ПО СИГНАЛУ "АРДЯЛУЛ" РУМЫНСКАЯ АВИАЦИЯ 22 ИЮНЯ 1941 Г.


Участие ВВС Румынии во второй мировой войне относится к малоисследованным страницам истории. Авиаторам этой страны довелось вести борьбу в воздухе с советскими, американскими, а на заключительном этапе и с германскими коллегами. Недаром в сравнительно небольших румынских ВВС было несколько асов, которые заняли достойное место в мировой «табели о рангах». В этой статье авторам хотелось бы затронуть действия румынской авиации в первый день войны, которую на всем постсоветском пространстве по-прежнему называют Великой Отечественной.


ВВС Румынии перед войной

Первые десятилетия своего существования ВВС Румынии развивались под значительным французским влиянием, что позволило им некоторое время находиться на весьма современном уровне. Однако к концу 1930-х гг. румынская авиация заметно отстала в своем развитии от передовых европейских стран. Сложившееся положение рассматривалось 10 марта 1939 г. на заседании Генерального штаба, в котором принял участие премьер-министр Арманд Калинеску. Для улучшения ситуации было, в частности, решено переориентироваться при закупках авиатехники с Франции на Германию и Италию. В качестве одного из первых шагов на этом пути обсуждалось приобретение у немцев 30 истребителей Не 112Е. Реализована эта сделка была 18 августа того же года с подписанием контракта №677.

Однако в целом качество румынских ВВС продолжало оставаться весьма низким. В начале лета 1940 г. начальник Генерального штаба генерал Флориан Ценеску информировал министра иностранных дел Михаила Маной-леску: «Наша армия не подготовлена во многих областях …мы располагаем не более чем 80-100 современными боевыми самолетами…». Генерал также подчеркнул, что самолетный парк на 90% состоит из «старых и негодных» машин. Столь плачевное состояние Вооруженных сил, в том числе ВВС, не позволило румынскому командованию отважиться на оказание сопротивления Красной Армии, которая в июне провела операцию по присоединению к СССР Бессарабии и Северной Буковины. Румынские авиаторы хотели дать отпор противнику, днем и ночью в своих «старых и негодных» самолетах ждали они приказа на взлет, но он так и не последовал.

В сентябре 1940 г. король Кароль II наделил генерала Иона Антонеску всей полнотой государственной власти и отрекся от престола в пользу своего 18-летнего сына Ми-хая. В тот момент на вооружении румынских ВВС состояли 276 боевых самолетов: 82 разведчика (IAR-37/ 38/ 39), 121 истребитель (PZL-11/ 24, Не 112, Hurricane Mk.1), 34 средних бомбардировщика (S.M. 79, Bloch М.В. 210), 21 легкий бомбардировщик (Potez-633, Bristol Blenheim Mk. 1) и 18 гидросамолетов. Кроме того, еще 440 машин находились в летных школах и центрах подготовки.

Румыния располагала весьма развитой авиапромышленностью, в которую входили авиастроительные заводы (IAR Brasov, SET Bucuresti, ICAR Bucuresti), предприятия по выпуску запчастей (PREROM, FORJA POLDI-HUTTE, Societatea pentru Exploatarea de Materiale Aeronautice Tehnice, Intreprinderea Pirotehnica «Manitiu» Bucuresti, Fabrica de Bombe de Avioane Mija-Prahova, Fabrica de Te-lefoane si Aparate Radio «Standard» Bucuresti, Fabrica de Plase de Camuflaj - Bucuresti). Кроме того, в распоряжении Управления сооружений ВВС и ВМФ (ASAM) находился Авиационный Арсенал, а также авиаремонтные мастерские в Пипера (Бухарест), Галаце, Яссах, Текуче и Медиашь. Этот потенциал позволил разработать и принять на вооружение весьма современный истребитель IAR-80. К июню 1941 г уже три эскадрильи ВВС Румынии были вооружены этими машинами.

Свои плоды приносило военное сотрудничество с Германией. 19 сентября 1940 г. Гитлер принял решение об отправке в Румынию затребованных ее правительством войск. К 15 ноября в страну прибыла 13-я моторизированая дивизия и воздушный экспедиционный корпус, которым командовал генерал Вильгельм Шпайдел.


Основной связной самолет ВВС Румынии «Флит» F-10G


Истребители PZL-24E состояли на вооружении двух эскадрилий ВВС Румынии


Основной задачей корпуса считалась ПВО нефтяного района Плоешти, поэтому в его состав вошли усиленная дивизия зенитной артиллерии, два отдельных полка ПВО, группа истребителей и ряд вел ом of тельных подразделений. Кроме того, немцы приступили к созданию сети полевых аэродромов и занялись улучшением боевой подготовки своих союзников. Непосредственно с румынскими летчиками-истребителями работал отряд инструкторов п/п-ка Готарда Хандрика, расположившихся на аэродроме Пипера. Обучение проводилось по методикам люфтваффе, так как предполагалось, что вооруженные силы Германии и Румынии будут действовать совместно.

Вскоре последовало роковое решение Гитлера о нападении на СССР. Первое оперативное распоряжение относительно предстоящей операции «Барбаросса» было получено в Бухаресте 18 декабря 1940 г. В главе «Возможные союзники и их задачи» данного документа говорилось: «…На наших флангах мы можем рассчитывать на активные действия Румынии и Финляндии, направленные против Советской России… Задача Румынии будет состоять в том, чтобы наступать вместе с частями, расположенными в данном районе, а также содействовать немецким войскам в тылу.,.».

В связи с подготовкой к вторжению немцы согласились поставить румынским ВВС современные самолеты Bf 109Е и Не 111Е. В Германию срочно были посланы экипажи для переучивания. Всего до июня 1941 г. было подготовлено, как в Румынии, так и в Германии, около 1500 специалистов для ВВС.

Для участия в кампании против СССР румыны выделили весьма значительные авиационные силы. Наиболее боеспособные части были сведены в Боевую воздушную группировку (GAL), которую возглавил эскадренный генерал Константин Челэряну. В этом соединении сосредоточили более 250 самолетов, из них 205 - боеспособных. Еще около 50 машин находились в подразделениях армейской авиации, приданных сухопутным войскам. Кроме того, на фронте эпизодически использовались другие подразделения, например, 53-я ИАЭ.

Румынам и действовавшему совместно с ними 4-му авиакорпусу люфтваффе противостояла существенно более мощная группировка ВВС РККА. В Бессарабии располагалась 21-я САД, в Молдавии - 20-я САД, на Буковине - 64-я САД. Кроме того, воздушными силами располагал Черноморский флот. В общей сложности в распоряжении советского командования на этом направлении находились примерно 1900 самолетов,

В ночь с 21 на 22 июня 1941 г. во всех румынских авиационных формированиях, расположенных в районе границы с СССР, командиры собрали летчиков и зачитали обращение Государственного подсекретаря авиации Георге Жиенеску. Оно заканчивалось патетически: «Юные летуны! Бучумы трубят, и в лесах отдается их эхо, небо урчит в песне моторов, к оружию, к штурвалу, с Богом вперед!». Через несколько часов Румынские Королевские ВВС вступили во вторую мировую войну.


Первая волна

22 июня в 00.00 часов* в штаб Боевой воздушной группировки поступило сообщение от начальника Главного штаба ВВС генерала Рамиро Енеску: «Боевые действия нашей авиации на Восточном фронте, разработанные совместно с немецким командованием, начнутся на рассвете 22 июня 1941 г. В силу вступает директива №34. Операция должна быть организована таким образом, чтобы все бомбардировщики и разведчики одновременно с позывным «Ардялул» пересекли границу в 4 часа утра. Истребительная авиация будет находиться в боевой готовности на рассвете для обеспечения воздушного прикрытия. Желаю успеха и также необходимо связаться с fV-й Армией относительно проведения воздушной разведки… Ожидаю оперативного отчета завтра, точнее, сегодня утром, после выполнения первого задания».

В 0 часов 5 минут на аэродроме Зилиштя-Бузэу тишину ночи разорвал грохот заработавших авиационных моторов, «…стены ангаров тряслись так, что казалось, они вот-вот рухнут, - вспоминал л-т Мирчя Николау. - Все 200** германских бомбардировщиков Не 111 из 4-го немецкого флота… взлетели и взяли курс на Восток. Стоял неописуемый шум, фантастическое представление, которое невозможно забыть. После того, как взлетели немецкие самолеты,… стали готовиться и мы…».

В 3.50 семнадцать Не 111НЗ из 5-й БАГ под командованием м-ра Паула Ландманна отправились на бомбардировку аэродромов и железнодорожных объектов в районе Кишинева и Тирасполя. Каждый самолет нес по четыре 250-кг и шестнадцать 50-кг бомб. В воздухе они встретились со своим прикрытием - 27 «Мессершмиттами» из 7-й ИАГ. Вскоре вся группа пересекла Прут, и бомбардировщик с бортовым №21 (командир экипажа л-т Мирчя Николау) стал первым румынским самолетом, вступившим во вторую мировую войну. «Вдали появился Тирасполь, - вспоминал бортстрелок этой машины л-т Туля, - Были видны аэродромные сооружения, склады и ангары. Мы сбросили половину бомб, избежав попаданий в полосу, которой планировали вскоре воспользоваться. Мы направились к Кишиневу и с высоты 500 метров нанесли удар по железнодорожному разъезду, на котором находились поезда с боеприпасами и войсками. Взрывная волна была настолько мощная, что самолет подбросило вверх. В 5.20 мы приземлились». Бомбы, сброшенные 5-й БАГ, уничтожили на земле 12 советских самолетов.



Среди прикрывавших «Хейнкели» истребителей было звено во главе с командиром 57-й эскадрильи к-ном Александру Мано-лиу. На обратном пути Манолиу заметил на одном из советских аэродромов строй из 10-15 самолетов, среди которых были и многомоторные. Командир, а вслед за ним л-т Дан Скурту и адъютант Николае Иолу пошли в атаку как раз в тот момент, когда те стали выруливать на взлет, Манолиу уничтожил один самолет, а Скурту поджег еще один «трехмоторный». Так как огонь зенитной артиллерии был беспорядочным, они решили повторить заход, после которого запылало еще несколько советских самолетов. Румынские истребители догнали свою группу и доложили командиру 7-й ИАГ об уничтожении 4-5 самолетов. По далеко неполным советским данным, на аэродроме в Бельцах было потеряно три МиГ-3 из 55-го ИАП. Был также сильно поврежден ТБ-3, который позднее захватили немцы.

* Время средне-европейское.


«Потезы-633» из 75-й АЭ в сопровождении «Хейнкелей-112» из 52-й ИАЭ направляются для удара по советским аэродромам. 22 июня 1941 г.


22 июня румыны потеряли, как минимум, два PZL-37 «Лось»


Бомбардировщики S.M.79B из 72-й АЭ на стоянке


(AR-38, скапотировавший на посадке. 22 июня 1941 г.


В 2.45 на аэродроме Погоанеле-Бузэу стали запускать моторы S.M.79 из 1 -й БАГ. Первым взлетел самолет №5 из 71 -й АЭ, который пилотировал к-н Константин Стоенеску. Во время старта эскадрилья понесла первую потерю - потерпел аварию самолет с несчастливым №13. Происшествие задержало на 20 минут вылет 72-й АЭ, От полосы оторвались пять машин этого подразделения, однако на задание смогли отправиться только четыре - у борта

№12 отказал левый двигатель, что заставило экипаж вернуться. После приземления пилот Ион Киря не сдержался и от досады заплакал.

Пять S.M.79 из 71-й эскадрильи пересекли Прут в 4.03 ит не встретив полагавшуюся им группу истребителей прикрытия, направились к советским аэродромам Болград и Болгарий-ка. «Находясь над Болградом, - вспоминал бортмеханик Кристя, - мы открыли бомболю-ки. После сброса бомб я перешел к огневой точке №3, под фюзеляжем, и сразу же вражеский самолет, атаковавший нас справа-снизу, пролетел прямо передо мною. Я выпустил очередь в 20 патронов, пока он не перешел на левую сторону. Там его принял сержант Георге Митрой, стреляющий из бокового пулемета. Длинная, хорошо пущенная очередь - и вражеский самолет рухнул в огне. Пули вновь засвистели у моей головы, и это означало, что нас вновь атакуют. Два топливных бака были изрешечены пулями, и бензин стал буквально заливать фюзеляж. Я вскочил и перекрыл подачу топлива из пробитых баков…». Бой продолжился, и бортстрелок Митрой сбил еще один И-16.

Три самолета 72-й эскадрильи в сопровождении четверки IAR-80 отбомбились по аэродрому Болгарийка. В 4.45 они направлялись к Болграду и были перехвачены несколькими И-16. Истребители прикрытия немедленно вступили в бой, но были быстро оттеснены. Пара советских самолетов атаковала правофланговый бомбардировщик №1 1 (командир экипажа Думитру Чебану). Пули пробили топливный бак, повредили приборную доску второго пилота, механизм сброса бомб и легко ранили бортмеханика. Ответным огнем один из нападавших был сбит, что заставило другого отказаться от дальнейших атак. Но переживания румынского экипажа на этом не закончились. Полученные повреждения не позволили сбросить две бомбы, и садиться пришлось с этим опасным грузом. Однако все обошлось. Воздушную победу экипажа Чебану подтвердили летчики бомбардировщика №20. Команда этой машины тоже отличилась, повредив пулеметным огнем несколько самолетов на земле.

Борт №18 из той же эскадрильи взлетел последним. В темноте его экипаж не нашел свою группу и решил действовать самостоятельно. Встретив звено IAR-80, бомбардировщик с таким солидным прикрытием направился к Болгарийке. Над аэродромом румынским самолетам пришлось вступить в бой с шестью И-16. Два из них «связали» истребители, а остальные атаковали одинокий S.M.79 на всем пути до Болграда. В результате он получил 29 попаданий, причем были пробиты оба топливных бака. Один из нападавших решил атаковать бомбардировщик в лоб, но румынский пилот заложил крутой вираж, и бортстрелки сумели сбить советский истребитель.

Самолеты 1-й БАГ приземлились между 5.05 и 5.30. Экипажи заявили об уничтожении на аэродромах 15 самолетов противника. Из 9 участвовавших в этом рейде машин было потеряно 2, погибли 10 человек летного персонала.

Бомбардировщики 72-й эскадрильи прикрывали IAR-80 из 8-й ИАГ. Один из летчиков-истребителей мл. л-т Георге Постеукэ отметил сильное противодействие зенитной артиллерии в районе Болграда. По его словам, на земле горел румынский самолет, сбитый зенитчиками. В завязавшемся воздушном бою истребитель Постеукэ был подбит, а сам летчик получил тяжелое ранение, тем не менее, он сумел приземлиться на ближайшем своем аэродроме.

По советским данным, в отражении этого налета участвовал 67-й ИАП, летчики которого не понесли потерь в воздухе и сбили четыре неприятельских самолета. Советские источники также сообщают о том, что ранним утром 22 июня 12 румынских самолетов пытались бомбить аэродром Измаил, однако 16 истребителей из 96-й эскадрильи ВВС ЧФ отбили это нападение, после чего летчики заявили о пяти воздушных победах. Установить по румынским источникам, какое именно подразделение участвовало в этом бою, пока не удалось.


Немецкие и румынские Bf 109Е в одном строю


Теодор Моску возле своего Не 112В, поврежденного в бою. 22 июня 1941 г.


В 3.35 с авиабазы Рымник-Сэрат взлетели Не 112 из 51-й эскадрильи, которые отправились на штурмовку советского аэродрома Кай-раклия. Группу возглавлял комэск к-н Вирджи-ла Трандафиреску, который при выходе на цель приказал по радио атаковать выстроенные на земле самолеты. Уцелевшие И-16 стали взлетать поперек аэродрома, но были атакованы замыкающей парой Не 112, ведущий которой мл. л-т Теодор Моску сбил один из них. Однако некоторым советским истребителям все же удалось подняться в воздух и вступить в бой. В этой схватке самолет Моску был серьезно поврежден, но летчику удалось благополучно покинуть место сражения и добраться до Рымник-Сэрат. После приземления пилот заявил, что в общей сложности уничтожил три самолета. Учитывая доклад его ведомого адъютанта Павла Константина, командование засчитало Моску две достоверные и одну предположительную победы и признало его первым румынским пилотом, сбившим неприятельский самолет во второй мировой войне. Королевским Декретом №3052 от 6 сентября 1941 г он был награжден Золотым Крестом ордена Виртутя Аеронаутикэ де Рэзбой.


Вторая волна

В 10.00 «Бленхейм» из 1-й разведэскадри-льи обнаружил на шоссе Бол град-Вулкэнешты автоколонну. Несмотря на то, что самолет атаковала пара истребителей, экипаж сумел выполнить задание, сфотографировав районы Фолтешты-Вадул-Луй-Воде и Галац-Джурджу-лешты. Все данные были переданы разведывательному отделу IV-й армии.

В 10.50 двенадцать «Потезое-633» из 2-й БАГ в сопровождении такого же количества Не 112 атаковали аэродромы в Белграде и Болгарии-ке. а также железную дорогу. По докладам экипажей, они встретили ожесточенное сопротивление советской зенитной артиллерии и истребителей, тем не менее, смогли разрушить до 200 м пути, уничтожить на земле и в воздухе 10 самолетов. Кроме того, несколько «Потезов» из 75-й эскадрильи под командованием к-на Николае Балш направились к Татарбунарам и станции Кулевчя, где отбомбились по армейским складам, поездам и железнодорожным сооружениям. На обратном пути, уже при подлете к Пруту, самолеты были атакованы 20 истребителями. Наиболее сильно в этом бою пострадал борт №19, которому пришлось совершить вынужденную посадку на вражеской территории. Самолеты №№13 и 17, несмотря на многочисленные пробоины, благополучно приземлились на своей базе. Добрался до нее и «Потез» №4, который пилотировал Думитру Тудор, но при посадке у машины сломалась поврежденная в бою стойка шасси.

Бомбили Болгарийку и десять PZL-37 «Лось» из 4-й БАГ. Этой группе также пришлось столкнуться с сильным противодействием. Советские зенитчики сбили самолеты №№214 и 206 (пилоты Василе Мэнеску и Константин Вырлан соответственно). Ставший головным борт №210. пилотируемый Иоаном Куллурь, был атакован тремя истребителями «конструкции Северского»*. Бортстрелок сержант Николае Лунгу сумел сбить один из них, после чего остальные вышли из боя. О схватке с 20 мифическими машинами Северского доложили и летчики «Харикейнов» из 53-й ИАЭ. которые прикрывали бомбардировщики 4-й БАГ. Румынские истребители избежали потерь и заявили о четырех победах. Две из них записал на свой счет стажер-адъютант Константин По-муц. О таком же количестве сбитых заявил адъютант Петре Кор-деску. Одного противника он уничтожил, когда тот пытался атаковать сзади самолет л-та Тома Лучиана, второго подбил, и он потерпел катастрофу при попытке совершить вынужденную посадку.

Несколько IAR-37 из 18-й АЭ осуществили налет на Измаил, во время которого нанесли удар по аэродрому и потопили судно на Дунае. При этом огнем зенитной артиллерии был сбит бомбардировщик, экипаж которого возглавлял сержант Костинеску.

Ближе к полудню в дело вступила армейская авиация. IAR-39 (борт №6) из 19-й РАЭ накрыл бомбами в районе Хотина крупнокалиберную батарею. Экипажи 20-й эскадрильи выполнили пять вылетов на штурмовку бронеколонн и три на фотосъемку советских позиций в районах Бельцы-Липник, Бельцы-Флорешты и

Бельцы-Унгены. При этом IAR-39, управляемый мл. л-том Михаилом Базаком, был поврежден советским истребителем, но смог вернуться на базу. 21-я РАЭ выполнила в первый день войны 7 боевых вылетов на штурмовку автоколонн в районе Валя-Черемушу-луй. Работали и самолеты 22-й эскадрильи, причем IAR-39 (борт №84) вернулся с задания с пробитым фюзеляжем и плоскостями.

Результаты действий румынской авиации в первый день войны выглядели впечатляюще. Экипажи заявили об уничтожении более 60 советских самолетов. Кроме вышеупомянутых воздушных побед, по одному сбитому записали на свои счета бортстрелки Марин Николае, Викшоряну Василе, Иоан Лунгу, Георге Букур и Иоан Чуметти. Румынским авиаторам также зачли большое количество уничтоженной бронетехники и поездов. Удовлетворенный работой своих «летунов», генерал Антонеску отметил наиболее отличившихся в приказе № 1 от 15.07.41.

Однако указанные в победных реляциях цифры оказались далекими от действительности. Сами румыны, обобщив данные, полученные разведавиацией и поступившие от наземных войск, засчитали 22 июня своим авиаторам всего два сбитых самолета и 37 уничтоженных на земле. Согласно советским сведениям, в полосе действия румынской авиации на аэродромах и в воздушных боях было потеряно 23 самолета, а оборонявшимся истребителям и зенитчикам удалось сбить 8 машин: «Бленхейм» (№36), два S.M.79(№№1 и 17), два PZL-37(№№ 206 и 214), два «Потеза-633» (№№1 и 19) и 1AR-37 (№22). При этом необходимо учитывать, что в отношении своих потерь сведения советской стороны нуждаются в определенной корреляции, так как часть из них нанесли подразделения люфтваффе, действовавшие с румынскими союзниками по одним и тем же целям.

Ааторы выpaжают искрентою признательность за оказанную помощь и предоставленные материалы О.Каминскому (Одесса ).

' В Болгарийке базировался 67-й ИАП, и можно утверждать, что за «истребители Северского» румыны приняли И-16.










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх