. Однако нужна была и стационарная экспериментальная база для отработки ходовых, мореходных, маневренных, прочностных и эксплуатационных характеристик новых кораблей.

Стремясь создать развитые ВМС при удовлетворении потребностей других заказчиков – морского и речного флотов, рыбной и нефтяной промышленности. Советское правительство в 1938 г. приняло окончательное решение о создании новой единой экспериментальной базы судостроения. Разговоры о необходимости создания такой базы велись с момента образования НИВКа в 1932 г., но обычно завершались созданием небольшого стенда или модернизацией имеющейся базы (например. удлинением бассейна на 15 м). В целях реализации упомянутого решения правительства в системе только что учрежденного Наркомата оборонной промышленности (НКОП) был учрежден "Судбасстрой", которому и было поручено создание новой базы. Начальником "Судбасстроя" был назначен Г. В. Артюхин, главным инженером – Ю. В. Кривцов. Проектирование новой экспериментальной базы было поручено Государственному союзному проектному институту №2 (ГСПИ-2); строительство началось в 1939 г. в районе Средней Рогатки вдоль восточной стороны Московского шоссе на участке площадью 1,8x0,5 км. На указанном участке намечалось размещение свыше 20 объектов, главными из которых являлись: опытовый бассейн, круглый бассейн для отработки маневренных качеств кораблей, аэродинамическая и кавитационная трубы, уникальные стенды для испытаний прочностных и эксплуатационных характеристик судостроительных материалов и т.п. Автору не удалось установить точной даты, когда "Судбасстрой" был передан ЦНИИ-45, но в начале послевоенного периода его личный состав уже состоял в штате института. Одновременно с разработкой и процессом утверждения кораблестроительной программы на 1946 1955 гг. был принят ряд правительственных решений по форсированию создания новой экспериментальной базы судостроения. Потенциальные возможности этой базы расширили возможности НКСП. Его задачей являлись поставки заказчикам продукции максимизированной по показателю функционального предназначения и минимизированной по себестоимости. Для решения этой задачи в каждом случае требовались дополнительные исследования и расчеты, выполнение которых наркоматом было возложено на ЦНИИ-45, для чего в нем в конце 1948 г. был учрежден специальный отдел.

ПНИ И-45 был создан в 1938-1939 гг. путем слияния НИВКа НК ВМФ и НИИ-4 НКСП. Размешавшийся на территории Новой Голландии институт первоначально состоял из 10 научно-исследовательских отделов. Ко времени поступления в него автора (конец 1948 г.) он включал отдел капитального строительства (ОКС) и 16 (№ 2-17) научно-исследовательских отделов. ОКС возглавлял Г. В. Артюхин, отдел № 2 (броневой и конструктивной защиты) – И. И. Дехтяр. отдел № 3 (ходовых качеств) – И. В. Гирс, отдел № 4 (прочности) – В. Ф. Безукладов, отдел № 5 (паросиловых установок) – Г. В. Асеев, отдел № 6 (судовых систем) – К. А. Селиванов, отдел № 7 (дизельных установок) – А. Д. Крейсберг, отдел №. 8 (судовой электротехники) – В. А. Скулябин, отдел № 9 (судостроительных материалов) – А. II. Симаковский, отдел № 12 (судовой автоматики) – М. С. Шифрин, отдел № 13 (мореходных качеств) – Г. А. Фирсов. отдел № 14 (судовой вибрации) – Н. Г. Беляковский, отдел № 15 (судовых движителей) – В. Н. Перегудов и отдел N? 17 (судовой измерительной аппаратуры) – Е. М. Аристов 1* . Кроме того, в институте имелись: экспериментальное производство и информационно-издательский отдел, руководимый К. А. Камешковым, Ученый совет института возглавлял академик Ю. Л. Шиманский, удостоенный Сталинской премии за теоретические работы в области кораблестроения.

Отдел защиты кораблей был первым научно-исследовательским подразделением. в котором начались практические работы по размагничиванию кораблей, и летом 1941 г. его сотрудники И. И. Дсхтяр и Фомин были прикомандированы к штабу КБФ для принятия мер по противоминной защите кораблей и судов, участвующих в Таллинском переходе. Затем работы по размагничиванию кораблей продолжались в НТК ВМС, еще позже в ЦКБ-55 и лишь в начале 1950-х голов возобновились в институте. По состоянию на конец 1948 г. отдел зашиты включал три сектора: броневой (начальник Н. И. Гагарин) и противоминной (конструктивной) защиты (начальник Н. М. Белов) и приборного обеспечения.

Новый отдел № 18. названный "проектным", возглавил доктор технических наук, лауреат Сталинской премии Л. И. Маслов, бывший главный конструктор крейсеров пр. 26. 26бис и 68. В 1949 г. отдел состоял из девяти человек, включая автора. Отдел интенсивно развивался, через четыре года был преобразован в Проектно-исследовательское бюро (ПРИБ), а затем в отделение института, функционирующее но настоящее время. Начальниками 18 отдела – ПРИБа – первого отделения последовательно были: Л. И. Маслов, Н. П. Дубинин, Л. Л. Гордон, А. Д. Скурихин, В. В. Дмитриев, А. М. Васильев и В. Н. Поляков. В начале задачей отдела было только составление заключений по всем проектам кораблей, судов и плавсредств, разработанных в ПКБ. ОКБ и СКВ MCП, при этом специализированные отделы представляли свои замечания в отдел № 18, и котором проводилось сопоставление проектируемого корабля с его последними отечественными предшественниками и новейшими зарубежными аналогами. Затем в отделе начали выполняться НИР по разработке предложений, улучшающих отдельные характеристики корабля, и т. д. вплоть до разработки отделением в 1970-1980-е годы предложений по перспективным кораблестроительным программам. При jtom в отделе с самого начала его образования имела место специализация сотрудников по массам кораблей. Автор специализировался на малых боевых кораблях (от сторожевиков до торпедных катеров). поскольку уже имел определенный опыт в этой области.

В начале послевоенного периода ПМК были "самыми строящимися" кораблями в СССР и в начале 1950-х годов в МСП был проведен специальный НТС. посвященный ходу их строительства. В отделе № 18 к тому времени было выполнено две НИР по тематике ПМК. результаты которых были доложены на НТС: анализ весовых нагрузок ПМК, на основании которого были разработаны рекомендации по уменьшению их водоизмещения, и выбор материала корпуса этих кораблей в ближайшем будущем – стеклопластик и маломагнитная сталь.

Директор института В. И. Першин уделял должное внимание развитию Г1МК и. в частности, проявлял интерес к созданию прорывателей минных заграждений (пр. 322). По его инициативе в отделе броневой и конструктивной зашиты было выполнено две НИР по этой тематике. Работы по новым ПМК велись в институте в тесном контакте как с НИМТИ. так и с НИИ-400.

Ходовые, мореходные и маневренные качества новых ПМК отрабатывались в бассейнах института под руководством И. В. Гирса и Г. А. Фирсова, а прочностные и вибрационные – на стендах под руководством Г. С. Чувиковского и Н. Г. Беляковского. Решением вопросов взрывостойкости и конструктивной защиты последовательно руководили: Н. М. Белов, В. В. Беспалов. А. А. Александров и Н. С. Каратеев. Особенно большой объем работ в институте был выполнен в части защиты ПМК по физическим полям. Работы в области магнитной защиты ПМК велись последовательно под руководством И. М. Фомина, С. И. Самойлова. Л. А. Рудни, Е. П. Лапицкого и Р. А. Павловского, В. П. Копченова; активное участие в этих работах принимали А. А. Легчилин. И. И. Гусев. С. Т. Гузеев, Э. П. Рамлау, Э. С. Качанов. Ю. И. Назаров, М. Г. Струнский, И. П. Краснов и др. Работами в области акустической защиты ПМК последовательно руководили М. Я. Минин, М. Б. Якубовский и Г. А. Хорошев; активное участие в работах принимали М. М. Мачавариани, А. С. Никифоров, Д. Д. Плахов. В. А. Постников. В. А. Колышницын. Л. Я. Гутин и др. Вопросами зашиты по гидродинамическому каналу взрывателей занимался Г. Н. Иванов.

О внимании, уделяемом в ЦНИИ-45 вопросам изучения физических нолей корабля, можно судить по тому, что в нем еще в 1960-х годах была учреждена должность заместителя директора по этому вопросу, на которую был назначен Г. А. Хорошев.

Особое место в деятельности ЦНИИ-45 занимали работы по внедрению стеклопластика в кораблестроение. Фактически руководителем этого направления работ в масштабе отрасли был начальник отдела института Б. П. Соколов. Активное участие в этих работах принимали М. К. Смирнова, В. А. Антипов, Н. Н. Фелонюк и др.

Директорами ЦНИИ-45 – ЦНИИ им. акад. А. Н. Крылова после В. И. Першина последовательно были Н. Н. Бабаев. А. И. Вознесенский. Г. А. Матвеев. В. В. Дмитриев. В настоящее время институт возглавляет академик РАН В. М. Пашин.

Несмотря на большой объем оперативно-тактических и тактико-технических обоснований, а также НИОКР, выполненных в обеспечение создания новых ПМК, непосредственными создателями их принято считать главных конструкторов проектов и главных наблюдающих ВМФ за проектированием. Их фамилии указаны при описании каждого ПМК. При этом, по мнению автора, следует отмстить Д. И. Рудакова, сумевшего разработать новую конструкцию деревянных корпусов для кораблей водоизмещением до 500 т. Принципиально новой в мировом масштабе была конструкция стеклопластиковых корпусов, авторство в создании которых следует разделить между ЦНИИ-138 (руководители работ Б. К. Сытов и Н. Н. Лукьянов), ЦНИИ-45, ЦКБ-363 и 1 ЦНИИ МО (главный наблюдающий по вопросам прочности В. В. Бессонов). Из числа наблюдающих ВМФ. по мнению автора, следует прежде всего отмстить В. К. Авдеева, В. Т. Кузьмина, И. М. Шелевахо, принимавших активное участие в создании лучших ПМК первого и второго поколения.

В развитии отечественного противоминного оружия послевоенного периода большую роль сыграли контр-адмирал А. Е. Брыкин и Г. А. Федоров, инженер-полковник П. А. Долгобородов, капитан первого ранга Л. Ф. Симонов, капитан первого ранга А. К. Верещагин и инженер-подполковник Н. В. Гусаров, отстаивавшие разработку наиболее перспективных видов оружия. Главными конструкторами противоминного оружия были: контактных тралов – В. И. Егоров (развивший теоретические положения академика А. Н. Крылова и Д. Скобова в части расчетов буксировочного сопротивления тралов), Антонов. Е. И. Галкин и др.; электромагнитных тралов – В. И. Корнеев. Г. Н. Бубличенко и др.; акустических тралов – Сысоев; самоходных телеуправляемых искателей-уничтожителей – В. С. Попов и Яшунин.

В УК-ГУК ВМФ противоминную тематику последовательно курировали Казачинский, И. С. Савицкий и О. А. Сагоян, в НКСП-МСП – В. Г. Морозова и после демобилизации И. С. Савицкий.

Практически единственным проектантом ПМК в послевоенный период было ЦКБ-363, влившееся затем в ЦКБ-50, получившее затем наименование Западного ПКБ, начальниками которого последовательно были А. Г. Соколов, Н. В. Максимов, Н. П. Пегов и Г. А. Мангаев (при нем ПКБ после существенного сокращения было влито в Центральное морское конструкторское бюро "Алмаз"). В 1950-х – начале 1960-х годов проектированием ПМК с деревянными корпусами занималось ЦКБ-19, начальником которого в то время был И. И. Костоцкий. Практически облик корабля определяется в проектном отделе. Начальником проектного отдела в ЦКБ-363 – ЦКБ-50 – ЗПКБ последовательно были Ф. Н.Лащенко, П. М. Хохлов, Е. Н. Булатов. Д. Я. Коваленко. А. Ф. Волкович. К. Я. Абдулов и Л. В. Базилевич. Начальниками отдела вооружения – А. М. Гиндин. Е. Н.Туманов и В. А. Яценко. При этом чертежи общего расположения ПМК в основном выполнялись Н. С. Бондарном. 3. Я. Полухиным и Е. Т. Соколовым, а расчеты по теории корабля – М. А. Корзиневой. Работы в области прочности и, в частности, стеклопластиковых корпусов выполнились под руководством М. А. Фрида. Г. И. Гольдиса и А. Е. Исаева, а в области защиты – пол руководством Слоуща, Н. А. Сибеля и Г. М. Рабиновича.

Большинство ПМК с металлическими и стеклопластиковыми корпусами были построены под Ленинградом на СЗ №363 (Средне-Невском СЗ), директорами которого последовательно были И. Сидоренко, В. А. Емельянов, Р. А. Тарасевич, В. К. Демьяненко и В. К. Пылев.

Две серии кораблей с корпусами из маломагнитной стали были построены на Хабаровском СЗ, директорами которого были М. В. Чистов и Л. К. Поплавко.

Корабли с деревянными корпусами в основном строились на Петрозаводском СЗ №789 ("Авангард"), директорами которого были А. Ф. Кариглазов, М. А, Шабан и В. В. Судаков. При этом заводе более 15 лет создавалась новая база стеклопластикового судостроения, но к тому времени, когда она была уже почти готова – она оказалась ненужной ввиду отсутствия госзаказа. Две серии ПМК с деревянными корпусами были построены на Владивостокской судоверфи.

2* В 1947 был назначен еще один заместитель – Л. А. Коршунов.

1* Профили других отделов, а также фамилии их начальников автору не удалось вспомнить.


Ниже представлены фотографии (которые удалось достать) специалистов, внесших, по мнению автора, наиболее весомый вклад в создание ПМК послевоенного периода.


Примечания:



СОЗДАНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПРОТИВОМИННЫХ КОРАБЛЕЙ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

В создании ПМК участвовали десятки коллективов и тысячи исполнителей, но автор приводит имена только тех, с кем имел непосредственный деловой контакт. Автор приносит глубокие извинения тем патриотам ПМО, которые внесли в се развитие весомый вклад, но не были им упомянуты.

Идейные вдохновители и организаторы ПМО в послевоенный период (вице-адмирал Ю. В. Ралль, контр-адмирал П. П. Киткин и капитаны первого ранга А. Н. Киреев и Б. А. Денисов) были крупными специалистами в области ПМО еще в период первой мировой войны, а П. П. Киткин – с времен русско-японской войны. Именно с учетом предложений перечисленных лиц. а также флагманских минеров флотов были установлены номенклатура и количество ПМК. включенных н кораблестроительную программу 1946-1955 гг. Деятельность этих руководителей и специалистов проходила в Морском главном штабе (МГШ), Военно-морской академии им. К. Е. Ворошилова, Морском научно-техническом комитете (МНТК), Управлении кораблестроения (УК), Минно-торпедном управлении (МТУ) ВМС и Научно-исследовательском минно-торпедном институте (НИМТИ). НИМТИ был создан в 1932 г. и занимался разработкой противоминного оружия, определяющего облик того или иного ПМК. Начальником института в конце 1940-х годов был контр-адмирал Г. А. Федоров. Институт размещался в бывшем доме политкаторжан, на втором этаже находился особо засекреченный центр по разработке дистанционного управлении плавающими объектами, руководимый инженер-полковником Полисаром.

Процесс создании новых ПМК в послевоенный период сводился к следующему. В МГШ в порядке установленной очередности дли каждого корабли программы разрабатывалось оперативно-тактическое задание (ОТЗ), определяющее назначение корабли, его задачи и основные требований, предъявляемые к нему. После утверждении ОТЗ пересылалось в Управление кораблестроении BMC, а оттуда выписка из ОТЗ направлялась в ЦНИИВК ВМС. в соответствующий проектный отдел, в котором разрабатываюсь несколько вариантов предэскизного проекта (называемого затем последовательно "аванпроектом" и "техническим предложением' ), и на их основе разрабатывалось предварительное ТТЗ. Предложения отдела рассматривались администрацией ЦНИИВКа и после требующейся корректировки представлялись в УК. Как правило, представляемые материалы включали предварительное ТТЗ, материалы проработки и демонстрационные чертежи общего расположения. Из УК предварительное ТТЗ с комментариями представлялось в МГШ. где корректировалось и утверждалось командованием ВМС. получая статус ГТЗ ВМС. после чего передавалось на согласование в НКСП (с 1946 г. МСП). а после согласования – в одно из ЦКБ (ОКБ. СКБ). где последовательно разрабатывались эскизный, технический, иногда корректированный технический и (совместно с заводом – строителем) рабочий проекты. Уместно отметить, что при защите проектов в МГШ самым сложным для проектантов было пройти совет флагманских специалистов, состоящий в штате МГШ и укомплектованный в основном бывшими командирами кораблей и сотрудниками Техупра. В начале 1%0-х годов, когда началось сокращение "общих видов вооружений", совет был упразднен.

ЦНИИВК ВМС был создан в январе 1946 г. на базе Научно-техническою комитета (НТК) ВМС и первоначально включал:

– проектное бюро (ПБ). возглавляемое инженер-подполковником Л. Л. Гордоном, состоявшее из отделов тяжелых, средних, малых боевых и вспомогательных кораблей, подводных лолок, энергетических установок, корабельною электрооборудования и корабельных систем; в связи со сложившейся ситуацией (необходимости срочной разработки большого числа аванпроектов) это подразделение стало в институте ведущим:

– кораблестроительный научно-исследовательский отдел, возглавляемый инженер-капитаном первого ранга Н. Н. Лесниковым, в который входили подразделения теории корабля (начальники – инженер- капитаны первого ранга Козлов, затем – Ю. Потапов);

– отдел вооружения (начальники – капитан второю ранга Подсушный, затем капитан первого ранга Птахов);

научно-исследовательский механический отдел (начальник – капитан первого ранга Л. И. Дорофеев);

– научно-исследовательский электротехнический отдел (начальники – капитаны первого ранга Шадеев, затем В. И. Калганов);

– отдел наблюдения за текущим проектированием кораблей в системе НКСП. возглавляемый капитаном первого ранга П. А. Волнухиным:

– небольшое подразделение военно-морских медиков;

– информационный отдел, занимавшийся переводами немецкого военно-морского архива и захваченного немцами аналогичного французского архива, возглавляемый инженер-подполковником Г. А. Русецким.

В ЦНИИВКе 1940-х годов сложился исключительно дружный и сплоченный коллектив, творческое ядро которого составляли выпускники ВВМУ им. Дзержинского и Ленинградского кораблестроительного института. Коллектив возглавляли высококвалифицированные, преданные делу создания могучего отечественного флота специалисты; инженер-контр-адмирал Н. В. Алексеев и его заместитель инженер-капитан первого ранга А. К. Попов 2* . В штате института состояли прямые потомки отечественных военно-морских династий – Бутаковых, Римских-Корсаковых и др. Большой объем срочных работ, выпавших на долю ЦНИИВКа. особенно на ПБ в связи с реализацией кораблестроительной программы 1946-1955 гг., обусловил, во-первых, увеличение нагрузки наличный состав, а, во-вторых – привлечение специалистов из ЦКБ промышленности, работавших по трудовым соглашениям. Особенно автору запомнился сотрудник ЦКБ-32 Власьев – исключительно высококвалифицированный специалист по общему расположению. Продолжительность рабочего дня в ЦНИИВКе в то время лимитировалась временем работы транспорта.

Работы по проектированию ПМК велись в отделе малых боевых кораблей, начальником которого был инженер-капитан А. Н. Середин. Основными консультантами были представители отдела вооружения минер В. А. Карпухин, штурман Корякин и специалист по радиолокации Рабинов. При размещении новых неконтактных тралов на проектируемых кораблях приходилось привлекать и сотрудников НИМТИ (в частности, В. Гмырева, прошедшего соответствующую стажировку в США). Большую помощь в вопросах общего расположения корабля оказывал военврач Бобошко. Результаты выполненных проектных проработок рассматривались на совещании (превратившемся затем в научно-технический совет, проводимый в части малых кораблей заместителем начальника института А. К. Поповым). В рассмотрении участвовали представители отдела вооружения, всех научно-исследовательских отделов и группы наблюдения.

По инициативе ЦНИИВКа создавались новые и модернизировались существующие сдаточные базы кораблей, создавались его филиалы на Балтийском и Черноморском флотах, а также при Сибирском отделении АН СССР (последний возглавлял Г. Мигерснко). Были налажены контакты с ремонтной базой ВМС на острове Масляный Буян (в 1950-е годы эта территория была передана Балтийскому заводу), где по чертежам института переоборудовались под опытовые суда некоторые малые трофейные корабли (например, бывший германский торпедолов "Фукс" – под судно для гидроакустических замеров). ЦНИИВК был также связан с организованным в г. Ломоносове центром, куда из оккупированной Германии были вывезены немецкие специалисты (кораблестроители, судостроители, торпедисты, минеры), работавшие по заданиям ВМС. Руководил центром капитан первого ранга Н. П. Сербии.

В рассматриваемый период были приняты также решения о создании полигонов, необходимых для отработки новых образцов противоминного оружия и противоминной зашиты проектируемых ПМК, а также начато строительство этих полигонов: в заливе Хара-Лахт (Эстонская ССР) – для замеров физических полей кораблей в подводной полусфере (первый начальник капитан 1 ранга Л. С. Гуменюк), в Феодосии – для отработки буксируемых и самоходных систем морского оружия (первый начальник П. Г. Котов, затем вице-адмирал Томский), а также полигонов для отработки взрывостойкости и телеуправления (первый начальник контр-адмирал Боголепов).

Являясь научным центром наркомата, ЦНИИВК направлял научную деятельность имевшихся к тому времени четырех НИИ ВМС. Кроме того, он поддерживал устойчивые связи с организованным в 1947 г. в Таллине НИИ эксплуатации кораблей, подчинявшимся Техупру, а также с "Отрядом строящихся кораблей", находившимся в Ленинграде (командир – капитан первого ранга Лсжава) и подчинявшимся непосредственно командованию 8 флота.

Начальниками ЦНИИВКа, позднее – 1 ЦНИИ МО, после инженер-контр-адмирала Н. В. Алексеева, последовательно были контр-адмиралы Л. А. Коршунов, В. Н. Буров, М. М. Будаев и И. Г. Захаров.

Уместно напомнить, что после преобразования НТК в ЦНИИВК, подчиняющийся УК, при центральном аппарате ВМС был учрежден Морской научно-технический комитет с более широкими, в плане научной деятельности, полномочиями.

В 1940-1960 гг. МНТК сделал много полезного в обеспечении создания новых ПМК. К работам по изучению физических полей кораблей в подводной полусфере были привлечены соответствующие организации АН СССР. Особенно ценные исследования были проведены в части акустическою и гидродинамическою полей (к работам в области последнего был привлечен ЦАГИ). Была заложена научная основа в деле борьбы с пожарами, особенно актуальная для ПМК с деревянными корпусами. Первыми председателями МНТК были адмиралы В. П. Боголепов и Л. А. Владимирский.

Прогрессирующие темпы развития науки и техники в послевоенный период предъявили новые требования к обеспечению научного сопровождения проектирования и строительства новых кораблей, для чего нужна была современная экспериментальная база. Имевшаяся до войны в НИВКе (впоследствии ЦНИИ-45, ЦНИИ им. акад. А. Н. Крылова) экспериментальная база не удовлетворяла новым требованиям. Согласно реализуемым планам ВМС должны были получить новые сдаточные базы и испытательные центры для отработки систем оружия и защиты кораблей. Однако нужна была и стационарная экспериментальная база для отработки ходовых, мореходных, маневренных, прочностных и эксплуатационных характеристик новых кораблей.

Стремясь создать развитые ВМС при удовлетворении потребностей других заказчиков – морского и речного флотов, рыбной и нефтяной промышленности. Советское правительство в 1938 г. приняло окончательное решение о создании новой единой экспериментальной базы судостроения. Разговоры о необходимости создания такой базы велись с момента образования НИВКа в 1932 г., но обычно завершались созданием небольшого стенда или модернизацией имеющейся базы (например. удлинением бассейна на 15 м). В целях реализации упомянутого решения правительства в системе только что учрежденного Наркомата оборонной промышленности (НКОП) был учрежден "Судбасстрой", которому и было поручено создание новой базы. Начальником "Судбасстроя" был назначен Г. В. Артюхин, главным инженером – Ю. В. Кривцов. Проектирование новой экспериментальной базы было поручено Государственному союзному проектному институту №2 (ГСПИ-2); строительство началось в 1939 г. в районе Средней Рогатки вдоль восточной стороны Московского шоссе на участке площадью 1,8x0,5 км. На указанном участке намечалось размещение свыше 20 объектов, главными из которых являлись: опытовый бассейн, круглый бассейн для отработки маневренных качеств кораблей, аэродинамическая и кавитационная трубы, уникальные стенды для испытаний прочностных и эксплуатационных характеристик судостроительных материалов и т.п. Автору не удалось установить точной даты, когда "Судбасстрой" был передан ЦНИИ-45, но в начале послевоенного периода его личный состав уже состоял в штате института. Одновременно с разработкой и процессом утверждения кораблестроительной программы на 1946 1955 гг. был принят ряд правительственных решений по форсированию создания новой экспериментальной базы судостроения. Потенциальные возможности этой базы расширили возможности НКСП. Его задачей являлись поставки заказчикам продукции максимизированной по показателю функционального предназначения и минимизированной по себестоимости. Для решения этой задачи в каждом случае требовались дополнительные исследования и расчеты, выполнение которых наркоматом было возложено на ЦНИИ-45, для чего в нем в конце 1948 г. был учрежден специальный отдел.

ПНИ И-45 был создан в 1938-1939 гг. путем слияния НИВКа НК ВМФ и НИИ-4 НКСП. Размешавшийся на территории Новой Голландии институт первоначально состоял из 10 научно-исследовательских отделов. Ко времени поступления в него автора (конец 1948 г.) он включал отдел капитального строительства (ОКС) и 16 (№ 2-17) научно-исследовательских отделов. ОКС возглавлял Г. В. Артюхин, отдел № 2 (броневой и конструктивной защиты) – И. И. Дехтяр. отдел № 3 (ходовых качеств) – И. В. Гирс, отдел № 4 (прочности) – В. Ф. Безукладов, отдел № 5 (паросиловых установок) – Г. В. Асеев, отдел № 6 (судовых систем) – К. А. Селиванов, отдел № 7 (дизельных установок) – А. Д. Крейсберг, отдел №. 8 (судовой электротехники) – В. А. Скулябин, отдел № 9 (судостроительных материалов) – А. II. Симаковский, отдел № 12 (судовой автоматики) – М. С. Шифрин, отдел № 13 (мореходных качеств) – Г. А. Фирсов. отдел № 14 (судовой вибрации) – Н. Г. Беляковский, отдел № 15 (судовых движителей) – В. Н. Перегудов и отдел N? 17 (судовой измерительной аппаратуры) – Е. М. Аристов 1* . Кроме того, в институте имелись: экспериментальное производство и информационно-издательский отдел, руководимый К. А. Камешковым, Ученый совет института возглавлял академик Ю. Л. Шиманский, удостоенный Сталинской премии за теоретические работы в области кораблестроения.

Отдел защиты кораблей был первым научно-исследовательским подразделением. в котором начались практические работы по размагничиванию кораблей, и летом 1941 г. его сотрудники И. И. Дсхтяр и Фомин были прикомандированы к штабу КБФ для принятия мер по противоминной защите кораблей и судов, участвующих в Таллинском переходе. Затем работы по размагничиванию кораблей продолжались в НТК ВМС, еще позже в ЦКБ-55 и лишь в начале 1950-х голов возобновились в институте. По состоянию на конец 1948 г. отдел зашиты включал три сектора: броневой (начальник Н. И. Гагарин) и противоминной (конструктивной) защиты (начальник Н. М. Белов) и приборного обеспечения.

Новый отдел № 18. названный "проектным", возглавил доктор технических наук, лауреат Сталинской премии Л. И. Маслов, бывший главный конструктор крейсеров пр. 26. 26бис и 68. В 1949 г. отдел состоял из девяти человек, включая автора. Отдел интенсивно развивался, через четыре года был преобразован в Проектно-исследовательское бюро (ПРИБ), а затем в отделение института, функционирующее но настоящее время. Начальниками 18 отдела – ПРИБа – первого отделения последовательно были: Л. И. Маслов, Н. П. Дубинин, Л. Л. Гордон, А. Д. Скурихин, В. В. Дмитриев, А. М. Васильев и В. Н. Поляков. В начале задачей отдела было только составление заключений по всем проектам кораблей, судов и плавсредств, разработанных в ПКБ. ОКБ и СКВ MCП, при этом специализированные отделы представляли свои замечания в отдел № 18, и котором проводилось сопоставление проектируемого корабля с его последними отечественными предшественниками и новейшими зарубежными аналогами. Затем в отделе начали выполняться НИР по разработке предложений, улучшающих отдельные характеристики корабля, и т. д. вплоть до разработки отделением в 1970-1980-е годы предложений по перспективным кораблестроительным программам. При jtom в отделе с самого начала его образования имела место специализация сотрудников по массам кораблей. Автор специализировался на малых боевых кораблях (от сторожевиков до торпедных катеров). поскольку уже имел определенный опыт в этой области.

В начале послевоенного периода ПМК были "самыми строящимися" кораблями в СССР и в начале 1950-х годов в МСП был проведен специальный НТС. посвященный ходу их строительства. В отделе № 18 к тому времени было выполнено две НИР по тематике ПМК. результаты которых были доложены на НТС: анализ весовых нагрузок ПМК, на основании которого были разработаны рекомендации по уменьшению их водоизмещения, и выбор материала корпуса этих кораблей в ближайшем будущем – стеклопластик и маломагнитная сталь.

Директор института В. И. Першин уделял должное внимание развитию Г1МК и. в частности, проявлял интерес к созданию прорывателей минных заграждений (пр. 322). По его инициативе в отделе броневой и конструктивной зашиты было выполнено две НИР по этой тематике. Работы по новым ПМК велись в институте в тесном контакте как с НИМТИ. так и с НИИ-400.

Ходовые, мореходные и маневренные качества новых ПМК отрабатывались в бассейнах института под руководством И. В. Гирса и Г. А. Фирсова, а прочностные и вибрационные – на стендах под руководством Г. С. Чувиковского и Н. Г. Беляковского. Решением вопросов взрывостойкости и конструктивной защиты последовательно руководили: Н. М. Белов, В. В. Беспалов. А. А. Александров и Н. С. Каратеев. Особенно большой объем работ в институте был выполнен в части защиты ПМК по физическим полям. Работы в области магнитной защиты ПМК велись последовательно под руководством И. М. Фомина, С. И. Самойлова. Л. А. Рудни, Е. П. Лапицкого и Р. А. Павловского, В. П. Копченова; активное участие в этих работах принимали А. А. Легчилин. И. И. Гусев. С. Т. Гузеев, Э. П. Рамлау, Э. С. Качанов. Ю. И. Назаров, М. Г. Струнский, И. П. Краснов и др. Работами в области акустической защиты ПМК последовательно руководили М. Я. Минин, М. Б. Якубовский и Г. А. Хорошев; активное участие в работах принимали М. М. Мачавариани, А. С. Никифоров, Д. Д. Плахов. В. А. Постников. В. А. Колышницын. Л. Я. Гутин и др. Вопросами зашиты по гидродинамическому каналу взрывателей занимался Г. Н. Иванов.

О внимании, уделяемом в ЦНИИ-45 вопросам изучения физических нолей корабля, можно судить по тому, что в нем еще в 1960-х годах была учреждена должность заместителя директора по этому вопросу, на которую был назначен Г. А. Хорошев.

Особое место в деятельности ЦНИИ-45 занимали работы по внедрению стеклопластика в кораблестроение. Фактически руководителем этого направления работ в масштабе отрасли был начальник отдела института Б. П. Соколов. Активное участие в этих работах принимали М. К. Смирнова, В. А. Антипов, Н. Н. Фелонюк и др.

Директорами ЦНИИ-45 – ЦНИИ им. акад. А. Н. Крылова после В. И. Першина последовательно были Н. Н. Бабаев. А. И. Вознесенский. Г. А. Матвеев. В. В. Дмитриев. В настоящее время институт возглавляет академик РАН В. М. Пашин.

Несмотря на большой объем оперативно-тактических и тактико-технических обоснований, а также НИОКР, выполненных в обеспечение создания новых ПМК, непосредственными создателями их принято считать главных конструкторов проектов и главных наблюдающих ВМФ за проектированием. Их фамилии указаны при описании каждого ПМК. При этом, по мнению автора, следует отмстить Д. И. Рудакова, сумевшего разработать новую конструкцию деревянных корпусов для кораблей водоизмещением до 500 т. Принципиально новой в мировом масштабе была конструкция стеклопластиковых корпусов, авторство в создании которых следует разделить между ЦНИИ-138 (руководители работ Б. К. Сытов и Н. Н. Лукьянов), ЦНИИ-45, ЦКБ-363 и 1 ЦНИИ МО (главный наблюдающий по вопросам прочности В. В. Бессонов). Из числа наблюдающих ВМФ. по мнению автора, следует прежде всего отмстить В. К. Авдеева, В. Т. Кузьмина, И. М. Шелевахо, принимавших активное участие в создании лучших ПМК первого и второго поколения.

В развитии отечественного противоминного оружия послевоенного периода большую роль сыграли контр-адмирал А. Е. Брыкин и Г. А. Федоров, инженер-полковник П. А. Долгобородов, капитан первого ранга Л. Ф. Симонов, капитан первого ранга А. К. Верещагин и инженер-подполковник Н. В. Гусаров, отстаивавшие разработку наиболее перспективных видов оружия. Главными конструкторами противоминного оружия были: контактных тралов – В. И. Егоров (развивший теоретические положения академика А. Н. Крылова и Д. Скобова в части расчетов буксировочного сопротивления тралов), Антонов. Е. И. Галкин и др.; электромагнитных тралов – В. И. Корнеев. Г. Н. Бубличенко и др.; акустических тралов – Сысоев; самоходных телеуправляемых искателей-уничтожителей – В. С. Попов и Яшунин.

В УК-ГУК ВМФ противоминную тематику последовательно курировали Казачинский, И. С. Савицкий и О. А. Сагоян, в НКСП-МСП – В. Г. Морозова и после демобилизации И. С. Савицкий.

Практически единственным проектантом ПМК в послевоенный период было ЦКБ-363, влившееся затем в ЦКБ-50, получившее затем наименование Западного ПКБ, начальниками которого последовательно были А. Г. Соколов, Н. В. Максимов, Н. П. Пегов и Г. А. Мангаев (при нем ПКБ после существенного сокращения было влито в Центральное морское конструкторское бюро "Алмаз"). В 1950-х – начале 1960-х годов проектированием ПМК с деревянными корпусами занималось ЦКБ-19, начальником которого в то время был И. И. Костоцкий. Практически облик корабля определяется в проектном отделе. Начальником проектного отдела в ЦКБ-363 – ЦКБ-50 – ЗПКБ последовательно были Ф. Н.Лащенко, П. М. Хохлов, Е. Н. Булатов. Д. Я. Коваленко. А. Ф. Волкович. К. Я. Абдулов и Л. В. Базилевич. Начальниками отдела вооружения – А. М. Гиндин. Е. Н.Туманов и В. А. Яценко. При этом чертежи общего расположения ПМК в основном выполнялись Н. С. Бондарном. 3. Я. Полухиным и Е. Т. Соколовым, а расчеты по теории корабля – М. А. Корзиневой. Работы в области прочности и, в частности, стеклопластиковых корпусов выполнились под руководством М. А. Фрида. Г. И. Гольдиса и А. Е. Исаева, а в области защиты – пол руководством Слоуща, Н. А. Сибеля и Г. М. Рабиновича.

Большинство ПМК с металлическими и стеклопластиковыми корпусами были построены под Ленинградом на СЗ №363 (Средне-Невском СЗ), директорами которого последовательно были И. Сидоренко, В. А. Емельянов, Р. А. Тарасевич, В. К. Демьяненко и В. К. Пылев.

Две серии кораблей с корпусами из маломагнитной стали были построены на Хабаровском СЗ, директорами которого были М. В. Чистов и Л. К. Поплавко.

Корабли с деревянными корпусами в основном строились на Петрозаводском СЗ №789 ("Авангард"), директорами которого были А. Ф. Кариглазов, М. А, Шабан и В. В. Судаков. При этом заводе более 15 лет создавалась новая база стеклопластикового судостроения, но к тому времени, когда она была уже почти готова – она оказалась ненужной ввиду отсутствия госзаказа. Две серии ПМК с деревянными корпусами были построены на Владивостокской судоверфи.

2* В 1947 был назначен еще один заместитель – Л. А. Коршунов.

1* Профили других отделов, а также фамилии их начальников автору не удалось вспомнить.


Ниже представлены фотографии (которые удалось достать) специалистов, внесших, по мнению автора, наиболее весомый вклад в создание ПМК послевоенного периода.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх