Загрузка...



  • Первоначальные сношения России с Кавказом Персидский поход Петра I Отношения к Кавказу и Персии после Петра I
  • Покровительство Грузии и волнения на Северном Кавказе
  • Персидский поход графа Зубова
  • Время Цицианова
  • После Цицианова до Ермолова
  • Ермолов
  • Персидская война 1826 г. Ермолов и Паскевич
  • Развитие мюридизма Первые успехи Шамиля Занятие Черноморского побережья Штурм Ахульго
  • Дальнейшие действия Шамиля Граф Воронцов Экспедиция в Дарго и ее последствия
  • Назначение князя Барятинского Окончательное покорение Кавказа
  • Покорение Кавказа

    Персидские и кавказские войны

    Михаил Иванович Шишкевич, генерал-майор Генерального штаба

    Первоначальные сношения России с Кавказом

    Персидский поход Петра I

    Отношения к Кавказу и Персии после Петра I

    Сношения России с Кавказом возникают почти одновременно с образованием Русского государства. В X в. варягоруссы водворились на полуострове Тамани. Мстислав Удалой, князь тмутараканский, вел войны против косогов[100]. Знаменитая грузинская царица Тамара в первом браке была за князем Георгием, сыном Андрея Боголюбского.

    Только с уничтожением татарского ига Московское государство входит в постоянное соприкосновение с Кавказом и русские выходцы начинают селиться на границе с кавказскими народами. В первой половине XVI в. из таких поселенцев на северных предгорьях восточной части Кавказского хребта образовалось гребенское казачье войско.

    В 1555 г. гребенские казаки вместе с кабардинскими князьями выслали в Москву депутацию с просьбою о покровительстве. Царь Иоанн Грозный принял их ласково и пожаловал казаков вольною рекою Тереком с его притоками; велел им службу служить да беречь свою кабардинскую вотчину. Вступление царя в 1561 г. в брак дочерью кабардинского князя Темрюка, Мариею, еще более сблизило Россию с тамошними народами. По просьбе тестя и других кабардинских князей, на Терек были высланы воеводы с «огненным боем» и многими «ратными людьми», которые построили на левом берегу реки крепкий город, названный Терком.

    Позднее, в 1590 г., царь Федор Иоаннович по просьбе кахетинского царя Александра послал войско с воеводой князем Григорием Заскиным против «государя шевкалов» (шамхала тарковского), которое, как гласит летопись, «много завоевало в землях шевкальских, многих побило, многих полонило и ранило самого государя шевкалов». С 1594 г. к титулу Московского царя прибавилось новое наименование: «государь иверские земли карталинских и грузинских царей».

    Желание фактически поддерживать грузинских царей при Федоре Иоанновиче выразилось в посылке 5-тысячного отряда воеводы Андрея Хворостина и окончилось полной неудачей.

    Через десять лет, именно в 1604 г., в царствование Бориса Годунова, поход против шамхала повторился. На этот раз к Таркам подступила 10-тысячная рать под начальством воевод Бутурлина и Плещеева. Однако, благодаря вероломству горцев, эта рать была истреблена почти поголовно.

    Несмотря на неудачи силою оружия проложить путь к искавшим подданства России народам картвельского племени, послы кахетинских, карталинских и имеретинских царей беспрестанно являлись в Москву к царям Михаилу Федоровичу и Алексею Михайловичу с просьбами защиты и покровительства. Но Россия, занятая в это время борьбою с ближайшими соседями и внутренним устройством государства, не могла оказать действительной помощи Грузии.

    Со вступлением на престол императора Петра I влияние России на дела Кавказского края становится более определенным и почти беспрерывным. Петр Великий обратил внимание на Каспийское море как на непосредственный торговый путь в Индию, но, чтобы воспользоваться, им необходимо было овладеть западным берегом этого моря или, по крайней мере, так утвердиться на Кавказе, чтобы иметь сильное влияние на персидские провинции, прилегавшие к Каспийскому морю. Для начала астраханскому воеводе Мусину-Пушкину в 1700 г. было приказано завести торговые сношения с шамхалом, и с этих пор развитие активной торговли со Средней Азией стало излюбленной мечтой царя, но борьба со шведами отвлекла его внимание от этой задачи. Полтавская победа развязала наконец руки Петру, и в 1711 г. он приказал укрепить Терки и дать городу более правильное устройство, образовав около крепости русское поселение. В 1712 г. потомки гребенских казаков, бежавших за Сунжу, были помилованы государем и переселены на левый берег Терека, чем и было положено начало терской линии.

    Посланный в 1716 г для заключения торгового договора сержант Волынский[101], подробно ознакомившись с Персией, убедил Петра занять богатые прикаспийские провинции, так как ими могли овладеть афганцы, угрожавшие тогда целости персидского государства. Эта мысль была принята тем более охотно, что как раз в это время шамхал тарковский Адиль-Гирей прислал посольство от себя и от всех горских народов Дагестана с просьбой принять их в подданство России. Для осуществления намеченной программы была послана экспедиция для изучения южного берега Каспийского моря, а назначенному в 1720 г. астраханским губернатором Волынскому было поручено тайно готовиться к персидскому походу.

    К началу 1722 г. все приготовления были закончены. Пехота и артиллерия на собранных в Астрахани транспортах были отправлены морем, а конница пошла сухим путем через Моздокские степи. Во главе войск стал сам император и после двухдневного плавания он прибыл с флотилией в Аграханский залив. Здесь он осмотрел город Терки и, оставшись недовольным его расположением в сырой нездоровой местности, приказал войскам высаживаться на берег несколько далее в песчаных буграх, ближе к устью р. Койсу.

    27 июля войска были свезены на берег, но в ожидании конницы, задержанной удачным нападением горцев у аула Эндери, оставались несколько дней.

    После занятия Эндери конница беспрепятственно соединилась с главными силами, и весь отряд двинулся вперед. Как только русские войска перешли Сулак, шамхал тарковский, а за ним и другие горские владельцы прислали послов с изъявлением покорности. Петр не особенно верил их искренности, но тем не менее обнадежил всех своим покровительством и двинулся далее. 12 августа русские приблизились к Таркам с распущенными знаменами, барабанным боем и музыкой. Сам Петр в парадном платье на коне ехал перед гвардией, а за ним в карете, запряженной цугом, следовала императрица. За 5 верст от города государь был встречен шамхалом Адиль-Гиреем, который, сойдя с лошади, приветствовал императора с счастливым приездом, а потом поцеловал землю около кареты императрицы. В Тарках Петр пробыл несколько дней. 15 августа, в день Успения Богородицы, государь вместе с императрицей выслушал обедню в походной церкви Преображенского полка и по ее окончании положил на землю несколько камней, предложив сделать то же самое всем присутствующим. В несколько минут был набросан высокий каменный курган. На месте этого кургана теперь стоит город Петровск.

    На следующий день войскам был объявлен поход. Были получены тревожные известия, что против русских двигаются значительные скопища горцев под предводительством уцмия каракайтагского. После шамхала тогдашний уцмий Ахмет-хан был одним из сильнейших владельцев Дагестана. Он без труда собрал до 16 тысяч горцев и хотел воспрепятствовать движению русских, но был разбит, его столица Утемишь (ныне незначительный аул Отемишь вблизи Дешлагара) была разорена и сожжена. Горцы, по выражению Петра, «бились зело удивительно: в обществе они не держались, но персонально бились десперантно, так что, покинув ружья, резались кинжалами и саблями». Пленных Петр приказал повесить в отмщение за смерть есаула и трех казаков, которые были зарезаны по приказанию уцмия, когда они доставили ему от государя письмо самого миролюбивого содержания.

    23 августа император совершил свой торжественный въезд в Дербент, который отворил перед ним ворота без боя. Хан со своим народом и духовенством вышел навстречу с хлебом-солью, и один из знатнейших беков поднес государю городские ключи на серебряном блюде, покрытом богатою персидской парчой.


    Приезд Петра Великого в Дербент. 23 августа 1722 г.


    Страшная буря, разбившая на море нашу флотилию с провиантом, расстроила планы Петра относительно дальнейшего похода. Государь приказал оставить в Дербенте сильный гарнизон, сам же с остальными войсками двинулся в обратный путь и близ Сулака, на небольшом его притоке, заложил крепость Св. Креста, куда и перевел почти весь гарнизон из крепости Терки, оставив в последней лишь ретраншамент и 150 человек.

    Во время пребывания императора в крепости Св. Креста было получено известие о беспорядках в Дагестане.

    Чтобы погасить мятеж в самом начале, Петр приказал послать тогда же новую эскпедицию в горы. Атаман Краснощеков, отправившийся туда с донцами и калмыками, решительно истребил все, что еще только оставалось от прежнего погрома, и тем успокоил население Дагестана.

    После отъезда Петра военные действия продолжались под руководством генерал-майора Матюшкина. Для утверждения в новых владениях, с Дону была взята 1 тысяча семейств, из них половина поселена по р. Аграхани и образовала аграханское казачье войско, другая же половина пошла на усиление гребенских казаков.

    Планируя дальнейшее покорение прибрежных персидских владений, Петр назначил особый отряд из двух батальонов пехоты под начальством полковника Шипова. В ноябре 1722 г. Шипов с небольшой флотилией вошел в Энзелийский залив и, спустив десант у Перибазара, занял Рящ[102], главный город Гилянской провинции.

    Когда положение наше в Ряще было упрочено, Матюшкин предпринял покорение бакинского ханства. С этой целью 20 июня 1723 г. он с 4 полками отплыл на судах из Аграханского залива и 6 июля был уже в Бакинском заливе. 21 июля 4 батальона под начальством полковников Астафьева и Безобразова были высажены на берег и двинулись к крепости. Десантный отряд расположился вокруг крепости и обметался рогатками. Подошедшие к городу семь судов, вооруженных 18-фунтовыми орудиями, открыли бомбардирование по городу и заставили замолчать бакинские пушки. Четыре дня длилась блокада, а на пятый неприятель вывесил белый флаг и сдал крепость.

    Вслед за падением Баку нам покорились кубинское и ширванское ханства, а также персидские области Мазандеран и Астрабад. Но подчинение это было чисто внешнее, спокойствие в занятых областях поддерживалось лишь присутствием сильного отряда, в различных же местах обнаруживалось враждебное настроение к русским войскам. Гилянский отряд, которым в 1724 г. командовал генерал-майор Левашов, постоянно подвергался нападениям.

    Все эти частные успехи не давали, однако, ощутимых результатов в отношении упрочения нашего положения в занятой стране.

    Кончина Петра Великого, последовавшая в 1725 г., во многом изменила осуществление его первоначальных планов. Екатерина I хотя и отправила войска на усиление персидского корпуса, но далеко не в тех размерах, как это требовалось по обстановке. Положение русских в занятых областях становилось тяжелым. Шамхал, принявший подданство, теперь с уцмием каракайтагским и ханом казикумыкским бросились разорять сулакскую линию.

    Для наказания шамхала Матюшкин послал последовательно две экспедиции в горы. Тяжелые климатические условия подорвали здоровье генерала Матюшкина, и по его просьбе он был отозван, а на его место назначен генерал-аншеф князь Долгорукий.

    По прибытии на Кавказ, князь верхом проехал из крепости Св. Креста в Дербент, Баку и Гилян. Объезд этот убедил князя в необходимости наступательных действий, а появление его в таких местах, где раньше не бывали наши главнокомандующие, произвело такое впечатление на местных жителей, что многие из владельцев изъявили покорность. Пользуясь этим, Долгорукий без особого труда присоединил к русским владениям Кергеруцкую область, Астару, Ленкорань и Кизил-Агач и таким образом поддержал достоинство русской власти. Но, к сожалению, в начале 1728 г. он, будучи произведен в фельдмаршалы, был отозван ко двору. В Гиляне остался командовать Левашов, а в Дагестан был назначен генерал-лейтенант Румянцев, отец знаменитого героя Ларги и Кагула.

    Отъезд Долгорукого и строгие приказания Петербурга — воздерживаться от наступательных действий — настолько ободрили персиян, что они сами перешли в наступление. Под предводительством Аббаса-Кули-хана, впоследствии известного шаха Надира[103], персы решили напасть на Левашова с двух сторон: с стороны Кескера и от Лагиджана. Но Левашов со своим маленьким отрядом стал на центральной позиции между этими пунктами и последовательно разбил сначала Кули-хана, затем визиря Карчи-баши и, наконец, Салдан-хана, самовластно распоряжавшегося большею частью персидского государства, занявшего Мазандеран и приславшего Левашову требование очистить Гилян.

    С восшествием на престол Анны Иоанновны с Кавказа был отозван Румянцев, а общее начальство над всеми войсками поручено Левашову. Императрица, видимо, уже тяготилась персидской войной и заключила с Персией договор, по которому Персии были возвращены все завоеванные у нее города и области, за исключением Дагестана. В этот период действия русских в Дагестане были в общем мало решительны, а 10 марта 1735 г. был объявлен Ганжинский договор, по которому Россия возвращала Персии все города и земли, завоеванные у нее Петром Великим. Русская граница опять отодвинулась на Терек. Крепость Св. Креста была уничтожена, а вместо нее на Тереке заложена новая крепость Кизляр. Сюда же были переведены с Сулака терцы и аграханцы, образовав кизлярское и терско-семейное войско.

    По заключении Ганжинского договора и до вступления на престол императрицы Екатерины II все действия наши на Кавказе ограничивались лишь защитою терской линии.

    Екатерина II с самого начала своего царствования начинает серьезно заниматься кавказскими делами и в дальнейшем включает Кавказ в общий план военных действий против турок с целью отвлечь их силы от европейского театра войны. Для этого в 1769 г. в Моздок был отправлен отдельный отряд под начальством генерал-майора Медема, который должен был действовать против кабардинцев и закубанских черкесов. Другой отряд, под начальством генерал-майора графа Тотлебена, был направлен в Имеретию. С назначением же светлейшего князя Потемкина новороссийским губернатором, в район владения которого входила и кавказская линия, забота о Кавказе выдвигается на первый план и туда назначаются два выдающихся генерала: Якоби и Суворов, первый — астраханским губернатором и командиром кавказского корпуса, второй — командиром кубанского корпуса.

    Быстрыми и энергичными действиями Суворов подчинил ногайских татар, населявших правый берег Кубани, и навел страх на закубанцев. Якоби же покорил кабардинцев. Достигнув относительного спокойствия на Северном Кавказе, Потемкин вошел в сношения с Грузией, где в это время во главе правления стоял знаменитый царь Ираклий II.

    Покровительство Грузии и волнения на Северном Кавказе

    Постоянное тревожное состояние, в котором находилась Грузия, окруженная со всех сторон враждебными ей соседями, и внутреннее неустройство страны заставили царя Ираклия II искать сильной помощи в лице ближайшей и единоверной ему России. В конце 1772 г. Ираклий обратился к императрице Екатерине II с просьбой принять Грузию под верховную власть русской державы.


    Вступление русских войск с графом Тотлебеном в г. Тифлис при грузинском царе Ираклии II в 1788 г.


    Соглашаясь на принятие Грузии под свое покровительство, Екатерина II предполагала основать по ту сторону Кавказских гор единое христианское государство, которое зависело бы исключительно от России. Исполнителем своего предначертания императрица избрала князя Потемкина, дав ему широкие полномочия на ведение дел с Персией и Грузией.

    Князь Потемкин поручил командование войсками, расположенными на новой моздокской линии, своему двоюродному брату, генерал-поручику Павлу Сергеевичу Потемкину, снабдив его подробнейшими инструкциями. В помощь ему был назначен подполковник Тамара, который в мае 1783 г. отправился в Тифлис с проектом договора. Представителем же русского правительства при грузинском дворе был назначен полковник Бурнашев.

    24 июля 1783 г. был подписан договор, коим грузинский царь отказывался от сношений с Персией и вассальной от нее зависимости и обязался за себя и своих преемников не признавать над собой иной державной власти, кроме власти русских императоров.

    Для защиты страны от ее соседей было постановлено содержать в Грузии русские войска.

    23 января 1784 г. царь Ираклий в торжественной обстановке принял присягу, после которой последовал обмен договоров.

    Спустя несколько дней после этого события князь Потемкин известил всех азербайджанских ханов и других соседних владетелей, что Грузия признала над собою верховное покровительство русской императрицы. Это извещение в связи со слухами об исправлении дороги в Грузию и движением по ней войск сильно взбудоражило все местное население, окружавшее Грузию. Недоброжелательство и опасения, вызванные подчинением Грузии, усиливались еще вследствие совершившихся почти одновременно других двух событий, а именно: присоединения к России Крыма и окончательного утверждения ее на берегах Кубани. Началась борьба с Россией всех соседей, за исключением лишь шамхала тарковского и цуцмия каракайтагского, которые были действительно нам преданы и искали покровительства.

    Переход Грузии под покровительство России не мог остаться без влияния на судьбы других народов картвельского племени.

    Имеретинский царь Соломон, притесняемый турками, неоднократно умолял императрицу Екатерину II оказать ему покровительство и защиту, но зависимость Имеретии от Порты по Кучук-Кайнарджийскому договору лишала нас возможности немедленно исполнить желание царя Соломона. Вслед за подписанием договора с Грузией в Кутаиси был послан полковник Тамара для начала переговоров. Однако внезапная смерть Соломона отдалила эти переговоры на долгое время. Соломон не имел детей, и поэтому претендентами на имеретинский престол явились его два ближайших родственника: один — двоюродный брат Давид Георгиевич и другой — племянник Давид Арчиллович. Борьба партий за каждого из претендентов готова была породить междоусобие, которое принимало еще более опасный оборот вследствие вмешательства в дела Имеретии мингрельского владетеля князя Дадиана, желавшего приобрести полную самостоятельность и прибегнувшего к содействию турок. В конце 1784 г. и Имеретия признала покровительство России. В этом же году на Восточном Кавказе принял русское подданство Муртаз-Али шамхал тарковский со своим народом.

    В Азербайджане, после усиления Хойского хана, Ираклий потерял свое прежнее влияние. Ганжа почти отложилась от него. Эриванский хан не платил дани и не признавал над собой власти царя грузинского. Давнишний союзник Ираклия, Ибрагим-хан Шушинский, владелец Карабага, также стал уклоняться от союза, соседние с Грузией лезгины грабили и опустошали страну; турки не только подстрекали соседей, но и сами участвовали в набегах на Грузию. Своих войск в Грузии было мало.

    Положение Грузии, окруженной враждебными соседями, было очень тяжелое. Царь Ираклий просил прислать еще русских войск. Но Потемкин не имел возможности прислать подкрепления, так как в это время на северном склоне Кавказа возникли волнения, поднятые пророком Мансуром. Войска были заняты усмирением этого волнения, и вскоре пришлось даже вывести оба егерских батальона из Тифлиса на Северный Кавказ.

    В начале 1785 г. в Чечне среди горцев появился пророк, который называл себя Мансуром. Настоящее имя его было Учерман. Он родился в селении Алтыкабак, Алдинского общества Малой Чечни, и принадлежал к самым бедным жителям аула. Детство свое он провел пастухом. Двадцати лет он выступил с проповедью, которая первоначально в основе своей имела лишь возвращение к истинному учению Корана, и это привлекало к пророку сравнительно мало приверженцев. Зная наклонности своих единоплеменников к грабежу и хищничеству, Мансур стал тогда проповедовать о необходимости войны против неверных, придавая ей значение богоугодного дела. Когда эта слава упрочилась, Мансур объявил себя первоначально шейхом, а потом имамом, будто бы возвещенным в одном из писаний Магомета.

    Потемкин, бывший в это время в Петербурге, приказал генерал-поручику Леонтьеву, временно командовавшему войсками моздокской линии, сосредоточить часть войск на Сунже под начальством генерал-майора Шемякина и усилить одним батальоном гарнизон Владикавказа.

    Число сторонников Мансура возрастало с каждым днем. Он стал проповедовать газават, или священную войну, и его учение, потеряв религиозный характер, обращалось в политическое движение против неверных, то есть русских и тех горцев, которые еще не присоединились к Мансуру.

    Сознавая необходимость подавить волнения чеченцев в самом его начале, Потемкин отправил в Чечню отряд под начальством полковника Пиери, но 6 июля в 10 часов утра отряд Пиери был окружен в лесу жителями Алдинского и соседних аулов и после упорной обороны почти весь истреблен. Поражение отряда полковника Пиери имело для нас весьма неблагоприятные последствия.

    Первый успех Мансура над русскими войсками горцы приписали его чудодейственной силе, и значение пророка возвысилось не только в Чечне, но и у соседних народов. Только осетины и ингуши отказались быть последователями Мансура.

    Напав на Каргинский редут, Мансур затем осадил Григориополис. Однако осада Григориополиса была неудачна для горцев, они потеряли много убитыми и ранеными, наши же потери были ничтожны. Но этот успех наш мало повлиял на положение дел на Северном Кавказе, с каждым днем все более и более усиливалось волнение в Кабарде. Кабардинцы вместе с закубанскими черкесами вторгались в наши пределы, грабили и уводили в плен жителей.

    Во второй половине августа, пользуясь обмелением реки Терека, Мансур сделал попытку овладеть Кизляром. 9 августа около 11 часов утра скопище Мансура, достигавшее до 10 тысяч человек, стало переходить Терек верстах в 15 ниже Кизляра. После переправы скопище подошло к урочищу Буйвалы и расположилось в садах, окружавших город. Но вместо приступа хищники устремились на грабеж. Весь день 20 августа неприятель опустошал сады, жег находившиеся там строения и только ночью попытался напасть на ретраншамент, возведенный вокруг форштадта.

    Засев во рву, горцы до пяти раз выходили на штурм, но были отбиты. Видя неудачу, Мансур отступил к урочищу Буйвалы, захватив с собою и все тела убитых.

    21 августа горцы напали на стоявший вне укрепления Томский полк, который огнем и штыками отбил атаки горцев, а когда Томский полк укрылся за ретраншамент, по горцам был открыт огонь из всех орудий крепости, и они отступили.

    Утром 22 августа неприятель отступил от Кизляра. Эта неудача сильно подействовала на приверженцев Мансура. Даже соплеменные ему чеченцы отказались от него, и он принужден был отправиться к кумыкам. Но кавказское начальство того времени не сумело воспользоваться этим охлаждением, и Мансур снова вскоре усилился. Найдя себе приют в селении Эндери, он не терял еще надежды на лучшее будущее и вербовал себе новую толпу хищников. Осенью нападения возобновились. Князь Даль с шайкой около 700 человек разбойничал в окрестностях Владикавказа. 2 октября кабардинцы и закубанцы одновременно напали на редут Невинный, а 11 октября партия кабардинцев в 400 человек напала на селение Нино, откуда успела угнать 500 лошадей и 800 баранов. Другая такая же партия человек в 500, пробравшись на линию выше Константиногорска, разграбила несколько селений.

    По возвращении из Петербурга в Георгиевск, Потемкин решил стянуть войска к главнейшим пунктам. Но вместо того чтобы действовать решительно, делал попытки склонить горцев увещаниями и потерял время. Пошатнувшиеся дела Мансура вновь стали поправляться. Собрав с разных мест до 6 тысяч человек, Мансур 22 октября переправился через Сунжу и потянулся вверх по Тереку, стремясь соединиться с кабардинцами.

    Считая такое движение Мансура весьма удобным для нанесения ему окончательного поражения, Потемкин приказал полковнику Нагелю отправиться в Моздок, принять там командование над войсками и действовать наступательно.

    Между тем Мансур, простояв несколько дней у станицы Червленой, двинулись далее, но на пути совершенно неожиданно встретился с отрядом Нагеля, направлявшимся из Моздока в Малую Кабарду. С рассветом 30 октября горцы атаковали с разных сторон отряд Нагеля, но были им дважды разбиты наголову.

    Полагая, что поражение, нанесенное Мансуру, образумит чеченцев, кумыков и других горцев, Потемкин обратился к ним с воззванием о покорности и требуя выдачи Мансура.

    Число приверженцев Мансура быстро стало уменьшаться. Переправа отряда Потемкина через реку Малку и его продвижение в Кабарду окончательно сломило дальнейшее сопротивление горцев и, когда наши войска 13 ноября появились на реке Баксане, кабардинцы отправили в лагерь своих депутатов, прося прощения и помилования.

    С подчинением Кабарды, однако, еще не было достигнуто полного спокойствия. Жители левого фланга хотя и отказались от пророка, но подчинения русскому правительству не признали. Мансур остался жив и, убедившись в охлаждении к нему чеченцев, оставил родной аул Алды и переселился в аул Шалинский к брату своей жены, где, окруженный небольшим числом своих приверженцев, подготавливал новое восстание.

    Волнение, поднятое Мансуром, замедлило осуществление одного весьма важного, в деле утверждения русской власти на Кавказе, мероприятия, а именно учреждения Кавказского наместничества. Признавая полезным и единственным средством к обузданию горцев введение среди них понятия о гражданской жизни, Екатерина II поручила Потемкину строить города поблизости подгорных народов, принявших подданство России. С целью колонизации новых городов и поселений императрица приказала селить там отставных солдат. Таким образом были построены и заселены с 1784 г. крепость Владикавказ и от нее по пути к Моздоку редуты: Потемкинский — на реке Тереке, близ бывшего аула Татартуба; Комбелийский — на реке Кабарде и Григориопольский — у Малой Кабарды. Далее на правом берегу Кубани были построены укрепления: Преградный Стан и при устье реки Урупа — Прочный Окоп.

    18 января 1786 г. было открыто Кавказское наместничество.

    Между тем в конце 1785 г. в Дагестанской Чечне и среди кумыков появились посланцы с письмами от находившегося в то время в Константинополе дженгутайского владельца Ахмет-хана, уверявшего горцев, что Турция даст им денег, если они последуют советам пророка и восстанут против России. Оставленный было всеми Мансур вновь собрал вокруг себя значительное число приверженцев. Повсеместное брожение было настолько сильно, что снова начались нападения на нашу линию.

    Присланный от суджукского паши эфендий снабдил Мансура деньгами и подарками и взял с него присягу, что он ничего не предпримет иначе как с повеления Порты. Вслед за тем явился посланник от Анапского паши и пригласил Мансура в Анапу, где было собрано до 10 тысяч турецких войск.

    Князь Потемкин предписал наместнику Кавказской области принять решительные меры и обратить особое внимание на правый фланг. П.С. Потемкин, осмотрев берега реки Кубани, приказал немедленно приступить к устройству ряда укреплений, которые могли хотя бы отчасти обеспечить жителей от вторжения хищников. Результатом этого явился ряд редутов и укреплений. Войска же были разделены на два корпуса: Кубанский егерский, командиром которого был назначен генерал-аншеф Текелли, и Кавказский, который оставался под начальством самого Потемкина. Для обеспечения линии, кроме того, было образовано 5 особых отрядов. Но всех этих войск было недостаточно для охраны такой большой линии. Поэтому в дополнение к регулярным войскам было решено образовать девять сотен земского войска из осетин, ингушей и кабардинцев.

    К этому времени казикумыкский, аварский и дербентский ханы приняли подданство России.

    9 сентября 1787 г. императрица Екатерина издала манифест о разрыве с Турцией и о начале военных действий. Но еще ранее, именно 21 августа, турки напали на два наши бота, находившиеся в Очаковском лимане, и отправили отряд из Суджука к закубанцам для поддержания их при вторжении в пределы России. Получив это известие, Потемкин решился предупредить закубанцев, и 20 сентября с отрядом около 8 тысяч человек и 35 орудиями переправился через Кубань у Прочного Окопа. Генералу Елагину было приказано прикрывать наступление этого отряда у Овечьего Брода. Целью действия было уничтожение скопища Мансура, которое в числе также около 8 тысяч расположилось между реками Урупом и Лабою. Высланный вперед отряд Ребиндера, того же 20 сентября, наткнулся на передовой отряд Мансура, расположенный в вагенбурге[104], из 600 арб. Заметив приближение русских, горцы громко прочли молитву, сочиненную Мансуром, и, видимо, решили сопротивляться до последней крайности. Тем не менее вагенбург был взят, и горцы потеряли до 400 человек убитыми.

    На другой день Мансур главными силами своего скопища напал на отряд Ребиндера, но был отбит после весьма упорного боя. Самая жаркая схватка горцев была с Ростовским карабинерным полком. При первых выстрелах Потемкин отправил для поддержания Ребиндера князя Ратиева, но последний прибыл, когда столкновение уже окончилось. Мансур отступил и остановился верстах в десяти. На помощь к нему прибыли новые партии горцев, и 22 сентября он снова появился около нашего отряда. На этот раз горцев атаковал князь Ратиев и рассеял их окончательно.

    25 сентября Потемкин приказал всем отрядам возвращаться к берегам Кубани. Это отступление ободрило закубанцев, и они снова стали собираться вокруг Мансура. В это время Потемкин был отозван в Петербург и на его место был назначен генерал-аншеф Текелли, ко времени вступления которого в командование всеми отрядами, расположенными между Азовским и Каспийским морями, Кубанский корпус стоял по Кубани и часть по берегам Азовского моря. Кавказский корпус был расположен в Ставрополе, Прочном Окопе, Григориополисе, Сенгилеевской станице и по черкасской дороге. Кроме сухопутных войск генералу Текелли была подчинена и Каспийская флотилия, состоявшая из трех фрегатов, одного бомбардирского корабля, трех палубных ботов и двух транспортных судов.

    Между прочим, сдавая наместничество Текелли, Потемкин не передал своему преемнику ни денег, ни дел, не оставил переводчика и не сообщил никаких сведений о крае и народах, его населяющих. Несмотря на крайне неблагоприятные условия, князь Потемкин предписал Текелли произвести сильную экспедицию за Кубань. С этой целью Текелли сформировал два отряда: один под своим начальством, другой под начальством атамана Иловайского. В состав этого последнего вошло войско Донское, два полка пехоты, два полка драгун и три батальона егерей.

    Поручив Иловайскому переправиться 13 октября 1787 г. через Кубань у Тешимбека, сам Текелли с отрядом в 1750 человек 14 октября перешел Кубань у Аджи-Кале. Текелли намеревался очистить левый берег Кубани от устья Лабы до самого Снегового хребта, истребляя повсюду хищников.

    Запасшись месячным сухарным продовольствием, Текелли двинулся вверх по рекам Большому и Малому Зеленчука и в течение трех дней не встречал неприятеля, который с появлением наших войск оставил свои селения. По приближении отряда к Черным горам между Кубанью и Большим Зеленчуком, где находятся наиболее суровые ущелья, последние оказались занятые абазинцами. Текелли отправил полковника Ребиндера с одною колонною к верховьям реки Малого Зеленчука и Марухи, а генерала князя Ратиева — с другою — на реку Аксаут. Скопившиеся здесь горцы были разбиты и принуждены бежать к Снеговым горам.

    Узнав, что Мансур собирает значительные толпы горцев в верховьях рек Большого Зеленчука и Кефиры, Текелли тотчас же двинулся туда с авангардом Ребиндера. Неприятель не выдержал натиска авангарда и отступил к реке Урупу. Русские войска преследовали отступавших по пятам и, настигнув их на реке Урупе, нанесли скопищу Мансура окончательное поражение. Мансур бежал в Суджук-Кале.

    2 ноября Текелли возвратился на зимние квартиры, а 5-го прибыл на линию и отряд атамана Иловайского. Пройдя по обоим берегам реки Лабы, разгоняя повсюду неприятеля и уничтожая селения, Иловайский захватил значительное количество пленных, скота и имущества.

    22 апреля 1788 г. князь Потемкин предписал генералу Текелли как можно скорее выступить и начать военные действия против Суджук-Кале, или Анапы, но экспедиция эта, однако, состоялась только в сентябре месяце. Приказав генерал-поручику Талызину с Кубанским корпусом выдвинуться и расположиться лагерем в 17 верстах выше урочища Заны, Текелли 19 сентября, переправившись ниже Усть-Лабинской крепости через Кубань, двинулся к Суджук-Кале. 25 сентября при беспрерывных мелких стычках с горцами Текелли прибыл на реку Убинь, 26-го отправил к Суджук-Кале два отряда, а третий, под начальством подполковника Мансурова, — к верховьям реки Убина. Мансуров был атакован превосходящими силами противника, но, с помощью подоспевших соседних отрядов полковника Гротенгельма и бригадира Савельева, разбил противника.

    После этого боя Текелли уже не встречал сопротивления и, присоединив к себе корпус Талызина, 13 октября подошел к Анапе, где находился Мансур во главе значительного гарнизона. Не имея никаких средств для ведения правильной осады, Текелли не мог обложить Анапу. Штурмовать же ее открытой силой он не решился, убедясь в значительности гарнизона, и после нескольких стычек с неприятелем возвратился на линию.

    Императрица осталась недовольна действиями Текелли и вместо него главнокомандующим был назначен граф Салтыков, который только 19 июля прибыл на линию и, не ознакомившись еще с положением дел, был отозван для командования войсками, назначенными действовать против шведов.

    Между тем в конце мая 1789 г. были получены сведения, что турки высадились на берегу Черного моря и заняли пятитысячными отрядами Анапу и Суджук-Кале. Опасаясь, чтобы они не заняли Тамань, откуда могли войти в связь с крымскими татарами, князь Потемкин приказал Кубанскому корпусу занять Тамань, а часть Кавказского корпуса придвинуть к Кубани и обеспечить границу от вторжения закубанцев.

    С отъездом графа Салтыкова во главе Кавказской линии оставался старший из генералов — генерал-поручик Бибиков. В конце 1789 г. пришло известие, что Мансур получил от турецкого султана новый фирман, которым султан призывал горцев к действиям против России. Желая парализовать действие фирмана и воспрепятствовать горцам вторгаться на линию, Бибиков несмотря на суровое зимнее время решил послать экспедицию за Кубань. Но, решившись на трудный зимний поход, Бибиков не обеспечил отряд ни достаточным продовольствием, ни палатками. Он надеялся найти значительные запасы хлеба у местных жителей и располагать войска по селениям.

    Отряд Бибикова (14 батальонов, 6 эскадронов драгун и 7 казачьих полков), численностью всего в 7600 чел., переправился 10 февраля 1790 г. через Кубань по льду и направился к реке Лабе и далее в горы. Отряду приходилось ежедневно бороться с многочисленным неприятелем, все теснее и теснее окружавшим русских, преодолевать всевозможные препятствия и терпеть лишения. Испытывая неимоверные затруднения и лишения, 15 марта отряд подошел к двум ущельям, выходившим на Анапскую равнину. Двинувшись по левому ущелью, Бибиков был встречен турецким отрядом около 2 тысяч человек под начальством Мустафы-паши, который под натиском наших войск должен был отступить. 24 марта Бибиков произвел рекогносцировку Анапы, в которой насчитывалось до 40 тысяч жителей и гарнизона. Начальник анапского гарнизона Батал-паша, заметив приближение русских, произвел вылазку двумя отрядами, кончившуюся для турок неудачею. При этом один из отрядов под начальством Мустафы-паши был отбит от крепости и отступил на Суджук-Кале.

    Пользуясь успехом, Бибиков собрался штурмовать крепость, но 25 и 26 марта поднялась такая жестокая буря со снегом, что в одну ночь пало 150 лошадей, и все начальники, как доносил Бибиков, кроме него, такую получили простуду и ослабли, что ни к какому действию уже приступить не могли. В таком положении не оставалось ничего более, как отступить. 27 марта Бибиков двинулся обратно. Отступление отряда сопровождалось еще большими затруднениями и лишениями, чем движение вперед. Разлившиеся горные потоки настолько затрудняли движение, что с 27 марта по 11 апреля войска прошли всего 120 верст, то есть двигаясь, в среднем, по 8 верст в день. Люди питались травою, кореньями и кониной.

    Известие о лишениях, испытываемых отрядом Бибикова, дошло до князя Потемкина. Он приказал командиру Кубанского корпуса, барону Розену, отыскать Бибикова, возвратить его отряд в наши границы и принять под свое начальство. Розен тотчас же отправил из донской крепости к Кубани значительный запас провианта и для разыскания отряда послал 600 драгун по правому берегу Кубани.

    4 мая отряд Бибикова в самом жалком виде прибыл в Григориополис. Люди шли без мундиров, почти голые. Розен доносил, что увидел «сих непоколебимых в твердости офицеров и солдат в такой жалости, которая выше всякого описания». Утомленные голодом офицеры и солдаты «изнурены сверх человеческаго терпения стужею и ненастьем, от которых ничего для укрепления себя не имели; босы, без рубах и без всякой нижней, а в беднейшей верхней одежде, которая вся сгнила и изодрана. Больные, едва имея дыхание, опухли, да и те, кои считаются здоровыми, немного от них рознятся и в самых слабейших силах; полки и артиллерия потеряли лошадей, а вообще весь корпус крайне расстроен».

    Потери отряда состояли из 233 убитых, 618 умерших от болезней, 121 пленных, 23 утонувших и 111 бежавших.

    Императрица Екатерина приказала отдать Бибикова под суд, а нижним чинам, перенесшим огромные лишения, пожаловала серебряные медали с надписью: «За усердие».

    По прибытии бибиковского отряда в Прочный Окоп Розен принял меры к приведению его в порядок. Вместе с этим, находя оборону правого фланга Кавказской линии ослабленною, он сформировал из Кубанского корпуса два отряда, из которых один поставил на Карасу-Еи, а другой — у Темишбека. Сам же с остальными войсками расположился у ейского укрепления и вызвал с Дона несколько казачьих полков. В таком положении находилась оборона линии, когда в апреле 1790 г. командовать казачьими войсками был назначен генерал-поручик граф Де Бальмен.

    Между тем Батал-паша, полагая, что оборона линии значительно ослаблена неудачным походом Бибикова, решил перейти в наступление, рассчитывая, что с его появлением на линии поднимется все магометанское население Кавказа. Войдя в переговоры с ахалцыхским пашою, аварским ханом и дженгутайскими владельцами, Батал-паша собрал 8 тысяч пехоты, 10 тысяч турецкой конницы, до 15 тысяч горцев и 30 орудий и с этими силами двинулся в Кабарду.

    К началу этого движения граф Де Бальмен прибыл на линию. О намерении Батал-паши двинуться в Кабарду кавказскому начальству было известно еще с июля 1790 г., поэтому князь Потемкин предписал Де Бальмену атаковать турок, не ожидая их вторжения. Тяжкая болезнь лишила графа Де Бальмена возможности лично командовать войсками. Он сформировал лишь три наступательных отряда под начальством генерал-майоров Германа и Булгакова и бригадира Матцена; барону Розену и войсковому атаману Иловайскому было приказано пойти за Кубань.

    Во время этих приготовлений 28 сентября Батал-паша переправился на правый берег Кубани и двинулся в Кабарду.

    Он надеялся разбить русских и занять Георгиевскую крепость, где ожидал присоединения к нему всех кабардинцев.

    Генерал Герман со своим отрядом, силою около 3 тысяч человек, находился в это время на реке Куме при Песчаном броде и оказался ближе всех к наступавшим туркам. Послав извещение Булгакову об оказании ему помощи, Герман двинулся навстречу Батал-паше, желая преградить туркам путь в Кабарду. Присоединив к себе на пути небольшой отряд бригадира Беервица, 29 сентября Герман подошел к лагерю Батал-паши, расположившемуся на реке Тахтамыше у горы с тем же названием. Разделив свой отряд на пять колонн, Герман утром 30 сентября смело пошел на многочисленного неприятеля.

    Лишь только авангард отряда показался в виду неприятеля, горцы атаковали шедших впереди фланкеров и казаков. Атака эта была отбита, и авангард занял высоту над рекой Тахтамышем. Матцен со среднею колонною и Беервиц с егерями также заняли высоты. Турки, предводимые Аджи-Мустафа-пашою, подошли к высотам почти одновременно с нашими войсками, и между ними завязалась борьба именно за обладание высотами. Попытки черкесов атаковать нас с флангов и тыла были неудачны. Полковник Буткевич с кавалерийской бригадой отбросил черкесов. И вслед за тем Герман перешел в наступление по всей линии.

    Он приказал правой колонне егерей Беервица атаковать левый фланг турок, а полковнику Чемоданову с мушкетерами — правый. Беервиц встретил сильное сопротивление со стороны неприятеля, но врубившийся с драгунами полковник Муханов расстроил турок. Сбитые со своей позиции, турки бросили пушки и поспешно отступили. Преследовавшие неприятеля наши войска ворвались в лагерь и захватили в плен самого Батал-пашу. Кроме 30 орудий было захвачено много снарядов и прочих припасов. Турки понесли огромные потери, и значительное число их потонуло при переправе через Кубань. Поход Розена заставил закубанцев подчиниться России.

    1 октября 1790 г. скончался граф Де Бальмен, и наместником Кавказа был назначен генерал-аншеф Иван Васильевич Гудович. Отправляя Гудовича на Кавказ, князь Потемкин предписал ему продолжать кампанию против Анапы, чтобы уничтожить этот очаг, из которого исходили постоянные волнения закубанцев.

    В конце января 1791 г. Гудович прибыл на линию и стал готовиться к походу. Приготовления шли довольно медленно, а между тем турки снова делали все усилия, чтобы восстановить магометанское население края против России. При таких условиях скорейшее овладение Анапой являлось делом необходимым.

    Сосредоточив 4 мая 1791 г. у Темишбека 11 батальонов пехоты, 1900 егерей, 24 эскадрона и 20 орудий, всего около 10 тысяч человек, Гудович 9 мая двинулся к Талызинской переправе через Кубань, где к нему 24 мая присоединился генерал-майор Загряжский с отрядом из 4 батальонов, 20 эскадронов драгун, двух донских казачьих полков и 16 орудий.

    Снабдив войска 40-дневным продовольствием, Гудович перешел Кубань и двинулся к Анапе. В одном переходе от нее у д. Адалы 8 июня к нему присоединился высланный из Крыма через Тамань отряд генерал-майора Шица, состоявший из 800 егерей, 10 эскадронов, 300 донских казаков и 14 орудий При отряде было 90 штурмовых лестниц. На следующий день, продолжая движение, наши войска наткнулись в 4 верстах от Анапы на несколько тысяч человек, пытавшихся воспрепятствовать переправе наших войск через горную речку. Авангардом бригадира Поликарпова черкесы были рассеяны, и главные силы беспрепятственно остановились в виду Анапы.

    Анапа издавна была центром, из которого распространялась среди горцев религиозная пропаганда турок. В 1784 г. она была обращена в крепость, состоявшую из 7 бастионов, соединенных куртинами; ров, упиравшийся своими концами в море, имел каменные одежды. Протяжение рва было около 700 сажен, за крепостным валом был устроен палисад. Гарнизон крепости состоял из 10 тысяч турок и 15 тысяч разных горских народов. В крепости было 83 пушки и 19 мортир. Со стороны моря кроме скалистых берегов крепость обеспечивалась еще большим числом мелких вооруженных судов. Начальником гарнизона был трехбунчужный Мустафа-паша. В Анапе же находился и шейх Мансур, который своими пророчествами возбуждал население к упорному сопротивлению.

    12 июня Гудович приказал заложить три батареи на 32 орудия, причем одна из них находилась всего в 250 сажен от крепостного вала. Несмотря на частые вылазки неприятеля и огонь из крепостных орудий, затруднявшие работы, к 10 июня батареи были окончены и по крепости открыт огонь, который вызвал пожар в разных частях города, продолжавшийся до рассвета 20 июня. Утром 20 июня Гудович отправил Мустафе-паше письмо, в котором предлагал ему сдать крепость, обещая свободный выход гарнизону и жителям. Подстрекаемые Мансуром турки в ответ на это письмо открыли огонь по нашим войскам.

    Не имея осадной артиллерии, Гудович решил овладеть Анапой штурмом. Произведя рекогносцировку, он обнаружил, что правая половина крепостного вала и рва имела меньший профиль, вследствие чего и было решено вести главную атаку на эту часть крепости.

    С наступлением ночи 21 июня лагерь был снят и войска разведены по местам, с которых должны были начать атаку. Войска были разделены на пять колонн, начиная с левого фланга: 1-я и 2-я под начальством генерала Булгакова, 3-я и 4-я под начальством генерала Депрерадовича и 5-я генерала Шица. Общий резерв был под начальством бригадира Поликарпова.

    В полночь Гудович приказал открыть огонь со всех батарей, и под его прикрытием атакующие колонны стали приближаться к крепости. В час ночи стрельба батарей была прекращена. За полчаса до рассвета снова был открыт обстрел города и войска двинулись на штурм. Неприятель заметил их только тогда, когда первые две колонны наткнулись у крепостного рва на один из пикетов. Турки бросили в ров несколько светящихся ядер и открыли почти в упор картечный огонь. Несмотря на это, наши войска спустились в ров и стали приставлять лестницы.

    Четвертая колонна, предводительствуемая полковником Самариным, первой взошла на неприятельский вал и, невзирая на отчаянное сопротивление, утвердилась на нем.

    Вторая колонна полковника Муханова овладела бастионом, но первая колонна полковника Чемоданова встретила большие препятствия и была выведена из затруднительного положения только подоспевшим резервом. Турки были вытеснены из кавальера, и русские открыли огонь по городу.

    Еще большие затруднения встретила пятая колонна. Ей предстояло спуститься вниз по берегу и, водою обогнув оконечность вала, атаковать крепость со стороны моря. Вместо того чтобы подойти скрытым, генерал Шиц отправил на лодках 50 егерей, с тем чтобы отвлечь внимание неприятеля с морской стороны. Егеря слишком рано открыли огонь и тем привлекли внимание турок. Колонна Шица была встречена столь сильным огнем, что не смогла дойти до контр-эскарпа и стала отступать. Вызвав резерв, Шиц сам стал во главе колонны и повел ее вперед. Поддержанный из резерва Гудовичем, выславшим на помощь всю кавалерию под командою бригадира Поликарпова, Шиц овладел крепостным валом.

    Турки в течение 5 часов защищались отчаянно, и успех штурма был сомнителен, пока Гудович не ввел в дело остатки резерва, которые склонили победу на нашу сторону, и в 8 часов утра 22 июня Анапа сдалась. Трофеями были 96 орудий, 130 знамен, значительные боевые и продовольственные припасы. Неприятель потерял убитыми и ранеными до 8 тысяч человек, до 14 тысяч жителей сдались пленными и в их числе Мустафа-паша и шейх Мансур. Наши потери были 930 убитыми и 1995 ранеными.

    Мансур был отправлен в Петербург. Жители же Анапы выселены в Крым. Крепостные сооружения Анапы были уничтожены, и город почти весь сожжен.

    С падением Анапы находившиеся в Суджук-Кале турки сожгли почти все дома, взорвали пороховые погреба и, оставив несколько пушек, бежали из крепости. Гудович отправил туда небольшой отряд, который без всякого боя занял Суджук.

    10 июля войска выступили из Анапы и 16 сентября возвратились на линию.

    Все горские племена, жившие по пути следования нашего отряда, спешили выразить покорность и готовность вступить в подданство России. Гудович приводил их к присяге и брал аманатов, но князь Потемкин не одобрил этого распоряжения и приказал объявить им, что императрица освобождает их от подданства, повелевая признавать их народами вольными и ни от кого не зависимыми. Эта политика великодушия князя Потемкина не могла быть понята горцами и привела, как увидим впоследствии, к долгой и упорной борьбе за утверждение русской власти на Северном Кавказе.

    29 декабря 1791 г. был заключен с турками в Яссах мир, по которому Анапа была возвращена Турции, но в договор был включен пункт, по которому Порта обязывалась подтвердить, что ахалцыхский паша и все пограничные начальники «ни тайно, ни явно» не оскорбляли и не беспокоили земли и жителей, владеемых царем карталинским. Кроме того, турецкое правительство обязалось употребить «всю власть и способы к обузданию народов, на левом берегу р. Кубани обитающих, дабы они на пределы Всероссийской Империи набегов не чинили». Этим пунктом договора мы косвенно признавали власть турок над закубанцами, вместо того чтобы сделать их своими подданными.

    Персидский поход графа Зубова

    Во время десятилетней борьбы на Северном Кавказе Грузия была предоставлена самой себе и в 1775 г. подверглась страшному разгрому со стороны нового правителя Персии, жестокого Ага-Магомет-хана.

    Снисходя к просьбе Ираклия и соглашаясь с мнением Гудовича о необходимости наказать персов, императрица решила послать экспедицию в Персию, сформировав особый отряд в составе: Кавказского гренадерского полка, двух мушкетерских полков, одного егерского корпуса, 30 эскадронов драгун, 3 тысяч человек из лучших легких войск, 33 орудий и 20 понтонов. Для замещения этих войск Кавказской линии были назначены войска с Дона, из Крыма и внутренних губерний, а с линии в Астрахань — 2 мушкетерских батальона (для десанта).

    Начальником эскпедиционного отряда назначался генерал-поручик граф В.А. Зубов, которому, кроме того, были подчинены Каспийская флотилия, отряд М.Г. Савельева и войска, находившиеся в Грузии под начальством полковника Сырохнева. Выступление в поход предполагалось произвести самою раннею весной, до наступления сильной жары.

    По составленному плану военные действия предполагалось открыть с двух сторон: берегом Каспийского моря и со стороны Грузии.

    Зубов прибыл в Кизляр 25 марта 1796 г. Назначенные в составе Каспийского корпуса войска сходились весьма медленно, и к началу апреля только часть их была сосредоточена у Кизляра. Кавказский же корпус еще не собрался. Граф Зубов решил не ожидать окончательного сбора всех частей и 10 апреля принял начальство над собравшимся отрядом, численность которого доходила до 12 300 штыков и сабель.

    Перед выступлением в поход отряд этот, состоявший из 8 батальонов, 28 эскадронов, 7 казачьих команд и 21 орудия полевой артиллерии, был разделен графом Зубовым на 4 бригады — две пехотные (1-я генерала Булгакова, 2-я — Римского-Корсакова) и две кавалерийские (1-я генерала барона Бенигсена, 2-я — бригадира графа Апраксина). Все иррегулярные войска, составляя резерв, были подчинены генерал-майору Платову.

    Генерал-майор князь Цицианов был оставлен в Кизляре до окончательного сформирования корпуса. Сосредоточив под своим начальством все запоздавшие части войск, Цицианов должен был следовать на соединение с Каспийским корпусом.

    10 апреля Каспийский корпус переправился через реку Терек и, совершив один переход, остановился из-за недостатка запасов и запоздания формирования подвижного магазина.

    Ближайшей целью являлось овладение Дербентом. 18 апреля отряд двинулся далее по направлению к Дербенту, имея за собой сверх полкового обоза 1414 фур с боевыми припасами и продовольствием.

    Отряд генерал-майора Савельева, находившийся у Кубы, также должен был наступать во владение Шейх-Али-хана дербентского. Савельев первый подошел к Дербенту и из устроенных батарей открыл огонь.

    Отряд графа Зубова первое время продвигался довольно быстро; 21 апреля войска Каспийского корпуса были уже в Тарках, где за 3 версты от города были встречены шамхалом с сыновьями.

    23 апреля отряд достиг реки Озени, где и расположился лагерем. Здесь граф Зубов получил известие, что отряду Савельева грозит опасность нападения с тыла со стороны табасаранских и каракайтагских ущелий вследствие того, что хамбутай казыкумский обещал дербентскому хану помощь. Это обстоятельство заставило графа Зубова поторопиться соединиться с отрядом Савельева, для чего от реки Урусай-Булак отправил в обход Дербента с южной стороны бригаду Булгакова, присоединив к ней две роты гренадер Владимирского полка, два драгунских полка, всех хоперских и семейных казаков, 6 орудий полевой артиллерии и обеспечив их провиантом на 20 дней.

    2 мая Каспийский корпус подошел к Дербенту. Войска расположились по высотам, окружающим город. Дербентская крепость разделялась на три части: первая, или верхняя, почти примыкавшая к горам, состояла из весьма укрепленного природою и искусством замка Нарын-Кале, вторая часть собственно и называлась Дербентом, состоя из города, обнесенного стеною, и, наконец, третья часть, ближайшая к морю, называлась Дубари и отделялась от жилого города поперечною стеною; эта часть служила местом, где жители держали свой скот. Стены города имели до 7 сажен вышины и, начинаясь в основании с 2 сажен толщины, вверху оканчивались зубцами. Из стен выступало до 80 башен и из них 10 больших. Кроме того, впереди замка Нарын-Кале с западной стороны была устроена особая башня. Крепостные стены были вооружены пушками и несколькими фальконетами. В больших башнях помещалось до 100 человек, в средних — до 50 и в малых — от 15 до 20. В интервалах между башнями на крепостной стене расставлялась частая цепь, и затем все остальные защитники располагались в городе близ стен.

    Осмотрев город и произведя рекогносцировку окружающей его местности, граф Зубов увидел, что прежде всего необходимо овладеть передовой башней, которая препятствовала укреплению батарей. Он приказал тотчас же открыть огонь из нескольких орудий по разным частям города и направить выстрелы одной 12-фунтовой пушки исключительно против башни. Выпущенные четыре ядра не произвели никакого действия на ее стены, и потому огонь был прекращен. Зубов, видя невозможность разрушения башни огнем артиллерии, решился овладеть ею штурмом. С этой целью в ночь на 3 мая он приказал батальону и двум гренадерским ротам Воронежского полка овладеть башней. Штурм этот не удался: окружив башню, воронежцы увидели, что она четырехъярусная и весьма крепкой кладки, — отсутствие штурмовых лестниц не позволяло подняться на стены, а частый огонь противника заставил воронежцев отступить.

    В этот же день графом Зубовым было приказано заложить батарею на 4 орудия для действия против башен, расположенных по северную сторону замка Нарын-Кале. Не имея об отряде Булгакова известий, Зубов послал ему приказание спешить и, подходя к Дербенту, занять старое укрепление вблизи него, войдя в связь с главными силами. Булгакову пришлось сделать более 80 верст пути и в том числе 20 по весьма трудной горной дороге. Ночью 2 мая отряд вступил в долину Девечумагатан, где начинались владения дербентского хана.

    Оставив обозы на перевале, войска не имели при себе палаток. Вследствие проливного дождя, лившего весь день, вся долина в несколько часов покрылась водою, и люди были вынуждены всю ночь простоять в воде, не смыкая глаз. Только ясное и теплое утро 3 мая дало возможность солдатам обогреться и обсушиться. В 11 часов утра отряд двинулся дальше и в час пополуночи подошел к Дербенту.

    Оттеснив неприятеля, Булгаков протянул цепь: с одной стороны — до берега моря, а с другой — до соединения с цепью главных сил. Таким образом Дербент был обложен со всех сторон и ни жителям не было возможности выбраться из города, ни союзникам Шейх-Али-хана оказать ему помощь.


    Сражение русских с персами (с картины Рубо, Тифлисский музей)


    В ночь с 6 на 7 мая была построена вторая брешь-батарея, вооруженная тремя 12-фунтовыми орудиями, но, произведя около восьмидесяти выстрелов по передовой башне, убедились, что снаряды не приносят ей никакого вреда. Каменистый грунт исключал возможность вести подкоп, и единственным средством к овладению башней оставался вторичный штурм ее.

    В состав штурмующей колонны под начальством Булгакова были назначены те же две гренадерские роты Воронежского полка и третий батальон Кавказского егерского корпуса. Утром 7 мая Зубов лично объехал штурмующий отряд и объявил, что «башню надо взять непременно, что штурм произойдет на глазах всех жителей Дербента и неудача может повлечь за собой торжество персиян, которые издревле привыкли трепетать перед русским именем». Став на высоком кургане, откуда он мог видеть подробности боя, граф Зубов приказал начать наступление.

    Вдохновленные присутствием любимого начальника, гренадеры, не обращая внимания на огонь неприятеля, с криком «ура» бросились к башне. И через несколько минут поручик Чекрышев с гренадерами был уже на башне. Здесь завязалась горячая схватка. Переколов штыками защитников верхнего этажа, гренадеры быстро разобрали половицы и вместе с досками и балками обрушились в нижний этаж на головы неприятеля, которого немедленно истребили.

    Пока гренадеры бились в башне, батальон егерей атаковал прикрытие, стоявшее у наружной ограды, и загнал его в крепость. Около полудня башня была взята, несмотря на отчаянную храбрость защитников. Падение этой башни позволило русским войскам спуститься с высот и заложить в тот же день траншеи на весьма близком расстоянии от городских стен. Подступы решено было вести против замка Нарын-Кале как командующего над всем городом.

    К рассвету 8 мая в ближайшем от стен расстоянии были построены две брешь-батареи. Двухдневное жестокое бомбардирование и брешь, сделанная в одной из башен, поколебали упорный дух защитников Дербента. Крепостные ворота отворились, и оттуда хлынула толпа во главе со старшинами и представителями различных народностей, защищавших Дербент. Подойдя к нашим войскам, толпа встала на колени и от нее отделился седой 120-летний старец, который поднес графу Зубову на блюде серебряные ключи от города. Это был тот самый старец, который за 74 года перед этим поднес те же ключи и на том же самом месте императору Петру I.

    Вслед за тем и Шейх-Али-хан в сопровождении своих чиновников, с повешенною саблею на шее, приехал в русский лагерь. Не приняв хана, Зубов приказал поместить его в большом шатре.

    После занятия Дербента, Каспийский корпус оставался на месте в течение двух недель для устройства дел покоренного ханства, снабжения войск продовольствием и обеспечения флангов и тыла для дальнейшего движения.

    Управление дербентским ханством Зубов поручил сестре бывшего хана Периджи-Ханум. Шейх-Али-хану было приказано следовать с русским отрядом. Зубов не решился выслать в Россию бывшего правителя Дербента, и это имело весьма вредные последствия на ход дальнейших событий.

    Неналаженность подвоза необходимых запасов из Астрахани заставила приостановить экспедицию. Для обеспечения тыла необходимо было занять Дербент сильным отрядом и создать там промежуточную базу. При дальнейшем движении в Персию требовалось также оставить сильный гарнизон в Баку.

    Все эти мероприятия сильно уменьшали численность экспедиционного отряда. Первоначальный план действия одновременным движением по берегу Каспийского моря и со стороны Ганжи не мог осуществиться, так как Кавказский корпус, назначенный для действия со стороны Грузии, едва-едва только собирался у Кизляра, причем возможность его продовольствия местными средствами была весьма сомнительна. Ввиду этого Зубов просил об усилении его новыми войсками.

    24 мая по прибытии чугуевского полка с Платовым и донского полка Орлова отряд выступил в Баку. В Дербенте был оставлен Савельев с 3 батальонами, 200 казаками и 4 орудиями.

    Движение совершалось в общем беспрепятственно. 15 июня передовой отряд Рахманова занял Баку, а отряд Булгакова — Кубу. Оставив гарнизон в Кубе и Баку, 19 июня Зубов направился в Шемаху. На первом же переходе из отряда бежал Шейх-Али-хан. И, поселившись в селении Хырыз, он стал возбуждать кубинцев против русских, подстрекая их оказать сопротивление, а когда узнал о попытках русских изловить его, то отправился к лезгинам.

    С удалением дербентского хана в кубинском и дербентском ханствах наступило относительное спокойствие.

    В течение этого времени принял подданство и хан шекинский. Конечно, подданство это так же, как и подданство шемахинского хана, было вынужденное.

    Бежавший в Дагестан Шейх-Али возбудил казикумухцев и других горцев.

    Получив сведения, что в Казикумухе собирается значительное ополчение, Зубов отправил отряд Булгакова к верховьям Самура.

    29 и 30 сентября партия горцев напала на наш транспорт с хлебом и скотом. Получив сведения, что горцы собираются напасть и на его отряд, Булгаков отправил на розыски неприятеля капитана Семенова со 100 егерями. Неприятель был встречен по дороге, ведущей к селению Алпаны. Соединившийся с отрядом подполковника Бакунина (3 роты, 1 с. казак., 2 орудия), этот отряд 1 октября напоролся в ущелье, при подходе к селению, на 15 тысяч горцев и понес страшные потери. Высланный Булгаковым на выручку углицкий полк рассеял штыками увлекшихся горцев и освободил остатки отряда. Движения отрядов Булгакова к Самуру и Савельева из Дербента к Ханжал-Кале успокоили горцев.

    Эти события задержали экспедиционный корпус в Шемахе почти на шесть недель.

    В начале октября прибыли войска, отправленные с линии на усиление Каспийского корпуса. 21 октября Зубов направил к Ганже отряд Римского-Корсакова, который на пути должен был присоединить к себе отряд Сырохнева, находившийся в Тифлисе. Одновременно с движением отряда Римского-Корсакова выступил и Каспийский корпус по направлению к Старой Шемахе, а 21 ноября прибыл к урочищу Джеват, лежавшему при слиянии рек Куры и Аракса, где расположился лагерем.

    На этом месте, для утверждения нашего владычества на берегу Каспийского моря и устройства безопасного постоянного сообщения с Грузией, Зубов предполагал построить крепость и при ней основать город с названием Екатериносерд. Кроме этого, предположено было построить крепости в Тарках и Гуссейн-Булаке, а также усилить укрепления Баку. Но предположениям этим не суждено было осуществиться, так как 6 ноября 1796 г. скончалась императрица Екатерина, и на другой день председатель государственной Военной коллегии граф Салтыков отправил к Зубову курьера с уведомлением о восшествии на престол императора Павла I и с приказанием приостановить военные действия впредь до особого повеления.

    Император Павел, как известно, не разделял политических планов своей великой матери. Война с Персией не входила в планы императора, и потому в начале декабря 1796 г. все полковые командиры получили именные высочайшие указы о немедленном возвращении с полками на линию. 6 декабря 1796 г. Зубов собрал к себе всех начальников и, объявив им высочайшую волю, сложил с себя звание главнокомандующего.

    В командование войсками Каспийского корпуса и Кавказской линии снова вступил генерал-аншеф Гудович.

    Между тем выступивший 21 октября отряд Римского-Корсакова, вследствие распутицы и трудности доставки провианта, только 13 декабря достиг крепости Ганжи и в тот же день занял ее. Из-за начавшейся зимы отряд остался в окрестностях Ганжи и только весною вернулся на линию. Таким образом, персидский поход графа Зубова, начатый блистательным успехом, окончился возвращением Персии всех завоеванных областей. Несчастная Грузия опять была предоставлена ее собственной участи, и только смерть сурового повелителя Персии Ага-Магомет-хана избавила ее от нового страшного нашествия.

    Гудович получил от императора Павла рескрипт, который обрекал его на оборонительный образ действий и возлагал только одну заботу о защите наших границ от набегов хищников.

    Между тем в 1798 г. скончался царь Ираклий, и на грузинский престол вступил старший сын его, Георгий, под именем Георгия XII. Разоренная Ага-Магомет-ханом и терзаемая внутренними раздорами внутри членов царского дома, Грузия не могла продолжать самостоятельной жизни. Георгий отлично это сознавал и тотчас же по вступлении на престол стал хлопотать о принятии Грузии в подданство России. Павел I изъявил на это согласие, и в 1799 г., оставляя престол за царем Грузии, ее правителем назначил статского советника Коваленского, а командующим войсками на Кавказской линии и в присоединенной Грузии генерал-лейтенанта Кнорринга. Для обороны Тифлиса от нападения хищников и поддержания русской власти в Грузию был отправлен 17-й егерский (ныне Лейб-Эриванский его величества) полк и мушкетерский Кабардинский генерал-майора Гулякова под начальством генерал-майора Лазарева. 26 ноября 1799 г. оба эти полка торжественно вступили в Тифлис. Манифест о присоединении Грузии был подписан императором в Петербурге 18 декабря 1800 г., а 28 декабря в Тифлисе скончался последний царь Грузии Георгий XII.

    По воле императора Павла I грузинским царством стал управлять сын Георгия, Давид, который с первых же шагов начал нарушать условия, заключенные его отцом с Россией, и мало-помалу присвоил себе почти царскую власть в Грузии. Вступивший на российский престол 11 марта 1801 г. император Александр I манифестом 18 сентября того же года упразднил грузинский престол, и Грузия вошла в состав Российской Империи как отдельная область. Но это обстоятельство сильно встревожило членов грузинского царского дома, они начали интриговать и волновать народ, желая снова вернуться к власти. Почти повсеместно стали возникать беспорядки, и это заставило Александра I обратить особое внимание на Грузию. 8 сентября 1802 г. Кнорринг был отозван, а на его место был назначен князь Цицианов.

    Время Цицианова

    Состояние Грузии и вообще всего Закавказья в начале царствования Александра I вызывало необходимость поставить во главе тамошнего управления человека не только с административными способностями, но и знакомого с местными условиями и бытом туземного населения. Таким лицом явился князь Павел Дмитриевич Цицианов. Принадлежа к одной из наиболее известных грузинских фамилий, князь Цицианов был, кроме того, родственником последнего царя Грузии.

    Князь Павел Дмитриевич родился в Москве 8 сентября 1754 г. Начал службу в Лейб-гвардии Преображенском полку и 1 января 1772 г. произведен в прапорщики в тот же полк. 12 февраля 1786 г. с производством в полковники назначен командиром Санкт-Петербургского гренадерского полка, с которым и был в первом огне в армии графа Румянцева в 1788 г.

    После взятия крепости Бендеры он был отправлен в Польшу, где сформировал Гренадерский полк (ныне Гренадерский Фридриха-Вильгельма III) и с ним пришел в Гродно в 1793 г. В сентябре этого года был произведен в генералы. Участвуя в подавлении польского восстания под начальством Суворова, Цицианов выказал блестящие военные дарования. В 1796 г., по выбору самой императрицы, он принял участие в персидском походе.

    На месте познакомившись с бытом азиатских народов и их характером, Цицианов возвратился в Россию подготовленным для предстоявшей ему новой деятельности. Сильные черты характера, энергия и преданность долгу князя были известны императору Александру I, и он признал его наиболее способным уничтожить беспорядки в Грузии.

    Беспрестанные вмешательства членов грузинского царского дома во внутренние дела страны и интриги, клонившие к восстановлению прежнего правления, заставили императора принять меры к вызову в Россию всех членов царского дома, после чего предполагалось привести в систему и ясность крайне запутанные дела Грузии, а затем кротким, справедливым, но притом и весьма твердым поведением нового правителя рассчитывали приобрести доверие не только Грузии, но и соседних владетелей.

    После трагической смерти сурового повелителя Персии Ага-Магомет-хана на престол вступил его племянник Фет-Али-хан, известный более под именем Баба-хана. Под его правлением в Персии затихли междоусобия, но это спокойствие не было прочным, так как многие из ханов готовы были избавиться от персидской зависимости. Цицианову было поручено поддерживать дружбу с лицами, нам преданными, и вновь войти в сношение с теми ханами, которые будут склоняться на сторону России. Отношения же с Персией были миролюбивы.

    Турция, внешне оставаясь спокойной и поддерживая миролюбивые отношения с Россией, тайно интриговала среди магометанского населения Кавказа, восстанавливая его против нас. Особенно беспокойным соседом был паша ахалцыхский. Обращая весьма мало внимания на власть султана, он держал у себя лезгин и вторгался в русские пределы.

    Наиболее значительные ханы и владетели, с которыми Цицианову приходилось иметь дело, были: Шейх-Али-хан дербентский и кубинский — высокомерный, надменный, предприимчивый, властолюбивый и интриган; Мустафа-хан ширванский (шемахинский) — храбрый, хитрый, славолюбивый, предприимчивый и искусный в военном деле; Сурхай-хан казыкумыкский — весьма храбрый, твердый и осторожный, непримиримый враг христиан, имевший большой вес в Дагестане. Прочие же, как аварский хан и кадий табасаранский, были молоды и никакого влияния на ход событий на Кавказе в это время иметь не могли. Гуссейн-хан бакинский был человек слабый и трусливый, Мир-Мустафа талышинский — весьма слабый и ничтожный.

    На Северном Кавказе народы к западу от верхнего течения Терека делились на кабардинцев, осетин и черкесов. Первые две народности перешли в подданство России еще в XVI в., что же касается черкесов, которые в официальной переписке назывались закубанцами, то они находились под покровительством Турции. Чеченцы и лезгины считали себя вольными и независимыми.

    Незначительность боевых средств заставляла тогдашних главнокомандующих поддерживать горцев в постоянной вражде между собою, не допуская их объединения, могущего стать для нас опасным.

    4 декабря 1802 г. Цицианов прибыл в Георгиевск. И вскоре после своего прибытия, с целью ограничить хищничество кабардинцев в наших пределах, решил построить укрепление около углекислого источника Нарзана, где ныне находится Кисловодск и где сосредоточивались все арбяные дороги к реке Кубани.

    Новый главнокомандующий, зная наклонность азиатских владык к хитрости и вероломству и страх лишь перед силою, решил действовать иначе, чем его предшественники. Вместо ласки и уступок он проявил твердость и энергию, так как находил, что главная политика в Азии — сила, а лучшая добродетель — храбрость. Во время переговоров были установлены некоторые общие правила для безопасности нашей торговли вдоль Каспийского побережья. Многим из горских владетелей от русского правительства выдавались денежные субсидии. Эти субсидии, собственно, были необходимы для трех владетелей, а именно: кадия табасаранского, шамхала тарковского и уцмия каракайтагского, владения которых, простираясь от Кизляра до Дербента, составляли непрерывную побережную часть Каспийского моря. Далее эта полоса принадлежала ханам дербентскому и бакинскому, на которых надлежало обратить особое внимание.

    Бакинская область в прежние времена принадлежала дербентскому хану. Шейх-Али-хан хлопотал о том, чтобы возвратить ее и присоединить к своим владениям. Бакинское ханство недолго оставалось самостоятельным и независимым, оно скоро стало подданным ширванских ханов. Видя стесненное положение Гуссейн-хана бакинского и желая присоединить бакинский порт к владениям России без военных действий, Цицианов старался убедить хана о постановке двух батальонов русских войск в Баку и через присланного ханом уполномоченного Ала-Верды-бека заключил условие на подданство России.

    Донося об этом условии, Цицианов признавал необходимым тогда же занять нашими войсками Дербент и Баку, ссылаясь на то, что другого столь удобного случая не будет. Мысль о занятии Дербента и Баку обратила на себя внимание Александра I и подверглась всестороннему обсуждению, но Зубов, от которого было затребовано мнение, высказал, что занятие вообще всех прибрежных городов Каспийского моря он считает преждевременным. Кроме того, занятие Баку, Дербента и других городов могло подорвать к нам доверие горских владетелей, что противоречило предначертанной государем политике. Ввиду этого император не согласился на занятие Дербента нашими войсками. Тем не менее, когда в Петербурге было получено известие о переговорах, начатых Цициановым с бакинским ханом, было сделано распоряжение об отправлении в Грузию двух полков с Кавказской линии, дабы иметь возможность в случае надобности опереться на силу. Но переговоры с бакинским ханом были прерваны из-за вмешательства Мустафы-хана ширванского, бороться с которым было трудно.

    1 февраля 1803 г. Цицианов прибыл в Тифлис. Он начал с того, что удалил Коваленского от должности правителя Грузии, а на его место назначил генерал-майора Тучкова. Затем принял меры к удалению членов царского грузинского дома (их было до 90 человек обоего пола); пришлось прибегнуть к силе. При приведении этой меры в исполнение одною из цариц, а именно царицею Марией, был убит генерал Лазарев[105].

    В первой половине 1803 г. в Грузии оставались лишь царевичи Александр, Юлон и Теймураз, которые не переставали подстрекать народ и искать посторонней помощи. По подговору царевича Александра, лезгины, и без того бывшие беспокойными соседями, одновременно небольшими партиями в разных местах вторглись в Грузию. Расположенные на границах наши войска не могли уследить за каждой мелкой толпой преимущественно конного неприятеля.


    Фельдмаршал Иван Федорович Паскевич, граф Эриванский, князь Варшавский


    В течение зимы 1803 г. ходили слухи о готовящемся нападении лезгин в значительных силах. Желая предупредить это вторжение, Цицианов поручил генералу Гулякову передвинуть отряд к броду Урдо на Алазани и избрать места для постройки редутов, которые могли бы затруднить лезгинам вторжение в Грузию. Этой мерой предполагалось прервать прямой путь в Ахалцых и заставить лезгин делать объезды на Карабаг. При успехе Гуляков должен был следовать далее и потребовать, чтобы лезгины выдали царевича Александра, согласившись ввести в Джары и Белоканы русские гарнизоны.

    2 марта Гуляков двинулся в Джарскую область с отрядом, состоявшим из 3 батальонов с 8 орудиями и 2 сотнями казаков. Сверх того при отряде было грузинских князей, дворян и местных жителей до 4500 человек.

    Экспедиция была удачна. Гуляков встретил лезгин при броде Урдо, разбил их и, преследуя, занял Белоканы — сильно укрепленное лезгинское селение — и уничтожил его.

    Пользуясь этим успехом, Цицианов не хотел ограничиться введением в Джары и Белоканы русских гарнизонов и поручил Гулякову требовать принятия присяги на подданство.

    Союзник джарцев нухинский хан, узнав о занятии Белокан, предлагал свое посредничество. Надеясь на помощь нухинского хана, джарцы не согласились исполнить наши требования, и потому Гуляков принужден был продолжать с отрядом движение на Джары, самое главное и богатейшее селение лезгинских вольных обществ, которое и занял 29 марта без всякого сопротивления. Результатом этого похода было полное подчинение джаро-белоканских лезгин.

    Для утверждения нашего господства в этом округе при броде Урдо был построен на батальоне редут, названный Александровским, и учреждены посты: вверх по реке Алазани при Царицынском колодце и вниз по течению реки при урочище Карагач, каждый для двух рот.

    Покорение Джаро-Белоканской области все еще не обеспечивало спокойствия в Грузии, так как продолжавшиеся интриги членов грузинского царского дома распространились далеко за пределы Грузии и отразились на владетелях Имеретии и Мингрелии. Имеретия и Мингрелия, включая сюда Лечмух, входили прежде в состав грузинского царства. Во главе Имеретии стоял царь, а Мингрелии — Дадиан, с неограниченными деспотическими правами по отношению только к тем подданным, которые не имели возможности им сопротивляться; сильные же сопротивлялись правителям, значительно ослабляя власть обоих владетелей.

    Упадок власти и беспорядки в Мингрелии особенно усилились после смерти предшественника князя Григория Дадиана, который оставил пять сыновей и вдову, женщину самолюбивую и мстительную, враждовавшую со старшим своим сыном и законным наследником Григорием Дадианом, 18 лет от роду ставшим правителем Мингрелии.

    Царь Имеретии, Соломон II, был женат на сестре Григория, и между ними более двадцати лет существовала теснейшая дружба, но вторичная женитьба Григория Дадиана на дочери последнего царя Грузии Георгия XII — Нине Георгиевне, поставила их во враждебные отношения. Соломон заявил притязание на Лечхумскую область, находившуюся между их владениями. Правитель Мингрелии, не видя возможности бороться с сильнейшим противником, стал искать покровительства и подданства России, каковое и осуществилось 4 декабря 1803 г. с оставлением рода Дадианов начальствующими Мингрелией.

    Вскоре после этого имеретинский царь Соломон также высказал желание вступить под покровительство России. Присоединение Имеретии к российским владениям Цицианов признавал не только полезным, но и необходимым, так как с этим приобретением осуществлялось желание нашего правительства придвинуть к Черному морю наши закавказские владения.

    Вступление царя Соломона в подданство России было не так чистосердечно, как он об этом писал. Он желал только получить возможность разорить владения Дадиана, затем при первом случае отказаться от подданства. И одновременно с отправлением своего уполномоченного, князя Деонидзе, в Петербург, Соломон отправил другого посла в Константинополь с просьбой к турецкому правительству защитить его от русского оружия. Посылка эта, впрочем, осталась без всяких последствий.

    Вероломные поступки Соломона и его враждебные выступления против Мингрелии заставили прибегнуть к занятию Имеретии войсками даже без согласия Соломона. Но вследствие приготовления к походу в Ганжу необходимо было отложить действия против имеретинского царя до окончания этой экспедиции.

    Недостаток войск в Грузии и невозможность усилить боевые средства новыми полками из России заставили Цицианова изворачиваться теми средствами, которые он имел в своем распоряжении. Действия с лезгинами, несколько раз нападавшими на села Цалки и Карели, на некоторое время задержали экспедицию князя Цицианова против Ганжи. Эта временная задержка позволила Джевад-хану приготовиться к встрече русских.

    По прибытии в Грузию Севастопольского мушкетерского и 15-го егерского полков Цицианов собрал в Саганлуге, в 15 верстах от Тифлиса, отряд силою в 3 батальона с 2 егерскими ротами, 3 эскадрона драгун и 11 орудий и 22 ноября выступил из Саганлуга. Через шесть переходов достиг Загиала (шамшадыльского селения), где к нему присоединились еще 2 батальона 17-го егерского полка. Таким образом, отряд увеличился до 5? батальона.

    29 ноября, по прибытии в Шамхор, Цицианов отправил Джевад-хану письмо с требованием сдачи Ганжи. Получив отрицательный ответ, главнокомандующий приступил к рекогносцировке крепости. Подъехав к предместью и не имея возможности осмотреть крепость, не завладев предварительно садами, Цицианов сформировал две колонны: одну, из Кавказского гренадерского батальона, с легкими войсками и двумя орудиями, под начальством подполковника Симоновича, он направил по большой тифлисской дороге, а сам с 2 батальонами егерей, эскадроном драгун и 5 орудиями двинулся правее тифлисской дороги на ханский сад.

    В садах наши войска встретили сильное сопротивление. Предместье, растянувшееся на полторы версты от стен крепости, изобиловало высокими глинобитными заборами, окружавшими сады и представлявшими ряд отдельных укреплений, которые приходилось брать штурмом. Несмотря, однако, на сильный огонь и отчаянное сопротивление, наши войска в течение 2 часов успели очистить предместье. На другой день крепость была обложена и открыто бомбардирование.

    Желая избегнуть кровопролития и полагая, что Джевад-хан достаточно напуган поражением своих войск в предместье, Цицианов письмом вновь потребовал сдачи крепости. Целый месяц длились бесплодные переговоры, и наши войска держали ганжинскую крепость в осаде, но на все требования сдачи Джевад-хан отвечал отказом. Тогда, собрав военный совет, Цицианов решил штурмовать Ганжу. Начальником наступающих колонн был назначен генерал-майор Портнягин, и ему было приказано все предприятие держать в тайне, оставляя войска на местах, и только за полчаса до наступления развести их по назначенным местам. Казачья цепь до рассвета должна была оставаться на своих местах.

    Штурмующие войска были разделены на две колонны, из которых первой, составленной из двух гренадерских батальонов и 200 спешенных драгун под общим начальством Портнягина, приказано было идти влево от карабагских, или верхних, ворот — «от батареи артиллерии подпоручика Башмакова», вторая колонна, из двух батальонов 17-го егерского полка, под начальством полковника Карягина, должна была наступать левее тифлисских, или цитадельских, ворот; колонна эта предназначалась для демонстративной атаки. Батальон 17-го егерского полка майора Белавина, при котором находился и сам Цицианов, составлял резерв и был поставлен на Майдане, против карабагских ворот. Батальон Севастопольского мушкетерского полка поставлен напротив тифлисских ворот с приказанием препятствовать выходу неприятеля из крепости и в случае надобности для помощи штурмующим. Вся артиллерия свезена была к резервам и туда же отряжено 100 казаков. Наконец, татарской коннице, «недостойной по неверности своей вести войну обще с высокославными войсками», приказано было держать цепь вокруг форштадта и садов.



    План крепости Ганжи


    Штурм был назначен на 5? часа утра 3 января. До земляной стены отряд должен был дойти с крайнею тишиною и, пользуясь темнотою ночи, приставить лестницы к городской стене. Диспозиция была исполнена в точности. Колонны к назначенному времени заняли свои места и подошли к городскому валу так тихо, что огонь из крепости был открыт тогда, когда наши солдаты были не далее как в 15 сажен от земляного вала. За земляным валом оказалась каменная стена. Неприятель начал кидать в атакующих камни и стрелы, а также для освещения штурмующих — подсветы, сделанные из свернутых бурок, смоченных нефтью и зажженных.

    Карягин хотя и должен был производить демонстративную атаку, но, видя вред, причиняемый неприятелем, выделил лишь незначительный отряд для демонстрации и, не ожидая условленного сигнала колонны Портнягина, кинулся к лестницам и успел взойти на стену раньше левой колонны. Овладев стеною, Карягин отправил вдоль нее батальон майора Лисаневича, который овладел последовательно двумя башнями и затем отворил городские ворота. В одной из захваченных Лисаневичем башен был убит сам Джевад-хан, упорно защищавшийся, сидя верхом на одной из пушек.

    Колонна Портнягина сначала не имела такого успеха. Сделанная в земляном валу накануне штурма брешь указала неприятелю место главной атаки, а потому здесь была сосредоточена большая часть сил осажденных. Вследствие этого левая колонна, встретив у бреши упорное сопротивление, была вынуждена взбираться по приставным лестницам. Портнягин первым взошел на стену, а за ним последовал весь отряд и овладел тремя башнями.

    Но, овладев башнями, войска должны были спуститься в город с каменной стены четырех сажен вышиною. Шести башенных спусков не хватало рвавшимся вперед войскам, и они, несмотря на продолжавшийся внизу ружейный огонь ганжинцев, перетаскивали с наружной стороны стены 14-аршинные лестницы и по ним спускались в город.

    В городе между тем смятение было ужасное: толпы татар, конных и пеших, в беспорядке метались по улицам, отыскивая ханский бунчук, как место сбора; женщины собрались на площадь и своими криками оглашали воздух. Солдаты очищали город от неприятеля. К полудню все стало тихо. Все улицы были покрыты мертвыми телами.

    Таким образом, Ганжинская крепость, считавшаяся лучшею во всем Азербайджане, пала через полтора часа штурма. К чести наших солдат, ни одна из 8600 женщин, взятых ханом в город из деревень в залог верности их мужей, и ни один младенец не погибли. Трофеями оказались 9 медных и 3 чугунных орудия, 6 фальконетов, 8 знамен с надписями, 55 пудов пороху и большой хлебный запас, 8585 мужчин и 8639 женщин пленных.

    Победа эта приобрела особую важность главным образом потому, что Ганжа была стратегическим ключом всех северных провинций Персии и держала в страхе весь Азербайджан. Эта крепость считалась между азиатами оплотом от всяких на них покушений.

    Чтобы изгладить о ней самое воспоминание, Ганже было дано Цициановым название Елисаветполь. Устроив в Елисаветполе временный лазарет для раненых и оставив там Карягина с его полком для обороны, как крепости, так и всего владения, Цицианов возвратился в Тифлис для окончания переговоров с Соломоном, результатом которых стало принятие Имеретией подданства России.

    Край, подведомственный России за Кавказом, состоял в то время собственно из Грузии и только что покоренного ганжинского ханства (переименованного в Елисаветпольский округ). Небольшая площадь этих двух владений была окружена со всех сторон разноплеменными народами, из которых хотя большая часть и изъявляла покорность России, заключив с Цициановым союзные договоры, но на прочность этих договоров и искренность подданства положиться было нельзя. Скорее можно было ожидать враждебных отношений.

    Для упрочения русского владычества в Закавказье Цицианов решил продвинуть границы до реки Аракса и с этой целью овладеть Эриванью. Силы, которыми для этого располагал Цицианов, состояли из 8 полков пехоты с 24 орудиями, Нарвского драгунского и Донского казачьих полков. К началу 1804 г. войска эти были разбросаны от Елисаветполя и от Анапура на военно-грузинской дороге до Бамбака по пути к Эривани. Этот разброс был вызван необходимостью держать в повиновении только что подчиненные народности и охранять их от набегов враждебных соседей. В экспедицию же против Эривани можно было выделить лишь незначительное число войск.

    Экспедиционный отряд состоял всего из 10 батальонов, 4 эскадронов и 3 сотен линейных казаков, 300 человек грузинской милиции и 12 орудий, всего 4080 штыков и сабель.

    В апреле месяце были получены сведения, что Аббас-Мирза, наследник персидского престола, прибыл в Тавриз с войском в числе 20–30 тысяч. Сосредоточив в этом пункте все свои силы, Аббас-Мирза был намерен отправить один отряд под начальством своего родственника Сулейман-хана к Шуше, а сам с главными силами следовать к Эривани и затем с разных сторон вторгнуться в Грузию.

    При первом известии о сборе персиян у Тавриза Цицианов стянул войска к нашим границам с Персией. Тифлисский полк был отправлен в Сомхетию, причем генерал-майору Леонтьеву с батальоном его имени было приказано расположиться в Бамбаках. Находившийся в Елисаветполе Карягин с двумя батальонами 17-го егерского полка был усилен батальоном Севастопольского мушкетерского полка. Кроме того, Карягину было приказано собрать из шамшадыльских татар и армян конных охотников.

    Все подготовленные распоряжения Цицианова и движение наших полков к границам не ускользнули от внимания эриванского и нахичеванского ханов, поставленных теперь между двух огней, одинаково для них опасных.

    Эриванский Мамед-хан прислал Цицианову письмо с изъявлением покорности. Но Цицианов ставил главными условиями подтверждение этой покорности: 1) поставить в Эривани русские войска, 2) признать российского императора своим государем и присягнуть ему на верность и 3) давать дань по 80 тысяч рублей в год. Мамед-хан боялся главным образом 1-го пункта и поэтому долго не решался.

    Численность отряда, которым располагал Цицианов, была, как мы видели, очень невелика по сравнению с 30-тысячной персидской армией, против которой приходилось действовать, и наступательный образ действия был единственным, который можно было принять в этом случае. Двумя днями ранее выступления в поход всего отряда Цицианов отправил Кавказский гренадерский полк, приказав ему следовать к слиянию рек Арпачая и Занги на Шурагельской равнине. К этому полку приказано было присоединиться гренадерскому батальону Тифлисского полка из Лори и мушкетерскому батальону того же полка из Бамбак. Командир гренадерского полка, генерал-майор Тучков, никаких приказаний о предстоящих действиях, кроме того, что по достижении Арпачая и Занги ожидать прибытия главных сил отряда, не получал.

    По достижении указанного места Тучков соединился с отрядом генерал-майора Леонтьева, состоявшего из 2 батальонов, 4 орудий и 70 казаков. Не имея указаний и не зная, что предпринять, Тучков и Леонтьев стали в оборонительное положение и выставили передовые посты.

    Между тем прибывший в лагерь архиерей сообщил им, что целый караван армянских семейств, вышедших из Персии, находится недалеко от отряда и что корпус персидских войск грозит истребить их, если они не вернутся обратно. Кроме того, из персидского лагеря прискакал грузин, спасшийся вплавь из плена, который сообщил, что видневшееся вблизи войско состоит из 8 тысяч отборной персидской конницы и что в лагере находятся царевичи Александр и Теймураз. Получив эти сведения, Тучков решил с рассветом следующего дня атаковать персов, и действительно при с. Гумри разбил персидский отряд наголову, захватив их лагерь, отбив до 100 армянских семейств, множество лошадей, скота и разных припасов.

    12 июня Цицианов прибыл в Гумри, где и соединился с отрядом Тучкова. Сюда же прибыли посланные от Джафар-Кули-хана хойского и Мамед-хана эриванского с изъявлением покорности. Но Цицианов не доверял Эриванскому хану и условием подчинения ставил исполнение его требований.

    19 июня отряд подошел к Эчмиадзинскому монастырю, сделав усиленный переход в 44 версты по гористой и каменистой почве. Войска наши были чрезвычайно утомлены, и только по своей беспечности персияне упустили удобный случай нанести им серьезное поражение. Утром 20-го Цицианов расположился лагерем вблизи Эчмиадзина и вскоре был атакован персидской конницей, предводительствуемой Аббасом-Мирзою. Но встреченная отовсюду выстрелами из орудий неприятельская конница обратилась в бегство, и сам Аббас-Мирза был вынужден также бежать.

    Рано утром 25 июня Цицианов перешел на 12 верст вперед, на реку Зангу, к деревне Канакири, отстоявшей в 7 верстах от Эривани и в 12 от персидского лагеря. Подойдя к деревне, наши войска нашли ее занятой неприятелем, который и был выбит 9-м егерским полком. Потесненный неприятель переправился через Зангу и присоединился к главным силам. В полночь и Аббас-Мирза со всеми своими силами потянулся за Аракс, но по просьбе Мамед-хана вернулся и расположился лагерем.

    В конце июня Цицианов занял Эчмиадзин, оставленный персиянами, а в ночь на 30 июня, оставив слабых и больных в вагенбурге под прикрытием батальона Саратовского мушкетерского полка, двинул весь отряд для атаки персидского лагеря, расположенного в 7 верстах за эриванской крепостью.

    Верстах в пяти от бывшего лагеря пришлось проходить ущелье. Из предосторожности Цицианов направил по батальону егерского полка по каждой стороне ущелья, по высотам. Лишь только егеря стали подниматься на высоты, как скрывавшиеся за ними персияне встретили их камнями и бревнами, но егеря пять раз прогоняли неприятеля, пока колонна двигалась по ущелью. В конце лощины оказалась крутая гора, занята противником. Полковник Козловский испросил у Цицианова разрешение пойти со своим батальоном на почти неприступную гору и прогнать персов и выполнил это предприятие с полным успехом. Не ожидая нападения с этой стороны, персияне объятые паническим страхом, кинулись в лагерь, находившийся в трех верстах от места столкновения, но быстро затем оставили и лагерь. В связи с тем, что взобравшийся на гору батальон Козловского был без артиллерии, а кавалерия осталась позади внизу, преследовать отступавшего неприятеля было нечем. Только 30 линейных казаков успели обскакать гору и отрезать небольшую часть бегущих, причем было отбито 4 знамени и 4 фальконета. Неприятель бежал за Аракс, оставив свой богатый лагерь.

    Пользуясь этой победой, Цицианов решил безотлагательно идти к Эривани, но общая усталость войск принудила его дать им отдых до 2 июля.

    Крепость Эривань, лежавшая на реке Занге, на высоком, крутом и утесистом берегу, была окружена двойной стеной. Внутренняя, довольно высокая и толстая, имела 17 башен; наружная, отстоявшая от внутренней на 15–20 сажен, была ниже и тоньше внутренней. Вокруг крепости шел глубокий, местами наполненный водою, ров. Гарнизон крепости состоял из 7 тысяч человек при 60 пушках и 2 мортирах. К 4 июля Эривань была обложена со всех сторон, а 5-го было открыто бомбардирование крепости.

    Прибывший 8 июля к Цицианову преданный нам Джафар-Кули-хан хойский сообщил главнокомандующему о сношениях находившегося в Эривани Келб-Али-хана нахичеванского с Баба-ханом персидским, извещая последнего об опасности, угрожавшей Аббас-Мирзе. Баба-хан, наскоро собрав около 15 тысяч человек из Хоя и Тавриза, поспешил на помощь сыну и 14 июля соединился с ним на реке Гарничае.

    Нападение соединенных сил персиян, в 20 раз превосходивших силы русских, под предводительством самого Баба-хана было отбито, несмотря на произведенную одновременно с этим вылазку из крепости. Нашими трофеями были 2 знамени и 2 фальконета. Недостаток кавалерии не позволил преследовать неприятеля.

    Отступившие персидские войска разделились на две части. Одна часть, под начальством Баба-хана, пошла на деревню Канакири, другая, под начальством Аббас-Мирзы, осталась в лагере на Гарничае.

    Желая воспользоваться разделением персидских войск, Цицианов распорядился генералу Портнягину напасть на персидский лагерь Аббас-Мирзы. Правильное в основном решение было ослаблено назначением малого отряда. Отряд Портнягина, напоровшись на 30 тысяч персов, начал отступать к Эривани и в продолжение 14? часа отбивался от неприятеля с таким успехом, что привел с собою всех раненых, не оставив на поле сражения ни одного из них.

    В период с 24 июля по 2 сентября особых событий под крепостью не произошло, но в августе осуществилась попытка лишить отряд продовольствия, которая ознаменовалась гибелью целого отряда русских. 15 августа из Тифлиса был послан транспорт с провиантом под начальством майора Стахиева. На помощь ему из Эриванского отряда был выслан Тифлисского мушкетерского полка майор Монтрезор с 350 н. ч. и 3 ор. 21 августа этот отряд, после двухдневных стычек с персидскими войсками, наткнулся у местечка Сарали на войска царевича Александра, который предложил маленькому русскому отряду сдаться, но Монтрезор спокойно ответил, что он честную смерть предпочитает постыдному плену. Получив такой ответ, Александр двинул все свои 6 тысяч персов на горстку русских.

    Монтрезор отбивался с успехом, пока у него были снаряды и патроны, но, видя, что приближается конец боевым припасам, он, сняв мундир как знак начальника, крикнул своим солдатам: «Ребята! Я больше вам не начальник. Спасибо за храбрость и службу. Теперь, кто хочет меня покинуть, может спасаться». Никто, однако, из солдат не захотел воспользоваться данным разрешением. Дали последний залп и затем бросились в штыки. Весь отряд со своим доблестным начальником погиб геройской смертью. Спасся только один барабанщик и несколько грузин; два тяжелораненых офицера и 10 рядовых были захвачены в плен. Транспорт же, отправленный из Тифлиса с майором Стахиевым, вынужден был остановиться у Кара-Килиса, окруженный войсками царевича Александра, пока на выручку не прибыл высланный Цициановым отряд под начальством генерала Талызина, из 200 человек Тифлисского полка.

    Неудачное движение наших транспортов уничтожало последнюю надежду на доставку провианта и поставило в весьма опасное положение войска, блокировавшие Эривань. Недостаток припасов вызвал болезни, ослабившие отряд до такой степени, что под ружьем оставалось не более 2? тысячи. Вследствие этого 2 сентября Цицианов снял блокаду Эривани и отступил.

    Во время пребывания Цицианова под Эриванью в Грузии и на Северном Кавказе возникли волнения. Находившийся на Северном Кавказе генерал Несветаев ясно видел всю непригодность действий помощника Цицианова по управлению Грузией князя Волконского. С 6 ротами Казанского полка он быстро прошел Дарьяльское ущелье и грузинскую дорогу, сметая на пути все, что ему попадалось. Мятеж скоро прекратился. Цицианов, вернувшийся в Тифлис, был очень доволен действиями Несветаева, но, чтобы еще больше наказать осетин, предпринял карательную экспедицию в горы под личным руководством и до половины декабря оставался в горах Осетии, пока окончательно не принудил осетин к порядку.

    В то время когда Цицинов усмирял осетин, Несветаев действовал в эриванском ханстве, взял Шурагель[106] и по дороге захватил Эчмиадзин. Покончив с Осетией, Цицианов в мае 1805 г. направился в Елисаветполь, вытребовал туда шушинского и карабагского ханов и заставил их также принять русское подданство.

    Присоединением Карабага открывались ворота в азербайджанскую провинцию Персии и доступ к Баку и Сальянам. Присоединение же шушинского ханства служило угрозою для хищников-лезгин.

    Само собой разумеется, это не могло нравиться персидскому правителю Баба-хану, и он начал восстание в Джаро-Белоканском округе. 26 марта 9 тысяч лезгин под предводительством Халил-бека ночью внезапно напали на Александровское укрепление при реке Алазани, но были отбиты. Вслед за тем Баба-хан стал собирать значительное войско для вторжения в Грузию. Цицианов для отражения персов располагал только 6800 человек пехоты и 1400 человек кавалерии. Россия, занятая в это время войной на европейском театре с Наполеоном, не могла усилить кавказские войска. С этим ограниченным числом войск Цицианову приходилось сохранять внутреннее спокойствие во вновь приобретенных провинциях и оберегать их от вторжения персов. Действовать наступательно против 40-тысячной персидской армии не представлялось возможным, и Цицианов на этот раз решил действовать оборонительно. С этой целью от стянул небольшие силы, которыми мог располагать, в Елисаветполь и Бамбаки и отправил для занятия шушинской крепости шесть рот 17-го егерского полка с 3 орудиями и 30 казаками под начальством майора Лисаневича. Занятием Шуши Цицианов намеревался удержать в повиновении карабагское ханство и следить за движением персов в этом направлении.

    Узнав, что к переправе через Аракс двигается значительный персидский отряд под начальством Пир-Кули-хана, главнокомандующий послал в помощь Лисаневичу полковника Карягина с батальоном егерей при 2 орудиях.

    Пир-Кули-хан миновал переправу, у которой находился Лисаневич, и направился в ночь с 10 на 11 июня к жибраильским садам. Лисаневич двинулся туда же и с успехом атаковал персов. 12 июня Лисаневич узнал, что разбитый неприятель переправился назад за Аракс, получив значительные подкрепления. Лисаневич оставил Жибраил и отступил к Шуше.

    Получив известие о том, что за Пир-Кули-ханом идет Аббас-Мирза, а за этим последним сам Баба-хан, Цицианов приказал Лисаневичу идти к крепости Аскарани и там, соединившись с отрядом Карягина, препятствовать дальнейшему движению Пир-Кули-хана.

    Между тем, 21 июня Карягин выступил из Елисаветполя с отрядом из 400 человек 16-го егерского полка при 2 орудиях. Едва он 24 июня достиг речки Шах-Булаха, как был атакован 30-тысячным скопищем персов. В течение 6 часов Карягин мужественно пробивался вперед и, пройдя 14 верст под сильным огнем неприятеля, вечером прибыл к речке Аскарани, где и расположился лагерем. В 4 верстах от этого места находился Пир-Кули-хан со своим 10-тысячным отрядом. Едва солдаты успели разбить палатки, как в 6 часов вечера Пир-кули-хан всеми силами стремительно атаковал Карягина. В течение 3 часов персы стремительно атаковали, но каждый раз были отбиваемы. Наступившая ночь прекратила нападения, но обе стороны остались вблизи друг от друга. Пир-Кули-хан устроил батареи и отнял воду. Карягин обнес свой лагерь четырехфасным[107] вагенбургом, вырыл вокруг довольно глубокий ров и насыпал вал.

    За день сражения было убито 33 и ранено 164 н. ч., то есть половина отряда, и это препятствовало ему пробиваться к Шуше. Карягин просил Лисаневича поскорее соединиться с ним, но волнения в Шуше и расположение ее жителей к восстанию удерживали Лисаневича на месте.

    Предоставленный самому себе, Карягин 4 суток храбро защищался против полчищ персов, хотя голод и жажда при палящем зное сильно ослабили отряд, потерявший к тому же много убитыми и ранеными. На рассвете 28 июня Аббас-Мирза атаковал укрепленный лагерь Карягина и в течение дня безуспешно пытался овладеть им. Но в 4 часа пополудни находившийся в мечети, на самом важном посту лагеря, поручик Лисенко с 3 унтер-офицерами и 32 егерями перешел к неприятелю. Узнав от этих изменников о малочисленности отряда Карягина, персы снова напали, но были отбиты. В ночь после сражения из отряда бежало еще 20 человек. Открытое положение аскаранского лагеря делало дальнейшее пребывание в нем невозможным. В этом безвыходном положении майор Котляревский, один из выдающихся героев Кавказа, предложил в ночь с 29 на 30 июня тайно или напролом пройти сквозь персидские войска в укрепленный замок Шах-Булах и там держаться до последней крайности.

    Крепость Шах-Булах, защищаемая 150 персами, была взята, но положение отряда улучшилось ненамного, так как Аббас-Мирза вскоре окружил наш отряд и, не надеясь взять замок силой, решил голодом принудить русских сдаться. Действительно отряд терпел величайший недостаток в продовольствии. Солдаты питались кониной и травой. 7 июля Карягин получил точные сведения, что Баба-хан не позже 9-го числа придет к Шах-Булаху с намерением атаковать русских. Сознавая всю опасность оставаться в Шах-Булахе, Карягин решил пробиться в горы к крепости Мухрату. Персы заметили отступление из Шах-Булаха русского отряда тогда, когда он был уже в 20 верстах. Вблизи Мухрата он был настигнут персидским отрядом около 1500 человек, но этот отряд был легко им отражен.

    Своими действиями с малочисленным отрядом Карягин держал всю персидскую армию до тех пор, пока Цицианов успел собрать столько войск, что мог двинуться сам. В июле Цицианов, собрав отряд в 2300 человек с 10 орудиями, двинулся против 40-тысячной армии по направлению к Шуше. При одном известии о движении русских войск под начальством Цицианова Баба-хан отступил, и 24 июля Цицианов остановился у Аскарани.

    В то время когда персы бежали перед Цициановым, Карягин был направлен к Елисаветполю и еще находился вдали от этого города. Аббас-Мирза с 25-тысячным отрядом 17 июля обложил Елисаветполь, но после неудачной попытки овладеть им отступил и двинулся к Тифлису. 22 июля Карягин прибыл в Елисаветполь и здесь узнал о движении Аббаса-Мирзы к Тифлису. Несмотря на изнеможение и раны, храбрый ветеран поспешил с отрядом в 570 человек к Шамхору, чтобы преградить путь Аббасу-Мирзе. Догнать последнего усталому отряду было бы трудно, но тут помогло одно обстоятельство. Из Тифлиса в Елисаветполь следовал провиантский транспорт под прикрытием 300 пехотинцев и 2 орудий. Не доходя 7 верст до Елисаветполя, 23 июля транспорт был атакован всею армиею Аббаса-Мирзы. Начальник транспорта, подпоручик Донцов, был убит в самом начале. Заступивший на его место прапорщик Платковский послал в Елисаветполь двух драгун с извещением о своем положении. Отряд, построив вагенбург, 4 суток отчаянно защищался, умирая от жажды и расстреляв все патроны, но на предложения персов сдаться отвечал отказом. Прапорщик Платковский, не получив ответа и помощи, решил отправиться лично, но был захвачен неприятелем.

    Карягин, получив уведомление Платковского 25 июля, выступил из Шамхора на рассвете 27 июля и не только отбросил атаковавших его персов, но сам бросился на них, быстро смял, захватил орудия и из них же стал стрелять по неприятелю. 30-тысячная армия Аббаса-Мирзы бежала, оставив нам в добычу лагерь, обоз, пушки, знамена, награбленные вещи и много пленных, в числе которых находился и раненый царевич Теймураз.

    Аббас-Мирза бежал в Казах, но казахские татары, еще недавно относившиеся недружелюбно к русским, увидя поражение персов, встретили их враждебно и, напав в Делижанском ущелье на армию Аббаса-Мирзы, нанесли ей окончательное поражение.

    Карягин со спасенным им транспортом 30 июля возвратился в Елисаветполь, а 3 августа туда прибыл и Цицианов. Этим закончилась вторая персидская война в правление Грузией князя Цицианова, ознаменованная примером редкого мужества и геройского самоотвержения войск.

    В то время, когда происходили описанные события на суше, Каспийская флотилия и десантные войска действовали у Гиляни. Но эти действия далеко не оправдали ожиданий главнокомандующего. Во главе гилянской экспедиции был поставлен генерал-майор Завалишин — человек очень осторожный, помощником у него был подполковник Асеев, опытный в военном деле и известный своей храбростью. Отряд был силою около 1300 человек при 4 орудиях. Целью экспедиции ставилось занятие городов Решта и Баку; первого — для устрашения Баба-хана, а второго — с целью подчинения его России, так как там предполагалось устроить порт, могущий служить убежищем нашим купцам.

    23 июня флотилия приблизилась к Энзели, и войска без особого сопротивления заняли этот город. 1 июля был занят город Пери-Базар, и оттуда 5 июля двинулся к Решту отряд из 800 человек с 3 орудиями. 7 тысяч персов засели в узкой малопроходимой дороге за огородами, засеками и на деревьях. Под градом неприятельских пуль русские шли неустрашимо, но люди изнемогали от жары, трудности пути и из-за того, что пушки и тяжести пришлось тащить на себе, так как все лошади были перебиты. Пройдя 7 верст от Пери-Базара, Завалишин решил отступить и возвратился в Энзели.

    С 14 июля началась страшная жара, солдаты заболели и к 21-му числу в отряде было уже более 500 человек больных. При таких обстоятельствах Завалишин перевел людей на суда и 26 июля отплыл сначала к Ленкорани, а затем к Баку, куда прибыл 12 августа. К концу августа Завалишин устроил полную блокаду Баку и овладел высотами, которые командовали над городом, но слух о приближении кубинского Шейх-Али-хана на помощь осажденным заставил его отойти от крепости, сесть на суда и отойти к острову Саро.

    Узнав об этом, Цицианов приказал Завалишину снова двинуться к Баку. И, несмотря на свою изнурительную болезнь, главнокомандующий с отрядом из 1600 человек при 10 орудиях в конце ноября сам выступил из Елисаветполя на помощь Завалишину. Ненастное зимнее время и приступы изнурительной лихорадки, повторявшиеся несколько раз в день, ослабили здоровье Цицианова, но тем не менее главнокомандующий считал свое присутствие необходимым и не оставлял отряд. Его отряд пришел к Баку 30 января 1806 г. и расположился лагерем в урочище Нахар-Булах.

    Явившись под стенами крепости, главнокомандующий написал Хуссейн-Кули-хану, требуя от него безусловной сдачи. На поставленное категорическое требование хан ответил, что сдает бакинскую крепость на дискрецию (т. е. на совесть или на волю главнокомандующего) и повергает себя со всем своим владением и народом в вечное подданство Всероссийской Империи.

    Посланный с письмом от хана Абдул-Хуссейн-бек объявил Цицианову, что хан его с покорностью принимает все милости государя и на другой день передаст ключи крепости. Князь Цицианов утром 6 февраля 1806 г. в сопровождении конвоя из 200 человек под начальством подполковника Асеева приблизился к колодцу, находившемуся в полуверсте от крепости, и в сопровождении генералов Завалишина и Гурьева вышел вперед. Бакинские старшины подали ему хлеб-соль и ключи. Ссылаясь на то, что хан не приготовился к приему, старшины просили отложить свидание до другого дня. На это Цицианов ответил, что он пришел не для того, чтобы возвращаться, и если придет в другой раз, то уже с лестницами.

    Для объявления последних слов главнокомандующий отправил в город князя Эристова. Вслед за тем из крепости выехал хан в сопровождении нескольких лиц своей свиты. Передав ключи от крепости князю, хан облобызался с ним и предложил сесть на намед (войлок). В знак почета, по азиатскому обычаю, Хуссейн передал Цицианову кальян, но лишь только последний взял его в рот, как один из приближенных хана Ибраим-бек выстрелил князю в затылок, другим выстрелом был убит и Эристов, сопровождавший главнокомандующего. Отрезав голову Цицианову, Ибраим поскакал в город и в тот же момент с крепостных стен был открыт огонь по нашему отряду, стоявшему у колодца. Войска отступили, не успев выручить тело своего главнокомандующего. Оно было зарыто у ворот крепости и только через 6 лет маркиз Паулуччи перенес его в Тифлис и положил в Сионском соборе, где был воздвигнут и памятник с надписями на русском и грузинском языках.

    Лучшим же памятником князю Цицианову будет то, что в течение трехлетнего своего управления Кавказом, он присоединил к России Гурию, Мингрелию, Шурагельскую область, карабагское, шекинское, ширванское ханства, Ганжу, Дербент, Кубу и джаро-белоканских лезгин.

    Смерть славного воина и выдающегося администратора была поводом к тому, что все восточные хищники подняли голову. Прежде всего имеретинский царь Соломон потребовал, чтобы из Имеретии были выведены русские войска, и прекратил им выдачу продовольствия. Затем эриванский хан захотел захватить Шурагель и подготовить поход Персии. Далее поднялись шекинский, ширванский и карабагский ханы, пригласив к себе для совместных действий лезгин. Казикумухский хан с царевичем Александром захотели захватить Ганжу. В Джаро-белоканском округе началось брожение.

    После смерти Цицианова на Кавказе остались его сподвижники: Несветаев, Карягин, Котляревский. Первым пришел в себя генерал Глазенап, находившийся на Северном Кавказе. Он немедленно послал в Тифлис Троицкий полк, поручив ведение дела Несветаеву, а сам с отрядом вышел на Кумыкское плоскогорье, чтобы удерживать в повиновении весь Дагестан.

    Замыслы эриванского хана разрушил полковник Симонович. В Шуше действовал Лисаневич, против которого двинулся 20-тысячная персидская армия. На помощь ему генерал Небольсин двинул Карягина с отрядом в 1100 человек.

    Генерал Глазенап, усмирив дагестанцев, двинулся к Баку. На пути он подчинил Дербент, но дальнейшее его движение было остановлено вновь прибывшим на Кавказ генералом Гудовичем.

    После Цицианова до Ермолова

    После подло убитого Цицианова главнокомандующим был назначен граф Гудович, заслуженный кавказский ветеран. По прибытии на Кавказ Гудович нашел дела в очень затруднительном положении. Все Закавказье, сдерживаемое твердой рукой Цицианова, готово было восстать. Имеретинский царь Соломон бунтовал открыто. Персия собирала значительные силы, рассчитывая возвратить Ганжу, Карабаг и другие провинции, подпавшие под власть русских. Закубанские народы и кабардинцы, пользуясь отсутствием войск на линии, совершали дерзкие набеги на наши города и станицы.

    Против возмутившихся карабагцев и шедших к ним на помощь персов был выслан отряд под начальством генерал-майора Небольсина. Несмотря на малочисленность своего отряда, Небольсин на Аскарани при Ханашинском ущелье разбил 20-тысячный отряд персов. Затем Гудович отправил Небольсина против шекинского хана, войска которого и были разбиты наголову. После отчаянного сопротивления столица ханства — Нуха — была взята штурмом. Хан бежал и был объявлен лишенным своих владений навсегда.

    После взятия Нухи Небольсин, с одной стороны, а генерал-майор князь Орбелиани — с другой стали угрожать лезгинским владениям. 8 ноября Орбелиани запер все лезгинское войско вместе с аварской конницей в тесном Джарском ущелье и принудил их к полной покорности. Покорив силою оружия восставшие ханства, Гудович не сумел упрочить над нами власть, введя там русское управление, как это сделал Цицианов с Ганжею. Он нашел более полезным оставить правителей туземцев, и таким образом благоприятный момент слить все Закавказье под одной общей русской властью был упущен.

    Покорением лезгин закончились в Закавказском крае военные дела 1806 г. Наступила суровая зима, и Гудович поспешил заключить перемирие с Персией, так как Турция уже объявила России войну и сосредоточивала на границе значительные силы.

    Положение главнокомандующего в крае было весьма затруднительно: в своем распоряжении он имел только одну 20-ю дивизию, а между тем государь настоятельно требовал наступательных действий, чтобы отвлечь часть турецких сил от главного театра войны на Дунае. Оставив небольшой отряд Небольсина на персидской границе и полагаясь на преданность вновь поставленных ханов, Гудович двинул остальные войска в турецкие пределы. Неудачная в начале кампания закончилась, однако, 18 июня 1807 г. полной победой над анатолийской турецкой армией на берегах Арпачая, невдалеке от селения Гумри.

    Между тем переговоры о мире с Персией шли так медленно и неуспешно, что Гудович решил воздействовать на персов вновь оружием. С этой целью в начале сентября 1808 г. фельдмаршал вступил через Бамбакское ущелье в пределы эриванского ханства. Эчмиадзинский монастырь был занят без боя, и русские войска обложили Эривань. Одновременно с этими действиями Небольсин двинулся с 3-тысячным отрядом для покорения нахичеванского ханства. Несмотря на то что он там столкнулся с 25-тысячной армией Аббас-Мирзы, он нанес 28 октября персам решительное поражение. Разбитый Аббас-Мирза оставил Нахичевань без защиты, и Небольсин немедленно занял ее.

    Эриванская крепость продолжала упорно защищаться. Между тем наступила ранняя суровая зима, глубокие снега завалили ущелья и совершенно прервали сообщения с Грузией. Эти обстоятельства, а также развитие болезней в лагере и недостаток боевых припасов, вынудили Гудовича решиться на штурм Эривани.

    Штурм был неудачен. Несколько дней Гудович еще оставался под стенами Эриванской крепости, изыскивая средства к ее покорению, но многие полки приведены были в такое расстройство, что о повторении штурма нечего было и думать. Сознавая, что при таких условиях взять Эривань открытою силою невозможно, фельдмаршал начал отступление в Грузию при самых тяжелых условиях: по сугробам снега и под натиском 30 тысяч персов.

    Войска переходили горы по пояс в снегу, при вьюгах и морозах, доходивших до минус 15 °C. Несмотря на принятые меры, до 1 тысячи человек из отряда погибло от стужи; Борисоглебский драгунский полк лишился всех своих лошадей.

    Едва возвратившись в Тифлис, фельдмаршалу пришлось усмирять восстание Шейх-Али-хана в кубинском ханстве.

    Вскоре после этого Гудович был назначен главнокомандующим в Москву, а на его место на Кавказ прислан генерал от кавалерии Тормасов. Вступив в управление краем, Тормасов прежде всего начал мирные переговоры с Персией. Но во время этих переговоров персы вторглись в Грузию, и 23 июня их главные силы, под начальством самого Баба-хана, вошли в Бамбакскую провинцию. Однако персидская конница в трехдневном бою под Амамлы, Боканом и Гумри понесла полное поражение и обратилась в бегство.

    Отразив персов, Тормасов обратил внимание на Имеретию. Для упрочения нашего положения в Имеретии командовавший там русскими войсками князь Дмитрий Орбелиани считал необходимым овладеть турецкой крепостью Поти. После ряда попыток склонить коменданта Поти Кучум-бея сдать крепость добровольно, было решено овладеть ею силою. Получив категорический отказ Кучум-бея, Орбелиани на рассвете 13 августа 1809 г. взял штурмом крепостной форштадт и, заложив в нем батарею, приступил к осаде самой крепости. Предпринятые им осадные работы подвигались, однако, медленно, из-за незначительности отряда, состоявшего всего из 12 рот пехоты и полусотни казаков при 5 полевых орудиях.

    30 октября прибыл трапезондский сераскир Шериф-паша с 9-тысячным отрядом и расположился укрепленным лагерем верстах в 20 от Поти. Положение русского отряда было затруднительно. Орбелиани решился атаковать сераскира, и 2 ноября, в то время когда союзные нам гурийцы напали на турок с тыла, стремительно атаковал турок и ворвался в лагерь. Кровопролитный бой, начавшийся утром, окончился только с наступлением ночи. Потеряв убитыми, ранеными и пленными более 2 тысяч, турки были отброшены к морю. Эта победа уничтожила дух турецкого гарнизона, и 15 ноября крепость с 34 орудиями сдалась.

    После взятия Поти Орбелиани вернулся в Грузию, а командование войсками в Имеретии и Мингрелии было поручено полковнику Симоновичу, главной задачей которого было захватить мятежного царя Соломона, что и было исполнено недалеко от крепости Свири полковником Лисаневичем. Тем не менее позднее Соломон бежал из Тифлиса, и это послужило к новым серьезным волнениям в Имеретии, во время которых действия русских войск были не всегда удачны. Лишь с назначением в Имеретию генерал-лейтенанта Розена русские войска были приведены в порядок. Розен с боя овладел переправой через реку Чхерители и, опрокинув 5-тысячное скопище мятежников, штыками проложил себе путь к Кутаису. Последние поражения убедили имеретин в невозможности для них бороться с Россией, и мятеж стал утихать. Соломон вторично бежал в Ахалцых, семейство же его было отправлено в Россию.

    Вслед за усмирением Имеретии владетель Гурии, князь Мамий Гуриели, 19 июня 1810 г. добровольно подписал договор о подданстве с тем условием, чтобы власть в стране осталась наследственной в роде Гуриелей.

    За Гурией была присоединена к России и Абхазия. Но в восточной части Закавказья волнения продолжались. Изгнанный владетель Кубы, Шейх-Али-хан, не оставлял в покое страны и тревожил ее постоянными набегами. Летом же 1810 г. эти набеги приняли размеры настоящего военного нашествия. Шейх-Али-хан собрал огромное скопище, преимущественно из жителей горной Табасарани, и с ним обложил Кубу.

    В Кубе в то время были сосредоточены два батальона Севастопольского полка, но они не решались выступить в поле.

    Между тем генерал князь Репнин, полагая, что в Кубе остался малочисленный гарнизон, а батальоны действуют в поле, отправил к Кубе из Баку майора Левицкого с небольшим отрядом. 13 августа этот отряд был окружен неприятелем и отступил к Баку. Это ободрило мятежников, и восстание распространилось по всей Кубинской провинции. Тормасов, изумленный малодушием начальников, запершихся в крепости с двумя батальонами, поспешил отправить туда полковника Лисаневича, на боевую опытность которого вполне полагался.

    Лисаневич взял из Карабага две роты егерей и, обойдя Кубу стороной, кинулся прямо на главное скопище Шейх-Али-хана. Мятежники защищались недолго и в страшном беспорядке бежали в Табасаранские горы. Освободив Кубу, Лисаневич двинулся вглубь Табасарани, где рассеял 5-тысячное скопище Шейх-Али-хана и возвратился обратно.

    Во время описываемых событий приходилось вести также серьезную борьбу с Персией. Летом 1810 г. персы вторглись в карабагское ханство, но дважды разбитые полковником Котляревским при Мигри и на Араксе вынуждены были отступить. Также неудачна была их попытка проникнуть в Грузию через Бамбак, где стоял с войсками Портнягин. Убедившись в невозможности сломить наши войска на Араксе собственными силами, персы решили действовать совместно с турками. В августе месяце эриванский сардарь с 10-тысячным войском прошел в Ахалцых и, соединившись там с турками, двинулся через Ахалкалаки в Грузию.

    Узнав об этом, Тормасов отдал такое краткое и категорическое приказание маркизу Паулуччи, генерал-квартирмейстеру Кавказской линии: «Приготовить к походу 2 егерских полка, 9 и 15 без артиллерии, дойти в три перехода до неприятельского лагеря, атаковать его ночью и кончить всю экспедицию не далее как в десять дней».

    Паулуччи взял только 2 батальона егерей, но добавил 2 легкие полевые пушки и после 3-дневного марша по снежным горам в полночь с 4 на 5 сентября в глубокой тишине приблизился к занимаемой неприятелем позиции. Разделив отряд на две колонны, правую под начальством Лисаневича и левую — полковника Печерского, Паулуччи двинул их вперед. Колонны были замечены часовыми неприятеля тогда, когда они уже находились не более 100 шагов от лагеря. Нападение было так неожиданно, что неприятельские войска не успели даже схватиться за оружие. Многие бросились спасаться в Ахалкалак, но комендант при первой тревоге запер ворота, и беглецы, прижатые к крепости, завалили своими трупами ров. Резня и преследования в разные стороны продолжались более 2 часов, пока, наконец, канонада, открытая на рассвете из крепости, не заставила Паулуччи отвести войска из-под выстрелов. Трофеями этой славной победы были богатейший лагерь и 4 знамени, множество оружия, лошадей и драгоценностей.

    Чтобы как-нибудь спасти остатки своих войск и дать им возможность пробраться к Эривани, Аббас-Мирза сам вторгся в Грузию, но в Шамшадыльской провинции был встречен преданными России конными татарами, поддержанными Небольсиным, и прогнан.

    Поражение под Ахалкалаками поссорило между собою турок и персов, сваливавших причины неудачи один на другого. Тормасов решил воспользоваться недоразумениями и двинулся через Боржомское ущелье с большим отрядом к Ахалцыху, направив туда же из Грузии и Имеретии отряды Портнягина и Симоновича. 16 ноября 1810 г. войска обложили Ахалцых, но на 10-й день осады в войсках обнаружились чумные заболевания, занесенные из крепости, и Тормасов, опасаясь развития эпидемии, отступил в Грузию, устроив повсюду по границе карантины.

    Это отступление снова породило надежды в мусульманском мире. Персы вторглись в Карабаг в феврале 1811 г., турки собирали значительные силы около Карса, Дагестан волновался, угрожая отторгнуть от нас Кубинскую провинцию. В самой Грузии шло сильное брожение. Между тем Россия, готовившаяся в это время к борьбе с Наполеоном, не только не могла усилить кавказские войска, но, напротив, часть их перебросила для борьбы на другом театре. Тормасов получил приказание отправить три полка с Кавказской линии и один из Грузии в Россию. Сам Тормасов по собственной просьбе был отозван с Кавказа и назначен главнокомандующим обсервационной[108] армией на Волыни.

    В управление Грузией 22 сентября 1811 г. вступил маркиз Паулуччи в самый разгар военных действий с персами в Карабаге и с турками со стороны Карса. И первый удар он решил нанести Турции, завладев ахалкалакской крепостью. Это дело он поручил, известному своим боевым опытом, полковнику Котляревскому, который в ночь с 7 на 8 декабря 1811 г. штурмовал крепость двумя батальонами Грузинского гренадерского полка и овладел ею.

    Покорение ахалкалакской крепости, закрывшее границы Грузии со стороны Ахалцыха, дало возможность Паулуччи сосредоточить свое внимание на Дагестане и Персии. Волнения, поднятые кубинским Шейх-Али-ханом среди казикумухцев, вскоре было подавлено энергичными действиями генерал-майора Хатунцева, овладевшего главным селением казикумухской провинции Кюри.

    На персидской границе дела шли менее успешно. В январе 1812 г. персы нахлынули на карабагское ханство и в Султан-Бада-Керче окружили батальон Троицкого полка, который, потеряв старших начальников и оставшись под командою капитана Оловянишникова, сложил оружие. Вся кавказская армия была возмущена сдачей Оловянишникова, и главнокомандующий решил послать в Карабаг Котляревского, поручив ему «восстановить доверие жителей к русскому оружию и изгладить из их памяти позорное дело Оловянишникова». Бич персов, Котляревский, начал с того, что очистил весь Карабаг от разбойничьих шаек и двинулся против Аббас-Мирзы, но тот поспешно отошел за Аракс, уничтожив за собой переправы. В это самое время в Кахетии вспыхнуло народное восстание из-за сбора хлебных недоимок, и началось повсеместное избиение русских войск, расквартированных малыми командами по деревням и селам. Прибывший 21 февраля в Тифлис Паулуччи принял самые решительные меры, и восстание вскоре было подавлено.

    Пользуясь затруднениями русских войск в Закавказье, ахалцыхский паша попытался отобрать от нас Ахалкалаки, но благодаря стойкости гарнизона попытка эта успеха не имела.

    Среди деятельных усилий, направленных к умиротворению края, Паулуччи был отозван в Петербург и на его место назначен генерал-лейтенант Ртищев. Вступив в управление краем в чрезвычайно трудное и тревожное время, Ртищев не смог внести в него успокоения, а напротив, принял систему, которая еще ухудшила положение дел. Ртищев думал держать горцев в повиновении посредством подарков и денег. Собранные в Моздоке для мирных переговоров чеченские старшины были осыпаны подарками, но в ту же ночь, возвращаясь домой, напали за Тереком на обоз самого Ртищева и разграбили его почти на глазах генерала.

    Будучи нерешительным, Ртищев вынужден был действовать в силу обстоятельств, так как опасность грозила отовсюду. С этою целью он поручил защищать Ахалкалакскую область генерал-майору князю Орбелиани. Котляревского оставил действовать против персов, причем для его поддержки были назначены небольшие отряды генералов Клодта и Лисаневича, стоявшие в Нухе и Бамбаке. Генералу Хатунцеву были поручены дела Дагестана, а Симонович был назначен управлять Грузией. К счастью, турки не тревожили кавказские границы, и вскоре был заключен Бухарестский мир, по которому туркам были возвращены Ахалкалаки, Поти и Анапа.

    Против малочисленного отряда Котляревского стояла 30-тысячная персидская армия. Ртищев, старавшийся всеми силами избежать кровавых столкновений, предложил персам перемирие и для ускорения переговоров сам прибыл на границу. Но по мере того, как Ртищев делался уступчивее, персы становились надменнее и требовательнее и, наконец, потребовали перенесения русской границы на Терек. Дело могло окончиться плохо, но Котляревский, воспользовавшись временным отъездом Ртищева в Тифлис, перешел к наступательным действиям. 19 октября 1812 г. со своим 2-тысячным отрядом он перешел Аракс и при Асландузе в кровопролитном двухдневном сражении истребил главную персидскую армию, а затем, перейдя в талышинское ханство, взял штурмом Ленкорань. Персидская армия была рассеяна, а весною 30 апреля 1813 г. полковник Пестель с Тифлисским полком нанес поражение при Кара-Беюке эриванскому сардарю[109].

    Все эти победы русского оружия вынудили персов к заключению Гюлистанского мира, по которому карабагское, ганжинское, шекинское, ширванское, дербентское, кубинское, бакинское ханства и часть талышинского с крепостью Ленкоранью признаны на вечные времена принадлежащими России, и Персия отказалась от всяких притязаний на Дагестан и Грузию.

    Окончание войн с Персией и Турцией заставило присмиреть и лезгин. В Кахетии также наступило спокойствие, нарушаемое лишь изредка набегами небольших хищнических шаек, которые, однако, всегда терпели поражение.

    В Дагестане не было всеобщего восстания, но там гнездились закоренелые подстрекатели: Шейх-Али-хан кубинский, Сурхай казикумыкский и, наконец, царевич Александр, бежавший сюда после неудач в Грузии. Эти лица волновали умы то в одной, то в другой части Дагестана. Генералу Хатунцеву было поручено подавить эти вспышки мятежа, и, несмотря на небольшие силы, находившиеся в его распоряжении, он в течение 5 лет энергичными действиями удерживал полное спокойствие в этой части Кавказа.

    Долговременная служба, возраст и болезнь заставили Ртищева просить увольнения от должности, и 12 октября 1816 г. он был зачислен по армии.

    Ермолов

    9 апреля 1816 г. командиром отдельного Грузинского корпуса с званием главнокомандующего был назначен генерал-лейтенант Алексей Петрович Ермолов, 39 лет от роду, один из выдающихся героев Отечественной войны и участник персидского похода графа Зубова. Открытый характер, простота в обращении, заботливость о нижних чинах и строгая справедливость сделали его кумиром солдат. Внушительная внешность, железная воля, быстрота действий и суровость, доходившая до жестокости в обращении с покоренными народами, скоро заставили трепетать еще независимых горцев при одном имени Ермолова.

    Вступая в командование кавказскими войсками, Ермолов поставил себе целью полное завоевание Кавказских гор. «Кавказ, — писал он, — это огромная крепость, защищаемая полумилионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого, так поведем же осаду». Такова была простая и ясная программа действий Ермолова. Свои взгляды он развил во всеподданнейшем докладе, и государь одобрил его предложения.

    Ко времени назначения Ермолова на Кавказ одною из важнейших задач внешней политики России было установление прочных отношений с Персией, которая не могла отказаться от обширных областей, отошедших к России по Гюлистанскому договору. Требования Персии, поддерживаемые Англией, были так настойчивы, что император Александр I в принципе был уже согласен возвратить некоторые из ее бывших провинций.

    Для выполнения этой задачи Ермолов получил назначение полномочным императорским послом в Персию, и 19 мая 1817 г. посольство прибыло в Тавриз. Благодаря проницательности Ермолова, его твердости и такту, России не только не пришлось возвращать приобретенные по Гюлистанскому договору земли, но удалось установить узы доброго согласия с самим шахом.

    Теперь Ермолов все свое внимание обратил на Северный Кавказ и приводить свою систему в исполнение начал с Чечни. Весною 1818 г. Ермолов собрал старшин чеченцев, живших над Тереком, и объявил им, что если они через свои владения будут пропускать хищников, то он повесит всех их атаманов. Затем 25 мая с отрядом из 6 батальонов, 16 орудий и 500 казаков Ермолов прибыл на Сунжу и расположился у выхода из Ханкальского ущелья. Здесь 10 июня, после торжественного молебствия, при громе пушек, была заложена сильная для тогдашнего времени о 6 бастионах крепость, названная Грозною. Этой крепостью было положено начало того железного кольца, которым Ермолов предполагал постепенно сдавливать неприятеля. Грозная была связана рядом укреплений с Владикавказом.

    Закладка крепости Грозной взволновала не только Чечню, но и Дагестан, и лезгины выслали на помощь чеченцам шайку около 1 тысячи человек под предводительством Нур-Магомета. 4 августа этой шайке нанес сильное поражение начальник штаба Ермолова полковник Вельяминов. После этой неудачи Нур-Магомет удалился в Дагестан, но слухи о всеобщем восстании не прекращались, и Ермолов, несмотря на осень и малочисленность войск, решил двинуться в Дагестан. 25 октября 5 батальонов, 14 орудий и 300 казаков выступили из крепости Грозной и двинулись первоначально к кумыкам. На пути к Андреевской деревне было получено известие о нападении 20 тысяч аварцев и других горцев в Каракайтаге на отряд генерала Пестеля, стоявший в селе Башлы и отступивший после тяжелого боя к Дербенту. Взятые отрядом 17 атаманов были повешены в наказание за неожиданное нападение их соплеменников.

    3 ноября Ермолов подошел к Таркам и, пользуясь тем, что теперь главное внимание горцев было обращено на него, приказал Пестелю снова двинуться к Башлам и наказать их за вероломство. Сам же двинулся на Мехтулу, лежавшую к югу от владений шамхала, и 12 ноября занял село Параул. Вслед за тем были заняты последовательно Большой Дженгутай, столица мехтулинского ханства, и Малый Дженгутай. Занятием последнего закончилась экспедиция Ермолова в Мехтулу, имевшая чрезвычайно важные результаты: селения Кака-Шура, Параул, Дургели, Урма были переданы во владение шамхала, из остальных же селений ханства было образовано особое приставство под управлением русского офицера, и таким образом самостоятельность Мехтулы исчезла навсегда. Разгром Мехтулы произвел сильное впечатление на умы горцев, и многие из них явились с выражением покорности.

    18 июля полковник Вельяминов заложил крепость Внезапную. Постановкой этой крепости преграждался путь чеченцам к нижнему Тереку через кумыкскую степь и доступ в Дагестан через Салатавские горы. Кроме того, Внезапная связывала ранее построенную линию укреплений с дружественным нам шамхальством, и таким образом, к концу 1819 г. железный полукруг уже охватывал Чечню и часть Дагестана.

    Постройка крепости Внезапной так встревожила весь Дагестан, что аварский хан решился наконец открыто встать во главе движения горцев. Поручив действия в южном Дагестане генерал-майору князю Мадатову, имевшему недюжинные боевые способности, сам Ермолов отправился к вновь строящейся крепости, против которой собирались скопища горцев. Выждав здесь прибытия подкреплений, Ермолов 29 августа занял село Болтугай. Многочисленный неприятель окружил русский отряд, но наши в продолжении 4 дней ограничивались одним бомбардированием неприятельских позиций. Стесненные в 2 своих окопах и не решаясь атаковать русских, горцы стали ссориться между собою, аварский хан бежал, а вслед за ним побежало и все скопище. Спокойствие на Кумыкской плоскости было водворено с малыми потерями.

    В конце сентября крепость Внезапная была достроена и Ермолов решил наказать качкалыковских чеченцев за угон ими войскового табуна лошадей. Генерал-майору Сысоеву было приказано скрытно подойти к богатому аулу Дады-Юрт, окружить его и предложить жителям добровольно перебраться за Сунжу, а в случае отказа взять аул штурмом и не давать никому пощады. 15 сентября с отрядом из 6 рот, 5 орудий и 700 казаков Сысоев после 5-часового ожесточенного боя взял аул, при этом почти все его защитники погибли. Это произвело такое впечатление на чеченцев, что в дальнейшем они уже не оказывали упорного сопротивления, и в начале ноября Ермоловым были заняты аулы Исти-су, Наим-Барды и Аллаяр с незначительными потерями. Очистив Кумыкскую плоскость от чеченцев, Ермолов вернулся в крепость Внезапную.


    Операционная карта военных действий А. П. Ермолова на Кавказе


    Штурм Ахульго 22 августа 1839 г.


    Между тем Мадатов 22 октября занял Янги-Кенд, главный пункт уцмийства каракайтагского, звание уцмия было упразднено и Каракайтаг вместе с Табасаранью были подчинены русской власти в лице дербентского пристава.

    С занятием новых двух областей кольцо, сковывавшее горы Кавказа, все более и более охватывало страну, и это сильно волновало Дагестан. Опасность потерять независимость, а вместе с тем и возможность продолжать своеобразную полуразбойничью жизнь угрожала в равной мере всем дагестанским областям, и вот удержавшие еще владения, а также лишившиеся таковых ханы решили образовать союз, во главе которого стал акушинский кадий[110].

    Предполагалось напасть на владения шамхала Тарковского, чтобы заставить его отречься от русских и примкнуть к союзу, затем захватить чирагское укрепление с целью открыть дорогу в Кубу и разорить владения преданного России Ассан-хана кюринского.

    Укрепление Чираг стояло на границе между Казикумыком и Кюрою в горном проходе и составляло ключ горной пограничной позиции. Укрепление было занято двумя ротами Троицкого полка, но часть нижних чинов располагалась в саклях вне укрепления. В начале декабря Сурхай-хан казикумыкский, собрав скопище около 6 тысяч, ночью неожиданно появился у чирагского укрепления. Из 80 гренадер, находившихся вне укрепления, лишь немногим удалось спастись в крепость. Прапорщик Щербина с 4 стрелками, пробившись сквозь толпу лезгин, заняли высокий каменный минарет вблизи укрепления и в течение дня отбивались от ожесточенных атак горцев, пока, наконец, лезгины не подкопали минарет и не повалили его. С падением минарета лезгины обратили все свои силы против крепости, занятой гарнизоном около 400 человек. Осада длилась 3 дня; в крепости не было ни капли воды, офицеры были перебиты все и оставался один только штабс-капитан Овечкин с простреленной ногой и при нем около 100 солдат, наполовину раненных. На 4–5-й день гибель казалась неизбежна, но в это время на выручку подоспел генерал-майор Вреде с ротой пехоты и капитан Асеев с 50 солдатами. Появление русских и известие о том, что Акуша пала, принудили Сурхай-хана к бегству.

    Защита чирагского укрепления является одним из блестящих эпизодов Кавказской войны.

    В то время, когда Сурхай-хан собирал лезгин, чтобы напасть на Чираг, Ермолов отдал приказ Мадатову идти форсированным маршем к границам Акуши, и сам 11 ноября двинулся к Таркам. От владений шамхала Акуша отделялась высоким, малодоступным хребтом, который стал бы неодолимой преградой, если бы акушинцы догадались всеми своими силами занять единственный удобный перевал. Мадатов успел их опередить и занял перевал без выстрела, а 12 декабря спустился с гор и занял первую акушинскую деревню Уруму. Верстах в 10 от нее, на высоком хребте, амфитеатром находилась первая укрепленная позиция акушинцев, занятая 20-тысячным отрядом.

    16 декабря к Уруму подошли и главные силы Ермолова. Несколько дней прошло в бездействии, которое сильно удивляло окружающих Ермолова. Между тем главнокомандующий, понимая, что атака с фронта такой сильной позиции, занятой превосходящим числом противника, сопряжена с громадными потерями, выискивал средства обойти правый фланг неприятеля, где, между прочим, проходила и дорога в Акушу. Во время бездействия акушинские старшины приезжали несколько раз в русский лагерь. Ермолов приказал принимать их ласково и вселить убеждение в слабости русского отряда, чтобы усыпить их бдительность. Наконец, была найдена тропинка, по которой можно было даже протащить артиллерию.

    В полночь с 18 на 19 декабря русские войска осторожно, без шума, двинулись к неприятельской позиции и остановились на расстоянии орудийного выстрела перед деревней Лаваши. По обрыву в который упирался правый фланг неприятельской позиции, спустился отряд Мадатова и, перейдя вброд речку Манас, поднялся по отысканной казаками тропинке на противоположный гребень, заняв который, он отрезал путь к Акуше. Ермолов развернул свои силы с фронта.

    С рассветом 19 декабря начался известный в истории Кавказских войн бой под Лавашами. Охваченный со всех сторон неприятель, несмотря на свою многочисленность, растерялся и бежал. В течение не более 2 часов Ермолов нанес полное поражение акушинцам, мы же потеряли только 2 офицеров и 28 нижних чинов убитыми и ранеными. 21 декабря отряд без боя занял Акушу. Разгромом акушинцев достигалось относительное спокойствие в Дагестане за исключением Казикумыка, а потому Ермолов, оставив в мехтулинском ханстве отряд подполковника Верховского, отослал остальные войска на линию, а сам в январе 1820 г. отправился в Тифлис, так как в Имеретии возник так называемый церковный бунт, который был подавлен полковником князем Горчаковым.

    Теперь очередь настала за Казикумыком. 19 января 1820 г. Ермолов краткой прокламацией возвестил Дагестану, что за измену Сурхая Казикумык присоединяется к кюринскому владению и хан последнего, Аслан, возводится в достоинство казикумыкского хана. Дагестанцы принимали все меры к защите Сурхая. Ермолов поручил Мадатову с сильным отрядом вступить в Казикумык и выгнать Сурхая.

    В начале июня 1820 г. с отрядом из 5 батальонов, 14 орудий, казачьей сотни и до 1 тысячи человек туземной татарской конницы Мадатов двинулся в южный Дагестан. Дорога из Ширвани в южный Дагестан считается одним из труднейших путей на Кавказе, но русские войска преодолели его. Утром 5 июня были получены известия о большом скопище горцев в Хазреке. 12 июня Мадатов подошел к Хазреку и выслал вперед татарскую конницу под предводительством Гассана-Аги, брата хана кюринского. Этой коннице удалось прорвать ряды неприятеля и ворваться в окопы, но смерть Гассана-Аги внесла смятение в ряды татар.

    В этот критический момент Мадатов прискакал на место боя и за ним поспел майор Мартиненко с 4 ротами Апшеронского полка. Увидев князя, татары с новым рвением устремились на неприятеля и на этот раз окончательно сбили его с позиции. В это время удачный выстрел из орудия взорвал в самом селении неприятельские пороховые ящики, и смятение быстро охватило ряды противника. Мартиненко, воспользовавшись этой минутой, бросился в штыки и взял передовые окопы. Таким образом, русские утвердились на правом фланге. Мадатов повел главные силы на Хазрек, а конница заходила во фланг неприятелю, чтобы занять деревню Гулули и отрезать ему дорогу к Кумуху. Неприятель не выдержал натиска и бежал. Трофеями были лагерь с богатой ставкой Сурхая, 11 знамен и 2 тысячи ружей. Сурхай-хан бежал в Кумух, но старшины не приняли его и послали из своей среды трех человек к Аслан-хану, чтобы через него изъявить покорность русскому правительству.

    Эти успехи русского оружия усмирили горцев Чечни и Дагестана, по крайней мере, наружно. На левом фланге полковник Греков занялся устройством просек в чеченских лесах и с этой целью совершил экспедицию за Терек в землю качкалыковцев, где овладел аулом Ойсунгур и тем утвердился на Мичике. Часть непроходимых лесов была уничтожена, в другой же сделаны широкие просеки.

    Последующие годы в Дагестане прошли относительно спокойно, ограничиваясь лишь незначительными походами, вызывавшимися местными смутами, в которых основную роль играли аварский хан Султан-Ахмет и племянник шамхала Амалат-бек.

    В конце же 1824 г. отчасти под влиянием турецких эмиссаров, отчасти под влиянием нового религиозного учения в Чечне началось брожение, во главе которого встали известный чеченский разбойник Бей-Булат и мулла Абдул-Кадыр. Но быстрыми движениями в Малую и Большую Чечню Греков подавил начало брожения и рассеял скопища Бей-Булата. Однако религиозное движение не затихло. Новым проповедником явился мулла Магома, а его учение стало зародышем того движения, которое позднее приняло форму мюридизма[111], охватившего, как увидим ниже, весь Дагестан.

    Пользуясь этим религиозным движением, Бей-Булат собрал в Маюртупе, где находился пророк Магома, почти всех жителей Большой Чечни.

    События разыгрались, главным образом, у Герзель-аула, защищаемого 2 ротами под начальством майора Пантелеева, когда 12 июля огромное скопище горцев обложило укрепление. Гарнизон геройски оборонялся 5 дней, пока к нему на помощь не пришли Греков и Лисаневич со своими отрядами, состоявшими из 3 рот пехоты, 6 орудий и 400 казаков. Мятежники, пораженные неудачею и гонимые страхом встречи с большими силами, отступили. Имам и сам Бей-Булат первыми бежали в сопровождении нескольких сообщников; прочие рассеялись по домам в ожидании наказания. Волнение готово было потухнуть, но неосторожность Лисаневича, послужившая к его гибели, испортила дело. Лисаневич, желая устрашить мятежников, потребовал выдачи виновных. 18 июля в Герзель-ауле было собрано около 300 кумыков. Лисаневич вышел к ним и стал упрекать в измене и вероломстве и затем начал вызывать по списку замешанных в мятеже. Один из них, мулла Учар-Хаджи, бросился и нанес смертельную рану Лисаневичу и вслед за тем Грекову. Гибель этих двух выдающихся генералов вновь возродила надежды горцев, и мятеж вспыхнул снова. Появление Ермолова и его энергичные меры по укреплению линии, а затем ряд экспедиций вглубь Большой Чечни и устройство просек за Сунжей, смирили окончательно чеченцев. Пророк Магома исчез бесследно, а Бей-Булат скрылся в горы.

    Такую же систему Ермолов применил и на правом фланге Кавказа с 1821 г., назначив энергичного генерал-майора Сталя, одного из славных сподвижников Цицианова, начальником правого крыла, то есть уничтожение непокорных аулов и возведение на наиболее важных местах опорных пунктов, которые имели между собой постоянную связь. Так, в 1822 г. возникли Нальчик, Горячеводск (вблизи нынешнего Пятигорска). Благодаря этим мерам Кабарда была усмирена и, занятая русскими укреплениями, навсегда разделила воинственные народы Кавказа на две отдельные части, образовавшие два совершенно независимых друг от друга театра военных действий, что имело важное значение для последующих действий.

    На самом правом фланге положение было серьезнее. 1821 г. был также началом, когда набеги закубанских черкесов участились и стали производиться большими партиями. В начале мая 1823 г. три сильные партии черкесов, из коих одна численностью до 7 тысяч, под предводительством известного в горах Джембулата Айтекова, вторглись за Кубань и опустошили дотла селение Круглолесск. Сталь кинулся за ними в погоню, но черкесы успели уйти за Кубань и скрыться со своей добычей в горах.

    Получив известие о разгроме Круглолесска, Ермолов послал своего начальника штаба, генерала Вельяминова, на Кубань с инструкцией и обширными полномочиями. Быстрые, энергичные движения по рекам Малому и Большому Зеленчуку и поражение закубанцев на Лабе водворили спокойствие на правом фланге.

    В Черноморье до начала 1821 г. было спокойно, но совершенно неожиданно в ночь с 2 на 3 октября огромное скопище шапсугов и жанеевцев, под предводительством шапсугского старшины Измаила, появилось на Кубани. Начальник Черноморской линии генерал-майор Власов, собрав все, что было у него под руками, а именно: 611 конных и 65 пеших казаков при 2 орудиях, нанес шапсугам решительное поражение при Калаузском лимане. Но Калаузское поражение не образумило закубанцев, напротив, оно распалило страсти необузданного и гордого народа. Заволновались поголовно все горские племена Черкесии. Сильные партии, готовые нахлынуть в русские пределы, стали собираться в разных местах и производить целый ряд набегов, несмотря на решительные действия Власова, собравшего для этого даже льготные полки и вторгавшегося неоднократно в земли шапсугов и абадзехов. И только набег Власова 5 февраля 1824 г. привнес спокойствие на целый год, то есть до 1825 г. После чего шапсугский уорк Казбич вновь совершил ряд набегов в течение 1825 и 1826 гг. Наконец, убедившись в невозможности бороться с русскими, а также в бессилии Турции оказать им помощь, закубанцы присмирели вплоть до 1828 г.

    Персидская война 1826 г.

    Ермолов и Паскевич

    Императора Николай I после восшествия своего на престол обратил особое внимание на персидские дела. Под влиянием Нессельроде он считал необходимым поддерживать с Персией мир, пока она сама явно не нарушит Гюлистанский договор, и даже соглашался на уступки южной части талышинского ханства. Но Ермолов на основании опыта высказал, что малейшая уступка повлечет за собой новые притязания персов. Таким образом, Ермолов стал в прямое противоречие с намерениями и взглядами высшего правительства. Положение его становилось крайне затруднительным. Посылка генерала-адъютанта князя Меншикова в Тегеран с объявлением о восшествии на престол императора Николая I и с поручением укрепить дружественные отношения с Персией, обнаруживали недоверие государя к Ермолову. Нужно думать, что в Персию проникли слухи о пошатнувшемся положении Ермолова, так как со стороны персов в начале 1826 г. следует ряд прямо вызывающих действий. Присутствие в Персии доверенного от государя лица препятствовало Ермолову делать какие-либо приготовления к войне. Между тем персы усиленно готовились к ней, и не успел еще Меншиков выехать из Персии, как обнаружились враждебные действия. Сам Меншиков был задержан эриванским ханом и только благодаря вмешательству английского посла освобожден.

    19 июля боевые действия начались на границе Карабага без объявления войны. Малочисленные и разбросанные русские посты, застигнутые врасплох, были вынуждены отступить.

    В конце июля 1826 г. персидская армия под предводительством Аббас-Мирзы вторглась в Карабаг, где в это время находились 3 батальона 42-го егерского полка с 6 орудиями и 420 казаками. Начальником этого отряда был полковник Реут, заслуженный кавказский ветеран. Когда Реут получил известие о вторжении 60-тысячной персидской армии с 30 орудиями в Карабаг, он решил отступить к Шуше. 25 июля вся 60-тысячная армия Аббаса-Мирзы обложила Шушу. Построенная на высоких отвесных скалах, Шуша была доступна только со стороны Елисаветполя, да и этот единственный путь, поднимаясь в гору, был так извилист, крут и загроможден скалами, что достаточно было двух пушек и роты стрелков, чтобы остановить движение по ней значительного отряда. Несмотря на жалкое состояние верков крепости, взять ее открытой силой не представлялось возможным. Но, к сожалению, в крепости не было запасов. Отступив же из Чинахчи, егеря имели с собой только 8-дневный запас продовольствия. Аббас-Мирза торопился в Тифлис, и Шуша ему была не нужна, но он боялся оставить ее у себя в тылу, и потому, обложив крепость со всех сторон, он вступил с Реутом в переговоры о добровольной сдаче с правом вывода гарнизона с оружием в руках.

    Не только сам Реут, но и его сподвижники Миклашевский, Лузанов, Михайлов, Клюки фон Клюгенау и Чиляев, несмотря на недостаток запасов в крепости, единодушно отвергли предложение и решили защищаться до последней крайности. 30 июля началось бамбардирование крепости. Несмотря, однако, на тяжелые лишения, гарнизон Шуши продержался до 5 сентября, приковав к себе почти всю армию Аббаса-Мирзы в течение 40 дней и тем дал возможность сосредоточить разбросанные русские войска.

    Вторжение огромной персидской армии в Карабаг отразилось на всех соседних с ним ханствах Закавказья. Первыми восстали елисаветпольские татары, и бывшая столица ганжинского ханства Елисаветполь была занята без всякого сопротивления, так как обычный ее гарнизон был в 20 верстах в селе Зундабаде. Одновременно с занятием Елисаветполя вернулись в свои бывшие столицы изгнанные ханы в сопровождении персидских отрядов и с мешками английского золота. К сентябрю месяцу почти все провинции восточной части Закавказья подпали под власть Персии. Но поднять восстание в Дагестане персам не удалось, благодаря верности и энергичному противодействию Аслан-хана казикумыкского и шамхала тарковского.

    Хотя в распоряжении Ермолова ко времени вторжения персов в Карабаг имелось 30 батальонов пехоты, 6 эскадронов драгун и 9 казачьих полков, то есть до 30 тысяч штыков и 5 тысяч сабель при 90 полевых орудиях, но вследствие разбросанности сил, вызывавшейся местными условиями, они не могли быть соединены в одну армию и противопоставлены персидскому нашествию. Ермолов мог располагать только 30 ротами, стоявшими в Грузии, но и из них необходимо было оставить часть для охраны страны, потому он медлил с наступлением, сосредоточивая наличные силы на пути к Елисаветполю у Акстафы, под начальством Мадатова.

    22 августа состоялось первое столкновение на реке Таусе с передовым персидским отрядом, бывшим под начальством царевича Александра. Персы были разбиты, и царевич ускакал в Эривань. Получив подкрепление и отправив больных и излишние тяжести в Тифлис, Мадатов с отрядом из 3 батальонов Донского казачьего полка, 12 орудий и конной грузинской милиции, 31 августа двинулся вперед по направлению к Елисаветполю. Когда отряд 2 сентября достиг Дзигама, то были получены достоверные известия, что 10-тысячный персидский отряд под начальством принца Мамед-Мирзы стоит под Шамхором. При отряде в качестве руководителя принца находился Амир-хан сардарь, один из лучших военачальников Персии.

    На рассвете 3 сентября русский отряд двинулся к Шамхору. Неприятель отошел на правый берег реки Шамхорки. Образуя сильно укрепленную линию на протяжении 2 верст, фронтом к реке, персы стояли дугой и могли сосредоточить губительный перекрестный огонь на единственную дорогу, по которой должна была приближаться русская пехота. Разделив войска на 3 небольшие колонны с кавалерией по флангам, Мадатов выехал вперед и приказал начать наступление.

    Шамхорская битва длилась недолго и была несложна, она окончилась одним стремительным ударом в штыки. В пять раз сильнейший противник не выдержал натиска русских войск и побежал, потеряв до 2 тысяч человек одними убитыми.

    Местность от Шамхора до Елисаветполя, на протяжении тридцати с лишком верст, была устлана неприятельскими трупами. Ужас неприятеля был так велик, что персы бежали за Елисаветполь. Русский же отряд быстро шел вперед по следам бежавшего врага и захватил на пути два брошенных лагеря.

    Утром 4 сентября Мадатов занял Елисаветполь. Узнав об этом, Аббас-Мирза бросил осаду Шуши и двинулся против Мадатова со всеми своими силами. Но сразиться с Аббас-Мирзою не удалось, так как 10 сентября в Елисаветполь прибыл с кавалерией генерал-адъютант Паскевич и вступил в командование войсками.

    Недоверие государя к Ермолову и интриги врагов его были причиной того, что командующим действующими в Закавказье войсками был назначен Паскевич, хотя и под главным начальством Ермолова. Но вследствие того, что Паскевич имел право лично связываться с государем, окончательное удаление Ермолова от кавказских дел было лишь вопросом времени.

    При всех своих достоинствах и боевой репутации, Паскевич по самому ходу обстоятельств стал в оппозицию распоряжениям Ермолова, отчасти вследствие предвзятости мнения о кавказских войсках и их генералах. К 11 сентября отряд Паскевича имел 7 батальонов пехоты, один драгунский и два казачьих полка, всего 8 тысяч штыков и сабель при 24 орудиях. 13 сентября к Елисаветполю подошел со своей 40-тысячной армией Аббас-Мирза. Около полудня персидские войска с распущенными знаменами и барабанным боем начали подходить к русской позиции, но, развернув фронт, стали, ожидая нападения русских.

    В боевом порядке друг против друга неподвижно стояли две враждебные армии. Ни та, ни другая не хотела начинать сражение. Паскевич, увидев перед собою тяжелую массу надвигающейся персидской конницы, сарбазов и шахской гвардии, был смущен и хотел отступить, но Мадатов и Вельяминов убедили его принять сражение. Бой был упорный, и успех клонился на сторону персов, но удача и блестящая атака Нижегородского драгунского полка под командою генерала Шабельского повернула победу на нашу сторону. Бегство персов было так поспешно, что 17 сентября Аббас-Мирза с остатками своей разбитой армии был уже за Араксом.

    Елисаветпольским сражением закончился первый период Персидской войны в царствование Николая I. Это сражение выдвинуло на сцену нового деятеля — генерал-адъютанта Ивана Федоровича Паскевича.

    С наступлением весны 1827 г. было решено военные действия вывести в пределы Персии. Но так как осторожные действия Ермолова не вполне соответствовали представлениям императора, то в Петербурге были составлены два проекта, которые и были сообщены Ермолову для общих соображений.

    По первому проекту предполагалось, что с прибытием в Закавказье 20-й пехотной и 2-й уланской дивизий двинуть к Тавризу части, сосредоточенные в Карабаге, а главными силами действовать против Нахичевани, Маранда и Тавриза через эриванское ханство, оставив против крепостей наблюдательные отряды.

    Вторым проектом намечалось движение главными силами прямо к Тавризу, а вспомогательным отрядом овладеть Эриванью.

    Обоим этим проектам Ермолов противопоставил свой, которым он предполагал с большими силами идти на Эривань, обеспечивая при дальнейшем движении свои сообщения через эриванское ханство сильными постами.

    Государь утвердил план Ермолова с условием, чтобы военные действия начались не позже 1 апреля 1827 г. При этом самим государем были распределены роли. Командование действующим корпусом было поручено Паскевичу под главным начальством Ермолова; авангардом этого корпуса был назначен генерал-адъютант Бенкендорф. Мадатов оставался начальником карабагского отряда, наконец, известному партизану 12 года, генерал-майору Давыдову, поручались действия с отдельными отрядами по усмотрению главнокомандующего.

    По утверждении плана на Кавказ прибыл начальник главного штаба, генерал-адъютант Дибич, и вскоре между ним и Ермоловым возникли разногласия относительно хода кампании. Дибич стоял за более быстрое движение к Тавризу, Ермолов же считал необходимым прежде крепить обладание эриванским ханством, чтобы не оставлять у себя в тылу непокоренную область. Эти несогласия ускорили удаление Ермолова с Кавказа и 29 марта 1827 г. Паскевич был назначен командиром отдельного Кавказского корпуса со всеми правами, властью и преимуществами главнокомандующего большой действующей армией.

    Между тем весною 1827 г. персы начали с русским правительством переговоры, соглашаясь уступить те земли, которые и без того принадлежали России по Гюлистанскому договору. Но им было предложено установить Аракс границей и уплатить 40 млн. контрибуции. Переговоры затягивались, и продолжение войны становилось неизбежным.

    Новая кампания началась с того, что авангард под начальством Бенкендорфа в конце апреля занял Эчмиадзин. 23 апреля Бенкендорф двинулся к Эривани, 27 апреля крепость было обложена со всех сторон, и началась блокада Эривани.

    Попытки персов освободить Эривань окончились целым рядом поражений персов. Между тем блокада Эривани продолжалась, и 15 июня на смену Бенкендорфа прибыл генерал Красовский с 20-й пехотной дивизией, а вместе с ним и сам Паскевич.

    Осматривая начатые осадные работы, Паскевич нашел, что успех предприятия почти безнадежен, и приказал прекратить эти работы. Оставив 20-ю дивизию под Эриванью главнокомандующий передвинул остальные силы корпуса на Гарничай и 21-го двинулся к Нахичевани. 26 июня Нихичевань была занята русскими войсками без боя. Для окончательного ее закрепления за собой было необходимо овладеть лежавшей в нескольких верстах к югу от Нахичевани крепостью Аббас-Абадом.

    После произведенной рекогносцировки 1 июля была начата осада крепости и через 3 дня были проделаны бреши в каменной ее ограде, но 4 июля Паскевич получил известие, что Аббас-Мирза двигается с 40-тысячной армией на помощь осажденным.

    Оставив 3? батальона и 28 орудий для прикрытия осадных работ и для охраны складов в Нахичевани, Паскевич решил со всеми остальными войсками идти вперед и самому атаковать неприятеля. 5 июля около 6 часов утра произошла стычка передовых кавалерийских частей с противником. На подкрепление их были высланы казаки под начальством Иловайского и вслед за тем вся кавалерия корпуса с конной артиллерией под начальством Бенкендорфа. За кавалерией Паскевич поспешил переправить пехоту и направил ее на центр неприятельской позиции. Персы были сбиты и, отойдя версты на четыре, заняли новую укрепленную позицию, пытаясь остановить наступление русских. Но кавалерия, предводимая полковником Раевским и князем Андронниковым, не давала Аббасу-Мирзе ни минуты, чтобы устроиться на новой позиции. Пехота по следам драгун тотчас заняла центральный холм, главенствующий над всей территорией боевого поля, и поставила здесь свою батарею. Неприятель обратился в совершенное бегство. Преследование пехотными частями продолжалось до Джеван-Булака. Поражение персов под Джеван-Булаком лишило гарнизон Аббас-Абада последней надежды на освобождение, и 7 июля утром крепость сдалась.


    Взрыв в Михайловском укреплении 22 марта 1840 г.


    Одержанные успехи послужили Паскевичу предлогом начать переговоры о мире согласно желанию императора, но посланный с этою целью Грибоедов вскоре убедился, что переговоры не приведут ни к чему и персы желают лишь выиграть время.

    С овладением крепостью Аббас-Абадом русские стали твердой ногой в Нахичеванской области. Оставалось овладеть Сардарь-Абадом и Эриванью, чтобы утвердиться в Эриванской области. Отправляя Грибоедова в персидский лагерь для переговоров о мире, Паскевич в то же время усиленно готовился к новому походу. Ввиду важного значения крепости Аббас-Абада, она была исправлена и приведена в оборонительное состояние. В нахичеванском ханстве было введено русское управление. Военная и административная власть области была сосредоточена в лице аббас-абадского коменданта, которым был назначен генерал-майор барон Остен-Сакен. Но болезненность, которая развивалась в войсках от невыносимой жары, заставила Паскевича отложить военные действия до осени, а войска, стоявшие в лагере под Аббас-Абадом, перевести в более здоровое возвышенное место, каковым являлось село Кара-Баба, знаменитое по кровавому бою, который здесь выдержал Несветаев в 1808 г. Болезненность войск не уменьшалась, однако, и здесь.

    В то время когда главные силы действовали в Нахичеванской области, 20-я пехотная дивизия под начальством Красовского блокировала Эривань. Наступившая жара породила также значительную болезненность в рядах солдат, только что пришедших из России и не привыкших к тамошнему климату. Поэтому блокада Эривани была снята, и отряд отошел на стоянку на Баш-Абаранскую возвышенность. Больные оставлены были в Эчмиадзине, а потому он был укреплен, снабжен запасами и там оставлен гарнизон — 1 батальон Севастопольского полка, 5 орудий и конная армянская сотня.

    Комендант Эривани после неудачной попытки захвата Эчмиадзина написал Аббасу-Мирзе об уходе русского отряда в горы и беззащитности Эчмиадзина.

    Потеряв Аббас-Абад и потерпев поражение при Джеван-Булаке, Аббас-Мирза, находившийся в это время в Чорсе, решился на довольно смелый план: двинуться к Эривани, разбить слабый отряд Красовского и затем идти на Тифлис, и таким образом, оказавшись в тылу главных сил русского корпуса, вынудить Паскевича отказаться от намерения идти на Тавриз.

    Действительно, 4 августа на Эчмиадзинской равнине появилась 30-тысячная персидская армия, а 6 августа она остановилась у д. Аштарак, между Эчмиадзином и Дженгулями, где находился Красовский с 4-тысячным отрядом. В главном русском лагере у Кара-Бабы ничего не знали о движении Аббас-Мирзы, и таким образом, Красовский не мог рассчитывать на помощь оттуда.

    Убедившись в неприступности позиции, занятой Красовским на дженгулинских горах, Аббас-Мирза расположил свои войска лагерем у Ушакана — также на сильной позиции и, с целью выманить Красовского в поле, большую часть своих сил отправил на Эчмиадзин, который и обложил. Так как с падением последнего открывалась дорога на Тифлис через Гумри, то Красовский, несмотря на малочисленность своего отряда, решил двинуться на помощь Эчмиадзину. Оставив в лагере обоз, больных и небольшое прикрытие, Красовский 16 августа выступил с 5 батальонами, 2 казачьими полками и 12 орудиями и на втором переходе был атакован всею армиею Аббаса-Мирзы.

    Потеряв 24 офицера и 1130 н. ч., Красовский тем не менее пробился к Эчмиадзину. Этот бой, носящий название Аштаракского, стал рядом геройских подвигов и самопожертвования. Он освободил Эчмиадзин от блокады и так поразил персов, что они отошли к Эривани, и планы Аббаса-Мирзы о вторжении в Грузию рухнули.

    Аштаракский бой повлиял на дальнейший ход кампании. Когда во второй половине августа главные силы корпуса готовились к движению на Тавриз, Паскевич получил известие о вступлении персидской армии в эриванское ханство. Вначале главнокомандующий не придал этому большого значения, полагая, что туда двинулась только часть персидских сил, и преувеличивая численность отряда Красовского, он рассчитывал, что последний с персами справится сам. Но, получив 27 августа подробное донесение об Аштаракском бое, решил тотчас же идти к Эривани. 3 сентября отряд Паскевича был уже на Гарничае, а 5-го — у Эчмиадзина. Узнав о приближении русских войск, Аббас-Мирза отступил за Аракс и стал около укрепления Кара-Кала, в 45 верстах от Сардарь-Абада. Отступление персидских войск от Эривани и бегство коменданта этой крепости указывало на возможность овладения Эриванью без больших сравнительно усилий, но Паскевич решил сначала овладеть Сардарь-Абадом, так как эта небольшая крепость была важна по своему положению относительно Эривани, угрожая флангу осадного отряда.

    Крепость Сардарь-Абад стояла на обширной равнине, расстилавшейся от Эчмиадзина к стороне Алагеза. Двойные высокие стены ее, расположенные правильным четырехугольником с огромными башнями и воротами, придавали ей весьма внушительный вид. Ее гарнизон состоял всего из 2 тысяч, но во главе стоял опытный вождь Гассан-хан, пробравшийся сюда тайком из Эривани. Ввиду этого Паскевич решил овладеть Сардарь-Абадом правильною осадой. Начальником осадного корпуса был назначен Красовский.

    В ночь с 14 на 15-е были построены батареи и открыто бомбардирование. 16 сентября в лагерь прибыла осадная артиллерия, и вечером того же дня заложили брешь-батарею. 19 сентября в крепости были произведены значительные разрушения, и вечером гарнизон, пользуясь темнотою, бежал из крепости, после чего крепость была занята.

    После падения Сардарь-Абада настала очередь Эривани. Мысль о взятии Тавриза отходила на задний план, так как к концу 1827 г. возникла вероятность войны с Турцией, и для действий против Карса необходимо было утвердиться в Эриванской области.

    Торопясь овладеть Эриванью до начала ненастной осенней погоды, Паскевич 22 сентября уже со всей своей армией был в Эчмиадзине, а на следующий день весь корпус двинулся к Эривани и стал на берегу Занги, в 2 верстах от города. Известие о падении Сардарь-Абада поколебало мужество эриванского гарнизона, но во главе его вновь появился Гассан-хан и его мужеству Эривань обязана упорной защитой.

    После рекогносцировки 24 сентября собрался военный совет, и было решено вести атаку на крепость с ее юго-восточного угла. В ночь с 25 на 26-е начались осадные работы, и утром 28-го по крепости били уже 14 осадных орудий, а 1 октября Эривань была взята.

    Выступая к Эривани, Паскевич поручил командование войсками в Нахичеванской области генерал-лейтенанту князю Эристову, в помощь которому был назначен полковник Муравьев (впоследствии известный Муравьев-Карский).

    Между тем Аббас-Мирза, отойдя от Эчмиадзина за Аракс, двинулся к Нахичеванской области и собирался овладеть Нахичеванью, пользуясь слабостью отряда князя Эристова. В то время, когда персидские войска приближались к русским границам, к Эристову подошло подкрепление, и отряд его достиг численности до 4 тысяч пехоты и 2 тысяч конницы при 26 орудиях Аббас-Мирза, не зная об усилении русского отряда, в первой половине сентября перешел авангардом Аракс и остановился в 7 верстах от Нахичевани. Русская конница бросилась на него. Персы стали поспешно отступать. При появлении нашей пехоты неприятель бросил начатые укрепления и стал отступать.

    17 сентября авангард русского отряда был уже в Чорсе. Здесь Муравьев, двинувшийся с батальоном пехоты и дивизионом конницы на розыски неприятеля, убедился, что Аббас-Мирза со всеми своими силами стоит у Хои; кроме того, Муравьев узнал о полной деморализации персидской армии. Несмотря на благоприятные условия дальнейшего наступления, недостаток запасов заставил Эристова вернуться со своим отрядом в Нахичевань.

    Муравьев тем временем убедил Эристова идти прямо на Тавриз, и вот 30 сентября отряд снова перешел Аракс и вступил в Азербайджан. Русские нигде не встретили сопротивления, и 2 октября заняли город Маранду. Еще не успели русские расположиться на отдых, как пришло известие о приближении Аббаса-Мирзы, который двигался сюда со всей своей армией. Занятием Маранды Эристов опередил принца на один день, но Аббас-Мирза, узнав, что русские в Маранде, перешел на нахичеванскую дорогу, отрезав таким образом русскому отряду путь для отступления. Положение Эристова было бы критическим, если бы в это время не пришло известие о падении Эривани, которое произвело на персидские войска потрясающее действие. А когда вслед за тем пронесся слух, что русские двигаются по хойской дороге, армия Аббаса-Мирзы, охваченная паникой, побежала. Путь на Тавриз был открыт, и столица Азербайджана была занята авангардом под начальством Муравьева 13 октября без боя, а 10 октября в Тавриз прибыл и сам Паскевич.

    Потеря Тавриза была неожиданным и страшным ударом для Аббаса-Мирзы. И вот, едва Паскевич вступил в Тавриз, как на другой же день, 21 октября, прибыл каймакам[112] от Аббаса-Мирзы для переговоров. Паскевич поручил дипломатическому чиновнику Обрезкову вести переговоры с представителем Персии в деревне Кара-Мелик.

    Переговоры эти уже приходили к благоприятному концу, как вдруг в отношениях персидского правительства к русскому наступила резкая перемена. Причиной этому были осложнения наших политических отношений с Турцией. Порта уведомила об этом шаха и советовала не спешить с заключением мира. Это обстоятельство заставило в начале 1828 г., несмотря на холодную суровую зиму, продолжать войну. Быстрое наступление русских войск и занятие 15 января Урмии, а 25-го Ардебиля вынудили шаха принять все условия мира, который и был заключен 10 февраля в Туркменчае.

    Развитие мюридизма

    Первые успехи Шамиля

    Занятие Черноморского побережья

    Штурм Ахульго

    В то время когда Ермолов и затем Паскевич были отвлечены войною с Персией, на Северном Кавказе разгоралось пламя обширного восстания под влиянием религиозного учения, известного в истории под названием мюридизма, сущность которого заключалась в своеобразном толковании второй части Корана-таригата, излагавшей действия и поступки Магомета, достойные подражания для каждого правоверного.

    Первыми проповедниками таригата были персидские властители из дома Сафи, носившие название «мюршидов», а их последователи получили название «мюридов». В первоначальном своем виде учение мюридизма не имело политического характера, а тем более воинственного. Но, распространяясь постепенно с Востока, мюридизм достигает Кавказа в XVIII веке в значительно измененном виде, и одним из главных его догматов в это время является «джезид», то есть война с неверными. К чистому учению таригата примешалось в сильной степени демократическое начало, которое давало возможность всем, кому жизнь и обстоятельства не улыбались, порвать узы, связывавшие их с обществом, и под видом угождения Богу и истинной вере, в бунтах и разбоях искать изменения существующего порядка. Позднее при Шамиле мюриды утратили свое религиозное направление и ученость, а сделались лишь слепыми исполнителями власти имамов. Мюридизм стал средством для любого бедняка к достижению почести и славы путем верной службы и строгого исполнения предписаний имама.

    Первые проблески мюридизма на Кавказе проявились в лице Шейх-Мансура, но после его пленения русскими в Анапе его приверженцы рассеялись и о мюридизме не было слышно до 1823 г., когда он с новой силой распространился по всему Дагестану. Проповедниками его в это время явились Курали-Магома и Гази-Магомет, известный у нас под именем Кази-муллы. Спокойная религиозная проповедь Курали-Магомы у Кази-муллы обратилась в «газават», то есть призыв к священной войне. Несмотря на суровость проповедываемых правил жизни, Кази-мулла вскоре приобрел много последователей, в том числе Гамзат-бека и Шамиля.

    К концу 1829 г. Кази-мулле повиновалась значительная часть Дагестана. Приняв звание газия, то есть ведущего священную войну, Кази-мулла собрал в Гимрах представителей духовенства, разъяснил им свое учение и цель его и вызвал такой энтузиазм, что все присутствующие провозгласили его имамом и поклялись исполнять все его приказания.

    Сознавая, что власть его в Дагестане может быть прочной только с подчинением Аварии, Кази-мулла в феврале 1830 г. попытался овладеть Хунзахом, столицей аварского ханства, но потерпел неудачу. Скопище его разошлось, и сам он с немногими последователями в сопровождении Шамиля вернулся в Гимры. Эту неудачу Кази-мулла объяснил своим приверженцам недостатком их веры в новое учение, чем вновь вызвал подъем религиозного чувства. В первых числах марта 1830 г. Кази-мулла считал в числе своих последователей до 20 тысяч семейств. Возраставшая власть Кази-муллы заставила наконец обратить на него серьезное внимание, и Паскевич приказал генерал-лейтенанту барону Розену двинуться в землю койсубулинцев и захватить самого Кази-муллу. Экспедиция барона Розена успеха не имела и только послужила к увеличению влияния имама среди горцев: их набеги на нашу линию потеряли характер хищничества мелкими партиями, а приобрели вид правильно организованных военных действий.

    Отъезжая в Петербург в апреле 1831 г., Паскевич предписал оставшимся начальникам держаться преимущественно оборонительного образа действий. Пользуясь этим, Кази-мулла напал на Тарки и крепость Бурную, расположенную вблизи этого города. Благодаря геройской защите гарнизона Бурной под начальством майора Федосеева, Кази-мулле не только не удалось овладеть ею, но здесь он был разбит наголову генерал-майором Кохановым.

    Отступив от Бурной, Кази-мулла двинулся на крепость Внезапную, которую уже обложил его помощник Ших-Абдулла. Несмотря на весьма тяжелые условия обороны и многочисленность неприятеля, крепость Внезапная продержалась до 28 июня, когда подоспел с подкреплениями генерал Емануель, и Кази-мулла отступил. Неудачи, однако, не ослабили влияния Кази-муллы. В дополнение к религиозному учению он прибавил чисто социальные выгоды для своих последователей, обещая уничтожить все сословные преимущества, установить равенство и наделить бедных за счет богатых. Эти обещания привлекли к нему массы народа, и 13 августа, собрав скопище до 8 тысяч, он двинулся к Дербенту, который обложил, и к 27 августа его сборище возросло до 15 тысяч, но прибывший с отрядом Коханов принудил Кази-муллу удалиться.

    В сентябре 1831 г. командиром отдельного Кавказского корпуса и главнокомандующим на Кавказе был назначен генерал от инфантерии, генерал-адъютант барон Розен. По прибытии в Тифлис Розен разослал во все городские общества воззвание, которым требовал покорности, и в то же время поручил генералам Панкратьеву и Вельяминову предпринять ряд экспедиций для рассеяния сборищ Кази-муллы.

    Занятие Вельяминовым аула Черкея, постоянного местоприбывания Кази-муллы, крайне стеснило последнего в Дагестане, и он направился в Чечню, где его проповедь имела большой успех не только среди мусульман, но даже и среди ингушей, ничего общего с шариатом не имеющих.

    Погоня за вновь собравшимся скопищем не приводила ни к чему. Кази-мулла избегал встречи с русскими войсками и, введя в заблуждение Вельяминова, с 1 тысячей отборных мюридов бросился на беззащитный Кизляр, в котором находился лишь один линейный батальон, и разграбил город. Этот успех поднял значение имама в глазах горцев, и погром, понесенный им в различных пунктах, не поколебал их приверженности к нему. По повелению Кази-муллы организовывались шайки, производившие почти всегда безнаказанно набеги на слабо защищенные места линии.

    Розен считал необходимым лишь привести линию в оборонительное состояние и успокаивать горцев путем мирных с ними переговоров и развитием торговли. Такая политика позволяла свободно развиваться мюридизму, и в начале 1832 г. деятельность Кази-муллы проявилась снова, вызвав ряд бесплодных походов. Государь обратил внимание, что походы предпринимаются без общей цели. Но это была программа Паскевича, который и теперь имел громадное влияние на кавказские дела, давая заключения по всем предпринимаемым мероприятиям. Лишенный самостоятельности, Розен был крайне стеснен в своих действиях и ждал указаний из Петербурга. Наконец, в начале июля был получен утвержденный план действий, по которому предполагалось прежде всего двинуться в Чечню и затем направиться против Кази-муллы и его сборищ. Выполнение первой части плана привело к уничтожению 60 непокорных аулов, 80 же изъявили покорность, выдали аманатов[113] и дали обещание не содействовать замыслам Кази-муллы. К 23 сентября экспедиция в Чечню закончилась. Кази-мулла удалился в Гимры, где вместе с Шамилем занялся усиленным укреплением этого селения, а также Унцукуля и Ирганая. Селение Гимры, лежащее на правом берегу Койсу, окружено труднодоступной местностью. 17 октября наши войска подошли к Гимрам и в течение 2 дней штурмовали селение, в одной из башен которого находился Кази-мулла с Шамилем. Шамилю удалось спастись, но Кази-мулла был убит, Гимры были взяты.

    Смерть Кази-муллы произвела сильное впечатление на горцев, но не уменьшила их пылкости. Учение имама сильно запало в умы горских народов, и стоило только явиться способному проповеднику, чтобы мюридизм проявился с новой силой. Таким проповедником явился Гамзат-бек, ученик и сподвижник Кази-муллы. К июню 1834 г. Гамзат-беку удалось подчинить себе большую часть дагестанских обществ и владений; оставалось только Авария, не желавшая присоединяться. Тогда Гамзат-бек решил овладеть ею силой. Собрав до 20 тыс. человек, он подступил с ними к Хунзаху. Во главе Аварии в это время стояла ханша Паху-бике. Выдающаяся по уму и энергии, правительница притворно согласилась следовать учению имама, но отказалась от газавата против русских и просила оставить ее в покое. Не имея возможности овладеть укрепленным Хунзахом открытой силой, Гамзат-бек прибег к вероломству. Он потребовал к себе для весьма важных переговоров двух старших сыновей Паху-бике и предательски убил их. Хунзахцы более не сопротивлялись, правительница была также убита, Гамзат объявил себя ханом Аварии и стал вводить в ней строгие правила мюридизма, что не понравилось населению, и против него состоялся заговор. 19 сентября 1834 г. Гамзат был убит.

    Несмотря на кратковременность деятельности Гамзата, она имела весьма важные последствия в отношении нашей борьбы за водворение русской власти на Кавказе. Кази-мулла положил начало объединению различных городских обществ Дагестана и указал им возможность борьбы с нами. Гамзат-бек, истребив аварских ханов, устранил окончательное препятствие к дальнейшему объединению дагестанских народов. Кроме того, приняв самовольно титул имама, он указал предприимчивым людям возможность следовать его примеру.

    Таким предприимчивым человеком явился Шамиль, второй сподвижник Кази-муллы. Шамиль не был так религиозен, как Кази-мулла, и опрометчив, как Гамзат-бек. Превосходя их обоих умом, настойчивостью, прозорливостью и значительными военными дарованиями, Шамиль в течение 25 лет вел борьбу с Россией, иногда весьма успешно.


    Станица Наурская на Северном Кавказе. Самозащита казачек в отсутствие мужей


    Во время убийства Гамзата, Шамиля не было в Хунзахе. Узнав о смерти имама, он собрал партию отчаяннейших мюридов и бросился с ними в аул Новый Гоцатль. Там он захватил награбленное имущество и уцелевшего младшего сына Паху-бике, единственного наследника аварского ханства, которого приказал немедленно убить. Но овладеть Аварией ему не удалось, так как аварцы, устрашенные этим новым злодеянием, обратились к полковнику Клюки фон Клугенау, командовавшему тогда войсками в Дагестане, с просьбою о назначении правителем Аварии Аслан-хана казикумухского до совершеннолетия Султан-Ахмет-хана, сына убитого Гамзатом Нуцаль-хана, старшего сына Паху-бике. Клугенау, оттеснив скопища Шамиля, 20 октября пришел в Новый Гоцатль, где Аслан-хан был объявлен правителем Аварии, а население приняло присягу на верноподданство русскому императору.

    Наступившая зима лишила нас возможности предпринять что-либо в Дагестане. Шамиль же в течение всего 1835 г. не проявлял своей деятельности, работая в тишине и усыпляя внимание русских властей ложною покорностью. Но в начале 1836 г. уже обнаружилось возрастающее значение Шамиля и его враждебные замыслы, вследствие чего главнокомандующий, барон Розен, предписал генерал-майору Реуту двинуться к Унцукулю и, если окажется возможным, то дойти до Ашильты — местопребывания Шамиля.

    В течение 1837 г. действия на левом фланге ограничились лишь несколькими экспедициями. Важнейшим событием этого года является просьба аварцев поставить в Хунзах русские войска с целью избавить себя от притязаний Шамиля. Занятие главного пункта Аварии было возложено на генерал-майора Фези. 29 мая Фези прибыл в Хунзах и, оставив там небольшой гарнизон, 3 июля двинулся к Ашильте, близ которой на неприступном утесе стоял замок Ахульго, где находились семейство и имущество Шамиля. Сам же Шамиль был в ауле Тилитль. 11 и 12 июня Фези овладел обоими этими важными пунктами и направился к Тилитлю, чтобы покончить с самим Шамилем.

    Тилитль был одним из неприступных аулов, тем не менее 5 июля после предварительной бомбардировки, Фези приказал штурмовать его. Не видя возможности бороться с русскими войсками, Шамиль выслал парламентера с согласием покориться. Фези вступил в переговоры и этим совершил крупную ошибку: во-первых, выпустил из своих рук Шамиля и, во-вторых, вступая с ним в переговоры, признал в нем владыку над непокорными нам горцами. Таким образом, заключенным с Шамилем условием уничтожались все плоды удачных экспедиций Фези, и Шамиль получил возможность продолжать борьбу с нами.

    В 1837 г. было обращено особое внимание на правый фланг и Черноморскую линию. Была подчинена Цебельда и начат ряд укреплений по побережью Черного моря, которые строились со стороны Сухума и от правого фланга Кавказской линии, которой в это время командовал генерал-лейтенант Вельяминов. Последним были построены Ново-Троицкое и Михайловское.

    После посещения императором Николаем I Кавказа в сентябре 1837 г. Розен был уволен и на его место назначен командиром отдельного Кавказского корпуса генерал-лейтенант Головин 1-й.

    В начале 1838 г. главное внимание было обращено на побережье Черного моря. С целью утвердиться на нем из Крыма были направлены два десантных отряда: один — под начальством генерала Симборского в Абхазию и другой — под начальством генерала Раевского на Таманский полуостров. Первый отряд 11 апреля высадился у устья реки Сочи и построил Навагинское укрепление. Таманский отряд 12 мая высадился у устья реки Туапсе и построил там укрепление, названное Вельяминовским, затем у устья реки Шапсуго — Тенгинское. На месте же прежней турецкой крепости Суджук-Кале при устье реки Цемес была заложена крепость, впоследствии город Новороссийск.

    Собранный в Тамани отряд под начальством Раевского в течение лета произвел ряд высадок по Черноморскому побережью и устроил укрепления: в устье реки Субаши, названное Головинским фортом, в устье реки Псезуапе — Лазаревский форт и в промежутке между Анапою и Новороссийском — форт Раевского. 15 мая последовал приказ по корпусу, которым все укрепления на восточном берегу Черного моря, от устья Кубани до границ Мингрелии, а также Абхазия и Цебельда, соединялись в одно укрепление под названием Черноморской береговой линии. Начальником всей линии был назначен генерал-лейтенант Раевский.

    Это важное мероприятие прекращало возможность проникновения эмиссаров и провоза оружия со стороны Турции, так как все пункты, удобные для приставания судов, были заняты укреплениями. Тем не менее вновь образованная линия не была достаточно обеспечена вследствие того, что укрепления были слабой профили[114] и имели незначительные гарнизоны.

    Кроме того, климатические условия восточного берега Черного моря оказались весьма неблагоприятны. В осень и зиму 1839–1840 гг. гарнизоны приморских укреплений были так ослаблены больными, что не представлялось никакой возможности не только закончить верки и внутренние постройки, но не имелось даже под ружьем необходимого числа людей для их обороны. С другой стороны, в горах западного Кавказа начался страшный голод. Горцы мучительной голодной смерти предпочли гибель с оружием в руках и смело решились идти на грабеж и разбой, мечтая завладеть запасами укреплений.

    7 февраля 1840 г. большие толпы неприятеля окружили форт Лазарева, который к этому времени еще не был окончен и достаточно вооружен артиллерией. Гарнизон укрепления составляла 4-я мушкетерская рота Тенгинского полка капитана Марченко, ни разу еще не бывшего в делах против неприятеля. Рано утром вышедший бить зорю[115] барабанщик увидел неприятеля и ударил тревогу, но было уже поздно — горцы ворвались в укрепление, бросились к офицерскому флигелю и казармам и почти весь гарнизон уничтожили, уведя в плен не более 16 человек.

    Этот неожиданный успех ободрил горцев, и 29 февраля они захватили укрепление Вельяминовское, а 17 марта лазутчик-черкес дал знать, что горцы в числе более 12 тысяч собираются напасть на укрепление Михайловское. В укреплении находилось до 500 человек. Начальником гарнизона был старший из ротных командиров штабс-капитан Лико, пользовавшийся всеобщей любовью и уважением за свое бесстрашие, непреклонную волю и справедливое отношение к подчиненным. Получив известие о падении фортов Лазарева и Вельяминовского и зная, что гарнизон, имея много больных, не в состоянии занять все протяжение огня, штабс-капитан Лико разделил укрепление углубленным ретраншаментом[116] на две части.

    Собрав всех офицеров и нижних чинов, Лико объявил им об угрожающей опасности, напомнил долг присяги и данное ими обещание начальнику Черноморской линии генералу Раевскому не сдаваться живыми, в крайнем же случае взорвать пороховой погреб и погибнуть вместе с неприятелем. На последний подвиг вызвался рядовой Тенгинского полка Архип Осипов. Штабс-капитан Лико потребовал его к себе и договорился с ним в присутствии всех офицеров. Осипов присягнул, что подожжет порох тогда, когда черкесы будут отбивать замок у погреба. О намерении Осипова было объявлено по гарнизону.

    С вечера 18 марта каждую ночь в 12 часов весь гарнизон выходил на бастионы, а Осипов запирался в пороховом погребе. Так продолжалось до 22 марта. Часу в 4-м ночи с 21 на 22-е один из часовых заметил приближение горцев и сообщил об этом фельдфебелю Харитону Комлеву. Тот приказал стрелять. Видя, что они открыты, горцы с гиком бросились на укрепление, но были опрокинуты штыками. С 4 до 8 часов утра гарнизон укрепления отбивался от многочисленного неприятеля, но почти все защитники были перебиты и к 10 часам утра горцы ворвались в укрепление. Около 3 тысяч их бросилось к пороховому погребу и начали отбивать замки. Крыша погреба и все вокруг усеяно было неприятелем. Но вслед за стуком отбиваемых замков последовал страшный взрыв. Архип Осипов свято исполнил свой долг, и черкесам достались дорогой ценою лишь развалины Михайловского укрепления.

    К концу 1840 г. Черноморская береговая линия была восстановлена, кроме того, часть Кубанской линии было решено перенести на реку Лабу, построить несколько новых крепостей, а территорию между старой и новой линиями заселить станицами Кавказского линейного казачьего войска.

    На восточном Кавказе события в 1838 г. ограничивались небольшими походами в Салатавию и вверх по Самуру для усмирения волновавшихся вольных самурских обществ. Результатом этого похода было изъявление покорности самурцами.

    Однако небольшие экспедиции не могли оказать влияния на уменьшение распространения мюридизма и помешать упрочению власти Шамиля в горах Дагестана. Чтобы нанести Шамилю более решительный удар в пункте его пребывания, весною 1839 г. было решено отправить в Андию для овладения укрепленным аулом Ахульго — резиденцией пророка — два отряда: один, из 9 батальонов, 22 орудий, роты саперов, 5 сотен казаков и свыше 3 тысяч милиции, под начальством генерал-адъютанта Граббе, должен был действовать со стороны Чечни от крепости Внезапной; другой, в составе 11 батальонов, 22 орудий, роты саперов, 2 сотен казаков и около 1 тысячи милиции, собранный у укрепления Хазры, под начальством генерала Головина, предназначался для действия на Самуре. Перед выступлением чеченского отряда было получено сведение, что один из деятельных сообщников Шамиля — мулла Ташав-Хаджи, собрав в Ичкерии значительные силы, намерен помешать отряду Граббе.

    Двинувшись в Ичкерию, чеченский отряд весь май месяц был занят истреблением селений и уничтожением шайки Ташав-Хаджи и только в конце мая смог двинуться к селению Чиркату. При аулах Буртунай и Алмак чеченский отряд встретил упорное сопротивление передовой толпы Шамиля, силою до 4 тысяч человек. Главные же силы Шамиля находились у селения Аргуани на спуске к реке Андийское Койсу. Находясь на труднодоступной местности, селение Аргуани было еще усилено искусственными преградами. Подошедший к селению наш отряд оказался в затруднительном положении: перед ним было сильно укрепленное селение, а с фланга и тыла высокие горы, занятые противником. В таких условиях отступление, разумеется, было невозможно. После двухдневного штурма, стоившего нам 635 человек убитыми и ранеными, селение было взято. Шамиль бежал в Ахульго.

    Устроив мост на Андийском Койсу, Граббе перешел с левого берега на правый и обложил Ахульго, но неприступность укрепленного аула и понесенные при Аргуани потери заставили Граббе обратиться к генералу Головину с просьбой о высылке подкреплений из самурского отряда. Между тем этот последний, выступив в конце мая из укрепления Хазры, без особых затруднений дошел до аджиахурских высот, занятых значительными силами противника, устроившего по всему гребню завалы из камней. За завалами засело до 6 тысяч лезгин, готовых к упорному сопротивлению.

    Ночью 31 мая эти завалы были взяты 3 ротами Тифлисского полка. Горцы, захваченные врасплох, едва успели сделать несколько выстрелов. С рассветом обнаружилось, что противник очистил аджиахурскую позицию и отступил. Дальнейшее движение отряда совершалось беспрепятственно, и 5 июня Головин занял Ахты, главный пункт этого края. Результатом действий Головина стало окончательное подчинение самурцев и учреждение Самурского округа с военным управлением. По Самуру была устроена укрепленная линия, чем достигалось разобщение мусульманских провинций Закавказья с лезгинскими племенами Дагестана. При селении Ахты возвели прочное укрепление, имевшее важное стратегическое значение для этого края.

    По прибытии отряда в Ахты была получена просьба Граббе о присылке подкреплений. Понимая всю важность овладения замком Ахульго, Головин тотчас же отправил 3 батальона с 4 орудиями, с боевыми и продовольственными припасами в чеченский отряд. Прибытие этого подразделения дало возможность теснее обложить Ахульго и затем предпринять его штурм.


    План осады Ахульго


    Аулы Старое и Новое Ахульго расположены на двух возвышенных утесах, образующих полуостров, омываемый с трех сторон рекой Андийским Койсу, берега которой совершенно здесь отвесны. Рекою Ашильтой, притокой Койсу, полуостров делится на две части, и сообщение между отвесными берегами Ашильты производилось по бревнам. Пути к обоим аулам шли по узким перешейкам, которые были усилены траншеями и завалами. Окружающая местность имела невыгодные условия для устройства осадных батарей.

    К югу от Нового Ахульго возвышается отвесная скала, на вершине которой была расположена Сурхаева башня, составлявшая ключ позиции. В башне разместилось 100 самых отчаянных мюридов. Два узких гребня, которыми оба Ахульго примыкали с юга к окрестным горам, были защищены каменными постройками с глубоким рвом впереди. В Новом Ахульго за передовой башней были две каменные сакли с бойницами, соединенные траншеей и обстреливавшие перекрестным огнем то небольшое пространство, по которому было возможно движение к замку в случае падения Сурхаевой башни. Передовые постройки были соединены крутыми углубленными ходами с задними утесами, где находились жилища. По убеждению горцев, Ахульго не только не могло быть взято русскими, но даже доступ к нему совершенно невозможен.

    Ограниченность наших сил заставила Граббе отказаться от полной блокады и ограничиться обложением замка с юга. Такая блокада была бесполезной, так как давала возможность Шамилю сообщаться с левым берегом Койсу и получать оттуда подкрепления и продовольствие.

    Блокирующий отряд уперся своими флангами в Койсу и 13 июня приступил к осадным работам. Недостаток земли и скалистость грунта крайне затрудняли сооружение ходов сообщения и ведение осады. Батареи приходилось устраивать из туров, наполненных каменьями. К 27 июня было построено 6 батарей и устроен прикрытый проход между ними, начато сооружение спуска ко рву перед Старым Ахульго, поведена двойная крытая сапа и заняты сады у Сурхаевой башни. Помимо своего тактического значения Сурхаева башня заставляла нас растянуть блокаду до 4 верст. Так как осадные работы против башни были затруднительны, то решено было взять ее штурмом. Но произведенный 29 июня штурм, стоивший нам 20 офицеров и 295 нижних чинов убитыми, ранеными и контуженными, убедил Граббе в необходимости осадных работ против этой башни и артиллерийской подготовки.

    К 4 июля были построены новые батареи, и в 2 часа пополудни началось бомбардирование. К вечеру башня представляла груду развалин. Охотники разных полков, бросившись на штурм, заняли ее, потеряв 4 офицеров и 102 нижнего чина.

    С падением Сурхаевой башни появилась возможность сократить длину блокадной линии и начать действия против Ахульго. К 12 июля число осадных батарей еще увеличилось, и в этот же день прибыли подкрепления, высланные Головиным. Выдвинутые вперед 12 легких орудий, 8 горных единорогов и 6 мортир в течение двух дней бомбардировали Новое Ахульго и произвели значительные опустошения. Этот успех артиллерии, а также прибытие подкреплений, были побудительной причиной того, что Граббе решил 14 июля штурмовать Ахульго. Но этот штурм, стоивший нам 36 офицеров и 830 нижних чинов убитыми и ранеными, был неудачен[117].

    Одна из причин нашего неуспеха заключалась в том, что Шамиль имел свободный проход на левый берег Койсу и оттуда получал подкрепления и припасы, а туда отправлял больных и раненых. Ввиду этого Граббе перевел часть войск на левый берег и тесным кольцом охватил позицию Шамиля. Появилась возможность обстреливать всю внутренность позиции, а главное — единственный спуск к реке, что затрудняло осажденным добывать воду.

    Сознавая трудность своего положения, Шамиль вступил в переговоры, но главным условием поставил свободный пропуск защитников Ахульго. Граббе требовал изъявления полной покорности и не соглашался ни на какие уступки. Так как переговоры эти не приводили ни к каким результатам, то Граббе приказал 17 августа вновь штурмовать Ахульго тремя колоннами: правая предназначалась для овладения передовыми постройками Нового Ахульго, средняя была направлена по руслу реки Ашильты, между обоими замками, и левая была назначена для демонстрации против Старого Ахульго и затем, в случае успеха первых двух колонн, содействовать им в штурме Нового Ахульго.

    С рассветом 17 августа охотники Куринского полка спустились крытою галереей, быстро поднялись на скалу и, несмотря на отчаянное сопротивление мюридов, овладели передовым укреплением. На узком, ограниченном с обеих сторон, пространстве, на котором даже нельзя было выстроить взводную колонну, завязался горячий рукопашный бой, продолжавшийся до полудня. В час пополудни Шамиль поднял белый флаг и, как только прекратилась стрельба, выслал в аманаты своего старшего сына Джемаль-Эддина. Граббе потребовал от Шамиля полной покорности и дал на размышление 3 дня срока.

    Обещая быть верным подданным русского государя, имам просил позволения жить в Гимрах, но переселиться туда из Ахульго не раньше как через месяц. Не доверяя этим обещаниям и ввиду скорого наступления осеннего ненастья в горах, Граббе решил продолжать штурм.

    С рассветом 24 августа кабарлинцы бросились на две передовые сакли, соединенные траншеей, но лишь к вечеру овладели ими. Наступавшая ночь остановила кровопролитие, а с наступлением утра было видно, как женщины и дети поспешно уходили в Старое Ахульго и уносили туда имущество. Наши войска снова двинулись вперед и проникли в само селение. Неприятель бежал в ущелье реки Ашильты и старый замок, но против последнего были поставлены в Новом Ахульго 2 орудия и двинуты части правой колонны, туда же ворвался батальон апшеронцев. В 2 часа дня 22 августа на обоих Ахульго развевались уже русские знамена.

    Скрывшись в одной из пещер, Шамиль в ночь с 22 на 23-е прорвался сквозь линию нашей блокады и бежал с семейством в Гимры.

    До 29 августа войскам, занявшим Ахульго, пришлось выбивать неприятеля, засевшего в отдельных саклях и не желавшего сдаваться.

    80-дневная осада и штурмы Ахульго стоили нам 150 офицеров и 2919 нижних чинов убитыми, ранеными и контуженными. Войска были крайне утомлены, и батальоны ослабели до того, что насчитывали в своих рядах не более 200 штыков. Обувь и одежда были изношены, лошади дошли до полного истощения, и их не хватало под орудия и повозки. 30 августа экспедиционный отряд выступил из-под Ахульго, не оставив опорных пунктов ни в Койсубе, ни в Аварии, а потому вся эта территория оставалась по-прежнему вне нашей власти и влияния.

    Уничтожение Ахульго сильно подействовало на горцев, но это было ослаблено тем, что, удалившись из гор, мы не утвердились на берегах реки Койсу.

    Потеряв Ахульго, Шамиль понял, что укрепления не спасут его от русских и что, прежде чем вступать в борьбу, необходимо увеличить свои силы. Поэтому, избегая встреч с русскими войсками, Шамиль нападал на беззащитные покорные нам общества и отчасти силою, отчасти обещаниями подчинял их своей власти. Этому способствовало и действие местной русской администрации. Зимняя экспедиция генерал-майора Пулло по Чечне для сбора податей и попытки обезоружить чеченцев взволновали все население. Шамиль воспользовался этим и в начале марта явился со своими мюридами на реке Сунже. С появлением его обе Чечни, ичкеринцы, ауховцы, чачкалыки и другие горцы, подняли оружие и перешли на его сторону. Положение в Чечне и Дагестане становилось снова неспокойным.

    После поражения, нанесенного горцам при штурме Ахульго, Граббе считал край настолько умиротворенным, что решил приступить к введению в Чечне русской администрации. В декабре 1839 г. он приказал командиру Куринского полка, генералу Пулло, двинуться с отрядом в Чечню и водворить там наших приставов.

    В течение декабря 1839 и в январе 1840 г. Пулло прошел почти всю Чечню, повсюду встречая изъявление покорности и готовность уплатить подати. Это обстоятельство дало Граббе повод донести в Петербург, что на левом фланге Кавказской линии совершенно спокойно и в будущем не предвидится никаких беспокойств. На самом же деле обстановка создавалась совсем иная. Поставленные нами приставы с генералом Пулло во главе, человеком жестоким и несправедливым, притесняли местное население, которое терпело до тех пор, пока среди него не распространился слух, что русское начальство намерено обезоружить их, обратить в крестьян и брать в солдаты. Слухи эти сильно взволновали чеченцев, и они решили избавиться от русской опеки. Этим обстоятельством воспользовался Шамиль, проповедью шариата поднявший вновь Малую Чечню, а затем перенесший свою деятельность и в Дагестан.

    9 июля Клюки фон Клугенау, командовавший разбросанными в северном и нагорном Дагестане войсками, направил 4 роты с сотнею милиции шамхальцев в Ишкарты, на вероятные пути наступления противника, а 2 роты в Каранай. Утром 10 июля Шамиль стал развертывать свое 10-тысячное ополчение. Не ожидая нападения, Клугенау сам двинулся вперед и после горячего, упорного боя остановил наступление неприятеля. На следующий день бой возобновился, но без всякого успеха для горцев. Ишкартинское дело, хотя и не было решительным, но имело то значение, что имам и его скопище, встретив при самом вступлении в наши пределы сопротивление, стали расходиться по домам. Надежды Шамиля на всеобщее восстание в Дагестане не сбылись, хотя преданность нам северных обществ Дагестана была поколеблена.

    Вскоре Шамиль вновь собрал свои силы и двинулся в Аварию. Оттеснив аварскую милицию под начальством прапорщика Хаджи-Мурата, 8 августа Шамиль приблизился к Хунзаху. Клугенау выступил ему навстречу, но Шамиль уклонился от боя, и только 14 сентября произошел упорный бой, окончившийся поражением Шамиля. Авария и Койсубу были спасены от разграбления. Шамиль же двинулся снова в Чечню, куда его звал на помощь один из его приверженцев, Ахверды-Магома.

    К этому надо добавить, что и в Аварии спокойствие было нарушено вследствие измены нам прапорщика милиции Хаджи-Мурата. Хаджи-Мурат, по происхождению знатный аварский бек, вначале был предан России. Он участвовал в поражении аварцами Кази-муллы был душою заговора, уничтожившего Гамзат-бека со всеми его родственниками. Аварцы любили, верили ему и выбрали его своим правителем, русское правительство утвердило этот выбор, и он был произведен в прапорщики милиции. В это время Хаджи-Мурату было всего 20 лет и, сознавая себя слишком молодым для роли управителя такой обширной страны, как Авария, он сам добровольно допустил заместить себя соседним ханом мехтулинским Ахметом. Будучи преданным России, он мужественно отстаивал ханство от всех притязаний Шамиля до 1840 г., когда, по проискам Ахмет-хана, он был заподозрен в сношениях с Шамилем.


    Смерть генерал-майора Слепцова 10 декабря 1851 г.


    И вот его, гордого и именитого аварца, верой и правдой служившего России, приказано было заковать в кандалы и под конвоем доставить в Темир-Хан-Шуру. Это было неслыханным позором для родовитого горца. Во время препровождения ему удалось бежать в аул Цельмес, откуда Хаджи-Мурат и начал письменные переговоры с своим недавним врагом Шамилем, предлагая ему свою службу. Шамиль, потерпевший поражение под Ахульго и зная, каким влиянием пользуется Хаджи-Мурат среди аварцев, с радостью принял его предложение, так как с переходом Халжи-Мурата на сторону Шамиля дело мюридизма меняло свой характер в Аварии, а власть Шамиля получала новый блеск и распространение. Чего не могли сделать долголетние усилия Шамиля, то сделало влияние одного человека — Хаджи-Мурата. Потеряв из сферы влияния Аварию, русские окончательно потеряли свое влияние над Дагестаном, что отдалило покорение Кавказа на несколько лет и потребовало новых усилий.

    К концу 1840 г. весь край между Сунжею и Андийским Койсу и почти все пространство за этою рекою до Аварского Койсу признало Шамиля своим неограниченным властелином. В течение осени и зимы шайки горцев прорывались за Сулак и производили грабежи под самою Темир-Хан-Шурою. Это вызвало усиление войск Кавказской линии 14-й пехотной дивизией.

    Дальнейшие действия Шамиля

    Граф Воронцов

    Экспедиция в Дарго и ее последствия

    Для обеспечения линии вообще для усмирения волнений к маю 1841 г. были собраны 4 отряда: дагестанский — в Темир-Хан-Шуре под начальством корпусного командира, генерала Головина (12? батальона, 2 эскадрона и 32 орудия), чеченский — в крепости Внезапной под начальством генерала Граббе (12? батальона, 3 сотни и 30 орудий), назрановский — под начальством генерал-майора Пирятинского (4 батальона, 2 эскадрона, 2 сотни и 5 орудий) и, наконец, лабинский отряд — в Прочном Окопе под начальством генерал-лейтенанта Засса (8 батальонов, 1 тысяча линейных казаков и 10 орудий).

    15 мая Головин, двинувшись через селение Хубары к Черкею, рассеял скопище Шамиля и в тот же день вечером занял Черкей, где тотчас же приступил к возведению Евгеньевского укрепления. Шамиль бросился в аухское общество и занял там аул Кишень. Граббе, занявший 22 мая после незначительной перестрелки селения Юрта-Аух и Акташ-Аух, по непонятной причине оставил их, отвел свой отряд на Терек и сам уехал в Ставрополь. Тогда Головин с половиной своего отряда двинулся в Кишень-Ауху и после упорного боя занял его 7 июня. В сентябре 250 семейств ауховского общества были переселены в деревню Андреевскую и окрестные кумыкские селения.

    Конец 1841 г. ознаменовался постройкой ряда укреплений как на левом, так и на правом фланге Кавказской линии. Между Кубанью и Лабой были построены четыре станицы: Вознесенская, Лабинская, Чамлыкская и Урупская, каждая в 200 семейств линейных казаков, образовавших Лабинское линейное казачье войско.

    Племена, жившие по реке Лабе, удалились на реку Белую и оттуда стали тревожить нас своими набегами.

    Несмотря на усиление кавказских войск и постройку ряда укреплений, в течение 1841 г. мы не достигли никаких успехов. Власть Шамиля росла вместе с его смелостью, и в ноябре он произвел набег на Кизляр, захватив, кроме огромной добычи, 1 пушку и на обратном пути одержал верх над генерал-майором Ольшевским, хотевшим пересечь ему отступление.

    1842 г. начался с недоразумений, возникших между генералом Головиным и Граббе, который добивался полной независимости действий и вышел совсем из подчинения корпусному командиру, что ставило последнего в неловкое положение, вызывая лишь пререкания.

    Опасаясь вторжения Шамиля через Гимры в шамхальские, а через Гергебиль в мехтулинские владения, Головин отправил в Темир-Хан-Шуру подкрепления и назначил командовать там войсками генерал-лейтенанта Фези. Прибыв в начале февраля в Шуру, Фези тотчас же приступил к действиям против Гергебиля, который и занял с боя 20 февраля. Шамиль был вынужден перенести свою деятельность на юг и, пользуясь отсутствием русских войск в южном Дагестане, занял Кумух. Но 12 мая после поражения, нанесенного горцам при деревне Шаурклю отрядом князя Аргутинского-Долгорукова, Кумух был очищен.

    К половине мая в распоряжении Граббе на левом фланге было 12 батальонов, 350 казаков, 32 орудия и 150 человек милиции, и ему же был подчинен находившийся в северном Дагестане отряд Клугенау, состоявший из 11? батальона, 350 казаков, 20 орудий и 2 сотен милиции. Граббе была предоставлена полная свобода действий в этой части Кавказа.

    Между тем в это время Шамиль, собрав до 15 тысяч горцев, вторгнулся с ними в казикумухское ханство и окружил в Кумухе незначительный отряд Аргутинского. Последний, пользуясь разделением сил неприятеля, разбил его по частям и энергично преследовал. Шамиль принужден был бежать, но скоро оправился по причине бездеятельности Граббе.

    Выступив 30 мая из Герзель-аула, Граббе с 10-тысячным отрядом и 24 орудиями двинулся левым берегом реки Аксая на деревни Шауни и Дарго. При отряде было множество повозок и 3 тысячи лошадей, что сильно затрудняло движение через дремучие леса Ичкерии.

    По мере движения вперед препятствия увеличивались, стали встречаться завалы, и отряд в течение 2 дней не имел воды. При упорной обороне горцев число раненых сильно возрастало. В три дня войска прошли только 25 верст, и Граббе, убедившись, что дальнейшее движение почти невозможно, 2 июня приказал отступить по той же дороге, по которой пришел, а 4 июня в весьма плачевном состоянии вернулся в Герзель-аул, потеряв 66 офицеров, более 1700 нижних чинов, орудие и почти все боевые и продовольственные припасы.

    Экспедиция Граббе к селению Игали в конце июня также была неудачна. Простояв там двое суток и будучи не в состоянии овладеть переправой на Андийском Койсу, в ночь с 28 на 29-е Граббе отступил обратно в селение Цатаних, потеряв 11 офицеров и 275 нижних чинов. После этой неудачи войска дагестанского и чеченского отрядов обратились к усилению укреплений и улучшению дорог в Аварии.

    В 1843 г. в Дагестане разыгрались события, которые заставили русское правительство обратить исключительное внимание на покорение главным образом Восточного Кавказа. Мюридизм сплотил все общества Дагестана, составил из них одно целое, готовое до фанатизма бороться за свою независимость. Император Николай I поручил генералу Головину принять более прочную систему к утверждению нашего владычества на Кавказе. Ему вменялось в обязанность постепенное овладение плоскостями посредством устройства укреплений при выходе из ущелий, проложение удобных дорог и сосредоточение всех свободных войск для наступательных действий в важнейшем пункте, оставаясь в прочих в наблюдательном положении.

    Устроив свою резиденцию в Дарго, Шамиль все лето 1843 г. организовывал свое ополчение. С окончанием же полевых работ, когда горцы освободились, Шамиль решился снова перейти в наступление. Прибыв в селение Дылым, в 10 верстах от крепости Внезапной, Шамиль стянул сюда огромные массы пеших и конных горцев. Намерения имама не были известны никому, а потому приходилось ждать его на всех пунктах.

    27 августа Шамиль с толпою до 10 тысяч неожиданно появился перед унцукульским укреплением, обложив его.

    Поспешивший на помощь Унцукулю полковник Веселицкий погиб почти со всем своим отрядом — было убито 10 офицеров, с Веселицким во главе, и 477 нижних чинов, спаслись лишь несколько человек.

    После овладения Унцукулем горцы направились к селению Харачи. Попытка Клугенау выбить неприятеля из селения Харачи не увенчалась успехом, тогда явилось опасение за сообщение наших главных сил с Темир-Хан-Шурою. Положение Клугенау было очень трудное: в его распоряжении было не более 1220 штыков с 4 орудиями, а между тем ему предстояло или бросить Аварию и сохранить свои сообщения с Шурою или пренебречь сообщениями, сосредоточиться в Аварской долине, чтобы обеспечить за нами центр гор. Клугенау избирает последнее. Оставив небольшой отряд для защиты селения Цатаныха, Клугенау перешел в Хунзах.

    В начале сентября Шамиль последовательно овладел рядом укреплений, находившихся на наших сообщениях. Отряд Клугенау, находившийся в Хунзахе, оказался отрезанным со всех сторон и окружен скопищем Шамиля. В таком, почти безвыходном, положении Клугенау обратился за помощью к начальнику самурского отряда князю Аргутинскому, который в это время находился на правом берегу реки Кара-Койсу у урочища Гудуль-Мейдан.

    Выступив 12 сентября, князь Аргутинский у селения Гоцатля потеснил скопище мюридов, бывших под начальством Хаджи-Мурата, и 14 сентября в 4 верстах от Хунзаха соединился с отрядом Клугенау. С прибытием Аргутинского силы отряда возросли до 4 тысяч штыков, 1760 сабель и 17 орудий. Преследуя отступивших мюридов, Клугенау имел несколько незначительных стычек с горцами, в частности успешных, но положение его оставалась тяжелым, отряд был совершенно отрезан от Темир-Хан-Шуры, а между тем брожение среди горцев не ослабевало. Ввиду такого положения дел, корпусный командир распорядился отправить все свободные войска с Кавказской линии в северный Дагестан. Начальником этих сил был назначен генерал-лейтенант Гурко, которому было поручено отправиться в Шуру, восстановить сообщение с Аварией и оказать помощь отряду Клугенау.

    В распоряжении Гурко было только 2 батальона с 4 орудиями, представлявшие единственный резерв всего края. Гурко решил выждать подкреплений, но в то же время, предполагая открыть сообщение с Аварией через Балаханское ущелье, разрешил Клугенау двинуться к зырянской переправе.

    Оставив с Хунзахе 2? батальона с 2 горными орудиями, Клугенау двинулся в Балаханское ущелье и 27 сентября прошел его, прогнав небольшую партию мюридов, преграждавших ему путь. Оставив для защиты ущелья князя Аргутинского с 4 батальонами и 11 орудиями, Клугенау с остальными войсками 28 сентября прибыл в Темир-Хан-Шуру.

    Между тем Шамиль сосредоточил огромное скопище у селения Дылым и 30 сентября появился у деревни Андреевой, в которой находились всего 1 батальон Кабардинского полка и полковая учебная команда. Три раза произведенная Шамилем атака была отбита благодаря энергичным действиям полковника Козловского. Шамиль отступил к Акташ-Ауху.

    Но уже 28 октября многочисленные толпы, предводимые Шамилем, показались на высотах перед Гергебилем. Укрепление было занято 300 нижними чинами Тифлисского полка с 5 орудиями под начальством майора Шаганова. В течение 6 дней горцы много раз пытались взять укрепление штурмом, но были отбиваемы. Утомленный беспрерывным боем гарнизон, понеся значительные потери, решил оставить верхнее укрепление, заложив мины. Под офицерским флигелем и казармой были закопаны 4-пудовые бочонки с порохом. В ночь на 3-е число гарнизон перешел в нижнее укрепление, перенеся туда имущество и единственный уцелевший единорог. К рассвету у верхнего укрепления остались унтер-офицеры Чаевский, Неверов и рядовой Семенов, державшие провод для запалов. Увидев, что укрепление очищено, горцы бросились в него искать добычи, но страшный взрыв похоронил несколько сотен их. Оставшиеся в живых первое время остолбенели от ужаса, потом бросились на нижнее укрепление, но были отброшены картечным огнем. Около 4 часов пополудни гарнизон Гергебиля увидел блеск штыков на Аймякинских высотах и рассчитывал на скорую помощь.

    Действительно, по получении известия о трудном положении Гергебиля, Гурко поспешил к нему на помощь с отрядом около 1600 человек. Но, подойдя к Гергебилю, Гурко увидел невозможность спуститься к нему по единственной тропе, которая обстреливалась с двух сторон неприятелем. Не желая рисковать последним резервом, Гурко в ночь с 5-го на 6-е отступил на Аймякинские высоты и 8 ноября Гергебиль был взят горцами, причем большая часть гарнизона погибла.

    С падением Гергебиля восстание распространилось по койсубулинским аулам правого берега Аварского Койсу. Обстоятельство это ставило аварский отряд в безвыходное положение, и потому Гурко приказал Клугенау оставить Аварию. Находившемуся с отрядом в Хунзахе подполковнику Пассеку было предписано срыть укрепления и отступить.

    16 ноября отряд Пассека выступил, а 17-го занял укрепление Зыряны. Дальше двигаться было нельзя, так как кругом находился неприятель, хотя и державшийся на почтительном расстоянии от укрепления. К 23 ноября Пассек успел устроить 6 редутов, 1 ретраншамент и расположил в них свой отряд, состоявший из 2400 человек.

    Испытывая страшные лишения, питаясь кониной и фунтом сахару в день на человека, в трескучие морозы, без теплой одежды, тревожимый горцами, отряд продержался до 17 декабря, когда к нему на выручку прибыл отряд Гурко. Этим выдающимся подвигом маленького отряда закончился 1843 г. на Кавказе, но в общем результате итоги кампании этого года были крайне неблагоприятны для нас. Неприятель разрушил до основания 12 укрепленных пунктов, власть Шамиля распространилась почти вдвое. В Дагестане мы потеряли почти все, ранее приобретенное, его приходилось завоевывать снова, но уже при более тяжелых условиях, чем тогда, когда мы вступали в эту горную страну.

    По получении известия об оставлении нами Аварии, император Николай I повелел вновь назначенному главнокомандующему генералу Нейгардту двинуться в горы, разбить все скопища Шамиля, разрушить все его военные заведения, овладеть всеми важнейшими пунктами в горах и укрепить те из них, занятие которых будет признано нужным.

    Для выполнения этого кавказские войска был значительно усилены. Но в течение зимы и весны 1844 г. мы не предпринимали наступательных действий, тогда как Шамиль, ободренный занятием Ава предполагал сделать то же и с шамхальством тарковским. В апреле 1844 г. 5-тысячное скопище горцев вторглось в казикумухское ханство, а Хаджи-Мурат и Мусса Балаханский с толпою в 6 тысяч человек заняли в северном Дагестане селение Кодар. Эти частные успехи горцев не имели, однако, конечного результата. Высылаемые нами отряды всегда одерживали верх над неприятелем, и в особенности сильное поражение было нанесено горцам при селениях Кодаре и Мигри. После этих столкновений наступательные операции Шамиля на время прекратились, но горцы собирались с новыми силами, и 25 мая они вновь стали сосредоточиваться у сел. Кодар, а 2 июня заняли сел. Кака-Шуру. На следующий день большая часть неприятельских сил в громадных массах двинулась к сел. Гилли. Против них был выслан отряд генерала Пассека, в составе 3 батальонов, 4 сотен и 4 горных орудий. Пассек двинулся наперерез неприятелю и атаковал горцев, которые вынуждены были двигаться к сел. Кака-Шура перед нашим фронтом под сильнейшим огнем. Небольшой наш отряд таким образом разбил 27-тысячное скопище горцев. Неприятель потерял до 1 тысячи человек убитыми и ранеными. Последствием этой победы было успокоение шамхальских и мехтулинских владений. Вслед за тем князь Аргутинский предпринял экспедицию в сюргинское общество и нанес горцам несколько поражений, результатом которых было изъявление покорности Сюрги, Каптига и Кубачи.

    Однако, несмотря на изъявление покорности этими обществами, власть Шамиля все-таки усиливалась. Он успел сплотить Чечню и дать ей административное устройство. Шамиль продолжал собирать около себя скопища и произвел ряд нападений на наши укрепления. Хотя нужно сказать, что ближайшие аулы Малой Чечни уже тяготились деспотизмом имама и желали перейти в русское подданство при условии, что русские войска не дадут их в обиду Шамилю. Одними из первых были жители селения Гехи в Малой Чечне.

    Сознавая, что пример гехинцев может плодотворно подействовать на прочие чеченские общества, Фрейтаг двинулся к сел. Гехи с 6 батальонами, 2 сотнями и 14 орудиями. При этом из Назрана приказано было двинуться полковнику Нестерову с его отрядом на усиление отряда генерала Фрейтага. Нестеров, при приближении к реке Валерику, встретил большое сопротивление со стороны неприятеля. Горцы успели разорвать отряд на две части и поставить его в весьма затруднительное положение. Только появление Фрейтага с 3 батальонами спасло Нестерова от окончательного поражения. Услышав выстрелы со стороны Валерика, отряд Фрейтага бегом направился к месту боя и атаковал горцев.

    Заняв Гехи, начальник левого фланга, генерал Фрейтаг, приступил к уничтожению окрестных аулов и продовольственных запасов. Но эти меры не имели решительных результатов. Горцы собирались то в одном, то в другом месте и вызывали необходимость экспедиций. Это привело к необходимости снова утвердиться в Чечне, и с этой целью отряд Гурко 19 августа прошел Ханкальское ущелье и двинулся вверх по реке Аргуни. В окрестностях разоренного аула Чех-Кери он выбрал место и 22 августа заложил укрепление, названное Воздвиженским. Это укрепление, вооруженное 34 орудиями крепостной и полевой артиллерии и снабженное в изобилии продовольственными припасами, составило центр, или опору, предполагаемой новой Чеченской линии.

    Наиболее важным событием, имевшим влияние на положение наших дел в 1844 г., была измена нам элисуйского султана Даниель-бека. Не получивший образования, но одаренный от природы замечательными способностями и твердою волею, Даниель-бек принадлежал к уважаемой всеми горцами фамилии, управлял своим народом наследственно и пользовался большим влиянием среди элисуйцев. Даниель-бек считался на русской службе, имел чин генерал-майора и получал от русского правительства жалованье. Преобразования края, коснувшиеся и элисуйского владения, в особенности лишение права на жизнь и смерть своих подданных, не нравились Даниель-беку. Между ним и властями Джаро-Белоканского округа произошел ряд столкновений, которые окончились переходом Даниель-бека на сторону Шамиля.

    В начале июня мирные до того элисуйцы обнаружили враждебные действия, начались разбои партий под предводительством султанских нукеров, толпа мятежников подошла к сел. Гулюк для возмущения жителей. Ближайшие горские общества и почти весь Белоканский округ волновались. Присутствие наших войск до некоторой степени сдерживало население от возмущения, но малейшая наша неудача могла стать сигналом к общему восстанию.

    Обстоятельства требовали быстрых и решительных действий. Ввиду этого командовавший войсками в Джаро-Белоканском округе генерал-майор Шварц, с отрядом, силою около 4 батальонов, 2 эскадронов пеших драгун, 150 казаков и 1 дружины пешей милиции, выступил к сел. Гулюк и, пройдя его, вступил в элисуйские владения. Там он был встречен сильным огнем мятежников, атаковал их и принудил их к отступлению. 13 июня штурмовал завалы, занятые толпою около 3 тысяч человек. Неприятель потерял около 400 человек. Весть о нашей победе быстро разнеслась и внесла успокоение в готовые уже восстать Нухинский и Шекинский уезды и Белоканский округ. Позиция, занятая Шварцем при сел. Кахе, совершенно запирала Даниель-бека в горах.

    Располагая 6 тысячами вооруженных горцев и рассчитывая на неприступность местности, Даниель-бек надеялся удержаться до прибытия подкреплений от Шамиля. Несмотря на малочисленность своего отряда, Шварц двинулся к Элису. После горячего боя он штурмом овладел и этим укрепленным селением. Наши потери были 12 офицеров и 351 нижний чин; горцы оставили на месте более 500 тел. Даниель-бек бежал. 26 июня в селении Ках было открыто временное управление, а элисуйское владение было переименовано в округ; население обращено в государственных крестьян и приведено к покорности.

    На правом фланге действия ограничивались сравнительно незначительными стычками с горцами, на Черноморской же линии 1844 г. ознаменовался геройским отражением значительного скопища горцев от головинского укрепления.

    Укрепление это, вооруженное 24 орудиями, имело гарнизон из 2 рот, численностью всего в 377 человек. Ночью 16 июля, за два часа до рассвета, горцы в числе до 6 тысяч человек тихо приблизились к укреплению и бросились на штурм. Между прочим во рву укрепления имелся палисад и были положены доски с вбитыми в них острыми железными гвоздями. Попав на гвозди, передние ряды горцев завалили дно рва своими телами и тем облегчили эскаладу своим задним товарищам. Несмотря на огромное поражение, нанесенное штурмующим картечными выстрелами, неприятель ворвался в укрепление и в темноте ночи бой разбился на несколько отдельных эпизодов.

    С рассветом майор Янчин, державший резерв в своих руках, и поручик Завадский с небольшою горстью солдат атаковали неприятеля с такой стремительностью и неожиданностью, что горцы были выбиты из укрепления. Тем не менее они остались вблизи, и гарнизон деятельно готовился к новому штурму. Но прибывшая к утру 17 июля помощь из лазаревского укрепления заставила горцев удалиться.

    В общем результаты всех наших экспедиций в 1844 г. были весьма незначительны. Они ограничились лишь покорением Акуши и Цудохара, постройкой же укрепления Воздвиженского было положено начало обустройству передовой Чеченской линии. Но значение наше в горах не усилилось, власть Шамиля не ослабилась и многое из утраченного в предшествующие годы мы не возвратили.

    Выступление Шварца в Тлесерухе временно обеспечило Лезгинскую кордонную линию, внес успокоение и среди жителей элисуйского владения. Но в Дидое, Анкратле и северных магалах казикумухского ханства мюридизм развивался все более и более. Весь южный Дагестан, на территории между главным хребтом и Аварским Койсу, был охвачен волнением. Все лезгинские общества, расположенные по левым берегам Сулака и Аварского Койсу, оставались непокорными и высылали бойцов по первому требованию имама. Покорными нам в северном Дагестане были шамхальцы и большинство мехтулинцев. Среди же чеченцев, особенно Малой Чечни, было заметно уже утомление беспрерывной 6-летней борьбой, отрывавшей рабочие руки от полевых работ и вследствие этого вызывавшей повсеместное обеднение населения.


    Фельдмаршал князь Александр Иванович Барятинский


    Тем не менее власть Шамиля росла. Причинами такого роста была ненависть к русским и уменье имама привязать к себе бедный класс населения. Система управления Шамиля сплотила многие горские племена в одно целое, и борьба становилась трудною. Система наших действий против враждебных горцев, руководимая из Петербурга, не достигла цели. Необходимо было прислать на Кавказ лицо, облеченное полномочием и доверием для принятия решительных мер на месте. Таким лицом явился назначенный наместником Кавказа граф М.С. Воронцов.

    В конце апреля наместник прибыл во Владикавказ, куда стали являться местные жители с изъявлением покорности и с просьбою прислать для их охраны войска. Граф Воронцов приказал генералу Лидерсу с отрядом двинуться из Воздвиженского к Ахшакатай-Гойте. Но по всему пути следования никто не явился с покорностью, а напротив, во многих местах встречали выстрелами. Тогда было решено послать экспедицию в Дарго, местопребывание Шамиля, чтобы там его поразить.

    Для этой экспедиции предназначались два отряда: чеченский (13 батальонов, 14 сотен, 28 орудий) под начальством генерала Лидерса и дагестанский (10 батальонов, 3 сотни, 18 орудий) под начальством генерал-лейтенанта князя Бебутова. Дагестанский отряд 29 мая от Темир-Хан-Шуры перешел к аулу Гертме, где 3 июня соединился с чеченским отрядом. Наступление обоими отрядами предполагалось произвести через Гумбет и Андию.

    Неприступность местности, необыкновенно крутые подъемы и спуски с множеством завалов из больших бревен замедляли движение отрядов. 14 июня чеченский отряд занял селение Анди и пространство до аула Гагатль, а дагестанский отряд стал лагерем за Гагатлем. До 18 июня войска действующего отряда оставались на занятых позициях и испытывали большие лишения. При трудной проходимости дорог значительное число лошадей пало, транспорты уменьшались и доставляли весьма мало продовольствия. Многие части по два и четыре дня не имели сухарей.

    Обеспечение сообщений ослабило боевую численность войск, и оба отряда, соединенные в один, были подчинены генералу Лидерсу, а князю Бебутову было поручено отправиться в Темир-Хан-Шуру для принятия мер к обеспечению и безостановочному снабжению экспедиционного отряда всем необходимым.

    За выделением промежуточных и боковых отрядов, в распоряжении главнокомандующего оставалось 11 батальонов, 3 роты стрелков, 2 дружины пешей милиции, 4 сотни казаков, 9 сотен милиции и 10 орудий, всего 9500 человек. С этими силами Воронцов 6 июля двинулся по дороге в Дарго, направляясь по хребтам правого берега Аксая. На 14-й версте от аула Гагатля дорога входит в дремучий ичкеринский лес и этим лесом тянется версты три. Недалеко от опушки леса отряд остановился для отдыха. Неприятель, видимо, готовился к обороне, и спуск к Дарго оказался прегражденным 27 завалами из толстых бревен.

    Прибыв к авангарду, Воронцов приказал начальнику его, генералу Белявскому, спуститься в долину Аксая и овладеть аулом Дарго. С большим трудом двигались солдаты по наклонному более 45° спуску, тянувшемуся на протяжении версты и, несмотря на отчаянное сопротивление горцев, 6-го же июля заняли Дарго.

    Граф Воронцов ожидал, что с занятием резиденции Шамиля население изъявит покорность. Но в действительности чеченцы готовились к новому сопротивлению, так как отлично сознавали, что русскому отряду нет отступления и он должен погибнуть в ичкеринских лесах. На пути в Андию горцы повсюду устроили завалы. Таким образом, транспорты с продовольствием не могли достигнуть отряда, расположенного в Дарго. Для того чтобы взять припасы, была послана почти половина отряда навстречу транспортам. Солдаты должны были наполнить ранцы продовольствием и принести его для отряда, а транспортные повозки — следовать обратно. Эта экспедиция, прозванная сухарною, обошлась нам весьма дорого: были убиты 2 генерала, в том числе Пассек — один из выдающихся кавказских генералов, 17 офицеров и 537 нижних чинов, ранено 32 офицера и 738 нижних чинов. Кроме того, пришлось бросить в лесу 3 единорога.

    Из-за недостатка продовольствия и невозможности двинуться в Андию, Воронцов решил пройти к Герзель-аулу, где должен был находиться отряд Фрейтага и до которого было не более 40 верст. 12 июля все тяжести были уничтожены, даже палатки сожжены или разорваны на портянки, и 13 июля отряд двинулся на сел. Цонтери. Положение отряда с каждым днем становилось более критическим. Число раненых и больных росло. Вьючных лошадей не хватало на их перевозку, продовольствие уменьшалось. По прибытии к селению Шаухал-Берда Воронцов приказал уничтожить излишние лафеты и зарядные ящики, чтобы освободившихся лошадей отдать под больных и раненых. При отряде оставалось всего 2 легких и 6 горных орудий. В таком положении главнокомандующий решил дождаться в Шаухал-Берда прибытия отряда Фрейтага, который и прибыл 19 июля.

    Даргинская экспедиция, стоившая нам 3 генералов, 28 штаб-офицеров, 158 обер-офицеров и 3321 нижнего чина и необыкновенных усилий со стороны всех чинов отряда, дала совершенно отрицательные результаты. Был потерян год кампании, стоивший значительных денег и людей, и не подвинулись в смысле покорения Кавказа ни на один шаг вперед. Горцы же приобрели уверенность в своих силах и надежду отстоять свою независимость.

    Еще раз в этом случае подтвердилось, что система отдельных экспедиций вглубь Дагестана не может привести к его покорению, и необходимо снова вернуться к намеченной Ермоловым системе, то есть к постепенному овладению и окружению горцев. Для этого необходимо было прежде всего занять плоскости и предгорья Большой и Малой Чечни. Первым шагом для этого было устройство в лесах просек. 4 декабря Фрейтаг выступил из крепости Грозной и приступил к устройству просек в гойтинском лесу. К 20 декабря широкая полоса леса, отделявшая урочище Начхой-Каж от Аргунской долины, исчезла, и неприятель не мог уже нам вредить при проходе наших войск через гойтинский лес.

    Неудача Даргинской экспедиции не прошла бесследно, и граф Воронцов на опыте убедился в бесполезности наступательных действий, не связанных общим планом постепенного занятия страны.

    Потерянные нами укрепленные пункты, разбросанные от реки Самура по Казикумухскому и Аварскому Койсу, то есть от укрепления Ахты до аула Цатаных, имели важное стратегическое значение. Они прикрывали средний Дагестан и не позволяли неприятелю вторгаться в покорные нам владения. С переходом этих пунктов во власть Шамиля эти владения находились под ударами скопищ пророка. Чтобы защитить страну и устроить возможно лучшее сообщение с средним Дагестаном, Воронцов приступил к устройству военно-ахтинской дороги, от селения Шин через гору Большой Салават.

    В 1847 г. дорога эта была проведена на 40 верст. Кроме этой дороги Воронцов признавал необходимым возвести укрепление в Гергебиле и занять один пункт у селения Руджи для подвижных резервов и для склада боевых и продовольственных припасов. С этой целью предполагалось составить два отряда: дагестанский — для движения с севера и самурский — с юга, со стороны казикумухского ханства. К ним впоследствии должен был присоединиться вспомогательный лезгинский отряд.

    Получив известие о сосредоточении русских сил, но не зная направления наших действий, Шамиль старался привлечь к себе племена, оказавшие нам расположение, каковыми были акушинцы, казикумухцы и другие. Наэлектризовав население, Шамиль стал стягивать к Дарго свое ополчение. Планируя действовать в Чечне, имам принял все меры к тому, чтобы отвлечь от нее наше внимание и заставить сосредоточить его на Дагестане, а сам с несколькими тысячами человек и 7 орудиями двинулся к аулу Шали.

    Между тем в начале мая открылась экспедиция по предложенному Воронцовым плану. 6 мая князь Бебутов выступил из Дженгутая к Гергебилю с отрядом в 4 батальона, 8 орудий, 1? сотни казаков, командою саперов и конною милицией, на другой день в селении Оглы к нему присоединились 2 батальона ширванцев. 10 мая Бебутов подошел к Гергебилю, но, убедившись в невозможности овладеть этим аулом открытой силой и устроить блокаду, отступил. 25 мая в дагестанский отряд прибыл Воронцов с 2 батальонами самурского полка. 1 июня, по получении известия о движении самурского отряда с Турчидага, дагестанский отряд вновь двинулся к Гергебилю.

    Аул Гергебиль, упиравшийся с северо-запада к отвесным недоступным скалам, был сильно укреплен внутри и обнесен высокою стеною с амбразурами; две башни и одна укрепленная сакля фланкировали[118] местность перед стеною.

    В ночь с первого на второе июня были заложены батареи, которые тотчас же по окончании открыли огонь и к вечеру 3 июня пробили брешь в исходящем углу стены аула. Предполагая незначительность гарнизона Гергебиля, граф Воронцов 4 июня решил штурмовать аул двумя колоннами, общее начальствование над которыми было поручено генерал-майору Кудашеву. Самурский отряд должен был следить за неприятелем, расположенным на высотах вокруг укрепления. Но двукратно произведенный штурм успеха не имел, отряд потерял 36 офицеров и 581 нижнего чина.

    До 8 июня отряд оставался на позиции перед Гергебилем и затем двинулся за Казикумухское Койсу. По отступлении в Ходжал-Махи граф Воронцов намерен был предпринять действия против аула Салты и с этой целью, сформировав особый отряд, 10 июня двинулся к Дюз-Мейдану и 20 июня пришел на Турчидаг. Как бы предвидя цель движения наших войск, Шамиль энергично укреплял Салты.

    26 июня отряд подошел к аулу Салты, 28-го — заложены батареи, а 7-го — заложен минный колодезь и подведены минные галереи. При этом обнаружилось, что наш противник хорошо знаком с минной войной и сделал правильную контрминную галерею. 18 августа наши минеры услышали контрминера как раз по направлению галереи. Тотчас же заложен был камуфлет[119], но неприятель его предугадал и прежде, чем мы успели забить его, горцы просверлили тонкий простенок, разделявший их от камуфлета, и выстрелами из ружей взорвали его. Весь камуфлет обратился в нашу сторону и жертвами взрыва были 1 офицер и 2 минера.

    20 августа в стенах аула были пробиты две бреши. Чтобы теснее обложить Салты и лишить возможности осажденных получать подкрепления, были заняты сады в тылу укрепления и две высоты. Понимая важное значение этих высот, горцы два дня, в течение 22 и 23 августа, отчаянно отбивали их, но безуспешно. После упорной обороны 14 сентября аул Салты был взят штурмом, а 25 августа, разрушив все постройки, отряд двинулся на Цудахар и перешел затем на зимние квартиры.

    В ноябре Шамиль сделал попытку напасть на Цудахар, где в это время находился 2-й батальон Самурского полка, но подоспевший на выручку князь Аргунтинский с войсками заставил Шамиля отступить. Аргутинский преследовал неприятеля до селения Мукархлю, доказав этим зимним походом, что ни сильные морозы, ни глубокие снега не могут остановить русских и, по выражению Суворова, где проходит олень, там пройдет и русский солдат.

    Вследствие агитации Шамиля в 1847 г. мюридизм распространился и утвердился в обществах, прилегавших к нашей Лезгинской кордонной линии. Руководитель партий, враждебных русским, бывший элисуйский султан Даниель-бек 1 мая явился в Джурмут с 6-тысячным ополчением, откуда двинул отряды в Мухахское ущелье и к селению Белоканам.

    Сильная позиция в Мухахах была важна для нас в том отношении, что прикрывала хлебородные и спокойные энтлойские селения и по центральному положению давала возможность подать помощь в Элисуй и Белоканы. Ввиду этого начальник Лезгинской линии и Джаро-Белоканского округа генерал Шварц, узнав о приближении неприятеля, двинулся прежде всего в Мухахское ущелье, оставил там две роты, а с остальными 5 мая перешел в Закаталы, а оттуда к Белоканам, навстречу неприятелю. Встреча с горцами произошла у селения Рахети, и несмотря на сильную позицию, которую занимал неприятель, горцы были сбиты и рассеяны. 13 мая Шварц двинулся на селение Чардахлы, которое Дениель-бек сильно укреплял. К вечеру этого дня Чардахлы были взяты, и Даниель-бек бежал в горы, а 14 мая депутаты от разных селений явились в лагерь, прося пощады и помилования.

    К концу 1847 г. наша деятельность в Дагестане выразилась устройством укрепленных штаб-квартир в Чир-Юрте, Ишкартах и Дешлагаре. В нагорном Дагестане с уничтожением аула Салты было основано укрепление у аула Хаджал-Махи, а занятием укрепленной позиции при Цудахаре положено начало линии по Казикумухскому Койсу. Эта линия обеспечивала прямое сообщение южного Дагестана с северным и запирала неприятелю главнейшие проходы в средний Дагестан.

    На предстоявший 1848 г. предполагалось усилить занятые пункты, усовершенствовать дороги, взять Гергебиль и на его месте возвести укрепление. В зиму 1847/48 гг. власть Шамиля сильно пошатнулась, народ роптал на то, что вследствие беспрестанной борьбы с русскими поля оставались необработанными и семейства голодали. Наибы[120] ссорились между собой, обвиняя друг друга. Вследствие этих неурядиц в январе 1848 г. Шамиль собрал в Дарго наибов, главнейших старшин и духовенство и объявил им, что он слагает с себя звание имама. Это неожиданное заявление вновь подогрело остывший было энтузиазм, и представители обязались послушанием не только самому Шамилю, но и его сыну, к которому должно было перейти звание имама по смерти его отца. Шамиль объявил, что ближайшей его задачей будет затруднить нам овладение Гергебилем и затем разорить Казикумух, или верхние селения мехтулинского ханства.

    В конце июня 1848 г. к Гергебилю двинулись наши войска, всего 13 батальонов, 24 орудия, дивизион драгун, 4 сотни казаков и милиция, двумя колоннами, левая — под начальством генерал-майора Бриммера и правая, более сильная, — князя Аргутинского.

    С прибытием наших войск почти со всех сторон стали стекаться к Гергебилю партии горцев, и прежде других прибыл Хаджи-Мурат с 600 человек и 2 орудиями. 24 июня с занятием садов, находящихся в тылу аула, Гергебиль был обложен, и началась правильная осада. После усиленного бомбардирования 6 июля ночью горцы оставили аул и разбежались в разные стороны.

    Окончательно разрушив Гергебиль, Аргутинский решил отступить, но, желая предупредить назойливое преследование горцев, он приказал на пути отступления заложить шесть мин и один камнеметный фугас.

    15 июля отряд отступил. Заметив это, находившийся на левом берегу реки Койсу неприятель бросился преследовать наши войска, но лишь только он вступил в полосу заложенных мин, как они были взорваны и значительное количество неприятеля уничтожено. С уничтожением Гергебиля неприятель лишился пункта, из которого он постоянно устремлялся на Даргинский округ и на мехтулинское ханство. Для лучшего прикрытия последних началось укрепление у селения Аймяки и разработка наиболее необходимых дорог.

    К началу сентября у Шамиля собралось вновь до 12 тысяч человек и 3 орудия, и он решил напасть на укрепление Ахты.

    Занимавший весьма важный пункт — селение Борч, генерал Бюрно 13 сентября отступил за гору Салават в Шинское ущелье и таким образом связь между войсками восточного Дагестана и лезгинского отряда была прервана. Неприятелю открывался путь в Нухинский уезд и представлялась полная возможность действовать вниз по реке Самуру, не опасаясь за свой тыл. Воспользовавшись этим, Шамиль с 15-тысячным скопищем обложил укрепление Ахты, геройская защита которого составляет одну из блестящих страниц в истории кавказских войн. Гарнизон укрепления состоял всего из 500 человек. Начальник гарнизон полковник Рот, давно известный своей храбростью и стойкостью, решил не сдаваться, но он был ранен в первый же день осады и начальствование над гарнизоном перешло к только что прибывшему перед тем с ротой Ширванского полка капитану Новоселову. С виду тщедушный и слабый, Новоселов явился в дни осады ахтинского укрепления примером неустрашимости, силы воли и энергии.

    Расположенное на правом берегу Самура укрепление Ахты состояло из 5 фасов, соединенных между собой 5 батареями, каждая на 2 орудия. Самая сильная сторона была южная, самая слабая — северная, обращенная к Самуру. Неприятель тесным кольцом окружил укрепление и открыл сильный огонь. К вечеру второго дня осады, 15 сентября, гарнизон лишился 20 убитыми и 32 ранеными. Полковник Рот, находившийся вследствие раны в постели, собрал к себе всех офицеров и просил их не сдаваться, а взорвать укрепление на воздух и к этому подвигу подготовить людей.

    Около полудня 16 сентября неприятельский снаряд попал в пороховой погреб и взорвал его. При этом взрыве погибли 1 офицер и 30 нижних чинов. Кроме того, взрыв произвел сильные разрушения в стенах и постройках укрепления. Но горцы, ошеломленные взрывом, не успели им воспользоваться, так как капитан Новоселов немедленно же завалил образовавшиеся бреши кулями муки, а на попытки горцев броситься на штурм отвечал картечью. Уже 6 суток гарнизон оставался без сна, горячей пищи и с ограниченным запасом воды. Площадь была завалена грудами убитых, для погребения которых не было ни средств, ни времени. Разрушенные казармы не вмещали в себя раненых; женщины и дети, оборванные и голодные, искали спасения между убитыми и ранеными лошадьми, сухарей было недостаточно. В этих условиях штабс-капитан Бучкиев в сопровождении двух самурских беков вызвался отправиться к князю Аргутинскому с просьбою о помощи. Осадные работы неприятеля продолжались. Гарнизон терпел страшные лишения, и люди обессилили настолько, что караульную службу частью несли женщины. Работа неприятеля близилась к концу, а о помощи не было никакого слуха. Полковник Рот отправил еще двух охотников к Аргутинскому. Офицеры решили взорвать укрепление, и солдаты, с восторгом узнав об этом решении, сознательно готовились к смерти.

    Между тем князь Аргутинский шел с отрядом без отдыха, спеша на помощь осажденным. В селении Курах к нему явился штабс-капитан Бучкиев, переодетый татарином, и сообщил о тягостном положении гарнизона.

    Несмотря на утомление отряда, Аргутинский немедленно двинулся прямо через горы и 18 сентября появился на отвесных возвышенностях правого берега Самура. Блеск русских штыков на горах обрадовал гарнизон укрепления Ахты, но радость была непродолжительна. Выдвинув вперед ракетный взвод, Аргутинский выстрелами отогнал горцев от укрепления, но невозможность переправиться через Самур заставила его отступить, обнадежив гарнизон, что скоро прибудет. Прошло, однако, 5 томительных дней, пока подоспел Аргутинский на выручку, и это было вовремя. Через 2 дня по уходе Аргутинского горцы, забросав наполовину ров, пошли на приступ. Осажденные бросали гранаты, брандкугеля[121], зажигали фашинник[122] в траншеях, но ожесточение неприятеля не имело границ. Даже взрыв части укрепления, переполненной неприятелем, не остановил его. Новоселов был тяжело ранен. Силы гарнизона истощались. Так продолжалось до 22 сентября, когда осажденные заметили, что горцы с лихорадочной поспешностью отступают по направлению к селению Мескинджи. Это они спешили, чтобы задержать Аргутинского.

    Аул Мескинджи и окружающие его высоты были сильно укреплены; на защиту его выступили лучшие сподвижники Шамиля: Кибит-Магома, Хаджи-Мурат и Даниель-бек, но князь Аргутинский стремительно атаковал неприятеля и буквально рассеял его. Оставшиеся в селении Ахты горцы, узнав о поражении при Мескинджи, бежали за Кара-Койсу, и 23 сентября геройский гарнизон укрепления Ахты был освобожден. Таким образом, планы Шамиля разрушились. Он обвинял в своих неудачах Даниель-бека и, поссорившись с ним, возвратился в свою резиденцию Дарго. Геройской защитой ахтинского укрепления закончился 1848 г.

    Поражение горцев и занятие нами Гергебиля и Салты не убедило горцев в невозможности им бороться с Россией, они не считали себя побежденными, и с весны 1849 г. делают ряд смелых набегов, которые оканчиваются, однако, неудачами.


    Кюрюк-даринский бой 24 июля 1854 г.


    Один из таких набегов был произведен Хаджи-Муратом 14 апреля на Темир-Хан-Шуру. Наиболее крупные действия русских войск в этом году выразились в осаде и бомбардировании аула Чох дагестанским отрядом князя Аргутинского и экспедиции генерала Чиляева с лезгинской линией в Дидо, которая окончилась поражением горцев под аулом Хупро. Последняя экспедиция, а также отражение генералом Чиляевым попытки Хаджи-Мурата проникнуть в Кахетию имели своим последствием изъявление покорности дидойцами и выдачу ими заложников. Но эта покорность продолжалась только до осени следующего года. В начале мая 1850 г. толпа мюридов в 1 тысячу человек напала на селение Белоканы, но была отбита — грузинская милиция и охотники Тифлисского полка бросились на выручку селения. Штабс-капитан Кабулов, видя перед собою отступающего неприятеля, увлекся преследованием и в 9 верстах от Белокан наткнулся на засаду, устроенную муллою Шабаном. Окруженные со всех сторон, охотники и милиционеры дрались отчаянно, но геройское сопротивление их не спасло. 160 человек были убиты или ранеными взяты в плен. Кабулов изрублен, не многим удалось спастись и дать знать в Белоканы об ужасной резне. Из 6 офицеров отряда возвратился только один, да и тот весь израненный.

    Происшествие это случилось перед объездом Лезгинской линии графом Воронцовым, который остался недоволен этим случаем и сделал выговор генералу Чиляеву.



    Левый фланг Кавказской линии в 1848 г.

    Назначение князя Барятинского

    Окончательное покорение Кавказа

    По окончании Восточной войны 1853–1855 гг. император Александр II обратил внимание на Кавказ, где столько лет уже длилась война, отвлекая громадные народные силы и средства.

    Главнокомандующим и наместником на Кавказе в июле 1856 г. был назначен генерал-адъютант князь А.И. Барятинский. В его распоряжение были даны значительные денежные средства и усилен состав войск Кавказского корпуса, переименованного в Кавказскую армию, общая численность которой доходила до 200 тысяч пехоты и конницы при 200 орудиях. В конце октября Барятинский прибыл в Петровск.

    Первою мерою нового наместника было разделение обширного и разнородного по своему населению и природе Кавказского края на пять военно-административных отделов, предоставив каждому из начальников этих отделов необходимую широкую самостоятельность в действиях под общим руководством главнокомандующего. Отделы эти были следующие:

    1) Правое крыло Кавказской линии, подчиненное начальнику 19-й пехотной дивизии, генерал-лейтенанту Козловскому. В состав этого отряда вошли бывшие «правый фланг», «центр» и Черноморье с приписанными к последнему морскими средствами.

    2) Левое крыло Кавказской линии, подчиненное начальнику 20-й дивизии, генерал-лейтенанту Евдокимову, составлялось из бывшего «левого фланга» и Владикавказского округа.

    3) Прикаспийский край, подчиненный начальнику 21-й пехотной дивизии, генерал-лейтенанту барону Врангелю.

    4) Лезгинская кордонная линия с Джаро-Белоканским военным округом была подчинена начальнику Кавказской гренадерской дивизии, генерал-лейтенанту барону Вревскому.

    5) Кутаисское генерал-губернаторство, из Кутаисской губернии и бывшего 3-го отделения Черноморской береговой линии.

    Начальником штаба Кавказской армии был назначен генерал-майор Дмитрий Алексеевич Милютин, участник кавказских войн тридцатых годов и выдающийся офицер Генерального штаба.

    Первою целью действий Барятинский ставил овладение Чечнею и Дагестаном, так как осознавал, что с падением Шамиля должна окончиться и вековая борьба наша с горцами. Исполнителем своих предначертаний главнокомандующий избрал начальника левого крыла, генерал-лейтенанта Николая Ивановича Евдокимова, который всю свою службу провел на Кавказе, участвовал во многих походах против горцев, был одно время койсубулинским приставом, в каковой должности приобрел уважение дагестанцев за свою храбрость. Отлично знал местные наречия и обычаи.

    Основная идея плана покорения восточного Кавказа заключалась как бы в правильной осаде крепости, то есть наши войска и укрепления окружали горцев и ставили их в положение гарнизона блокируемой крепости. Но блокада такой обширной территории была крайне затруднительна и не давала весомых результатов. Поэтому Барятинский, оставив систему блокады и даже улучшив ее, решил произвести вторжение внутрь самого расположения горцев и при этом с трех сторон.

    Так как постройка новых укреплений требовала больших средств, а главное — времени, то Барятинский отказался от них, но вместо этого он потребовал постоянного присутствия наших войск на линии передовых укреплений и беспрерывного действия на их границах. Это вынуждало горцев на частый сбор своих сил, что было для них весьма стеснительно, так как постоянно отвлекало от домашних занятий. Войска находились в укрепленных лагерях, которые располагались в различных местах, смотря по ходу военных действий.

    План всей операции был рассчитан на 3 года. В первый, то есть 1857 г., было предложено стеснить непокоренные общества и сократить длину блокадной линии. С этой целью было решено окончательно очистить чеченскую равнину и занять аул Аух; со стороны Дагестана занять Салатавию, а со стороны Лезгинской линии произвести усиленное вторжение в земли горцев, соседних с этою линией.

    К концу 1857 г. все эти предположения были блестяще исполнены. Занятие Б. Чечни и Салаватии было особенно чувствительно для Шамиля, так как отняло самые богатые части края, служившие житницей для горного Дагестана. На следующий год предстояло разрешить вторую часть задуманного плана, то есть выбрать и подготовить главный путь для наступления.

    Наиболее выгодным направлением как по условиям местным, так и политическим являлось вторжение со стороны Чечни. В Дагестане мы встретили бы сопротивление в определенных пунктах, которых нельзя было миновать и которые потребовали бы значительных жертв.

    Между тем в Чечне, представлявшей нагорную местность, почти не было мест, где неприятель мог бы удержаться против нашего натиска. Расчистив местность в известных направлениях, по Чечне можно было ходить уже свободно. В политическом отношении можно было, скорее, надеяться на отказ чеченцев от приверженности к Шамилю: 1) потому, что чеченцы менее других были привержены учению мюридизма; 2) стремились всегда сохранить свою личную и общественную самостоятельность от деспотических притязаний Шамиля и, наконец, 3) соседство мирных чеченцев не могло не оказать влияния на увеличение числа приверженцев к русскому управлению.

    Для выполнения плана операции решено было идти концентрически со всех сторон, лишив Шамиля средств для сопротивления. Генерал Евдокимов, которому предстояло действовать со стороны Чечни, решил начать утверждение в Черных горах с занятия Аргунского ущелья, 1) потому что здесь пролегал лучший путь наступления, а 2) потому что, заняв ущелье, он отрезал все сообщения Шамиля с Малой Чечней и Западным Кавказом, и, кроме того являлась возможность войти в связь с войсками, действовавшими в Закавказье.

    В конце января Евдокимов собрал войска: в крепости Грозной, у укрепления Бердыкель и в крепости Воздвиженской. Для того чтобы отвлечь внимание горцев от наших истинных намерений, делались распоряжения и распускались слухи о движении в Автуры[123]. В ночь же на 16 января Евдокимов внезапно и быстро направил свои войска к Аргунскому ущелью, где почти без всякой потери овладел аулом Дагу-Барзаем, лежавшим в углу при слиянии реки Чанты и Шаро-Аргуна. Здесь было построено аргунское укрепление и разработано сообщение с крепостью Воздвиженской.

    Укрепившись в Аргунском ущелье, Евдокимов наносит Шамилю целый ряд поражений, которые привели к отказу от него ближайших племен и даже восстанию некоторых из них против имама. Чеченцы поняли, что наступило время сбросить тяготевшее над ними иго Шамиля и при помощи русских избавиться от его необузданного деспотизма. Восстание, начавшееся по реке Шато-Аргуню и в Чантах, быстро распространилось по всей стране и облегчило нам покорение чеченских обществ. К концу августа вся территория между Тереком и Аргунем была уже в нашей власти и для закрепления ее за нами Евдокимов поспешил построить два укрепления, названные: одно — Шатоевским, а другое, по высочайшему повелению, — Евдокимовским. Оставалось обеспечить вновь занятую часть края проложением дорог, рубкою просек, а также покорением тех отдельных аулов, которые, пользуясь недоступностью местности, пытались еще сохранить свою независимость. К концу 1858 г. все это было исполнено.

    Успехи русского оружия и восстание горцев до того смутили Шамиля, что он поспешно удалился в аул Веден и объявил народу, что для него настало время кочевать во главе сподвижников, обрекающих себя на газават. Но власть Шамиля над горскими народами была уже поколеблена. Для окончательного покорения страны нам оставалось только спуститься вниз по Андийскому Койсу.

    К началу 1859 г. во власти Шамиля оставалась часть нагорной территории от Аргуня до Салатавии, заключавшей в себе ичкеринские леса, в центре которых находился знаменитый аул Веден, служивший 14 лет резиденцией Шамиля и вследствие этого имевший большое значение в глазах горцев. Занятие этого аула не только наносило сильный нравственный удар могуществу имама, но и открывало нам доступ в андийскую часть Дагестана.

    Для овладения Веденем предполагалось действовать дагестанским отрядом и частью чеченского, сосредоточенными в Салатавии, и направить их со стороны Бутурная почти по тому же пути, по которому шел граф Воронцов в 1845 г. Остальные силы левого крыла должны были содействовать общей цели демонстрациями со стороны Аргуня. Неожиданные и блестящие успехи Евдокимова заставили изменить план действий, и чеченский отряд из второстепенного сделался главным.

    16 января Евдокимов в ущелье реки Бассы овладел сильно укрепленным аулом Таузенем, находившимся на пути к Веденю, всего в 14 верстах от него. Построив временное укрепление у Таузеня и разработав дороги и просеки, Евдокимов в конце января двинулся к Веденю через аул Алистанджи. Пространство между аулами Алистанджи и Веденем, перерезанное глубокими лесистыми оврагами, представляло на каждом шагу удобные для обороны позиции. Здесь Шамиль сосредоточил свои силы, предполагая упорно обороняться. Но направленная Евдокимовым ночью с 6 на 7 февраля колонна успела обойти все крепкие позиции неприятеля и к рассвету появилась в тылу его главных сил на дороге из Веденя в Анди. Шамиль бросил свои позиции и отошел к Веденю. Наши же войска 7 февраля расположились лагерем в долине Хулхулогу у аула Джан-Темир-Юрт в двух верстах ниже Веденя.

    Река Хулхулогу близ Веденя разделяется на несколько рукавов. Аул был расположен на правом берегу левого рукава у самой подошвы гор. Западная и восточная стороны аула, выходившие к отвесным обрывам оврагов, были укреплены брустверами из плетней и туров[124] и местами усилены палисадом. С северной же стороны были устроены два глинобитных бруствера, удаленных друг от друга на 5 шагов, и между ними проходил блиндированный ход. По флангам брустверов для обстреливания дна рвов, находящихся впереди, были устроены тур-бастионы.

    На высотах, окружавших Веден с южной и частью с западной стороны, было построено 6 отдельных редутов весьма сильных профилей с гарнизоном в 500–600 человек каждый. Самый сильный из редутов находился на одной высоте с северным фасом Веденя. Он состоял из 3 отдельных построек, соединенных между собой крытыми ходами, и защищался андийцами. Этот редут составлял ключ неприятельской позиции, так как с его потерей неприятель не имел уже возможности держаться в ауле и ему отрезывался путь отступления.

    Число защитников Веденя и редутов состояло из 7 тысяч человек под начальством 14 наибов, подчиненных сыну Шамиля — Кази-Магоме. Сам же Шамиль со своим скопищем расположился в окрестных селениях и оттуда руководил обороной.

    Русские войска, назначенные для овладения аулом Веден, были разделены на 3 колонны. Правая колонна флигель-адъютанта полковника Черткова назначалась для действия против западной окраины аула; средняя колонна генерал-майора барона Розена должна была подойти траншеями на возможно близкое расстояние к андийскому редуту и заложить против него брешь-батарею, наконец, левая колонна генерал-майора Ганецкого должна была обложить Веден с восточной стороны и преградить неприятелю ближайшие пути в Андию и Ичкерию.

    Начатые 17 марта осадные работы 31-го были окончены и все батареи вооружены, на следующий день назначен штурм. Главный удар был направлен на андийский редут как ключ всей позиции. В 6 часов утра 1 апреля по нему был открыт огонь из 24 орудий. Неприятель ответил на это стрельбою со всех редутов, окружавших Веден. Более семи часов длилась взаимная орудийная и ружейная перестрелка из траншей и укреплений. В час дня в главной постройке андийского редута была пробита брешь, но Евдокимов приказал продолжать канонаду до 6 часов вечера, желая нанести неприятелю возможно больший урон и овладеть редутом с наименьшими жертвами.

    Около полудня на вершине Ляни-Корта показался Шамиль со своей конницей и пехотой, прибывшей из Эрсенея. Проследив с полчаса за успехом нашей канонады, Шамиль отправил пехоту к Веденю, а сам с конницей отправился обратно.

    К 6 часам вечера андийский редут представлял груду развалин. Тогда Евдокимов приказал полковнику Баженову с тремя батальонами Тенгинского и Кабардинского полков штурмовать укрепление. В резерве шли два батальона Ряжского и Белевского полков под начальством полковника Берхмана.

    Ровно в 6 часов взвилась сигнальная ракета, все батареи обратили свой огонь на аул, и войска двинулись на штурм. Тенгинцы бросились с фронта, а кабардинцы, обогнув редут с тыла, атаковали заднюю постройку. Горцы встретили атаку с необыкновенною стойкостью, но в это время полковник Чертков с куринцами и 2 орудиями двинулся в ущелье левого притока Хулхулогу. Неприятель, заметив это движение, тотчас же оставил аул и стал отступать. В 9 часов вечера загорелся дом, в котором жил Шамиль, а к 10 часам неприятельская позиция совсем опустела, и Веден был занят нашими войсками. Шамиль удалился в Дагестан.

    Овладение Веденем подчиняло нам всю Чечню и Ичкерию, а уже 5 апреля чаберлоевцы изъявили полную покорность и подчинение нашей власти. Осталось овладеть Дагестаном, последним убежищем Шамиля.

    Разработанный начальником штаба Кавказской армии генералом Милютиным план наступления вглубь Дагестана заключался в следующем: в начале июля должно было начаться одновременное наступление с трех сторон — дагестанским отрядом под начальством барона Врангеля из Салатавии на Гумбет в Аварию, где он должен был войти в связь с чеченским; этот последний, под начальством графа Евдокимова, должен был спуститься из Веденя через Аварское Койсу в Технуцал; лезгинский же отряд, под начальством князя Меликова, должен был из Кахетии двинуться через Богозский хребет и через Дидо и Тушетию идти в средний Дагестан, где войти в соединение с войсками чеченского и дагестанского отрядов у реки Андийского Койсу.

    Таким образом, чеченский отряд наступал с северо-запада, дагестанский — с севера и северо-востока и лезгинский — с юга. Перед первыми двумя лежала сильная оборонительная линия реки Андийской Койсу, прочно укрепленная и занятая многочисленными скопищами горцев. Лезгинский отряд находился в тылу этой оборонительной линии, но был отделен от нее обширным и малодоступным горным пространством, где нашим войскам приходилось действовать впервые. По плану операции отряды должны были сойтись против среднего течения Андийского Койсу. Наиболее активная роль выпала на долю дагестанского отряда, которому, как действовавшему по более доступному направлению, предстояло овладеть переправами на Койсу. Между чеченским и дагестанским отрядами лежал высокий контрфорс, отделявшийся от главного хребта. Сообщение через этот контрфорс возможно было только по двум путям: верхнему — через так называемые Андийские ворота, и нижнему — над рекой. Шамиль укрепил оба эти пути.

    14 июля князь Барятинский прибыл в чеченский отряд и 14-го началось общее наступление всех отрядов. Барон Врангель выступил из Мичикова к Аргуани. Обойдя селение по хребту с тыла, дагестанский отряд заставил горцев очистить селение. С высоты у Аргуани открылось расположение скопищ Шамиля. Они теснились у Андийских ворот и по всему контрфорсу, очевидно рассчитывая, что дагестанский отряд будет форсировать здесь перевал. За рекой же никого не было. Было ясно, что со стороны сагрытлохской переправы, где был уничтожен мост, неприятель нас не ждал. Врангель решил не теряя ни минуты воспользоваться этой оплошностью противника. Несмотря на чрезвычайное утомление войск после перехода по горам, Врангель двинул к сагрытлохской переправе генерала Ракуссу с 3 батальонами пехоты и 3 сотнями конно-иррегулярного полка для ее захвата. Подойдя к месту переправы, сначала Ракусса, а потом и Врангель убедились, что переправа здесь невозможна, так как горцы, уничтожив мост, испортили и спуски, образовав на левом берегу реки 7-саженный обрыв, на левом же берегу были устроены несколько завалов в виде двух крытых галерей из тесаного камня с бойницами.

    Врангель приказал отыскать для переправы другое место, и оно было найдено в полуверсте ниже, но там река имела до 15 сажен ширины. На противоположном берегу находился наблюдательный пост из двадцати горцев, засевших в глубокой и обширной пещере.

    Получив приказание во то бы то ни стало устроить здесь переправу, Ракусса решил дождаться ночи, чтобы под прикрытием темноты приступить к делу. На помощь к нему прибыл батальон ширванцев, 2 горных орудия и 2 полупудовые мортиры.

    Лишь только стемнело, к берегу реки были спущены рабочие команды и приступили к постройке ложементов. Всю ночь войска не смыкали глаз, и к утру готов был уже ряд окопов, в которых засели густой цепью стрелки дагестанского полка и 21-го стрелкового батальона. Против самой пещеры была устроена батарея на 3 орудия, и таким образом противоположный берег находился под перекрестным ружейным артиллерийским огнем.

    Шамиль, получив сведения от мюридов о нашем появлении, поспешил отправить помощь сторожевому посту, но эта помощь, встреченная сильным огнем, не смогла добраться до поста, который таким образом оказался отрезанным. Занимавшие этот пост мюриды вышли из пещеры и стали просить пощады. Врангель согласился оставить их живыми с условием, чтобы они прикрепили конец каната, переброшенный на тот берег. Мюриды согласились и на это, но сколько ни старались наши солдаты, перебросить канат не могли. Тогда Ракусса вызвал охотников переплыть реку. Это было безумное предприятие, но тем не менее явилось желающих 6 человек: два юнкера — Агаев и Шпейер и рядовой Сергей Кочетков дагестанского полка, унтер-офицер Моисей Морданов и рядовые Василий Гуськов и Елизар Кочетов 21-го стрелкового батальона. Раздевшись и осенив себя крестным знаменем, все шесть разом бросились в бешено ревущие волны Койсу. Из них только Шпейер и Кочетов переплыли. С их помощью был прикреплен к противоположному берегу канат, по которому на подвешенной люльке было переправлено 40 человек. Эта партия уничтожила сторожевой пост мюридов и таким образом обеспечила переправу, которая производилась по веревочному мосту. К утру 18 июля уже было переправлено 8 рот дагестанцев, и Ракусса двинул их на устроенные горцами завалы. Но оказалось, что горцы, не ожидая нашей атаки, бросили эти завалы, и роты двинулись к аулу Сагрытло, где приступили к восстановлению бывшего здесь моста. Река Койсу имела здесь всего 2 сажени ширины, поэтому мост скоро был построен, и к вечеру весь дагестанский отряд перешел на правый берег реки Койсу, потеряв 4 убитыми и 48 ранеными.

    Переправа через реку Андийское Койсу составляет одну из блестящих страниц в истории Кавказской армии.


    Фельдмаршал граф Дмитрий Алексеевич Милютин, начальник штаба Кавказской армии (1856–1859 гг.)


    Она давала нам весьма важные выгоды положения, так как обладание правым берегом реки Койсу прорывало линию неприятельской обороны и открывало путь в Аварию, и действительно, после того как 22 июля Ракусса овладел высотами Арактау, аварцы прислали депутацию с изъявлением покорности, на другой день явились гумбетовцы и койсубулинцы.

    Для открытия связи с чеченским отрядом, Врангель 25 июля выслал полковника князя Чавчавадзе с Дагестанским конно-иррегулярным полком, который должен был пройти через Аварию и Карату.

    Перевалив через хребет Танус, полк оказался в своей родной стране. Жители большими толпами встречали и провожали родственный им полк, к которому присоединилась и аварская конная милиция под начальством своего нового хана Ибрагима Мехтулинского.

    Шамиль, только что прибывший в Карату, заметил движение конницы и понял, что аварцы, еще вчера трепетавшие при его имени, теперь идут против него. Ему оставалось только искать убежища в обществах, еще нами не покоренных, и он бежал к Гунибу.

    С прибытием Дагестанского полка 27 июля на андийские высоты установилась связь между отрядами Врангеля и чеченским. Узнав от прибывшего на свидание барона Врангеля, что Шамиль направился к Гунибу, который находился против левого фланга дагестанского отряда, князь Барятинский усилил этот последний частью чеченского отряда и сам переехал в дагестанский отряд.

    Бегство Шамиля из Караты послужило сигналом для общего отхода от него горцев. С 26 июля по 2 августа почти все горцы нагорного Дагестана изъявили покорность, а 2 августа бывший генерал русской службы и элисуйский султан Даниель-бек сдал укрепленный аул Ириб с 9 орудиями и 7-го явился с повинной к главнокомандующему.

    Между тем лезгинский отряд князя Меликова 18 июля сосредоточился на хребте Бешо над селением Китури. Войскам этого отряда приходилось грудью и железом преодолевать грандиозные скалистые перевалы один за другим. Особенно трудно было коннице, которой в некоторых теснинах и тоннелях приходилось расседлывать и почти протаскивать лошадей. Несмотря на все эти препятствия, Меликов 22 июля занял с боя укрепленный и почти неприступный иланхаевский аул Шаури, находившийся в Дидо, подчинил все воинственные дидойские селения и, перевалив через Богозский хребет, вошел в связь с дагестанским и чеченским отрядами.

    6 августа на вновь занятой позиции чеченского отряда было заложено укрепление, названное Преображенским.

    29 июля Шамиль прибыл в Гуниб, всего с 400 мюридов, оставшимися ему верными до конца. Здесь он был встречен своим сыном Магомет-Шефи и жителями и решил упорно защищаться.

    Аул Гуниб расположен на горе того же имени, которая представляет собой отдельную громадную высоту, поднимающуюся более чем на 7 тысяч футов над уровнем моря. С трех сторон Гуниб оканчивается почти отвесными скалами и только с восточной между скалами вьется узкая тропа, которая на самой вершине преграждалась каменною стенкой с бойницами и амбразурами, за которыми было 3 орудия. Самый аул был также обнесен стеной с бойницами и имел укрепленную башню. К началу августа войска наши тесным кольцом окружали Гуниб, занимая протяжение до 50 верст.

    Желая избегнуть кровопролития, князь Барятинский предложил Шамилю сдаться, но до 14 августа еще недавний грозный владыка гор не мог примириться с мыслью сложить оружие к стопам главнокомандующего.

    14 августа он пошел на переговоры, но скоро обнаружилась их бесплодность. Тогда утром 22 августа Шамилю было послано письмо с требованием определенного ответа: желает ли он мира на условиях, указанных наместником, или нет? Получив отрицательный ответ, Барятинский приказал приступить к осаде Гуниба, назначив генерала Кесслера командующим блокирующим отрядом и начальником инженерных работ.

    Войска, блокировавшие Гуниб, были расположены следующим образом: на восточном фасе 1-й и 2-й батальоны ширванцев под начальством командира полка полковника Кононовича, на северном фасе 3-й и 4-й батальоны того же полка, батальон грузинских гренадер, 2 батальона самурцев, 5 сотен дагестанского конно-иррегулярного полка и 2 сотни даргинской конной милиции под начальством князя Тархан-Моуравова; на западном фасе 18-й стрелковый батальон и 2 батальона Дагестанского полка под начальством командира полка полковника Радецкого и, наконец, на южном фасе — батальон самурцев, 21-й стрелковый батальон и 2 батальона Апшеронского полка под общим начальством командира этого полка полковника Тер-Гукасова.

    Осмотрев неприятельскую позицию, Кесслер приказал Кононовичу с двумя батальонами ширванцев переправиться на левый берег Кара-Койсу, другими же двумя батальонами усилить отряд Тархан-Моуравова.

    Первоначально предполагалось демонстрацией привлечь внимание противника к восточному фасу, а затем ночью атаковать с остальных трех фасов. 23 августа, как только наступила ночь, 1-й и 2-й батальоны ширванцев, невзирая на жестокий огонь неприятеля, подошли на ближайший ружейный выстрел к завалам восточной стороны и расположились за камнями. Были приняты меры, чтобы Шамиль не мог спастись бегством или прорваться сквозь наши ряды.

    24 августа Кесслер приказал ночью занять скалистые обрывы гор на всех фасах и окружить неприятеля непрерывным кольцом. Утром густой туман, окутывавший Гуниб-Даг, способствовал дальнейшему передвижению наших войск.

    Молча, в гробовой тишине, обутые в лапти или завернув ноги в толстые онучи, обвязанные веревочками, люди двигались гуськом поодиночке по узким тропинкам, переползая местами на четвереньках. Чем выше, тем становилось труднее и опаснее. Малейший звук мог открыть горцам приближение русских, и они завалили бы двигающихся каменными лавинами.

    Первыми были замечены охотники Апшеронского полка из отряда Тер-Гусакова. Неприятель открыл по ним огонь, апшеронцы удвоили усилия и, прежде чем Шамиль успел выслать помощь, атаковали завалы. Мюриды защищались отчаянно, но их было мало, так как большинство защитников было направлено к восточному фасу, против которого велась демонстрация колонной Кононовича, и апшеронцы овладели завалами, переколов всех защитников штыками. Появление апшеронцев на Гунибе так поразило Шамиля, что он, отдав приказание собираться к аулу, поскакал туда.

    Вслед за апшеронцами поднялись и охотники стрелкового батальона. Мюриды, защищавшие эту часть горы, пораженные внезапным появлением перед собою русских войск, отступили к аулу. Вслед за охотниками поднялись остальные батальоны, и скоро аул был охвачен со всех сторон нашими войсками, остановившимися на ружейный выстрел от него.

    В 9 часов утра туман рассеялся, и солнце осветило грандиозную картину двух враждебных войск, стоявших в такой близости, что можно было переговариваться. Генерал Кесслер потребовал от Шамиля безусловной покорности. После некоторого колебания, заручившись обещанием полковника Лазарева, что его не тронут, Шамиль решил выйти. Было 3 часа пополудни, когда Шамиль явился к князю Барятинскому. Подойдя к главнокомандующему, Шамиль поклонился. Князь Барятинский объявил Шамилю, что отправит его в Петербург к государю императору, а теперь будет содержать его как военнопленного в лагере. После чего главнокомандующий поднялся и ушел. Шамиль был отправлен в лагерь, и война на Восточном Кавказе окончилась.

    Это важное событие не могло не отразиться на положении дел на Западном Кавказе. Во главе закубанцев с 1849 г. стоял один из сподвижников и агентов Шамиля, шейх Магомет-Аминь, который, будучи отличным проповедником, сумел, подобно Шамилю, объединить горцев Западного Кавказа и дать им административное устройство. Но к 1859 г. большинство закубанцев уже потеряло веру в возможность бороться с Россией. Ввиду этого, узнав о пленении Шамиля, Магомет-Аминь тотчас же явился с изъявлением покорности к командовавшему войсками на правом фланге генерал-лейтенанту Филипсону. Изъявление покорности Магомет-Аминя не могло служить гарантией в прекращении враждебных действий со стороны закубанцев, выражавшихся в беспрерывных нападениях на нашу линию и грабежах, а потому необходимо было достигнуть полного подчинения народов, населявших горы Западного Кавказа.

    С этой целью тотчас же по покорении Восточного Кавказа в 1859 г. было начато выполнение плана действий, выработанного для утверждения нашей власти на Западном Кавказе. План этот, в силу топографических свойств Западного Кавказа и особенности быта населяющих его племен, отличался от плана действий, примененного в Чечне и Дагестане, и заключался в том, что враждебные нам племена решено было из гор выселить в долины, а оба склона Кавказского хребта заселить казаками.

    При выполнении этого плана разрозненный неприятель не в состоянии был оказать серьезного сопротивления, войска не встречали неодолимых препятствий, а потому этот период борьбы за обладание Кавказом скуден выдающимися в боевом отношении событиями. Деятельность войск была не исключительно боевая, а скорее, военно-рабочая, которая потребовала также значительных усилий и жертв, в особенности ввиду свирепствовавших в войсках правого фланга лихорадок.

    По окончании действий на Восточном Кавказе начальником правого фланга был назначен генерал-адъютант граф Евдокимов. В его распоряжении кроме 19-й пехотной дивизии были назначены части гренадерской, 20-й и 21-й пехотных дивизий, 3 драгунских полка и казаки. Всего собрано 70 батальонов, драгунская дивизия, 20 казачьих полков и 100 орудий. Несмотря на столь значительное количество войск им пришлось бороться с неприятелем почти 4 года и перенести массу труда и лишений. Выселение закубанцев из гор вызвало массовое их переселение в Турцию, которое русское правительство поощряло с целью удалить из края враждебный нам элемент.

    Конец 1859, весь 1860 и 1861 гг. прошли в устройстве просек, дорог и заселении освобожденных от горцев мест без особенных столкновений с жителями. К апрелю 1862 г. вся полоса земли между Лабой и Белой до снеговых гор перешли в наши руки, была заселена переселенцами из России, и войска стали готовиться к наступлению в ущелья, тянувшиеся к юго-западу от реки Белой по течению реки Пшехи.


    Пленный Шамиль перед главнокомандующим князем Барятинским в Гунибе 25 августа 1859 г.


    В конце сентября и начале октября 1862 г. долины реки Пшехи и Пшиша, служившие житницами для абадзехов, были заняты русскими войсками, аулы выжжены и горцы вытеснены в ущелья левого берега Пшехи. Одновременно с пшехским отрядом, почти параллельно ему, действовал по Курджинскому ущелью даховский отряд под начальством полковника Геймана.

    6 декабря 1862 г. наместником Кавказа и главнокомандующим войсками был назначен великий князь Михаил Николаевич. К началу 1863 г. на Западном Кавказе казачьими поселениями было занято: с одной стороны — все пространство от моря до Адагума, а с другой — от Кубани до реки Белой. Оставались непокоренными часть горцев на северном склоне между Белой и Адагумом и мелкие племена, населявшие узкую береговую полосу, каковыми являлись шапсуги, убыхи, джигеты и другие.

    К концу лета 1863 г. пшехский отряд, которым в это время командовал генерал-майор Зотов, занял всю территорию от Белой до Пшиша. На южном склоне гор действовал особый джубский отряд под начальством генерал-майора графа Сумарокова-Эльстона. При движении этого отряда горцы не предпринимали никаких неприязненных действий, напротив, общества их одно за другим изъявляли покорность и готовность переселиться на новые места.

    Осенью 1863 г., когда почти весь северный и часть южного склона были уже в наших руках, пришлось оставить медленную систему действий и перейти к более быстрой. Причинами к тому были политические затруднения России с Западной Европой, что не замедлило отразиться и на кавказских делах. Возвратившиеся из Константинополя абадзехские старшины привезли с собой письменные увещания горцам не изъявлять покорности русскому правительству с обещанием помощи со стороны Турции в случае возникновения европейской войны.

    Ввиду возникавших волнений среди абадзехов граф Евдокимов приказал начальнику даховского отряда, полковнику Гейману, поспешить с окончанием предполагаемых движений, работ и других предприятий. Энергичные действия Геймана водворили спокойствие среди абадзехов, и им было объявлено, чтобы с 1 февраля 1864 г. они непременно переселились в Турцию. Но, чтобы спуститься к портам Черного моря, им необходимо было проходить через земли убыхов и шапсугов. Последние, сознавая, что с удалением абадзехов с северных склонов гор они одни не будут в состоянии бороться с русскими войсками, решили не пропускать через свои земли абадзехов. Это обстоятельство вынудило нас нанести последний удар жителям южного склона Кавказского хребта, и эта задача выпала на джубский и адагумский отряды, последний под начальством генерал-майора Бабича.

    Нужно заметить, что в 1854 г. из-за осложнения наших отношений с Портою, горцы, возбуждаемые турецким правительством и руководимые Магомет-Аминем, были готовы напасть на наши укрепления Черноморской береговой линии при первом появлении иностранных судов в водах Черного моря. При таких условиях положение гарнизонов этих укреплений, поставленных между двух огней, становилось безвыходным, а потому было решено Черноморскую береговую линию упразднить, вследствие чего в конце апреля 1854 г. гарнизоны были сняты и укрепления разрушены. Таким образом, в 1863 г. пришлось береговую полосу Черного моря завоевывать вновь и строить там укрепления.

    В конце октября адагумский отряд Сумарокова-Эльстона достиг устья реки Джубы. Наступившая зима приостановила дальнейшие действия. Войскам пшехского и даховского отрядов пришлось зазимовать в горах при весьма тяжелых условиях жизни, тем не менее войска продолжали работать по устройству станиц и проведению дорог, облегчая колонизацию края, что и составляло сущность военных действий принятой системы.

    С наступлением весны 1864 г. джубский и адагумский отряды были расформированы. Для очищения же южных склонов гор от враждебного нам населения назначался даховский отряд (11? батальона и 6 горных орудий), которым командовал произведенный в генерал-майоры Гейман. К 18 февраля отряд собрался в верховьях реки Пшиша у укрепления Гойтх, вблизи перевала того же названия.

    19 февраля прибыл к отряду начальник Кубанской области граф Евдокимов, и с ним стрелковый батальон Кабардинского полка, дивизион тверских драгун, 3 сотни кубанских казаков и 2 — кабардинской милиции. Получив подкрепление, даховский отряд должен был перевалить через главный хребет к берегу Черного моря. Войскам пришлось двигаться по узкой и трудной горной тропе, имея на себе 6-дневный запас продовольствия. Приходилось раскапывать снег и расчищать едва заметный путь. Люди двигались в одиночку с большим затруднением среди крутых подъемов и спусков под снегом или дождем. Палатки у офицеров и одежда у людей насквозь пропитались дождем и грязью. Чем дальше подвигался отряд, тем больше встречалось препятствий. Но, несмотря на все эти трудности, 20 февраля отряд спустился в долину реки Туапсе.

    Появление в такое время значительного русского отряда со стороны Кавказского хребта произвело сильное впечатление на горцев, и уже вечером 20 февраля в русский лагерь явились шапсугские старшины с изъявлением полной покорности и с просьбой о беспрепятственном выезде в Турцию.

    23 февраля отряд занял бывший форт Вельяминовский у устья Туапсе и остался там до 4 марта в ожидании подвоза продовольствия. За это время форт Вельяминовский был восстановлен и от него к укреплению Гойтх на перевале разработана дорога, вдоль которой устроено несколько постов, образовавших Туапсинскую кордонную линию. По окончании этих работ отряд двинулся дальше по берегу моря и 5 марта занял бывший форт Лазарева у устья реки Псезуапе. На другой день сюда прибыли старшины убыхов, представители последнего серьезного племени, с которым оставалось покончить на Западном Кавказе. Убыхи часто стояли во главе западнокавказских горских племен, но так как они, занимаясь исключительно садоводством, покупали хлеб и скот у соседей шапсугов и абадзехов, то с покорением этих последних положение убыхов стало тяжелое. Старшины убыхов просили генерала Геймана дать им срок для переселения в Турцию. Гейман согласился на это, тем не менее при дальнейшем движении отряда к бывшему Головинскому форту 18 марта убыхи пытались оказать сопротивление, но были рассеяны с большою для них потерею. Это было последнее вооруженное сопротивление при покорении Кавказа. Среди самих убыхов поднялись горячие споры между сторонниками и противниками войны, причем последние искали нашей защиты и просили поскорее прибыть к ним с войсками для водворения порядка. Поэтому 21 марта генерал Гейман выступил из Головинского форта и 25-го занял бывшее навагинское укрепление при устье реки Сочи. Здесь был устроен пост, названный в честь отряда Даховским. 26 марта прибыли в лагерь с изъявлением покорности джигеты. Их примеру последовали и другие мелкие общества.

    2 апреля в форт Даховский прибыл великий князь, наместник Кавказа, объехал войска и принял городских депутатов, принесших полную покорность и просивших дать им возможность переселиться в Турцию. Великий князь дал им месяц сроку, предупреждая что по истечении этого срока на них будут смотреть, как на военнопленных. Затем главнокомандующий приказал войскам продолжать действия с двух сторон: со стороны Кубанской области через главный хребет к верховьям реки Мзымты и Бзыби и из Кутаисского генерал-губернаторства от устья этих рек навстречу первому отряду.

    Тотчас по отъезде великого князя даховский отряд занялся устройством кордонной линии. Пшехский же сосредоточился в четырех верстах выше станицы Самурской и 13 апреля перевалил через главный хребет. Таким образом, к концу апреля вся территория от устья Кубани до Сочи по берегу моря и от Лабы до устья Кубани по северному склону гор была совершенно очищена от враждебных нам племен. Оставалось непокоренным лишь общество ахчипсу, населявшее котловину реки Мзымты, замечательную по своей непроходимости, и небольшое племя хакучей, живших в трущобах гор, окружавших котловину Мзымты. По приказанию главнокомандующего на Мзымту были двинуты 4 отряда, причем во главе одного из них стал сам великий князь.

    20 мая эти отряды сошлись в ущелье Ахчипсу на урочище Кбаада. Здесь на следующий день 21 мая 1864 г. было совершено молебствие по случаю покорения Западного Кавказа, и в тот же день войска стали расходиться по своим квартирам. Небольшим отрядом в период времени с 15 июня по 18 августа племя хакучей было рассеяно и земля их занята русскими войсками.


    Сдача Шамиля князю Барятинскому 25 августа 1859 г.


    Так закончилась вековая борьба за водворение русского владычества на Кавказе. Эта борьба внесла немало блестящих страниц в историю русского воинства и была школой, где проявлялось немало истинных геройств от рядового до генерала включительно, где воспитывались и закалялись военные таланты, составляющие славу и гордость русской армии.


    Примечания:



    1

    До нашествия Наполеона в Москве насчитывалось 9257 монастырей, церквей, казенных и частных строений; из них сгорело 6496; все прочие были более или менее разграблены. Потери частных лиц составили 83 372 000 руб. недвижимого и 16 585 000 руб. движимого имущества. Сюда не вошли убытки дворцового, духовного, военного и других казенных и общественных ведомств.



    10

    2-й корпус князя Долгорукова, 3-й корпус графа Строганова, 4-й графа Остермана, 5-й гвардейский Лаврова, 6-й корпус Дохтурова, 7-й Раевского, 8-й Бороздина; кавалерийские корпуса: 1-й барона Меллер-Закомельского, 2-й (к нему после Бородина присоединился 3-й) барона Корфа, 4-й Васильчикова и Кирасирский князя Голицына; начальник артиллерии — барон Левенштерн.



    11

    Дебушировать — выводить войско на открытую местность, развертывая его из походного в боевой строй. — Прим. ред.



    12

    Эти факты, изложенные в сочинении графа Йорка фон Вартенбурга, непонятны; Наполеон, несомненно, уже решил отступать к Смоленску и применительно к этому эшелонировал свои войска; при таких условиях о сражении и думать было невозможно.



    100

    Косоги — народ, упоминаемый в летописях, вероятно, черкесы. — Прим. ред.



    101

    Артемий Петрович, впоследствии кабинет-министр при Анне Иоанновне, казненный по проискам Бирона.



    102

    Ныне Решт.



    103

    Надир — персидский шах (1688–1747), будучи талантливым полководцем, совершил несколько победоносных походов на турок; достиг высших государственных должностей; в 1736 г. провозглашен шахом; расширил персидские владения до Евфрата, Инда и Каспийского моря; убит за деспотический характер правления. — Прим. ред.



    104

    Вагенбург — укрепление, устроенное из сдвинутых телег и фур военного обоза. — Прим. ред.



    105

    За это царица Мария была заключена в монастырь в г. Воронеже.



    106

    Шурагель — небольшое ханство, лежавшее между Бамбаками, эриванским ханством и ахалцыхским пашалыком.



    107

    Четырхрядным. — Прим. ред.



    108

    Обсервационное войско — наблюдательное, или сторожевое. — Прим. ред.



    109

    Сардарь — главнокомандующий войсками в Турции, Персии, Египте. — Прим. ред.



    110

    Кадий, или кади, — судья из духовного звания у мусульман, руководствующийся в своих решениях предписаниями Корана. — Прим. ред.



    111

    Мюридизм — кавказская магометанская секта, возникшая в 20-х гг. XIX в.; отстаивала политическую независимость и оказывала сильное сопротивление русским войскам при завоевании Кавказа, особенно при имаме (глава секты) Шамиле, с пленением которого (1859) распалась и секта. — Прим. ред.



    112

    Каймакам — в Турции титул начальника округа, соответствующего нашему уезду. — Прим. ред.



    113

    Аманат — заложник; человек, взятый в залог. — Прим. ред.



    114

    Здесь: недостаточно прочно сооруженные. — Прим. ред.



    115

    Здесь: давать сигнал к подъему. — Прим. ред.



    116

    Ретраншаменты — вторичные преграды внутри укрепления, дающие возможность гарнизону отступить и удержать за собой внутреннюю территорию. Располагаются за теми частями укрепления, которые более других подвержены атаке. — Прим. ред.



    117

    Перед штурмом не было произведено ни одной основательной рекогносцировки. Генерал Граббе поручил это дело и. д. начальника штаба отряда полковнику Пулло, который не осмотрел ни разу эти места.



    118

    Фланкирование — продольное обстреливание, поражающее цель сбоку, вдоль ее длинной стороны. — Прим. ред.



    119

    Камуфлет — минный подземный заряд, взрыв которого не обнаруживается на поверхности земли. — Прим. ред.



    120

    Наиб — в Турции наместник султана, а также звание помощников судьи и муллы. — Прим. ред.



    121

    Брандкугель — зажигательное ядро, сферический снаряд, изготовляемый из легковоспламеняющихся горючих веществ. — Прим. ред.



    122

    Фашины — связки хвороста, употребляемые в том числе в военном деле для наполнения рвов, сооружения плотин и пр. — Прим. ред.



    123

    Вследствие этих слухов Шамиль со своими силами направился в ущелье реки Басса к Автурам.



    124

    Туры — бездонные цилиндрические корзины из кольев, оплетенных хворостом, от 3 до 4 футов высоты и от 2 до 3 футов в диаметре; имеют широкое применение при ночных работах в крепостной войне, т. к. представляют устойчивую опору для возведения крутостей (стен) и всякого рода земляных прикрытий. — Прим. ред.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх