Загрузка...



  • История создания
  • Описание конструкции
  • Боевое применение
  • «ЯГДПАНТЕРА»

    История создания

    Вскоре после начала Второй мировой войны немцы столкнулись с серьезным кризисом в противотанковой артиллерии. Их основная 37-мм противотанковая пушка Рак 35/36 оказалась совершенно бессильной против хорошо бронированных французских танков. Принятая вслед за ней на вооружение 50-мм Рак 38 также проблему не решила. Во Францию она не успела, так как первые 17 орудий Вермахт получил только в июле 1940 года, и проверку боем ей пришлось проходить уже на Восточном фронте. Результат оказался плачевным – пробить броню Т-34 и KB она могла только с близких дистанций. Более или менее с этой задачей справлялась лишь 75-мм пушка Рак 40, которая начала поступать в войска в феврале 1942 года и стала самым массовым германским противотанковым орудием периода Второй мировой войны.


    Прототип самоходной установки «Ягдпантера» (шасси № V-101)


    Тем не менее различные немецкие фирмы продолжали работы по созданию все более мощных артсистем, способных освободить 88-мм зенитку от решения несвойственных для нее задач борьбы с танками. Именно с этой целью фирма Кгарр разработала орудие Great 42, которое было принято на вооружение как 8,8 cm Pak 43 – 88-мм противотанковая пушка образца 1943 года. Орудие имело ствол массой 3650 кг и длиной 6280 мм. Применение крестообразного лафета с раздвижными станинами позволило уменьшить высоту пушки в боевом положении до 1720 мм по верхней кромке щита. Из-за трудностей с производством этих лафетов первые шесть орудий удалось передать в войска только в ноябре 1943 года. Дабы ускорить поставки столь нужных армии орудий, фирма Кгарр разработала вариант 8,8 cm Pak 43/41, в котором использовались лафет легкой полевой гаубицы и обычный колесный ход от тяжелой полевой гаубицы. Первые 70 орудий попали на фронт в апреле 1943 года.

    Одновременно с проектированием буксируемых артсистем 88-мм калибра шел процесс создания самоходных вариантов. Так, в феврале 1943 года на фирме Deutschen Eisenwerken началось производство истребителя танков Hornisse («Шершень») на базе так называемого единого шасси GW III/IV. Однако недостатком этой самоходки было легкое бронирование (открытая сзади и сверху боевая рубка защищалась 10-мм бронелистами) и высокий силуэт – 2940 мм. Необходимость в мощном, хорошо бронированном истребителе танков была очевидной. Поэтому еще в ходе работ по созданию пушки Рак 43, 6 января 1942 года, фирма Krupp получила заказ на проектирование самоходной установки, вооруженной этим орудием. Проект получил обозначение Panzer Selbstfahrlaffette IVc-2. Тактико-технические требования предусматривали боевую массу около 30 т; броневую защиту: лоб – 80 мм, борт – 60 мм; максимальную скорость 40 км/ч. Предполагалось использование двигателя Maybach HL 90. К 17 июня 1942 года завод Krupp в Магдебурге изготовил три прототипа самоходных орудий на базе танка Pz.IV.


    Прототип «Ягдпантеры» без фальшбортов. По этому фото легко сравнить размеры САУ и человека


    Однако 3 августа 1942 года Управление вооружений приняло решение использовать для размещения 88-мм пушки Рак 43, которая делала тогда только первые выстрелы, шасси танка «Пантера», тоже находившегося еще в стадии разработки. Первоначально реализация этого проекта была поручена фирме Krupp, специалисты которой определили, что шасси «Пантеры» для размещения столь мощного орудия требует доработки. По мнению инженеров фирмы, предварительное проектирование могло было быть закончено к январю 1943 года. В сентябре они изготовили модель в масштабе 1:10. 15 октября 1942 года на заседании в Рейхсминистерстве военной экономики и промышленности, проходившем под руководством А. Шпеера, было принято решение о передаче дальнейшей разработки машины фирме Daimler-Benz, так как изначально сборка новой САУ планировалась на предприятиях именно этой фирмы. Однако Krupp должен был по-прежнему осуществлять работы по проектированию. К 16 ноября «крупповцы» изготовили полномасштабную деревянную модель, которая мало походила на окончательный вариант «Ягдпантеры».


    Второй прототип «Ягдпантеры» (№ V-102) перед показом Гитлеру 16 декабря 1943 года


    5 января 1943 года на заседании технической комиссии фирмы Daimler-Benz определили ряд технических требований к будущему образцу (тогда он назывался 8.8 cm Sturmgeschutz – 88-мм штурмовое орудие). Так, толщина верхнего лобового бронелиста должна была составлять 100 мм, нижнего – 60 мм, угол наклона – 60°. Толщина листов крыши, бортов и кормы – 30 мм с таким же наклоном. Маску амбразуры орудия предполагалось изготовить из брони повышенного качества и крепить к корпусу болтами, что должно было обеспечивать быстрый демонтаж орудия. Узлы трансмиссии и коробки передач могли при замене извлекаться через амбразуру орудия. Экипаж должен был состоять из шести человек – командира, наводчика, механика-водителя, радиста и двух заряжающих. Причем по первоначальному замыслу предполагалось изготовить новую самоходку на базе «Пантеры II», однако 4 мая 1943 года Министерство вооружений приняло решение о временном замораживании этого проекта, и разработчики «Ягдпантеры» были вынуждены вносить изменения в уже имеющуюся конструкцию с целью унификации узлов будущей САУ с уже имеющимся танком «Пантера».


    Первый прототип самоходной установки «Ягдпантера» во время испытаний зимой 1944 года


    Серийное производство из-за загруженности заводов Daimler-Benz поручили фирме MIAG (Muhlenbau-Industrie AG). В сентябре 1943 года там собрали первую рубку. В соответствии с уточненным техническим заданием, толщина лобовой брони составила 80 мм, бортов рубки и нижнего лобового листа корпуса – 50 мм, бортов и кормы корпуса – 40 мм, крыши рубки – 30 мм. Но и в таком варианте рубка оказалась слишком тяжелой, поэтому толщину крыши пришлось уменьшить до 25 мм. Изменилась и конструкция лафета, вместо планировавшегося сектора обстрела в 14° влево и вправо он обеспечивал только 12°. Экипаж сократился до пяти человек. 20 октября 1943 года деревянный макет продемонстрировали Гитлеру на полигоне Арис в Восточной Пруссии, в том же месяце первый прототип покинул заводской цех. Второй прототип изготовили в ноябре и предъявили его пред очи фюрера 16 декабря 1943 года.

    Любопытно отметить, что к этому времени машина сменила несколько названий. Так, первоначально, по состоянию на 2 октября 1942 года, она именовалась Schweres Sturmgeschutz auf Fgst. Panther mit der 8,8 cm L/71 (тяжелое штурмовое орудие на шасси «Пантеры» с 88-мм пушкой в 71 калибр). К 1 января 1943 года в документах Управления вооружений штурмовое орудие трансформировалось в истребитель танков – 8,8 cm Pz.Jag.43/3 L/71 Panther. Пройдя еще несколько вариаций на ту же тему, название машины официально утвердилось 29 ноября 1943 года. В этот день Гитлер подписал представление ОКХ, по которому окончательный вариант звучал как schweren Panzerjager 8,8 cm auf Panther I (тяжелый истребитель танков с 88-мм пушкой на «Пантере I») или Jagdpanther – «Ягдпантера» (дословно – охотничья пантера, пантера-охотник). Индекс по системе обозначений боевых и транспортных машин Вермахта – Sd.Kfz.173. Приказом ОКХ это обозначение было введено с 1 февраля 1944 года. Но и после этого в различных документах встречаются отличные наименования этой боевой машины.



    Одна из первых серийных «Ягдпантер», выпущенная заводом MIAG в январе 1944 года. У механика-водителя те же два перископа, что и у прототипов, но амбразуры для стрельбы из личного оружия в бортах корпуса отсутствуют


    Серийное производство началось на заводе фирмы MIAG в Брауншвейге в январе 1944 года, когда представители Управления вооружений приняли первые пять серийных самоходок. Выпуск «ягдпантер» не отличался высокими темпами: в феврале удалось собрать семь, в марте восемь, по десять в апреле и мае. В июне MIAG смогла сдать только шесть самоходок – заводы фирмы в этот период активно бомбила авиация союзников. Таким образом, за первые полгода серийного производства было изготовлено 46 самоходок «Ягдпантера». Такого количества хватало на укомплектование только одного батальона тяжелых истребителей танков. Планом же предусматривался выпуск 160 машин, которых должно было хватить для трех батальонов, а также для использования части машин в учебных целях. Несмотря на бомбежки, выпуск «ягдпантер» удалось довести до 15 штук в июле и 14 в августе.

    Такие темпы производства не устраивали ни ОКХ, ни Управление вооружений. Однако в ответ на предъявляемые претензии фирма MIAG постоянно жаловалась на недостаток рабочей силы. Для ускорения работ по изготовлению «ягдпантер» на заводы MIAG направили дополнительно 300 рабочих, а Управление вооружений выделило 300 солдат, которые приступили работам 4 августа 1944 года. Чуть позже прибыло еще 160 солдат – по десять человек выделил каждый из 16 дивизионов истребителей танков. Благодаря притоку рабочей силы в сентябре 1944 года удалось сдать заказчику 21 машину, но в октябре, из-за воздушного налета, собрали всего 8 машин.


    Корпуса «ягдпантер» раннего (вверху) и позднего (внизу) выпуска


    С целью как-то поправить положение было решено привлечь к выпуску «Ягдпантеры» предприятия других фирм.

    В первую очередь к изготовлению «ягдпантер» была привлечена фирма Maschinenfabrik Niedersachsen Hannover (MNH). Это предприятие уже имело значительный опыт выпуска бронетехники – с лета 1943 года оно производило танки «Пантера». По утвержденному графику MNH должна была изготовить 20 «ягдпантер» в ноябре, 44 в декабре 1944-го и 30 в январе 1945 года. Для обеспечения выполнения этого задания с завода фирмы MIAG отгрузили на MNH 80 корпусов самоходок. Предполагалось, что после выпуска 94 «ягдпантер» MNH прекратит их производство – по плану Управления вооружений к февралю 1945 года на заданную мощность должен был выйти завод другой фирмы.



    «Ягдпантера» раннего выпуска, захваченная английскими войсками. Сейчас эта машина находится в британском Имперском военном музее


    Этой фирмой была MBA (Maschinenbau und Bahnbedart) в Потсдам-Древитц. Правда, эта фирма не занималась производством бронетанковой техники, но зато имела большие производственные площади и необходимое для выпуска самоходок оборудование. План производства «ягдпантер» на МВА учитывал время, необходимое фирме для освоения новой продукции: в ноябре 1944 года предполагалось изготовить только 5 машин, а еще 10 в декабре. На 1945 год план предполагал выпуск 20 штук в январе, 30 в феврале, 45 в марте, 60 в апреле, 80 в мае, 90 в июне, а с июля по 100 машин ежемесячно.

    После привлечения к производству «ягдпантер» предприятий MNH и МВА суммарный выпуск этих машин составил 55 штук в ноябре и 67 в декабре 1944 года. Своего пика производство достигло в январе 1945 года когда заводские цеха покинули 72 боевых машины.

    О реальном производстве «ягдпантер» можно судить по таблице, составленной по наиболее свежим уточненным данным. Выпуск фирмами MIAG и MNH подтвержден документально, а МВА получен путем вычета продукции первых двух фирм из суммарного месячного производства.


    ПРОИЗВОДСТВО «ЯГДПАНТЕР»


    Таким образом, получается, что было выпущено более 419 «ягдпантер». Насколько более, сказать трудно, но совершенно очевидно, какое-то количество машин покинуло заводские цеха в последующие две недели. Немецкий исследователь и автор многочисленных книг по бронетехнике Третьего рейха Вальтер Шпильбергер пишет о более чем 34 «ягдпантерах», изготовленных в апреле. Если это так, то можно говорить о, как минимум, 428 выпущенных боевых машинах этого типа.

    Описание конструкции

    «Ягдпантера» представляла собой самоходно-артиллерийскую установку с передним расположением неподвижной броневой рубки. Корпус САУ характеризовался большим наклоном броневых листов, как лобового ( 55° к вертикали), так и бортовых (30° к вертикали). Даже крыша рубки имела небольшой угол наклона. Снарядостойкость верхнего лобового листа незначительно снижалась только щелью смотрового прибора механика-водителя и амбразурой курсового пулемета. Все люки для посадки и высадки членов экипажа находились на крыше рубки. Особенностью конструкции САУ было то, что рубка представляла собой единое целое с корпусом, а не крепилась к нему болтами или сваркой, как у большинства германских самоходок.


    Бронекорпуса «ягдпантер» во дворе завода фирмы MIAG


    В лобовом листе корпуса в массивной литой маске типа Saukopf устанавливалась пушка 8,8 cm PaK 43/3 L/71 (либо PaK 43/4 L/71) калибра 88 мм. Длина ствола орудия вместе с двухкамерным дульным тормозом составляла 6686 мм, масса 2200 кг. Угол горизонтального наведения пушки – +11°, угол возвышения – +14°, склонения – 8°. В боекомплект пушки входили 57 унитарных выстрелов с бронебойными, бронебойно-подкалиберными, осколочно-фугасными и кумулятивными снарядами. Начальная скорость бронебойного снаряда PzGr. 39/43 массой 10,16 кг (масса выстрела – 23,4 кг) составляла 1000 м/с. На дистанции 1000 м он пробивал 165-мм броню. Бронебойно-подкалиберный снаряд PzGr. 40/43 с вольфрамовым сердечником имел начальную скорость ИЗО м/с и на той же дистанции пробивал 193-мм броню. Максимальная дальность выстрела – 9350 м, высота линии огня – 1960 мм, скорострельность 6 – 8 выстрелов в минуту.


    Схема бронирования самоходной установки «Ягдпантера»


    Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором и полуавтоматикой копирного типа. Противооткатные устройства были смонтированы над стволом орудия и состояли из гидравлического тормоза отката (справа) и воздушно-жидкостного накатника (слева). Подъемный механизм пушки – винтового типа. В распоряжении наводчика имелся перископический прицел Sfl ZFla.


    Крыша рубки «Ягдпантеры». С июня 1944 года на крыше рубки появились бобышки-опоры для установки 2-тонного крана, одна из них видна за бронировкой вентилятора


    Вспомогательное вооружение «Ягдпантеры» состояло из пулемета MG 34, установленного справа от пушки в шаровой установке. Боекомплект пулемета – 1200 патронов. В распоряжении экипажа имелись два пистолета-пулемета МР-40 с боекомплектом 384 патрона.


    Jagdpanther

    Чертеж выполнил В. Мальгинов


    Казенная часть и станок 88-мм пушки в рубке «Ягдпантеры»


    На «Ягдпантере» устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный двигатель Maybach HL-230P3O мощностью 700 л.с. при 3000 об/мин (на практике число оборотов не превышало 2500). Сухая масса двигателя составляла 1200 кг. В качестве топлива использовался этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Емкость пяти бензобаков составляла 720 л. Подача топлива принудительная, с помощью четырех диафрагменных насосов Solex. Карбюраторов – четыре, марки Solex 52 IFF40.


    Укладка 88-мм унитарных выстрелов в боевом отделении «Ягдпантеры»


    Система смазки двигателя – циркуляционная, под давлением, с сухим картером. Циркуляция масла осуществлялась тремя шестеренчатыми насосами, из которых один был нагнетающим, а два отсасывающими. Система охлаждения – жидкостная. Радиаторов – четыре, соединенных по два последовательно. Емкость радиаторов – около 170 л. По обеим сторонам двигателя располагались вентиляторы типа Zyklon.

    Для ускорения запуска двигателя в холодное время года предназначался термосифонный подогреватель, отапливаемый паяльной лампой, которая устанавливалась с наружной стороны кормового листа корпуса.

    Трансмиссия состояла из карданной передачи, трехдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач АК 7-200, механизма поворота фирмы MAN, бортовых передач и дисковых тормозов типа LG 900.

    Коробка передач – трехвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерен и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю.


    Варианты стволов 88-мм пушки Рак 43/3


    Ходовая часть применительно к одному борту состояла из восьми сдвоенных опорных катков с резиновыми бандажами диаметром 850 мм.

    Подвеска – индивидуальная торсионная. В целях получения большого угла скручивания торсионы выполнялись двойными, что обеспечивало вертикальное перемещение опорного катка на 510 мм. Передние и задние катки снабжались гидравлическими амортизаторами.

    Ведущие колеса переднего расположения имели два съемных зубчатых венца по 17 зубьев каждый. Зацепление цевочное. Между ведущими колесами и первым опорным катком устанавливался отбойный ролик.


    «Ягдпантера» с 88-мм пушкой, имеющей составной ствол. Франция, 1944 год


    Направляющие колеса – литые, с металлическими бандажами и кривошипным механизмом натяжения гусениц.

    Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки литые, шириной 660 мм, шаг трака 153 мм.

    Все САУ «Ягдпантера» оснащались радиостанцией Fu 5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом.

    В процессе серийного производства в конструкцию машины вносились изменения, правда незначительные. В частности, менялись окантовка пушечной амбразуры, количество перископов и соответственно смотровых щелей у механика-водителя. Бинокулярный прицел заменили на монокулярный. С лета 1944 года пушка вместо ствола-моноблока получила составной ствол, что облегчало ее демонтаж. Тогда же на крыше рубки разместили три гнезда для крепления 2-тонного подъемного крана. В крыше рубки установили «устройство ближнего боя» – 90-мм мортирку NbK 39 для стрельбы осколочными и дымовыми гранатами (в боекомплект их входило 16 штук). В сентябре 1944 года машины перестали покрывать циммеритом. В октябре 1944 на «Ягдпантере» появилась новая маска пушки, крепившаяся к лобовой броне восемью болтами. Выхлопные трубы оснастили листовыми пламегасителями (Flammvernichter). САУ поздних выпусков имели дополнительный вентилятор, размещенный в передней части крыши боевого отделения.


    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ САУ «ЯГДПАНТЕРА»


    Помимо линейных самоходок было изготовлено также несколько машин в командирском варианте. Они оснащались дополнительными радиостанциями Fu 7 и Fu 8, а также имели прибор ночного видения и прицел Sf/ZF 5.


    Первым «ягдпантеры» получил 654-й батальон тяжелых истребителей танков. Это машина из состава его 2-й роты. Франция, май 1944 года


    Боевое применение

    Из «ягдпантер» формировали специальные батальоны тяжелых истребителей танков РГК, находившиеся, как правило, в подчинении у командования полевых или танковых армий. По штату батальон «ягдпантер» должен был состоять из трех рот, каждая из которых включала три взвода по четыре САУ в каждом и две машины командования роты. Таким образом, каждая рота должна была состоять из 14 самоходок. В составе штаба батальона имелось еще три боевых машины, в результате чего на вооружении батальона должно было состоять 45 «ягдпантер». Однако на практике этот штат никогда не соблюдался. К счастью, как для нас, так и для наших союзников, немцы сумели выпустить слишком мало этих самоходок.



    «Ягдпантеры» 654-го батальона во время учебных занятий на полигоне Графенвер. Октябрь 1944 года


    Первые восемь машин 28 апреля 1944 года получила 2-я рота 654-го батальона тяжелых истребителей танков. После высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года 654-й батальон в спешном порядке стали готовить для отправки на Западный фронт. 11 июня в докладе Гитлеру о состоянии части говорилось, что штаб с 1-й и 2-й ротами 654-го батальона находится в полной боевой готовности, но в его составе имеется всего 8 «ягдпантер» и 5 БРЭМ «Бергепантера», которые использовались для тренировок механиков-водителей. Только 14 июня 1944 года 654-му батальону были отгружены 17 новых самоходок. Однако, не дожидаясь получения этого пополнения, 15 июня 2-я рота 654-го батальона погрузила 8 имеющихся у нее «ягдпантер» на железнодорожные платформы и отправилась на Западный фронт, где вошла в состав Учебной танковой дивизии. С 27 июня и до начала июля «ягдпантеры» находились в распоряжении 47-го танкового корпуса и вели бои с английскими танковыми подразделениями.


    Левая часть боевого отделения. Хорошо видны укладка 88-мм выстрелов, казенная часть мортирки для стрельбы дымовыми гранатами и корзинка для установки перископического прицела.


    «Ягдпантеры» 2-й роты 654-го батальона тяжелых истребителей танков на дороге близ Гуммерсбаха. Сентябрь 1944 года.


    Колонна «ягдпантер» на улице французского города. 1944 год


    Боевое крещение новых самоходок состоялось 30 июня 1944 года. Близ Ле Лежа в Нормандии эскадрон 6-й английской танковой бригады наскочил на три «ягдпантеры» 654-го батальона. Бой был предельно коротким. За две минуты «ягдпантеры» уничтожили 11 «Черчиллей»!

    По состоянию на 1 августа 1944 года в 654-м батальоне имелось 8 исправных самоходок и два командирских танка «Пантера». Еще 16 САУ находились в ремонте. Для восполнения потерь 16 августа батальон получил еще 8 «ягдпантер». Всего же в течение августа батальон потерял безвозвратно 17 машин, в основном в ходе прорыва из Фалезского котла. Остальные самоходки требовали ремонта. 9 сентября батальон был отозван с фронта и в тот же день убыл на полигон Графенвер в Баварии.

    Вскоре новыми боевыми машинами перевооружили 519, 559, 560 и 655-й батальоны тяжелых истребителей танков, каждый из которых имел в своем составе одну роту, укомплектованную «ягдпантерами». Две другие вооружались истребителями танков Jagdpanzer IV, Panzer IV/70 или штурмовыми орудиями StuG 40. Такая организация была утверждена Гитлером в качестве основной для батальонов тяжелых истребителей танков 11 сентября 1944 года.


    Правая часть боевого отделения. Хорошо видны установка курсового пулемета и вертикальная штанга с подвижным станком для крепления стереотрубы в командирском люке


    К началу контрнаступлении немецких войск в Арденнах на Западном фронте имелось 56 «ягдпантер» в составе пяти батальонов тяжелых истребителей танков. Однако в боеготовом состоянии находилось только 27 машин, но и из этого количества в начавшемся 16 декабря 1944 года наступлении принимали участие не более 20.


    Командирская «Ягдпантера» из состава 559-го батальона тяжелых истребителей танков. Эта машина (шасси №300054) была выпущена заводом MIAG в июле 1944 года. Захвачена англичанами, ныне экспонируется в Имперском военном музее в Лондоне


    Следует отметить, что в 1944 году на Восточном фронте «ягдпантеры» не применялись. Но уже 13 января 1945 года по пять «ягдпантер» получили 563-й и 616-й батальоны тяжелых истребителей танков. Спустя несколько дней в адрес этих частей направили еще 9 «ягдпантер». О действиях этих машин на Восточном фронте можно узнать из доклада командира 563-го батальона:

    «Батальон прибыл в Миелау из Курляндии 3 декабря 1944 года в составе: штаб и три роты. По распоряжению генерал-инспектора танковых войск подразделение должно было переформироваться в тяжелый батальон истребителей танков и иметь следующий состав:

    штабная рота;

    1-я рота, вооруженная «ягдпантерами»;

    2 и 3-я роты, вооруженные истребителями танков Pz.IV/70;

    рота обеспечения;

    рота технического обслуживания.


    Еще одна подбитая «шерманами» и сгоревшая командирская «Ягдпантера» 559-го батальона. Сентябрь 1944 года


    16 января 1945 года было закончено формирование трех рот (боевой матчасти нет). 17 января батальон в полном составе был введен в бой в районе Грудуск. Во время этой операции потеряно 55 специалистов (командиры машин, водители, наводчики). Перед началом боев из части выбыло 150 человек.

    Состояние матчасти: 35 вспомогательных и специальных машин находилось в ремонте в ротах и 10 машин – в роте технического обслуживания. 23 машины отправили военному коменданту в Миелау.

    По приказу верховного командования батальон должен был получить свое вооружение в Солдау, но в результате прорыва русских танков потерял там 16 специальных машин. Предназначенное батальону вооружение (24 самоходки Pz.IV/70 и 18 «ягдпантер») отправлено в Алленштейн, где должно быть укомплектовано две роты по 12 Pz.IV/70, рота «ягдпантер» (9 машин), а также приданная 3-я рота 616-го батальона тяжелых истребителей танков с девятью «ягдпантерами». Недостаток в экипажах покрыл перевод специалистов из других подразделений.

    Переформирование в Алленштейне началось 20 января в 10.00 часов и закончилось 21 января в 7.00 часов. Из-за недостатка времени прибывшие самоходки были осмотрены и проверены только поверхностно, стрельбы не производились, механики-водители были прикомандированы частично из частей Восточной Пруссии. Люди полностью вымотаны в предыдущих боях.


    Британские саперы занимаются эвакуацией «Ягдпантеры» (шасси №300027). Эта машина принадлежала к составу 3-й роты 654-го батальона тяжелых истребителей танков. Середина августа 1944 года


    21 января 1945 года 563-й батальон тяжелых истребителей танков двумя группами убыл к месту боевых действий. С этого времени он участвовал в боях севернее Алленштейна, южнее и западнее Гуттштадта, занял Лиебштадт и в настоящее время воюет в районе Вормдитта.

    В течение 10 дней батальон подбил и уничтожил 58 танков противника. Потери следующие:

    от огня противника безвозвратно потеряно четыре Pz.IV/70 и одна «Ягдпантера»;

    взорвано из-за нехватки топлива восемь «ягдпантер» и четыре Pz.IV/70;

    взорвано застрявших и не могущих быть эвакуированными одна «Ягдпантера» и восемь Pz.rV/70;

    взорвано подлежащих длительному ремонту три «ягдпантеры» и три Pz.IV/70.

    С учетом имеющегося личного состава батальон в настоящее время может укомплектовать экипажами и использовать 15 самоходок «Ягдпантера» или Pz.rV/70».

    Таким образом, если следовать немецкой статистике, учитывавшей только боевые потери, то надо говорить о соотношении потерь за 10 дней как о 58:5. При этом, «объективные» немцы у себя учитывали только безвозвратные потери, а у противника – все. Но совершенно очевидно, что какая-то часть из 58 подбитых советских танков после ремонта была возвращена в строй. Кроме того, нет никакого сомнения в том, что относительно немецкой стороны необходимо считать все потери, ведь взрывали свои машины тоже не просто так, а в результате неблагоприятного для них хода боевых действий. А это уже не 5 боевых машин, а 32! И соотношение вырисовывается совсем другое! Но вернемся к «ягдпантерам».


    В распоряжении механика-водителя «Ягдпантеры» находились такие же три педали, что и в любом автомобиле: педаль управления главным фрикционом (сцепление), педаль тормоза и педаль акселератора


    «Ягдпантера», подбитая двумя бронебойными снарядами, попавшими в моторное отделение. На втором плане подбитый американский истребитель танков М36 «Слаггер». Снимок сделан 17 марта 1945 года


    Что касается последних, то в последние месяцы войны значительное количество «ягдпантер» поступало не в батальоны истребителей танков, а в танковые соединения для восполнения потерь в танках. Так, по 10 машин этого типа в феврале 1945 года получили 2-я танковая дивизия СС «Рейх», 9-я танковая дивизия СС «Хоенштауфен» и 10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг». По нескольку «ягдпантер» получил и ряд других танковых соединений Вермахта и войск СС. Надо сказать, что распыление противотанковых самоходок по танковым частям отрицательно сказалось на их боевом применении. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует доклад обер-лейтенанта Бока, инспектировавшего танковые дивизии 6-й танковой армии СС и 8-й полевой армии, а также имевшего задание выяснить причины, по которым 560-й батальон тяжелых истребителей танков в ходе боев в Венгрии подорвал большое количество самоходных установок. Обер-лейтенанту Боку удалось выяснить, что:


    Английские танкисты осматривают «Ягдпантеру», подорвавшуюся на мине. Германия, март 1945 года


    Разоруженная «Ягдпантера» ранней модели. Хорошо видны литая маска типа «свиное рыло» и окантовка пушечной амбразуры


    «Ягдпантера», подбитая в боях у озера Балатон. Венгрия, март 1945 года


    Сгоревшая «Ягдпантера». Обращают на себя внимание два перископа механика-водителя, как у машин самого раннего выпуска, и характерный для более поздних моделей составной ствол 88-мм пушки. Венгрия, март 1945 года


    «Батальон был подчинен 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд» и использовался в боях в качестве 3-го батальона танкового полка. Роту обеспечения батальона объединили с подразделением обеспечения полка в так называемую группу обеспечения. Таким же образом были объединены эвакуационные подразделения, для того чтобы можно было централизованно управлять ремонтом и эвакуацией. В результате этого командир батальона не мог нормально управлять ни обеспечением, ни ремонтом боевой техники. Кроме того, к полку от батальона должны были направить ординарца, но в батальоне не нашлось человека, которому можно было бы поручить исполнение этих обязанностей.


    Двигатель Maybach HL-230P30


    При выходе из боя в районе от Баконьевского леса до Ольденбурга батальон вообще не получал горючего. Для того чтобы вывести имеющиеся в наличии девять Pz.IV/70 и три «ягдпантеры», приходилось использовать топливо с трофейных машин противника.


    «Ягдпантера» позднего выпуска, подбитая на подступах к Кенигсбергу. Весна 1945 года


    Наибольшее количество подрывов самоходок произошло из-за недостаточной организации эвакуации, которая должна была проводиться танковым полком дивизии «Гитлерюгенд». Однако в первую очередь велась эвакуация полковой техники, в то время как самоходки 560-го батальона эвакуировались последними. Однако в большинстве случаев сделать это уже не представлялось возможным, так как из-за слабого сопротивления собственной пехоты русские обходили позиции застрявших в грязи или поломавшихся самоходок.


    Москва, Центральный парк культуры и отдыха имени Горького, выставка трофейной техники. Воины Красной Армии и передовики производства знакомятся с захваченной «Ягдпантерой», 1945 год.


    «Ягдпантеры» и «пантеры» в сборочном цехе фирмы MNH в Ганновере, захваченном американскими войсками. Май 1945 года


    Так, например, эвакуация истребителя танков, завязшего 8 марта 1945 года, была проведена только 21 марта.

    Неоднократные настойчивые просьбы командира батальона, направляемые в штаб полка и дивизии о предоставлении ему дополнительных эвакуационных средств приходили обратно с резолюциями, что средств для эвакуации нет в наличии и в случае необходимости машины необходимо взрывать. Между тем танковый полк активно использовал самоходки 560-го батальона, предоставляя их другим подразделениям и не ставя об этом в известность командование батальона. В результате очень часто командир батальона не знал, сколько боеспособ ных машин имеется у него в наличии и где они находятся.

    Другая причина больших потерь заключалась в тактически неправильном боевом применении. Истребители танков, почти во всех случаях без исключения использовались в боях в качестве штурмовых орудий вместе с пехотой в качестве арьергарда. В результате подбитые или вышедшие из строя самоходки в большинстве случаев оставались в расположении противника.

    Для машины, которая может вести огонь только вперед по ходу движения, такое использование совершенно неприемлемо, так как перед каждой сменой позиций она должна маневрировать.


    Трофейная «Ягдпантера» во время испытаний на НИБТПолигоне ГБТУ Красной Армии в Кубинке. 1945 год.


    В некоторых случаях приказывалось зарывать поврежденные истребители танков в землю и использовать их как огневые точки. Такое использование истребителей танков также является неправильным, так как в результате приходилось взрывать машины во избежание захвата противником, обходившим их с флангов».

    Любопытно отметить, что подобное использование самоходных орудий по-танковому было характерно для Красной Армии в 1943 году, в период становления самоходно-артиллерийских частей. Немцы же увлекались этим в конце войны, когда были вынуждены восполнять убыль в танках самоходками.

    По состоянию на 15 марта 1945 года в частях Вермахта и войск СС насчитывалось 145 «ягдпантер», из которых только 59 находились в боеготовом состоянии. Из этого количества 34 машины находились на Восточном фронте, а 25 – на Западном. На 10 апреля 1945 года в германских войсках осталось только 53 «ягдпантеры». Из 16 боеготовых машин 11 находилось на Восточном фронте и 5 на Западном. Само собой разумеется, что столь мизерное количество самоходок, пусть даже и очень неплохих, не могло оказать заметного влияния на ход боевых действий.

    После войны «ягдпантеры» некоторое время состояли на вооружении во французской армии, в частях, дислоцированных в Сатори и Бурже.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх