Загрузка...



  • Значение войсковой разведки
  • Методы войсковой разведки
  • Наблюдение
  • Действия разведывательных групп (дозоров)
  • Примеры действий немецких разведывательных групп
  • Засада
  • Разведка боем
  • Примеры проведения противником разведки боем
  • Организация разведки при отходе
  • Хитрость противника
  • Сурин С.И

    Войсковая разведка в немецкой армии

    Воениздат, 1944

    В германской армии каждая пехотная дивизия для ведения войсковой разведки имеет по штату разведывательный отряд в составе следующих подразделений: рота тяжелого оружия, самокатная рота и кавалерийский эскадрон. Боевой состав такого отряда: 310 человек, 216 строевых лошадей, 13 ручных пулеметов, 4 станковых пулемета, 50-мм минометов, 3 37-мм орудия, 2 75-мм пехотных орудия, 9 автомашин и 4 бронемашины. В каждом пехотном полку функции войсковой разведки в подвижных формах боя обычно выполняет самокатный взвод (45 человек, 4 пулемета, 45 велосипедов).

    В пехотном батальоне нет специальных разведывательных подразделений, так же как нет специальных лиц, занимающихся разведкой. Разведку организует командир батальона; техническими же исполнителями являются подразделения.

    В начале войны с Советским Союзом еще не все немецкие пехотные дивизии имели разведывательные отряды, предусмотренные штатом.

    В немецких танковых дивизиях имеется штатный разведывательный орган — разведывательный отряд, который состоит из роты тяжелого оружия, одной или двух мотоциклетно-стрелковых рот и роты бронемашин или бронетранспортеров (всего до 400 человек, 60 автоматов, 29 ручных пулеметов, 2 станковых пулемета, 11 противотанковых ружей, 2–4 88-мм миномета, 3 50-мм орудия, 2 75-мм пехотных орудия, 24 бронеавтомобиля, 100–120 мотоциклов и 70–80 автомашин). Кроме того, в состав танкового полка входит взвод легких танков (5 машин), а в состав танкового батальона — также взвод легких танков (5 машин) и взвод мотоциклов.

    Практика войны 1939–1940 гг., когда немецкая армия почти беспрепятственно оккупировала Польшу, Норвегию, Бельгию, Голландию, Францию, Грецию и Югославию, подтверждала в то время немецкому командованию правильность организационных форм разведывательных подразделений.

    При успешном наступлении немецких войск, действовавших в условиях ничтожного сопротивления армий оккупированных стран, наличие сильных подвижных разведывательных отрядов в пехотных и танковых дивизиях полностью обеспечивало германскому командованию выполнение разведывательных задач и не вызывало необходимости обучать всю пехоту ведению войсковой разведки в сложных условиях боя.

    Иное увидела и почувствовала на своей шкуре немецкая армия в войне с Советским Союзом. Гитлеровские планы «молниеносной войны» на Востоке потерпели крах. Формы боя, «присущие» доселе немецкой армии, сменились для нее на советско-германском фронте новыми, к которым войсковые разведывательные органы дивизии не были подготовлены: позиционная оборона, отступление, бои в окружении.

    Войска также оказались не подготовленными к ведению войсковой разведки. Ясно, что, столкнувшись с этими «новыми» формами боя, немецкая армия вынуждена была изыскивать и новые методы войсковой разведки. Вот почему с начала 1942 г. мы явились свидетелями выпуска многими немецкими командирами соединений и командующими армиями инструкций, приказов, памяток и учебных брошюр по вопросам войсковой разведки.

    Ввиду больших потерь в людях, технике и вооружении, понесенных немецкой армией, немецкое командование вынуждено было пойти на сокращение разведывательных отрядов некоторых дивизий. На основании секретного указания 1-го отделения организационного отдела германского Генерального штаба сухопутной армии от 9 августа 1942 г. разведывательные отряды и дивизионы ПТО некоторых дивизий объединялись и переименовывались в «подвижные дивизионы».

    Такое объединение было произведено в 376-й, 82-й и других дивизиях.

    Боевой состав подвижного дивизиона следующий: две велороты, две роты ПТО. Вооружение: пулеметов легких 12, орудий 24, тяжелых пулеметов — 4.

    Задачи подвижного дивизиона, по указаниям пленных, сводятся к следующему:

    — в наступлении — действие в авангарде, высылка разведдозоров, охранение предмостных позиций;

    — в обороне он является дивизионным резервом для отражения пехотных и танковых атак противника. Эскадроны используются как пехотные подразделения;

    — при отступлении выполняет роль охранения арьергардов.

    Практически получилось так, что противотанковые роты подвижного дивизиона были всегда оторваны от самого дивизиона и раздавались пехотным полкам дивизий. Таким образом, в обороне объединение РО и ПТД фактически не имело значения.

    Противотанковые роты дивизиона должны получить более крупные калибры орудий, так как в настоящее время 37-мм или 45-мм орудия ПТО в бою оказались неэффективными.

    Подвижной дивизион в отношении тактической разведки подчинен непосредственно командиру дивизии и получает задачу от начальника штаба дивизии.

    Части немецкой армии пополнили и усовершенствовали методы действий своей разведки, почерпнув многое из примеров боевых действий доблестных разведчиков Красной Армии; поэтому при организации разведки мы обязаны, соблюдая основные ее принципы, никогда не действовать по шаблону, а неустанно изыскивать новые приемы. С другой стороны, наши передовые части всегда должны быть исключительно бдительными, с тем чтобы любую разведывательную затею противника вскрывать своевременно и своей выдержкой и неожиданными для врага дерзкими контрмерами пресекать ее в самом зародыше, уничтожая разведывательные группы противника, захватывая пленных и документы убитых.

    Вопросы организации немецкой авиационной разведки, разведки средствами связи, артиллерийской и агентурной мы затрагиваем только в общих чертах.

    Значение войсковой разведки

    Войсковая разведка в немецкой армии является одним из основных видов разведки. Она ведется всеми командирами независимо оттого, поставлена им задача на разведку или нет.

    Задача на разведку ставится командиру линейной роты командиром батальона или командиром полка. Объект разведки выбирается лично командиром роты. Приказание на разведку отдается за несколько дней до ее проведения, на каждую операцию в отдельности.

    Командиры немецких частей и соединений уделяют большое внимание организации и ведению войсковой разведки.

    Так, например, командование 47-го немецкого танкового корпуса в директиве от 3 января 1943 г. указывает:

    «Ввиду трудности ведения авиаразведки зимой, для нас и для высшего командования почти единственным способом что-либо узнать о противнике является войсковая разведка.

    Мы сможем сберечь силы и в то же время быть гарантированными от неожиданностей только при наличии первоклассной наземной разведки».

    Войсковая разведка у немцев выполняет следующие задачи:

    — захват пленных и документов;

    — определение начертания переднего края обороны противника, а также определение группировки его войск, мест флангов и стыков;

    — наблюдение за сменой частей и появлением новых войск противника, особенно танков и кавалерии;

    — уточнение огневой системы;

    — наблюдение за всеми передвижениями и действиями войск противника во время боя;

    — вскрытие и установление инженерных препятствий.

    Генерал-фельдмаршал Кюхлер в своей директиве от 2 января 1943 г. пишет:

    «Сведения, получаемые от пленных, являются крайне важными не только для выявления намерений противника; они часто дают также важные цели для артиллерии и тяжелого пехотного оружия — для ведения беспокоящего и уничтожающего огня в течение дня и ночи. Поэтому все действующие дивизии должны все время стремиться к захвату пленных». И далее там же: «Постоянное наблюдение за привычками неприятельских солдат, находящихся на позиции, точное установление месторасположения их постов, изучение местности, применение разных хитростей, введение в заблуждение противника, устройство ловушек и, что еще важнее, хорошо подготовленные и энергично проведенные ударные разведывательные операции должны облегчить успех наших войск в захвате пленных». В условиях стабильного фронта немцы ставят перед своими разведывательными органами задачу: разведать фронт противника до мельчайших подробностей: его группировку сил, размещение тяжелого оружия, дислокацию штабов, резервов и т. д. Только таким образом, считают немцы, «…можно будет обнаружить любые изменения у противника и извлечь из этого необходимые выводы для боевого руководства».

    При стабилизации фронта основным средством войсковой разведки в немецкой армии являются линейные пехотные части. В п. 9 приказа по 15-му мотополку от 19 октября 1942 г. за № 454/42 указывается:

    «Перед наступлением всегда выяснять путем наблюдения и активной разведки следующие вопросы:

    а) начертание переднего края обороны противника, расположение и состояние гнезд сопротивления;

    б) разницу в группировке противника днем и ночью;

    в) препятствия, минные поля;

    г) возможности удобного подхода к противнику».

    Ослабление ведения войсковой разведки рассматривается германским командованием как тяжкое преступление.

    Германское командование стремится к тому, чтобы солдаты считали службу в разведке выгодным делом. С этой целью в немецкой армии для состава разведывательных подразделений установлен ряд льгот.

    Пленный командир взвода 24-го авиадесантного пехотного полка показал:

    «За доставку командованию новых данных о противнике командира РГ награждают Железным крестом 2-го класса. Право награждать этим орденом имеет командир батальона, но обычно в этих случаях сам командир дивизии, которому командир батальона без промедления докладывает об успешных действиях РГ, через 1–2 дня награждает разведчиков. С марта по июль во втором батальоне было награждено 5 человек».

    Командир 82-й пехотной немецкой дивизии Бенш, стремясь заинтересовать солдат выгодами службы в разведке, в своем приказе пишет:

    «Я приказал за хорошие успехи в службе подслушивания, наблюдения и разведки немедленно выдавать ордена, объявлять благодарность в приказе по дивизии, давать особые отпуска вне очереди или же выдавать особенно хорошие товары из военного магазина. Таким же образом награждать за отличные успехи в караульной службе…»

    Методы войсковой разведки

    Основными методами войсковой разведки в немецкой армии являются:

    — разведка боем (силовая разведка), проводимая подразделениями силою от взвода до батальона при поддержке артиллерийско-минометного огня;

    — действия разведывательной группы (дозора) силою до взвода — методом поиска, налета;

    — устройство засад на путях движения наших разведывательных групп (проводится группой в составе 10–30 человек);

    — выброска в наш ближайший тыл агентурно-диверсионных групп с задачей установить расположение и направление движения наших войск, а также захватить в плен офицеров;

    — наблюдение и подслушивание.

    По показаниям пленных, разведывательная операция проводится тогда, когда наблюдением установлены изменения в группировке противника и в его огневой системе. Выбор способа действий зависит от поставленной задачи и расположения противника. Разбирая разведывательную операцию 216-го пехотного полка 86-й пехотной дивизии, проведенную на рассвете 6 ноября 1942 г. и не давшую результатов (кроме потери немцами 8 человек убитыми и 23 ранеными), командование 86-й пехотной дивизии отмечает:

    «Если же, помимо всего прочего, создается необходимость разведывательных действий, то представляются две возможности:

    а) действие мелкими разведывательными группами (одно-два отделения) ночью с целью снятия часового;

    б) проведение крупных разведывательных операций (силою до батальона) днем после тщательной подготовки при соответствующей поддержке всех видов оружия».

    Немецкое командование требует организовывать разведку продуманно, с учетом всех особенностей нашей обороны, ее сильных и слабых сторон, а также боевой выучки наших войск.

    Подготовка к операции ведется скрытно; немцы стремятся замаскировать свои действия так, чтобы ни малейший признак не мог выдать подготовительных мероприятий к проведению ночного поиска или разведки боем.

    Немцы, так же как и мы, считают, что маскировка увеличивает шансы на успех действий, способствует уменьшению собственных потерь и тем самым повышает боевую силу группы; что пренебрежение маскировкой влечет за собой неоправданные потери в личном составе и срыв внезапности действий; что действия разведки должны быть решительными с использованием элемента внезапности, чем и достигается ее успех. При разведке немцы обращают особое внимание на обеспечение флангов. Для этой цели назначаются группы охранения флангов, которые занимают свои позиции непосредственно перед началом действий разведывательных групп.

    При проведении разведывательных операций действия разведывательных групп и отрядов прикрываются сильным артиллерийским и минометным огнем.

    РГ и отряды немцев атакуют объект после того, как артиллерия и минометы, совершив короткий и сильный огневой налет на объект, переносят огонь на окаймление последнего и в достаточной степени парализуют огнем организованное противодействие со стороны противника.

    Разведывательные действия немцев, возникая внезапно, протекают быстро и решительно; иногда вся операция заканчивается в течение 15–20 минут.

    Подготовка разведчиков проводится немцами в основном на местности с задачей: «тренировать в уменье по-кошачьи подползать к любой цели, внезапно открывать огонь из укрытия, быстро исчезать при встрече с сильным противником» (указания штаба 2-й танковой армии).

    Если группа состоит из старых солдат, хорошо знающих боевую службу, то заблаговременной тренировки в действиях не проводится.

    Наблюдение

    Немцы считают, что хорошо организованное наблюдение является важнейшим методом войсковой разведки. Наблюдение ведется ими непрерывно во всех видах боя. Сеть наблюдательных пунктов располагается немцами на господствующих высотах, деревьях, колокольнях, башнях и специальных вышках с большим сектором наблюдения. Наблюдательные пункты хорошо оборудованы, имеют оптические приборы (стереотрубы, бинокли) и обеспечены телефонной связью; артиллерийские НП обеспечены радиосвязью. Все НП имеют ракеты для ночного освещения местности.

    В качестве командирского НП противник использует и танки. Так, например, 12 апреля 1943 г. в районе ручья Корделевский (ю.-з. Красный Бор) немцы с целью разведки нашего переднего края наблюдением и корректировке огня применили танк как передовой наблюдательный пункт. Когда танк был нами подожжен, а экипаж его при отходе уничтожен, то при осмотре в танке были обнаружены радиостанция и карта с нанесенными на ней районами подавления артиллерийским огнем.

    Наблюдением при широкоразвитой системе НП немцы дополняют данные разведки, полученные из других источников.

    Директива командира 384-й немецкой пехотной дивизии за № 978/42 от 15 сентября 1942 г., отмечая небрежное несение службы наблюдения, гласит:

    «Кто вблизи от врага спит на посту, тот наказывается смертной казнью. На этот счет не должно быть никаких сомнений».

    Показаниями пленных установлено, что во взводах и ротах специальных наблюдательных пунктов не имеется. Вести наблюдение вменяется в обязанность всем часовым и патрулям.

    Командир роты также не имеет специально оборудованного НП. Заходя в отдельные ДЗОТ, он ведет наблюдение за теми объектами, которые его интересуют.

    Все данные о поведении противника заносятся немцами в журнал наблюдения. В записи указываются время и результат наблюдения. Часовые в установленное время письменно доносят командиру взвода о результатах наблюдения. Последний делает выборки из этих донесений и включает их в боевые донесения, направляемые в роту. Командир роты доносит важнейшие данные в батальон, где вопросами разведки занимаются командир батальона и батальонный адъютант.

    Помимо этого, наблюдение ведет дежурный по окопу офицер или унтер-офицер (приказ 126-й пехотной дивизии от 11 апреля 1942 г.).

    Командиры батальонов, полков и дивизий имеют специальные НП или используют НП приданной артиллерии.

    На НП полка и дивизии обычно находятся: командир НП (лейтенант или фельдфебель), чертежник и радист (они же связные).

    Командир НП должен обладать хорошим зрением, хорошо разбираться в тактике; он наблюдает в стереотрубу.

    Ночью немцы продолжают разведку путем подслушивания, которое осуществляется высылкой к нашему переднему краю, а также в направлениях возможного прохождения наших секретов ночных слухачей. В задачу групп подслушивания входит своевременное предупреждение своего командования об изменениях в расположении наших частей, а также информация его о прохождении наших разведчиков.

    Так, например, в ночь с 25 на 26 ноября 1942 г., перед наступлением войск N армии, противник через своих слухачей своевременно установил подход и сосредоточение наших войск на исходном положении.

    В ночное время часовые противника в целях лучшего наблюдения систематически освещают местность ракетами.

    При отходе немцы организуют наблюдение так же тщательно.

    По показаниям пленного обер-лейтенанта, в июле 1943 г. на орловском направлении немецкое командование требовало от командиров рот четкой организации наблюдения, причем НП организовывались на флангах и впереди. Результаты наблюдения докладывались командиру роты, а последним — командиру батальона; далее эти сведения передавались до командира дивизии.

    Действия разведывательных групп (дозоров)

    Боевой состав разведывательной группы обычно бывает силою от отделения до взвода, редко до роты. Количественный состав колеблется в зависимости от обстановки и от характера объекта разведки.

    Группу возглавляет офицер, фельдфебель или унтер-офицер, занимающий должность не ниже командира взвода.

    По показанию пленного, командир 268-й немецкой пехотной дивизии запретил ведение разведки большими разведывательными группами, так как они несут значительные потери.

    В одном из оперативных документов командир 86-й пехотной дивизии сообщал командованию 23-го немецкого армейского корпуса:

    «С 1.11.42 г. дивизией предпринято 11 разведок. Потери: 2 убитых, 7 раненых. Пленные не взяты.

    Проведенная на рассвете 6.11.42 г., согласно приказу, разведка одной из рот 216-го полка стоила 8 убитых, 23 раненых. Пленные не взяты. Причины потерь:

    а) хорошо организованная система обороны противника как на переднем крае, так и в глубине;

    б) высокая бдительность противника в результате деятельности собственной разведки;

    в) хорошо пристрелянный заградительный огонь вражеской артиллерии;

    г) очень ограниченное время для подготовки.

    Опыт этих и предыдущих разведок показывает, что подобные разведывательные предприятия при сплошной, сильно укрепленной линии обороны заранее обречены на неудачу.

    Противник может даже при удавшемся местном прорыве сосредоточить огонь всех видов оружия на разведывательной группе, при этом неизбежны большие потери. Для того чтобы подавить огонь артиллерии противника собственной артиллерией и тяжелым оружием, требуется затрата такого количества боеприпасов, которое выходит за рамки подобных операций».

    Командование дивизии СС «Великая Германия» следующим образом характеризует действия своей разведки:

    «Ввиду сильно укрепленного фронта обороны и сплошного массированного прицельного огня русских, ведение разведки большими группами не дает результата. Необходимо перейти к ведению разведки одним-двумя отделениями, при поддержке сильного артминогня. Действиям разведывательных групп должна предшествовать тщательная подготовка. Каждый пехотный полк должен представлять к 18 часам в штаб дивизии сведения о результатах работы разведывательных групп».

    Этот документ свидетельствует о том, что в условиях стабильного фронта противник вынужден, наряду с проведением разведки боем, широко практиковать ведение разведки мелкими группами в составе одного-двух отделений. Для обеспечения выполнения задач разведывательным группам отпускается большое количество артиллерийских снарядов и мин.

    В германской армии разведку ведут все линейные подразделения. Для ведения разведки немцы отбирают самых отъявленных головорезов. Принцип отбора — добровольный. Если число желающих пойти в разведку недостаточно, командир роты сам отбирает и назначает в состав РГ лучших солдат. Обычно подбираются солдаты, не имеющие семей. При объявлении записи желающих идти в разведку первыми подписываются офицеры и унтер-офицеры с целью поднятия своего боевого авторитета.

    По приказу командира 511-го пехотного полка 293-й немецкой пехотной дивизии каждая рота должна была в течение месяца провести на своем участке не менее одной разведки с целью захвата пленного или же изучения переднего края и огневой системы нашей обороны.

    Разведке боем часто предшествуют действия мелких разведывательных групп с целью уточнения режима обороны на нашем переднем крае.

    При высылке разведывательной группы в составе свыше взвода ей придаются саперы и действия ее поддерживаются огневыми средствами. Если разведка высылается мелкими группами, саперы ей не придаются. Группа проделывает проходы в проволочных заграждениях и минных полях самостоятельно, и действия ее обычно поддерживаются только огнем выславшей ее роты.

    Время для ведения разведки выбирается различное; группы действуют и днем, но в большинстве случаев — ночью, в промежутке от 2 до 4 часов (при этом учитывается время наименьшей, по мнению немцев, бдительности наших войск).


    Вооружение

    Немецкие солдаты, идущие в разведку, вооружаются преимущественно автоматами, пистолетами, ручными гранатами, кинжалами (штыком), снабжаются взрывчатым веществом и противотанковыми гранатами (для подрывания ДЗОТ и жилых землянок), минами, ножницами. Иногда группы имеют ранцевые огнеметы.


    Обмундирование

    Обмундирование солдат, идущих в разведку, — легкое, не связывающее действий. Зимой — комбинированный костюм с капюшоном (одна сторона костюма белая, другая — стального цвета); на ноги разведчики обувают бурки или валенки, на голову надевают пилотку.


    Снаряжение

    Снаряжение солдата максимально облегчено. Перед выходом на разведку солдат, как правило, получает вино.


    Связь

    Связь для управления разведгруппой осуществляется посредством радиостанции легкого типа, при помощи электрофонарей и пр. К проводной связи немцы прибегают редко, так как опасаются, что наши части могут использовать линии связи для организации засады.


    Порядок действий

    Порядок действий небольшой разведывательной группы обычно следующий: впереди движутся дозорные и саперы. На расстоянии 100–150 м от главного дозора движется непосредственное охранение ядра в количестве 4–5 человек (группа обеспечения). Далее в 150–200 м следует ядро (ударная группа), усиленное 1–2 ручными пулеметами, имея боковые дозоры на удалении 100–150 м. Сзади движутся санитары. Командир роты, руководящий разведкой, обычно не выдвигается за передний край расположения своих войск. Такая разведывательная группа при встрече с нашими разведывательными органами или охраняющими частями в бой не вступает, а, прикрываясь огнем ручных пулеметов, поспешно отходит в свое расположение; однако были случаи, когда разведывательная группа при обнаружении ее вызывала артиллерийский и минометный огонь и под его прикрытием производила короткий налет на объект с целью захвата пленного.

    Разведывательная группа противника в большом боевом составе (в 30–40 человек) при подходе к объекту принимает боевой порядок.

    При блокировке нашей огневой точки РГ противника старается принять (в принципе) порядок, показанный на с. 385. Так, например, на участке одной нашей части противник выбрал для захвата пленного окоп нашего боевого охранения, заранее произведя пристрелку артиллерии по соседним огневым точкам и в глубину. После пристрелки на этом участке артиллерия больше огня не вела. Наше наблюдение отмечало только движение отдельных солдат и небольших групп. На третьи сутки после пристрелки, во второй половине ночи, группа немецких разведчиков начала ползти к нашему окопу. Она была замечена нашим боевым охранением, которое встретило ее пулеметным огнем. Тогда разведывательная группа противника вызвала артиллерийский и минометный огонь, которым был окаймлен окоп в нашем боевом охранении. Под прикрытием огня разведывательная группа противника коротким налетом ворвалась в наш окоп.




    Боевой порядок немецкой РГ при блокировке объекта


    При ведении разведки с форсированием реки немцы применяли следующий метод: к намеченному объекту под прикрытием обычного пристрелочного артиллерийского и минометного огня параллельно высылались две группы: одна в 2–3 человека (отвлекающая) и другая в 9–10 человек (захватывающая). Отвлекающая группа, действуя открыто, привлекала к себе внимание, а захватывающая группа в это время скрытно нападала на объект с целью захвата пленного.

    На болотистых участках и в плавнях немцы ведут разведку действиями отдельных групп (в 10–15 человек) на плотах или лодках, организуя на основных направлениях засады.

    С целью сохранения элемента внезапности немецкое командование при ведении разведки применяло следующий метод: под покровом темноты группа подходила к объекту на самое близкое расстояние, а затем днем, выждав момент, когда бдительность наших подразделений ослабевала, внезапно атаковывала нашу ОТ и под прикрытием заградительного огня отходила на свой оборонительный рубеж.

    Разведывательные поиски с целью захвата «языка» немцы подготавливают в течение длительного времени, иногда до 14 суток. Поиски осуществляют главным образом разведывательные группы от рот и батальонов, возглавляемые унтер-офицерами.

    В подготовительный период унтер-офицер, выделенный для ведения поиска, совместно с группой наблюдателей в 2–3 человека ведет тщательное наблюдение за объектом. Накануне дня, намеченного для поиска, унтер-офицер подробно знакомит с данными своего наблюдения весь состав разведывательной группы.

    На местности, под руководством одного из офицеров-разведчиков, увязываются все вопросы взаимодействия. Весь личный состав подробно знакомится с местностью, на которой предстоит действовать; назначаются азимуты движения по компасу к намеченному объекту и обратно. Всему составу разведывательных групп вменяется в обязанность запоминать в процессе движения ярко выраженные ориентиры. Движение совершается скачками от одного рубежа к другому.

    С продвижением группы нападения охранение, движущееся на флангах, меняет свои огневые позиции и переходит на новый рубеж с таким расчетом, чтобы не нарушалась огневая и зрительная связь с группой.

    По показаниям пленного, командир взвода обязан установить число и их вооружение. Если наша артиллерия в течение длительного времени стреляет с одного и того же направления, то немцы определяют это направление с помощью компаса, после чего ОП засекаются. У немцев при смене подразделений командир взвода получает от своего предшественника следующие данные о противнике: расстояние до переднего края противника, наличие боевого охранения и места его расположения, примерный численный состав противостоящих подразделений противника.

    С марта до середины мая 1943 г. 8-я рота 24-го немецкого авиадесантного пехотного полка вела разведку 6 раз. Разведгруппам ставилась задача: определить конфигурацию переднего края противника, вооружение ОТ и число часовых.

    Численный состав РГ не превышал одного отделения (10–11 человек). Немцы вели разведку, как правило, ночью, в самые темные часы. Группа в таком составе ни в коем случае не должна была искать сближения с противником.

    Пленный обер-ефрейтор 6-й роты 204-го горнострелкового полка 9-й горнострелковой дивизии показал об организации и действии немецкой охранительной разведки следующее: «Каждая рота ведет разведку переднего края противника перед своим участком через каждые 2–3 дня, высылая разведывательные группы в составе 6–8 человек. Разведка ведется на незначительную глубину и высылается ночью до полного рассвета или вечером до полной темноты. Обычно разведывательная группа возвращается через 2–3 часа, выполнив или не выполнив задание. Разведывательная группа, как правило, избегает боевого столкновения с противником.

    Основные задачи, которые ставятся разведывательным группам, — разведка переднего края противника, его огневых точек и системы огня и главным образом захват (внезапно, без огня) контрольных пленных. Вооружение разведывательной группы: 1–3 автомата, 4–5 винтовок, а также по 2 ручных гранаты на каждого солдата».

    Примеры действий немецких разведывательных групп

    Там, где наши офицеры и бойцы бдительны и всегда готовы к инициативным, находчивым и решительным действиям, немецкая разведка не имеет успеха.

    Так, разведывательная группа немцев численностью в 19 солдат (из них 4 сапера) под командой унтер-офицера имела задачу ворваться в наши траншеи, захватить пленного и подорвать несколько землянок и ДЗОТ.

    В течение нескольких дней эта разведывательная группа тщательно и непрерывно изучала методом наблюдения пути подхода к нашему переднему краю.

    Вооружение группы состояло из автоматов и гранат; кроме того, группа имела ножницы для резки проволоки и 10 противотанковых мин для подрыва наших землянок и ДЗОТ. При подходе к нашему переднему краю группа расчленилась на две фланговые подгруппы, по 6 человек в каждой, с задачей проникнуть в наши траншеи и своими действиями обеспечить действия третьей, центральной подгруппы в составе 6–7 человек (из них 4 сапера для подрыва ДЗОТ и землянок). Центральная подгруппа противника с тыла охранения не имела. Наша разведка, обнаружив разведку противника, пропустила ее, а затем внезапно атаковала с тыла. В результате противник потерял до 10 человек ранеными и убитыми и, бросив оружие и снаряжение, отошел на исходное положение. При этом нашими бойцами были захвачены в плен два солдата и взято 13 автоматов, ножницы, 10 противотанковых мин и документы.

    3 января 1943 г., около 9 часов, группа противника в количестве 10 человек пыталась вести разведку нашей обороны. Немецкие разведчики были обнаружены нашим часовым, который доложил об этом командиру, не открывая огня. Последний предупредил о приближении противника соседнюю ОТ. Подпустив группу противника на 70–100 м, наша ОТ открыла по ней сильный огонь. Противник, понеся потери, стал в беспорядке отходить; одновременно в обход отходящему противнику командир взвода выслал группу с задачей захватить пленного. Преследуя противника и ведя с ним бой, группа захватила двух пленных, старших ефрейторов, и без потерь вернулась на исходное положение.

    Утром 18 декабря 1942 г. взвод 5-й роты 6-й авиадесантной пехотной немецкой дивизии, только что прибывшей на великолукское направление, получил задачу: установить, занята ли деревня Литвиновка нашими частями. В 9 часов утра взвод выступил из Савина и стал продвигаться на Литвиновку. Впереди взвода, на удалении одного километра, двигался дозор из 7 человек во главе со старшим ефрейтором. Командир взвода, унтер-офицер, двигался со взводом и не выслал в стороны охранения, ограничившись назначением наблюдателей, которые продвигались в общем строю взвода. Дозор имел два 50-мм миномета, 5 автоматов, 2 пистолета и по 2 гранаты на каждого солдата. Связь дозора с ядром осуществлялась связными. Наши разведчики своевременно обнаружили движение противника, устроили засаду и захватили в плен весь состав головного дозора, а ядро ружейно-пулеметным огнем вынудили отойти.

    Следующие примеры показывают, что противник, несмотря на требования командования, не всегда хорошо готовится к действию в разведке.

    1 февраля 1943 г. в районе южнее Старый Белоостров разведывательная группа противника (в составе 18–20 человек) заняла исходное положение в 150–200 м от нашего проволочного заграждения и выслала к проволоке дозор из 3 человек, по-видимому, для проделывания прохода.

    Оставшиеся приняли следующий боевой порядок: центральная группа (8 человек) продвигалась непосредственно за дозором и представляла, по-видимому, группу захвата. Вражеские солдаты двигались, имея интервал в 40–50 м. Справа и слева от центральной группы расположилось на месте по одной группе обеспечения (в 4–5 человек каждая), которые начали окапываться. За дозором был протянут телефонный провод.

    При подходе к нашему проволочному заграждению дозор противника наскочил на минное поле, а наше боевое охранение открыло огонь по разведывательной группе противника, которая, бросив четыре катушки кабеля, поспешно отошла в свое расположение.

    В районе Стар. Рынок перед ведением разведки противник с вечера разрушил артиллерийским и минометным огнем две наших ДЗОТ; в 6 часов он начал вести разведку в этом районе группой в составе 10 человек, действуя методом блокировки ДЗОТ с тыла двумя обеспечивающими группами (по 3 человека) и одной захватывающей (4 человека). В ДЗОТ, которую противник блокировал, никого не было. При встрече с нашим часовым разведка противника не предприняла никакого действия по захвату «языка» и залегла в траншее у ДЗОТ; только тогда, когда часовой стал забрасывать противника гранатами, немцы, забрав раненых, отошли на исходный рубеж, оставив на месте два фугаса весом по 5 кг каждый.

    Если противник перед выступлением в разведку произвел тщательную подготовку и если наши подразделения несут боевую службу недостаточно бдительно, то противнику удается успешно выполнить свою задачу.

    Так, например, 17 февраля 1943 г. в районе Залозье противник перед действиями своей разведывательной группы совершенно прекратил ведение огня. В 7 часов утра группа противника (15 человек) скрытно подошла к маскировочному забору на участке нашей обороны. При помощи лестниц противник преодолел забор и, разбившись на три группы, проник в глубь нашей обороны, где блокировал ДЗОТ и землянку.

    9 июня 1943 г. в районе Аннина разведывательная группа противника (18 человек) под прикрытием темноты подошла к нашему проволочному заграждению и замаскировалась. В 9 час. 30 мин. утра, когда наши бойцы, за исключением 3–4 наблюдателей в роте, легли отдыхать, разведывательная группа противника, быстро преодолев проволочное заграждение при помощи соломенных матов и плащ-палаток, ворвалась в наши траншеи. Младший командир и два наших бойца при этом были убиты; немцы, захватив их личные документы, через 15 минут без потерь отошли в расположение своих частей.

    Когда противник ставит перед своей разведкой активные задачи, то он увеличивает боевой состав подразделения, назначенного в разведку, до роты пехоты.

    Первый пример. В ночь на 1 мая 1943 г. рота немцев, частично переодетых в красноармейскую форму, с русским оружием, имела задачу — двумя группами обойти с флангов наш батальон, занимавший оборону на правом берегу р. Северный Донец (сев. Яшиково), и захватить пленных, при благоприятной же обстановке — отбросить батальон на левый берег реки. Одна группа противника в составе 70 человек имела задачу — обойти батальон с севера и нанести удар с тыла, вторая — в 50 человек — должна была обойти батальон со стороны Яшиково и ударить во фланг.

    В это время на том же участке действовала и наша разведывательная партия (17 человек) под командой гвардии сержанта Пучкова, которая просочилась через передний край противника и организовала засаду на дороге Славяносербск, Свх. (балка Суходол).

    В 500 м северо-восточнее Славяносербска в 1 час 40 мин. головной дозор группы гвардии сержанта Пучкова был окликнут на русском языке: «Стой! Пропуск!» Старший дозора смело направился к окликнувшим, будучи уверен, что это наши саперы, минирующие участок. Второй дозорный, следовавший за первым, был в упор обстрелян. Разведывательная партия, бросившись на выручку к дозору, открыла огонь из автоматов и забросала противника гранатами. Противник потерял убитыми 3 человек, ранеными 10 человек и, оставив один 50-мм миномет с 45 минами, отошел в исходное положение.

    В результате смелых действий группы т. Пучкова план немецкой разведки был сорван.

    Второй пример. Наш район обороны хорошо просматривался со стороны противника. Непосредственно перед передним краем нашей обороны протекала река, восточный берег которой был занят противником. Ночь на 12 февраля 1943 г. была темная. Разведывательная группа противника была одета в чистые белые халаты, все имущество и оружие ее было окрашено в белый цвет или обвернуто бинтами.

    За 15 дней до проведения разведки противник ежедневно вел методический артиллерийский и минометный огонь с целью уничтожения нашего проволочного заграждения. В результате оно было порвано во многих местах, и для преодоления его уже не требовалось больших усилий.

    12 февраля 1943 г., около 6 часов, группа противника (30–40 человек) перешла реку и преодолела проволочное заграждение. Наш часовой у пулемета заметил в 15 м сзади себя подползавших 4 немцев; он дал сигнал голосом и бросил в них две гранаты; противник огнем не ответил и продолжал лежать на месте. В это время основные силы РГ противника, разделившись на две части, углубились на 70–100 м в нашу оборону, причем одна группа (4–5 человек) была выделена для прикрытия в случае подхода нашего подкрепления из глубины обороны; эта группа выдвинулась на 150 м от восточного берега р. Нижний Верман и расположилась в 10 м от нашей траншеи. Основные две группы зашли с тыла: первая — к землянке отделения автоматчиков, вторая — к окопу автоматчиков.

    Около 6 час. 05 мин. противник подал свистком сигнал, по которому все группы противника с криком «Русс, сдавайся!» начали бросать гранаты и вести по траншее огонь из автоматов.

    После 15 минут боя противник сумел занять землянки пулеметного расчета и отделения автоматчиков. Наши окопы и СОТ не были подготовлены к ведению огня в тыл и поэтому попали в невыгодное положение.

    После тридцатиминутной перестрелки противник дал сигнал красной и зеленой ракетами, по которому был открыт сильный артиллерийский огонь из двух артиллерийских и трех минометных батарей с целью окаймления действий своей разведывательной группы. Под прикрытием огня артиллерии и минометов противник отошел. Для прикрытия отхода разведывательной группы противник израсходовал до 200 снарядов и мин.

    Вывод. Успешное действие группы противника объясняется:

    — хорошим изучением объекта нападения;

    — правильным распределением сил для блокировки наших землянок, уничтожения живой силы и обеспечения действий РГ;

    — скрытностью действий;

    — заблаговременным разграждением наших заграждений;

    — хорошей маскировкой РГ.

    На некоторых участках фронта немцы стремятся незаметно вклиниться в глубину обороны наших подразделений с целью нарушить связь, добыть документы и захватить пленного.

    Например, 14 января 1943 г. до 20 немецких автоматчиков скрытно прошли огневые точки на нашем переднем крае обороны в районе северо-восточнее Сорокино и углубились на 2–3 км в нашу сторону, где установили место расположения КП 3-й роты одного из наших полков. Зайдя с тыла и флангов, противник атаковал жилые землянки 3-й роты и забросал их гранатами. В результате боя гарнизон КП роты понес потери.

    24 июня 1943 г. в районе Задушное командир взвода лейтенант Иванов отошел на 50 м от землянки без оружия. В это время на него напали немцы в количестве трех человек. Лейтенант Иванов ударом кулака сбил одного немца и поднял крик. Немцы, увидев, что их затея не удалась, скрылись в лесу.

    Засада

    Засады устраиваются немцами преимущественно в ночное время на путях вероятного движения наших разведывательных групп с задачей воспрепятствовать их действиям и захватить пленных.

    Отмечены случаи, когда мелкие группы противника в целях организации засад для захвата пленных стремятся проникнуть в глубь обороны наших частей. Часто противник для обеспечения прохода в наш тыл разведывательных групп открывает сильный артиллерийский и минометный огонь по переднему краю расположения наших войск в том направлении, где намечен проход группы.

    Ночью, при удобном случае, противник, находясь в засаде, нередко пристраивался на фланге наших действовавших разведывательных групп и, выбрав удобный момент, захватывал в плен зазевавшегося.



    Ночной поиск роты разведчиков в ночь с 12 на 13 июля 1943 г. в районе Зубец


    На одном из участков фронта наша разведывательная партия после тщательного изучения объекта решила захватить в плен немецкого часового в траншее.

    12 июля 1943 г., в 22 часа, разведывательная партия в составе 18 человек вышла с исходного положения и к 23 часам достигла заграждений противника. Группа разграждения, проделав проход в минном поле и проволочном заграждении, пропустила группу захвата. Когда последняя дошла до третьего ряда проволочного заграждения, то оказалась полуокруженной засадой противника численностью до взвода. Имея численное превосходство, противник отрезал нашей РП путь отхода, намереваясь захватить ее в плен; с криками «Русс, сдавайся!» немцы в полный рост бросились на наших разведчиков, но они, в свою очередь, обрушились на противника огнем ручных гранат и автоматов и после короткой схватки отошли, захватив в плен двух раненых немецких солдат, взяв два автомата и потеряв при этом убитым одного человека.

    Засады особенно широко применяются немцами при отходе. В этот период боя засады организуются мотопехотой и группами танков, которые, хорошо замаскировавшись, внезапно и в упор открывают огонь по нашим передовым траншеям или группам пехоты с задачей захватить пленного или нанести поражение, а затем быстро отрываются в сторону флангов.

    Разведка боем

    В немецкой армии наиболее распространенным методом ведения войсковой разведки является разведка боем. Разведка боем проводится немцами для выполнения следующих задач:

    — захвата пленных, документов, трофеев;

    — захвата отдельных тактически выгодных участков местности;

    — уточнения системы огня, а также боеспособности наших войск;

    — демонстрации действий на вспомогательных участках фронта при наступлении на главном направлении;

    — захвата новых образцов оружия.

    Разведка боем способствует заброске в наш тыл шпионов и диверсионных групп.

    Учебная брошюра № 5 немецкой 16-й армии так определяет цель разведки боем:

    «1. Поддержание наступательного духа в обороне.

    2. Усиление чувства превосходства над противником у каждого отдельного солдата. Воспитание качеств одиночного бойца. Подготовка и воспитание растущих командирских кадров.

    3. Ослабление и сковывание противника. Уничтожение его боевых сооружений; инсценировка наступления своих частей.

    4. Установление захватом пленных, документов, оружия и другого имущества:

    а) намерений противника в боевой деятельности;

    б) усиления или смены его частей;

    в) перегруппировок;

    г) применения новых образцов оружия;

    д) состава, боеспособности, морального состояния и питания частей противника.

    5. Маскировка своих наступательных замыслов на других участках фронта (дезориентация противника в вопросе о численности своих войск).

    6. Подготовка к предстоящему наступлению: занятие важных ориентиров непосредственно перед началом наступления, устранение мин и т. д.».

    Разведка боем (или, как ее называют немцы, силовая разведка) проводится ударными отрядами силою от взвода до батальона при огневом обеспечении артиллерии и минометов, а иногда при поддержке мелких групп танков с орудиями самоходной артиллерии. Окончательное определение численного состава отряда зависит от задачи, характера местности и силы противника в районе действий. В зависимости от задачи и условий, в которых отряду придется действовать, состав отряда разбивается на ряд команд: штурмовую, обеспечения, подрывников, по разминированию, связи, санитарного обеспечения.

    Штурмовых команд и команд обеспечения может быть несколько; количество их в каждом отдельном случае определяется командиром, возглавляющим разведку боем.


    Вооружение

    Вооружение разведывательного отряда обычное: до 40% автоматов, винтовки, по 6–8 ручных гранат на солдата. Количество ручных и станковых пулеметов определяется местностью; так, на открытой местности приходится до одного легкого пулемета на отделение и до взвода станковых пулеметов на роту.

    Кроме того, каждое отделение берет с собой 3–4 ручные дымовые гранаты, несколько гранат с привязанной к ним бутылкой с горючей смесью, а иногда и ранцевые огнеметы. При действиях ночью большую часть боеприпасов составляют трассирующие патроны.

    Команды подрывников-саперов имеют, помимо ручного оружия, связки ручных гранат, ножницы для резки проволоки, противопехотные мины и переносные препятствия.


    Снаряжение и обмундирование

    Снаряжение и обмундирование солдат, идущих в разведку, максимально облегчены; погоны и документы остаются в канцеляриях рот.


    Время разведки

    Время разведки определяется требованием сохранения внезапности действий; обычно разведка производится ночью и на рассвете.


    Подготовка к действиям

    Подготовке к действиям немцы уделяют большое внимание, стремясь обеспечить успех операции, так как неудачные действия и потери снижают боевой дух немецких солдат и подрывают их доверие к офицерам. Подготовительные работы проводятся втайне, с соблюдением всех мер маскировки. Подготовка отряда слагается из доразведки объекта действий, подготовки огневого прикрытия, организации связи, обеспечения внезапности действий и боевой подготовки к действиям.

    От командира отряда требуется полное изучение им всех данных о противнике: боевого расположения живой силы, мест всех огневых точек, мест и характера инженерных препятствий и сооружений, поведения противника в районе предстоящих действий.

    Добывание этих сведений ведется через наблюдательные пункты и путем высылки мелких разведывательных групп. Действия таких групп обычно бывают скрытными и пассивными (без боя).

    Вопросу огневого воздействия при разведке боем немцы также уделяют большое внимание, считая, что от эффективности его зависит успех действия отряда. При увязке взаимодействия артиллерии и минометов командир отряда совместно с командирами поддерживающих его подразделений разрешает на местности следующие вопросы:

    — подавление в первую очередь тех ДЗОТ или НП артиллерии, которые будут препятствовать вторжению отряда в район расположения противника;

    — определение направления контратак противника; по каким районам подготовить отсечные огни.

    При распределении артиллерии артиллерийский начальник выделяет по одному орудию на каждые одну-две цели. Орудия и минометы более тяжелых калибров выделяются для выполнения задач по отражению контратак. Для предотвращения случайностей, а также для поражения неожиданно появившихся целей артиллерийский начальник выделяет резерв артиллерийских средств в составе нескольких пехотных орудий. Управление артиллерийским огнем осуществляется через командира отряда при помощи телефона, радио и световыми сигналами.

    Подготовка всех данных для стрельбы артиллерии и минометов проводится заранее (иногда с привлечением топографической батареи); пристрелка маскируется проведением огневых налетов на некоторые объекты противника.

    При разработке отрядом вопросов управления большое внимание уделяется организации связи. Как правило, командир действующего отряда всегда имеет проводную связь с командирами подразделений и поддерживающими средствами. Помимо этого, управление дублируется по радио (через артиллерийскую сеть связи), сигналами и посыльными.

    В ряде немецких инструкций и учебных брошюр рекомендуется всему составу отряда перед выходом для боевых действий пройти соответствующую подготовку. С этой целью в тылу подбирается местность, сходная с районом предстоящих действий, на которой до автоматизма отрабатываются действия команд. Если такой подготовки провести нельзя, то немцы ограничиваются занятиями на ящике с песком. При подготовке руководитель занятий широко практикует введение дополнительных, усложняющих обстановку, условий. Такой метод проведения занятий направлен на воспитание у солдат и унтер-офицеров сообразительности и инициативы.

    Каждой разведке боем предшествует приказ командира, организующего разведку. Немецкое командование требует, чтобы приказ был «ясным, строгим и исключающим всякое сомнение» и чтобы в нем были освещены следующие вопросы: «противник, задача, силы, организация, вооружение, снаряжение, поддержка тяжелого оружия, средства связи, приданный медперсонал, оборудование главного перевязочного пункта, транспорт для раненых, охрана и транспортировка пленных и трофеев, отражение контрударов, отрыв после выполнения задачи, намеченный ход действий».

    На случай выхода командира из строя предварительно устанавливается, кто возьмет на себя руководство группой. Намеченный ход действий детально обсуждается с заместителем.


    Порядок проведения операции

    Отряд, подготовленный для действий, выдвигается в исходное положение скрытно. Выступление к расположению противника (на рубеж атаки) также совершается скрытно и бесшумно. Немецкое командование требует от всего состава отряда соблюдения в этот период всех мер маскировки, правильного использования местности, грамотного и быстрого занятия огневого рубежа, вступления (в случае необходимости) в бой, избежания в боевых порядках ненужной беготни специалистов (саперов, связных, артиллеристов).

    Район или рубеж исходных позиций для атаки выбирается как можно ближе к расположению объекта, однако не в ущерб сохранению скрытности, во избежание преждевременного обнаружения отряда. Немцы говорят:

    «Лучше находиться в 50 м от объекта и потом внезапно единым броском прорваться, чем подползанием вплотную к объекту выдать свое приближение».

    Все огневые поддерживающие средства приводятся в готовность к действию до выхода отряда в исходное положение. Вслед за этим на флангах предстоящего действия отряда занимают рубежи команды прикрытия; затем выдвигаются вперед саперы для разминирования и устройства проходов в заграждениях, и уже за ними выдвигаются штурмовые команды.

    Огонь из пехотных средств и тяжелого оружия открывается только с того момента, как противник обнаружил действия отряда, или при необходимости. С вклинением отряда в расположение противника немцы обращают внимание на прикрытие флангов отряда от возможных контратак и на обеспечение за собою места прорыва; с этой целью в данный период усиливается обеспечение флангов командами прикрытия, а артиллерия и тяжелые минометы подавляют артиллерийско-минометные батареи и огневые точки противника, ведущие огонь по захваченному району. Необходимо отметить, что немцы при организации разведки боем всегда обеспечивают ее сильным огнем артиллерии и минометов.

    В период активных действий командир отряда находится там, где он считает это необходимым (обычно на главном направлении действий). На время своего отсутствия командир отряда оставляет на КП у телефона развитого унтер-офицера, через которого и передает все распоряжения огневым средствам поддержки.

    Захваченные пленные и все трофеи эвакуируются немцами с поля боя немедленно; своих раненых и убитых выносят санитары, пленные и солдаты тех отделений, которые по плану первыми уходят с поля боя.

    Немецкий устав Вождение войск § 102 различает следующие методы атаки:

    а) внезапное нападение ударных команд и саперов без огневой подготовки;

    б) нападение ударных команд при поддержке артиллерийского и минометного огня, но без предварительной огневой подготовки (атака с первым выстрелом);

    в) нападение ударных команд при атаке более крупных подразделений после артиллерийской подготовки.


    Выход из боя

    Выход из боя отряд совершает только по приказу своего командира. Отрыв обычно производится пехотой под прикрытием огневого окаймления, с целью воспрепятствовать организации противником преследования. Команды прикрытия в этот период обеспечивают фланги до выхода всех отделений из боя. Отделения совершают выход из боя перекатами, поддерживая своим огнем друг друга. Если погода и обстановка благоприятствуют, немцы прикрывают отход дымовой завесой.

    Одновременно с основной операцией разведки боем немцы практикуют проведение по соседству ложных операций для отвлечения внимания наших частей и огневых средств от главного направления таких действий. Обычно подобные операции осуществляются посредством стрельбы артиллерии и минометов по соседним участкам нашего расположения, но только после вторжения отряда в боевые порядки наших частей.

    Показаниями пленного командира разведывательного отряда, проводившего 16 июня 1943 г. разведку боем, установлен следующий порядок подготовки к проведению данной разведывательной операции: была подобрана группа добровольцев численностью до 30 человек из одной роты с задачей захватить пленных в двух наших ДЗОТ боевого охранения и, если позволит обстановка, взорвать эти ДЗОТ. Из 30 человек были созданы две штурмовые группы: основная — в составе 11 человек во главе с командиром 2-го взвода фельдфебелем Галпаап и запасная — в составе 10 человек во главе с фельдфебелем Клингнер. Группа обеспечения состояла из 9 человек и имела на вооружении станковый пулемет и 3 ручных пулемета.

    Задача на разведку была поставлена за двое суток до проведения разведки. Для подготовки к разведке была выслана группа разведки наблюдением под командованием фельдфебеля Клингнер. За сутки наблюдения было установлено: число наших ОТ и их расположение, вооружение, приблизительный состав гарнизонов и характер работ по укреплению оборонительных сооружений.

    Данные наблюдения были доложены командованию батальона и полка. На основе изучения этих данных был издан приказ по полку на проведение 16 июня 1943 г. разведки боем. Командиры обеих групп захвата вместе составляли план действия. Предварительно командир роты лично давал обоим фельдфебелям указания относительно обеспечения разведывательной группы огнем; для этой цели были выделены ручные пулеметы, 8 минометов 81-мм калибра, 2 50-мм миномета и 2 орудия калибра 20 мм. На занятиях присутствовал командир батальона, который продемонстрировал перспективный аэрофотоснимок соответствующего участка обороны и разъяснил его командиру роты, командирам РГ и минометных расчетов.

    Ни командир батальона, ни командир роты не проводили занятий или бесед с остальным составом разведывательной группы. Практических занятий на местности также не проводилось.

    Поддерживающей артиллерии была поставлена задача: вести в назначенное время сильный огонь.

    Время наступления разведывательной группы было назначено на 10.30. Артиллерия и минометы, согласно приказу, должны были открыть огонь в 10.28. Вызова огня не требовалось. Сигналом для переноса огня являлись две белые ракеты (сигнал был установлен командиром батальона).

    Задача по выносу раненых была возложена на группу обеспечения. Непосредственно за маскировочным забором у переднего края обороны находились: врач, санитарный унтер-офицер и 4 санитара-носильщика; средством дальнейшей транспортировки раненых в тыл служила крестьянская телега.

    В результате этой подготовки разведгруппа к моменту открытия артиллерийского и минометного огня сосредоточилась на исходной позиции, на расстоянии 100–120 м от переднего края наших частей.

    Примеры проведения противником разведки боем

    Когда нельзя занять исходное положение скрытно, противник обычно практикует огневой налет артиллерии и минометов по району намеченного объекта действий. Это дает возможность нашим подразделениям, находящимся на передовой линии обороны, своевременно раскрыть намерения противника и принять меры противодействия.

    1. 13 марта 1943 г. в районе южных скатов высоты Сахарная Голова разведывательная группа противника в составе 20–25 человек в 5 часов утра произвела налет на отдельный блиндаж у переднего края нашей обороны. Действию разведывательной группы предшествовал интенсивный огневой налет на блиндаж, предпринятый в расчете на то, что вследствие сильного воздействия артиллерийского и минометного огня наблюдение с нашей стороны ослабнет и огневые точки будут подавлены. Однако противник, приблизившись к блиндажу, был встречен ожесточенным огнем и, понеся большие потери, отошел в исходное положение.

    Днем, после часовой артиллерийской подготовки, противник усиленным батальоном (одна стрелковая, две пулеметные и одна саперная роты) повел разведку боем, имея задачу вскрыть систему нашей обороны на Урицком участке фронта, и, ворвавшись в наши передовые траншеи, в течение некоторого времени удерживал захваченный рубеж. Однако в результате контратак наших подразделений и сильного артиллерийского и минометного огня противник был разгромлен и остатки его разведывательного отряда отброшены в исходное положение. В траншеях было обнаружено до 100 трупов, а перед траншеями — несколько свежих ям с закопанными трупами.

    2. В ночь на 9 мая 1943 г. на участке N стрелковой дивизии противник силою до 60 человек вел разведку в направлении выс. 253,0. Подойдя к переднему краю нашей обороны, противник окопался, а саперы под шум артиллерийского налета по переднему краю нашей обороны удлиненными зарядами проделали проходы в минных полях и проволочных заграждениях. С переносом артиллерийского огня в глубину нашей обороны противник сделал бросок к нашему переднему краю, но, встреченный сильным ружейно-пулеметным огнем, с потерями был отброшен в исходное положение.

    3. 14 июня 1943 г., в 8 часов утра, противник произвел сильный огневой налет на наше боевое охранение двумя 75-мм артиллерийскими батареями и батареями 155, 120 и 81-мм минометов. После этого он переносом огня в глубину обороны окаймил боевое охранение, чтобы не дать возможности нашим частям оказать ему помощь. В это время разведка противника двумя группами (по 10–12 человек каждая) атаковала наше боевое охранение с двух направлений. Забрасывая траншеи гранатами и ведя автоматный огонь, немцы сумели захватить нашего тяжело раненного сержанта и отошли в свое расположение. Противник вел артиллерийский огонь в течение всего действия разведки, обеспечивая одновременно и отход своей разведки.

    19 января 1943 г., в 17 час. 30 мин., противник после артиллерийской подготовки по району р. Славянка пытался вести разведку силою до взвода, однако наш сильный пулеметный огонь привел немцев в замешательство; не осмелившись атаковать наше боевое охранение и неся потери, они стали поспешно отходить на свой передний край. Захваченный в плен немец показал, что его взвод потерял до 20 человек убитыми и ранеными. Был убит капитан, руководивший разведкой. Взвод действовал порядком обычного наступления. Личный состав был вооружен автоматами, винтовками, четырьмя ручными пулеметами. В своем составе взвод имел саперов с толовыми шашками для подрыва наших оборонительных сооружений.

    4. В ночь на 10 мая 1943 г. в районе свх. Долгое три группы немцев (одна группа в 50 человек и две группы по 20 человек) незаметно подошли к нашему проволочному заграждению и, проделав проходы, сосредоточились за ним. В это время артиллерия и минометы противника внезапно открыли огонь по переднему краю нашей обороны и через некоторое время перенесли огонь в глубину. С переносом огня группа в 50 человек с криком «ура» атаковала наш окоп, а группа в 20 человек имитировала атаку на соседний окоп. Обе группы были встречены организованным огнем нашей пехоты и, не добившись успеха, отошли назад под прикрытием дымовой завесы. В этой операции немцы потеряли убитыми и ранеными 15 человек. Захваченный на поле боя пленный принадлежал к 3-й роте 335-го саперного батальона 335-й пехотной дивизии.

    5. 7 мая 1943 г., в 3 часа утра, противник произвел сильный огневой налет по району Самохин Луг. Всего было выпущено до 900 артиллерийских снарядов и мин. В 3 час. 30 мин. противник группой пехоты численностью до 90–100 человек перешел в атаку. При этом пехота противника, кроме автоматов, винтовок и гранат, была вооружена ранцевыми огнеметами (3–4 из них были применены ею в наших траншеях). Однако действия вражеской разведки успеха не имели. Понеся потери от нашего артиллерийского, минометного и пулеметного огня (до 25–30 человек убитыми), группа противника отошла.

    6. Противник организовал разведку боем в районе свх. Молочный. Объектом атаки было избрано наше боевое охранение. 6 апреля 1943 г., в 8 часов утра, противник, с целью отвлечь внимание наших передовых подразделений, произвел тридцатиминутный огневой налет по участку, расположенному в стороне от объекта на расстоянии 500 м. После этого он перенес огонь, направив его по нашим минным полям и фугасам перед боевым охранением (по-видимому, с целью проделывания в них проходов), и резко повысил его интенсивность.

    В 8 час. 45 мин., окаймив артиллерийским и минометным огнем район нашего боевого охранения и открыв огонь по КП роты и путям подхода к нашим передовым траншеям, противник тремя группами, по 15–17 человек каждая (две на флангах и одна с фронта), перешел в атаку.

    Несмотря на огневое сопротивление наших подразделений, средняя группа противника ворвалась в траншеи боевого охранения (фланговые группы были остановлены до подхода к траншеям), затем, при сильной поддержке своего артиллерийского огня и под воздействием огня наших подразделений, противник отошел в исходное положение. Обеспечивая действие своего разведотряда, противник выпустил до 2000 мин и снарядов.

    При необходимости захвата пленного на определенном участке немецкое командование не жалеет для этого ни сил, ни средств.

    7. Перед фронтом N стрелковой дивизии нашим наблюдением была замечена группа немецких офицеров, производившая рекогносцировку на переднем крае. В этот же день противником был произведен короткий артиллерийский налет по переднему краю нашей обороны. В течение последующих двух дней противник не проявлял никакой активности. Через двое суток, во второй половине ночи, противник вновь открыл сильный артиллерийский и минометный огонь по тому же району. Под прикрытием огня разведотряд немцев силою до 50–60 человек тремя группами начал ползком приближаться к нашему боевому охранению. По сигналу ракеты огонь противника был перенесен на наши соседние огневые точки. Две группы произвели бросок к траншеям, а третья группа вела огонь. Мощным артиллерийским огнем и огнем пулеметов противник был отброшен в исходное положение, понесся при этом потери.

    Через три дня противник возобновил разведывательную операцию на этом участке, на этот раз более сильным разведотрядом — в составе 80 человек при поддержке до дивизионов артиллерии. Метод ведения разведки был прежним. На этот раз операция немцам удалась, после чего они в течение продолжительного времени на этом участке разведки не вели.

    8. В ночь на 15 февраля 1943 г. противник открыл по району нашей обороны сильный огонь из 3 артиллерийских и 4 минометных батарей, выпустив 350 снарядов и мин. Под прикрытием этого огня три группы противника (численностью до 20 человек каждая) подошли к расположению одного из наших взводов. При этом две группы демонстрацией перед фронтом привлекли к себе внимание двух наших НП. Третья же группа противника, воспользовавшись этим, проникла в промежуток между ОТ и атаковала взвод с тыла. Перед началом атаки противник поставил НЗО между позициями взвода и землянками, одновременно ведя огонь по скатам отдельной высоты. Выполнив первую часть задачи и перегруппировавшись, противник перешел в атаку на землянки. Огонь артиллерии был перенесен в глубину. Забросав землянки гранатами, противник под прикрытием артиллерийского огня отошел в свое расположение, унося раненых и убитых.


    Действия разведки противника боем в ночь на 15 февраля 1943 г.


    Выводы:

    1. Расчет действий противника был построен на подготовленном, массированном огне артиллерии, минометов.

    2. Точная пристрелка артиллерии и минометов противника давала возможность группам прижиматься вплотную к огневому валу, заграждать наши препятствия.

    3. Плотное окаймление огнем объекта атаки исключало активное противодействие контратаками.

    Организация разведки при отходе

    Во время наступления наших войск немцы ведут усиленную разведку широкой сетью НП, мелкими группами (в основном ночью, без артиллерийской поддержки) и боем (при поддержке сильного артиллерийского и минометного огня). Состав немецкой разведывательной группы в последнем случае часто бывает силою до роты пехоты.

    Вооружение: винтовки, автоматы и легкие пулеметы. Метод действия: в момент артиллерийского и минометного обстрела переднего края наших частей разведывательная группа сосредоточивается для броска в атаку на намеченный объект. В момент переноса огня в глубину боевых порядков наших частей разведывательная группа атакует отдельные огневые точки. Во всех случаях отход разведывательной группы прикрывается сильным артиллерийским и минометным огнем.

    Войсковая разведка противника в условиях открытых флангов проводится сильными подвижными группами с одновременным ударом во фланг и тыл наших подразделений и частей с целью захвата пленных.

    Фланговую охранительную разведку противник ведет отдельными танками и бронемашинами, ставя им задачи войти в соприкосновение с нашими наступающими войсками.

    В боевых порядках батальонов противник имеет группы по 8–15 человек, которые в процессе контратак стремятся захватить пленных.

    При отходе танковые части противника ведут разведку наших войск наблюдением с подвижных НП и сильными разведывательными отрядами в составе 6–10 танков и до роты пехоты. Такой разведывательный отряд демонстрацией наступления на широком фронте стремится вызвать огонь наших огневых средств.

    Для захвата пленных противник применяет быстро-подвижные разведывательные группы в составе 2–3 легких танков или 3–4 бронемашин, которые, наметив отдельную группу наших войск или неосторожно действующую разведывательную группу, быстро окружают ее и обстреливают; затем 1–2 танка подходят к окопам, и экипажи танков под прикрытием огня стремятся захватить в плен наших бойцов.

    После отхода противник ведет разведку более сильными отрядами — от 12 до 20 танков (легких и средних), от 8 до 12 бронемашин, до 20 мотоциклистов и от 20 до 50 автомашин с мотопехотой, усиленных одной 75-мм батареей или 2–3 самоходными орудиями. Такой разведывательный отряд выходит на фланги наших частей и в тыл.

    Используя свою высокую маневренность и подвижность, немецкие разведывательные группы неожиданно нападают на наши мелкие подразделения или транспорты, идущие по дороге, с целью захвата пленных и уточнения группировки наших частей, после чего быстро отходят к линии своих войск или в сторону, с тем чтобы повторить вылазку в другом месте.

    Таким разведывательным группам, как правило, придаются самолеты.

    На основе приказа по 404-му пехотному полку 256-й пехотной дивизии, захваченного вместе с другими документами штаба полка, а также показаний пленных можно представить следующую схему организации разведки и охранения отходящих частей противника: в хвосте отходящих частей немцы оставляют офицерские дозоры в составе офицера или фельдфебеля и до отделения солдат с задачами обеспечить отход своих арьергардов, наблюдением установить боевой состав наших преследующих войск и ввести их в заблуждение относительно истинного начертания, промежуточной полевой позиции. Саперы производят минирование подступов, дорог, селений и по окончании минирования отходят через промежуточные полевые позиции к новому объекту работы.

    На промежуточной полевой позиции немцы оставляют тыльные заставы с радиостанциями, с задачей сдерживать наступление наших частей и обеспечить отход арьергардных отрядов на промежуточные рубежи обороны. Немецкие арьергардные подразделения обеспечиваются достаточным количеством боеприпасов и обычно поддерживаются 3–5 танками и артиллерией силою до дивизиона.

    Хитрость противника

    Немцы принимают всевозможные меры для противодействия нашим разведчикам. Так, 7 апреля 1943 г. на одном из участков фронта противник применил следующий метод военной хитрости. В направлении одного населенного пункта, расположенного в 1/2 км от линии фронта, действовала наша разведка. Не доходя до этого населенного пункта метров 150–200, дозор заметил несколько солдат противника, которые лежали на земле и стонали. Неподалеку от этих «раненых» солдат была замечена организованная противником засада, которая готовилась совершить нападение в тот момент, когда наша разведка подойдет к «раненым» для осмотра.

    Наши разведчики, разгадав хитрость противника, залегли в укрытии и огнем из автоматов уничтожили симулянтов; остальные немецкие солдаты из состава засады в панике бежали в район своего расположения.

    Иногда немцы, в целях разведки минных полей, выгоняют на нашу сторону в интересующих их направлениях лошадей.

    Разведывательные группы противника, действующие ночью, при просачивании в глубину нашей обороны часто используют собак, которые помогают им обнаруживать наши засады и секреты.

    Для охраны своего переднего края противник также практикует выставление сторожевых собак.

    Помимо этого, немцы применяют минирование брустверов окопов, ходов сообщения (которыми сами не пользуются); на деревьях (на уровне груди человека) они подвешивают мины, минируют трупы, оружие, снаряжение.

    РГ немцев иногда имеют в своем составе лиц, знающих русский язык, которые при разведке ночью идут впереди и ведут разговор на русском языке. Наши бойцы иногда принимают такие группы за своих возвращающихся разведчиков.

    Например, 16 июля 1943 г., в 3 часа ночи, разведывательная группа противника в количестве до 20 человек переправилась через р. Миус и подошла к одной из наших огневых точек. Часовой спросил: «Пропуск!» Из состава группы на русском языке ответили: «Свой! Пойду и скажу пропуск». Немец, отделившись от группы, подошел к часовому вплотную и несколькими ударами по голове оглушил его. Случайно оказавшийся вблизи командир взвода выстрелами из автомата убил немца; группа немцев сразу открыла сильный огонь и, забрав труп своего солдата, отошла.

    При преодолении наших противотанковых валов противник применяет штурмовые деревянные лестницы высотой до 2 м (имеется до 3 шт. в РГ).

    В целях введения наших подразделений в заблуждение и отвлечения их внимания немцы часто применяют перед разведкой демонстративные действия на второстепенных участках. Следует сказать, что противник широко применяет и другие разнообразные хитрости, сообразуя их с обстановкой.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх