НОЧНЫЕ СРАЖЕНИЯ В НЕБЕ КОРЕИ


К концу августа 1950 г. северокорейские войска выбили противника почти со всей территории полуострова, прижав его к морю в районе Пусана. В результате их коммуникации оказались чрезвычайно растянутыми, а безраздельно господствовавшая в воздухе американская авиация сделала их использование в светлое время суток почти невозможным. В этой ситуации войска Ким Ир Сена перешли к выполнению большинства транспортных операций по ночам, а авиация США стала практиковать ночные рейды. Так, ночью 8 августа летчики 3-й бомбардировочной авиагруппы (BG) совершили 50 боевых вылетов на своих В-26 Invader. Через несколько ночей к ним присоединились экипажи «Инвейдеров» из 452-й BG и пилоты F-82 Twin Mustang из состава 4-й, 68-й и 339-й эскадрилий всепогодных истребителей. С осени для ночных штурмовых ударов по северокорейским войскам время от времени привлекались самолеты передовых авианаводчиков Т-6 и LT-6 из состава 6147-й и 6148-й тактических эскадрилий {6147th TCS(A)).

Одновременно к ночным операциям севернее 38-й параллели приступили авиачасти американских ВМС и Корпуса морской пехоты (КМП). Первыми это сделали летчики специальной ночной 513-й эскадрильи (VMF(N)-513), которая в конце августа на истребителях Corsair ночной модификации F4U-5N перелетела с японской авиабазы Итадзуки на полевой аэродром под Пусаном. Через неделю из Японии прибыла еще одна ночная эскадрилья авиации КМП на тяжелых двухмоторных истребителях F7F-3N Tigercat - VMF(N)-542. В это время у берегов Кореи находились авианосцы ВМС США «Филиппин Си» и «Вэлли Фордж», на которых базировались эскадрильи ночных «Корсаров» VC-3 и VC-110. Их экипажи приступили к ночным операциям со второй недели сентября, в ходе боев за порт Иньчон.

До конца 1950 г. американские «ночники» почти безнаказанно действовали по всей территории Северной Кореи, т.к. в тот период им противостояла только малочисленная зенитная артиллерия Корейской народной армии (КНА), прикрывавшая лишь наиболее важные объекты. Тем не менее, флот и КМП потеряли тогда 3 «Корсара» (14 сентября - эскадрилья УС-110, 18 сентября - VC-3 и 22 сентября -

VMF(N)-513) во время ночных посадок на палубы, при этом погиб 1 летчик - 1-й л-т П. Маклахлин.

«Ночники» наземных эскадрилий КМП за это время лишились 6 «Корсаров» и 1 «Тайгеркэта», из которых 3 машины сбили зенитчики.

В новом 1951 г. первые потери «ночников» случились в феврале: в 513-й эскадрилье один «Корсар» разбился на посадке, другой такой истребитель из состава VC-3 -не вернулся на палубу «Вэлли Фордж», его пилот считается пропавшим без вести. Затем, по мере нарастания накала боев, потери начали стремительно расти. Уже 2 марта не вернулся с ночного боевого задания первый Таигеркэт из VMF(N)-513. его экипаж пропал без вести. В мае на своих бомбах взорвался другой F7F-3N, а в июне были сбиты сразу 2 таких самолета, причем оба экипажа погибли. Кроме того, в течение апреля-мая 513-я эскадрилья лишилась 3 «Корсаров» и их пилотов. Еще один «Корсар» разбился на взлете, но пилот уцелел. В июле зенитчики КНА сократили состав 513-й АЭ еще на 3 «Корсара» и 2 «Тайгеркэта», из экипажей которых уцелел лишь 1 человек. До конца 1951 г. эта многострадальная часть потеряла в ходе ночных рейдов еще два F7F-3N и один F4U-5N, VMF(N)-513 воевала в Корее на поршневых самолетах до сентября 1952 г., после чего перешла на реактивные ночные перехватчики F3D-2N. За эти 9 месяцев эскадрилья потеряла еще 7 своих самолетов, в т.ч. 3 «Тайгеркэта», сбитые северокорейскими зенитчиками. В отличие от своих коллег наземного базирования, палубные «ночники» в 1952 г. лишились только одного «Корсара» из состава эскадрильи VC-3.

Сравнительно низкий уровень потерь американцев в ночных рейдах начального периода войны был обусловлен, прежде всего, слабостью зенитных частей КНА. Однако положение начало меняться с весны 1951 г., когда в Корею прибыли две советские зенитно-артиллерийские дивизии - 87-я и 92-я ЗАД. имевшие на вооружении мощные 85-мм орудия, скорострельные 37-мм пушки и РЛС наведения. Каждая дивизия состояла из двух зенитно-артилле-рийских полков (ЗАП) по 8 батарей в каждом. 87-я дивизия прикрыла транспортные магистрали в районе Ансю-Тайсен и аэродром Намси, а 92-я - важный мост в районе Синуйджу, аэродромы Гисю и Мяо-гоу. Прибытие этих дивизий завершило формирование т.н. «аллеи МиГов», простершейся от р. Ялуцзян до линии Пхеньян-Гензан. На «аллее» действовали части советского 64-го отдельного истребительного авиакорпуса, а оба побережья, а также зону, прилегавшую к линии фронта, прикрывали зенитчики КНА и частей китайских добровольцев, к тому времени вошедших в страну. До осени 1951 г. в районе «аллеи МиГов» по ночам действовали одиночные экипажи В-26, и достоверных данных об их потерях в тот период нет. Известно лишь, что ночью 26 сентября зенитчиками 2-й батареи под командованием к-на И.А.Де-мидко из 151-го ЗАП (87-я ЗАД) был сбит один «Инвейдер», попавший в лучи прожекторов.


Корейские летчики проходят инструктаж возле Ла-11


Командир 351-го ИАП подп-к И.А.Ефимов (слева) и м-р М.Симко (справа). Аэродром Аньдун, 1952 г.


Подготовка к полету истребителя МиГ-15бис в 351-м ИАП


В конце июня 1951 г в состав 64-го ИАК на аэродром Аншань прибыл 351-й ИАП под командованием подп-ка И.А.Ефимова. Этот полк, на вооружении которого находилось 40 поршневых истребителей Ла-11, имел задачу прикрытия важных объектов на территории КНДР в ночное время. Так как самолеты Лавочкина не имели РЛС, их экипажам приходилось действовать либо в лунные ночи, либо в световых полях, создаваемых прожектористами. Поэтому главную активность полк проявил в районах Синайджу и Анджу, где силами 10-го прожекторного полка были созданы большие световые поля. Именно там летчикам 351-го ИАП удалось до конца года сбить несколько В-26, пойманных лучами прожекторов. Первую победу в ночном небе Кореи одержал 12 октября начальник воздушно-стрелковой службы полка к-н М.Симко. Ночью 21 октября этот же летчик подбил еще одного «Инвейдера». но тому удалось уйти в залив, куда советским пилотам залетать запрещалось. 16 ноября другой летчик полка - командир 2-й эскадрильи к-н П.Ф.Душин сбил В-26.

Стратегические бомбардировщики В-29 появились в ночном небе Кореи в августе 1951 г., однако это были еще эпизодические вылеты. Только с ноября, после больших потерь в дневных налетах на Нам-си и Синайджу, все три бомбардировочные авиагруппы - 19-я, 98-я и 307-я BG - перешли на выполнение боевых заданий ночью. Но и это не спасло «сверхкрепости» от потерь: в ночь на 9 ноября один В-29 был подбит над Синайджу зенитчиками 666-го ЗАП (92-я ЗАД). Его экипажу удалось дотянуть до Западно-Корейского залива, где все 11 авиаторов выбросились с парашютами и были подобраны поисково-спасательной службой. В течение ноября-декабря группы В-29 периодически наносили удары по целям в районе «аллеи МиГов», в т.ч. в окрестностях Анджу и Синайджу, где их в лучах прожекторов пытались перехватить истребители 351-го ИАП. Например, 28 ноября и 4 декабря они отбивали налеты на мост через Ялуцзян у Синайджу, но оба раза неудачно. Мост хоть и не был разрушен, но получил сильные повреждения, на несколько дней снабжение корейских и китайских войск прервалось. Причина неудач заключается в тактике, которую применили экипажи «сверхкрепостей» - они еще над морем набирали большую высоту и к целям шли со снижением, разгоняясь при этом свыше 600 км/ч. Такой прием практически лишал летчиков Ла-11 возможности выйти на дистанцию поражения. В обоих боях они делали все возможное, вели по американцам огонь, но расстояние было слишком велико, и противник уходил безнаказанным.

Командование 64-го ИАК, видя несостоятельность поршневых истребителей в сложившихся условиях, приняло решение перевооружить одну эскадрилью 351-го ИАП на реактивные МиГ-15бис. В апреле торов вездесущих «Инвейдеров», и не без успеха. Первый в 1952 г. В-26 сбил старший л-т А.И.Елканидзе ночью 12 марта. 2 мая старший л-т И.А.Алексеев по наведению наземной РЛС в районе Анджу обстрелял и поджег другой В-26, но рядом было море, и подбитый «Инвейдер» ушел от погони. Однако 15 мая старший л-т сбил еще один В-26, который упал в море, а его экипаж затем был спасен. Видимо, эту победу не засчитали, т.к. ее доказательства сочли недостаточно вескими.



Ночной истребитель F4U-5N из эскадрильи VMF(N)-513 флота США. Авиабаза Вонсан, ноябрь 1950 г.


Ночной истребитель F7F-3N, поврежденный во время боевого вылета



Американцы продолжали нести потери и от огня советских зенитчиков. Так, 25-го мая артиллеристы 3-й батареи м-ра С.Ф.Хлевнюка из 1777-го ЗАП (87-я ЗАД) в районе Анею сбили В-26. 31 мая в окрестностях Сончена огнем четырех батарей этого полка был подожжен еще один В-26, который затем упал около деревни Ан-Хари.

Когда часть 351-го ИАП убыла переучиваться на реактивную технику, командование 64-го ИАК решило усилить группировку «ночников» одной эскадрильей на МиГ-15. Она была сформирована из летчиков двух авиаполков 97-й ИАД ПВО, которая в середине января 1952 г. влилась в состав 64-го корпуса. Из 16-го ИАП и 148-го ГИАП были отобраны по 4 летчика, имевших опыт ночных полетов на МиГах. М-р ГКабанов, к-н В.В.Затыкин, старшие л-ты В.Т.Гурин, Б.Г.Дацко, П.Л.Дорошенко. Харитонов и Харламов. Старшим группы был назначен зам. командира дивизии подп-к П.Д.Егоров. С начала февраля эта группа приступила к боевой работе. Появление реактивных МиГов в ночном корейском небе было сразу же обнаружено американцами при помощи РЛС, в результате активность тяжелых В-29 на «аллее МиГов» заметно снизилась. Там продолжали действовать лишь легкие В-26, бомбившие с малых высот, на которых скоростные МиГи были не так эффективны. Там американцам противостояли экипажи Ла-11.

Эскадрилья Егорова действовала до середины мая, после чего ее сменила 1-я АЭ 351-го ИАП. закончившая освоение МиГ-15бис. За три с половиной месяца ночного дежурства подопечные Егорова выполнили всего несколько перехватов самолетов противника, но все они были неудачными, не завершались выходом в атаку и ведением огня. Потерь группа также не понесла. После прихода 1 -й АЭ группа была расформирована, а ее летчики вернулись в свои полки и продолжили воевать в корейском небе, но уже днем.

Американцы также усилили свою ночную группировку новыми авиачастями на реактивной технике. Первые два ночных реактивных перехватчика F-94 Starfire перелетели из Японии на южнокорейскую базу в Сувоне еще в декабре 1951 г. и вошли в состав 68-й ночной эскадрильи, вооруженной «Твин мустангами». В марте 1952 г. систему ПВО южнокорейских авиабаз усилили прибывшей из США 319-й эскадрильей всепогодных перехватчиков AWS-319 на «Старфайрах». До ноября 1952 г. летчикам этой части запрещалось перелетать линию фронта, а их основной задачей считались поиск и перехват легких ночных бомбардировщиков северян -По-2 и Як-18. Тем не менее, вплоть до ноября на счету AWS-319 не было ни одного удачного перехвата. (Единственную ночную победу в тот период одержали «ночники» из более опытной 513-й эскадрильи: 7 июля первый л-т Джон В.Андре на «Корсаре» сбил, как утверждается, северокорейский Як-9. Это вызывает большие сомнения, т.к. ни корейские, ни советские источники не подтверждают участие истребителей этого типа в ночных налетах на территорию Южной Кореи).

Летом 1952 г. основные ночные бои в корейском небе развернулись на «аллее МиГов». С советской стороны их участниками стали летчики 351-го ИАП. Их МиГи были оборудованы станцией наведения «Сирена» и радионавигационной системой ОСП-48. Умелое использование этих новшеств принесло первый успех. 10 июня несколько В-29 из состава 19-й BG наносили ночной удар по мостам в районе Кванса-на. На перехват подняли 2 или 3 пары МиГов 351-го полка и пару из 147-го ГИАП, прибывшего в Китай в марте 1952 г. в составе 133-й ИАД. В районе цели «крепости» попали в световое поле, и советские летчики атаковали их из темноты. Два В-29 были сбиты прямо над целью, еще один был тяжело поврежден и разбился на территории Южной Кореи, а другой, также тяжело поврежденный, совершил вынужденную посадку на аэродроме в Тэгу. В том бою отличился зам. командира 351-го ИАП к-н А.М.Карелин, сбивший две и повредивший одну «сверхкрепость», а также командир 147-го полка м-р М.И.Студилин.


Опробывание двигателей на одном из «Инвейдеров». Весна 1952 г.


Майор И.П.Голышевский в кабине МиГ-15бис. Аньдун, осень 1952 г.


Капитан Карелин на стремянке у борта МиГ-15бис. Ань дун, осень 1952 г.


В 147-м ГИАП ночной стала 2-я АЭ, которой командовал м-р А.И.Тришкин. В апреле она приступила к боевому дежурству на аэродроме Мукден-Западный, а 11 мая 10 ее экипажей перелетели на передовой аэродром Мяогоу. Хотя к моменту описанного боя 10 июня эскадрилья была полностью боеготова, командир полка не решился бросить ее в сражение, а вылетел лично, взяв ведомым лишь такого опытного воздушного бойца, как Герой Советского Союза м-р Л.А.Быковец, имевшего ночные победы еще во время Великой Отечественной войны.

Подчиненные м-ра Тришкина одержали первую ночную победу в ночь с 14 на 15 июня, когда командир звена к-н Ф.С.Володарский в районе «аллеи МиГов» был наведен на группу «сверхкрепостей» и сбил одну из них. 3 июля вновь отличился А.М.Карелин, ставший к тому времени майором. Ему удалось в световом поле «завалить» довольно необычного «гостя» -самолет-разведчик RB-50 из состава 91 -й разведывательной эскадрильи Стратегического авиационного командования США. Видимо, последний выполнял контроль за результатами удара группы В-29.

А 24 августа 1952 г. советские «ночники» понесли в небе Кореи первую боевую потерю. В ту ночь на боевое патрулирование ушли 4 экипажа из эскадрильи Тришкина: к-ны Г.М.Полтавец и В.Д.Вишняк, а также старшие л-ты Н.Бегучев и А.Лебедев. Назад вернулись только трое - недотянув несколько километров до аэродрома. Полтавец разбился. Это случилось после поединка с В-29, на которого капитана навели наземные службы. Поразил ли Полтавец свою цель, до сих пор неизвестно, а вот американские стрелки были точны: в обломках МиГа обнаружили пробоины от 12.7-мм пуль. Видимо, капитан был ранен, из-за чего не смог довести свою машину до аэродрома. Также осталось неизвестным, кто именно подбил ее, т.к., по американским данным, в ту ночь никому победы засчитано не было.

Но вскоре «ночники» м-ра Тришкина отомстили за гибель своего товарища. Это случилось ночью 12 сентября, когда 29 «сверхкрепостей» пытались нанести удар по Супхунской ГЭС. В районе цели они попали в лучи прожекторов и подверглись атакам МиГов обоих полков. Один В-29 практически в упор расстрелял старший л-т Ю.Н.Добровичан. Бомбардировщик (сер. №44-86343) взорвался в воздухе, весь его экипаж (12 человек) погиб. Затем отличился и сам комэск - А.И.Тришкин подбил еще одну «сверхкрепость», которая стала уходить в сторону залива, но попала под плотный огонь зенитчиков 92-й ЗАД и рухнула на землю. В том бою зенитчики сбили еще один бомбардировщик. Кроме того, в ночь с 30 на 31 августа замполит эскадрильи к-н О.И.Кордюков, прикрывая мост через Ялуцзян, подбил в световом поле один В-29, которому, тем не менее, удалось уйти.

После таких потерь американское командование стало посылать бомбардировщики в «аллею МиГов» только вслед за нарядами ночных перехватчиков, которые должны были расчищать им дорогу к цели, а в состав самой ударной группы стали включать самолеты радиоэлектронной борьбы для подавления РЛС наведения истребителей и управления огнем зенитной артиллерии. U

Продолжение следует






 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх