Загрузка...



  • Политическая обстановка и начало войны
  • Краткий очерк действий на главном театре
  • Краткий очерк военных действии в Трансильвании
  • Венгерский поход в 1849 г.

    Павел Маркович Андрианов, подполковник Генерального штаба

    Политическая обстановка и начало войны

    Революция 1848 г., охватив важнейшие государства Западной Европы, коснулась и лоскутной монархии Габсбургов. Пользуясь слабостью центральной власти, венгерский парламент настойчиво требовал расширения своих прав и явно обнаруживал стремление выйти из-под опеки общеимперских учреждений. Всецело захваченное борьбой с Италией, австрийское правительство пошло было на уступки, но чрезмерные националистические притязания мадьяр вызвали энергичный протест со стороны народностей, населяющих венгерские провинции: сербов, кроатов и румын.

    При ассигновании венгерским парламентом средств на борьбу со своими славянами возник острый конфликт между короной и венгерским парламентом. Оппозиция, руководимая Кошутом, проявила явное неповиновение имперской власти. Назначенный императором главнокомандующий венгерской армии граф Ламберт 28 сентября был убит возмутившейся чернью. В стране вспыхнул мятеж.

    Манифестом императора 3 октября венгерское национальное собрание было распущено. Борьба разгоралась, 18-тысячная венгерская армия двинулась к Вене на поддержку революционеров. Габсбургская династия была объявлена низложенной в Венгрии. Австрийское правительство получило князю Виндишгрецу усмирить восстание. Австрийская армия, разбив при Швехате венгерские ополчения, почти беспрепятственно дошла до Пешта, заставив Кошута и его приверженцев удалиться в Дебречин. Осенью 1848 г. венгерские силы сосредоточились частью в Трансильвании под начальством энергичного генерала Бема, частью на р. Тисе под начальством поляка Дембинского.

    Бездействие австрийцев в течение зимы позволило Венгрии привести в порядок свои силы. В Трансильвании Бем развил энергичные действия против австрийского отряда генерала Пухнера, так что австрийский генерал, доведенный до крайности, обратился за помощью к русскому генералу Лидерсу, занимавшему Валахию. Лидерс выделил в помощь австрийцам два небольших отряда: генерала Энгельгардта и полковника Скарятина.

    Русские войска заняли пограничные города Германштадт и Кронштадт, но это не оказало существенной помощи австрийцам в Трансильвании. Бем продолжал теснить их.

    Между тем на Тисе 14 и 15 февраля 1849 г. князю Виндишгрецу удалось разбить при Копольне Дембинского, но этим и ограничен был успех австрийцев. Бездарный Дембинский был сменен талантливым и опытным генералом Гергеем, и война приняла иной оборот. Венгры овладели Петерсвардейном, осадили крепости Арад, Карлсбург и Темешвар, заняли центр края — Будапешт и двинулись к Вене. Слабая австрийская армия отошла к Пресбургу. Удар заносился над столицей Габсбургов. Не видя возможности справиться с врагами, австрийское правительство обратилось к императору Николаю Павловичу с просьбой оказать помощь соседней стране для восстановления порядка и попранных прав монарха. Просьба не была отклонена.

    Революционный пожар на Западе Европы вызвал понятную тревогу в правящих сферах России. Чтобы оградить наше отечество от тяжких последствий смуты, государь повелел мобилизовать в западном районе империи 4 корпуса, а 5-й (генерала Лидерса) по соглашению с Турцией послан был в Валахию. Сообщая русскому народу в манифесте от 14 марта 1848 г. о событиях на Западе, государь объявил, что «мятеж и безначалие распространились в Австрии и в Пруссии и в безумии своем, не зная себе более пределов, угрожают и нашей Богом нам вверенной России».


    Солдаты разных родов войск венгерской национальной армии. 1848–1849 гг.


    Руководители революционного движения в Венгрии: Г. Дембиньский, Л. Кошут, Ю. Бем


    Лагерь отряда венгерской национальной армии (1849)


    Генерал-лейтенант А. Гергей (1818–1916), главнокомандующий венгерской армии


    Князь А. Виндишгрец (1787–1862), австрийский фельдмаршал, до апреля 1849 года возглавлял поход против Венгерской революции


    Генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич (1782–1856), главнокомандующий русской армии в Венгрии


    Триумфальный въезд австрийских войск во главе с императором Францем-Иосифом I в Рааб. Июль 1849 года


    Руку помощи австрийцам император Николай I протягивал при условии соблюдения следующих требований: 1) русские войска действуют отдельно от австрийских, 2) сила наших отрядов должна быть значительна для развития самостоятельных действий и 3) база русской армии устраивается в Галиции. Соглашаясь принципиально с этими условиями, австрийское правительство ввиду опасности, угрожавшей Вене, упросило русского главнокомандующего князя Паскевича выделить из состава русской армии, предназначенной для усмирения венгров, одну дивизию в помощь австрийским войскам. Дивизия Панютина была перевезена по железной дороге из Кракова в Вену.

    Силы сторон. На помощь деморализованной военными неудачами регулярной австрийской армии, насчитывавшей в своих рядах на главном театре под Веной не более 40 тысяч человек, была отправлена русская армия силой в 190 тысяч. В состав нашей армии вошли: 2-й пехотный корпус (генерал-лейтенант Куприянов), 3-й пехотный корпус (генерал-адъютант Ридигер), 4-й пехотный корпус (генерал от инфантерии Чеодаев), 5-й пехотный корпус (генерал-адъютант Лидерс). Всего в действующей армии — 196 батальонов, 154 эскадрона, 70 сотен, 584 орудия. Из этих войск 3 корпуса предназначались для действий на главном театре в Венгрии со стороны Галиции и один корпус (Лидерса) — для действий в Трансильвании.

    Боевая подготовка русских войск была односторонняя. Наша армия переживала эпоху увлечения сомкнутым строем, маршировкой, одиночной выправкой, стрельба и рассыпной строй были в пренебрежении. Армия наша незадолго перед походом имела обширный боевой опыт во время войны с Турцией в 1828–1829 гг., но благополучный исход этой войны для русского оружия затмил в то же время обнаружившиеся серьезные недостатки в деле боевой подготовки. Но, несмотря на общее ложное направление в системе тактической подготовки войск, наша армия из опыта последней Русско-турецкой войны вынесла много поучительного. Во время Венгерского похода наши войска значительно превосходили боевым опытом своих врагов, а наши союзники — австрийцы — постоянно восторгались подготовкой русских войск в тактическом отношении.

    Главнокомандующим русской армии, действующей в Венгрии, был назначен фельдмаршал князь Паскевич-Эриванский. Он пользовался личной дружбой и полным доверием государя. Странно было слышать из уст человека на склоне дней, с почти полувековым боевым опытом, что война с инсургентами должна быть решена не «баталиями», а маневрами. Действия Паскевича, как и в 1831 г., были медлительны и излишне осторожны. Упускаются самые благоприятные случаи для нанесения решительного удара врагу. Фельдмаршал постоянно считает врага сильнее, чем он есть в действительности. Неумение распорядиться крупными силами затянуло войну.

    Совсем иначе действовал командир 5-го корпуса генерал-адъютант Лидерс. Оказавшись в роли самостоятельного начальника на Трансильванском театре, Лидерс обнаружил крупные военные дарования. Он умело разбирается в обстановке, принимает смелые решения и энергично проводит их в исполнение. При этих дарованиях Лидерс обладал личной обаятельностью и заслужил любовь и доверие у офицеров и солдат.

    Вооруженные силы Венгрии состояли из регулярной армии и ополчения (гонвед)[144]. Регулярная армия — 25 батальонов пехоты, 18 гусарских полков (144 эскадрона) и 50 батарей (400 орудий). Главную массу войск составляло народное ополчение. В течение войны было сформировано 147 батальонов гонведа. К венгерским войскам примыкали легионы польских и итальянских волонтеров. При полном напряжении сил страна могла дать около 160 тысяч бойцов, но из них большая часть не была обучена военному делу. Вооружение было самое разнообразное: нередко попадались охотничьи ружья и даже косы. При недостаточной выучке и плохом вооружении армия была охвачена большим воодушевлением. Воинственные мадьяры и особенно секлеры, населявшие восточную Трансильванию, сражались с большим подъемом и упорством. Из родов войск хорошими боевыми качествами отличались венгерская конница, сидевшая на превосходных конях.

    Командный состав венгерской армии был мало удовлетворителен. Случайные начальники выдвигались благодаря интригам политических партий. Офицеры из магнатов-помещиков, взявшиеся за оружие поневоле, не были подготовлены. Из заурядных военачальников выдвинулись два: Гергей и поляк Бем. Первый получил солидное образование и обладал военным опытом. Действия его были энергичны и толковы. Многие операции Гергея были хорошо продуманы и осуществлены с большою смелостью.

    Генерал Бем показал себя в Трансильвании как искусный организатор народных ополчений. Он отличался большой подвижностью, уменьем воодушевить войска. Это был тип партизана в широком масштабе, склонного к авантюристическим предприятиям, чуждого политических интриг.

    Театр войны. Главным театром военных действий для русской армии послужили южные склоны Карпатских гор и долина р. Тисы; второстепенным театром являлась Трансильвания. Склоны Карпат и Трансильвания имеют все особенности гористых стран; широкая долина р. Тисы болотиста, бедна хорошею питьевою водою и отличается дурным климатом. Лучшие пути из Галиции к столице Венгрии, Пешту, шли из Яблунки, Иорданова, Змиграда и Дуклы. Пути из Валахии в Трансильванию шли через Темешское и Ротентурмское ущелья. Почти все дороги были грунтовые. Население в горной части Венгрии славянское, в Трансильвании — румыны, в долине Тисы — мадьяры. Славяне и румыны бедны и угнетены, мадьяры очень зажиточны.

    Мадьярские населенные пункты представляли большие удобства для расквартирования войск. Продовольственные запасы всюду имелись в большом количестве. Славянское население страны сочувственно относилось к русским войскам; сельское мадьярское население не проявляло враждебных чувств, только в Трансильвании секлеры проявляли большую нетерпимость к чужестранцам.

    Континентальный климат с резкими колебаниями суточной температуры способствовал развитию болезней.

    Группировка сил перед вступлением русских войск на театр войны. Внушая австрийцам ужас близостью к ним, главная венгерская армия (58 тысяч), под начальством Гергея, занимала в мае 1849 г. крепость Коморн. У слияния Тисы с Дунаем расположилась 30-тысячная армия Перцеля-Феттера; в Трансильвании в различных пунктах группировалась 40-тысячная армия Бема. В стране спешно производились новые формирования. При первых слухах о вмешательстве в войну России мелкие наблюдательные отряды выдвинуты были на восток к Карпатским проходам.

    Русская армия, вступив в Галицию, развернулась на линии Иорданов — Змиград — Дукла. 5-й корпус Лидерса сосредоточился в Северной Валахии на границе с Трансильванией; здесь же 12-тысячный отряд австрийцев. Австрийская армия Гайнау (70 тысяч), усиленная русской дивизией Панютина, — на линии Эденбург — Пресбург. Кроатский бан Иелачич (40 тысяч) у кр. Петервардейн. Имея почти полуторное превосходство в силах, союзники занимали объемлющее положение, угрожая со всех сторон венгерским силам.

    План союзников. Предметом действий главных сил русской армии намечалась столица Венгрии — Пешт: операционное направление — в тыл главным силам венгров, сосредоточенным у кр. Коморн, наступление планировалось осуществить двумя колоннами: а) правая — Ридигера (31? тысячи) через Неймарк и южные переправы Карпат, б) левая — Паскевича (71 тысяча) из Дуклы на Кашау; после соединения обе колонны наступают к Пешту. Отряд ген. Граббе (15 тысяч) охраняет Галицию. Отряд генерала Гротенгельма (8? тысячи) вступает через Буковину в Трансильванию к р. Быстрице, отвлекая противника от главного театра. Австрийская армия с дивизией Панютина переходит в наступление с запада к Коморну. Генерал Лидерс (26 тысяч) вторгается из Валахии в Трансильванию; в связи с ним действует 12-тысячный корпус австрийцев и 40-тысячная армия Бана Иелачича.

    Этот сложный план действий по внешним операционным линиям войсками разных государств, разных настроений и не объединенных общим командованием нельзя признать удачным.

    Краткий очерк действий на главном театре

    Вторжение главных сил русской армии из Галиции в Венгрию произошло в начале июня. Перевалы в горах на путях 100-тысячной русской армии были заняты слабыми отрядами ополчений до 17 тысяч на фронте около 200 в. Венгерскими отрядами командовал поляк Дембинский, но вскоре его заменил Высоцкий. Однако русская армия с большой осторожностью двигается вперед через горы, сохраняя готовность к бою на каждом переходе. Между тем слабые отряды Высоцкого спешно отступали при первом известии о появлении русских войск. 11 июня нашему конному отряду удалось настигнуть у Шомоша венгров и нанести им первое поражение.

    12 июня наш главнокомандующий, в предложении, что противник занимает позицию у Будамира, выстраивает на походе боевой порядок из 4 дивизий фронтом на 5 верст и в таком порядке следует почти полперехода. Лишь 12-го, после занятия Кашау, наша армия переходит к более широкому расположению, занимая 2 корпусами Мишкольц и одним — Токай. В течение двух недель с 5 по 18 июня наши главные силы перешли по гористой местности 200 верст, почти не встретив сопротивления. 21-го гнездо революции — г. Дебречин — был занят русскими войсками. Продовольственные транспорты сильно отстали и пришлось обратиться к местным средствам. В сборе продуктов встретилось затруднение. Австрийцы, обещавшие доставлять все нужное русским войскам, по обыкновению, не могли исполнить взятых на себя обязательств.

    С первых же дней изнурительного похода в наших войсках появилась холерная эпидемия. Болезнь сильно разрасталась. С 17 по 23 июня умерло около 2 тысяч. Санитарные средства при армии были ничтожны, и борьба с страшной болезнью была не по плечу малочисленном медицинскому персоналу. К счастью, в конце месяца, вырвав массу жертв, болезнь стала ослабевать. Опасение встречи с врагами побуждало князя Паскевича постоянно держать войска в сборе. На отдых располагались исключительно на биваках, что также способствовало развитию болезней.

    Под Коморном. Одновременно с вторжением русской армии с востока из Галиции, перешли в наступление главные силы венгров под начальством Гергея против австрийской армии Гайнау.

    8 июня, наступая левым берегом Дуная, Гергей разбил 12-тысячный австрийский корпус Вольгемута, но на следующий день к австрийцам прибыла русская дивизия Панютина, и, ободренные этой поддержкой, они перешли в наступление. Гергей с 18-тысячным отрядом при 60 орудиях занял позицию у с. Перед. Союзники тремя колоннами подошли к позиции, причем в центре на важнейший участок наступала дивизия Панютина, а Брянский полк под командой полковника Семякина подкрепил правую колонну австрийцев. При наступлении брянцы неожиданно попали под огонь скрытно расположенной 16 орудийной батареи противника. Головной батальон заколебался. Тогда полковник Баумгартен, выхватив у знаменщика полковое знамя, смело бросился вперед, а за ним, как один человек, кинулся весь полк.

    Венгры не сдержали этого порыва и отступили, очистив на правом фланге с. Киралирева. Между тем дивизия Панютина, смело наступая в центре, ворвалась в с. Перед и завязала молодецкий штыковой бой. Стройное наступление русских батальонов под грохот барабанов, как на параде, поразило венгров. Первая линия, не выдержав штыкового удара, бежала, очистив с. Перед. Гергей с трудом удерживал от бегства свои резервы. Не принимая удара, они отступают, очищая поле сражения. Ночная темнота не позволила союзникам развить успех. Первый бой с участием русских войск закончился полной победой. Честь этой победы бесспорно принадлежала русским войскам, выполнившим самую трудную задачу.

    После неудачного боя у с. Перед Гергей отошел к кр. Коморн. Австрийская армия перенесла операции на правый берег Дуная. 1-й австрийский корпус, подойдя к Коморну, оттеснил передовые посты венгров, но 20 июня Гергей перешел в наступление и потеснил австрийцев. В критическую для австрийцев минуту боя на поле сражения прибыла поднятая по тревоге дивизия Панютина и вырвала у венгров победу.

    29 июня при вторичной попытке Гергея перейти в наступление из Коморна, временный успех венгров опять был парализован искусными действиями дивизии Панютина, развернувшейся на фланге венгерской армии.

    30 июня передовые части австрийской армии заняли на правом берегу Дуная Офен, а в этот же день летучий отряд русской армии находился у Пешта.

    Наступление русской армии к Дунаю. Выждав подхода продовольственных транспортов и выделив отряды для обеспечения тыла, 26 июня князь Паскевич возобновил наступление. Армия, связанная огромнейшим обозом в 4 тысячи повозок, двигалась очень медленно. 1 июля главные силы подошли к Хатвану и Хорчу.

    2 и 3 июля было обнаружено движение венгерской армии левым берегом Дуная от Коморна к Вайцену. Гергей, оставив в Коморне 18-тысячный гарнизон под начальством Клаппи, с 27-тысячной армией пошел на восток. Узнав о движении Гергея, князь Паскевич имел намерение привлечь венгерскую армию на равнину к юго-востоку от Вайцена и нанести ей здесь удар. 3 июля наши главные силы группируются так: авангард генерала Засса — у Годоло, 2 и 3-й корпуса — у Ашода, близ Вайцена — кавказская конница князя Бебутова, 4-й корпус — на марше Гиенгиеша. Утром 3 июля авангард венгерской армии, подойдя к Вайцену, сбил наши конные посты и оттеснил отряд Бебутова к Уйфале. Венгерские войска, заняв Вайцен, расположились на позиции за железнодорожной насыпью.

    Генерал Ридигер, командир 3-го корпуса, узнав о подходе венгров, приказал генералу Зассу с конницей авангарда поддержать кн. Бебутова, но генерал Засс двинул также свою пехоту. Подойдя к Вайцену, генерал Засс ввязался в упорный бой. Многочисленная и удачно расположенная на местности венгерская артиллерия открыла убийственный огонь, осыпая градом снарядов нашу артиллерию, ставшую на открытой позиции. Атаки нашей конницы расстраивались огнем венгерской артиллерии. На помощь генералу Зассу прибыла конница 3-го корпуса под начальством генерала барона Оффенберга, но и это не склонило успеха на нашу сторону. К венгерскому авангарду все время подходили подкрепления. Прибыл Гергей, но, видя упорство русских, посчитал, что имеет дело с крупным отрядом, и не рискнул перейти в наступление. К полю сражения с нашей стороны прибыл генерал Ридигер. Он сделал выговор генералу Зассу за неточно исполненное приказание, но не счел возможным отступить, чтобы не подорвать духа войск. Бой продолжался до наступления темноты. Потом наши войска очистили занимаемую позицию и отошли на 2–3 версты от поля сражения. Все были уверены, что на следующий день бой возобновится.

    4 июля венгерская армия, утомленная тяжелыми переходами и последним боем, оставалась на позиции у Вайцена. У противника почти на исходе были запасы продовольствия и необходимо было спешно собрать новые. Положение слабой 25-тысячной полумилиционной армии Гергея в непосредственной близости от почти втрое превосходящих сил русской армии было поистине тяжко. Решительный удар 4 июля мог бы привести к окончанию войны. Но князь Паскевич продолжал заблуждаться относительно сил противника. Он считал, что перед ним по крайней мере 40 тысяч мадьяр. 4-го он не рискует атаковать врага, откладывая бой на следующий день. А между тем Гергей, убедившись, что перед ним собралась вся русская армия, с которой не под силу бороться венграм, останавливается на новом плане действий. В ночь с 4 на 5 июля он совершенно скрытно очищает вайценскую позицию для того, чтобы двинуться кружными северными путями через горы и угрожать тылу русской армии. Этот смелый план врага приводит в смущение князя Паскевича. У него появляется множество предположений относительно дальнейших действий Гергея. В итоге наша армия приостанавливается, а затем стягивается в обратном направлении к Гиенгиешу и Мезо-Кевезду.

    Во время этих передвижений к району операций русской армии с юга от Солнока приближалась только что сформированная 24-тысячная Тисская армия Перцеля. Эта армия имела задачу облегчить прорыв Гергея от Вайцена к югу. Не зная еще об отступлении Гергея, Перцель двинулся на север. 8 июля эта армия столкнулась близ Тура с особым русским отрядом генерала Лабинцева, сформированным для прикрытия огромных обозов нашей армии. Сперва конница нашего отряда потеснила многочисленную венгерскую конницу, и с прибытием 7 батальонов нашей пехоты вся Тисская армия отступила к Замбоку. Далее, по распоряжению венгерского правительства, армия Перцеля получила новую задачу: оборонять р. Тису от австрийцев.

    Между тем армия Гергея, совершив кружной марш в горах, делая форсированные переходы, 10 июля благополучно вступила в Мишкольц. В это время наша армия стягивалась к Гиенгиешу. Против венгров к Мишкольцу князь Паскевич направил 4-й корпус, а с 2 и 3-м двинулся к Тиса-Фюредской переправе, чтобы не допустить Гергея на правый берег Тисы. 13 июля генерал Чеодаев атаковал часть венгерской армии на позиции за р. Шайо, но противник ушел из-под удара, уничтожив за собой мосты.

    14 июля отряд князя Горчакова занял Тиса-Фюред и переправу, оттеснив при этом 2-тысячный отряд противника. Главные силы нашей армии под начальством князя Паскевича в этот же день заняли Мезо-Кевезд. К Токаю, по приказанию главнокомандующего, следовали отряды генерала Граббе и генерала Сакена. Таким образом, все пути для армии Гергея (25 тысяч) в Южную Венгрию на Дебречин-Темешвар были закрыты частями 100-тысячной русской армии. Но главная масса русских сил группировалась у Тисса-Фюреда. Этим пользуется Гергей и, оттеснив 16 июля отряд генерала Граббе у Гестели, занимает Токай и, благополучно переправившись через р. Тису, отходит со своей армией к Ньюред-Хаза.

    Князь Паскевич, все еще опасаясь за свои сообщения, не идет решительно на юг, чтобы перехватить пути венгерской армии, а занимает выжидательную позицию на р. Тисе у д. Чеге, куда переносят мост из Фюреда. Затем русская армия осторожно, ощупью, не имея сведений о противнике, выдвигается на восток, к р. Хернанд и 20 июля получает известие, что Гергей уже за Тисой и отходит к Ньюред-Хаза. Тогда князь Паскевич решил идти к Дебречину.

    Желая уклониться от встречи с русской армией и отойти за р. Беретио, для прикрытия Гросс-Вардейна, Гергей спешно шел на Бемош — Перч, выдвинув боковой авангард (8 тысяч, 40 орудий) под начальством Надь-Шандора через Дебречин на Б. Уйфалу.

    Дебречинский бой. 2 июля армия Паскевича, в составе 2 корпусов пехоты и 2 дивизий конницы (63 тысячи), достигла Уйвароша. В это время Дебречин был уже занят боковым авангардом венгерской армии. Противник мог легко уклониться от боя, но генерал Надь-Шандор, не осведомленный о том, что перед ним главные силы русской армии и к тому же поддержанный местным населением (национальной гвардией), решил принять бой. Позиция занята к северо-западу от города.

    Князь Паскевич из Уйвароша посылает на разведку 12-тысячный отряд конницы. Разведка выяснила, что у города занимает позицию венгерская армия. Силы противника не были определены даже примерно. Князь Паскевич считает, что перед ним готовая к отчаянному сопротивлению вся армия Гергея. Атака венгров назначается на 21 июля. Утром вся наша армия у Уйвароша развернулась в боевой порядок. Одна дивизия пехоты с бригадой конницы составили резерв. В таком порядке армия двинулась вперед по пересеченной местности через кукурузные поля и виноградники. Через несколько верст движения армия свернулась в походную колонну, но, не доходя 6 верст до Дебречина, снова развернулась в боевой порядок. Конница двинулась вперед, оттеснила конные посты неприятеля и подступила к позиции венгров. Две наши конные батареи открыли огонь по 40-орудийной батарее противника и в огневом состязании понесли сильный урон. Только после двух часов дня русская армия в нормальном боевом порядке подошла к полю сражения.

    Стратегически важным был левый фланг неприятельской позиции: отсюда отходили пути отступления на Темешвар, но князь Паскевич избрал пунктом решительного удара правый фланг. При первом же натиске русских войск правый фланг противника был сбит, и весь отряд Надь-Шандора освободил позицию и в беспорядке бросился бежать на юг. Беглецов энергично преследовали до ночи казаки и кавказская кавалерия. Пехота, утомленная движением, в боевом порядке не могла уже преследовать.

    Удачно избежав встречи с многочисленной русской армией, Гергей 27 июля вступил в Гросс-Вардейн.

    Заняв Дебречин, в ожидании подвоза припасов, армия не могла продолжать наступление.

    Действия армии Гайнау на западном фронте. 12 июля столица Венгрии была занята 45-тысячной армией Гайнау. Революционное правительство Венгрии бежало в Сегедин. Сюда призывались новые ополчения. Инсургенты спешно строили укрепленный лагерь.

    В Пеште Гайнау получил известие о том, что бан Иелачич еще 4 июля потерпел поражение у Хендьеша и ушел за Дунай у Петервардейна. Гайнау, оставив часть сил в Пеште, спешит на выручку бану и кр. Темешвар в Южную Венгрию. Венгерские ополчения, несмотря на горячие воззвания патриотов, собирались к Сегедину медленно. В средине июля вместо предположенных 100 тысяч едва набралось 35. Узнав о приближении австро-русской армии Гайнау, венгры оставили незаконченную позицию у Сегедина и отошли на другую позицию за р. Тисой у Серегая. Но и здесь держались только до появления авангарда австрийцев. Затем венгерская армия пыталась идти к кр. Арад, где легко могло произойти соединение этих сил с армией Гергея, ушедшей уже из-под ударов князя Паскевича, но близость Гайнау помешала движению Сегединской армии к Араду, и она потянулась к осажденному Темешвару.

    Командование над Сегединской армией принял генерал Бем, вызванный из Трансильвании. 28 июля Гайнау наконец настиг близ Темешвара венгерскую армию. Соединенных сил австрийско-русской армии было около 28 тысяч, у Бема же собралось около 45 тысяч. Гайнау подвел к позиции утром 28 июля не более 20 тысяч. Не видя значительных сил венгров, укрытых в перелесках, Гайнау решил атаковать врага. Бем, видя слабость союзных сил, тоже захотел перейти в наступление. Происходит встречный бой.

    Австрийцы не ожидали наступления венгров, и скоро энергичным натиском гусар, подкрепленных венгерской пехотой, были поставлены в критическое положение. И на этот раз дивизия Панютина выручила австрийцев. Заслышав гул боя, Панютин, находившийся на ? перехода в тылу, бросился к полю сражения. Доблестный полковник Баумгартен с 2 батальонами орловцев у д. Бешеново ринулся в бой и приостановил натиск венгерской пехоты. Баумгартен поддержал полковник Семякин с Брянским полком, и русский отряд стал теснить венгров. Появление русских войск на поле сражения ободрило австрийцев и послужило сигналом к общему переходу в наступление союзников. Бем был отброшен к Лугошу, а кр. Темешвар освобождена после 3?-месячной осады. При преследовании Бема союзники захватили в плен около 15 тысяч деморализованных венгров.

    Краткий очерк военных действии в Трансильвании

    Для действий в Трансильвании был предназначен 5-й пехотный корпус генерал-адъютанта Лидерса, сосредоточенный в Северной Валахии. Здесь же находился австрийский отряд графа Клам-Галаса, силою около 10 тысяч. В Южной Валахии и в Молдавии для поддержания порядка в тылу находился небольшой отряд русских войск под начальством генерала Данненберга. Всего у Бема было около 32 тысяч войск при 110 орудиях. Австрийцы занимали единственный пункт в стране: кр. Карлсбург, осажденную венграми.

    Усмирить Трансильванию было нелегко. Воинственное население — секлеры — склонно было во всем помогать своей армии, даже развить партизанские действия. Гористый театр мог до чрезвычайности затруднить ведение операций. Настроение армии Бема, под влиянием предшествующих побед над австрийцами, было бодрое, а главнокомандующий отличался энергией и пользовался большой популярностью в стране.

    На путях из Валахии в Трансильванию перед вторжением русских сил находились: у Ротентурмского прохода близ Германштадта — 3? тысячи венгров, у Темешского и Терцбургского проходов на путях к Кронштадту — около 4? тысячи.

    Генерал Лидерс избирает для вторжения главных сил своего корпуса путь через Темешский проход, а ближайшим предметом действий намечает Кронштадт. Поэтому туда двинуты 21 батальон, 26 эскадронов, 48 орудий. Для отвлечения внимания противника направляются обходно-демонстративные колонны: генерала Энгельгардта (4 батальона, 2 сотни, 8 орудий) через Терцбургский проход и долиною р. Ойтоза такой же отряд из Молдавии к Кезди-Вашаргели. Для отдаленной демонстрации к Орсову выслан небольшой отряд и в Орсовском районе сделаны распоряжения о сборе подвод и припасов.

    7 июля у Предяла появился совершенно неожиданно для венгров отряд русских войск под начальством Лидерса. После 6-часового боя венгерский отряд, очистив передовую позицию у Предяла, отступил на главную — у Темешского ущелья. Эта позиция была типичным горным дефиле, шириною в 9 сажен и обеспеченными флангами. Позиция была сильно укреплена. Генерал Бем полагал, что небольшим отрядом на этой позиции можно задержать на две недели даже весьма многочисленного неприятеля.

    8 июня русские войска подошли к позиции. Для содействия фронтальной атаке, кроме следовавшей слева колонны генерала Энгельгардта справа была пущена еще одна обходная колонна. Попытка атаковать позицию с фронта успеха не имела. Тогда горсть лихих застрельщиков Пражского полка взобралась по козьим тропинкам на скалы, нависшими над правым флангом венгерской позиции. Огонь с неба ошеломил венгров, и они в страхе бежали. Проход к Кронштадту был свободен.

    В этот же день Кронштадт был занят Лидерсом, а через два дня сдалась цитадель. В течение нескольких дней Лидерс посылал отряды для усмирения воинственных секлеров и для сбора продовольствия. К 20-му во всем ближайшем районе уже был восстановлен порядок и водворены австрийские администраторы.

    Одновременно с вторжением корпуса Лидерса из Валахии в Трансильванию, в северную Трансильванию из Буковины вторгся отряд генерала Гротенгельма. Появление Гротенгельма в с. Трансильвании заставило Бема разбросать свои силы, чем были облегчены операции 5-го корпуса. Устроив в Кронштадте промежуточную базу и усмирив секлеров в ближайшем районе, Лидерс собирался двинуть свои войска к Германштадту, где и соединиться с ожидаемым из Валахии австрийским отрядом Клам-Галаса. Но во время приготовлений к выступлению было получено известие, что 8-тысячный отряд венгров, под начальством Гол-Шандора, находится у С.-Георги в 20 верстах от Кронштдта. Тогда Лидерс идет на север и 23 июня разбивает арьергард Шандора близ Узона, главные же силы секлерского отряда отступили к Чик-Середе. Получив известие, что австрийцы идут не к Германштадту, а к Кронштадту, Лидерс отложил движение в Западную Трансильванию и остался у Мариенбурга. При подходе же последних к Кронштадту Лидерс перешел в наступление на запад. 30 июня авангард Энгельгардта неожиданным нападением овладел Фогарашомо, захватив 400 пленных, 4 орудия и большие запасы. Здесь было получено известие, что значительные силы противника собираются на севере, у Марош — Вашаргели, что Бем находится с отрядом секлеров у Чик-Середы. Но эта группировка сил противника не изменяет решения Лидерса: он продолжает путь через Ротентурмское ущелье к Германштадту, так как с занятием этого важного пункта открывались новые пути связи с Валахией, базой русских войск.

    9 июля Лидерс был в Германштадте. Теперь русские войска получили широкую базу в Южной Трансильвании (Кронштадт — Германштадт) и надежно обеспеченные коммуникации с Валахией. Как в стратегическом, так и в тактическом отношении операции Лидерса в этот период борьбы нужно признать образцовыми.

    В конце июня и в начале июля отряд Гротенгельма, основавшись на центральной позиции у Рус-Борго, предпринимал экспедиции по Северной Трансильвании. 28 июня он разбил 6-тысячный отряд Бема у Быстрицы, 4 июля рассеял между Середфальвой и Текендорфом 3-тысячный отряд Дамаскина и, наконец, 11 июля разбил у Сас-Регена 14-тысячный отряд только что собранных ополченцев. Действуя совершенно самостоятельно, Гротенгельм ничего не знал об успешных операциях Лидерса на юге.

    После неудачного боя у Быстрицы Бем с 8-тысячным отрядом бросился на юг сперва к с. Георги, а затем, оставив заслон против Кронштадта, с 4 тысячами секлеров двинулся через Ойтозский проход в Молдавию. У гор. Окна Бем имел удачное дело с Литовским полком. Заняв Окна, Бем обратился с воззванием к молдавским секлерам, поднимая их на борьбу за свободу Венгрии, но это воззвание не имело никакого успеха, тогда Бем вернулся опять в Трансильванию.

    Утвердившись в Германштадте, Лидерс решил двинуться в глубь Трансильвании, чтобы захватить очаг секлерского восстания. С линии Германштадт — Кронштадт русско-австрийские войска двинулись тремя колоннами: левая под начальством Лидерса — из Германштадта через Шегешвар к Удваргели; средняя — генерала Дика — из Фогараша к Удваргели, правая (австрийская) — Клам-Галаса — из Кронштадта к Чик-Середе. Гротенгельму было послано приказание идти от Сас-Регена к Марош-Вашаргели. Для обеспечения тыла из Молдавии к Беречку притягивался отряд Данненберга. В Германштадте оставлен отряд генерала Гасфорда.

    Концентрическое движение союзных войск заставило Бема стянуть свои войска к Удваргели. Отсюда венгерский генерал решил броситься на одну из наступающих колонн, прорвать стратегический фронт союзников и зайти к ним с тылу. План этот, хороший по идее, едва ли обещал успех, так как у Бема были небольшие силы, состоящие преимущественно из ополченцев. 19 июля 7-тысячный венгерский отряд направляется от Удваргели к Шегешвару против колонны русских войск, предводимой Лидерсом. В этот день отряд Лидерса, находясь у Шегешвара, был разделен на две части: большая часть отряда под начальством генерала Энгельгардта сосредоточилась на дороге из Марош-Вашаргели; меньшая часть отряда, оторвавшись версты на три к востоку, стояла на дороге к Удваргели. Наши войска бивакировали. Утром со стороны Удваргели было обнаружено наступление отряда Бема. Генерал Лидерс уехал к отряду Энгельгардта. Не теряя времени, начальник штаба колонны генерал Скарятин выдвигает отряд на позицию. При содействии меткого огня артиллерии Бем резво ведет наступление. Завязывается жаркий бой.

    К полю сражения прибывает Лидерс, но сначала считает наступление венгров демонстрацией, ожидая, что одновременно противник появится с севера на марош-вашаргельской дороге. Поэтому Лидерс не привлекает на поддержку отряд Энгельгардта. Однако сильная артиллерия противника и его многочисленность скоро рассеивают сомнения Лидерса. В бой с нашей стороны постепенно вливаются все наши войска, и тогда Лидерс переходит в решительное наступление. Враг не выносит удара, бежит с поля битвы, теряя в этом злосчастном для Бема бою 1200 убитыми, 500 пленными, 8 орудий и весь обоз.

    Потерпев страшное поражение под Шегешваром, Бем бросается к Марош-Вашаргели. Бем посылает приказание генералу Штейну, блокирующему Карлсбург также с 8 тысячами, идти к Германштадту. Таким образом, против 5-тысячного отряда генерала Гасфорда, охранявшего город, громадные склады, тыловые учреждения и Ротентурмское дефиле, готовился удар 22-тысячного венгерского отряда. Однако генерал Гасфорд, еще ничего не зная о замыслах Бема, по собственному почину 20 июля с частью своих сил обрушился на отряд Штейна, находившийся в опасной близости от Германштадта, и нанес ему решительное поражение у Рейсмаркта.

    Бем, обманув бдительность Лидерса, ушедшего к Эрде-Сен-Георги, спешно шел из Мароша в Германштадт. 22 июля Бем находился в 50 верстах от Германштадта, а Лидерс в 100 верстах. 23-го вечером Бем находился у Марк-Шенка, но в этот день Лидерс форсированным маршем уже шел на юг и после 36-верстного перехода достиг Гальфальевы.

    О приближении Бема к Германштадту Гасфор узнал 22 июля, но сперва не поверил полученному известию и стал готовиться к встрече врага лишь утром 24-го, когда Бем находился в нескольких верстах от Германштадта. Наш огромнейший обоз, загромоздивший весь город, потянулся к Ротенбургскому ущелью. Чтобы скрыть это движение обоза и выиграть нужное время, Гасфорд выдвинул версты на 3 к северу от города на гросс-шеернские высоты 4?-тысячный отряд. Постепенно отходя, Гасфорд стянул свой отряд к позиции у Толмача. Наш отряд сражался непрерывно в течение полусуток. Весь огромный обоз был спасен благодаря изумительной доблести войск.

    В тот же день Лидерс, напрягая все усилия, шел на выручку. Выступив на рассвете, его войска к полудню сделали 29 верст, подойдя к Медиашу. После 4-часового привала двинулись дальше и в 11 часов ночи были у Марк-Шенка, сделав еще 24 версты при страшном зное. До Германштадта оставалось еще 30 верст. Лидерс в тот же вечер выслал вперед конницу, а на рассвете следующего дня колонна опять стремится вперед, и к 8 часам утра наш авангард неожиданно появляется у гросс-шеернских высот, занятых частью отряда Бема. С 6? часа утра неутомимый генерал Лидерс находился уже на высотах перед противником.

    Лидерс опасался, что Бем разорит Германштадт и уничтожит все запасы, но теперь убедился в беспечности противника. Венгерские войска спешили на помощь своему слабому авангарду у Гросс-Шеерна. Лидерс выжидал полного сосредоточения противника, чтобы нанести удар всему отряду Бема и не позволить ему безнаказанно уйти на запад, в Мюленбах. Наша артиллерия, заняв очень удачную позицию, громила батарею и колонны Бема, а пехота наша и конница скрытно накапливались перед фронтом и против флангов противника. Генерал Энгельгардт несколько раз обращался к Лидерсу за разрешением начать атаку, но Лидерс сдерживал его порыв.

    Лишь в 10 часов, когда конница Демидова уже висела над путем отступления врага, а батальоны Люблинского и Пражского полков заняли сел. Гросс-Шеерн, Лидерс считает минуту для удара назревшей. Одновременно по всему фронту, сверкнув штыками, наша пехота бросилась на врага. Венгры не приняли удара в штыки и бежали к городу. Их энергично преследовала конница. Вскоре бой закипел на улицах Германштадта. Часть венгров совершенно была рассеяна, только 3-тысячная колонна успела выйти на западную дорогу. За ней погналась конница Демидова и преследовала венгров до тех пор, пока они не втянулись в горы у с. Гросау.

    В бою 25 июля рассеяно было ядро трансильванских повстанцев во главе с выдающимся их начальником Бемом.

    Дело венгров в Трансильвании было проиграно, и венгерскому правительству пришлось отозвать Бема на главный театр, где уже назревали решительные события. Блестящей победе русских войск при Германштадте предшествовал достойный быть отмеченным в истории марш колонны Лидерса. Этот марш может быть назван «Суворовским». За три дня — с 22-го по 25-е — отряд Лидерса сделал 150 верст, а в последние 36 часов прошел 85 верст, после чего войска немедленно вступили в бой.

    Крупные неудачи, испытанные венграми в конце июля и в начале августа, приблизили развязку. В конце июля были начаты переговоры о капитуляции. Венгры не хотели сложить оружия перед австрийскими войсками, предпочитая сдаваться русским как истинным своим победителям[145].

    В течение 3-месячной борьбы русская армия потеряла в боях 708 убитых и 2447 раненых, но от болезней погибло 10 885 человек. Ценою этих жертв был восстановлен законный порядок в соседней стране.

    Заключение. Венгерский поход 1849 г. не омрачил боевой репутации русского оружия. Всюду, где нужны были стойкость, порыв и доблесть, наши войска действовали выше похвалы и вполне заслужили те восторженные отзывы, на которые не скупились наши союзники — австрийцы. Неблагополучно обстояло дело командования войсками на главном театре. Князь Паскевич похоронил в этом походе свою военную славу, со 100-тысячной армией он трижды упускает случай уничтожить 20–25-тысячную армию противника (Вайцен, Мишкольц, Дебречин), бесцельно маневрируя в долине р. Тисы, выпускает из рук армию Гергея, не пользуется своей многочисленной конницей для разведок. В течение всего похода князь Паскевич преувеличивает силы противника вдвое и поэтому все время действует с осторожностью, не оправдываемой действительной обстановкой. 20-верстный подход 63-тысячной армии к Дебречину в боевом порядке вполне характеризует стратегические и тактические дарования князя Паскевича.

    Совсем иное мы видим в деятельности генерала Лидерса. Здесь полное умение оценить обстановку и действовать по обстоятельствам. С 35-тысячным корпусом Лидерс наносит ряд ударов превосходящим силам врага, руководимым энергичным и весьма искусным генералом Бемом. Сочетая стремительность с осторожностью, методизм (утверждение на базе Кронштадт — Германштадт) с порывом (движение на выручку Гасфорда), Лидерс обнаружил крупные военные дарования и заслужил добрую память у потомства.

    Война выдвинула ряд энергичных начальников, как генерал Ридигер, князь Бебутов, Засс, Гасфорд. Блеснули имена героев полковника Баумгартена, капитанов Алексеева и Деконского. Прежнюю отвагу и выносливость обнаружил и русский солдат.

    Поход подчеркнул также и темные стороны военного дела в рядах нашей армии. Обнаружилось неумение конницы разведывать, стремление пехоты действовать в сомкнутых строях, отсутствие тактической подготовки у начальников. Не проявлялся личный почин, этот могучий залог успеха на войне. Но поход окончился благополучно, и войска, успокоенные успехом, не думали об искоренении зла, пустившего глубокие корни. Понадобился кровавый опыт Восточной войны 1853–1856 гг., с ее тяжкими поражениями, глубокими разочарованиями, чтобы разрушилась наконец рутина, чтобы русская армия освободилась от уродливых наростов и вернулась на истинный путь, указанный ей в отдаленном прошлом великими нашими полководцами.


    Примечания:



    1

    До нашествия Наполеона в Москве насчитывалось 9257 монастырей, церквей, казенных и частных строений; из них сгорело 6496; все прочие были более или менее разграблены. Потери частных лиц составили 83 372 000 руб. недвижимого и 16 585 000 руб. движимого имущества. Сюда не вошли убытки дворцового, духовного, военного и других казенных и общественных ведомств.



    14

    В тот же день, 16 октября, в тылу Наполеона, адмирал Чичагов двинулся из окрестностей Пружан к Минску и к р. Березине, оставив Сакена против Шварценберга и Ренье, оттесненных за р. Буг.



    144

    Гонведы — венгерская пехота. — Прим. ред.



    145

    1 августа армия Гергея (30 889) сложила оружие у Вилагоша перед корпусом Ридигера.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх