Загрузка...



PANZER IV


Проект танка Pz.Kpfw.FV разрабатывался в рамках требований к машине 18-тонного класса, предназначенной для командиров танковых батальонов. Отсюда и его первоначальное название Bataillonsfuhrerwagen – BW. По своей конструкции он был очень близок к танку ZW – будущему Pz.III, но, имея почти одинаковые с ним габаритные размеры, BW имел более широкий корпус и больший диаметр башенного погона, что изначально заложило определённый резерв для модернизации. Новый танк предполагалось вооружить крупнокалиберным орудием и двумя пулемётами. Компоновка закладывалась классическая – однобашенная, с традиционным для немецкого танкостроения передним расположением трансмиссии. Забронированный объём обеспечивал нормальную работу экипажа из 5 человек и размещение снаряжения.

Проектированием BW занимались независимо друг от друга две фирмы «Рейнметалл-Борсиг» в Дюссельдорфе и «Фридрих Крупп» в Эссене. Заказ же на производство танка, принятого на вооружение под индексом Pz.Kpfw.IV, получила фирма «Крупп», но с использованием некоторых элементов рейнметалловского проекта. Первые серийные машины покинули цеха завода в Эссене осенью 1937 года, но уже в октябре производство перенесли на завод «Крупп-Грузон» в Магдебурге. Последний 35-й танк модификации А там выпустили в марте 1938 года. Броневая защита корпуса Ausf.A колебалась от 15 (борта и корма) до 20 (лоб) мм. Лобовая броня башни достигала 30, бортов – 20, кормы – 10 мм. Боевая масса танка составила 17,3 т. В качестве вооружения использовалась 75-мм пушка KwK 37 с длиной ствола в 24 калибра (L/24). Боекомплект пушки состоял из 120 выстрелов. Два пулемёта MG 34 калибра 7,92 мм – один спаренный с пушкой, другой курсовой – имели боезапас в 3000 патронов. На танке были установлены 12-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения Maybach HL108TR мощностью 250 л с. при 3000 об/мин и пятискоростная механическая коробка передач. Ходовая часть состояла из восьми сдвоенных опорных катков малого диаметра, сблокированных попарно в четыре тележки, подвешенные на четвертьэллиптических листовых рессорах четырёх поддерживающих катков, ведущего колеса переднего расположения и направляющего колеса с механизмом натяжения гусениц. Следует подчеркнуть, что впоследствии при многочисленных модернизациях Pz.IV его ходовая часть не претерпела сколько-нибудь серьёзных конструктивных изменений. Танки серии А использовались в основном в учебных целях для подготовки экипажей.

Модификация В несколько отличалась от А. Вместо ломаной лобовой плиты корпуса установили прямую, ликвидировали курсовой пулемёт, ввели новую командирскую башенку, двухстворчатые посадочные люки механика-водителя и радиста заменили на одностворчатые. Танки Ausf.B оснащались двигателем Maybach HL120TR мощностью 300 л с. и шестискоростной коробкой передач. Боекомплект сократился до 80 выстрелов и 2700 патронов. Броневая защита практически не изменилась. С апреля по сентябрь 1938 года было изготовлено 45 Pz.IV Ausf.B.


Танки Pz.IV Ausf.C на площади французского города. Июнь 1940 года.


С сентября 1938 по август 1939 года производились танки серии С – 140 единиц. На них впервые появился двигатель Maybach HL120TRM, остававшийся неизменным на всех последующих модификациях. К другим усовершенствованиям можно отнести специальный отбойник под стволом орудия для отгибания антенны при повороте башни. Две машины Ausf.C переоборудовали в мостовые танки.

На модификации D вновь появились ломаная лобовая плита корпуса и курсовой пулемёт с дополнительной прямоугольной бронировкой. Изменилась конструкция маски спаренной установки пушки и пулемёта. В 1940–1941 годах лобовую броню корпуса усилили 20-мм плитами. Танки Ausf.D поздних выпусков имели дополнительные вентиляционные отверстия в моторном отделении (вариант Тр. – tropen – тропический). В апреле 1940 года 10 машин серии D переделали в мостовые. В 1942–1943 годах некоторое количество танков Pz.IVD в ходе капитального ремонта перевооружили длинноствольными пушками. Всего же с октября 1939 по май 1940 года было изготовлено 229 машин Ausf.D.

Основным отличием следующей модификации – Ausf.E – стало существенное увеличение толщины брони. Лобовую броню корпуса довели до 30 мм и вдобавок усилили её 30-мм экраном. Лоб башни также был доведён до 30 мм, а маска – до 35–37 мм. Борта корпуса и башни имели 20-, а крыша и корма – 15-мм броню. Появились командирская башенка нового типа, шаровая установка курсового пулемёта Kugelblende 30 (число 30 означает, что яблоко установки было приспособлено под крепление в 30-мм броню), упрощённые ведущее и направляющее колёса, ящик для снаряжения, крепившийся на корме башни, и другие более мелкие изменения. Боевая масса танка достигла 21 т. С сентября 1940 по апрель 1941 года заводские цеха покинули 223 машины версии Е.


Pz.IV Ausf.D, подбитый огнём французской артиллерии. 1940 год.


Pz.IV Ausf.F стал результатом анализа боевого применения машин предыдущих вариантов в Польше и Франции. Вновь возросла броня танка: лоб корпуса и башни до 50 мм, борта – до 30. Одностворчатые дверцы в бортах башни заменили на двухстворчатые, ширина гусеницы увеличилась с 360 до 400 мм. Масса машины составила 24 т.

Все выше перечисленные модификации танка Pz.IV вооружались короткоствольной 75-мм пушкой с начальной скоростью бронебойного снаряда 385 м/с, которая была бессильна как против английской «Матильды», так и против советских Т-34 и КВ. После выпуска 462 машин варианта F производство было прекращено на один месяц. За это время в конструкцию танка внесли весьма существенные изменения: в него установили 75-мм пушку KwK40 с длиной ствола 43 калибра и начальной скоростью бронебойного снаряда 770 м/с, разработанную конструкторами фирм «Крупп» и «Рейн-металл». При этом машины с короткими пушками получили обозначение F1, a 175 танков с новым орудием – F2. Это событие стало поворотным пунктом в судьбе Pz.IV, который получил огневое превосходство над Т-34. С этого момента функции борьбы с танками противника стали переходить от Pz.III к Pz.IV.


Pz.IV Ausf.D, только что прибывшие в Северную Африку, 5-я лёгкая дивизия. Март 1941 года. Танки ещё выкрашены в серый «европейский» цвет, а на танкистах ещё не тропическая форма.


Следующий вариант Pz.IV Ausf.G, выпуск которого начался в мае 1942-го и продолжался до апреля 1943 года (изготовлено 1687 единиц), отличался от предыдущей модели деталями. Единственное бросающееся в глаза отличие – новый двухкаморный дульный тормоз пушки. На машинах поздних выпусков начали устанавливать 75-мм пушку с длиной ствола в 48 калибров и дополнительную 30-мм лобовую броню.

Танки модификации Н получили 80-мм лобовую броню, антенна радиостанции была перенесена в корму корпуса, появились 5-мм бортовые экраны на корпусе и башне, предохранявшие от кумулятивных (или, как их тогда называли у нас, бронепрожигающих) снарядов, изменилась конструкция ведущих колёс. Часть танков имела необрезиненные поддерживающие катки. На Ausf.H устанавливалась коробка передач, аналогичная применяемой на танке Pz.III. На командирской башенке была смонтирована зенитная установка пулемёта MG 34. До 18 мм возросла броневая защита крыши башни. Наконец, все наружные поверхности танка обмазывались циммеритом.[2] Эта версия Pz.IV стала самой массовой: с апреля 1943 по май 1944 года заводские цеха трёх фирм-производителей – «Крупп-Грузон» в Магдебурге, VOMAG в Плауэне и «Нибелунгенверке» в С. Валентине – покинули 3960 боевых машин. При этом 121 танк был переоборудован в самоходные и штурмовые орудия.


Pz.IV Ausf.B, Восточный фронт, лето 1941 года.


Последним вариантом Pz.IV стала модификация Ausf.J. С июня 1944 по март 1945 года завод «Нибелунгенверке» выпустил 1758 машин этой модели.

В целом подобные предыдущему варианту танки Ausf.J претерпели изменения, связанные с технологическими упрощениями.

Так, например, был ликвидирован силовой агрегат электропривода поворота башни и сохранился только ручной привод. Упростилась конструкция башенных люков, исчез бортовой прибор наблюдения механика-водителя (при наличии бортовых экранов он стал бесполезным), поддерживающие катки лишились резиновых бандажей, изменилась конструкция направляющего колеса. На танке устанавливались топливные баки повышенной ёмкости, в результате чего запас хода по шоссе возрос до 320 км. Для бортовых экранов широко стала использоваться металлическая сетка.

В ходе серийного производства предпринимались попытки и более глубокой модернизации Pz.IV. Был построен, например, опытный образец с гидравлической трансмиссией. В 1945 году собирались оснащать «четвёрки» дизельными двигателями Tatra 103. Самыми же обширными были планы перевооружения. На танки модификации Н планировалось установить башню «Пантеры» с 75-мм пушкой с длиной ствола 70 калибров. Построили и деревянную модель танка с этой пушкой, размещённой в стандартной башне. К счастью, все эти планы не вышли из стадии проектов и экспериментов.

На базе Pz.IV строились командирские танки, машины управления артиллерийским огнём, мостоукладчики, БРЭМ, самоходные и штурмовые орудия, истребители танков.

Первые три танка Panzer IV поступили в Вермахт в январе 1938 года. Общий заказ на боевые машины этого типа включал 709 единиц. План же на 1938 год предусматривал поставку 116 танков, и фирма «Крупп-Грузон» почти выполнила его, передав войскам 113 машин. Первыми «боевыми» операциями с участием Pz.IV стали аншлюс Австрии и захват Судетской области Чехословакии в 1938 году. В марте 1939 года они прошли по улицам Праги.


Танковая колонна в степях Украины. Июнь 1941 года. На переднем плане – Pz.IV Ausf.E.


Накануне вторжения в Польшу 1 сентября 1939 года в Вермахте насчитывалось 211 танков Pz.IV модификаций А, В и С. По действовавшему тогда штату в танковой дивизии должны были состоять 24 танка Pz.IV, по 12 машин в каждом полку. Однако до полного штата были укомплектованы лишь 1-й и 2-й танковые полки 1-й танковой дивизии (1 Panzer Division). Полный штат имел и Учебный танковый батальон (Panzer Lehr Abteilung), приданный 3-й танковой дивизии. В остальных соединениях числилось лишь по нескольку Pz.IV, которые по вооружению и броневой защите превосходили все типы противостоящих им польских танков. Однако 37-мм танковые и противотанковые пушки поляков представляли для немцев серьёзную опасность. Например, во время боя у Гловачува польские 7ТР подбили два Pz.IV. Всего же за время польского похода немцы потеряли 76 танков этого типа, из них 19 безвозвратно.

К началу Французской кампании – 10 мая 1940 года – Панцерваффе располагали уже 290 Pz.IV и 20 мостоукладчиками на их базе. В основном они были сконцентрированы в дивизиях, действовавших на направлениях главных ударов. В 7-й танковой дивизии генерала Роммеля, например, насчитывалось 36 Pz.IV. Их равноценными противниками были средние французские танки Somua S35 и английские «Матильда II». Не без шанса на победу могли вступать в бой с Pz.IV и французские В1bis и D2. В ходе боёв французам и англичанам удалось подбить 97 танков Pz.IV. Безвозвратные же потери немцев составили всего 30 боевых машин этого типа.


Pz.IV Ausf.D, 6-я танковая дивизия, лето 1941 года. К началу операции «Барбаросса» машины ранних выпусков приобрели черты, характерные для более поздних моделей, – ящик для снаряжения на корме башни и гусеничные траки на лобовой броне корпуса.


В 1940 году удельный вес танков Pz.IV в танковых соединениях Вермахта несколько возрос. С одной стороны, благодаря росту производства, а с другой – из-за уменьшения количества танков в дивизии до 258 единиц. При этом большинство из них по-прежнему составляли лёгкие Pz.I и Pz.II.

Во время скоротечной операции на Балканах весной 1941 года Pz.IV, участвовавшие в боях с югославскими, греческими и английскими войсками, потерь не понесли. Планировалось использовать Pz.IV и в операции по захвату Крита, но там обошлись силами парашютистов.

К началу операции «Барбаросса» из 3582 боеготовых германских танков 439 были Pz.IV. Следует подчеркнуть, что по принятой тогда в Вермахте классификации танков по калибру орудия эти машины относились к классу тяжёлых. С нашей стороны современным тяжёлым танком был KB – в войсках их насчитывалось 504 единицы. Помимо численного, советский тяжёлый танк имел абсолютное превосходство и по боевым качествам. Преимуществом перед немецкой машиной обладал и средний Т-34. Пробивали броню Pz.IV и 45-мм пушки лёгких танков Т-26 и БТ, а также 45-мм советские противотанковые пушки. Короткоствольная же немецкая танковая пушка могла эффективно бороться только с лёгкими танками. Всё это не замедлило сказаться на боевых потерях: в течение 1941 года на Восточном фронте было уничтожено 348 Pz.IV.

Со сходной ситуацией немцы столкнулись в Северной Африке, где короткая пушка Pz.IV оказалась бессильной перед мощно бронированными «Матильдами». Первые «четвёрки» выгрузили в Триполи 11 марта 1941 года, и было их совсем немного, что хорошо видно на примере 2-го батальона 5-го танкового полка 5-й лёгкой дивизии. По состоянию на 30 апреля 1941 года в батальон входили 9 Pz.I, 26 Pz.II, 36 Pz.III и только 8 Pz.IV (в основном машины модификаций D и Е). Вместе с 5-й лёгкой в Африке воевала 15-я танковая дивизия Вермахта, располагавшая 24 Pz.IV. Наибольшего успеха эти танки достигали в борьбе с британскими крейсерскими ганками А.9 и А.10 – подвижными, но легкобронированными. Главным же средством борьбы с «матильдами» стали 88-мм зенитные пушки, а основным немецким танком на этом театре в 1941 году был Pz.III. Что касается Pz.IV, то в ноябре их в Африке осталось всего 35 штук: 20 – в 15-й танковой дивизии и 15 – в 21-й (преобразована из 5-й лёгкой).


Pz.IV Ausf.E, подбитый советским бронебойным снарядом. Прибалтика, июль 1941 года.


Невысокого мнения о боевых качествах Pz.IV придерживались тогда и сами немцы. Вот что пишет по этому поводу в своих воспоминаниях генерал-майор фон Меллентин (в 1941 году в звании майора он служил в штабе Роммеля): «Танк T-IV завоевал у англичан репутацию грозного противника главным образом потому, что был вооружён 75-мм пушкой. Однако эта пушка имела низкую начальную скорость снаряда и слабую пробивную способность, и, хотя мы и использовали T-IV в танковых боях, они приносили гораздо большую пользу как средство огневой поддержки пехоты». Более существенную роль на всех театрах военных действий Pz.IV стал играть только после приобретения «длинной руки» – 75-мм пушки KwK 40. Первые машины модификации F2 доставили в Северную Африку летом 1942 года. В конце июля Африканский корпус Роммеля располагал всего 13 танками Pz.IV, из которых 9 были F2. В английских документах того периода они именовались Panzer IV Special. Накануне наступления, которое Роммель намечал на конец августа, во вверенных ему немецких и итальянских частях насчитывалось около 450 танков, в их числе 27 Pz.IV Ausf.F2 и 74 Pz.III с длинноствольными 50-мм пушками. Только эта техника представляла опасность для американских танков «Грант» и «Шерман», количество которых в войсках 8-й английской армии генерала Монтгомери накануне сражения у Эль-Аламейна достигало 40 %. В ходе этого во всех отношениях переломного для Африканской кампании сражения немцы потеряли почти все танки. Частично восполнить потери им удалось к зиме 1943 года, после отхода в Тунис.


Pz.IV Ausf.Fl на НИИБТПолигоне в Кубинке. 1947 год. Характерная деталь этой модификации – прямая лобовая плита с шаровой установкой курсового пулемёта.


Несмотря на очевидность поражения, немцы приступили к реорганизации своих сил в Африке. 9 декабря 1942 года в Тунисе была сформирована 5-я танковая армия, в которую вошли пополненные 15-я и 21-я танковые дивизии, а также переброшенная из Франции 10-я танковая дивизия, имевшая на вооружении танки Pz.IV Ausf.G. Сюда же прибыли и «тигры» 501-го тяжёлого танкового батальона, которые вместе с «четвёрками» 10-й танковой участвовали в разгроме американских войск у Кассерина 14 февраля 1943 года. Однако это была последняя удачная операция немцев на Африканском континенте – уже 23 февраля они были вынуждены перейти к обороне, их силы быстро таяли. На 1 мая 1943 года в войсках Роммеля имелось только 58 танков – из них 17 Pz.IV. 12 мая немецкая армия в Северной Африке капитулировала.


Pz.IV Ausf.F2, захваченные Красной Армией. Северный Кавказ, декабрь 1942 года. Судя по внешнему виду машин, они, видимо, были брошены экипажами.


На Восточном фронте Pz.IV Ausf.F2 также появились летом 1942 года и приняли участие в наступлении на Сталинград и Северный Кавказ. После прекращения в 1943 году производства Pz.III «четвёрка» постепенно становится основным немецким танком на всех театрах боевых действий. Впрочем, в связи с началом выпуска «Пантеры» планировалось прекратить производство и Pz.IV, однако благодаря жёсткой позиции генерального инспектора Панцерваффе генерала Г. Гудериана, этого не произошло. Дальнейшие события показали, что он был прав…

К лету 1943 года в штат немецкой танковой дивизии входил танковый полк двухбатальонного состава. В первом батальоне две роты вооружались Pz.IV, а одна – Pz.III. Во втором – только одна рота имела на вооружении Pz.IV. В целом дивизия располагала 51 Pz.IV и 66 Pz.III в боевых батальонах. Однако, судя по имеющимся данным, число боевых машин в тех или иных танковых дивизиях подчас сильно отличалось от штата.

НАЛИЧИЕ ТАНКОВ В НЕМЕЦКИХ ТАНКОВЫХ И МОТОРИЗОВАННЫХ ДИВИЗИЯХ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»

В перечисленных в таблице соединениях, которые составляли 70 % танковых и 30 % моторизованных дивизий Вермахта и войск СС, кроме того, состояли на вооружении 119 командирских и 41 огнемётный танк различных типов. В моторизованной дивизии «Дас Райх» имелось 25 танков Т-34, в трёх тяжёлых танковых батальонах – 90 «тигров» и в «Пантер-бригаде» – 200 «пантер». Таким образом, «четвёрки» составляли почти 60 % всех немецких танков, задействованных в операции «Цитадель». В основном это были боевые машины модификаций G и Н, оборудованные броневыми экранами (Schurzen), которые изменяли внешний вид Pz.IV до неузнаваемости. Видимо, по этой причине, а также из-за длинноствольной пушки в советских документах их часто именовали «Тигр тип 4».


Танки Pz.IV Ausf.F2 из состава 8-го танкового полка 15-й танковой дивизии Германского африканского корпуса. 1942 год.


Pz.IV Ausf.G, 10-я танковая дивизия. Тунис. 1943 год.


Совершенно очевидно, что не «тигры» с «пантерами», а именно Pz.IV и отчасти Pz.III составляли большинство в танковых частях вермахта в ходе операции «Цитадель». Это утверждение можно хорошо проиллюстрировать на примере 48-го немецкого танкового корпуса. В его состав входили 3-я и 11-я танковые дивизии и моторизованная дивизия «Великая Германия». В общей сложности в корпусе насчитывалось 144 Pz.III, 117 Pz.IV и только 15 «тигров». 48-й танковый наносил удар на Обояньском направлении в полосе нашей 6-й гвардейской армии и к исходу 5 июля сумел вклиниться в её оборону. В ночь на 6 июля советским командованием было принято решение об усилении 6-й гвардейской армии двумя корпусами 1-й танковой армии генерала Катукова – 6-м танковым и 3-м механизированным. В последующие двое суток основной удар 48-го танкового корпуса немцев пришёлся по нашему 3-му механизированному корпусу. Судя по воспоминаниям М. Е. Катукова и Ф. В. фон Меллентина, бывшего тогда начальником штаба 48-го корпуса, бои носили крайне ожесточённый характер. Вот что пишет по этому поводу немецкий генерал:

«7 июля, на четвёртый день операции „Цитадель“, мы наконец добились некоторого успеха. Дивизия „Великая Германия“ сумела прорваться по обе стороны хутора Сырцев, и русские отошли к Гремучему и деревне Сырцево. Откатывающиеся массы противника попали под обстрел немецкой артиллерии и понесли очень тяжёлые потери. Наши танки, наращивая удар, начали продвигаться на северо-запад, но в тот же день были остановлены сильным огнём под Сырцево, а затем контратакованы русскими танками. Зато на правом фланге мы, казалось, вот-вот одержим крупную победу: было получено сообщение, что гренадёрский полк дивизии „Великая Германия“ достиг населённого пункта Верхопенье. На правом фланге этой дивизии была создана боевая группа для развития достигнутого успеха.


Pz.IV Ausf.G на Курской дуге. Июль 1943 года.


8 июля боевая группа в составе разведотряда и дивизиона штурмовых орудий дивизии «Великая Германия» вышла на большак (шоссе Белгород-Обоянь. – Прим. авт.) и достигла высоты 260,8; затем эта группа повернула на запад, с тем чтобы оказать поддержку танковому полку дивизии и мотострелковому полку, которые обошли Верхопенье с востока. Однако село всё ещё удерживалось значительными силами противника, поэтому мотострелковый полк атаковал его с юга. На высоте 243,0 севернее села находились русские танки, имевшие прекрасный обзор и обстрел, и перед этой высотой атака танков и мотопехоты захлебнулась. Казалось, повсюду находятся русские танки, наносящие непрерывные удары по передовым частям дивизии «Великая Германия».

За день боевая группа, действовавшая на правом фланге этой дивизии, отбила семь танковых контратак русских и уничтожила 21 танк Т-34. Командир 48-го танкового корпуса приказал дивизии «Великая Германия» наступать в западном направлении с тем, чтобы оказать помощь 3-й танковой дивизии, на левом фланге которой создалась очень тяжёлая обстановка. Ни высота 243,0, ни западная окраина Верхопенья в этот день не были взяты – больше не оставалось никаких сомнений в том, что наступательный порыв немецких войск иссяк, наступление провалилось».

А вот как выгладят эти события в описании М. Е. Катукова: «Едва забрезжил рассвет (7 июля. – Прим. авт.), как противник снова предпринял попытку прорваться на Обоянь. Главный удар он наносил по позициям 3-го механизированного и 31-го танкового корпусов. А. Л. Гетман (командир 6-го танкового корпуса. – Прим. авт.) сообщил, что на его участке противник активности не проявляет. Но зато позвонивший мне С. М. Кривошеин (командир 3-го мехкорпуса. – Прим. авт.) не скрывал тревоги:

– Что-то невероятное, товарищ командующий! Противник сегодня бросил на наш участок до семисот танков и самоходок. Только против первой и третьей механизированных бригад наступают двести танков.

С такими цифрами нам ещё не приходилось иметь дела. Впоследствии выяснилось, что в этот день гитлеровское командование бросило против 3-го механизированного корпуса весь 48-й танковый корпус и танковую дивизию СС «Адольф Гитлер». Сосредоточив столь огромные силы на узком, 10-километровом участке, немецкое командование рассчитывало, что ему удастся мощным танковым тараном пробить нашу оборону.

Каждая танковая бригада, каждое подразделение приумножили свой боевой счёт на Курской дуге. Так, 49-я танковая бригада только за первые сутки боёв, взаимодействуя на первой оборонительной полосе с частями 6-й армии, уничтожила 65 танков, в том числе 10 «тигров», 5 бронетранспортёров, 10 орудий, 2 самоходные пушки, 6 автомашин и более 1000 солдат и офицеров.

Прорвать нашу оборону противнику так и не удалось. Он лишь потеснил 3-й механизированный корпус на 5–6 километров».

Будет справедливым признать, что для обоих приведённых отрывков характерна определённая тенденциозность в освещении событий. Из воспоминаний советского военачальника следует, что наша 49-я танковая бригада за один день подбила 10 «тигров», а ведь у немцев в 48-м танковом корпусе их было всего 15! С учётом 13 «тигров» моторизованной дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», также наступавшей в полосе 3-го мехкорпуса, получается только 28! Если же попытаться сложить все «тигры», «уничтоженные» на страницах мемуаров Катукова, посвящённых Курской дуге, то получится намного больше. Впрочем, дело тут, по-видимому, не только в желании различных частей и подразделений записать на свой боевой счёт побольше «тигров», но и в том, что в горячке боя за настоящие «тигры» принимали «тигры тип 4» – средние танки Pz.IV.


Подбитый «Тигр типа 4» – Pz.IV Ausf.G. Орловско-Курская дуга, 19 июля 1943 года.


По немецким данным, в течение июля и августа 1943 года было потеряно 570 «четвёрок». Для сравнения: за это же время «тигров» было потеряно 73 единицы, что свидетельствует как об устойчивости того или иного танка на поле боя, так и об интенсивности их использования. Всего же в 1943 году потери составили 2402 единицы Pz.IV, из которых только 161 машину удалось отремонтировать и вернуть в строй.

В 1944 году организация немецкой танковой дивизии претерпела существенные изменения. Первый батальон танкового полка получил танки Pz.V «Пантера», второй был укомплектован Pz.IV. На самом же деле «пантеры» поступили на вооружение не всех танковых дивизий Вермахта. В ряде соединений оба батальона имели только Pz.IV.

Так, скажем, обстояло дело в 21-й танковой дивизии, дислоцировавшейся во Франции. Вскоре после получения утром 6 июня 1944 года сообщения о начале высадки союзных войск в Нормандии дивизия, в строю которой находились 127 танков Pz.IV и 40 штурмовых орудий, начала движение на север, спеша нанести удар по противнику. Этому продвижению помешал захват англичанами единственного моста через р. Орн севернее Кана. Было уже около 16.30, когда немецкие войска подготовились к первой с момента вторжения союзников крупной танковой контратаке против 3-й английской дивизии, высадившейся в ходе операции «Оверлорд».


Ausf.H – самая массовая модификация «четвёрки».


С плацдарма английских войск докладывали, что на их позиции движется сразу несколько танковых колонн противника. Натолкнувшись на организованную и плотную стену огня, немцы начали откатываться к западу. В районе высоты 61 они встретились с батальоном 27-й английской бронетанковой бригады, имевшим на вооружении танки «Шерман Файерфлай» с 17-фунтовыми пушками.

Для немцев эта встреча оказалась катастрофической: за несколько минут было уничтожено 13 боевых машин.

Только небольшому числу танков и мотопехоты 21-й дивизии удалось продвинуться к уцелевшим в районе Лион-сюр-Мер опорным пунктам 716-й немецкой пехотной дивизии.

В этот момент началась высадка десанта 6-й английской воздушно-десантной дивизии посадочным способом на 250 планёрах в районе у Сент-Обена возле моста через Орн. Оправдывая себя тем, что высадка английского десанта создавала угрозу окружения, 21-я дивизия отошла к высотам, расположенным на подступах к Кану. К ночи вокруг города было создано мощное оборонительное кольцо, усиленное 24 88-мм орудиями. В течение дня 21-я танковая дивизия потеряла 70 танков и её наступательный потенциал был исчерпан. Не смогла повлиять на ситуацию и подошедшая чуть позже 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд», укомплектованная наполовину «пантерами», наполовину Pz.IV.

Летом 1944 года немецкие войска терпели поражение за поражением как на Западе, так и на Востоке. Соответствующими были и потери: только за два месяца – август и сентябрь – было подбито 1139 танков Pz.IV. Тем не менее число их в войсках продолжало оставаться значительным.

НАЛИЧИЕ ТАНКОВ В ВОЙСКАХ НА НАЧАЛО НОЯБРЯ 1944 ГОДА

Нетрудно подсчитать, что в ноябре 1944 года Pz.IV составляли 40 % немецких танков на Восточном фронте, 52 % – на Западном и 57 % – в Италии.

Последними крупными операциями немецких войск с участием Pz.IV стали контрнаступление в Арденнах в декабре 1944 года и контрудар 6-й танковой армии СС в районе озера Балатон в январе-марте 1945-го, закончившиеся неудачей. Только в течение января 1945 года было подбито 287 Pz.IV, из них удалось восстановить и вернуть в строй 53 боевые машины.

Немецкая статистика последнего года войны заканчивается 28 апреля и даёт суммарные сведения по танку Pz.IV и истребителю танков Jagdpanzer IV. На этот день в войсках их имелось: на Востоке – 254, на Западе – 11, в Италии – 119. Причём речь здесь идёт только о боеготовых машинах. Что касается танковых дивизий, то число «четвёрок» в них было различным: в элитной Учебной танковой дивизии (Panzer-Lehrdivision), воевавшей на Западном фронте, оставалось только 11 Pz.IV; 26-я танковая дивизия в Северной Италии по состоянию на 1 марта 1945 года располагала 59 Pz.IV, 26 «пантерами», 65 САУ и ЗСУ различных типов, 11 бронеавтомобилями и 159 бронетранспортёрами; более или менее боеспособной оставалась 10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг» на Восточном фронте – в ней, помимо прочих танков, имелось 30 Pz.IV.


Pz.IV Ausf.H. Восточный фронт, декабрь 1943 года.


В целом же боевой состав танковых частей и соединений Вермахта в конце войны был непостоянным, часто менялся и совершенно не соответствовал штатам 1944 года. Это можно проиллюстрировать на примере 4-й танковой дивизии. С конца декабря 1944 года по начало января 1945 года дивизия вела бои в Курляндии. 19 января, оставив технику 12-й и 14-й танковым дивизиям Курляндской группировки, 4-я танковая дивизия была морем переброшена в Данциг. С 26 января дивизия вступила в бой под Быдгощем, 28–30 марта вела бои за Данциг, где понесла большие потери. В первых числах апреля остатки дивизии отошли в район Штуттхоффа (в дельте Вислы), где 8 мая 1945 года сдались советским войскам.

19 января дивизия, убывая из Курляндии, передала другим частям 41 «пантеру», 32 Pz.IV и одну 150-мм САУ «Грилле». Но уже к 24 января в составе дивизии имелось 29 Pz.IV, 16 лёгких танков Pz.II Ausf.L «Лухс», 14 штурмовых орудий StuG IV, а также более 50 бронетранспортёров и до 20 бронеавтомобилей Sd.Kfz.234 различных модификаций. По состоянию на 1 марта в дивизии числились 13 «пантер», 13 Pz.IV, три штурмовых орудия StuG IV, шесть истребителей танков «Ягдпантера» и 4 Pz.IV/70. К 19 марта в составе дивизии оставалось шесть «пантер», по одному Pz.IV и StuG IV, две «ягдпантеры» и один Pz.IV/70. В ходе боёв за Данциг дивизия понесла большие потери и в качестве пополнения получила танки Pz.III и Pz.IV одной из учебных частей, расквартированных в городе.

Другая дивизия – 17-я танковая, действовавшая в составе группы армий «Центр», к 12 января 1945 года имела в строю 70 танков Pz.IV, 21 истребитель танков Pz.IV/70 и до 250 бронетранспортёров различных модификаций. После разгрома в боях 12–16 января остатки дивизии свели в боевую группу, которая 7 февраля была пополнена 16 танками Pz.IV и 28 Pz.IV/70, поступившими из арсенала сухопутных войск. К 16 февраля 1945 года в дивизии оставалось 17 Pz.IV, 17 Pz.IV/70 и три командирских танка Pz.IV.

«Четвёрки» принимали участие в боевых действиях до последних дней войны, в том числе в уличных боях в Берлине. Любопытно отметить, что в конце января 1945 года была сформирована танковая рота «Берлин» в составе 10 «пантер» и 12 Pz.IV, взятых с танкоремонтных предприятий. Танки не могли двигаться своим ходом, поэтому большинство из них было вкопано на перекрёстках берлинских улиц. Экипаж каждого танка состоял из трёх человек.

На территории Чехословакии бои с участием танков Pz.IV продолжались вплоть до 12 мая 1945 года. Согласно немецким данным, за время с начала Второй мировой войны по 10 апреля 1945 года безвозвратные потери танков этого типа составили 7636 единиц.

К сожалению, очень мало известно о немецких танковых асах, воевавших на танках Pz.IV, несмотря на то, что эта боевая машина являлась самым массовым немецким танком Второй мировой войны. Пока удалось найти упоминание только о трёх танкистах, отличившихся в боях на «четвёрках».

Так, командир Pz.IV лейтенант Рюдигер фон Мольтке, воевавший в составе 35-го танкового полка, за два месяца боёв подбил 35 советских танков.

7 июля 1942 года командир танка Pz.IV вахмистр Фрейер из 24-й танковой дивизии в бою на улицах Воронежа подбил девять Т-34 и два Т-60.

8 сентября 1943 года танк Pz.IV, механиком-водителем которого был унтершарфюрер СС Хайнц Талор из 2-й танковой дивизии СС «Рейх», подбил три Т-34, но и сам получил повреждения. Командир приказал экипажу покинуть боевую машину, но Талор решил остаться и отремонтировать танк. Устранив неисправность, Талор вернул свой Pz.IV в строй, что позволило экипажу в последующих боях уничтожить ещё семь советских танков.

Pz.IV в значительно больших количествах, чем другие немецкие танки, поставлялся на экспорт. Судя по немецкой статистике, к союзникам Германии, а также в Турцию и Испанию поступило в 1942–1944 годах 490 боевых машин этого типа. Первой Pz.IV получила наиболее верная союзница гитлеровской Германии – Венгрия. В мае 1942 года туда прибыли 22 танка Ausf.F1, в сентябре – 10 F2. Наиболее крупная партия была доставлена осенью 1944 – весной 1945-го; по разным данным, от 42 до 72 машин модификации Н и J. Расхождение получилось потому, что в некоторых источниках подвергается сомнению факт поставки танков в 1945 году.


Pz.IV Ausf.G поздних выпусков. Об этом можно судить по приваренной дополнительной лобовой броне, противокумулятивным экранам и способу крепления запасных траков. Бортовые экраны отсутствуют по причине установки «восточных гусениц» с насадками-уширителями. Восточный фронт, зима 1943/44 года.


В октябре 1942-го первые 11 Pz.IV Ausf.G поступили в Румынию. В дальнейшем, в 1943–1944 годах румыны получили ещё 131 танк этого типа. Они использовались в боевых действиях как против Красной Армии, так и против Вермахта после перехода Румынии на сторону антигитлеровской коалиции.


Pz.IV Ausf.J ранних выпусков. Почти полное внешнее соответствие модификации Н (единственное отличие – отсутствие бортового прибора наблюдения механика-водителя). Восточный фронт, 1944 год.


Партия из 97 танков Ausf.G и Н в период с сентября 1943 по февраль 1944 года была отправлена в Болгарию. С сентября 1944-го они принимали активное участие в боях с немецкими войсками, являясь главной ударной силой единственной болгарской танковой бригады. В 1950 году в болгарской армии ещё числилось 11 боевых машин этого типа.

В 1943 году несколько танков Ausf.F1 и G получила Хорватия; в 1944-м 14 Ausf.J – Финляндия, где их использовали до начала 1960-х годов. При этом штатные пулемёты MG 34 с танков были сняты, а вместо них установлены советские ДТ.

Не будет преувеличением утверждение, что созданием в 1937 году танка Pz.IV немцы определили перспективный путь развития мирового танкостроения. Тезис этот вполне способен шокировать нашего читателя, поскольку мы привыкли считать, что это место в истории отведено советскому танку Т-34. Ничего не поделаешь, придётся потесниться и поделить лавры с врагом, хотя и побеждённым. Ну а чтобы это утверждение не выглядело голословным, приведём ряд доказательств.

С этой целью попытаемся сравнить «четвёрку» с противостоявшими ей в разные периоды Второй мировой войны советскими, английскими и американскими танками. Начнём с первого периода – 1940–1941 годы; при этом не станем ориентироваться на тогдашнюю немецкую классификацию танков по калибру пушки, относившую средний Pz.IV к классу тяжёлых. Поскольку у англичан не было среднего танка как такового, то придётся рассматривать сразу две машины: одну – пехотную, другую – крейсерскую. При этом сравниваются только «чистые» заявленные характеристики, без учёта качества изготовления, эксплуатационной надёжности, уровня подготовки экипажей и т. д.

Можно утверждать, что в 1940–1941 годах в Европе было только два полноценных средних танка – Т-34 и Pz.IV. Британская «Матильда» превосходила немецкий и советский танк в броневой защите в той же степени, в которой Мк IV им уступал. Французский S35 представлял собой доведённый до совершенства танк, соответствовавший требованиям Первой мировой войны. Что же касается Т-34, то, уступая немецкой машине по ряду немаловажных позиций (разделение функций членов экипажа, количество и качество приборов наблюдения), он имел равноценное с Pz.IV бронирование, несколько лучшую подвижность и значительно более мощное вооружение. Такое отставание немецкой машины легко объяснимо – Pz.IV задумывался и создавался как штурмовой танк, предназначенный для борьбы с огневыми точками противника, но не с его танками. В этом плане Т-34 был более универсальным и, как следствие, по заявленным характеристикам лучшим на 1941 год в мире средним танком. Спустя всего полгода ситуация изменилась.

В 1942 году боевые характеристики Pz.IV после установки длинноствольного орудия резко возросли. Не уступая танкам противника по всем прочим параметрам, «четвёрка» оказалась способной поражать советские и американские танки вне пределов досягаемости их пушек. Об английских машинах речь не идёт – четыре года войны англичане топтались на месте. Вплоть до конца 1943 года боевые характеристики Т-34 оставались практически неизмененными, а Pz.IV занял первое место среди средних танков. Ответ – и советский, и американский – не заставил себя долго ждать.

Следует отметить, что с 1942 года тактико-технические характеристики Pz.IV не менялись (за исключением толщины брони) и в течение двух лет войны оставались никем не превзойдёнными! Лишь в 1944 году, установив на «Шерман» 76-мм длинноствольную пушку, американцы догнали Pz.IV, а мы, запустив в серию Т-34-85, перегнали. Для достойного ответа у немцев уже не оставалось ни времени, ни возможностей.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что немцы раньше других стали рассматривать танк как основное и наиболее эффективное противотанковое средство, а это – главная тенденция послевоенного танкостроения.


Pz.IV Ausf.J, захваченный в г. Тата. Венгрия, март 1945 года. На машине установлены сетчатые бортовые экраны «типа Тома».


В целом можно утверждать, что из всех немецких танков периода Второй мировой войны Pz.IV был наиболее сбалансированным и универсальным. В этой машине различные характеристики гармонично сочетались и дополняли друг друга. У «Тигра» и «Пантеры», например, имел место явный перекос в сторону защищённости, что привело к их перетяжелению и ухудшению динамических характеристик. Pz.III при многих прочих равных с Pz.IV характеристиках не дотягивал до него по вооружению и, не имея резервов для модернизации, сошёл со сцены. Pz.IV с аналогичной Pz.III, но чуть более продуманной компоновкой такими резервами обладал в полной мере. Это единственный танк военных лет с пушкой калибра 75 мм, у которого основное вооружение было существенно усилено без смены башни.

У Т-34-85 и «Шермана» башню пришлось менять, и по большому счёту это были почти новые машины. Англичане шли своим путём и, словно модница наряды, меняли не башни, а танки! Но появившийся в 1944 году «Кромвель» так и не дотянул до «четвёрки», как, впрочем, и «Комета», выпущенная в 1945-м. Обойти немецкий танк, созданный в 1937 году, смог только послевоенный «Центурион».


Pz.IV Ausf.F1 из состава 30-го танкового полка венгерской армии. 1942 год.


Из сказанного, конечно же, не следует, что Pz.IV был идеальным танком. Скажем, он имел недостаточную мощность двигателя и довольно жёсткую и несовременную подвеску, что отрицательно сказывалось на его манёвренных характеристиках. В некоторой степени компенсировать последнее помогало наименьшее среди всех средних танков отношение L/B[3] – 1,43.

Нельзя отнести к удачному ходу немецких конструкторов оснащение Pz.IV (как, впрочем, и других танков) противокумулятивными экранами. В массовом порядке кумулятивные боеприпасы применялись редко, экраны же увеличили габариты машины, затрудняя движение в узких проходах, перекрывали большинство приборов наблюдения, затрудняли посадку и высадку экипажа. Впрочем, ещё более бессмысленным и довольно дорогостоящим мероприятием была обмазка танков циммеритом.

Но, пожалуй, самая большая ошибка немцев заключалась в попытке перехода на новый тип среднего танка – «Пантеру». В качестве последнего она не состоялась, составив компанию «Тигру» в классе тяжёлых машин, но сыграла в судьбе Pz.IV роковую роль.

Сосредоточив в 1942 году все усилия на создании новых танков, немцы перестали заниматься серьёзной модернизацией старых. Попробуем представить себе, что было бы, если бы не «Пантера»? Хорошо известен проект установки на Pz.IV башни «Пантеры», причём как стандартной, так и «тесной» (Schmallturm). Проект вполне реальный по габаритам – диаметр башенного погона в свету у «Пантеры» 1650 мм, у Pz.IV – 1600 мм. Башня вставала без расширения подбашенной коробки.

Несколько хуже обстояло дело с весовыми характеристиками – из-за большого вылета ствола орудия центр тяжести смещался вперёд и нагрузка на передние опорные катки возрастала на 1,5 т. Однако её можно было компенсировать усилением их подвески. Кроме того, надо учитывать, что пушка KwK 42 создавалась для «Пантеры», а не для Pz.IV. Для «четвёрки» можно было ограничиться орудием с меньшими массо-габаритными данными, с длиной ствола, скажем, не 70, а 55 или 60 калибров. Такое орудие если и потребовало бы замены башни, то всё равно позволило бы обойтись более лёгкой конструкцией, чем «пантеровская».


Танк Pz.IV Ausf.H с немецкими опознавательными знаками, но с венгерским экипажем. 1944 год.


Неизбежно возраставший (кстати, и без подобного гипотетического перевооружения) вес танка требовал замены двигателя. Для сравнения: габариты двигателя HL 120TKRM, устанавливавшегося на Pz.IV, составляли 1220x680x830 мм, а «пантеровского» HL 230P30 – 1280x960x1090 мм. Почти одинаковыми были у этих двух танков и габариты моторных отделений в свету. У «Пантеры» оно было на 480 мм длиннее, главным образом за счёт наклона кормового листа корпуса. Следовательно, оснащение Pz.IV двигателем большей мощности не являлось неразрешимой конструкторской задачей.

Результаты такого, конечно, далеко не полного, перечня возможных модернизационных мероприятий были бы весьма печальными, поскольку свели бы на нет работу по созданию Т-34-85 у нас и «Шермана» с 76-мм пушкой у американцев. В 1943–1945 годах промышленность Третьего рейха изготовила около 6 тысяч «пантер» и без малого 7 тысяч Pz.IV. Если учесть, что трудоёмкость изготовления «Пантеры» была почти вдвое больше, чем у Pz.IV, то можно предположить, что за это же время немецкие заводы могли бы выпустить дополнительно 10–12 тысяч модернизированных «четвёрок», которые доставили бы солдатам антигитлеровской коалиции гораздо больше неприятностей, чем «пантеры».








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх