Загрузка...



ПРЕДИСЛОВИЕ


Фрегаты как подкласс эскортных кораблей возродились в середине минувшего века, в начале Второй мировой войны. Своим появлением они обязаны не какому-либо новому образцу оружия, как это было с миноносцами, авианосцами или тральщиками, а исключительно потребностям практики войны на море. В 30-е годы теория военно-морского искусства достаточно много уделяла места вопросам борьбы на коммуникациях. Однако начавшаяся война показала, что ни одна страна не была готова к их защите, особенно от ударов подводных лодок. Первой и в наиболее трагической форме это в полной мере испытала на себе Великобритания. Крейсера могли лишь с некоторым успехом бороться с надводными рейдерами, эсминцев не хватало для применения по их основному предназначению - обеспечения боевой устойчивости ударных сил флота. В британском флоте существовал еще один подкласс эскортных кораблей- шлюпы. Имея меньшие по сравнению с эсминцами водоизмещение и скорость, они почти не уступали им в артиллерийском вооружении при отсутствии торпедного. Эти корабли предназначались в мирное время для службы в колониях, а в военное время должны были поддерживать благоприятный оперативный режим на второстепенных морских театрах в условиях низкой активности сил противника. Несколько десятков шлюпов не могли кардинально решить проблему обороны трансатлантических конвоев и были остро необходимы в водах Индийского и Тихого океанов, где с началом войны военно-политическая обстановка резко обострилась. Таким образом, вопросом жизни и смерти стало немедленное создание и массовая постройка эскортных кораблей для непосредственного охранения транспортных судов на океанских коммуникациях.

Исходя из этой задачи, достаточно быстро сформулировали основные требования к новому подклассу кораблей, которые во многом и по сей день определяют их «лицо». Главный противник - подводная лодка, так как трансокеанские коммуникации проходили за пределом радиуса действия авиации противника, а защита от надводных кораблей возлагалась на специально выделенные силы оперативного прикрытия. Мореходность-обеспечивающая решение свойственных задач при состоянии моря, допускающем применение оружия подводных лодок. Дальность плавания -позволяющая без дозаправки или с минимальным их количеством «обслуживать» основные океанские коммуникации: Британские острова - Исландия- Канада; Британские острова - Исландия - Кольский залив. Скорость хода -узлов на десять превосходящая скорость конвоя и не менее скорости подводной лодки в надводном положении. Несмотря на все усилия, первые фрегаты вошли в состав британского флота только в начале 1942 г. Это были корабли типа River, которых за годы войны построили около 130 единиц, чему во многом способствовала их дешевизна, предопределенная отказом от турбин в пользу обычной паровой машины. Эти корабли вошли в состав почти всех флотов британских доминионов, после войны были переданы в качестве военной помощи многим государствам и, таким образом, способствовали распространению фрегатов по миру. Кроме фрегатов, в годы Второй мировой войны существовал еще один подкласс эскортных кораблей, близкий к ним по предназначению, - эскортные миноносцы. Как видно из названия, они имели торпедное вооружение. Однако, в отличие от настоящих эсминцев, торпеды для эскортных миноносцев являлись оружием оборонительным. Их появление вызвано тем, что в начальный период Второй мировой войны было несколько случаев, когда корабли охранения конвоя оказывались в выгодной позиции торпедного залпа по атакующим крейсерам противника. Кроме этого, считалось, что уже сам факт наличия на эскортных кораблях торпед заставит надводные корабли противника действовать крайне осмотрительно, а в определенных условиях и вообще отказаться от атаки конвоя. Авторами идеи опять были британцы, но массовое строительство этих кораблей (более 500 единиц) развернулось в США. После войны эскортные миноносцы переклассифицировали во фрегаты и в большом количестве передавали различным государствам в качестве военной помощи, что также способствовало популяризации этого подкласса кораблей в мире.

С окончанием Второй мировой войны и началом войны «холодной» для конвойной службы Запада мало что изменилось. Безопасность трансокеанских коммуникаций оставалась столь же актуальной, и основной силой, способной эффективно воздействовать по ним, оставались подводные лодки, правда, теперь советские. Надводные корабли СССР в океане не появлялись, а авиация действовала лишь в прилегающих морях, не удаляясь от своего побережья более чем на несколько сот миль. Все это, а также огромное количество эскортных кораблей, построенных в годы войны, позволило странам Запада новых фрегатов вообще не строить. Правда, изучение трофейных германских подводных лодок XXI серии и массовое строительство в Советском Союзе еще более совершенных подлодок заставило британское и американское командование начать модернизацию существующих эскортных сил. Такие работы шли по пути оснащения существующих кораблей более современными образцами радиотехнического и противолодочного вооружения. К последним относились лишь новые более мощные бомбометы с системами управления стрельбой. Правда, британцы в первой половине 50-х годов перестроили два десятка эсминцев военной постройки во фрегаты, да так, что от прежних кораблей остался лишь корпус и машины. Это было вызвано во многом тем, что фрегаты военной постройки имели очень мало резервов водоизмещения для оснащения их новыми образцами оружия, да и их скорость в 20 уз уже считалась недостаточной для борьбы с дизельными подводными лодками того периода. Но была еще одна причина переоборудования недавно очень ценных эсминцев в менее ценные фрегаты.

К середине 50-х годов уже было просто невозможно смоделировать боевую ситуацию, когда надводный корабль оказался бы в позиции торпедного залпа по надводной цели. Такое могло произойти только в островных и шхерных районах, где предпочтение отдавалось боевым катерам. По этой причине громоздкие многотрубные торпедные аппараты становились бесполезными, а вместе с ними отмирал класс кораблей, ими порожденный, - эскадренные миноносцы. Но эсминец -это многоцелевой корабль, главным предназначением которого было обеспечение боевой устойчивости главных ударных сил флота. Торпеды торпедами, но кто-то должен был осуществлять оборону авианосцев, остающихся еще в строю линейных кораблей и крейсеров от подводных лодок и средств воздушного нападения. Последнее требование являлось следствием самой сути ударных соединений, которые, решая свойственные им задачи, были вынуждены входить в зону активного действия сил противника и, в том числе, его авиации. Фрегаты постройки 40-х годов полноценно заменить эсминцы не могли, как минимум, из-за недостаточной скорости. Кроме этого, на них отсутствовало зенитное оружие коллективной обороны, которым в то время являлись специализированные артиллерийские системы калибром не менее 100 мм. Какое-то время ситуация смягчалась наличием в составе флотов стран NATO большого количества эсминцев периода прошедшей войны, которые продолжали выполнять функции эскорта крупных ударных кораблей. У них демонтировали торпедные аппараты и за их счет усиливали противолодочное вооружение. Некоторые из них подверглись столь глубокой модернизации, что изменились до неузнаваемости. Но все это были полумеры. Эсминцы военной постройки старели физически, создаваемые новые образцы вооружения становились все более тяжелыми и объемными и зачастую требовали новых архитектурных решений. Поэтому в первой половине 50-х годов сначала США, а затем Британия и Франция приступили к постройке быстроходных фрегатов для обеспечения ударных сил флота, прежде всего авианосцев. Требования сохранения высокой скорости хода, большой автономности в сочетании с необходимостью вооружения новых фрегатов современными, но пока еще очень громоздкими образцами противолодочного, а с начала 60-х годов - зенитного управляемого оружия и вертолетами привели к резкому увеличению размеров и водоизмещения кораблей. Так, первые серийные американские фрегаты послевоенной постройки типа Mitscher, первоначально классифицировавшиеся как лидеры эсминцев (DL) и оснащенные в основном обычными для конца последней мировой войны образцами вооружения, имели полное водоизмещение более 4 700 т. Водоизмещение первых фрегатов с управляемым ракетным оружием типа Coontz достигло 5 800 т, а первого фрегата с ядерной силовой установкой Truxtun - 8 500 т. Это, а также применение этих кораблей в составе ударных группировок послужило основанием для их переклассификации в 1975 г. в эскадренные миноносцы, и даже в крейсера. По сути они остались разновидностью фрегатов, но это дает основание рассмотреть их во второй части данного справочника.

Таким образом, в 1975 г. основное предназначение фрегатов вновь сузилось до непосредственного охранения транспортных судов на удаленных коммуникациях. Правда, прежде всего в США, на них также возлагалась задача по охране на переходе морем амфибийных сил. К тому времени начались процессы, приведшие к коренному изменению военно-политической обстановки в мире. Во-первых, Советский Союз стал обладателем второго по мощи военного флота и самого большого подводного флота. Это потребовало от стран NATO уже с середины 60-х годов начать оснащение фрегатов совершенным противолодочным оружием, включая управляемое ракетное, а также вертолетами. Во-вторых, целый ряд развивающихся государств, не являвшихся союзниками стран NATO, приняли на вооружение противокорабельные ракеты, которыми также стали оснащаться советские подводные лодки. Таким образом, поддерживать высокий уровень противолодочных свойств фрегатов за счет возможностей ПВО стало невозможно. Большинство государств по экономическим соображениям были вынуждены ограничиться усилением зенитного артиллерийского вооружения. Страны-участники блока NATO стали принимать на вооружение зенитные ракетные комплексы самообороны. Но США, Нидерланды и Испания пошли на увеличение водоизмещения и удорожание фрегатов, оснащая их зенитными ракетными комплексами коллективной обороны. Об этом будет подробно рассказано в соответствующем разделе справочника. Наконец, в-третьих, в начале 80-х годов наметились кардинальные геополитические изменения в мире. Именно тогда появились первые признаки начала раздела, а иногда передела, морского шельфа. Это привело к одностороннему введению рядом стран не признанных мировым сообществом различных прибрежных зон, попыткам разрешить спорные территориальные вопросы с помощью силы и т.д. При этом «главными действующими лицами» зачастую становились страны так называемого третьего мира. Развал Советского Союза и нарушение мирового баланса сил только усилил этот мало контролируемый процесс. Миф о необходимости защиты мировых морских путей от советской угрозы улетучился. Для большинства стран, пополнявших свои флоты фрегатами именно под этим предлогом, гораздо более актуальными стали военно-экономические проблемы своих регионов, где собственно коммуникации зачастую играли второстепенную роль. В результате многие страны стали наращивать свои военно-морские флоты, причем прежде всего за счет ударных компонентов. Им понадобились корабли, которые могли бы продемонстрировать решимость государства отстаивать свои интересы, в том числе с помощью военной силы. Кроме этого, обширные экономические зоны требовали выполнения различных полицейских функций в районах, удаленных на сотни миль от своего побережья. А поскольку во многих странах фрегаты являются наиболее крупными боевыми кораблями, то именно им стали придавать ударные качества, вооружая противокорабельными крылатыми ракетами. Это привело к тому, что в ряде стран фрегаты стали трансформироваться в многоцелевые ударные корабли, по своему предназначению близкие к эсминцам 40-х годов. Что касается защиты океанских коммуникаций, то, как и полвека тому назад, это осталось «головной болью» отдельных высокоразвитых государств, экономически сильно привязанных к морским коммуникациям. В первую очередь, это относится к США, в меньшей степени к Соединенному Королевству, Канаде, Франции и Японии. Именно в этих странах фрегаты в наибольшей степени сохранили свою противолодочную направленность. Таким образом, на рубеже веков произошло расслоение подкласса фрегатов, часто отнесенных к таковым исключительно в силу особенностей национальной классификации боевых кораблей и традиций.

В советском военно-морском флоте фрегаты, по отечественной классификации - большие противолодочные корабли (ВПК), появились в 60-е годы с вступлением в строй знаменитых «поющих фрегатов» пр. 61. Столь позднее появление кораблей этого подкласса объясняется тем, что еще в предвоенные годы мы приняли прогрессивную для того времени итало-германскую концепцию эскортного корабля-миноносца. Правильность такого подхода подтвердила начавшаяся Вторая мировая война, что побудило британцев, а затем и американцев пойти по аналогичному пути, создавая эскортные миноносцы. Другое дело, что уже к 1945 г. характер войны на море столь изменился, что торпедное вооружение эскортных кораблей стало излишним, но мы этого не уловили. В результате до конца 50-х годов продолжали строить эскортные миноносцы пр. 42 и 50, классифицируемые в отечественном флоте как сторожевые корабли. Одновременно с постройкой больших противолодочных кораблей 2 ранга пр. 61 в начале 70-х в строй вступают ВПК 1 ранга пр. 1134 и его модификаций.

Со временем им на смену пришли корабли пр. 1135 и 1155 (последний рассмотрен в части 2 данного справочника). Можно отметить, что отечественное понятие «большой противолодочный корабль» в большей мере отражает боевое предназначение этих кораблей, нежели «фрегат». Несмотря на актуальность для Советского Союза проблемы защиты своих морских коммуникаций, наш ВМФ этому традиционно уделял недостаточное внимание. С одной стороны, считалось, что разнородные противолодочные силы, составным элементом которых являлись ВПК, смогут завоевать господство в подводной среде в прибрежных морях, тем самым обеспечить безопасность своих коммуникаций. С другой стороны, противолодочные силы прежде всего предназначались для борьбы с ПЛАРБ противника в океанской зоне. Таким образом, ВПК являлись не эскортными, а ударными противолодочными кораблями. Как мы увидим ниже, нечто похожее было присуще и флотам некоторых других государств.

В настоящее время в мире по разным оценкам, связанным прежде всего с особенностями национальной классификации кораблей, насчитывается более 500 фрегатов. Приблизительно 200 из них вступили в строй после 1985 г., то есть являются во всех отношениях современными кораблями.

Большинство фрегатов имеет гладкопалуб-ный корпус. У кораблей ранней постройки, прежде всего британской, имеется не четко выраженный полубак с плавным переходом к верхней палубе, внешне они похожи на глад-копалубные корабли с высоким подъемом палубы в носовой оконечности. Обводы корпусов фрегатов существенно отличаются по национальному признаку. Для корпусов американских кораблей характерны транцевая корма умеренной ширины с коротким кормовым подзором, скуловые обводы с малым подъемом и радиусом кривизны, относительно небольшие коэффициенты полноты мидель-шпангоута и ватерлинии. Корпуса английских фрегатов имеют большие коэффициенты полноты площади мидель-шнангоута и ватерлинии, узкую углубленную транцевую корму. Французские корабли отличаются невысоким транцем, не касающимся поверхности воды, широкими V-образ-ными обводами в кормовой части. У итальянских фрегатов широкая транцевая корма, длинный кормовой подзор, большой коэффициент полноты площади ватерлинии, прямоугольный корпус с большим искривлением в нижней части, широкий развал борта на большей части длины корабля на уровне ватерлинии. Некоторые корабли, например фрегаты типа Maestrale, имеют небольшой «ходовой» бульб и кормовой клин длиной 1,1м под углом 12,5° к горизонтальной плоскости. Считается, что такая конструкция улучшает мореходность и пропуль-сивные качества на скоростях хода более 14 уз. Для зарубежных фрегатов характерны следующие коэффициенты формы: полноты площади ватерлинии - 0,728 - 0,77, продольной полноты - 0,594 - 0,62, полноты водоизмещения-0,442-0,488, относительного удлинения - -8,46-9,11.

Как правило, фрегаты имеют по две палубы и по две платформы, 11 - 15 водонепроницаемых переборок и второе днище на большей части длины корпуса. В междудонном пространстве размещаются топливные и масляные цистерны. Каждый из отсеков обычно оснащен автономной противопожарной и вентиляционной системами с вертикальным расположением трубопроводов, а также средствами наблюдения и контроля, передачи данных о состоянии отсека и распределении электроэнергии, при минимальном количестве отверстий в межотсечных переборках. Непотопляемость, как правило, обеспечивается при затоплении трех смежных отсеков. Исключение составляют корабли с небольшим водоизмещением, которые сохраняют непотопляемость при затоплении только двух отсеков. Для обеспечения плавания в высоких и низких широтах, а также в условиях применения оружия массового поражения количество иллюминаторов в надстройках резко сокращено, в корпусе они полностью отсутствуют. Улучшение мореходности достигается установкой фальшборта и волноломов, что уменьшает заливаемость размещенных перед надстройкой систем оружия. Кроме этого, большинство кораблей снабжено системой стабилизации качки, включающей бортовые управляемые рули и скуловые кили. Все это позволяет им действовать в океане и применять без снижения эффективности все системы оружия, а также осуществлять пополнение запасов на ходу при волнении моря до пяти баллов. Большинство современных кораблей могут поддерживать полный ход в условиях Северной Атлантики в среднем в течение 45% всего годового времени (зимой до 30%).

Большинство фрегатов имеют развитые надстройки, часто простирающиеся по ширине от борта до борта. Учитывая опыт англо-аргентинского конфликта из-за Фолклендских островов, их изготавливают из стали. Алюминиевые сплавы применяются лишь для отдельных частей труб и мачт. Правда, есть исключения, когда этим опытом пренебрегают. (Это лишний раз доказывает, что некоторые страны не верят в реальность возникновения военных конфликтов и им флот нужен прежде всего для внешнеполитических акций, а также обеспечения своей юрисдикции над спорными акваториями, островами и участками континентального шельфа.) Кормовая оконечность обычно занята взлетно-посадочной площадкой для вертолета, под которой иногда размещается устройство опускания буксируемых антенн гидроакустических станций. Характерной чертой современного фрегата является наличие ангара на один-два вертолета. В корпусе многих фрегатов находится цитадель, оборудованная фильт-ровентиляциопными установками. В ней постоянно поддерживается избыточное давление. Есть также пост дезактивации оборудования и системы водяной завесы. Для уменьшения эффективной поверхности радиолокационного рассеяния в надстройках наиболее современных кораблей используются скругленные кромки, наклонные стенки (под углом 7- 10" к вертикали). Все углы, включая бортовые кромки палубы, закруглены для уменьшения радиолокационной заметности. Снижение теплового поля достигается за счет применения фильтров, различных форм газоотводных патрубков. Чтобы повысить живучесть, наиболее важные помещения и часть надстроек на ряде кораблей имеют броневую защиту.

Автоматизация управления движением корабля, энергетическими установками и системами вооружения позволила сократить численность экипажа на большинстве фрегатов до 150 - 200 человек, что повлекло снижение объема жилых помещений в среднем до 25% от общего объемного водоизмещения. Размещение личного состава осуществляется в соответствии с действующими в каждой стране стандартами. Характерными для всех государств являются требования по улучшению удобства размещения личного состава и организации отдельных зон (блоков) для отдыха, приема пищи и сна. При этом отмечается стремление изолировать спальные помещения, ликвидировать сквозные проходы через них. В среднем на современных кораблях на одного члена экипажа приходится 4,32 м2 площади и 16,5 т водоизмещения.

На большинстве современных фрегатов начиная с середины 70-х годов в качестве главной энергетической установки (ГЭУ) используются газотурбинные всережимные или комбинированные газо- либо дизель-газотурбинные энергетические установки с винтами регулируемого шага. Энергетическая установка обычно размещается в двух -четырех отсеках. Их компоновка на итальянских и французских фрегатах отличается большей плотностью по сравнению с американскими кораблями и отсутствием каких-либо существенных резервов для модернизаций. Управление ГЭУ высоко автоматизировано и осуществляется из специального поста энергетики либо вообще с главного командного пункта. В то же время считается, что на борту должно находиться такое количество личного состава, которое обеспечило бы обслуживание энергетической установки в аварийных ситуациях при выходе из строя автоматики. Широкому внедрению газотурбинных ГЭУ способствовали их малая удельная масса и габариты, большая агрегатная мощность, высокая маневренность и надежность, приспособленность к автоматизации и агрегатному ремонту. Опыт эксплуатации боевых кораблей показал, что энергетическая установка большую часть времени работает на мощности 30 -40 % от номинальной. Поэтому чаще всего газовые турбины используются в качестве двигателей полного хода (форсажных) в составе комбинированных установок. Удельная масса таких газовых турбин лежит в пределах 0,3 - 1 кг/л.с. при агрегатной мощности 14 000 - 28 000 л.с. Роль маршевых двигателей выполняют дизели или менее мощные, но более экономичные газовые турбины. Отношение мощностей двигателей маршевых и полного хода не превышает 0,2 и предопределяет, как правило, только их раздельную работу. Одно из преимуществ установок этого типа -относительная простота их кинематической схемы. Дизель-газотурбинные установки характеризуются высокой экономичностью дизелей, газогазотурбинные-меньшими массой и габаритами, а также простотой эксплуатации вследствие наличия на корабле одного типа двигателя. Такие ГЭУ получили обозначение CODOG и COGOG соответственно. Иногда по каким-либо соображениям может предусматриваться одновременная работа форсажных и маршевых двигателей, такие схемы называются CODAG (дизели с газовыми турбинами) и COGAG (только с газовыми турбинами).

Состав и компоновку дизель-газотурбинной установки можно рассмотреть на примере установки фрегата типа Bremen, являющейся типичной для схемы CODOG. Она включает две газовые турбины LM2500 (мощностью по 25 800 л.с.) и два дизеля с турбонаддувом 20V95TB92 (по 5 200 л.с), работающих на два винта регулируемого шага (ВРШ). Главные двигатели для повышения их живучести размещены в двух водонепроницаемых отсеках: в носовом газовые турбины, а в кормовом - дизели и главные редукторы. Передача мощности на гребные валы от газовой турбины осуществляется через отдельный планетарный редуктор, самосинхронизирующуюся муфту и главный редуктор (через одноступенчатую передачу), а от дизеля - через муфты (гидравлическую и самосинхронизирующуюся) и двухступенчатую передачу главного редуктора. Газотурбинные двигатели (ГТД) и дизели выполнены в виде отдельных модулей, включающих воздухопри-емные и газовыхлопные устройства. Они устанавливаются на звукоизолирующих опорах и ударостойких фундаментах. Рядом с отсеками главных двигателей располагаются помещения с двумя дизель-генераторами в каждом, их суммарная мощность составляет 3000 кВт, что позволяет иметь 100%-ный резерв.

На кораблях типа Kortenaer газо-газотурбин-ная установка по схеме COGOG включает два ГТД полного хода ТМЗВ и два маршевых RM1C мощностью соответственно по 25 000 и 5 430 л.с. Каждая одноступенчатая ТМЗВ вращает гребной вал через двухступенчатый редуктор с раздвоением мощности и разобщительные муфты. Двухступенчатый ГТД RM1C для предварительного снижения частоты вращения работает на первичный редуктор, встроенный в ее модуль.

На американских фрегатах типа Oliver Н. Perry используется газотурбинная всережимная энергетическая установка в составе двух ГТД LM2500 суммарной мощностью 4 000 л.с, работающих через двухступенчатый нереверсивный суммирующий редуктор и разобщительно-соединительные муфты на один гребной вал. В целях снижения расхода топлива на малых ходах предусматривается возможность отключения одной из турбин. Отдавая себе отчет в низкой живучести одновальной ГЭУ, на корабле предусмотрели установку двух выдвижных движительно-рулевых колонок с электроприводом.

На фрегатах также получили широкое распространение дизельные установки. Причем их имеют корабли как постройки «до газотурбинной эры», так и последних лет. Возвращению к дизелям способствует наметившийся прогресс в дизелестроении, направленный на создание скоростных двигателей с меньшей массой. Например, ведущая в создании дизелей для фрегатов германская фирма «MTU» для увеличения мощности дизельной установки повысила среднее эффективное давление в цилиндре, используя одно- или двухступенчатый турбо-наддув. В дизельных установках на каждый гребной вал обычно работают один-два дизеля агрегатной мощностью от 4000 до 10 000 л.с.

Электроэнергетические установки фрегатов включают, как правило, три-четыре дизель-генератора суммарной мощностью 2 000 - 4 000 кВт, обеспечивающих электропитание двух главных распределительных щитов (носового и кормового, т. е. 100%-ное резервирование), а также аварийный ДГ.

Сердцевиной вооружения большинства фрегатов постройки последнего десятилетия являются боевые информационно-управляющие системы (БИУС), сопряженные с системами обмена информацией между кораблями, с самолетами и береговыми командными пунктами. БИУС, в общем случае, решает задачи сбора, обработки и отображения обстановки от собственных и внешних источников; осуществляет выработку предложений по боевому маневрированию и применению оружия, выдачу целеуказания системам вооружения, контроль за состоянием корабля и его живучести, документирование событий. Наиболее совершенные БИУС включают в себя общекорабельную систему управления (СУ) оружием. В других случаях, в том числе при отсутствии на корабле БИУС, такие системы управления существуют отдельно. Причем в зависимости от модификации одна и та же СУ может осуществлять управление всеми системами оружия корабля или несколькими разными системами, но только по одному виду целей, или только одной системой, но одновременно по нескольким видам целей. Например, модификация СУ M20/WM20 - WM22 может управлять только артиллерийскими системами калибра от 30 до 127 мм по воздушным и надводным целям (ВЦ и НЦ). Модификация WM24 - артиллерией и торпедным оружием по НЦ, торпедами и противолодочным ракетным комплексом по подводной цели. Модификация WM26 - артиллерией по ВЦ и НЦ, а также противокорабельными ракетами (ПКР). Модификация WM27 -артиллерией, торпедами и ПКР. Модификация WM25 - артиллерией и зенитным ракетным комплексом. На фрегатах постройки 60-х годов обычно каждый образец вооружения имеет свою систему управления.

Традиционно основным оружием фрегатов является противолодочное. Чаще всего это самонаводящиеся торпеды, однако на некоторых кораблях имеются бомбометы. Кроме того, большинство фрегатов имеют один или два вертолета. Это наиважнейший элемент противолодочного вооружения, так как вертолет значительно повышает поисковую производительность корабля, может осуществлять целеуказание торпедному оружию за пределами дальности действия корабельных гидроакустических станций (ГАС) и атаковывать подводные лодки самонаводящимися торпедами. Например, поисковая производительность вертолета, оснащенного опускаемой ГАС, может составить до 40 миль2/ч, а гидроакустическими буями - до 500 миль2/ч.

Бразильские фрегаты типа Niteroi, российские пр. /135, а также американской постройки, кроме всего, имеют на вооружении противолодочные управляемые ракетные комплексы. Наибольшее распространение получил американский комплекс ASROC. Главным его преимуществом, например, перед советскими комплексами стала компактность и универсальность пусковой установки. Тем более, что превосходство российской «Метели» (а затем и «Раструба-Б») в дальности поражения скорее теоретическое, так как его очень сложно реализовать: ГАС «Титан-2» имеет меньшие дальности обнаружения, а вертолет на кораблях пр. 1135 отсутствует. Для освещения подводной обстановки абсолютное большинство фрегатов оснащаются активно-пассивными ГАС с подкильными антеннами. Иногда антенна располагается в бульбовом носовом обтекателе. Оба способа размещения антенн имеют свои положительные и отрицательные стороны, однако предпочтение отдается первым из-за лучших мореходных качеств. Вместе с тем, в носовом бульбе можно размещать большие низкочастотные (до 3,5 кГц) антенны, и он позволяет снижать помехи на больших ходах.

В 70-х годах в ряде стран принимают на вооружение активные ГАС с буксируемыми (или опускаемыми) антеннами, работающими под слоем скачка. Это позволило наиболее оптимально использовать гидроакустические условия среды за счет подбора глубины. Наконец, в 80-х годах начинается внедрение пассивных ГАС с протяженными буксируемыми антеннами (ГПБА). Основное их достоинство заключается в том, что они работают в низкочастотном и инфразвуковом диапазоне, что значительно увеличивает дальность обнаружения целей. Однако таким станциям присущи неоднозначность и низкая точность пеленгования По этой причине такие станции всегда используются совместно с подкильными активными ГАС или сводят протяженные буксируемые антенны в решетки. В настоящее время, в связи с резким увеличением скрытности ПЛ, фрегаты могут оснащаться активно-пассивными низкочастотными ГАС (на прием работают ГПБА и решетка из них). Некоторые страны, прежде всего входящие в блок NATO, предполагают применять свои фрегаты в составе корабельных поисково-ударных групп (КПУГ) из

3 - 4 кораблей. Такой группе обычно назначается район поиска размером 40 х 40 миль. Если в состав КГТУГ входит корабль, оснащенный ГАС с ГПБА, то такой район может составлять 60 х 30 миль. При этом средние дальности обнаружения подводной лодки ГАС с ГПБА достигают 120-130 миль, а ГАС с подкильной антенной - до 20 миль. Но это в режиме шумо-пеленгования, а для применения оружия необходимо получить контакт в активном режиме для определения дальности. По этой причине практическая дальность стрельбы ASROC по данным собственных средств целеуказания составляет порядка 10 км, 533-мм торпедой -6 км, малогабаритной - 4 км.

Зенитное вооружение фрегатов, за редким исключением, предназначено только для самообороны. Но даже при наличии ЗРК дело это очень сложное. Средства освещения воздушной обстановки корабля могут обнаружить крылатую ракету, летящую на высоте 15 м на дистанции, не превышающей 30 км. На поражение даже цели, летящей на дозвуковой скорости, остается не более одной минуты. Причем большинство комплексов могут поражать воздушные цели только последовательно. В этой ситуации большую ценность приобретают зенитные артиллерийские комплексы (ЗАК) малого калибра. Не уступая ЗРК в реакции и являясь одноканальным по цели, ЗАК может вести огонь практически до собственного борта, то есть не имеет мертвой зоны Проведенные расчеты показывают, что современный фрегат при самых благоприятных условиях может сбить столько крылатых ракет, сколько имеет ЗРК и ЗАК с одного борта, то есть не более трех. Лишь корабли типа Oliver Н. Perry, да еще с десяток фрегатов других стран, а также строящиеся германские фрегаты имеют ЗРК коллективной обороны. С точки зрения количества сбитых целей большого прироста они не дают. Дело в том, что каждый из этих комплексов в ходе отражения одного удара реально сможет сбить по одной цели. Но если комплексы самообороны способны «перехватить» воздушные цели, пролетающие мимо фрегата в сторону обороняемого судна, на удалении всего лишь нескольких километров, то ЗРК средней дальности-порядка 10 км. Поэтому они и называются ЗРК коллективной обороны. Такая «непопулярность» вызвана как стоимостью таких комплексов и их массогабаритными характеристиками, так и предполагаемыми условиями боевого применением фрегатов различных стран.

В последнее десятилетие началось массовое вооружение фрегатов противокорабельными крылатыми ракетами. Способствовало этому успешное применение этого оружия в локальных конфликтах, а также его относительная компактность и дешевизна. В большинстве случаев их предназначение сродни торпедам на эскортных миноносцах-оборона от более мощного противника. Однако в ряде стран с помощью противокорабельных ракет придают наступательные качества своим кораблям для демонстрации силы и решимости отстаивать свои интересы. Действительно, для уничтожения или полного вывода из строя боевого корабля класса эсминец-фрегат достаточно попадания 2 - 3 крылатых ракет, а большинство современных фрегатов могут сформировать четырехракет-ный залп, что для одиночного противника почти смертельно.

С этой же целью вооружают фрегаты артиллерией среднего калибра. Ведь для вывода из строя корабля класса фрегат достаточно добиться порядка 10 попаданий снарядов калибром 100-130 мм. Кроме этого, давно замечено, что несколько залпов по курсу судна-нарушителя, как правило, оказывается куда более действенным способом его задержания, чем многократные увещевания по связи. А именно обеспечение юрисдикции над своими огромными экономическими зонами в настоящее время становится чуть ли не самой главной задачей многих прибрежных государств. Кроме того, артиллерия среднего калибра может эффективно использоваться для обстрела береговых объектов и огневой поддержки десанта.

Говоря о развитии современных фрегатов, необходимо отметить семейство кораблей, спроектированных в соответствии с концепцией МЕКО (Mehrzweek Kombinationschiff - многоцелевой комбинированный корабль). Ее разработала в середине 70-х годов германская компания «Blohm und Voss AG». Данная концепция предусматривала: проектирование и изготовление всех систем вооружения, энергетической установки и других систем в виде стандартных функциональных модулей (блоков) - FES (Funk-tionseinheitensystem fiir Wallen-Feuerkit und Ortungsanlagen); установку этих функциональных модулей в подготовленные ячейки; простоту замены модулей с морально устаревшими образцами оружия на новые. «Функциональный модуль» представлял собой один или несколько взаимосвязанных контейнеров, в которых размещался со всеми приборами, оборудованием и системами один из образцов вооружения, функциональный корабельный пост или специализированное помещение. В зависимости от специфики системы она или ее элементы могут размещаться на поддонах и в рамных конструкциях. В настоящее время существует два вида стандартных функциональных модулей: модули оружия - противокорабельные, зенитные и противолодочные ракетные комплексы, а также артиллерийские комплексы различного калибра; модули радиотехнического вооружения - станций освещения воздушной, надводной и подводной обстановки, а также системы сбора, обработки и отражения обстановки, управления оружием и связи. Размеры и интерфейсы (переходные устройства, обеспечивающие присоединение модуля к общекорабельным системам) предполагают взаимозаменяемость идентичных модулей. После изготовления и проведения заводских испытаний функциональные модули размещаются в «гнездах» в корпусе или надстройке корабля. Контейнеры для функциональных модулей и поддоны серийно изготавливаются компанией «Blohm und Voss AG». Они оснащены всеми необходимыми системами, фундаментами для оборудования и аппаратуры, зву-ко- и термоизоляцией. Приблизительно за год до установки функциональных модулей на корабли контейнеры доставляются на предприятия субподрядчиков в различных странах, где производится их насыщение и предварительные испытания. Модули на корабли устанавливает компания «Blohm und Voss AG». В среднем монтаж модуля оружия продолжается около восьми дней, модуля радиотехнического вооружения - два дня, поддонов с аппаратурой в боевой информационный центр -три дня. В настоящее время разработано ок. 50 видов функциональных модулей. Часть из них была создана при участии фирм США Дании, Голландии, Италии и Франции. Речь, в частности, идет о модуле ЗРК «Sea Sparrow» с ПУ вертикального старта, ЗРК RAM, 40-мм АУ «Breda/ Bofors», 127-мм АУ «ОТО Melara Compact» и т. д.

На начальных этапах разработки концепции МЕКО специалисты компании «Blohm und Voss AG» создали целый ряд проектов кораблей стандартным водоизмещением от 800 до 4 000 т, причем наиболее детально были проработаны два проекта -МЕКО 140 и МЕКО 360. Первым кораблем, построенным по концепции МЕКО, стал нигерийский Aradu проекта МЕКО 360Н1. Модули для него начали собирать в декабре 1978 г., а заложили в мае 1979 г. На схеме (с. 12) показаны функциональные блоки, которыми был насыщен корпус фрегата Aradu. Решение Нигерии объясняется широкой рекламной кампанией, развернутой фирмой «Blohm und Voss AG», которая доходчиво показывала преимущества концепции -сжатые сроки постройки кораблей, широкий выбор оружия и РТВ, большие возможности в отношении модернизации и ремонта и, конечно, приемлемое для заказчика решение финансовых проблем. Продолжительность строительства нигерийского фрегата с момента выдачи заказа и до вступления в строй составила 46 месяцев, что полностью соответствовало условиям контракта. Она оказалась меньше средней продолжительности постройки голландских фрегатов Ког-tenaer на два месяца, а фрегатов ВМС США Oliver Н. Perry - приблизительно на 14 месяцев. Экономия времени в основном была достигнута за счет сокращения сроков достройки. Разница между плановой и фактической трудоемкостью постройки корабля составила менее 1%, стоимость соответствовала контрактной. После достройки корабля были проведены его всесторонние испытания, которые выявили наличие пиков радиолокационной заметности на некоторых курсовых углах, высокие параметры теплового поля и оптическую заметность. Недостаточно эффективной оказалась система ПВО и защита от осколков ракет, взрывающихся рядом с корпусом.

Недостатки фрегатов первого поколения концепции МЕКО заставили конструкторов искать пути повышения боевой живучести корабля и эффективности общекорабельных систем, ее обеспечивающих. В результате проведенных исследовательских и конструкторских работ появились предложения по постройке кораблей МЕКО второго (МЕКО мод.2) и третьего (МЕКО мод.З) поколений. Появились и новые заказчики-Турция, Португалия, Греция, Австралия и Новая Зеландия - то есть не представители «третьего мира», а страны с развитой экономикой, в том числе входящие в блок

NATO. В отличие от Аргентины и Нигерии, они проявили интерес к фрегатам МЕКО 200, как наиболее дешевым, что позволяло организовать крупносерийную постройку боевых кораблей.

В таблице (с. 13) приведена стоимость фрегатов различных проектов, строившихся в период с 1965 по 2000 гг. Как видно, корабли концепции МЕКО, имеют такие же боевые возможности, как обычные фрегаты, но меньшую стоимость и лучше приспособлены для дальнейшей модернизации. Характерно то, что строятся они модульно-секционным методом, который становится традиционным для современного судостроения. На схеме (с. 14) показаны модули, из которых собирается корпус фрегатов типа ANZAC.

Всего за 30-летнюю историю существования концепции МЕКО в соответствии с ней было построено или находится в постройке 32 фрегата (в среднем по одному в год). Все они,

в принципе, соответствуют требованиям, предъявляемым в настоящее время к кораблям данного класса. При этом затраты на их постройку, эксплуатацию, а также возможную модернизацию (ни один из кораблей ее еще не прошел) значительно ниже, чем у «стандартных» фрегатов, хотя при постройке, например, германских кораблей типов 123 и 124, а также нидерландских типа М также широко применялся модульный метод.


ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ БЛОКИ, КОТОРЫМИ НАСЫЩАЛСЯ КОРПУС ФРЕГАТА ARADU

Очевидно, что подобный метод постройки кораблей будет совершенствоваться и в дальнейшем. На то есть еще одна дополнительная причина. Многие страны в настоящее время сталкиваются с необходимостью постоянно решать задачи охраны своей экономической зоны, осуществления таможенных и полицейских функций с морского направления, а иногда поддержки национального морского промысла в спорных районах. Чаще всего для этих целей полноценные боевые корабли класса фрегат бывают излишне мощными, а значит, экономически не выгодны. Корабли меньших размеров зачастую не удовлетворяют по мореходности и автономности. Строить специальные пат-. рульные корабли размерами с фрегат, но вооруженные всего одним-двумя орудиями и вертолетом, при простейших средствах наблюдения, также далеко не всем по карману. При этом все понимают, что мирное развитие событий всегда может перерасти в военный конфликт, или по крайней мере может возникнуть реальная его угроза. А в этих условиях нужны полноценные боевые корабли. Это наводит на мысль о целесообразности использовать концепцию МЕКО и строить корабли с наименьшей конфигурацией вооружения, что резко сократит повседневные расходы на их содержание. При этом изначально нужно предусмотреть их полноценное вооружение, заказать и хранить его. В случае неблагоприятного изменения политической обстановки такие патрульные корабли в считанные дни могут быть довооружены до требуемого уровня.


СТОИМОСТЬ ФРЕГАТОВ, СТРОИВШИХСЯ В ПЕРИОД С 1965 ПО 2000 ГОДЫ

* Последние корабли серии.

МОДУЛИ, ИЗ КОТОРЫХ СОБИРАЮТСЯ ФРЕГАТЫ ТИПА ANZAC

1. Модуль М6 Пом. кладовых общекорабельного назначения

2. Модуль М5 127 мм AV

Погреб 127-мм патронов ГАС

I Помещение кондиционеров и вентиляторов

3. Модуль А6 ПУ ложных целей

Устройство приема-передачи грузов в море.

4. Модуль A3 Ходовая рубка БИП

Помещение для размещения аппаратуры связи РАС, СУ, РЭП Системы управления оружием Каюты офицеров

5. Модуль А4 Помещение аппаратуры РЛС

Выгородка приема-очистки воздуха ГПД и ДД

6. Модуль A3

ПУ Мк 29 "Sea Sparrow"

7. Модуль А1 и А2 Ангар

Помещение авиационных мастерских Погреб запасных торпед 8 Модуль Ml

Взлетно-посадочная площадка

Столовая

Кладовая

Цистерна авиационного топлива

9. Модуль М2 Дизель-генераторы Топливные цистерны

10. Модуль МЗ ГТД LM 2500 Дизели MTU 12V Редуктор ЭУ

Активные рули успокоителей качки

Топливные цистерны

11. Модуль М4

Жилые помещения

Дизель-генераторы

Помещения кладовых

Топливные цистерны

Обратным примером может служить французский фрегат типа Lafaette, который полностью строится по технологии «Stelth» и, как видно из таблицы, является одним из самых дорогих современных боевых кораблей. В настоящее время трудно дать объективную оценку его боевым возможностям. Состав вооружения Lafaette является традиционным для фрегатов. Однако низкий уровень физических полей создает этому кораблю определенное преимущество перед «стандартными» аналогами. Очевидно, что Lafaette может положить начало тенденции постройки дорогих универсальных фрегатов, размеры и стоимость которых будут выше, чем у эсминцев или крейсеров.

Как уже сказано выше, в настоящее время фрегаты являются представителями самого многочисленного класса надводных кораблей. По-видимому, их строительство и распространение по миру будет продолжаться и в будущем. Однако, не по национальной классификации, а по своей сути, эти корабли разобьются на несколько групп. Естественно, останутся корабли, в полной мере соответствующие понятию фрегат, то есть предназначенные для эскортирования судов на трансокеанских коммуникациях. При этом, учитывая, что угроза со стороны подводных лодок в военных конфликтах низкой интенсивности несоизмеримо меньше, чем от средств воздушного нападения, можно предположить, что тенденция усиления средств ПВО за счет средств ПЛО продолжится Подготовка к возможному силовому решению спорных вопросов о принадлежности отдельных участков шельфа и островов делает для некоторых стран ударные качества корабля гораздо более актуальными, чем эскортные. Поэтому наметившаяся уже сегодня тенденция завершится скорее всего созданием полноценных ударных кораблей, по своим размерам соответствующих современному фрегату. По бывшей советской классификации это большие ракетные корабли, раньше в Великобритании их называли шлюпами, во Франции -авизо. При этом противолодочное вооружение у них может быть сведено до минимума или вообще отсутствовать, но вертолет (или два) будет обязательно. Наконец, следует ожидать появления еще одной разновидности фрегата, которую, скорее, можно отнести к патрульным кораблям или к кораблям контроля экономической зоны. При сравнительно крупных размерах такой корабль будет иметь слабое вооружение, несоизмеримое с его водоизмещением. Однако еще в проекте будет предусмотрено, при необходимости, его довооружение до уровня полноценного боевого корабля заданного предназначения. О появлении фрегатов нетрадиционной архитектуры (катамараны, тримараны), о которых так много писали в 70 -90-х годах, можно будет говорить лишь после испытаний опытных кораблей, таких, например, как английский Trident.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх