Загрузка...



  • Поиски и засады
  • Поиск
  • Результаты поиска вынудили изменить замысел наступления
  • Успех ночного поиска решила стремительность действия группы
  • Неудачные действия поисковой группы как следствие слабой организации поиска
  • Дневной поиск, проведенный в марте 1945 г. в районе Рузайкас
  • Инициатива и находчивость командира группы при проведении поиска
  • Правильная оценка условий обстановки обеспечила успех дневного поиска
  • Правильно ли, что поиском (засадой) решаются задачи, имеющие только тактическое значение?
  • К чему приводит шаблон в организации поиска?
  • Засада
  • Действия разведывательной группы в засаде 13 декабря 1943 г.
  • Засада на вероятном пути действия разведки противника
  • Засада в расположении противника вблизи его переднего края
  • Засада на фланге обороны дивизии
  • Разведка боем
  • Разведка боем стрелковым батальоном
  • Разведка боем стрелковой ротой
  • Разведка боем усиленной стрелковой роты
  • Разведывательная группа в тылу противника
  • Важнейшие принципы действий разведывательной группы в тылу противника — скрытность и внезапность
  • Примеры действий разведчиков

    из книги «Развитие войсковой разведки в годы Великой Отечественной войны». М., 1975

    Поиски и засады

    Поиски и засады в обороне в годы минувшей войны явились наиболее распространенными и эффективными способами разведки по захвату пленных, документов, образцов вооружения и боевой техники.

    Это подтверждается разведывательной деятельностью соединений и частей Советской Армии в период Великой Отечественной войны. Так, на Юго-Западном фронте в период с октября 1942 г. по ноябрь 1943 г. было проведено 5397 различных разведывательных мероприятий, связанных с захватом пленных и документов, в том числе соединения и части провели 3380 поисков, 1336 засад, 316 раз разведку боем и заслали 365 разведывательных групп в тыл противника. При этом поисками было захвачено наибольшее количество пленных и документов, что, соответственно, составляло для поисков — 58, засад — 29, разведки боем — 10 и разведывательными группами в тылу противника — 3% общего количества захваченных пленных и документов всеми разведывательными органами в этот период.

    Послевоенный опыт обучения войск показывает, что, несмотря на развитие разведывательной техники, поиск и засада в обороне при непосредственном соприкосновении с противником продолжают оставаться основными способами захвата пленных и документов. Однако захват пленных и документов не являлся единственной задачей разведывательных групп в тылу противника и разведки боем.

    Разведка поисками и засадами в обороне велась таким же порядком, как и при подготовке наступления. Но в обороне для проведения поисков и устройства засад имелись более благоприятные условия, чем в наступлении. Это объяснялось тем, что времени на их oрганизацию можно было отвести больше. Следовательно, при подготовке поиска или засады имелась возможность более детально изучить характер поведения противника, объект нападения (захвата) и местность в районе их действий, лучше подготовить выделенные в разведку подразделения (группы) и организовать их обеспечение необходимыми средствами. Умело применяя эти способы разведки, штабы соединений и частей захватывали пленных, добывали сведения о боевом составе, принадлежности, стыках и флангах частей и подразделений противника, вскрывали вероятные направления ударов и время перехода его в наступление.

    Количество проводимых поисков и засад зависело от характера боевой деятельности как своих войск, так и войск противника, полноты сведений о нем и времени на подготовку обороны. В тех случаях, когда штаб дивизии или полка располагал достаточно полными сведениями о нумерации, группировке и намерениях противника, потребность в поисках и засадах сокращалась. Если были установлены изменения в поведении и характере боевой деятельности врага или имелось основание полагать, что он готовится к наступлению, а сведений о нем было недостаточно, то поиски и засады проводились чаще.

    Эти положения полностью подтверждаются опытами прошлой войны. Так, в течение марта 1945 г. 53-я и 417-я стрелковые дивизии, располагающие достаточно полными данными о противнике, провели по 11 поисков каждая, тогда как 270, 160 и 198-я стрелковые дивизии, в полосах обороны которых группировка противника была раскрыта далеко не полно, соответственно, провели 28, 27 и 32 поиска. В предвидении перехода противника в наступление поиски и засады организовывались значительно чаще. Например, 51-я и 52-я гвардейские стрелковые дивизии 23-го стрелкового корпуса в районе г. Белгород с 1 по 5 июля 1943 г. ежесуточно проводили один-три поиска и устраивали одну-две засады каждая.

    Поиски и засады в обороне проводились на переднем крае и в глубине расположения противника. На переднем крае они чаще всего проводились в тех случаях, когда ожидалось наступление противника из положения обороны. Если имелись основания предполагать, что противник готовится к наступлению с ходу, значение поисков и засад, проводимых на переднем крае, снижалось. Объяснялось это тем, что пленные, захваченные на переднем крае, как правило, не знали о группировке и намерениях противника, готовящегося к наступлению с ходу. В этом случае пленных старались захватить главным образом из состава частей и подразделений, предназначенных для наступления с ходу в выжидательных районах (районах сосредоточения), а затем уже на переднем крае.

    Для проведения поисков и устройства засад привлекался личный состав как разведывательных подразделений, соединений и частей, так и стрелковых, артиллерийских, инженерных, а иногда и химических подразделений. В настоящее время необходимость привлечения для этих целей мотострелковых и танковых подразделений, а также разведчиков других родов войск, специальных войск и служб не только не уменьшилась, но и возросла. В период Великой Отечественной войны поиски проводились в различное время суток. При этом характерно, что в первые годы войны поиски проводились, как правило, ночью. В последующем, в связи с переходом противника к системе сплошных траншей, плотно прикрытых значительным количеством инженерных заграждений, а также повышением его бдительности ночью, проведение поисков в ночное время усложнилось. Начиная с 1943 года дневные поиски стали широко практиковаться в частях Советской Армии наряду с ночными и полностью себя оправдали. Чаще всего они проводились через один-три часа после рассвета. Однако, несмотря на широкое применение поисков днем на протяжении всей прошлой войны, ночные поиски занимали ведущее место.

    Подтверждением целесообразности дневных поисков, а также широкого их применения является приводимый ниже статистический материал по обобщению опыта разведывательной деятельности частей и соединений 6-й гвардейской армии с июля 1944 г. по май 1945 г. За указанный период было проведено 1838 поисков, из них ночью — 1367, днем — 471. В результате было захвачено пленных ночными поисками — 693, дневными — 378. Из всего количества проведенных поисков было удачных: ночью — 559, что составляло 41%, днем — 342, что составляло 74%. Не менее показателен и следующий факт. Потери разведчиков при проведении поисков составляли: ночью — 557, днем — 159 человек. Нетрудно подсчитать, что за одного пленного в указанный период разведчики несли потери в ночных поисках — 0,86, а в дневных — 0,42 человека. Таким образом, потери разведчиков за одного пленного в дневных поисках были более чем в два раза меньше ночных.

    Рассмотрим несколько подробнее достоинства и недостатки дневных и ночных поисков. Опыт разведывательной деятельности войск в минувшей войне со всей убедительностью доказал, что целесообразность проведения дневных поисков обусловливается прежде всего тем, что бдительность противника с наступлением светлого времени снижалась, что создавало благоприятные условия для действий наших разведчиков. Наоборот ночью, опасаясь внезапных действий войск и разведывательных подразделений (групп), противник проявлял повышенную настороженность, периодически освещая местность на переднем крае. В результате ему нередко удавалось обнаруживать разведчиков еще на исходном пункте, что в последующем часто приводило к невыполнению боевой задачи.

    Выгодность проведения дневного поиска заключалась еще и в том, что наряду с выполнением основной задачи по захвату пленных или документов в светлое время попутно представлялась возможность получить более полные сведения о системе огня противника, количестве живой силы и огневых средств в опорных пунктах, об инженерном оборудовании местности и инженерных заграждениях. Кроме того, днем в случае резкого изменения обстановки в районе проведения поиска разведчики имели возможность в ходе своих действий принять новое решение, с тем чтобы успешно решить поставленную им задачу.

    Наряду с положительными условиями, сопутствующими проведению дневного поиска, существовали и отрицательные. В дневное время значительно труднее, чем ночью, достичь скрытности и внезапности действий при нападении на объект. Днем повышается эффективность огня стрелкового оружия противника, что, в свою очередь, затрудняет проведение поиска. Знание всех положительных и отрицательных условий обстановки, а также умелый их анализ и учет способствуют правильному определению времени проведения поиска.

    Изучение боевого опыта прошлого показывает, что в первые годы войны разведчики слепо придерживались шаблона и подчас, не считаясь с условиями данного участка фронта, проводили, как правило, ночные поиски, которые в ряде случаев успеха не имели. Уместно заметить, что ни в одной области военного дела шаблон не приносит такого вреда, как в разведке.

    Лишь после того, как поиски и засады стали проводиться днем и ночью, разведчикам удавалось с меньшей затратой сил и средств и меньшими потерями захватывать пленных. В этом вопросе искусство руководства разведкой заключается в умелом сочетании (согласно обстановке) ночных действий разведчиков по захвату пленных с дневными.

    Опыт Великой Отечественной войны свидетельствует, что при решении вопроса о времени проведения поиска нельзя подходить только с точки зрения сложности или простоты осуществления данного мероприятия. Сложившаяся боевая обстановка может потребовать незамедлительного проведения поиска, несмотря ни на какие трудности. Время для нападения подразделения (группы) на объект в каждом отдельном случае следует выбирать в зависимости от поставленной задачи, режима поведения противника, степени его бдительности, характера объекта поиска, условий местности и состояния погоды.

    Опыт минувшей войны показал также, что поиск — наиболее сложный способ разведки, а в условиях непосредственного соприкосновения с противником это незаменимый способ по захвату пленных, документов, образцов вооружения и боевой техники.

    Засады в обороне чаще всего устраивались в нейтральной полосе, на вероятных маршрутах движения разведчиков и патрулей противника, на тропах, ведущих к окопам непосредственного и боевого охранения, или наблюдательным постам противника, выдвинутым в нейтральную полосу, а также в ходах сообщения между опорными пунктами и у телефонных проводов, если разведчикам удавалось проникнуть в расположение противника.

    В период перегруппировки и смены войск, при подготовке его к наступлению засады являлись особенно эффективным способом разведки. В это время противник усиливал разведку нашего переднего края. Его саперы проделывали проходы в минных полях и проволочных заграждениях, усиливалось движение в его расположении. В тех случаях, когда противник готовился к наступлению после перегруппировки и смены войск из исходного положения, занимаемого в непосредственном соприкосновении с обороняющимся, вновь прибывшие на данный участок фронта военнослужащие наступающего обычно плохо ориентировались на местности, не знали обстановки и часто блуждали, отыскивая нужный им объект.

    В годы Великой Отечественной войны поиски и засады в обороне организовывались в самых различных условиях обстановки, и каждый раз их осуществление имело свои характерные особенности. Опыт показывает, что успеху всегда сопутствовали умение, героизм, готовность идти на самопожертвование. Шаблон, поспешность и нерешительность всегда приводили к неудачам. Подтверждением сказанного являются ниже приводимые примеры.

    Поиск

    Опыт Великой Отечественной войны показывает, что поиск — один из самых распространенных способов разведки, применяемых с целью захвата пленных. Так, согласно отчетам о разведывательной деятельности соединений и частей пяти фронтов за 1943 и 1944 годы, был проведен 6171 поиск из 10 630 различных разведывательных мероприятий по захвату пленных и документов противника, что составляет 60% общего количества проведенных мероприятий.

    При подготовке наступления в условиях непосредственного соприкосновения с противником создаются наиболее благоприятные условия для проведения поиска. Это обусловливается прежде всего тем, что при отсутствии динамичных действий на его организацию времени может быть отведено больше, а следовательно, имеется возможность более детально изучить противника и местность в районе предстоящего поиска, лучше подготовить силы и средства для выполнения задачи, а также организовать обеспечение действий подразделения (группы), проводящего поиск.

    Объектами при проведении поисков обычно являлись: огневая точка, часовой, наблюдатель, а также небольшие группы противника, находящиеся в оборонительных сооружениях и расположенные непосредственно на переднем крае или в глубине его боевых порядков. Для проведения поиска назначалось разведывательное или мотострелковое подразделение от отделения до усиленного взвода или группа из специально подобранных солдат и сержантов. Численность такого подразделения (группы) чаще всего колебалась от 6 до 16 человек.

    Характерно, что в начале минувшей войны поиски проводились подразделением (группой) сравнительно большого состава, при этом процент успешных поисков был невелик. Начиная с 1943 года для проведения поисков, назначалось меньшее количество людей, а результаты были лучше. Поиски проводились на любой местности, в любое время года, суток и в различных метеорологических условиях. В первые годы Великой Отечественной войны они осуществлялись, как правило, ночью. В последующем в связи с переходом противника к системё сплошных траншей, плотно прикрытых значительным количеством инженерных заграждений, а также повышением его бдительности проведение поисков в ночное время усложнилось. Начиная с 1943 года дневные поиск стали широко практиковаться на всех фронтах наряду с ночными и полностью себя оправдали. Проводились они чаще всего через 1–2 часа после рассвета или в ненастную погоду.

    Целесообразность проведения дневных поисков обусловливалась прежде всего тем, что бдительность противника с наступлением светлого времени снижалась. Это создавало благоприятные условия для действий наших разведчиков. Наоборот, ночью, опасаясь внезапных действий наших войск и разведывательных групп, противник проявлял повышенную бдительность и настороженность, периодически освещал местность на переднем крае.

    Опыт войны также показал, что не следует проводить поиски в одном и том же районе. Это настораживает противника, а положительных результатов обычно не достигается.

    Порядок организации и проведения поиска при подготовке наступления рассмотрим на ряде примеров.


    По имеющимся данным, обороняющиеся перед нашей наступающей дивизией части 28-й легкой пехотной дивизии противника вели подготовку к оставлению занимаемых позиций. С целью выявления истинных намерений гитлеровцев командование дивизии поставило одному из полков задачу захватить контрольного пленного в районе юго-восточнее деревни Крутик. Местность в указанном районе, особенно в нейтральной полосе, открытая, поросшая редким кустарником. Передний край обороны противника хорошо просматривался с нашей стороны. Оборона противника состояла из дзотов, расположенных на удалении 200–250 м один от другого, с оборудованными в траншеях открытыми площадками для станковых и ручных пулеметов. Землянки для отдыха были удалены от переднего края на 100–150 м. Перед передним краем противник создал развитую сеть противотанковых и противопехотных препятствий и заграждений. Конкретный район проведения поиска, состав группы и ее задачи по организации и проведению поиска были определены заместителем командира полка майором Ожихиным 2 декабря. Группа, выделенная для проведения поиска, состояла из 19 человек. Она была разбита на подгруппу захвата — восемь человек (старший подгруппы старший сержант Кафанов), подгруппу прикрытия в составе шести человек (старший лейтенант Комаров, он же командир поисковой группы) и подгруппу разграждения в составе пяти человек (из них двое саперов). В течение четырех суток разведчики вели непрерывное наблюдение за противником и подслушивание.

    Наблюдением было установлено, что гарнизон дзотов состоит из четырех солдат, которые завтракают в 6 часов утра, а обедают в час дня. Перед передним краем противника проходит проволочное заграждение в два ряда.

    С личным составом группы перед началом поиска были проведены занятия на учебном поле, оборудованном аналогично обороне противника. Отрабатывались действия разведчиков всех подгрупп. Основное внимание обращалось на умение скрытно подойти к объекту атаки, бесшумно и быстро переползти через проходы в препятствиях и на отработку техники захвата и доставки пленного.

    6 декабря со всеми участвующими в поиске подгруппами разведчиков было проведено совместное занятие с обозначенным противником. Особое внимание уделялось вскрытию системы огня противника. После занятий и разбора разведчикам был предоставлен отдых до 2 часов 6 декабря. В 24 часа группа вышла на передний край и вела наблюдение за расположением противника в районе предстоящих действий. В ночь на 8 декабря подгруппа разграждения проделала проходы в минном поле противника.

    Для огневого обеспечения поиска выделялись: артиллерийский дивизион, батарея полковой артиллерии, два орудия ПТО, которые предназначались для ведения огня прямой наводкой, восемь 82-мм минометов, два станковых пулемета и два противотанковых ружья. Огневой группой командовал начальник артиллерии полка майор Баранов. Артиллерийская пристрелка проводилась на участке действий 4 и 5 декабря методическим огнем по фронту до 1,5 км. Был установлен сигнал для вызова огня — «две зеленые ракеты», по которому артиллерии надлежало сделать одноминутный налет по переднему краю, а потом немедленно перенести огонь на окаймление. Для огневого прикрытия действий группы и ее отхода с пленным артиллерия должна была по сигналу «одна красная и одна зеленая ракета» перенести огонь в глубину обороны противника.

    8 декабря в 7 часов группа получила приказ — захватить в дзоте контрольного пленного. Командиры подгрупп отдали приказы своим подчиненным на выполнение поставленной задачи.

    В 7 часов 30 минут подгруппа разграждения ползком преодолела нейтральную полосу и достигла проволочных заграждений обороны противника. К 8 часам саперы закончили проделывание в проволоке проходов и дали сигнал подгруппе захвата. Через 15 минут подгруппа захвата вышла на исходное положение для атаки. Командир подгруппы захвата немедленно вызвал огонь артиллерии и минометов, который велся в течение одной минуты, разрушая огневые точки противника на его переднем крае. Затем подгруппа прикрытия, броском достигнув завала, приняла боевой порядок, а подгруппа захвата, преодолев завал, вступила в гранатный бой с противником. Старший сержант Кафанов и сержант Зеленков противотанковыми гранатами разрушили дзот и уничтожили находившихся в нем трех гитлеровцев. В это время из двух соседних землянок выскочили солдаты противника; в коротком бою несколько немцев были уничтожены автоматным огнем, а один из них был захвачен в плен. Старший сержант Кафанов и сержант Зеленков быстро потащили пленного, а остальные разведчики из подгруппы захвата, забросав противотанковыми гранатами землянки и уничтожив при этом до 20 солдат противника, начали отходить. Вскоре на помощь немцам подоспели еще 12 солдат, с которыми завязала бой подгруппа прикрытия. Как только подгруппа захвата прошла проволочное заграждение противника, артиллерии был дан сигнал прикрыть отход всей группы.

    Поисковая группа без потерь возвратилась в свою часть. Пленный подтвердил нахождение 28-й легкой пехотной дивизии на прежнем рубеже обороны, а также дал ценные показания о месте расположения пунктов управления, артиллерии и других важных объектов. В итоге полученных данных было тщательно спланировано наступление, в результате которого полк уничтожил до двух батальонов обороняющегося противника, захватил несколько танков, 12 орудий, большое количество стрелкового оружия, автомашин и успешно овладел важным рубежом, который обеспечил развертывание войск для дальнейшего развития наступления.

    Как видно из примера, успех поиска был достигнут без потерь со стороны наших разведчиков. Вместе с тем следует учитывать, что подразделение (группа) в поиске должна действовать с расчетом выполнить свою задачу бесшумно. В данном примере в связи с хорошо подготовленной в инженерном отношении обороной противника поисковая группа действовала с предварительным огневым налетом наших артиллерийско-минометных средств. В конкретных условиях обстановки такое решение оправдало себя. Заслуживает внимания и тщательная организация, и умелое проведение огневого обеспечения действий поисковой группы по захвату пленного. Противник, ошеломленный неожиданным сильным огнем и внезапным дерзким налетом разведчиков, не в состоянии был противодействовать успешному проведению поиска. Удачно выбран и момент действия группы — на рассвете, когда бдительность противника значительно снизилась.

    Результаты поиска вынудили изменить замысел наступления

    Перед фронтом 137-й стрелковой дивизии, действующей в районе Мценска, наблюдением было установлено интенсивное передвижение мелких групп пехоты и обозов, подход колонн автомашин к линии фронта и возвращение их в тыл. Все это указывало на очевидную перегруппировку, производимую противником. Предпринятые нашими подразделениями ночные поиски с целью захвата пленного успеха не имели. Поисковые группы, врывавшиеся в тот или иной окоп врага, забрасывались гранатами или обстреливались из соседних окопов и, понеся потери, возвращались, не выполнив задачи.

    После изучения вражеской обороны и характера действий групп решено было провести поиск следующим образом. На основе ранее добытых разведчиками данных о противнике был выбран район поиска. В качестве объекта нападения избрали блиндаж.

    В связи с тем что расстояние между ближайшими к объекту нападения целями не превышало 30 м и из любой огневой точки могло быть нанесено действительное огневое поражение, подгруппу захвата из шести человек намечалось прикрыть справа одной и слева двумя подгруппами обеспечения. Кроме того, при командире взвода, возглавлявшем поисковую группу, находились два автоматчика, которые после расчленения поисковой группы должны были двигаться в 20–30 м за подгруппой захвата.

    Так как одна из целей могла поразить фланговым огнем разведчиков при отходе, по ней был подготовлен огонь минометной батареи из глубины нашей обороны. Остальные цели в ходе поиска должны были находиться под воздействием огня подгруппы обеспечения. В случае если с началом отхода они оживут, был подготовлен огонь артиллерийской батареи.

    Подготовка группы. Офицер, которому было поручено организовать поиск, вызвал к себе командира поисковой группы, командиров подгрупп захвата и обеспечения, командиров артиллерийской и минометной батарей, ознакомил их со схемой расположения противника и кратко изложил идею поиска. Под покровом ночи все указанные командиры выдвинулись в траншеи, находящиеся на нашем переднем крае: каждый получил задачу путем наблюдения детально изучить объект, против которого он будет действовать, соседние объекты и местность в направлении действий. С рассвета и до полудня (в течение 8 часов) офицеры и сержанты вели наблюдение. Полученные результаты суммировали.

    Наблюдение полностью подтвердило имевшиеся у нас данные о расположении немецких окопов. Окопы размером 3–4 м находились на расстоянии 15–40 м один от другого. По оттаявшему снегу на брустверах можно было определить, что ранее из каждого окопа вели огонь не более 2–3 солдат; никаких признаков, указывающих на наличие траншеи, которая соединяла бы окопы между собой, не было. Проволочные заграждения отсутствовали.

    Местность на намеченном участке действий ровная, с незначительным подъемом в сторону противника. Снег после оттепели замерз и при движении разведчиков производил шум. Но ветер дул со стороны немцев, что облегчало звукомаскировку.

    Оставались невыясненными два вопроса: имеется ли минное поле перед окопами и выставляют ли гитлеровцы ночью боевое охранение в четырех старых, едва заметных ячейках (в центре нейтральной полосы).

    Для проверки этого помощник командира взвода, возглавлявший поисковую группу, получил приказание с группой из двух разведчиков и пяти саперов с наступлением темноты проникнуть к «подозрительным» ячейкам, оставить около них в засаде разведчиков, а самому с саперами, расчленившись по фронту, подползти на 30–40 м к окопам противника и установить наличие там мин. Задача была выполнена успешно. Выяснилось, что минного поля перед окопами нет. Ячейки, расположенные в центре нейтральной полосы, оказались незанятыми, никто со стороны противника ночью к ним не подходил.

    Организация взаимодействия. Получив данные наблюдения и разведки, офицер, возглавлявший поиск, приступил к организации взаимодействия. Сущность его сводилась к следующему.

    Вся поисковая группа с исходного положения до ячеек в нейтральной полосе продвигается в колонне по два, имея впереди в 50 м парный дозор. Первым в колонне идет командир поисковой группы с двумя автоматчиками, далее — подгруппа захвата, а за ней — подгруппы обеспечения (в составе первых двух — по три солдата, в третьей — шесть солдат).

    Подойдя к ячейкам, поисковая группа, расчленившись по фронту, равномерно продвигается вперед.

    Предусматривалось, что, если удастся незамеченными подойти к противнику на 20–25 м, все останавливаются перед окопами, подгруппы обеспечения изготавливаются к ведению огня из автоматов, имея гранаты наготове. В то же время подгруппа захвата броском преодолевает расстояние до блиндажа, врывается в него и захватывает находящихся там солдат.

    Если какая-либо из подгрупп обеспечения или подгруппа захвата будет обнаружена и обстреляна противником, начинает немедленно действовать та подгруппа, которая находится против огневой точки, открывшей огонь.

    Учитывая предыдущий опыт, все подгруппы, особенно вторая и третья, должны были подавить противника не только автоматным огнем, но и гранатами.

    При захвате пленного подгруппа захвата немедленно начинает отход к своим траншеям, а подгруппы обеспечения во главе с командиром взвода продолжают вести огневой бой до тех пор, пока подгруппа захвата не отойдет на 100 м.

    Командир взвода после отхода подгрупп обеспечения на 150 м от переднего края обороны противника подает сигнал артиллерийской батарее, которая открывает огонь по точкам, ранее подавлявшимся подгруппами обеспечения.

    Одна из фланговых целей, которая могла своим огнем отсечь отход поисковой группы, подавляется минометной батареей. Командир батареи, выдвинувшись в траншею на переднем крае, наблюдает за указанной огневой точкой.

    К вечеру, когда все вопросы взаимодействия с офицерским и сержантским составом были уяснены на местности, командир, организующий поиск, оставил наблюдателей, приказав следить за поведением немцев до следующего вечера, а со всеми остальными вернулся в свое расположение.

    Подбор личного состава поисковой группы и ее тренировка к предстоящему действию. На следующий день были подобраны подгруппы захвата и обеспечения. Во главе каждой подгруппы обеспечения были поставлены командиры, участвовавшие в рекогносцировке.

    Вооружение подгруппы захвата: автоматы, ножи, гранаты, а также средства для эвакуации пленных. Вооружение подгрупп обеспечения: у каждого бойца автомат, шесть секторных или три дисковых магазина по четыре-шесть гранат. Обмундирование: ватные шаровары и куртки, шапки-ушанки, сапоги, маскхалаты или масккостюмы.

    Для тренировки группы старший командир выбрал в тылу наших войск участок местности, подобный тому, на котором предполагалось провести поиск, обозначил огневые точки противника, наметил исходное положение. Поисковая группа приступила к тренировке, постепенно переходя от дневных условий к ночным. Подгруппы несколько раз проделывали все то, что потребуется от них при выходе на исходное положение в момент расчленения и при взаимном обеспечении действий подгруппы захвата. Разведчики научились бесшумному и равномерному движению, наиболее целесообразным приемам подавления противника, оказывающего сопротивление, усвоили сигналы, обозначающие начало отхода подгруппы захвата, удаление ее с пленным на 50 м от подгрупп обеспечения (сигнал отхода последних), вызов артиллерийского огня по точкам, ранее подавляемым подгруппами обеспечения.

    Закончив тренировку, группа перед рассветом выдвинулась к траншее нашего переднего края, откуда должен был начаться поиск. В течение целого дня солдаты и офицеры изучали расположение противника, цели, которые они должны были подавить, пути, по которым намечались выдвижение и отход.

    Для каждой подгруппы были даже определены азимуты направлений движения к противнику и обратно, а разведчики подгруппы захвата дополнительно тренировались в конвоировании пленных.

    Действие группы. С наступлением темноты группа в колонне по два бесшумно вышла на нейтральную полосу и, расчленившись, начала сближение с противником по-пластунски. Примерно через полчаса подгруппы обеспечения были уже в 20 м от огневых точек, а подгруппа захвата ворвалась в блиндаж. В короткой схватке два солдата, пытавшиеся сопротивляться, были убиты прикладами, третьего немца удалось схватить, но он успел закричать.

    Вместе с пленным подгруппа захвата начала отход. В это время одна из огневых точек противника открыла по ней огонь. Предусмотренный заранее огонь автоматов нашей подгруппы обеспечения вывел из строя эту и еще три другие огневые точки гитлеровцев. Однако две гранаты, неожиданно брошенные из окопа противника, ранили трех наших солдат. Один из бойцов подгруппы захвата, метнув в окоп гранату, уничтожил ее расчет.

    Поисковая группа, как и планировалось, вернулась в траншею под прикрытием артиллерийского огня. На допросе пленный показал, что понесшая потери пехотная дивизия немцев заменена вновь прибывшей дивизией СС.

    В результате полученных разведывательных данных командованием и штабом дивизии были внесены некоторые уточнения в замысел наступления и значительно изменен порядок огневой подготовки. В результате эти сведения обеспечили своевременное выполнение дивизией задачи наступления с небольшими для наступающих частей потерями.

    При рассмотрении результатов этого поиска возникает вопрос: почему же одна из огневых точек оказалась неподавленной? На разборе установили следующее: командир второй подгруппы обеспечения в процессе движения к цели уклонился от подгруппы захвата вправо не на 20, а на 50 м, поэтому вышел не к намеченной цели, а правее, оттеснив соседнюю справа подгруппу обеспечения, которая ориентировалась в движении по второй подгруппе. Таким образом, указанная цель фактически никем не была подавлена.

    Этот пример плохого ориентирования одной из подгрупп обеспечения должен послужить уроком при подготовке к действию каждой поисковой группы. При подготовке разведчиков вопросам правильного их ориентирования как в дневное, так и ночное время необходимо уделять самое серьезное внимание.

    Вместе с тем в приведенном примере заслуживают внимания тщательность подготовки личного состава разведывательного подразделения, умелая организация взаимодействия как внутри поисковой группы, так и с артиллерийскими подразделениями, обеспечивающими ее отход.

    Успех ночного поиска решила стремительность действия группы

    Летом 1943 г. перед фронтом 381-й стрелковой дивизии участок обороны немцев в районе выс. 180,1 являлся довольно сильным укрепленным опорным пунктом. Местность перед опорным пунктом простреливалась ружейно-пулеметным огнем с трех направлений. Передний край его прикрывался минным полем, проволочным заграждением из двух линий спирали «Бруно», рогатками и управляемыми минами.

    Обстановка требовала захвата в этом районе контрольного пленного с целью подтверждения нумерации частей противника. Выполнение этой задачи было возложено на поисковую группу, выделенную из разведроты дивизии.

    Для проведения ночного поиска из состава разведроты была отобрана группа, состоящая из 21 человека, которая по характеру задач распределялась: подгруппа разграждения — четыре человека, подгруппа захвата — десять человек, подгруппа прикрытия — семь человек.

    Вооружение группы состояло из автоматов, револьверов, двух ручных пулеметов, ручных гранат. Солдаты, входящие в подгруппу захвата, вооружены ножами, а подгруппы разграждения — ножницами для разрезания проволоки. Предусматривалось, что действия поисковой группы будут поддерживать батарея артполка дивизии, минометная рота, станковые пулеметы и две стрелковые роты батальона, на участке которого проводился поиск. Для борьбы с артиллерией и минометами противника подготавливались также дивизион гвардейских минометов и дивизион артполка дивизии. Всеми действиями разведывательной группы и поддерживающих подразделений руководили начальник разведки дивизии и начальник штаба артиллерии дивизии. Управление разведкой и приданными средствами осуществлялось по телефону и радиостанции.

    Намеченный для проведения поиска объект изучался круглосуточно в течение пяти суток с переднего края нашей обороны.

    Было установлено, что избранная для нападения огневая точка противника представляет блиндаж с открытой пулеметной площадкой, соединенный траншеей с соседними огневыми точками и ходом сообщения, идущим в глубину обороны.

    Поиску предшествовала тщательная подготовка разведчиков. В тылу своих войск была подобрана соответствующая местность, на которой созданы оборонительные сооружения и препятствия, аналогичные объекту поиска. На этой местности и проводились в течение двух суток дневная и ночная тренировки личного состава поисковой группы. Главная цель занятий — уяснение каждым исполнителем своей задачи, способа действий и умелое согласование действий всей группы.

    В день, намеченный для поиска, в 23 часа 30 минут поисковая группа заняла исходный пункт, в 500 м южнее выс. 180,1 и затем бесшумно начала выдвижение к намеченному объекту поиска. Достигнув полосы препятствий, группа залегла, а саперы приступили к обезвреживанию минного поля и проделыванию проходов в проволочных заграждениях. По мере готовности прохода подгруппа захвата продвигалась вперед вслед за саперами. Преодолев минное поле и заграждение, подгруппа захвата с двух сторон направилась к объекту поиска. Левая часть подгруппы, достигнув траншеи, частью своих сил пошла по траншее, а часть бойцов следовала поверху, в сторону пулеметной площадки. Два разведчика, продвигаясь по траншее, встретили часового, стоящего около пулемета, и бесшумно его захватили. В это время правая часть подгруппы подошла к пулеметной площадке и забросала пулеметный расчет гранатами. Уничтожено было и стрелковое отделение немцев, находившееся в соседнем окопе. Гитлеровцы открыли огонь. Ведя бой с подоспевшими солдатами противника, правая часть подгруппы захвата начала отход, отвлекая на себя все внимание врага, чтобы дать возможность левой группе разведчиков с захваченным пленным отойти за линию заграждений. Вскоре под прикрытием огня своих пулеметов за линию заграждений отошла и правая часть подгруппы. Поисковая группа возвратилась в свое расположение без потерь.

    Стремительность действий поисковой группы была настолько велика, что немцы не успели при отходе наших разведчиков взорвать свои управляемые мины, которые начали рваться уже после того, как разведчики вышли за линию препятствий и минного поля.

    В результате поиска группа уничтожила десять солдат, один станковый пулемет и захватила пленного, не имея потерь со своей стороны ни в людях, ни в оружии. Пленный подтвердил нумерацию частей противника, что было весьма важным для наступающих войск. Перешедшие в последующем в наступление части 381-й СД своими успешными действиями вынудили немецкое командование подтянуть на этот участок свои оперативные резервы и тем самым оказали большую помощь нашим соединениям, наступающим на главном направлении.

    Весь поиск продолжался 2 часа 15 минут. Шум в период выдвижения к проволоке и ее преодоления заглушался пулеметным и ружейным огнем с переднего края нашей обороны на соседних с объектом нападения участках обороны противника.

    Таким образом, продуманная организация поиска, тщательная подготовка личного состава поисковой группы, смелость и решительность действий разведчиков позволили успешно завершить поиск и выполнить поставленную задачу. При этом нашей артиллерии даже не потребовалось открывать огонь по огневым точкам противника, так как из-за стремительности действий наших разведчиков артиллерия противника не успела открыть по ним огонь.

    Неудачные действия поисковой группы как следствие слабой организации поиска

    С целью установления нумерации частей противника, обороняющихся против 66-й мотострелковой бригады, командование последней поставило задачу командиру разведроты захватить пленного в районе юго-восточной окраины Елхи в ночь на 10 января 1943 г.

    Командир разведроты наблюдением в течение 8 и 9 января выбрал в намеченном районе действий одну землянку с удобными подходами к ней, в которой и решил захватить пленного.

    Для выполнения задачи из состава разведывательной роты была выделена группа в количестве десяти человек, состоявшая из подгруппы захвата в пять человек во главе с заместителем командира роты старшим лейтенантом Лавриком и подгруппы прикрытия — пять человек во главе с командиром взвода разведроты лейтенантом Сидоренко.

    Поисковая группа была вооружена автоматами и ручными гранатами.

    Действия группы поддерживались двумя 82-мм минометами, подготовившими огонь по противнику в районе Елхи.

    Для вызова огня минометов на НП бригады находился командир группы с тремя разведчиками-наблюдателями.

    В час ночи 10 января группа выступила с исходного положения и к 3 часам бесшумно подошла к траншее, у которой находилась землянка.

    Командир подгруппы захвата, оставив для прикрытия двух разведчиков в траншее правее землянки, с двумя бойцами подкрался к землянке и захватил немецкого солдата, вышедшего из нее. Солдат успел издать приглушенный звук. Послышался окрик часового, стоявшего левее землянки у пулемета и не замеченного разведчиками при спуске в траншею.

    Часовой, увидев людей в белых халатах, тащивших захваченного немца, открыл огонь из автомата. Первыми же выстрелами были убиты старший лейтенант Лаврик, немецкий солдат и тяжело ранен наш солдат.

    Один из разведчиков, прикрывавших землянку справа, бросился на помощь раненому, но противник открыл по нему огонь из пулемета, смертельно ранив. Второй прикрывавший — старшина второй статьи Москвин — бросился на помощь первому. Траншея справа осталась открытой, и подбежавшие по ней три немецких солдата забросали наших бойцов гранатами. Уцелевший старшина второй статьи Москвин, взяв из подгруппы прикрытия двух разведчиков, попытался вытащить раненых солдат и убитого старшего лейтенанта Лаврика.

    Противник осветил местность ракетами и открыл огонь из трех пулеметов, в результате был убит еще один разведчик.

    Поисковая группа, не выполнив задачи и потеряв четырех человек ранеными и убитыми, к 6 часам 30 минутам отошла на исходное положение.

    Этот неудачный исход действий поисковой группы 66-й мотострелковой бригады явился следствием неправильной организации поиска.

    Известно, что успешность поиска зависит от тщательной организации и подготовки поисковой группы к действиям, скрытности этой подготовки, внезапности, смелости и решительности действий, а также от широкого применения в процессе поиска различных уловок и хитрости.

    При подготовке поиска и при действиях группы это требование не было выполнено надлежащим образом.

    На подготовку группы к поиску было отведено недостаточно времени. Передний край обороны противника был изучен плохо, так как 8 и 9 января командир роты в результате наблюдения только установил наличие землянки, которую решил избрать объектом поиска. В ночь на 10 января группа уже получила задачу захватить пленного.

    Поведение противника в районе объекта (землянки) не было изучено, и поэтому командир группы произвел неверный расчет разведчиков для выполнения задачи, и план поиска был составлен неправильно. К тому же действия разведчиков были неверными.

    Командир подгруппы захвата, имея всего пять человек, вынужден был для прикрытия траншеи правее землянки выделить из подгруппы двух разведчиков, а сам с остальными двумя бойцами должен был захватить пленного. Приблизившись ночью к объекту разведки, командир группы не организовал предварительного наблюдения за землянкой и прилегающим к ней районом, в результате часовой левее землянки остался незамеченным. Если бы была произведена доразведка землянки, командиру группы было бы известно, что там стоит часовой, следовательно, и действия подгруппы захвата он организовал бы по-иному.

    Нарушение правил организации и проведения поиска привело к тому, что поисковая группа понесла существенные потери, не выполнив своей задачи.

    Дневные поиски. Опыт Великой Отечественной войны показал, что поиски обычно проводятся в ночное время, ибо темнота благоприятствует скрытности движения группы и внезапности ее нападения. Вместе с тем в период минувшей войны дневные поиски завоевали себе прочное место среди других приемов и способов разведки по захвату пленных. Особенно большое распространение дневные поиски получили в лесисто-болотистой местности, при ведении боя в крупных населенных пунктах и городах, на среднепересеченной местности с наличием на ней обильной растительности (высокая трава, неубранные полевые культуры и т. п.), в условиях, когда противник поспешно перешел к обороне или когда нейтральная полоса весьма незначительная.

    Требования к организации поисков в светлое время остаются в основном такими же, как и в условиях темноты. Важнейшим фактором, способствующим проведению поиска днем, является состояние погоды. Ненастная погода (дождь, снег, туман) всегда была верным спутником разведчиков в деле успешного проведения поиска. Решающим условием успешных действий в поиске являлся правильный выбор и тщательное изучение как самого объекта, так и прилегающего к нему района обороны противника. Немаловажным фактором считался также и выбор времени для проведения поиска. В дневное время, особенно на рассвете и в послеобеденное время, бдительность противника уменьшалась. Это обстоятельство широко использовалось разведчиками для достижения внезапности действий. Поскольку при дневном поиске действия группы должны быть внезапными и весьма короткими по продолжительности, объект поиска выбирался в таком районе, где он не создавал бы невыгодных условий для действий группы и исключал бы длительное нахождение разведчиков в нейтральной полосе и расположении противника. В связи с этим выгодными объектами для нападения считались отдельные огневые точки, выдвинутые вперед окопы, дерево-земляные огневые точки, отдельные наблюдатели. При небольшой нейтральной полосе исходным пунктом для действий группы в дневное время обычно являлась траншея (окопы) переднего края своих обороняющихся войск. При большой нейтральной полосе исходным пунктом для броска группы выбирались воронки от разрывов снарядов, складки местности в нейтральной полосе, растительность и т. п. Для проведения дневного поиска состав группы по опыту войны чаще всего был небольшим (от 5–6 до 10–12 человек). Однако, когда требовалось создавать добавочные подгруппы (обеспечения, разграждения), численность поисковой группы несколько увеличивалась. В ряде случаев при действии группы днем подгруппы обеспечения и разграждения не создавались, особенно в условиях, когда противник поспешно перешел к обороне.

    При организации дневных поисков в период минувшей войны большое внимание уделялось огневому обеспечению действия поисковой группы как со стороны стрелковых подразделений, так и артиллерии. Во время отхода группы в расположение своих войск в некоторых случаях эффективно применялись маскирующие дымовые завесы.

    Ниже приводится ряд характерных примеров проведения дневных поисков в период минувшей войны.

    Дневной поиск, проведенный в марте 1945 г. в районе Рузайкас

    В начале марта 1945 г. в районе Рузайкас противник, введя в первую линию боевых порядков новые подразделения, сдерживал наступление гвардейского стрелкового полка. В течение восьми суток не удавалось узнать, какие части введены немцами в действие.

    Разведывательная группа полка в составе девяти человек под командованием старшины Трухина получила задачу захватить контрольного пленного в районе безымянной высоты западнее Рузайкас. Каждый боец был вооружен автоматом и тремя гранатами. Действия разведчиков должны были поддерживать восемь 82-мм и 120-мм минометов.

    Началась усиленная подготовка к проведению поиска. Офицер разведки полка с участниками поиска в течение двух суток изучал район предстоящих действий. Изучение проводилось путем непрерывного наблюдения, ночных вылазок и засечки огневых точек. Одновременно обобщались и анализировались все имеющиеся разведывательные данные о противнике, его обороне, системе огня, инженерных сооружений. Было установлено, что на безымянной высоте западнее Рузайкас находится опорный пункт противника с гарнизоном до 20 солдат, двумя пулеметами и одной 37-мм пушкой. На восточных скатах высоты отрыта траншея полного профиля с двумя открытыми пулеметными площадками и ходами сообщения к жилым блиндажам. Впереди траншеи установлены спираль «Бруно» и противотанковые мины. Удалось также выявить, что на ночь противник уплотняет боевые порядки первой линии, бдительность его повышается. С наступлением рассвета в траншеях остаются только дежурные, а личный состав отдыхает в блиндажах. Смена постов у пулеметов производится в 3 часов утра.

    В результате изучения местности, системы огня и обороны противника был выбран объект нападения — открытая пулеметная площадка на юго-восточных скатах высоты.

    Нападение решили произвести в 9 часов утра после смены постов, когда бдительность противника значительно ослабевает.

    Нейтральная полоса в этом районе не превышала 80–100 м, и не было необходимости оборудовать исходное положение. Решили использовать для этого две воронки от авиабомб, находившиеся в 40–50 м от траншеи противника. Поисковая группа не разбивалась на подгруппы захвата и обеспечения. После выбора объекта командирам поддерживающих средств были поставлены задачи на пристрелку намеченного объекта нападения, окаймление его огнем во время действий разведчиков и прикрытие отхода. При этом были установлены сигналы открытия и прекращения огня.

    В течение последующих двух суток поисковая группа продолжала проводить наблюдение и изучение путей движения к намеченному объекту нападения, проводились тренировочные занятия на сходной с районом разведки местности с целью отработки стремительного броска и смелых, решительных действий. Поддерживающие огневые средства продолжали обстреливать район предстоящих боевых действий, совершая обычные методические налеты.

    В ночь на 6 марта саперы проделали проходы в минных полях (своих и противника) и спирали «Бруно» при обеспечении тщательной маскировки.

    Перед рассветом разведчики группами по два-три человека бесшумно вышли в исходное положение. Несмотря на то что противник освещал местность ракетами, выдвижение группы не было обнаружено. Скрываясь за пнями и мелким кустарником, разведчики благополучно добрались до воронок от авиабомб и залегли в них, продолжая вести наблюдение за противником. В 8 часов утра в немецких траншеях сменились посты. На короткое время по ходам сообщения и блиндажам заметно усилилось движение фашистских солдат. На пулеметных площадках остались одни дежурные. К 9 часам движение совершенно прекратилось, голоса, доносившиеся до разведчиков, затихли.

    В 9 часов стремительным броском разведчики ворвались в траншею противника, в расположение пулеметной площадки. Находившиеся у пулемета два немецких солдата были захвачены в плен. Однако гитлеровцы обнаружили разведчиков. Фашисты выбежали из блиндажей и попытались напасть на наших бойцов. В это время по сигналу офицера разведки полка по высоте был произведен минутный артиллерийский налет. Немцы вынуждены были откатиться к блиндажам, но через несколько минут снова ринулись в атаку. Старшина приказал трем разведчикам эвакуировать пленных в расположение наших войск, а сам с остальными солдатами продолжал бой. Немцы подтянули в район поиска большую группу солдат. Старшина сигналом вызвал на это место артиллерийский огонь. Под прикрытием огня разведчики начали медленно отходить в расположение своего подразделения. Поставленная задача была успешно выполнена без потерь. Удалось уничтожить до 20 гитлеровцев. Захваченные в плен два немецких солдата дали весьма ценные показания.

    Приведенный пример еще раз подтверждает незыблемое положение, что разведка — это область дерзания и неисчерпаемого творчества.

    Вначале разведчики, слепо придерживаясь шаблона и не считаясь с условиями данного боевого участка, организовывали ночные поиски, которые, как правило, успеха не имели. Лишь после того, как они перешли к иному способу действий, начав проводить поиски днем, им удалось в течение короткого периода времени захватить ценных контрольных пленных.

    Не следует забывать, что и при организации дневных поисков действия по шаблону обречены на неудачу. В подобных случаях, так же как и при ведении разведки любым способом, следует действовать в строгом соответствии с местом, временем, погодой, характером поведения противника, политико-моральным состоянием его войск и действиями наших войск, необходимо учитывать также степень опытности разведчиков.

    Инициатива и находчивость командира группы при проведении поиска

    Что предпринимает командир подразделения (группы) или командир подгруппы нападения, если обстановка в ходе проведения поиска изменяется настолько, что ни один из подготовленных ранее вариантов не годится? Обратимся к примеру.

    Командование 74-й стрелковой дивизии располагало некоторыми разведывательными сведениями о подходе войск противника из глубины и производстве противником каких-то перегруппировок. Однако существо проводимых противником действий установить не удалось. Командир дивизии приказал начальнику разведки майору Горчинскому организовать поиск в районе выс. 262,2 вблизи Донбасса.

    Оборона противника перед фронтом дивизии была прикрыта минными полями с минами натяжного и нажимного действия, проволочными заграждениями и малозаметными препятствиями. Противником были оборудованы оборонительные сооружения, соединенные линией траншей с ходами сообщения.

    Майор Горчинский и командир разведывательной роты старший лейтенант Мацарь объектом поиска для захвата «языка» избрали расчет пулемета, находившегося в блиндаже. Старший лейтенант Мацарь к этому времени был уже опытным разведчиком: в разведке он с первых дней войны. Под его руководством был взят в плен не один десяток вражеских солдат.

    Уяснение задачи и принятие решения на проведение поиска. Начальник разведки майор Горчинский 2 апреля 1942 г. вызвал к себе командира поисковой группы старшего лейтенанта Мацаря и командиров поддерживающих огневых средств и ознакомил их с характером обороны и системой огня противника в районе предстоящих действий, кратко изложил идею поиска и поставил им задачи.

    С получением задачи старший лейтенант Мацарь организовал непрерывное наблюдение за объектом поиска с двух наблюдательных пунктов. Места наблюдения были выбраны с таким расчетом, чтобы обеспечивалось скрытое расположение наблюдателей, хороший обзор объекта поиска, подступов к нему и огневых средств противника, расположенных на флангах объекта нападения и в глубине. Изучение объекта поиска велось поочередно личным составом группы. Ночью к переднему краю в направлении блиндажа выставлялись посты подслушивания.

    В то время как изучался район действий и объект поиска, старший лейтенант Мацарь определил боевой состав и задачи подгруппам нападения (захвата), огневого обеспечения и разграждения, их вооружение и снаряжение, исходный пункт, маршрут и порядок движения подгрупп к объекту поиска, места проделывания проходов в заграждениях своих и противника, порядок действий групп при нападении на объект, направление и порядок отхода и вывода пленных, организацию управления и мероприятия по дальнейшей подготовке группы к действиям.

    Для проведения поиска из состава разведывательной роты было отобрано 18 разведчиков. Разведывательная группа разделялась на две подгруппы нападения по пять человек каждая (в годы войны чаще выделялась одна такая подгруппа), две подгруппы огневого обеспечения по три человека и подгруппа разграждения — два сапера.

    Подгруппы нападения предназначались для захвата контрольного пленного (документов) и доставки его в свое расположение. В их состав включались разведчики, отлично владеющие приемами рукопашного боя, физически развитые, храбрые и ловкие, умеющие бесшумно нападать на противника и захватывать пленных.

    Подгруппы огневого обеспечения имели задачей прикрыть и поддержать своим огнем действия подгрупп нападения, если в этом появится необходимость. В состав этих подгрупп были отобраны разведчики, отлично обученные метанию гранат на дальние расстояния и ведению меткого огня из ручных пулеметов и автоматов. Подгруппа разграждения назначалась для проделывания, обозначения прохода в минном поле и проволочных заграждениях перед передним краем противника и на путях подхода к объекту поиска.

    На вооружении группы имелись автоматы, пистолеты «ТТ», два ручных пулемета, гранаты и армейские ножи. В подгруппе разграждения были миноискатель и ножницы для резки проволоки. Обмундирование: ватные шаровары и куртки, сапоги, маскировочные костюмы и шапки-ушанки.

    Для огневого обеспечения группы были назначены одна артиллерийская и одна минометная батареи.

    В период подготовки разведчиков к действиям начальник разведки дивизии и командир поисковой группы разработали план проведения поиска, который был утвержден командиром дивизии.

    В плане проведения поиска нашли отражение следующие вопросы: цель поиска и состав группы; задачи подгрупп нападения; огневого обеспечения и разграждения; задачи командиров артиллерийской и минометной батарей, выделенных для огневой поддержки; пути подхода и порядок выдвижения подгрупп к объекту захвата и порядок нападения на него; организация управления и связи внутри группы; порядок эвакуации пленных; место сбора разведчиков после выполнения задачи.

    3 апреля 1942 г. командир поисковой группы провел командирскую рекогносцировку объекта с командирами подгрупп и командирами артиллерийской и минометной батарей, где всесторонне был разработан план организации взаимодействия с поддерживающими средствами и подразделениями по нескольким вариантам действия группы.

    Подготовка группы. Поиск тщательно готовился. Вот что рассказывал об этом бывалый разведчик старший — лейтенант Мацарь: «Если говорить, чему я больше всего уделяю внимания, то прямо скажу: подготовке поиска. Почему иной раз разведчики терпят неудачу? Чаще всего потому, что как следует не готовятся к поиску.

    Как я готовлюсь? Прежде чем приступить к действиям, я с группой выделенных мне разведчиков выдвигаюсь по возможности поближе к противнику. Веду наблюдение и подслушивание. Пока до тонкости не изучу объект поиска, не узнаю, что и где имеется у противника в районе объекта нападения, не разведаю подступы к объекту и пути отхода, поиска не начинаю».

    Действовать не «на авось», а наверняка, после детального изучения района поиска — в этом главное умение разведчика.

    4 апреля все участники поиска до мельчайших подробностей изучали на местности пути подхода к объекту. Командиры подгрупп и командиры поддерживающих огневых средств поставили задачи каждому из участников поиска и проверили правильность уяснения ими своих задач. После этого было проведено тренировочное занятие в расположении наших войск на подобном предстоящему поиску участке местности, на котором каждый командир и рядовой разведчик строго исполняли свои функциональные обязанности.

    На тренировке тщательно отшлифовывались одиночные действия разведчиков по бесшумному движению на местности, звуковой маскировке, рукопашному бою, захвату и доставке пленного. Затем на ночном занятии отрабатывались действия группы в полном составе. Это занятие проводилось с обозначенным противником и с привлечением командиров поддерживающих огневых средств. Руководил занятием начальник разведки дивизии майор Горчинский.

    Тренировка разведгруппы на учебном объекте явилась завершающим этапом подготовки к поиску. Здесь уточнялся план действий, устранялись недостатки, окончательно вырабатывались наиболее целесообразные приемы.

    Во время подготовки поиска и тренировок ни на минуту не ослаблялось наблюдение за намеченным объектом поиска. Все изменения, отмеченные в расположении противника, учитывались во время тренировок.

    Непосредственно перед выступлением разведывательной группы к переднему краю командир поиска старший лейтенант Мацарь и командиры подгрупп нападения проверили боевую готовность разведчиков: наличие положенного по плану оружия, боеприпасов и их исправность, наличие маскировочных средств и средств, необходимых для эвакуации пленного из тыла врага; подгонку обмундирования, обуви и снаряжения; наличие сигнальных средств, индивидуальных санитарных пакетов и т. п. Наконец, проверено, не взял ли кто из разведчиков лишнего в разведку: ранцы, вещевые мешки, документы.

    Проведение поиска. 4 апреля 1942 г. с наступлением темноты группа, назначенная для проведения поиска, сосредоточилась на исходном пункте в 400–500 м от объекта, который был расположен за передним краем обороны противника. Все подгруппы, в том числе и две подгруппы нападения, две подгруппы огневого обеспечения и подгруппа разграждения, сосредоточились в назначенных местах бесшумно и скрытно. К бою были готовы минометы, орудия и пулеметы, расположенные в районе переднего края. Командиру поисковой группы был дан телефон для связи с командиром батальона, на участке которого проводился поиск, и со средствами огневой поддержки.

    Для целеуказания и управления группой были подготовлены ракетницы, ракеты и шнуры. Кроме того, с подгруппами нападения связь поддерживалась пешими посыльными. Ночью саперы проделали проходы в минном поле и проволочных заграждениях.

    По сигналу «вперед» подгруппы начали выдвижение. Продвигались ползком, совершенно бесшумно, поддерживая локтевую связь. Порядок выдвижения группы не нарушался.

    Подгруппы огневого обеспечения выдвигались на флангах. Подгруппы нападения постепенно обходили блиндаж противника с флангов, с тем чтобы атаковать его с тыла, откуда противник менее всего ждет разведчиков. Вдруг командир левофланговой подгруппы нападения младший лейтенант Яшин увидел направляющегося к блиндажу немецкого солдата. Разведчиков отделяли от него всего 60–70 м. Времени на раздумье не оставалось. Хорош ли созревший замысел? Быть может, он ошибочен? Стоит ли после тщательной подготовки поиска нарушать план его проведения? Тогда вся вина ляжет на него, на Яшина. Доложить старшему лейтенанту Мацарю о своем решении и ждать его согласия было неразумно: такой благоприятный случай не повторится. Добыча может быстро уйти из рук. В блиндаже, как показала подготовка поиска, разведчиков ждала тяжелая и опасная борьба.

    Решение захватить немецкого солдата созрело у Яшина молниеносно. Нужно проявить искусство, тогда будет меньше пота и крови. В то же время Яшина беспокоила мысль, как сообщить командиру группы о совершенно непредвиденном решении. Приняв его, Яшин направил посыльного к старшему лейтенанту Мацарю, чтобы уведомить его о непредвиденных действиях.

    Все произошло в считаные минуты и секунды. Сблизившись с фашистом на 4–5 м, пятерка разведчиков стремительным броском захватила его. Фашистский солдат громко закричал.

    Уместно заметить, что существовал специальный приказ Гитлера о том, что те солдаты, которые, попадая в плен, не оказывают сопротивления, подлежат строжайшим наказаниям, а их семьи — репрессиям.

    В дальнейшем события развертываются так. Наши разведчики быстро скрутили пленному руки назад и связали веревкой, в рот засунули кляп.

    Однако крик перепуганного солдата вызвал тревогу на переднем крае обороны немецко-фашистских войск. Незамедлительно вступили в действие несколько огневых точек противника. Гитлеровцы открыли огонь в направлении подгруппы нападения офицера-разведчика Яшина.

    Главной задачей поисковой группы стала эвакуация пленного в расположение своих войск. Задача непростая: группа обнаружена, внезапность потеряна. Как лучше организовать эвакуацию пленного? Опытный командир поисковой группы Мацарь, долго не размышляя, установленным сигналом вызвал огонь артиллерии, минометов и пулеметов, выделенных для обеспечения отхода разведчиков с «языком».

    Небо озарилось вспышками от орудийных выстрелов, разрывов снарядов и мин. С нашего переднего края дружно затрещали пулеметы. Огневое обеспечение отхода разведчиков осуществлялось примерно так, как это было предусмотрено ранее разработанным планом. Несмотря на то что захват пленного производился не так, как намечалось по плану, обеспечение отхода поисковой группы огневыми средствами осуществлялось по ранее разработанному варианту. Подгруппы огневого обеспечения своим огнем успешно прикрыли отход подгрупп нападения.

    Вдруг все стихло. Огневые средства противника в районе проведения поиска были подавлены. Вскоре подгруппа нападения Яшина с контрольным пленным была уже в расположении наших войск. За ними отошли саперы, а затем подгруппы обеспечения.

    Задача была выполнена, хотя блиндаж противника так и не был атакован нашими разведчиками. Инициатива, находчивость и храбрость помогли разведчикам выполнить задачу без потерь.

    Данными допроса захваченного пленного удалось подтвердить предположение командования дивизии. Противник действительно на данном участке фронта производил перегруппировку своих частей, подводил новые силы из глубины и готовился к активным действиям. Добытые в результате поиска разведывательные данные также помогли уточнить характер боевых действий противника, его группировку, нумерацию и систему огня.

    Приведенный пример показывает, что проявление разумной инициативы, находчивости и храбрости в сочетании с умелым расчетом — драгоценное качество каждого разведчика. Не всегда все складывается так, как предусматривается, казалось бы, по самому тщательно разработанному плану. Очень часто обстановка в ходе проведения поиска меняется настолько резко, что офицер, сержант или рядовой разведчик вынуждены быстро принимать новое решение. В таких случаях приходят на помощь богатый опыт, находчивость и смекалка, подкрепленные смелостью.

    Вот почему и говорят разведчики: «Не назначай командовать поиском или засадой людей, первый раз идущих на столь важное и опасное задание, не назначай командовать в таких случаях человека, не имеющего боевого опыта, не посылай в разведку одних только новичков, а включай их «прибавкой» к бывалым разведчикам».

    Успеху поиска, кроме того, способствовала тщательная и всесторонняя подготовка. И хотя в ходе проведения поиска был неожиданно избран другой объект, его подготовка с точки зрения выхода группы к объекту, огневого обеспечения и планомерного ее отхода принесла хорошие результаты.

    Естественно, что проводить поиск в данной обстановке по ранее разработанному плану и нападать на блиндаж было неразумно. Задача практически была выполнена: пленный немец был в руках разведчиков. Противник старался предпринять все возможное, чтобы не выпустить советских воинов из своего расположения.

    Быть может, в данной обстановке не было необходимости назначать для одного объекта (блиндажа противника) две подгруппы захвата. Однако начальник разведки дивизии, организующий поиск, исходил из того, что к объекту выйдут две подгруппы, а атакует его та, которая окажется в более благоприятной обстановке. В этом случае вторая подгруппа захвата должна была выполнять функции подгруппы обеспечения.

    Правильная оценка условий обстановки обеспечила успех дневного поиска

    Противник на рубеже Готартовиц — Ровни производит инженерные работы по усовершенствованию своей обороны, соединяет опорные пункты ходами сообщения, подготавливает здания в населенных пунктах к обороне.

    С 17 марта 1945 г. поведение противника перед фронтом 100-й стрелковой дивизии резко изменилось, возросла его огневая активность. Для того чтобы уточнить группировку и намерения противника, необходимо было захватить пленного.

    18 марта 1945 г. командир отдельной разведывательной роты дивизии получил задачу от начальника разведки подготовить и провести поиск 21 марта 1945 г. с целью захвата пленного в районе Готартовиц.

    Проведение поиска командиром отдельной разведывательной роты было возложено на группу специально отобранных разведчиков в количестве 12 человек во главе со старшиной Филимоновым.



    Подготовка к действиям. После получения задачи командир роты совместно со старшиной Филимоновым приступили к выбору объекта поиска. Для этого за районом Готартовиц было организовано круглосуточное наблюдение и подслушивание с нескольких пунктов. В качестве объекта был избран расчет ручного пулемета в окопе у отдельного дома Готартовиц.

    В течение трех суток разведчики изучали систему огня, режим поведения противника, скрытые подступы к избранному объекту поиска, производили ночные вылазки к объекту нападения.

    В результате этих мероприятий по подготовке поиска было установлено, что в ночное время противник несет службу более бдительно, усиливает охранение и периодически освещает местность ракетами. В дневное время на переднем крае он оставляет лишь отдельные наблюдательные посты на удалении 100 м и более один от другого, а также дежурные подразделения. Остальной же личный состав отводится на отдых в землянки и блиндажи, находящиеся в 200–300 м от переднего края.

    Оборона противником, хотя и совершенствовалась, была на этом участке еще недостаточно развита: не было сплошных траншей, не везде перед передним краем имелись проволочные заграждения, а имеющиеся разрывы в них прикрывались минными полями. Местность в районе избранного объекта была пересеченной, с большим количеством лощин, канав, покрыта мелким кустарником. Все это создавало благоприятные условия для того, чтобы в дневное время разведчики скрытно подползли к окопам противника на удаление 40–50 м и внезапно атаковали объект.

    В результате правильной оценки противника и местности было решено провести дневной поиск с применением полной внезапности действий. К тому же ранее проводимые на этом участке фронта ночные поиски успеха не имели. Противник обнаруживал наших разведчиков на подступах к объекту нападения, открывал огонь, и разведчики вынуждены были, не выполнив задачи, возвращаться в свое расположение.

    Поисковая группа была разделена на подгруппу захвата (шесть человек во главе со старшиной Филимоновым), подгруппу огневого обеспечения (четыре человека с двумя ручными пулеметами), подгруппу разграждения (два сапера).

    По огневым точкам, расположенным на флангах избранного объекта, был подготовлен огонь двух минометных рот и минометной батареи, а также организован ружейно-пулеметный огонь с первой траншеи.

    С разведчиками были проведены тренировочные занятия на сходной с районом предстоящего поиска местности с целью отработки стремительного броска подгруппы нападения, смелых и решительных действий всего личного состава.

    Тщательно были отработаны и вопросы взаимодействия поисковой группы с обеспечивающими ее огневыми средствами.

    Артиллерия и минометы, не нарушая установленного на этом участке режима огня, производили пристрелку по районам, прилегающим к намеченному объекту нападения.

    Проведение поиска. В ночь на 21 марта саперы-разведчики проделали проход в минном поле (сняли взрыватели с противопехотных мин, установленных в разрыве между проволочными заграждениями). При подходе к переднему краю подгруппа разграждения неожиданно заметила тонкую, как струнка, проволоку, которая при малейшем прикосновении могла бы предупредить противника. Саперы обнаружили также развешанные на ветках кустарника ручные гранаты и мины-«сюрпризы», которые взрывались от малейшего прикосновения.

    Но как ни ухищрялись гитлеровцы, наши саперы-разведчики выполнили свою задачу. Проход в заграждениях был проделан.

    В 5 часов 21 марта подгруппа захвата скрытно выдвинулась на исходный пункт и расположилась на удалении 35–40 м от окопа противника, где находился расчет пулемета.

    Наблюдение за противником продолжалось. Было установлено, что с наступлением рассвета противник начал отводить личный состав с переднего края в глубину своего расположения. К 9 часам утра перед разведчиками остался лишь один расчет пулемета противника.

    В 9 часов 15 минут шесть разведчиков под командованием старшины Филимонова стремительным броском ворвались в окоп, остальные четыре человека из подгруппы обеспечения остались для прикрытия действий подгруппы захвата.

    Действия наших бойцов были настолько внезапными, что пулеметчики противника, растерявшись, не смогли оказать никакого сопротивления. Один из пулеметчиков был убит, второй захвачен в плен. Противник открыл огонь лишь тогда, когда наша группа вместе с пленным и документами убитого была уже в своей первой траншее.

    Поставленная задача была выполнена успешно. Захваченный пленный 911-го охранного батальона показал, что их батальон сменил части 68-й пехотной дивизии. Он также дал сведения о характере обороны батальона и назвал соседние с ним части.

    Позже старшина Филимонов рассказывал, что успех поиска был прежде всего обеспечен высоким мастерством разведчиков. Особое внимание при их подготовке обращалось на быстроту и внезапность действий, скрытый и бесшумный выход к намеченному объекту, тщательную маскировку. Каждый разведчик из группы Филимонова немало потрудился, пока достиг нужных результатов. Не одну сотню метров пришлось проползти разведчикам по-пластунски и перемещаться другими способами, чтобы приобрести необходимые навыки.

    Это вполне понятно. Ведь противник днем и ночью следит за тобой, чутко прислушивается к каждому шороху, к каждому подозрительному звуку. И уж если заметит разведчиков, хорошего не жди.

    Из данного примера видно, что внезапность действий, достигнутая благодаря всесторонней оценке фактора времени, характера боевой деятельности противника и условий местности, обеспечила успешное проведение поиска днем.

    Успеху поиска способствовало изменение тактики действий разведчиков: противник, привыкший к ночным действиям с нашей стороны, не ожидал дневного нападения, ослабил бдительность и наблюдение. Этим воспользовались наши разведчики. Дневной поиск прошел успешно благодаря хорошей подготовке личного состава, тщательному взаимодействию внутри группы и со средствами огневой поддержки, правильному выбору скрытых путей к объекту и полной маскировке своего движения. Одновременно был использован элемент внезапности, что, в свою очередь, способствовало выполнению задачи.

    Дневной поиск может быть успешно проведен в любом районе, если будут тщательно изучены система неприятельского огня, его поведение и найдены пути скрытого подхода к объекту.

    Правильно ли, что поиском (засадой) решаются задачи, имеющие только тактическое значение?

    Вспомним, что происходило под Курском и Орлом летом 1943 г. Весной 1943 г. немецко-фашистское командование начало подготовку нового наступления в районе Курска и Орла, рассчитывая на благоприятную для него обстановку в связи с тем, что США и Англия затягивали открытие второго фронта в Европе. Планируя летнюю кампанию 1943 г., гитлеровцы намеревались под Курском и Орлом взять реванш за поражение под Сталинградом и поднять свой пошатнувшийся престиж.

    В подобной обстановке задача тактической и оперативной разведки состояла в том, чтобы непрерывно следить за ходом подготовки противника к наступлению, не выпускать его из поля зрения ни на одну минуту. На своевременное вскрытие точных сроков вражеского наступления были нацелены силы и средства тактической и оперативной разведки.

    Разведывательные органы всех звеньев проделали титаническую работу. Вблизи переднего края противника располагались тысячи наблюдательных пунктов и постов, просматривавшие расположение противника на глубину 6–8 км. То, чего нельзя было увидеть с наземных наблюдательных пунктов, фиксировалось воздушной разведкой.

    Каждую ночь наши неутомимые разведчики захватывали пленных, документы, образцы вооружения, отыскивали минные поля, уточняли расположение противника и характер его действий.

    В последних числах апреля в разведывательных сводках Центрального и Воронежского фронтов на основе данных, полученных от разведки, и особенно показаний пленных, был сделан вывод о возможности перехода противника в наступление в первых числах мая. Но в мае наступление немецко-фашистских войск не состоялось. Оно, как выяснилось позже, было отсрочено приказом Гитлера до середины июня. В последующем был изменен и этот срок. Дело в том, что Гитлеру хотелось применить в предстоящей операции большое количество танков «тигр», «пантера» и самоходных орудий «фердинанд», которые незадолго до этого были пущены в серийное производство и на которые военное командование возлагало большие надежды.

    С 29 июня и по 3 июля 1943 г. включительно воздушное и наземное наблюдение отмечало передвижение немецких бронетанковых, артиллерийских и пехотных частей (подразделений), их выдвижение к переднему краю, особенно на участках 13-й и 48-й армий.

    В ночь на 2 июля на нашу сторону перешли два перебежчика-француза. Следует заметить, что этот факт забыт. А жаль. Он стоит того, чтобы о нем рассказать подробнее. Эти французские патриоты были насильственно мобилизованы в немецко-фашистскую армию. В июне в составе охранного подразделения они были переброшены под Курск. Именно здесь им пришлось нести охрану штаба 86-й немецкой пехотной дивизии.

    1 июля, узнав, что в дивизии получен приказ о переходе немецко-фашистских войск в наступление, французы решили предупредить советское командование. К сожалению, не зная точного начертания переднего края и расположения минных полей, они оба получили ранения на немецких минах.

    Истекая кровью, эти мужественные люди продолжали ползти в сторону расположения советских войск. Рано утром их подобрали наши разведчики в нейтральной полосе и доставили в госпиталь. После оказания им первой медицинской помощи они показали прибывшему к ним офицеру-разведчику, что получен приказ о переходе немецко-фашистских войск в наступление.

    Точной даты наступления перебежчики не знали, но предполагали, что это должно случиться в ближайшие два-три дня.

    Показания французских патриотов-перебежчиков были своевременно доведены до нашего командования.

    В разведывательной сводке штаба Центрального фронта за 29 июня был сделан вывод, что противник начал занимать исходное положение для наступления на Курск. В ежедневных сводках за 30 июня, 1, 2 и 3 июля говорилось, что противник продолжает выдвижение своих войск и боевой техники для занятия исходного положения с целью наступления на орловско-курском направлении. Начало этого наступления следует ожидать в ближайшие дни. И вдруг 4 июля обстановка на фронте резко изменилась.

    На стороне противника, там, где предполагалось его наступление, неожиданно все затихло. Перед войсками Центрального фронта не наблюдалось какого бы то ни было движения. Поле боя помертвело. Активность огня противника снизилась. Перед соседним слева Воронежским фронтом отмечалось то же самое. Больше того, оперативной разведкой было установлено, что в 150–200 км южнее Харькова по дорогам Донбасса на запад и восток тянутся танки, автомашины и тягачи. Казалось, от Курской дуги все отхлынуло и устремилось в Донбасс. Однако эти и подобные, проводимые противником мероприятия не только не ввели нашу разведку в заблуждение, но насторожили ее еще больше. Все силы и средства разведки частей, соединений и объединений пристально следили за действиями немецко-фашистских войск.

    Проходил час за часом, а в стане врага по-прежнему царила тишина. Что это значит? Почему противник ведет себя так необычно? Эти вопросы крайне интересовали и офицеров-разведчиков, и командиров всех степеней.

    Выдвигались, конечно, различные гипотезы, предположения в поисках истины.

    Наконец, решили. Да ведь это все закономерно. В течение последних пяти дней противник выдвигал к переднему краю свои войска и боевую технику, производил перегруппировку, готовясь к наступлению.

    В ночь на 4 июля противник занял исходное положение для наступления. Именно поэтому днем 4 июля не отмечается никаких перегруппировок и подхода его войск из глубины. Ведь нужен же по крайней мере один день для того, чтобы личный состав подразделений и частей противника отдохнул, осмотрелся и подготовился к атаке.

    Такой вывод был записан и в разведывательной сводке штаба Центрального фронта за 4 июля. В ней, в частности, говорилось, что противник закончил сосредоточение войск и подготовился к переходу в наступление, которое следует ожидать в ближайшие одни-двое суток.

    Однако такой вывод не мог в полной мере удовлетворить наше командование как с точки зрения временных факторов, так и с точки зрения знания направлений главных ударов немецко-фашистских войск.

    Известно, что командующими объединениями и соединениями на Орловско-Курской дуге была подготовлена артиллерийская и авиационная контрподготовка. Для наиболее эффективного ее проведения далеко еще недостаточно знать, когда противник перейдет в наступление. Нужно с точностью до часа, а лучше минуты рассчитать, в какое время противник покинет укрытия и изготовится к переходу в атаку. Именно в этот период его группировка наиболее уязвима, и ей можно нанести большие потери.


    Соответствующими командующими (командирами) и начальниками были отданы указания усилить разведку всех видов с целью установить точное время начала вражеского наступления. Среди различных способов достижения этой цели важная роль возлагалась на дивизии первого эшелона. Они должны были проведением поисков и засад захватить контрольных пленных и уточнить группировку, нумерацию и намерения противника.

    В числе многих поисковых групп, действующих в эту теплую ночь на 5 июля 1943 г., была группа 15-й Сивашской дивизии под командованием опытного и отважного разведчика лейтенанта Ивана Мелешникова.

    Поздно вечером группа разведчиков, перейдя передний край своей обороны, двигалась к объекту поиска, находящемуся на выс. 256. Огромная шапка высоты черным силуэтом вырисовывалась на поблескивающем звездами небе.

    Прислушиваясь и осторожно раздвигая высокую траву, впереди шли дозорные — сержант Андрей Иванов и ефрейтор Александр Гусынин. Вслед за ними на расстоянии зрительной связи двигались один за другим остальные 13 разведчиков, возглавляемые лейтенантом Мелешниковым. Не успели они преодолеть свое минное поле, как до тонкого слуха сержанта Иванова донеслась нерусская речь. Дозорные залегли в траве. Остальные сделали то же самое. Лейтенант бесшумно подполз к Иванову.

    — В чем дело? — спросил он у сержанта.

    — Впереди фрицы, — еле слышно прошептал тот в ответ.

    В самом деле, недалеко от дозорных четко вырисовывались силуэты людей. Обстановка для группы лейтенанта Мелешникова неожиданно и резко изменилась. Необходимость в проведении поиска в районе выс. 256 отпала. Враг сам шел в руки наших разведчиков. Нужно новое решение. «Только бы не ошибиться, не сорвать выполнение боевой задачи», — размышлял лейтенант.

    — Засаду! — приказал Мелешников и взглянул на часы. Было ровно 22 часа. После отдачи коротких распоряжений командиром разведчики быстро заняли указанные им посты и по сигналу лейтенанта дружно ударили по вражеским солдатам.

    В скоротечном бою 14 вражеских солдат было убито, двое, пользуясь ночной темнотой и местными предметами, бежали и один взят в плен. Пленным оказался сапер 6-й немецкой пехотной дивизии. Во время стрельбы он спрятался в канаву. Как только стрельба прекратилась, он был захвачен в плен.

    Вскоре разведчики с «добычей» возвратились в расположение наших войск. На допросе пленный показал, что немецко-фашистские войска приведены в полную боевую готовность и 5 июля в 2 часа по европейскому времени перейдут в наступление на орловско-курском направлении. Одновременно с этим, по показаниям пленного, начнется наступление на Курск с юга, со стороны Белгорода.

    Лейтенант Мелешников, понимая всю важность полученных сведений, принял решение как можно скорее вернуться в свое расположение и доложить их командиру дивизии.

    Звонили телефоны… Приблизительно в 1 час ночи по московскому времени показания пленного стали известны Военному совету и командующему Центральным фронтом генералу армии Рокоссовскому К. К.

    Перед Военным советом фронта встал вопрос: верить показаниям пленного или нет? От ответа на этот исключительно важный вопрос зависело решение о времени начала артиллерийской и авиационной контрподготовки наших войск.

    Командующий Центральным фронтом отдал приказ обрушить на противника всю мощь запланированных для этой цели огневых средств. Это решение дальновидного полководца, принятое на основе данных, добытых войсковой разведкой, сыграло важную роль не только в деле отражения первого удара немецко-фашистских войск, но и в последующем разгроме вражеских войск на Орловско-Курской дуге.

    Противник начал атаку в 5 часов 30 минут 5 июля 1943 г. Курская битва началась, и вместе с ней открылась новая страница бессмертных подвигов воинов Советской Армии, среди которых наши разведчики всегда занимали достойное место.

    Нетрудно заметить, что пленный сапер 6-й немецкой пехотной дивизии, его показания на допросе и выводы, сделанные нашим командованием, имели не только тактическое или оперативное, но и стратегическое значение.

    Данные, добытые войсковой разведкой 15-й Сивашской дивизии, трудно переоценить. Неудивительно поэтому, что они сразу приковали к себе внимание всех командиров и командующих.

    К чему приводит шаблон в организации поиска?

    Донесение о ночном поиске выглядело примерно так: «Убито до пятнадцати солдат и офицеров, подавлены две огневые точки противника, захвачен один телефонный аппарат». Командир разведывательного взвода был доволен результатом. Он еще раз перечитал донесение и подписался: лейтенант Кучеренко. Это было зимой 1943 года.

    Иначе встретили это донесение в штабе части. Лейтенанта вызвали к командиру, который сделал ему серьезное внушение. Разведка должна была добыть «языка» и выяснить, какими силами располагает противник на этом участке, каковы система его огня и намерения.

    Никакая удаль, никакие успехи не оправдают поиск, если в результате его проведения не захвачены пленные или документы, то есть не решена основная задача поиска.

    Лейтенант оправдывался, что слишком рано был замечен противником и поэтому его взвод не мог захватить пленного. В заключение он сказал, что понял свою ошибку и завтра обязательно приведет «языка». Однако и на следующий день повторилось то же самое: взвод при повторном проведении поиска был снова обнаружен противником, встречен ружейно-пулеметным огнем. Вспыхнули ракеты противника, освещая местность и приближающихся к расположению разведчиков. Поиск опять не дал результата. Вновь Кучеренко был вызван в штаб. Снова его поругали и отложили дело на завтра.

    Почему же лейтенант не добился успеха? Только ли он виноват в этом?

    Вся беда в том, что поиски проводились здесь на узком участке фронта, никто не отвлекал противника в других местах. Они начинались в обычное, уже установившееся время — в 2–3 часа ночи. Все это было слишком понятно для противника. Кроме того, разведчики ничего не знали о привычках врага, находящегося перед ними, о режиме его поведения, быте и обо всем том, что способствовало бы выполнению задачи. Ведущееся днем наблюдение было поверхностным, подслушивание ночью не велось.

    Разведкой удалось лишь установить незаминированные пути подхода к переднему краю вражеской обороны, но ведь этого слишком мало. Командир части, организующий поиск, понадеялся, что лейтенант Кучеренко со своими разведчиками сумеет добыть необходимые данные о противнике и объекте. В данной обстановке командиру части должно быть совершенно очевидно, что нельзя проводить поиск на одном и том же участке, да еще в одно и то же время. А почему бы не предпринять активные действия разведчиков на других участках фронта и в другое время, не видоизменить способы действий подразделений в поиске?

    Некоторые командиры, к сожалению, считают провал поиска незначительной неудачей. Это, мол, не проигранный бой: нет «языка» сегодня — будет завтра или послезавтра.

    Таким суждениям не может быть места в современном общевойсковом бою. Противник может безнаказанно перегруппироваться, организовать наступление на том или другом направлении, вывести или подвести новые подразделения.

    Можно, конечно, сказать, что разведка не ограничивается проведением поиска и захватом контрольного пленного. Имеется много других способов и средств разведки, применяя которые можно определить, что делает противник и к чему он готовится. Однако не следует забывать и опыт войны, когда говорили: «День без «языка» — это неприятное происшествие». И если так случается, то на следующий день должны быть предприняты чрезвычайные меры: изменены способы действий разведывательных органов, время и направления их действий, привлекаемые силы и средства, наконец, что имеет немаловажное значение, проявлена находчивость, военная хитрость и решительность в действиях.

    Как уже говорилось, успех поиска зависит от внезапности действий разведчиков. Это, пожалуй, самое главное и вместе с тем самое трудное в организации и проведении поиска. Действительно, можно добиться внезапности действий раз или два. Но как этого достигать ежедневно? Скептики считают такую задачу трудно разрешимой. Между тем если достаточно скрупулезно изучить противника, присмотреться к его привычкам и повадкам, не пропускать ни одного его шага, то можно каждый раз находить новые способы действий и добиваться успеха в разведывательной деятельности наших войск. Об этом всегда помнили разведчики в Великую Отечественную войну, не должно забывать эти принципы молодое поколение советских воинов и теперь.

    Засада

    Засада как способ разведки заключается в заблаговременном и скрытном расположении подразделения (группы) на ожидаемом или вероятном пути движения одиночных военнослужащих или небольших групп противника для внезапного нападения на них с целью захвата пленных, документов, образцов вооружения, боевой техники или снаряжения.

    По опыту минувшей войны засады устраивались как при подготовке наступления, так и в ходе боевых действий в любое время суток и любую погоду. Места для засад выбирались вблизи троп, дорог, преднамеренно поврежденных линий проводной связи, у источников воды, переправ, мостов, в проходах заграждений, ходах сообщения и других местах, где наиболее вероятно появление одиночных солдат, офицеров или небольших групп противника.

    В зависимости от обстановки засады устраивались на переднем крае противника, перед передним краем наших передовых (охраняющих) подразделений, в расположении своих войск, а также в глубине расположения противника.

    Объектом нападения при действиях в засаде обычно являлись: одиночные солдаты (связной, офицер связи, подносчик боеприпасов), небольшие группы солдат и офицеров, следующие в пешем порядке или на наземных средствах передвижения, подразделения разведки и охранения и т. п.

    Засада по сравнению с другими способами разведки имеет ряд преимуществ. Подразделение (группа), находящееся в засаде, всегда располагает большими возможностями для внезапного нападения, так как противник, не подозревая об опасности, неожиданно попадает в руки разведчиков и не в состоянии оказать организованного сопротивления. Действуя из укрытия с близкого расстояния, разведчики могут небольшими силами и в короткое время успешно выполнить задачу и нанести противнику потери. В годы Великой Отечественной войны внезапное нападение из засады в большинстве случаев завершалось захватом пленных, документов, образцов вооружения или боевой техники противника. Вот несколько примеров.

    Допросом пленных, принадлежащих 28-й легкой пехотной дивизии, было установлено, что на участке южнее Котовицы одна из частей их дивизии сменилась прибывшими из глубины подразделениями.


    Командование поставило начальнику разведки дивизии задачу — захватив пленных и документы, установить в районе Котовицы группировку частей противника и его намерения.

    Перед передним краем обороны противника р. Волхов, покрытая льдом, ширина которой в этом районе от 100 до 150 м. От западного берега р. Волхов до переднего края обороны немцев местность открытая, с болотными порослями и подъемом в сторону противника, оборона которого состояла из дзотов (расположенных один от другого на расстоянии 200–250 м) и открытых пулеметных площадок. В глубине обороны, в 100–125 м от огневых точек, находились жилые землянки на четыре — восемь человек каждая. Перед передним краем обороны противника имелось проволочное заграждение в два кола и минное поле в два ряда.

    Порядок подготовки и проведения засады. Начальник разведки дивизии майор Ковалев наметил район действий в 200 м северо-восточнее Котовицы и решил захватить пленного методом засады. Местность впереди объекта простреливалась двумя пулеметами противника.

    Разведывательная группа, состоящая из 16 человек, была разбита на три подгруппы: разграждения — три человека, прикрытия — шесть человек и захвата — шесть человек. Старший подгруппы захвата — старший сержант Кунявский.

    В течение трех суток разведчики вели непрерывное подслушивание и наблюдение за противником. Были засечены огневые точки противника, определен режим его огня и намечены пути подхода к переднему краю. Кроме того, установили, что противник пользуется для связи между дзотами траншеей, причем днем посыльные ходят по траншеям очень редко, а с наступлением темноты движение увеличивается. Решили организовать засаду ночью непосредственно в траншее противника.

    К огневому обеспечению действий разведывательной группы привлекались артиллерийский дивизион и три станковых пулемета. Ночью, накануне выступления разведчиков, орудия были выдвинуты на заранее подготовленные позиции.

    15 декабря в 18 часов разведчики переправились по льду на западный берег р. Волхов. Командир разведывательной группы лейтенант Мулин выслал подгруппу разграждения для проделывания прохода в заграждениях противника. Через 45 минут от подгруппы разграждения прибыл связной, доложивший о готовности прохода.



    Засада в траншее противника, организованная 15 декабря 1943 г. в районе Котовицы


    Бойцы подгруппы захвата, пройдя проход в проволочном заграждении, подползли к намеченному объекту. Вслед за ними двигалась подгруппа прикрытия, которая расположилась левее подгруппы захвата. Подгруппа разграждения охраняла проход в проволочном заграждении.

    Через 10–15 минут в траншее показались три немецких солдата, громко разговаривавшие. Когда гитлеровцы поравнялись с разведчиками подгруппы захвата, старший сержант Кунявский скомандовал: «Руки вверх!» Немцы подняли крик и стали стрелять из винтовок. Разведчикам пришлось открыть огонь из автоматов. Двое немцев были убиты, а третьего — раненого — разведчики взяли в плен и начали отходить в свое расположение. Вдруг из расположенной справа землянки выбежало еще несколько гитлеровцев. Солдаты подгруппы прикрытия уничтожили их гранатами и огнем из автоматов. Когда подгруппа захвата отошла к проволочному заграждению, командир разведывательной группы дал сигнал «три красные ракеты». Артиллерия и пулеметы открыли огонь.

    Разведывательная группа под прикрытием огня артиллерии отошла на восточный берег р. Волхов, захватив в плен раненого немецкого солдата 2-й роты 561-го штрафного батальона. На допросе пленный показал, что 49-й пехотный полк 28-й легкой пехотной дивизии, действительно переброшенный на другой участок фронта, заменен штрафным батальоном. Кроме пленного, были захвачены трофеи — две винтовки и один ручной пулемет.

    Задача, поставленная перед разведывательной группой, была выполнена. Однако нельзя не заметить, что действия группы были не из лучших. Видимо, командиру подгруппы захвата не следовало преждевременно подавать немцам команду, целесообразнее было напасть на них бесшумно, тогда подкрепления немцев могло и не быть.

    Действия разведывательной группы в засаде 13 декабря 1943 г.

    Части 173-й стрелковой дивизии готовились к наступлению в районе г. Орша. Между передним краем обороны противника и нашими передовыми траншеями проходила нейтральная полоса шириной до 1 км, которая представляла собой балку, являвшуюся естественным препятствием как с нашей стороны, так и со стороны противника. В балке, ближе к проволочному заграждению противника, находился пруд.

    Наблюдением с наших передовых траншей удалось установить, что гитлеровцы часто ходят к пруду за водой. Замечено было также, что немецкие солдаты, как правило, выходили за свой передний край группами в пять-десять человек.

    Офицер разведки полка решил организовать засаду у пруда с целью захвата пленного.

    Для выполнения этой задачи была отобрана разведывательная группа в составе восьми человек во главе с гвардии сержантом Котовым. 13 декабря, с наступлением темноты, наши разведчики ползком преодолели нейтральную полосу и приблизились к проволочному заграждению противника. Они обнаружили, что в одном месте проволочного заграждения, к которому протоптана тропа, разорваны нижние нити. Напрашивался вывод: фашисты именно здесь проходят к пруду.

    Построение группы было следующим: четверо разведчиков расположились по сторонам прохода в проволочном заграждении. Их задача — после того как немецкие солдаты выйдут за проволочное заграждение и направятся к пруду, закрыть проход и не дать им возможности повернуть назад. Четверо разведчиков расположились у пруда с задачей — стремительным броском напасть на приближающихся к пруду немецких солдат и захватить их в плен.

    Разведчики тщательно замаскировались. Через несколько минут до них донесся шум шагов. Лежавшие у проволоки бойцы первыми заметили немецких солдат, которых было человек восемь. Вот они подошли к проволоке, огляделись по сторонам, пошептались и по одному стали подлезать под проволоку. Затем трое из них направились к пруду, а остальные залегли у проволоки. Те, что ушли за водой, были без оружия, а у оставшихся были винтовки.

    Едва три немца поравнялись с подгруппой нападения, она стремительно набросилась на них. Двоих разведчики прикончили, а одного захватили в плен. Немецкие солдаты, оставшиеся у проволоки, бросились бежать в свое расположение, но несколькими очередями из автоматов были уничтожены. Таким образом, семь гитлеровцев были убиты и один захвачен в плен. Разведчики забрали личные документы убитых, трофейное оружие и, конвоируя пленного, возвратились в свое расположение.

    Как видно из примера, действия наших разведчиков были правильными: нападение организовано внезапно и бесшумно, в результате чего пленный взят без потерь со стороны наших разведчиков.

    Показания захваченного связиста оказались весьма ценными. Он сообщил не только о расположении пехотных, артиллерийских и других подразделений, но и об их укомплектованности, расположении командных пунктов, узлов связи, что сыграло решающую роль в успехе наступления полка. Задача наступления была выполнена при минимальных потерях со стороны наших войск. В свою очередь, на поле боя осталось уничтоженными свыше 20 орудий и 10 танков противника. Взято в плен более 40 человек, из них три офицера.

    Засада на вероятном пути действия разведки противника

    В течение 20 и 21 января 1944 г. противник вел усиленное наблюдение за передним краем нашей обороны в районе 2 км юго-восточнее Заслонино, а в 12 часов 21 января произвел пристрелку наших огневых средств на переднем крае обороны в районе безымянной высоты.

    Действия противника указывали, что он намерен для изучения нашей обороны провести разведку с целью захвата пленных. Наиболее вероятно было, что разведчики противника станут выдвигаться к расположению наших обороняющихся подразделений через кустарник, находящийся в нейтральной полосе. Это обеспечило бы ему скрытное выдвижение к переднему краю.

    В целях противодействия разведке противника командиру стрелкового взвода младшему лейтенанту Глухову командиром полка была поставлена задача: не допустить разведку противника к переднему краю нашей обороны, организовать засаду и захватить пленных.

    Для выполнения задачи командир взвода назначил 14 человек, вооруженных ручным пулеметом, автоматами и гранатами. Шесть из них были назначены в подгруппу нападения, остальные — в подгруппу огневого обеспечения. План действий в засаде сводился к следующему: с наступлением темноты разведчики выдвигаются в кустарник и занимают позиции фронтом на северо-запад. Подгруппа обеспечения располагается севернее, а подгруппа захвата — южнее. Когда противник подойдет к месту засады, подгруппа обеспечения пропустит впереди идущих солдат противника, а остальных фашистов уничтожит огнем в упор из пулемета, автоматов и забросает гранатами. Подгруппа захвата после выполнения задачи с пленными и документами убитых отходит под прикрытием подгруппы обеспечения, а подгруппа обеспечения отходит под прикрытием огневых средств стрелковых подразделений, занимающих оборону на переднем крае.


    Засада на пути движения разведки противника


    21 января, как только сгустились сумерки, группа разведчиков вышла в район засады. Командир взвода проверил экипировку личного состава, знание каждым разведчиком своих обязанностей, установил тщательное наблюдение за передним краем обороны противника и предполагаемым направлением выдвижения фашистских разведчиков.

    С наступлением темноты и до 3 часов 22 января противник периодически освещал местность ракетами. Потом все поглотила ночь. Наши разведчики насторожились. Не маскирует ли противник выдвижение своих разведывательных подразделений? Действительно, через 30 минут младший лейтенант Глухов обнаружил группу противника, двигающуюся к переднему краю нашей обороны. Он предупредил личный состав о подходе противника. Все были готовы встретить ожидаемого врага во всеоружии.

    Вскоре разведчики обнаружили, что впереди идут четыре немецких солдата, а за ними, на удалении 10 м, следовала другая группа в составе 16–20 человек. Когда они приблизились к засаде на расстояние 30 м, младший лейтенант Глухов подал команду «огонь».

    Подгруппа огневого обеспечения открыла огонь и начала забрасывать противника гранатами. В это же время подгруппа нападения атаковала шедших впереди четырех солдат противника. Два солдата были убиты очередью из автомата, а двое захвачены в плен.

    Выполнив задачу, разведчики без потерь возвратились в свое расположение.

    Пленные, как удалось установить на допросе, принадлежали к 5-й роте 274-го ПП 96-й ПД. Противник направлял свою группу для захвата пленных из состава наших обороняющихся подразделений. Однако гитлеровские вояки сами оказались под огнем советских разведчиков. Лишь двум солдатам противника «повезло»: они были пленены, все остальные — уничтожены.

    Этот пример еще раз подтверждает, что в минувшую войну для устройства засад, как и для проведения поисков, привлекался личный состав не только разведывательных, но и стрелковых подразделений.

    При тщательной подготовке действия личного состава тех и других подразделений обычно приносили успех.

    В современных условиях для устройства засад и проведения поисков, особенно перед передним краем обороны противника и в его ближайшей глубине, требуется широко привлекать личный состав мотострелковых и танковых подразделений. Опыт послевоенных учений показывает, что, имея непосредственное соприкосновение с противником, эти подразделения могут в ряде случаев в более короткий срок наиболее удачно выбрать удобный объект для проведения поиска или место для устройства засады, подготовить и провести их. Кроме того, когда поиски и засады проводятся стрелковыми (танковыми) подразделениями, можно более легко организовать их огневое обеспечение средствами полков и батальонов первого эшелона.

    Засада в расположении противника вблизи его переднего края

    В середине декабря 1944 г. старшему сержанту Дудке была поставлена командиром полка задача захватить пленного в районе фл. Бахув с целью проверки данных о группировке, нумерации и системе огня противника на данном участке фронта. В течение двух суток старший сержант Дудка с двумя разведчиками изучал оборону противника и местность в районе предстоящих действий, намечал пути движения к его расположению и готовил личный состав к выполнению задачи.

    Наблюдением и ночными вылазками к переднему краю обороны противника разведчики установили, что промежуток между опорными пунктами фл. Бахув и Дольне подразделениями противника не занимается. Это давало возможность скрытно проникнуть за передний край, где по дороге фл. Бахув — Зулча отмечалось двустороннее движение одиночных солдат и небольших групп противника.

    Свое решение захватить пленных в расположении противника путем устройства засады старший сержант основывал на том, что уже несколько раз разведывательными и стрелковыми подразделениями проводились поиски на переднем крае. Это привело к повышению бдительности противника. Большинство проведенных поисков заканчивалось неудачно: разведчики возвращались в свое расположение, не выполнив задачи и понеся потери.



    Решение старшего сержанта Дудки одобрил начальник разведки и утвердил командир полка. Старший сержант приступил к тренировке личного состава.

    Он отобрал лишь пять разведчиков и двух саперов. Все разведчики группы в совершенстве владели способами скрытного передвижения на местности и приемами рукопашного боя.

    15 декабря 1944 г. старший сержант Дудка вывел группу в расположение первой траншеи своих войск и отдал боевой приказ.

    Артиллерия и минометы, назначенные для обеспечения действий разведчиков, подготовили огонь по опорным пунктам противника в районах фл. Бахув и Дольне.

    С наступлением темноты разведчики по заранее изученному маршруту уверенно приблизились к переднему краю обороны противника. Когда до проволочного заграждения оставалось 50 м, старший сержант подал сигнал. Все залегли. В течение 10 минут они внимательно прислушивались. На переднем крае противника было тихо. Лишь изредка вдали местность освещалась ракетами.

    Командир группы приказал саперам подползти к проволочному заграждению и проделать в нем проход. Два сапера, умело работая ножницами, бесшумно проделали проход в проволочном заграждении. Разведчики один за другим быстро переползли за проволоку. Саперы вновь заделали проход, чтобы противник не смог установить проникновение в его расположение нашей разведки.

    Убедившись, что их не обнаружили, разведчики переползли через полуразрушенную траншею противника, а затем, поднявшись в полный рост, пошли к месту засады.

    Планом действий предусматривалось, что, если во время выдвижения к месту засады группа встретится с одиночными солдатами противника, разведчики продолжают движение и, приблизившись к немцам, по команде старшего сержанта Дудки нападают на них и захватывают в плен. При встрече с превосходящим по силе противником разведчики огнем в упор наносят ему потери, стремительно атакуют и при возможности захватывают в плен оставшихся в живых солдат и офицеров, а затем отходят в расположение своих войск.

    При выдвижении к месту засады разведчики не встретили противника и не замеченные им приблизились к дороге фл. Бахув — Зулча. Внимательно осмотревшись, они увидели недалеко от места своего расположения блиндаж. Двое по приказанию старшего сержанта осмотрели его и доложили, что блиндаж полуразрушен и противником не занят.

    Приближался рассвет, и на отход группы оставалось мало времени. Старший сержант Дудка решил укрыть разведчиков в блиндаже, просидеть в нем весь день, а вечером захватить пленного и вернуться в свое расположение.

    Весь день 16 декабря 1944 г. разведчики находились в блиндаже и с помощью перископа вели наблюдение за противником. Им удалось обнаружить два самоходных орудия, замаскированных на южной окраине Зулча, и наблюдательный пункт на безымянной высоте в 700 м северо-восточнее населенного пункта.

    С наступлением темноты разведчики вышли из блиндажа, расположились цепью в 15 м от него и тщательно замаскировались в кустах.

    В 19 часов они увидели двух солдат противника, идущих по дороге из Зулча к фл. Бахув. Как только гитлеровцы поравнялись с местом засады, четыре разведчика во главе с командиром группы набросились на них и захватили в плен.

    Разведывательная группа вместе с пленными начала отходить. Перед разведчиками стояла задача незамеченными перейти передний край обороны противника.

    Внимательно прислушиваясь, они уверенно шли по намеченному ранее маршруту. При подходе к переднему краю противника разведчики залегли. Дудка выслал двух саперов для проделывания прохода в проволочном заграждении.

    В это время по траншее Дольне в направлении фл. Бахув шли два солдата противника. Они обнаружили саперов, находящихся у проволоки. Один из них, что-то сказав своему напарнику, выхватил гранату, но меткая очередь из автомата скосила обоих гитлеровцев.

    Саперы быстро разрезали проволоку, и через несколько секунд проход был готов.

    Старший сержант Дудка оставил с собой двух разведчиков, а остальным приказал отходить и конвоировать пленных. Спустя несколько минут начал отходить и командир группы с двумя разведчиками.

    Когда группа разведчиков находилась на своем переднем крае, противник открыл пулеметный огонь, но было уже поздно.

    Разведчики, захватив двух пленных 6-й роты 574-го пехотного полка 304-й пехотной дивизии, без потерь возвратились в свое расположение.

    Правильный выбор места засады, выдержка, умелые действия командира группы и всех разведчиков, решительность действий, взаимная выручка явились залогом успеха засады.

    В результате допроса пленных были уточнены нумерация и группировка противника на участке фл. Бахув, Дольне.

    Засада на фланге обороны дивизии

    10 декабря 1943 г. наши наступающие соединения и части встретили сильное сопротивление противника на рубеже Аджамка, Червоный Яр, Веселый, южная окраина Ингуло-Каменка, Ново-Савицкое, южная окраина Батызман, Котенкове. Дальнейшее продвижение наших частей было остановлено на заранее подготовленном рубеже.

    Вероятно, противник готовился к активным действиям, но привлекаемые для этого силы и средства, а также его намерения были еще не ясны.

    На левом фланге наших соединений, перед образовавшимся выступом, разведка установила прибытие 17-й танковой дивизии противника из глубины в район Васильевка, Никифоровка. О сосредоточении противника на правом фланге выступа в районе Покровское, Козыревка, Клинцы ничего не было известно. Требовалось немедленно установить район сосредоточения противника на направлении Новгородка, Клинцы.

    Из-за неблагоприятных метеорологических условий воздушная разведка существенных данных о подходе и сосредоточении сил противника в район Покровское, Козыревка, Клинцы дать не смогла. Вся тяжесть разведки тактической глубины расположения противника ложилась на плечи соединений и частей первого эшелона.

    Необходимо было прежде всего установить, нет ли подхода и сосредоточения войск противника в районах юго-восточнее Кировограда.

    По данным разведки было известно, что противник на рубеже Червоный Яр, Веселый имел наиболее выгодный рубеж, где заранее подготовил организованную оборону. Юго-западнее и южнее Веселый противник не имел сплошной обороны. Местность в том районе холмистая, изрезанная множеством балок. Она плохо просматривалась с наземных наблюдательных пунктов.

    Для ведения разведки резервов противника в тактической глубине на кировоградском направлении было организовано несколько групп разведчиков в составе пяти-шести человек. Каждая группа получила конкретную задачу, определенный район, время начала и окончания действий.

    10 декабря во второй половине дня несколько групп разведчиков заняли исходные пункты в готовности к ведению разведки.

    До наступления темноты они наблюдали за действиями противника, изучали местность и выбирали скрытые места для проникновения через боевые порядки противника, и особенно в промежутки между ними.

    Группа старшего сержанта Костина имела задачу установить, нет ли подхода и сосредоточения свежих сил противника, особенно моторизованных, в районах Покровское, Козыревка, Клинцы, и наличие гарнизонов противника в этих населенных пунктах. При возвращении в свое расположение надлежало захватить пленного.

    В ночь на 11 декабря группа старшего сержанта Костина, используя промежутки в боевых порядках противника, благополучно проникла через линию фронта противника и к утру вышла на северные скаты высоты с курганом южнее Червоный Яр. Разведчики замаскировались и в течение дня вели наблюдение за населенным пунктом и движением противника по прилегающим дорогам. Было установлено, что в этом районе имеется двустороннее движение автомобилей по дороге Приволье, Аджамка и наличие противника в Червоный Яр, Аджамка и Приволье.

    С наступлением темноты 12 декабря группа обошла Приволье с севера и двинулась в направлении Клинцы. Разведчики шли от укрытия к укрытию осторожно, прислушиваясь к шуму моторов и различным звукам. Когда достигли южных скатов безымянной высоты северо-восточнее Клинцы, наступил рассвет. Здесь группа замаскировалась и начала вести наблюдение за движением противника по дороге Кировоград — Клинцы.

    В результате наблюдения днем 13 декабря разведчики установили в юго-восточной части Клинцы скопление пехоты и танков. На восточной окраине Клинцы и южнее производились окопные работы.


    Разведка на фланге дивизии


    Ночью трое разведчиков проникли в деревню Клинцы и с помощью местных жителей установили численность гарнизона и наличие в нем танков. Оставалось захватить пленного. Командиром группы было принято решение устроить засаду в районе южнее Покровское.

    При подходе к Покровское разведчики обнаружили на юго-восточной окраине населенного пункта свежие, только что вырытые ячейки. Продолжая наблюдение, они заметили двустороннее движение противника по дороге Покровское — Николаевка. Здесь и было выбрано место для засады.

    Старший сержант Костин разбил группу на две подгруппы и расположил их в кюветах по обеим сторонам дороги.

    В 20 часов 13 декабря было замечено, что по дороге к засаде с северо-запада в направлении Николаевка движется свыше взвода пехоты противника. Через 10 минут взвод вошел в расположение засады, не замечая ее. Командир группы не решился на атаку из-за большого численного превосходства противника, а предпочел пропустить взвод и ждать появления меньшей группы. Такое решение, учитывая, что группа разведчиков была всего лишь в составе шести человек и действовала в расположении противника, было благоразумным.

    Вскоре на дороге показался бегущий немецкий солдат, видимо, отставший от взвода. Когда он поравнялся с засадой, разведчики с двух сторон дороги набросились на него, выбив из его рук автомат. Захват пленного произошел без единого выстрела.

    В эту же ночь разведчики достигли линии фронта, незаметно прошли через боевые порядки противника и без потерь возвратились в свое расположение.

    Доставленный пленный принадлежал 2-й роте 111-го мотострелкового полка 11-й танковой дивизии. О ее сосредоточении в данном районе наше командование не располагало ранее достоверными данными.

    В ночь на 14 декабря для разведки района Козыревка, Калиновка была выслана группа разведчиков под командованием старшего лейтенанта Зубарева, которая подтвердила имеющиеся данные о скоплении автомобилей, бронетранспортеров и пехоты в деревне Козыревка, обнаружила свежие следы танков от Козыревка на Покровское и усиленное движение транспорта по дорогам к линии фронта. Затем группа проникла в деревню Калиновка, где противника не оказалось.

    Кроме высланных групп разведчиков, было организовано усиленное наблюдение с наблюдательных пунктов и постов соединений, частей и подразделений, которые установили усиленное движение автомобильного транспорта к линии фронта и обратно на участке Андреевка, Тарасовка, в то время как несколько дней назад в этом районе отмечалось лишь слабое движение гужевого транспорта.

    В результате данных, полученных из различных источников, было установлено, что из района юго-западнее Знаменка в район Покровское, Козыревка, Клинцы подходит 11-я ТД противника, имея задачу совместным ударом с 17-й ТД окружить и уничтожить наши войска в районе Новгородка.

    Таким образом, замысел противника был своевременно раскрыт разведкой. Благодаря принятым контрмерам маневр противника на окружение и уничтожение наших соединений потерпел неудачу.

    Этот пример показывает, как небольшие по своему составу подразделения (группы) разведчиков успешно вели разведку на флангах соединений и частей. Особое значение их действия приобретали в неблагоприятных метеорологических условиях для ведения воздушной разведки.

    В настоящее время быстро меняющаяся обстановка, скоротечные боевые действия войск по разобщенным направлениям, наличие больших, чем прежде, промежутков в боевых порядках соединений и частей (подразделений) еще более повышают ответственность разведки за фланги и требуют привлекать для этого все виды разведки, в том числе и войсковой.

    Разведка боем

    В период Великой Отечественной войны разведка боем в обороне находила широкое применение. Этим способом разведки добывались наиболее достоверные и точные сведения о группировке войск противника, его подготовке к наступлению и системе огня. В ходе разведки боем, как правило, захватывались пленные, документы, образцы вооружения и боевой техники.

    Разведку боем в обороне предусматривалось проводить в различных условиях обстановки. Наиболее характерными из них являлись следующие.

    Во-первых, когда ожидалось наступление противника, а его группировка, способ и время перехода в наступление, а также направление главного удара были неизвестны или требовали уточнения и установить это другими средствами и способами разведки не удавалось. В этих условиях разведка велась с целью добывания данных, позволяющих определить нумерацию, силы, состав, группировку, способ перехода противника в наступление, направление главного удара и исключить возможность внезапного перехода его в наступление.

    Во-вторых, перед началом нашей контрподготовки, когда разведывательных данных о составе главной группировки противника и объектах поражения было недостаточно, а добыть их другими способами разведки не представлялось возможности. В этом случае перед разведкой боем ставилась цель исключить нанесение ударов нашими огневыми средствами по второстепенным объектам противника. В результате такой разведки можно было уточнить (установить) группировку войск противника, которая находится в непосредственном соприкосновении с обороняющимися и подлежит огневому поражению (подавлению).

    В-третьих, в период нашей контрподготовки или после ее проведения. Целью разведки в такой обстановке являлось уточнение боеспособности и группировки противника, а также внесение замешательства в его войска, изготовившиеся или развертывающиеся для наступления.

    В подобных условиях обстановки может оказаться целесообразным проводить разведку боем и в будущей войне.

    Разведка боем во всех случаях вынуждала противника раскрывать имеющиеся в его распоряжении огневые средства и группировку войск, которые до этого он тщательно скрывал. Кроме того, подразделения, ведущие разведку боем, ворвавшись в расположение противника, добывали наиболее достоверные сведения о системе огня, группировке, характере занимаемых позиций, нумерации войск, захватывали пленных и документы убитых.

    Так, в апреле 1944 г. группировка противника и его намерения перед фронтом обороны 1-го стрелкового корпуса были неясны. Наблюдением и подслушиванием отмечались двустороннее движение подразделений и мелких групп противника, изменение режима огня и частое появление на его переднем крае рекогносцировочных групп. На протяжении двух недель ни поисками, ни засадами, ни действиями разведывательных групп в тылу противника не удавалось вскрыть сущности проводимых противником мероприятий.

    В оценке противника имелись различные мнения. То ли противник производит перегруппировку и смену частей 95-й и 6-й пехотных дивизий, а может, скрытно готовится к ведению наступательных действий на данном направлении.

    Было принято решение провести разведку боем на трех направлениях. Для этой цели от 306, 204 и 179-й стрелковых дивизий командиром корпуса было приказано выделить по одной стрелковой роте. Для оказания огневой поддержки каждой стрелковой роте назначалось: два-три артиллерийских дивизиона 76-мм орудий, одна-две батареи 120-мм минометов, одна-две роты 82-мм минометов, 5–14 орудий для стрельбы прямой наводкой.

    На подготовку к разведке боем было отведено трое суток.

    В результате проведения разведки боем удалось не только установить перегруппировку войск немцев, но и с достаточной полнотой изучить вновь созданную группировку противника, вскрыть систему его огня и намерения.

    При проведении разведки боем было захвачено семь пленных и уничтожено до 100 солдат и офицеров противника.

    Разведка боем в обороне представляла собой не первичное, а как бы итоговое разведывательное мероприятие. Опыт, приобретенный в годы прошлой войны, показал, что наиболее полно противостоящего противника на переднем крае и в его ближайшей глубине можно изучить прежде всего в результате проведения разведки этим способом.

    Разведка боем стрелковым батальоном

    Перед фронтом 191-й стрелковой дивизии в течение длительного времени поисками и засадами не удавалось захватить пленного и проверить группировку противника.

    Гитлеровцы совершенствовали и свою оборону. Опорные пункты были соединены траншеями и ходами сообщения. Перед передним краем и в глубине расположения противника имелись проволочные заграждения, противотанковые и противопехотные минные поля. В расположении немцев наблюдением было установлено наличие нескольких дзотов. Средствами артиллерийской разведки были засечены две 105-мм вражеские артиллерийские батареи, расположенные в районе Дубки, на южной окраине Долгая Нива — батарея 120-мм минометов.



    Штаб дивизии располагал весьма ограниченными данными о группировке, нумерации, системе огня противника, составе и расположении его тактических резервов. Не удалось точно засечь огневые позиции артиллерии немецко-фашистских войск в районе выс. 105,7, которая не раз вела огонь по боевым порядкам 552-го стрелкового полка. Наше командование беспокоили также производимые противником передвижения в его расположении.

    2 июня 1944 г. командир дивизии, не удовлетворившись такими неполными данными, принял решение провести разведку боем силами стрелкового батальона в районе Долгая Нива. Задача была возложена на командира 552-го стрелкового полка и начальников, обеспечивающих разведку боем.

    Подготовка разведки боем. Командир дивизии для ведения разведки назначил 2-й батальон, находящийся во втором эшелоне 552-го стрелкового полка, и приказал командиру этого полка доукомплектовать батальон личным составом, вооружением и вывести его в тыл для подготовки и проведения тренировок. Начальнику штаба и начальнику разведки дивизии комдив дал указания организовать разведку противника наблюдением, техническими средствами и действиями небольших групп разведчиков в боевых порядках подразделений, проводящих разведку боем. Эти группы разведчиков предназначались для захвата пленных. Одновременно начальнику артиллерии дивизии было приказано произвести расчет необходимого количества огневых средств и снарядов для обеспечения действий батальона при проведении разведки боем.

    На период проведения разведки боем командир дивизии приказал создать сеть офицерских наблюдательных пунктов и постов с тем, чтобы просматривать расположение противника и местность перед фронтом 2-го батальона и на флангах до рубежа Дубки, выс. 105,7, Сланы. Для ведения наблюдения за противником привлекались офицеры штаба и офицеры левофлангового полка. Обобщенные данные командир дивизии приказал доложить ему к 8 часам в день проведения разведки боем.

    Работа командира и штаба дивизии по подготовке разведки боем включала осуществление следующих основных мероприятий: принятие решения на ее проведение; постановку боевой задачи командиру батальона и поддерживающим огневым средствам; организацию взаимодействия батальона с поддерживающей артиллерией, минометами, противотанковыми средствами, пулеметами, а также огневыми средствами 552-го стрелкового полка; разработку плана проведения разведки боем; организацию управления и связи; организацию разведки различными силами и средствами в период проведения разведки боем; организацию боевого и политического обеспечения; организацию боевой подготовки батальона и поддерживающих огневых средств; инженерное обеспечение разведки боем (проделывание проходов в своих заграждениях и заграждениях противника, подготовка средств для преодоления и постановки заграждений в глубине обороны противника); организацию выхода батальона в исходное положение и проверку его готовности к выполнению задачи.

    Принимая решение на проведение разведки боем, командир дивизии определил задачу батальона, какими опорными пунктами противника необходимо овладеть, ширину фронта наступления, направление главного удара батальона и наиболее целесообразное построение его боевого порядка, задачи огневых средств по поддержке разведки боем и другие вопросы.

    Важное значение командир дивизии придавал захвату населенного пункта Долгая Нива и безымянной высоты в 300 м севернее него.

    Выход батальона на этот рубеж давал возможность получить ответы на многие вопросы, так как, во-первых, с западных скатов безымянной высоты и западной окраины Долгая Нива можно было просматривать и простреливать глубину расположения противника до рубежа Дубки, Сланы; во-вторых, если противник, потеряв населенный пункт Долгая Нива, не попытается восстановить положение, это означало бы, что оборона его главных сил проходит западнее этого рубежа; в-третьих, если противник будет защищать Долгая Нива, то, естественно, он введет в действие значительную часть своих резервов и огневых средств, которые будут засечены нашей разведкой, и, наконец, захватом пленных и документов можно уточнить группировку, нумерацию и намерения противника перед фронтом дивизии.

    Командир дивизии определил следующий состав подразделений для проведения разведки боем: 2-й батальон 552-го стрелкового полка, усиленный пулеметной ротой, ротой 82-мм минометов, двумя взводами противотанковых орудий, взводом полевой артиллерии, взводом саперов и отделением противотанковых ружей. Кроме того, для огневого обеспечения действий батальона выделялись четыре артиллерийских дивизиона, батарея 120-мм минометов и 12 орудий для стрельбы прямой наводкой.

    Личный состав батальона был вооружен ручными пулеметами, автоматами, винтовками и гранатами.

    Количество огневых средств, необходимых для разведки боем, определялось в зависимости от характера действий противника, наличия его выявленных и вероятных целей (объектов), подлежащих уничтожению или подавлению, плотности инженерных сооружений, которые должны быть разрушены огнем артиллерии и минометов в период подготовки атаки, и огневых задач, связанных с обеспечением боя батальона. Определяя потребность усиления батальона подразделениями других родов войск и специальных войск, командир дивизии исходил из условий обстановки и задач, которые стояли перед ними или могли возникнуть в ходе боя.

    Производя анализ средств усиления и поддержки, выделяемых для обеспечения разведки боем в годы Великой Отечественной войны, следует заметить, что они были в несколько раз большими, чем при наступлении эквивалентных стрелковых и танковых подразделений. Это вполне понятно, так как подразделения, участвующие в разведке боем, действовали на отдельных разобщенных направлениях при наличии открытых флангов.

    В данном примере разведка боем проводилась стрелковым батальоном лишь в полосе одной дивизии. В подобной обстановке возникала необходимость подавлять огневые средства противника на фронте, значительно превышающем фронт наступления батальона, так как противник в целях противодействия батальону имел возможность привлечь свои средства поражения, находящиеся на значительном удалении от подразделений, которые вели разведку боем.

    Задачу на разведку боем командир дивизии поставил на местности в присутствии командира 552-го стрелкового полка на выс. 101,4. Командиру батальона он указал передний край, опорные пункты, силы и состав противника, возможные районы расположения ближайших резервов и вероятные направления их контратак, а также место нахождения его огневых средств, заграждений и оборонительных сооружений. Затем он разъяснил, какие части и подразделения придаются батальону и поддерживают его.

    Задачей батальона явилось: стремительной атакой под прикрытием артиллерийского и минометного огня овладеть рубежом Долгая Нива и безымянной высотой 268 севернее его. После чего удерживать захваченный рубеж до особого распоряжения. В ходе проведения разведки боем предполагалось уточнить характер обороны противника, систему его огня, захватить пленных и документы.

    При организации взаимодействия командир дивизии определил командирам приданных и поддерживающих средств цели и задачи разведки боем и последовательность их решения; исходные позиции подразделений батальона, огневые позиции артиллерии, минометов и орудий, выделенных для стрельбы прямой наводкой. Он указал также время готовности огневых средств; порядок артиллерийской подготовки атаки и объекты, подавляемые огнем артиллерии и минометов в этот период; до какого рубежа и каким методом осуществить огневую поддержку; как обеспечить фланги и закрепление подразделениями захваченных рубежей.

    В период подготовки к разведке боем батальон был доукомплектован.

    При организации взаимодействия были решены и вопросы согласования усилий с батальонами первого эшелона, на участках которых предстояло провести разведку боем.

    План проведения разведки боем разрабатывался оперативным отделением штаба дивизии с привлечением начальника разведки, начальника артиллерии и дивизионного инженера.

    Получив от командира дивизии задачу, командир батальона уяснил ее и определил, какие мероприятия необходимо провести для подготовки боя, произвел расчет времени и отдал необходимые распоряжения. После этого он организовал изучение района предстоящих действий, провел рекогносцировку и принял решение.

    На рекогносцировке командир батальона прежде всего ориентировал командиров подчиненных и поддерживающих подразделений на местности, назначил ориентиры и ознакомил офицеров с боевой задачей.

    По окончании рекогносцировки командир батальона принял решение и отдал устный боевой приказ. В приказе он объявил свое решение и определил задачи стрелковых рот, приданных и поддерживающих огневых средств, исходные позиции и порядок их занятия. Боевой порядок батальона строился в один эшелон с выделением резерва в составе стрелкового, пулеметного и противотанкового взводов. Резерв предназначался для развития успеха наступления, обеспечения флангов или прикрытия отхода батальона в случае контратак превосходящих сил противника.

    Тренировки батальона с командирами приданных и поддерживающих его средств проводились в тылу наших войск. На тренировках особое внимание обращалось на внезапность действий, стремительность атаки, отработку вопросов взаимодействия батальона и огневых средств. Личный состав батальона обучался ведению боя в траншеях, блокированию дзотов и отдельно расположенных огневых средств. Саперы тренировались в проделывании проходов в минных полях и проволочных заграждениях, а также установке заграждений.

    В составе подразделений батальона проходили тренировку две группы разведчиков разведывательной роты дивизии по три разведчика и одному саперу в каждой. Задачей этих групп являлись захват пленных и изъятие документов убитых во время проведения разведки боем. Одна группа разведчиков предназначалась для действий в боевых порядках 1-й, а другая — 2-й стрелковых рот.

    Непосредственной подготовкой батальона занимался командир полка, а вопросами организации и ведения разведки на период действия батальона — начальник разведки дивизии. Заключительные тренировочные занятия провел командир дивизии лично.

    К 5 часам 11 июня 1944 г. артиллерия и минометы заняли огневые позиции. Пристрелка целей производилась пристрелочными орудиями без нарушения ранее установленного режима огня.

    В ночь на 12 июня батальон скрытно от противника занял исходное положение для наступления. Стрелковые роты заняли позиции в первой траншее своих войск. Подразделения батальона первого эшелона, на участке которого проводилась разведка боем, уплотнили свои боевые порядки, освободив участки траншей для рот 2-го стрелкового батальона. В это же время заняли огневые позиции орудия, выделенные для стрельбы прямой наводкой.

    Ведение разведки боем. После десятиминутного артиллерийского налета подразделения батальона начали атаку в 18 часов 5 минут 12 июня 1944 г. (по данным наблюдения, в это время у противника начинался ужин). Орудия, выделенные для стрельбы прямой наводкой в период огневого налета и после него, уничтожили наблюдательные цели, расположенные на переднем крае обороны противника.

    Командир дивизии управлял разведкой боем с наблюдательного пункта, находящегося на высоте 125,6.

    С переходом подразделений 2-го батальона в атаку артиллерия и минометы поддерживали его действия методом последовательного сосредоточения огня.

    1-я рота и правофланговый взвод 2-й роты быстро продвигались вперед. Наступление 3-й роты задерживалось артиллерийским огнем из района Сланы, огнем минометной батареи с южной окраины Долгая Нива и ружейно-пулеметным огнем противника с первой и второй траншей. И лишь после того, как огнем наших поддерживающих средств система огня противника на направлении действий 3-й роты была подавлена, она стала продвигаться вперед.

    Через 30 минут после начала атаки 2-я и 3-я роты овладели населенным пунктом Долгая Нива, а 1-я рота — безымянной высотой севернее его. На этом рубеже дальнейшее продвижение подразделений батальона было приостановлено огнем и подошедшими подразделениями противника с направлений Дубки и Сланы.

    В 22 часа 12 июня после массированного огня артиллерии и контратак ближайших тактических резервов противника батальон, не успев закрепиться на достигнутом рубеже, вынужден был под прикрытием огневых средств отойти в исходное положение.

    В результате разведки боем было захвачено 12 пленных, принадлежащих 11-й танковой дивизии СС «Норланд». Боем и допросом захваченных пленных удалось уточнить группировку, нумерацию и систему огня противника. По показаниям пленных, противник намеревался расширить участок нарвского предмостного укрепления.

    Командир 191-й стрелковой дивизии, учитывая сведения, добытые разведкой, принял меры по усилению обороны на данном направлении.

    В ходе разведки боем было вскрыто десять артиллерийских и восемь минометных батарей, несколько орудий ПТО, один шестиствольный миномет. Уничтожено две артиллерийские и три минометные батареи, шестиствольный миномет, 12 ручных пулеметов, убито около 200 фашистских солдат и офицеров. Противником было израсходовано до 7000 снарядов и мин.

    Поставленная перед разведкой боем задача была выполнена. В качестве недостатка следует отметить плохую организацию командиром батальона удержания выгодного захваченного рубежа.

    При проведении разведки боем в обороне часто проводились демонстративные действия наших подразделений на других соседних участках, с тем чтобы отвлечь противника от района наступления наших подразделений и вынудить его применить свои огневые средства на более широком фронте. В приведенном примере подобного рода демонстративные действия не предусматривались.

    Разведка боем стрелковой ротой

    В середине июня 1944 г. перед фронтом дивизии в районе Ковель в течение нескольких суток наблюдением в светлое время отмечалось движение мелких групп пехоты от 15 до 30 человек, по 7–8 автомобилей и отдельных орудий от фронта в тыл. Подслушиванием по ночам в расположении противника были установлены оживленные разговоры и производство инженерных работ. Режим поведения противника изменился. Имелись основания предполагать, что немцы производят перегруппировку и смену войск перед полосой обороны дивизии.

    Требовалось уточнить группировку, нумерацию и намерения противника. Поиски и засады ответа на интересующие командование вопросы не давали. Подразделения (группы разведчиков) при их проведении наносили потери противнику, часто убивали фашистских солдат, но с пленными или документами убитых не возвращались.

    С целью уточнения нумерации, группировки, системы огня противника и захвата пленных решено было провести разведку боем.

    Местность в расположении противника возвышалась над нашей и обеспечивала ему хороший обзор и обстрел нейтральной полосы, а также расположения подразделений 498-го стрелкового полка.

    Оборона противника на этом участке была оборудована опорными пунктами, соединенными траншеями и ходами сообщения. Впереди переднего края имелись минные поля, проволочные заграждения в два ряда кольев и малозаметные препятствия. Тактическая плотность пехотных подразделений составляла 0,6–0,7 батальона на 1 км фронта. На переднем крае каждого батальона у противника имелось по 5–8 пулеметов.

    Подготовка разведки боем. Объектом атаки для роты был избран опорный пункт в районе выс. 113,4.

    Тщательным изучением объекта нападения и прилегающих к нему районов удалось определить местонахождение огневых средств противника, его боевого охранения, наблюдательных пунктов, а также порядок несения им службы на подступах к переднему краю и характер инженерных заграждений.

    В намеченном опорном пункте были выявлены: два дзота, два станковых пулемета, ручные пулеметы и хорошо развитая система окопов полного профиля и ходов сообщений; на обратных скатах высоты — до трех блиндажей.

    Подступы к расположению противника были прикрыты инженерными заграждениями. Перед передним краем имелось проволочное заграждение в два ряда кольев, усиленное спиралью «Бруно», и противопехотное минное поле в три ряда мин. Все подступы хорошо просматривались противником не только из опорного пункта, но и с соседних участков его переднего края.

    Для проведения разведки боем командир дивизии приказал привлечь стрелковую роту 1-го батальона 498-го стрелкового полка (рота находилась в составе второго эшелона батальона). Для огневого обеспечения роты по приказу командира дивизии выделялись: артиллерийский дивизион 76-мм пушек, батарея 120-мм минометов, две роты 82-мм минометов, взвод противотанковых орудий и взвод саперов.

    Личный состав роты имел на вооружении ручные пулеметы, автоматы, винтовки и гранаты (по две на каждого солдата).

    18 июня 1944 г. командир дивизии на местности поставил задачу командиру роты и поддерживающим огневым средствам, а также организовал взаимодействие.

    Задачей разведки боем являлось уточнить группировку, нумерацию, систему огня, места расположения ближайших тактических резервов, характер инженерных заграждений, а при разгроме опорного пункта захватить пленных и документы убитых.

    Для захвата пленных из состава разведывательной роты дивизии предусматривалось выделить две группы разведчиков: одна в составе пяти, другая — трех человек. Эти группы должны были действовать в цепи наступающих подразделений.

    На двух фланговых участках, прилегающих к району проведения разведки боем, по указанию командира дивизии готовились демонстративные атаки стрелковых подразделений силой от отделения до взвода при поддержке огневых средств. Демонстративные действия планировалось проводить под прикрытием дымовых завес. Целью таких действий являлось отвлечь внимание противника от района проведения разведки боем, а также уточнить его систему огня на этих направлениях.

    Начиная с 18 июня ежедневно огнем прямой наводки разрушались дзоты и другие сооружения огневых средств противника, обнаруженные на участках проведения разведки боем и намеченных направлениях демонстративных атак. При этом часть дзотов была разрушена.

    Ответственным за подготовку разведки боем и руководство ею командир дивизии назначил командира 498-го стрелкового полка. На подготовку к боевым действиям отводилось трое суток.

    За избранным объектом атаки было организовано усиленное наблюдение, для чего привлекались офицеры штаба полка и дивизии.

    Дополнительное изучение опорного пункта на выс. 113,4 позволило уточнить истинное начертание переднего края, расположение огневых средств противника, выгодные направления для атак.

    Наблюдением и подслушиванием удалось установить, что противник на ночь усиливает первую траншею живой силой, а с рассветом большую часть личного состава отводит в глубину обороны, оставляя на день в первой траншее главным образом огневые средства на удалении 200–300 м одно от другого. Учитывая это обстоятельство, было решено разведку боем начать утром, после ухода из первой траншеи большей части личного состава противника в глубину.

    В период подготовки к разведке боем был разработан план ее проведения. В нем нашли отражение следующие основные вопросы: цель и задачи разведки боем; привлекаемые силы и средства; мероприятия по подготовке разведки (дополнительное изучение противника в районе предстоящего боя, создание дополнительной сети наблюдательных пунктов и постов; организация разведки техническими средствами); время занятия исходного положения ротой и огневых позиций артиллерией и минометами; порядок и сигналы взаимодействия; организация связи; последовательность выполнения подразделениями, привлекаемыми для разведки боем, боевых задач, порядок доставки пленных и документов; мероприятия по дезинформации; время начала разведки боем (готовность).

    План проведения разведки боем разрабатывался под непосредственным руководством командира 498-го стрелкового полка и был утвержден командиром дивизии.

    При подготовке разведки боем с личным составом были проведены два тренировочных занятия на местности с отработкой основных вопросов предстоящих действий.

    Вечером 20 июня рота заняла исходное положение для наступления, поддерживающие огневые средства заняли позиции.

    В ночь на 21 июня саперы бесшумно подложили под заграждения противника удлиненные заряды с таким расчетом, чтобы перед атакой взорвать их.

    Ведение разведки боем. 21 июня в 5 часов был произведен пятиминутный огневой налет по первой траншее и намеченным огневым средствам противника.

    Орудия, выделенные для стрельбы прямой наводкой, уничтожили дзоты и пулеметы противника в опорном пункте на соседних участках. В то же время саперы подорвали удлиненные заряды. Проходы для наших наступающих подразделений были готовы.

    После этого в течение 15 минут велся огонь по окаймлению объекта атаки. Внезапным и согласованным артиллерийским и минометным огнем по заранее подготовленным целям (объектам) были уничтожены большая часть дзотов и пулеметов в районе опорного пункта противника и на его флангах, значительное количество живой силы, нарушена связь. Противостоящий противник пришел в замешательство. Не имея связи, он в течение 15 минут не мог вызвать огня своей артиллерии.

    С переносом огня артиллерии и минометов в глубину вражеской обороны стрелковая рота перешла в атаку. Подразделения, роты, наступая за разрывами снарядов и мин, ворвались в первую траншею противника. Когда наши подразделения овладели выс. 113,4, противник открыл артиллерийский и минометный огонь и вслед за этим дважды бросал в контратаки по 30–40 человек, пытаясь выбить вклинившиеся подразделения и вернуть утраченный рубеж, но напрасно. Наши бойцы, заняв оборону, при поддержке огня артиллерии и минометов дважды отразили контратаки противника и продолжали удерживать рубеж до получения приказа на отход.

    Бой стрелковых подразделений продолжался 35 минут. Задача была выполнена. По приказу командира дивизии рота под прикрытием огневых средств отошла в свое расположение.

    В ходе проведения разведки боем было убито до 40 человек противника, разрушено 13 землянок и блиндажей, уничтожено несколько дзотов. Группы разведчиков, действующие в боевых порядках стрелковых подразделений, захватили двоих пленных, которые принадлежали 1-му пехотному батальону 697-го пехотного полка 342-й пехотной дивизии.

    В результате разведки боем было установлено, что противник произвел смену ранее действующих здесь частей и перебросил новые силы. Кроме того, удалось вскрыть группировку и нумерацию противника перед фронтом 498-го стрелкового полка, характер его обороны и систему огня.

    Таким образом, скрытность и тщательность подготовки к действиям, внезапность и стремительность атаки, надежное подавление противника огнем дали возможность успешно выполнить поставленную перед разведкой боем задачу. Она добыла важные сведения о противнике, которые требовались командиру дивизии по условиям обстановки.

    Успешным действиям разведки в дневное время (ранним утром) способствовали знание поведения противника и смелые решительные действия всего личного состава. Демонстративные действия подразделений на соседних фланговых участках также сыграли положительную роль.

    Опыт разведывательной деятельности войск в период Великой Отечественной войны и послевоенных учений показывает, что разведка боем в обороне, так же как поиски и засады, может дать наиболее ценные разведывательные данные, когда противник готовится к переходу в наступление из положения непосредственного соприкосновения с нашими войсками. В таком случае разведка боем дает возможность вскрыть группировку противника, предназначенную для наступления, и его намерения.

    Если противник готовится к наступлению с ходу, то разведкой боем невозможно вскрыть главную группировку наступающих войск, так как она находится в глубине его расположения. Поэтому ценность добываемых разведывательных данных резко снижается. В результате проведения разведки боем в этом случае можно добыть лишь некоторые разведывательные признаки, свидетельствующие о подготовке противника к наступлению. Такими признаками могут быть: проделывание проходов в минно-взрывных заграждениях, установка световых ориентиров и указателей для наступающих подразделений. Эти разведывательные признаки могут быть выявлены как в результате боя подразделений, ведущих разведку, так и допросом пленных, захваченных при ее проведении.

    Для проведения разведки боем в обороне в годы минувшей войны и на учениях в послевоенный период выделялись стрелковые (мотострелковые) и танковые подразделения в составе от роты до усиленного батальона. Батальонам, ротам, как правило, придавались необходимые средства усиления и поддержки. Действия подразделений поддерживались артиллерией, минометами и ружейно-пулеметным огнем. В настоящее время для их поддержки представляется возможность привлекать и другие современные огневые средства и поддерживать действия общевойсковых подразделений ударами авиации.

    В годы войны для захвата пленных, документов, образцов вооружения и боевой техники в состав батальонов (рот) включались группы разведчиков из состава разведывательных подразделений соединений и частей, разведчики-артиллеристы и саперы. Этот опыт успешно используется в боевой подготовке и сейчас.

    Раньше для проведения разведки боем чаще выделялись батальоны и реже роты. В современных условиях разведку боем способна успешно вести усиленная рота. Выделение для этой цели батальона может оказаться нецелесообразным. Это объясняется тем, что противостоящий противник обычно располагается в опорных пунктах поротно или повзводно. Промежутки между взводными опорными пунктами могут составлять 200–300 м, а между ротными — 500–800 м и более. В этих условиях объектом атаки мотострелковой роты может быть ротный или взводный опорный пункт. Кроме того, возросшая сила огня мотострелковых подразделений и неизмеримо увеличившиеся в настоящее время возможности обеспечить огневой поддержкой действия роты, выделенной для проведения разведки боем, позволяют ей успешно выполнять такие задачи, какие в прошлом мог решить лишь батальон.

    Как показано в приведенных выше примерах, во время разведки боем все командиры подразделений, на участках которых она проводилась, находились на своих наблюдательных пунктах и лично изучали его расположение и систему огня. Для наблюдения также привлекались офицеры штабов, разведывательных органов, поддерживающих и приданных средств, использовались различные силы и средства разведки.

    Разведка боем усиленной стрелковой роты

    Для установления действительного начертания переднего края обороны противника в районе южнее Б. Мостищи командир Н-ской стрелковой дивизии решил провести разведку боем. Осуществление этого решения было возложено на одну из стрелковых рот, усиленную двумя отделениями саперов и отделением автоматчиков. Задача роты состояла в следующем: преодолев проволочные заграждения, овладеть выс. 226,6 и в дальнейшем наступать на выс. 214,6.

    По замыслу командира дивизии во время трехминутного артиллерийского налета на широком фронте (с целью ввести противника в заблуждение о действительном направлении атаки) рота повзводно устремляется в заранее проделанные проходы в проволочном заграждении немцев, выбивает их с выс. 226,6, занимает траншею и, не задерживаясь, продолжает движение на юго-запад в направлении выс. 214,6.

    Действия роты должны были поддерживать артиллерийский дивизион, полковая артиллерия и минометный батальон. Кроме того, один залп должен был сделать дивизион гвардейских минометов. Этот залп являлся сигналом начала атаки.

    На случай перехода противника в контратаку соседние роты получили приказ находиться в готовности к активным действиям. Для этой же цели был приведен в готовность резерв командира — батальон.

    За несколько дней до проведения разведки боем за противником было установлено непрерывное наблюдение, а личный состав роты тренировался в быстром преодолении проволочного заграждения через узкие проходы и в метании гранат. Провели ряд занятий по рукопашному бою в траншеях и ходах сообщения.

    Ночью, за несколько часов до начала действий роты, саперам удалось бесшумно проделать в проволоке противника проходы (по числу взводов) шириной 4–6 м каждый. Они же охраняли эти проходы до момента атаки.

    С приближением рассвета стрелки и автоматчики скрытно заняли исходное положение для атаки в 20–30 м от проволочного заграждения. Взводы располагались перед своими проходами в своих заграждениях.

    Вскоре открыли огонь наша артиллерия и минометы. Стрельба, как это намечалось, велась на широком фронте. Прямыми попаданиями снарядов было разрушено несколько блиндажей и дзот на переднем крае обороны противника, повреждены траншеи и ходы сообщения.

    В последнюю минуту артиллерийского налета дали залп гвардейские минометы. Это сигнал атаки. Взводы поднялись и стремительным броском ворвались в первую траншею. Она оказалась пустой. Противник располагался во второй траншее, проходившей на расстоянии 50–70 м от первой (ложного переднего края обороны). Перед действительным передним краем (второй траншеей) в 20–30 м было установлено проволочное заграждение в три кола.

    Как только бойцы ворвались в первую траншею, немцы открыли сильный огонь из второй траншеи и расположенных непосредственно за ней пулеметных дзотов. Кроме того, из-за выс. 214,6 и рощи, что восточнее Б. Мостищи, начали действовать три батареи 81-мм минометов, а из хутора Покровка и совхоза обстреливали траншеи и подступы к действительному переднему краю несколько артиллерийских орудий.

    Под воздействием огня взводы вынуждены были прекратить наступление и, укрывшись в занятой траншее, начать огневой бой.

    Пользуясь тем, что все внимание противника было направлено на солдат, находившихся в траншее ложного переднего края обороны, группа автоматчиков и стрелков, заранее выделенная для захвата контрольных пленных, бросилась к дзоту и блиндажу, расположенным между первой траншеей и действительной линией обороны. Как только атакующие приблизились к намеченным объектам на дистанцию 10–15 м, раздался взрыв, и оба объекта взлетели на воздух. Оказалось, что все блиндажи и дзоты ложного переднего края обороны противник заминировал управляемыми фугасами.

    Следует отметить, что за неприятелем непрерывно велось командирское наблюдение с основных и дополнительных наблюдательных пунктов. Это дало возможность определить местоположение основных огневых точек противника на действительном переднем крае обороны, а также ОП минометов и артиллерии.

    Ввиду того что основная цель разведки была достигнута, а дальнейшее продвижение роты могло вызвать большие потери в личном составе, командир дивизии отдал приказ об отходе, который совершался под прикрытием огня пулеметов, а также минометов и артиллерии из глубины своей обороны. Однако из-за того, что противник заранее пристрелял местность, рота понесла некоторые потери.

    Что дала разведка, проведенная боем усиленной стрелковой роты? Прежде всего удалось определить начертание переднего края обороны противника, состоявшей из сплошной траншеи с ходами сообщения в глубину, ряда стрелковых окопов, пулеметных дзотов и блиндажей, расположенных непосредственно за ней, и проволочного заграждения в три кола. Удалось также выяснить, что блиндажи и дзоты, находившиеся за второй траншеей, едва возвышаются над землей и хорошо замаскированы. Дзот и блиндажи, расположенные между первой и второй траншеями, проектируются на фоне местности и плохо замаскированы. Живой силой они совершенно не занимались. Имелось лишь некоторое количество автоматчиков и пулеметчиков в первой траншее, которые вели огонь с разных ОП, передвигаясь по ней.

    Плотность насыщения живой силой действительной линии обороны также невелика. Большинство солдат вооружены автоматическим оружием.

    Разведывательная группа в тылу противника

    В минувшую войну в наступлении в тех условиях, когда фронт не был сплошным, соединения и части вели разведку в тылу противника силами разведывательных групп. Если между опорными пунктами противника имелись значительные промежутки, опытные разведчики незаметно проникали в ближайший тыл врага и успешно решали возложенные на них задачи. Опыт Великой Отечественной войны может принести большую пользу и в будущем, так как войсковые разведчики, как и в прошлом, смогут проникать в ближайший тыл противника с целью выполнения задач по вскрытию его важнейших объектов и докладывать об этом своему командиру.

    Опыт минувшей войны показывает, что в тылу солдаты врага более беспечны по сравнению с военнослужащими, находящимися на переднем крае. В тылу чаще можно захватить одиночного солдата или офицера, в то время как на переднем крае каждому солдату или парному дозору, находящемуся в боевом охранении, свои подразделения в любое время могут оказать поддержку огневыми средствами и живой силой.

    В то же время следует помнить, что действовать в тылу противника весьма сложно: всегда существует опасность внезапной встречи с противником. Если не предусмотреть во всех деталях действия разведчиков в расположении противника (способ перехода линии фронта, маршрут выхода к объекту, обратное возвращение разведчиков или скрытое их расположение до момента соединения с нашими войсками), группа разведчиков может быть преждевременно обнаружена, что приведет к тяжелой, неравной схватке с врагом или даже гибели всей группы.

    Действуя в тылу противника, разведывательные группы обычно вели разведку наблюдением, налетами, засадами, подслушиванием телефонных переговоров противника, фотографированием, а при благоприятных условиях совершали диверсии.

    Задачи группам обычно ставились: выявление районов сосредоточения войск противника, контроль за дорогами путем скрытого наблюдения, захват документов у связных (пеших, конных, мотоциклистов) и т. д. Высланные в тыл врага разведчики стремились выполнить поставленные задачи, не ввязываясь в бой с противником.

    Стараясь остаться незамеченными, они обычно передвигались ночью, соблюдая при этом тщательную маскировку, обходя населенные пункты и большие дороги.

    Важнейшие принципы действий разведывательной группы в тылу противника — скрытность и внезапность

    При подготовке наступления штаб одной из стрелковых дивизий в районе Чаплинка получил от воздушной разведки данные о движении и сосредоточении в тылу противника свежих частей. Для уточнения их силы, выявления состава, нумерации и целей прибытия в данный район было решено выслать в тыл противника разведывательную группу.

    Разведывательная группа в составе семи человек во главе с опытным разведчиком Задубровским получила задачу — ночью, бесшумно пройдя через передовые позиции противника, выдвинуться в район Чаплинка и захватить пленного или штабные документы. Командир группы принял решение выполнить эту задачу посредством захвата офицера противника в указанном районе.

    Прежде чем приступить к выполнению задачи, командир группы Задубровский организовал в расположении наших войск занятия с личным составом. Особое внимание он уделял правильному выбору участка и времени перехода линии фронта, скрытности передвижения и ориентированию в ночное время, а также умелому проведению засады.

    Завершив подготовку, группа начала выдвижение к линии фронта. Ночью она проникла через передний край, двигалась осторожно, обходя предметы, которые могли создать шум (кусты, сухие сучья, камни и т. п.). Разведчики скрытно пробрались в тыл противника и вышли на дорогу южнее Чаплинка. Командир группы организовал засаду на дороге, рассчитав, что по ней должны проходить штабные автомашины. Вскоре на дороге показались две легковые автомашины. Задубровский подал сигнал «Внимание». Когда автомашины подошли к засаде вплотную, разведчик вышел на дорогу и скомандовал: «Хальт». Машины остановились. Оказавшись в кольце разведчиков, немцы даже не успели оказать сопротивление. Находившиеся в машинах офицеры были захвачены в плен и доставлены в штаб соединения. Среди пленных оказались заместитель командира 4-й горнострелковой дивизии, начальник штаба дивизии, дивизионный врач и его денщик.

    При действии группы командир проявил храбрость, решительность и инициативу. Разведчики действовали внезапно и быстро.

    Из приведенного примера действия разведывательной группы в тылу противника можно сделать следующие выводы.

    Добывая сведения о противнике, следует широко использовать все приемы и способы разведки, при этом постоянно проявляя изобретательность, инициативу и настойчивость. Разведчики должны поступать в соответствии с создавшейся обстановкой, каждый раз выбирая наиболее выгодный и целесообразный для данного случая способ действий, не допуская шаблона. Непременное условие успеха — опытность командира-разведчика в организации и проведении разведывательных действий. Такой командира любой обстановке не растеряется и найдет правильное решение, проявив при этом изобретательность и хитрость.

    Принятие правильного решения в большой степени предрешает успешный ход действий, а смелые, внезапные и согласованные действия разведчиков гарантируют выполнение задачи.

    Мы знаем, как велика роль внезапности в бою вообще. В разведке в тылу противника она имеет решающее значение, ибо разведчики, действуя малыми силами, всегда нападают на более сильного противника. Нападение, предпринятое внезапно, на некоторое время парализует волю противника к сопротивлению. В момент внезапного нападения он не может уничтожить документы, а когда приходит в себя и оказывается в состоянии предпринять контрмеры, в большинстве случаев бывает уже поздно.

    Обмундирование разведчиков должно быть облегченным, тщательно подогнанным, не стесняющим движений и соответствовать времени года и условиям местности. Вооружение группы определяется характером выполняемой задачи, боевым составом группы и условиями, в которых ей предстоит действовать.

    Частям и соединениям надо иметь отлично организованную разведку и нацеливать ее на тот участок, где в данный момент развиваются события. Необходимо вести разведку как непосредственно перед передним краем обороны, так и в глубине расположения противника. Умелое ведение разведки в наступлении на всю глубину боевой задачи дает возможность тщательно изучить врага и нанести ему удар там, где он его не ожидает.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх