Загрузка...



Воздушные пираты Страны Советов

Окончание. Начало «АиВ>, №№ 2-4'2009


Начало девяностых – разгул угонщиков

В 1990 г. угоны воздушных судов в СССР стали практически рядовыми событиями. В тот год произошло 33 таких инцидента, и страна выбилась в «лидеры» среди европейских стран по этому печальному показателю. А начался этот всплеск 18 апреля 1990 г. Один из 76 пассажиров Ту-134 (СССР-65862), который следовал из Москвы в Ленинград, потребовал лететь в Каунас, угрожая привести в действие пронесенное на борт биологическое (!) оружие. Командир корабля Замышляев решил приземлиться в Вильнюсе, где угонщик (осветитель одного из столичных театров И. Кулагин) и был задержан. Вспоминает начальник охраны вильнюсского аэропорта: «Как только была произведена посадка, сразу же самолет был блокирован. Начались переговоры с преступником. Кулагин согласился покинуть самолет, получив обещание о доставке его к В. Ландсбергису(1*). Он был посажен в машину. После осмотра небольшого багажа оказалось, что никаких опасных предметов в нем нет». По словам угонщика, целями акции были: обратить внимание мировой общественности на политические события в Литве, встретиться с В. Ландсбергисом и провести пресс-конференцию для зарубежных журналистов.

7 июня пассажир Ту-154, выполнявшего рейс Грозный-Москва, угнал самолет в Турцию. Местный спецназ застрелил воздушного пирата. Больше никто не пострадал. Через день пассажир летевшего из Минска в Мурманск Ту-154 (СССР-85593), угрожая зажатой в руке гранатой, потребовал следовать в Стокгольм. Командир корабля С.П. Брилев решил не испытывать судьбу и посадил лайнер в столице Швеции, где угонщик сдался. Им оказался учащийся одного из техникумов г. Жодино 17-летний Д. Семенов. Его граната была муляжом. Парня выдали СССР, где его приговорили к 5 годам заключения с выплатой 1224 руб. 74 коп. Белорусскому УГА.

18 июня снова «отличились» авиаторы. В тот день бывший пилот гражданской авиации 29-летний В.Ю. Лапин, воспользовавшись прежними знакомствами, оказался на измаильском аэродроме возле готового к вылету Ан-2. Он беспрепятственно проник в кабину самолета, запустил двигатель и уже через несколько минут на предельно малой высоте пересек границу с Румынией. Увидев, как его машина исчезает за горизонтом, командир угнанного Ан-2 чуть не получил сердечный приступ – его совсем недавно восстановили на летной работе после почти двухгодичного отстранения из-за «нарушения трудовой дисциплины». Было от чего переживать и второму пилоту, ведь на борту остался вожделенный костюм «Адидас», который он с таким трудом достал… Лапин проскочил над территорией Румынии, прошел вдоль болгарского побережья над Черным морем, никем не преследуемый достиг турецкого мыса Кефкен, где произвел благополучную посадку и сдался местным властям. 25 июня турки вернули самолет советской стороне. На костюм «Адидас», к радости второго пилота, никто не позарился.

На следующий день объектом угона стал Ту-134 (СССР-65799), летевший из Риги в Мурманск. Среди его пассажиров находился саратовский художник-оформитель О.В. Козлов, который особым образом подготовился к этому полету. Он купил 3 большие свечи, обернул их фотобумагой – чем тебе с виду не толовые шашки? Вскоре после взлета Козлов передал через стюардессу командиру экипажа Ю.Ф. Кузьмину записку, содержавшую требование следовать в Швецию и угрозу взрыва самолета. Угонщик все время смотрел на часы и жестами показывал, что у него есть сообщники в салоне. Экипаж решил не рисковать и развернул лайнер в сторону Швеции, хотя он не располагал необходимыми навигационными данными.

Их удалось получить по радио от самолета, летевшего из Хельсинки, где и было решено выполнить посадку. Там угонщика ждал холодный прием «горячих» финских полицейских. Попав в местную тюрьму, Козлов неожиданно оказался в центре общественного внимания. С чьей-то легкой руки его объявили «борцом с тоталитарным режимом в СССР». Выдавать угонщика никто не собирался, несмотря на подписанные международные договоры. Но советские власти оказывали активное давление на финскую сторону, Козлов об этом узнал, нервы у него не выдержали, и он захватил заложника в тюрьме. Финны решили больше не церемониться со столь беспокойным клиентом. Вскоре он оказался на родине, где получил 5 лет строгого режима.

Сообщение о «подвиге» Козлова попало в советскую прессу, и пока тянулась тяжба с выдачей угонщика, у него нашлись последователи. Уже 24 июня почти по такому же сценарию действовал 21-летний пассажир Ту-134 (СССР-65112), следовавшего из Таллинна во Львов. Экипаж (командир Белявцев) тоже посадил самолет не в Стокгольме, куда требовал лететь возмутитель спокойствия, а в Хельсинки. У попросившего политического убежища пирата взрывных устройств и оружия не было обнаружено. 30 июня отличился 19-летний выпускник одного из львовских ПТУ А. Ми- хайленко, желавший во что бы то ни стало уклониться от службы в Советской Армии. Купив билет на рейс Львов-Ленинград, он также приобрел боевую гранату, которую выменял за две бутылки водки у солдата. Парень без проблем прошел предполетный контроль и стал одним из 152 пассажиров Ту-154 (СССР-85334). Когда лайнер находился над Белоруссией, Михайленко потребовал лететь в Швецию, угрожая взрывом гранаты. Сначала стюардесса и другие члены экипажа, который возглавлял Бухаров, приняли требование за глупый розыгрыш, но вскоре стало ясно, что юноша не шутит. Полет завершился благополучной посадкой в Стокгольме, где угонщика арестовали. Интересно, что сотрудники шведского аэропорта при досмотре нашли в багаже других пассажиров этого Ту-154 газовый пистолет и штык-нож от автомата Калашникова! 31 июля Михайленко бодали советским властям. Судили его в родном Львове, и местные представители Фемиды вынесли весьма благодушный приговор – 3 года лишения свободы условно.

В том месяце еше один пэтэушник 17-летний Ю. Капирушев пытался угнать Ту-154 CCCP-85184), летевший из Краснодара в Оренбург. 28 числа он. угрожая капсулой с «отравляющим» веществом потребовал изменить курс и следовать в Турцию. Самолет все-таки совершил посадку в Оренбурге, якобы для пополнения запаса топлива. Чтобы угонщик мог наблюдать за дозаправкой экипаж открыл входную дверь, но едва Капирушев подошел к порогу, как получил сильный пинок (вот он, радикальный способ борьбы с угонщиками!) и оказался на бетоне, где был задержан. В его капсуле оказалась обычная хлорка.

4 июля испытать себя в роли угонщика попробовала женщина. Продавщица книжного магазина Р. Маевская находилась со своей двухлетней дочерью среди пассажиров Ту-134 (СССР-65771), следовавшего из Адлера в Ростов-на-Дону. Она достала из ручной клади сверток с торчавшими проводами, заявила, что это бомба и потребовала лететь в Турцию. Командир корабля Суров решил все же следовать на аэродром, определенный расписанием. В Ростове у «похулиганившей» работницы советской торговли вместо взрывного устройства обнаружили завернутые в газету нож и молоток. По словам Р. Маевской, на угон самолета ее подвинули череда жизненных неудач, а также проблемы с соседями по коммунальной квартире.

На следующий день очередной пэтэушник продолжил скандинавскую эпопею. 19-летний М. Мокрецов передал экипажу летев-

1* лидер движения «саюдис», выступавшего за независимость литвы, с марта 1990 г. возглавлял верховный совет литвы.



Самолет Ту-134 (бывший CCCP-65771), который 4 июля 1990 г. попыталась угнать продавщица книжного магазина Р. Маевская. Снимок сделан в 2008 г. во время взлета лайнера из московского аэропорта Внуково


шего из Ленинграда во Львов Ту-154 (СССР-85101) записку: «Требую изменить курс на Стокгольм, в противном случае самолет будет взорван. Не советую делать глупостий, со мной сообщник». Командир корабля Одинокий решил подчиниться и повел самолет к «варягам». Пассажиры оставались в полном неведении о происходившем, но один из них, пожилой бывший летчик заподозрил неладное и заметно занервничал. И было от чего. Он уже побывал в роли заложника, когда 30 июня летел к друзьям в Ленинград, а оказался в Стокгольме. Теперь он хотел вернуться домой во Львов, но все равно летел в Стокгольм!… Самолет без осложнений приземлился в аэропорту шведской столицы, где угонщика арестовали, оружия и взрывчатки при нем не обнаружили. После этого случая один местный журналист с раздражением написал в своей газете: «Советские самолеты внутренних авиарейсов под угрозой угонщиков начинают сыпаться, как град с неба, в аэропортах соседних стран…» Шведы держали Мокрецова в своей каталажке, где он и узнал о решении вернуть его на родину. От отчаяния он прямо в камере вскрыл себе вены осколком стекла электролампочки. Это вызвало бурную реакцию местной общественности. и судил Мокрецова все-таки шведский суд, приговоривший его к четырем годам лишения свободы.

Угоны воздушных судов в СССР продолжались с пугающей частотой. С 7 июля по 13 августа были захвачены 7 самолетов: Ан-2, L-410, Ан-24 (СССР-47825), два Ту-134 (СССР-65886, СССР- 65706), два Ту-154 (СССР-85346 и, по данным некоторых источников, СССР-85101, то есть, возможно этот лайнер угоняли дважды за 5 дней!). Правда, все э~и случаи завершились благополучными посадками на советских аэродромах. Наиболее тяжелые последствия мог иметь инцидент, произошедший 12 июля с Ту-154 (СССР-85346) во время выполнения рейса Ленинград-Мурманск. На борту находились 110 пассажиров, и один из них, 17-летний юноша под угрозой взрыва потребовал следовать r Швецию Командир экипажа Федоров запросил «землю» о данных предполетного досмотра и получил заверение, что ничего опасного на борт никто не пронес. Тогда он решил возвратиться в Ленинград. Однако наземные службы ошиблись – взрывное устройство, причем боеспособное, в самолете находилось! К счастью, членам экипажа и нескольким особо отважным пассажирам удалось отобрать бомбу у угонщика, и взрыва не последовало. Тут же одна бдительная пассажирка указала на другого молодого человека, с которым угонщик активно общался перед вылетом Ее наводка оказалась «в точку» – это и впрямь был сообщник. После приземления оба «воздушных пиэата» были задержаны, а затем осуждены на 6 лет и 2 года лишения свободы соответственно.

19 августа был захвачен очередной Ту-154. Борт СССР-85325 (по другим данным, СССР-85323) взлетел рано утром из аэропорта Нерюнгри (южная Якутия) с 85 пассажирами, в число которых входили 6 подследственных, 9 осужденных (которых почему- то перевозили без наручников и с личными вещами в сумках), а также 3 конвоира. Самолет не успел набрать высоту, как один из этапируемых преступников В. Евдокимов подозвал стюардессу Т. Шарфгалиеву и негромко сказал ей: «Передайте командиру., взорвем все… только без паники…». Оказалось, что вооружены были не только конвоиры – их подопечные умудрились пронести на борт обрез и некое взрывное устройство! Шарфгалиева метнулась в кабину экипажа и по поручению командира корабля A.M. Листопадова вернулась выяснить требования преступников. Один из конвсиров заподозрил неладное и вскочил, передернув затвор автомата. Тут же перед ним возник с обрезом в руках подконвойный А. Исаков, заоравший: «Брось автомат!!… Взорвем все!» Встал со своего места и В. Евдокимов, державший в руках два оголенных провода. Так они и стояли напротив друг друга почти 5 минут, пока 8 салон не вышел бортинженер А. Камошин, который оценил ситуацию и быстро убедил конвоира бросить автомат. Пришлось разоружиться и двум его коллегам, в результате к угонщикам попали 2 автомата Калашникова, 4 магазина к ним и пистолет Макарова.

По требованию преступников самолет вернулся в Нерюнгри. Там угонщики согласились обменять находившихся на борту женщин и детей на оружие, бронежилеты, парашюты (!) и двух своих «корешей», которых пришлось освободить из местной тюрьмы. Покинули Ту-154 и 6 подследственных, наотрез отказавшихся участвовать в угоне. Теперь на борту остались 7 членов экипажа, 30 пассажиров, включая трех разоруженных военнослужащих внутренних войск, и 11 угонщиков с арсеналом из четырех автоматов, трех пистслетов и обреза (бомба была муляжем). По их требованию самолет вылетел в сторону Пакистана. Перед взлетом угонщики сказали командиру экипажа: «Мужик, не волнуйся. Выполняй наши команды – останешься жив. Чуть-чуть отлетим и выпрыгнем». Но экипаж объяснил «десантникам», что с Ту-154 с парашютом не прыгают, поэтому те решили продолжить полет в салоне. Для дозаправки лайнер в 15.45 приземлился в Красноярске, а в 20.42 – в Ташкенте. Там обеим стюардессам разрешили покинуть самолет, но они отказались это сделать, решив остаться со своим экипажем. Ночью группа московского спецназа попыталась штурмовать самолет, однако преступники обнаружили выдвигавшихся бойцов еще на дальних подступах, стали стрелять в воздух и в Сетон, требуя немедленного вылета, а когда это не помогло, пригрозили расстрелять часть пассажиров. «Земле» пришлось дать «добро» на вылет, и утром 20 августа захваченный Ту-154 снова поднялся в воздух.

В 12.40 по московскому времени он приземлился в пакистанском Карачи. Уже через 5 часов самолет улетел в СССР, а добившиеся своего угонщики оказались в местной тюрьме. Только тут они узнали, что в Пакистане за угон самолета предусмотрена смертная казнь! Исламские дознаватели и судьи остались безучастными к политическим заявлениям «вырвавшихся из СССР борцов за свободу», и все 11 воздушных пиратов были приговорены к повешенью. Спасло их лишь приближение мусульманского праздника, в честь которого в марте 1992 г. казнь заменили пожизненным заключением. Впрочем, условия содержания в пакистанских тюрьмах превзошли самые худшие ожидания бывших советских зеков. Как сказал один из них: «Знал бы, что в Пакистане действуют такие законы, лучше отсидел бы на сибирских нарах». Трое заключение не перенесли: один умер от туберкулеза, двое покончили с собой. В 1998 г. шестерых выдали России, где они и продолжили отбывать наказание (15 лет). Двое к тому времени приняли ислам и остались сидеть в Пакистане.



9 июня 1990 г. 17-летний учащийся техникума Д. Семенов угнал этот Ту-154 в Швецию. Самолет сфотографирован на перроне минского аэропорта в 1992 г.


30 августа 1990 г. в СССР был совершен весьма необычный захват Ан-2. Самолет выполнял рейс Ливны-Орел, когда не совсем трезвый и не совсем психически здоровый пассажир, угрожая ножом и пистолетом, потребовал лететь… в Воронеж. Воистину, желания угонщиков неисповедимы. Совместными усилиями одного из пилотов и пассажиров странного террориста обезвредили. Его пистолет оказался деревянным Самолет вернулся в Ливны, а заигравшийся в пистолетики горе-пират в конечном итоге угодил на принудительное лечение.

В тот же день была предпринята попытка угона Як-42 (СССР- 42321), вылетевшего из Москвы в Воронеж. Один из его 33 пассажиров потребовал следовать в ФРГ, но был очень не убедителен, и полет завершился на аэродроме, указанном в расписании. При задержании несостоявшегося угонщика ничего представлявшего угрозу при нем не обнаружили.

Таким образом, за 3 летних месяца угонщики 19 (!) раз посягали на самолеты Аэрофлота, при этом в 8 случаях им удалось заставить экипажи приземлиться за границей СССР. И в дальнейшем происшествия подобного рода происходили весьма часто, но интенсивность их все же снизилась.

3 сентября 16- и 15-летний подростки перелезли через ограждение киргизского аэродрома Пржевальск (ныне – Каракол) и захватили Ан-24 с 17 пассажирами на борту, который должен был вылететь во Фрунзе (ныне – Бишкек). Угрожая ножами и якобы имевшимся у них взрывным устройством, они потребовали следовать во Фрунзе, где предоставить им Ту-154 для вылета в Китай. По сигналу «Набат» прямо из дому прибыл и.о. начальника горот- дела милиции, который даже не успел переодеться в форму и получить оружие. Очевидно, поэтому угонщики согласились вести переговоры именно с ним. Войдя в салон, милиционер оценил ситуацию и нейтрализовал одного из угонщиков, державшего в руках стеклянную банку с «бомбой». Второго скрутили ворвавшиеся следом оперативники. В банке оказался муляж взрывного устройства..

24 сентября была предотвращена очередная попытка угона Ту-134 в Швецию. 43-лений пассажир рейса Ленинград-Архангельск, к тому времени уже дважды пытавшийся (на поезде и пешком) незаконно пересечь госграницу и оба раза отбывавший наказание за это, теперь решил попробовать счастье на воздушном транспорте. Вскоре после взлета он передал записку с требованием следовать в Швецию и традиционной угрозой взрыва. Под предлогом дозаправки самолет приземлился в Архангельске, где беглеца-не- удачника уговорили освободить пассажиров и стюардесс, а вскоре он добровольно сдался.

3 октября некий Гаврилов предпринял неудачную попытку угона самолета, следовавшего из Перми в Котлас. Ни тип ЛА, ни другие подробности происшествия автору выяснить не удалось.

На второй день после этого события Як-40 (СССР-87575), вылетевший из Новгорода в Ленинград с 21 пассажиром на борту, оказался в Финляндии. Примерно на середине маршрута стюардесса принесла командиру экипажа В. Меркулову записку: «Начальник! Меняем курс на Стокгольм. При посадке на любой другой аэропорт взорвем самолет. Пусть птаха не порхает по салону: кореша голодные». Угонщик отказался разговаривать с вышедшим к нему бортинженером, всячески демонстрировал решимость своих намерений, и Меркулов не стал рисковать… Перед посадкой в аэропорту финской столицы угонщик, увидев силуэты кораблей, спросил: «Стюардесса, что за город?», – и, услышав в ответ: «Хельсинки», потянулся к сумке. Побледневшая бортпроводница быстро пролепетала: «Командир просил передать, что мы можем сесть только здесь. До Стокгольма не хватит топлива!» «Пусть садится…», – милостиво бросил угонщик. На земле финские полицейские выяснили, что переполох учинил 41-летний инвалид второй группы, состоявший на учете в психоневрологическом диспансере. Взрывного устройства при нем не обнаружили. После двух месяцев пребывания в стране Суоми нервного «клиента» выдали советским властям, которые отправили его на принудительное лечение.

Не прошло и полутора месяцев, как 15 ноября другой пациент психлечебницы, 31-летний пермяк, угнал в Хельсинки Ту-134 (СССР-65872), выполнявший рейс Ленинград-Москва. Инцидент очень походил на предыдущий случай, причем снова ничего взрывоопасного на борту не обнаружили.

На следующий день один из 64 пассажиров Ту-134 (СССР- 65759), следовавшего из Таллинна в Москву, угрожая пистолетом, потребовал лететь в Швецию. Связавшись с «землей» и оценив обстановку, командир экипажа решил вернуться на аэродром вылета, где группа захвата задержала угонщика. Его пистолет оказался пластмассовым.

2 декабря спецназ штурмовал захваченный Ту-154 и обнаружил у арестованного угонщика боеспособное взрывное устройство. А вот 24 декабря очередной доморощенный террорист безуспешно пытался угнать самолет с помощью «бомбы», под которую замаскировал завернутые в целлофановый пакет произведения В.И. Ленина.

21 января 1991 г. Ту 154 Украинского УГА (командир экипажа A.M. Мул) со 150 пассажирами на борту, следовавший по маршруту Грозный-Одесса, по требованию угонщика этнического немца Ганна был развернут в сторону Турции. Однако в связи с отказом властей этой страны принять самолет, посадку пришлось совершить в Болгарии на аэродроме Бургас где воздушный пират сдался без сопротивления.

4 марта произошел захват Ан-24 (СССР-46614) с 25 пассажирами на борту, летевший из Котласа в Ленинград. Угонщик требовал лететь в Швецию, «о согласился совершить посадку для дозаправки в Ленинграде. С ним начались переговоры, в результате которых удалось добиться освобождения всех пассажиров в обмен на полетную документацию и штурмана-лидировщика, необходимых для полета в Швецию. Затем последовало очередное предложение сдаться, но в ответ в салоне Ан-24 прогремел взрыв, единственной жертвой которого стал сам угонщик. В тот раз спецназ и не пригодился, но 29 апреля захваченный Ту-154 все-таки пришлось брать штурмом.


30 августа 1990 г. этот Як-42 (бывший СССР-42321) пытались угнать в ФРГ. Снимок сделан в 2007 г.



Остальные попытки угонов, произошедшие с ноября 1990 г. по июнь 1991 г., напоминали одна другую до мелочей: взлет, передача записки экипажу с требованием лететь в указанном направлении, связь экипажа «с землей», получение информации об отсутствии опасных предметов на борту, посадка на территории СССР и арест единственного угонщика (однажды угонщицы). Все случаи обошлись без жертв В общей сложности в этот период воздушные пираты покушались на 19 самолетов: 7 Ту-154 4 Ту-134 по 2 Як-42, Ан-24, Ил-86, 1 Як-40. тип еще одного самолета автору не известен.

Затем до ноября в угонах наступил перерыв Объяснялось это, очевидно продолжавшимся ухудшением положения в Стране Советов, что уменьшило число авиапассажиров и упрощением правил выезда граждан СССР за его пределы.

Прервал паузу Шамиль Басаев, который с двумя сообщниками захватил 9 ноября Ту-154, выполнявший рейс из Минеральных Вод в Екатеринбург. На борту находились еще 168 пассажиров. К их счастью, Басаев только начинал свою террористическую «карьеру» и не стремился пролить кровь невинных – он ограничился требованием следовать в столицу Турции. В Анкаре угонщики выпустили всех пассажиров в обмен на возможность сделать политическое заявление для прессы. На следующий день они отбыли на том же Ту-154 в Грозный, где уже действовал «новый» порядок и никакое наказание им не грозило.

Последняя попытка угона воздушного судна в истории СССР была предпринята 13 ноября 1991 г. Угонщик сначала требовал, чтобы Ту-154, следовавший из Иркутска в Санкт-Петербург (историческое имя возвращено 6 сентября 1991 г.), приземлился на любом военном аэродроме НАТО. Затем он уточнил, что лететь следует в Великобританию Однако экипаж решил приземлиться в пункте назначения. После посадки в северной столице угонщик был обезврежен сотрудниками МВД. По другой версии, это сделали члены экипажа еще в воздухе.

В целом, угоны начала 1990-х гг. зеркально отображали ухудшение общей ситуации в СССР. Следует отметить, что в то время суды резко смягчили наказания за совершение таких преступлений: если раньше преступников расстреливали или приговаривали к длительным срокам заключения, то теперь они получали либо небольшие сроки (иногда – условно), либо вообще отделывались админарестом на 15 суток. Бросается в глаза значительное количество попыток угонов, предпринятых учащимися ПТУ и техникумов. Объяснить это можно «игрой молодой крови», склонностью к внутреннему протесту против окружающего мира, а также тем, что молодежь наиболее подвержена влиянию извне (например, информации СМИ про угоны).

Итак, «советский» период в истории угонов воздушных судов закончился. Основными причинами, по которым граждане СССР совершали такие преступления, были: сложности с официальным выездом за пределы СССР на постоянное проживание; попытки уйти от уголовной ответственности; корысть (получение выкупа для дальнейшего безбедного существования).

Угоняли воздушные суда все: и криминальные элементы, и обычные граждане самых мирных профессий, и военнослужащие, и инвалиды, и ученики средних школ, и сами авиаторы… В общей сложности решились пойти на такие преступления 187 человек. Действовали они как в одиночку, порой спонтанно, так и группами численностью свыше 10 человек после тщательной предварительной подготовки. В 9 случаях угонщики использовали боеспособные взрывные устройства, в т. ч. гранаты, в одном – бутылку с зажигательной смесью, в 17 – огнестрельное оружие, в 9 – холодное. В двух третях случаев они просто блефовали, угрожая муляжами взрывных устройств, макетами пистолетов или просто упоминая о них. Для 98 членов экипажей и пассажиров, а также для 17 угонщиков захваты ЛА обернулись гибелью. Многие авиаторы и сотрудники спецслужб, проявившие мужество в противостоянии с воздушными пиратами, были удостоены высоких государственных наград, в т.ч. шестеро стали Героями Советского Союза (из них двое – посмертно).

По географии угоны распределились примерно в равных пропорциях между северными и южными регионами СССР. На севере, в большинстве случаев, требовали лететь в Скандинавию, на юге, в основном, – в Турцию. Изредка предпринимались попытки угона на Дальнем Востоке, в направлении Китая. В 1989-91 гг. перечень стран, куда пытались угнать самолеты Аэрофлота, расширился и в нем появились такие страны, как США, Великобритания, Франция и даже Швейцария. Как видно из соответствующей таблицы, наибольшей популярностью пользовалась нейтральная Швеция, где угонщики могли относительно легко получить политическое убежище. Однако после того, как эта страна начала выдавать воздушных пиратов, они несколько «охладели» и к ней. Зато Турция, у которой были весьма натянутые отношения с СССР, неизменно оставалась привлекательной для угонщиков.

Подходил к концу 1991 год, а вместе с ним – и история страны под названием СССР. И, сами того не ведая, его народы вступали в новое, неизведанное образование под названием СНГ. А там, в числе прочего, были и свои воздушные пираты…


Сергей Комиссаров/ Москва


Примечания:



Воздушные пираты Страны Советов

Окончание. Начало «АиВ>, №№ 2-4'2009


Начало девяностых – разгул угонщиков

В 1990 г. угоны воздушных судов в СССР стали практически рядовыми событиями. В тот год произошло 33 таких инцидента, и страна выбилась в «лидеры» среди европейских стран по этому печальному показателю. А начался этот всплеск 18 апреля 1990 г. Один из 76 пассажиров Ту-134 (СССР-65862), который следовал из Москвы в Ленинград, потребовал лететь в Каунас, угрожая привести в действие пронесенное на борт биологическое (!) оружие. Командир корабля Замышляев решил приземлиться в Вильнюсе, где угонщик (осветитель одного из столичных театров И. Кулагин) и был задержан. Вспоминает начальник охраны вильнюсского аэропорта: «Как только была произведена посадка, сразу же самолет был блокирован. Начались переговоры с преступником. Кулагин согласился покинуть самолет, получив обещание о доставке его к В. Ландсбергису(1*). Он был посажен в машину. После осмотра небольшого багажа оказалось, что никаких опасных предметов в нем нет». По словам угонщика, целями акции были: обратить внимание мировой общественности на политические события в Литве, встретиться с В. Ландсбергисом и провести пресс-конференцию для зарубежных журналистов.

7 июня пассажир Ту-154, выполнявшего рейс Грозный-Москва, угнал самолет в Турцию. Местный спецназ застрелил воздушного пирата. Больше никто не пострадал. Через день пассажир летевшего из Минска в Мурманск Ту-154 (СССР-85593), угрожая зажатой в руке гранатой, потребовал следовать в Стокгольм. Командир корабля С.П. Брилев решил не испытывать судьбу и посадил лайнер в столице Швеции, где угонщик сдался. Им оказался учащийся одного из техникумов г. Жодино 17-летний Д. Семенов. Его граната была муляжом. Парня выдали СССР, где его приговорили к 5 годам заключения с выплатой 1224 руб. 74 коп. Белорусскому УГА.

18 июня снова «отличились» авиаторы. В тот день бывший пилот гражданской авиации 29-летний В.Ю. Лапин, воспользовавшись прежними знакомствами, оказался на измаильском аэродроме возле готового к вылету Ан-2. Он беспрепятственно проник в кабину самолета, запустил двигатель и уже через несколько минут на предельно малой высоте пересек границу с Румынией. Увидев, как его машина исчезает за горизонтом, командир угнанного Ан-2 чуть не получил сердечный приступ – его совсем недавно восстановили на летной работе после почти двухгодичного отстранения из-за «нарушения трудовой дисциплины». Было от чего переживать и второму пилоту, ведь на борту остался вожделенный костюм «Адидас», который он с таким трудом достал… Лапин проскочил над территорией Румынии, прошел вдоль болгарского побережья над Черным морем, никем не преследуемый достиг турецкого мыса Кефкен, где произвел благополучную посадку и сдался местным властям. 25 июня турки вернули самолет советской стороне. На костюм «Адидас», к радости второго пилота, никто не позарился.

На следующий день объектом угона стал Ту-134 (СССР-65799), летевший из Риги в Мурманск. Среди его пассажиров находился саратовский художник-оформитель О.В. Козлов, который особым образом подготовился к этому полету. Он купил 3 большие свечи, обернул их фотобумагой – чем тебе с виду не толовые шашки? Вскоре после взлета Козлов передал через стюардессу командиру экипажа Ю.Ф. Кузьмину записку, содержавшую требование следовать в Швецию и угрозу взрыва самолета. Угонщик все время смотрел на часы и жестами показывал, что у него есть сообщники в салоне. Экипаж решил не рисковать и развернул лайнер в сторону Швеции, хотя он не располагал необходимыми навигационными данными.

Их удалось получить по радио от самолета, летевшего из Хельсинки, где и было решено выполнить посадку. Там угонщика ждал холодный прием «горячих» финских полицейских. Попав в местную тюрьму, Козлов неожиданно оказался в центре общественного внимания. С чьей-то легкой руки его объявили «борцом с тоталитарным режимом в СССР». Выдавать угонщика никто не собирался, несмотря на подписанные международные договоры. Но советские власти оказывали активное давление на финскую сторону, Козлов об этом узнал, нервы у него не выдержали, и он захватил заложника в тюрьме. Финны решили больше не церемониться со столь беспокойным клиентом. Вскоре он оказался на родине, где получил 5 лет строгого режима.

Сообщение о «подвиге» Козлова попало в советскую прессу, и пока тянулась тяжба с выдачей угонщика, у него нашлись последователи. Уже 24 июня почти по такому же сценарию действовал 21-летний пассажир Ту-134 (СССР-65112), следовавшего из Таллинна во Львов. Экипаж (командир Белявцев) тоже посадил самолет не в Стокгольме, куда требовал лететь возмутитель спокойствия, а в Хельсинки. У попросившего политического убежища пирата взрывных устройств и оружия не было обнаружено. 30 июня отличился 19-летний выпускник одного из львовских ПТУ А. Ми- хайленко, желавший во что бы то ни стало уклониться от службы в Советской Армии. Купив билет на рейс Львов-Ленинград, он также приобрел боевую гранату, которую выменял за две бутылки водки у солдата. Парень без проблем прошел предполетный контроль и стал одним из 152 пассажиров Ту-154 (СССР-85334). Когда лайнер находился над Белоруссией, Михайленко потребовал лететь в Швецию, угрожая взрывом гранаты. Сначала стюардесса и другие члены экипажа, который возглавлял Бухаров, приняли требование за глупый розыгрыш, но вскоре стало ясно, что юноша не шутит. Полет завершился благополучной посадкой в Стокгольме, где угонщика арестовали. Интересно, что сотрудники шведского аэропорта при досмотре нашли в багаже других пассажиров этого Ту-154 газовый пистолет и штык-нож от автомата Калашникова! 31 июля Михайленко бодали советским властям. Судили его в родном Львове, и местные представители Фемиды вынесли весьма благодушный приговор – 3 года лишения свободы условно.

В том месяце еше один пэтэушник 17-летний Ю. Капирушев пытался угнать Ту-154 CCCP-85184), летевший из Краснодара в Оренбург. 28 числа он. угрожая капсулой с «отравляющим» веществом потребовал изменить курс и следовать в Турцию. Самолет все-таки совершил посадку в Оренбурге, якобы для пополнения запаса топлива. Чтобы угонщик мог наблюдать за дозаправкой экипаж открыл входную дверь, но едва Капирушев подошел к порогу, как получил сильный пинок (вот он, радикальный способ борьбы с угонщиками!) и оказался на бетоне, где был задержан. В его капсуле оказалась обычная хлорка.

4 июля испытать себя в роли угонщика попробовала женщина. Продавщица книжного магазина Р. Маевская находилась со своей двухлетней дочерью среди пассажиров Ту-134 (СССР-65771), следовавшего из Адлера в Ростов-на-Дону. Она достала из ручной клади сверток с торчавшими проводами, заявила, что это бомба и потребовала лететь в Турцию. Командир корабля Суров решил все же следовать на аэродром, определенный расписанием. В Ростове у «похулиганившей» работницы советской торговли вместо взрывного устройства обнаружили завернутые в газету нож и молоток. По словам Р. Маевской, на угон самолета ее подвинули череда жизненных неудач, а также проблемы с соседями по коммунальной квартире.

На следующий день очередной пэтэушник продолжил скандинавскую эпопею. 19-летний М. Мокрецов передал экипажу летев-

1* лидер движения «саюдис», выступавшего за независимость литвы, с марта 1990 г. возглавлял верховный совет литвы.



Самолет Ту-134 (бывший CCCP-65771), который 4 июля 1990 г. попыталась угнать продавщица книжного магазина Р. Маевская. Снимок сделан в 2008 г. во время взлета лайнера из московского аэропорта Внуково


шего из Ленинграда во Львов Ту-154 (СССР-85101) записку: «Требую изменить курс на Стокгольм, в противном случае самолет будет взорван. Не советую делать глупостий, со мной сообщник». Командир корабля Одинокий решил подчиниться и повел самолет к «варягам». Пассажиры оставались в полном неведении о происходившем, но один из них, пожилой бывший летчик заподозрил неладное и заметно занервничал. И было от чего. Он уже побывал в роли заложника, когда 30 июня летел к друзьям в Ленинград, а оказался в Стокгольме. Теперь он хотел вернуться домой во Львов, но все равно летел в Стокгольм!… Самолет без осложнений приземлился в аэропорту шведской столицы, где угонщика арестовали, оружия и взрывчатки при нем не обнаружили. После этого случая один местный журналист с раздражением написал в своей газете: «Советские самолеты внутренних авиарейсов под угрозой угонщиков начинают сыпаться, как град с неба, в аэропортах соседних стран…» Шведы держали Мокрецова в своей каталажке, где он и узнал о решении вернуть его на родину. От отчаяния он прямо в камере вскрыл себе вены осколком стекла электролампочки. Это вызвало бурную реакцию местной общественности. и судил Мокрецова все-таки шведский суд, приговоривший его к четырем годам лишения свободы.

Угоны воздушных судов в СССР продолжались с пугающей частотой. С 7 июля по 13 августа были захвачены 7 самолетов: Ан-2, L-410, Ан-24 (СССР-47825), два Ту-134 (СССР-65886, СССР- 65706), два Ту-154 (СССР-85346 и, по данным некоторых источников, СССР-85101, то есть, возможно этот лайнер угоняли дважды за 5 дней!). Правда, все э~и случаи завершились благополучными посадками на советских аэродромах. Наиболее тяжелые последствия мог иметь инцидент, произошедший 12 июля с Ту-154 (СССР-85346) во время выполнения рейса Ленинград-Мурманск. На борту находились 110 пассажиров, и один из них, 17-летний юноша под угрозой взрыва потребовал следовать r Швецию Командир экипажа Федоров запросил «землю» о данных предполетного досмотра и получил заверение, что ничего опасного на борт никто не пронес. Тогда он решил возвратиться в Ленинград. Однако наземные службы ошиблись – взрывное устройство, причем боеспособное, в самолете находилось! К счастью, членам экипажа и нескольким особо отважным пассажирам удалось отобрать бомбу у угонщика, и взрыва не последовало. Тут же одна бдительная пассажирка указала на другого молодого человека, с которым угонщик активно общался перед вылетом Ее наводка оказалась «в точку» – это и впрямь был сообщник. После приземления оба «воздушных пиэата» были задержаны, а затем осуждены на 6 лет и 2 года лишения свободы соответственно.

19 августа был захвачен очередной Ту-154. Борт СССР-85325 (по другим данным, СССР-85323) взлетел рано утром из аэропорта Нерюнгри (южная Якутия) с 85 пассажирами, в число которых входили 6 подследственных, 9 осужденных (которых почему- то перевозили без наручников и с личными вещами в сумках), а также 3 конвоира. Самолет не успел набрать высоту, как один из этапируемых преступников В. Евдокимов подозвал стюардессу Т. Шарфгалиеву и негромко сказал ей: «Передайте командиру., взорвем все… только без паники…». Оказалось, что вооружены были не только конвоиры – их подопечные умудрились пронести на борт обрез и некое взрывное устройство! Шарфгалиева метнулась в кабину экипажа и по поручению командира корабля A.M. Листопадова вернулась выяснить требования преступников. Один из конвсиров заподозрил неладное и вскочил, передернув затвор автомата. Тут же перед ним возник с обрезом в руках подконвойный А. Исаков, заоравший: «Брось автомат!!… Взорвем все!» Встал со своего места и В. Евдокимов, державший в руках два оголенных провода. Так они и стояли напротив друг друга почти 5 минут, пока 8 салон не вышел бортинженер А. Камошин, который оценил ситуацию и быстро убедил конвоира бросить автомат. Пришлось разоружиться и двум его коллегам, в результате к угонщикам попали 2 автомата Калашникова, 4 магазина к ним и пистолет Макарова.

По требованию преступников самолет вернулся в Нерюнгри. Там угонщики согласились обменять находившихся на борту женщин и детей на оружие, бронежилеты, парашюты (!) и двух своих «корешей», которых пришлось освободить из местной тюрьмы. Покинули Ту-154 и 6 подследственных, наотрез отказавшихся участвовать в угоне. Теперь на борту остались 7 членов экипажа, 30 пассажиров, включая трех разоруженных военнослужащих внутренних войск, и 11 угонщиков с арсеналом из четырех автоматов, трех пистслетов и обреза (бомба была муляжем). По их требованию самолет вылетел в сторону Пакистана. Перед взлетом угонщики сказали командиру экипажа: «Мужик, не волнуйся. Выполняй наши команды – останешься жив. Чуть-чуть отлетим и выпрыгнем». Но экипаж объяснил «десантникам», что с Ту-154 с парашютом не прыгают, поэтому те решили продолжить полет в салоне. Для дозаправки лайнер в 15.45 приземлился в Красноярске, а в 20.42 – в Ташкенте. Там обеим стюардессам разрешили покинуть самолет, но они отказались это сделать, решив остаться со своим экипажем. Ночью группа московского спецназа попыталась штурмовать самолет, однако преступники обнаружили выдвигавшихся бойцов еще на дальних подступах, стали стрелять в воздух и в Сетон, требуя немедленного вылета, а когда это не помогло, пригрозили расстрелять часть пассажиров. «Земле» пришлось дать «добро» на вылет, и утром 20 августа захваченный Ту-154 снова поднялся в воздух.

В 12.40 по московскому времени он приземлился в пакистанском Карачи. Уже через 5 часов самолет улетел в СССР, а добившиеся своего угонщики оказались в местной тюрьме. Только тут они узнали, что в Пакистане за угон самолета предусмотрена смертная казнь! Исламские дознаватели и судьи остались безучастными к политическим заявлениям «вырвавшихся из СССР борцов за свободу», и все 11 воздушных пиратов были приговорены к повешенью. Спасло их лишь приближение мусульманского праздника, в честь которого в марте 1992 г. казнь заменили пожизненным заключением. Впрочем, условия содержания в пакистанских тюрьмах превзошли самые худшие ожидания бывших советских зеков. Как сказал один из них: «Знал бы, что в Пакистане действуют такие законы, лучше отсидел бы на сибирских нарах». Трое заключение не перенесли: один умер от туберкулеза, двое покончили с собой. В 1998 г. шестерых выдали России, где они и продолжили отбывать наказание (15 лет). Двое к тому времени приняли ислам и остались сидеть в Пакистане.



9 июня 1990 г. 17-летний учащийся техникума Д. Семенов угнал этот Ту-154 в Швецию. Самолет сфотографирован на перроне минского аэропорта в 1992 г.


30 августа 1990 г. в СССР был совершен весьма необычный захват Ан-2. Самолет выполнял рейс Ливны-Орел, когда не совсем трезвый и не совсем психически здоровый пассажир, угрожая ножом и пистолетом, потребовал лететь… в Воронеж. Воистину, желания угонщиков неисповедимы. Совместными усилиями одного из пилотов и пассажиров странного террориста обезвредили. Его пистолет оказался деревянным Самолет вернулся в Ливны, а заигравшийся в пистолетики горе-пират в конечном итоге угодил на принудительное лечение.

В тот же день была предпринята попытка угона Як-42 (СССР- 42321), вылетевшего из Москвы в Воронеж. Один из его 33 пассажиров потребовал следовать в ФРГ, но был очень не убедителен, и полет завершился на аэродроме, указанном в расписании. При задержании несостоявшегося угонщика ничего представлявшего угрозу при нем не обнаружили.

Таким образом, за 3 летних месяца угонщики 19 (!) раз посягали на самолеты Аэрофлота, при этом в 8 случаях им удалось заставить экипажи приземлиться за границей СССР. И в дальнейшем происшествия подобного рода происходили весьма часто, но интенсивность их все же снизилась.

3 сентября 16- и 15-летний подростки перелезли через ограждение киргизского аэродрома Пржевальск (ныне – Каракол) и захватили Ан-24 с 17 пассажирами на борту, который должен был вылететь во Фрунзе (ныне – Бишкек). Угрожая ножами и якобы имевшимся у них взрывным устройством, они потребовали следовать во Фрунзе, где предоставить им Ту-154 для вылета в Китай. По сигналу «Набат» прямо из дому прибыл и.о. начальника горот- дела милиции, который даже не успел переодеться в форму и получить оружие. Очевидно, поэтому угонщики согласились вести переговоры именно с ним. Войдя в салон, милиционер оценил ситуацию и нейтрализовал одного из угонщиков, державшего в руках стеклянную банку с «бомбой». Второго скрутили ворвавшиеся следом оперативники. В банке оказался муляж взрывного устройства..

24 сентября была предотвращена очередная попытка угона Ту-134 в Швецию. 43-лений пассажир рейса Ленинград-Архангельск, к тому времени уже дважды пытавшийся (на поезде и пешком) незаконно пересечь госграницу и оба раза отбывавший наказание за это, теперь решил попробовать счастье на воздушном транспорте. Вскоре после взлета он передал записку с требованием следовать в Швецию и традиционной угрозой взрыва. Под предлогом дозаправки самолет приземлился в Архангельске, где беглеца-не- удачника уговорили освободить пассажиров и стюардесс, а вскоре он добровольно сдался.

3 октября некий Гаврилов предпринял неудачную попытку угона самолета, следовавшего из Перми в Котлас. Ни тип ЛА, ни другие подробности происшествия автору выяснить не удалось.

На второй день после этого события Як-40 (СССР-87575), вылетевший из Новгорода в Ленинград с 21 пассажиром на борту, оказался в Финляндии. Примерно на середине маршрута стюардесса принесла командиру экипажа В. Меркулову записку: «Начальник! Меняем курс на Стокгольм. При посадке на любой другой аэропорт взорвем самолет. Пусть птаха не порхает по салону: кореша голодные». Угонщик отказался разговаривать с вышедшим к нему бортинженером, всячески демонстрировал решимость своих намерений, и Меркулов не стал рисковать… Перед посадкой в аэропорту финской столицы угонщик, увидев силуэты кораблей, спросил: «Стюардесса, что за город?», – и, услышав в ответ: «Хельсинки», потянулся к сумке. Побледневшая бортпроводница быстро пролепетала: «Командир просил передать, что мы можем сесть только здесь. До Стокгольма не хватит топлива!» «Пусть садится…», – милостиво бросил угонщик. На земле финские полицейские выяснили, что переполох учинил 41-летний инвалид второй группы, состоявший на учете в психоневрологическом диспансере. Взрывного устройства при нем не обнаружили. После двух месяцев пребывания в стране Суоми нервного «клиента» выдали советским властям, которые отправили его на принудительное лечение.

Не прошло и полутора месяцев, как 15 ноября другой пациент психлечебницы, 31-летний пермяк, угнал в Хельсинки Ту-134 (СССР-65872), выполнявший рейс Ленинград-Москва. Инцидент очень походил на предыдущий случай, причем снова ничего взрывоопасного на борту не обнаружили.

На следующий день один из 64 пассажиров Ту-134 (СССР- 65759), следовавшего из Таллинна в Москву, угрожая пистолетом, потребовал лететь в Швецию. Связавшись с «землей» и оценив обстановку, командир экипажа решил вернуться на аэродром вылета, где группа захвата задержала угонщика. Его пистолет оказался пластмассовым.

2 декабря спецназ штурмовал захваченный Ту-154 и обнаружил у арестованного угонщика боеспособное взрывное устройство. А вот 24 декабря очередной доморощенный террорист безуспешно пытался угнать самолет с помощью «бомбы», под которую замаскировал завернутые в целлофановый пакет произведения В.И. Ленина.

21 января 1991 г. Ту 154 Украинского УГА (командир экипажа A.M. Мул) со 150 пассажирами на борту, следовавший по маршруту Грозный-Одесса, по требованию угонщика этнического немца Ганна был развернут в сторону Турции. Однако в связи с отказом властей этой страны принять самолет, посадку пришлось совершить в Болгарии на аэродроме Бургас где воздушный пират сдался без сопротивления.

4 марта произошел захват Ан-24 (СССР-46614) с 25 пассажирами на борту, летевший из Котласа в Ленинград. Угонщик требовал лететь в Швецию, «о согласился совершить посадку для дозаправки в Ленинграде. С ним начались переговоры, в результате которых удалось добиться освобождения всех пассажиров в обмен на полетную документацию и штурмана-лидировщика, необходимых для полета в Швецию. Затем последовало очередное предложение сдаться, но в ответ в салоне Ан-24 прогремел взрыв, единственной жертвой которого стал сам угонщик. В тот раз спецназ и не пригодился, но 29 апреля захваченный Ту-154 все-таки пришлось брать штурмом.


30 августа 1990 г. этот Як-42 (бывший СССР-42321) пытались угнать в ФРГ. Снимок сделан в 2007 г.



Остальные попытки угонов, произошедшие с ноября 1990 г. по июнь 1991 г., напоминали одна другую до мелочей: взлет, передача записки экипажу с требованием лететь в указанном направлении, связь экипажа «с землей», получение информации об отсутствии опасных предметов на борту, посадка на территории СССР и арест единственного угонщика (однажды угонщицы). Все случаи обошлись без жертв В общей сложности в этот период воздушные пираты покушались на 19 самолетов: 7 Ту-154 4 Ту-134 по 2 Як-42, Ан-24, Ил-86, 1 Як-40. тип еще одного самолета автору не известен.

Затем до ноября в угонах наступил перерыв Объяснялось это, очевидно продолжавшимся ухудшением положения в Стране Советов, что уменьшило число авиапассажиров и упрощением правил выезда граждан СССР за его пределы.

Прервал паузу Шамиль Басаев, который с двумя сообщниками захватил 9 ноября Ту-154, выполнявший рейс из Минеральных Вод в Екатеринбург. На борту находились еще 168 пассажиров. К их счастью, Басаев только начинал свою террористическую «карьеру» и не стремился пролить кровь невинных – он ограничился требованием следовать в столицу Турции. В Анкаре угонщики выпустили всех пассажиров в обмен на возможность сделать политическое заявление для прессы. На следующий день они отбыли на том же Ту-154 в Грозный, где уже действовал «новый» порядок и никакое наказание им не грозило.

Последняя попытка угона воздушного судна в истории СССР была предпринята 13 ноября 1991 г. Угонщик сначала требовал, чтобы Ту-154, следовавший из Иркутска в Санкт-Петербург (историческое имя возвращено 6 сентября 1991 г.), приземлился на любом военном аэродроме НАТО. Затем он уточнил, что лететь следует в Великобританию Однако экипаж решил приземлиться в пункте назначения. После посадки в северной столице угонщик был обезврежен сотрудниками МВД. По другой версии, это сделали члены экипажа еще в воздухе.

В целом, угоны начала 1990-х гг. зеркально отображали ухудшение общей ситуации в СССР. Следует отметить, что в то время суды резко смягчили наказания за совершение таких преступлений: если раньше преступников расстреливали или приговаривали к длительным срокам заключения, то теперь они получали либо небольшие сроки (иногда – условно), либо вообще отделывались админарестом на 15 суток. Бросается в глаза значительное количество попыток угонов, предпринятых учащимися ПТУ и техникумов. Объяснить это можно «игрой молодой крови», склонностью к внутреннему протесту против окружающего мира, а также тем, что молодежь наиболее подвержена влиянию извне (например, информации СМИ про угоны).

Итак, «советский» период в истории угонов воздушных судов закончился. Основными причинами, по которым граждане СССР совершали такие преступления, были: сложности с официальным выездом за пределы СССР на постоянное проживание; попытки уйти от уголовной ответственности; корысть (получение выкупа для дальнейшего безбедного существования).

Угоняли воздушные суда все: и криминальные элементы, и обычные граждане самых мирных профессий, и военнослужащие, и инвалиды, и ученики средних школ, и сами авиаторы… В общей сложности решились пойти на такие преступления 187 человек. Действовали они как в одиночку, порой спонтанно, так и группами численностью свыше 10 человек после тщательной предварительной подготовки. В 9 случаях угонщики использовали боеспособные взрывные устройства, в т. ч. гранаты, в одном – бутылку с зажигательной смесью, в 17 – огнестрельное оружие, в 9 – холодное. В двух третях случаев они просто блефовали, угрожая муляжами взрывных устройств, макетами пистолетов или просто упоминая о них. Для 98 членов экипажей и пассажиров, а также для 17 угонщиков захваты ЛА обернулись гибелью. Многие авиаторы и сотрудники спецслужб, проявившие мужество в противостоянии с воздушными пиратами, были удостоены высоких государственных наград, в т.ч. шестеро стали Героями Советского Союза (из них двое – посмертно).

По географии угоны распределились примерно в равных пропорциях между северными и южными регионами СССР. На севере, в большинстве случаев, требовали лететь в Скандинавию, на юге, в основном, – в Турцию. Изредка предпринимались попытки угона на Дальнем Востоке, в направлении Китая. В 1989-91 гг. перечень стран, куда пытались угнать самолеты Аэрофлота, расширился и в нем появились такие страны, как США, Великобритания, Франция и даже Швейцария. Как видно из соответствующей таблицы, наибольшей популярностью пользовалась нейтральная Швеция, где угонщики могли относительно легко получить политическое убежище. Однако после того, как эта страна начала выдавать воздушных пиратов, они несколько «охладели» и к ней. Зато Турция, у которой были весьма натянутые отношения с СССР, неизменно оставалась привлекательной для угонщиков.

Подходил к концу 1991 год, а вместе с ним – и история страны под названием СССР. И, сами того не ведая, его народы вступали в новое, неизведанное образование под названием СНГ. А там, в числе прочего, были и свои воздушные пираты…


Сергей Комиссаров/ Москва








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх