Загрузка...



Неприхотливый трудяга


Вячеслав Заярин/ «АиВ»

За оказанную помощь в подготовке статьи автор выражает глубокую признательность сотрудникам АИТК им. О.Л. Антонова: В.И .Добродомову, В.Ф.Есину, А.В.Котлобовскому, Е.А.Кулакову, В.И .Орехову, А.К.Середе, А.П .Сошину, О.В.Флоринскому, летчикам-испытателям \Ю.Н.Кетову\ и В.А.Ткаченко, майору в отставке Г.И .Пастернаку, а также Ю.Н.Дягилеву и полковнику в отставке Д.А.Идрисову (КиГАЗ «Авиант»), М.П.Лефтерову (Луганский АРЗ), А.П.Никифорову (УАТК). Г.И.Маврину (Киев), С.Г.Вахрушеву (Иркутск) , подп-ку запаса В.Н. Юдину (ВТ А РФ), подп-ку BJI.Кучеру ( ПВО Украины), подп-ку В.Беликову (ВВС Украины), А.Ю.Кузякииу.


Предшественники

Во второй половине 1950-х гг. в Советском Союзе начались работы над первыми самолетами для местных воздушных линий с газотурбинными двигателями. Интерес к машинам этого класса проявляло и Министерство обороны, нуждавшееся в легком военно-транспортном самолете (ВТС) нового поколения. 18 декабря 1957 г. вышло постановление Совмина СССР №1417-656, предписывавшее возглавляемому О.К.Антоновым ГС ОКБ-473* приступить к проектированию 44-местного пассажирского лайнера. Машину предстояло оснастить двумя турбовинтовыми двигателями АИ-24, которые в то время разрабатывались в запорожском КБ под руководством А.Г.Ивченко. В этом же документе предусматривалось создание его военно-транспортного варианта, который предназначался для перевозки, посадочного и воздушного десантирования личного состава, воинских грузов в стандартной упаковке, горюче-смазочных материалов в бочках и канистрах, а также транспортировки раненых и больных.

Новый пассажирский самолет получил обозначение Ан-24. Создание его военнотранспортного варианта велось с некоторым отставанием, т.к. считалось, что задача будет решена путем модификации гражданской машины. «Появление модификаций. - отмечал О.К.Антонов, - отражает объективные изменения в системе воздушного транспорта. Любая, даже очень хорошо спроектированная, машина должна обладать потенциальной возможностью дальнейшего усовершенствования в процессе своего жизненного цикла. Это и должно предусматриваться на ранней стадии проектирования».

Ан-24 впервые поднялся в воздух в октябре 1959 г. В следующем году на авиазаводе № 473 Киевского совнархоза** начали выпуск машин опытной серии. Прошел еще год, и третью машину этой серии переделали в легкий ВТС, получивший обозначение Ан-24Т (транспортный). На этом самолете вместо пассажирского салона оборудовали грузовую кабину с усиленным фанерным полом и складывающимися сиденьями. Для погрузки-выгрузки использовались имевшиеся на исходной машине входная и грузовая двери, а также новая грузовая дверь по правому борту. Это позволяло осуществлять загрузку самолета с помощью автопогрузчика. Швартовка грузов на борту производилась с помощью сеток, а бидонов и бочек - комплекта стяжных ремней. Для обеспечения десантирования Ан-24Т оснастили приводной радиотехнической системой ПДСП-2С, а на рабочем месте штурмана установили прицел-визир АИП-32. Самолет позволял доставлять грузы общей массой до 4000 кг или 37 солдат, производить выброску грузов или 33 парашютистов с личным оружием и снаряжением, перевозить 24 раненых на носилках и трех сидя при двух сопровождающих медработниках.

*Государственное союзное ОКБ №473. с 1965 г. стало называться Государственный союзный опытный завод №573, с 1966 г. - Киевский механический завод (КМЗ), с 1984 г. - КМЗ им. О. К. Антонова и с 1991 г - АИТК им. О.К.Антонова.

**С 1974 г. - Киевское авиационное производственное объединение (КиАПО). Ныне - Киевский государственный авиационный завод «Авиант».


Первый опытный экземпляр Ан-24 - родоначальник большого семейства


Первый опытный Ан-24Т. 1961 г.


Ан-24Т, созданный в 1965 г., был оснащен хвостовым люком


Бочки с горючим в грузовой кабине Ан-24Т


Десантники садятся в опытный Ан-24Т. Фергана, 1966 г.


К осени самолет окончательно утратил цивильный вид, получив вместо аэ-рофлотовской окраски серую военную и бортовой №93. 4 сентября 1961 г. начались его летные испытания, которые ОКБ Антонова проводило совместно с Научно-исследовательским и экспериментальным институтом парашютно-десантных систем (НИЭИ ПДС). Ан-24Т пилотировали летчики-испытатели ОКБ Ю.В.Курлин и А.М.Цыганков. До 3 января 1962 г они выполнили 36 полетов, в ходе которых исследовались ЛТХ самолета и выяснялась возможность выброски парашютистов и парашютно-десантных систем через входную и грузовую двери. В конце весны - начале лета состоялись еще 22 полета по программе дополнительных заводских испытаний, предназначенных для проверки работоспособности специального оборудования.

В июле самолет предъявили на совместные Госиспытания (участвовали представители ОКБ и ВВС). Полеты проходили с 17 сентября 1962 г. по 12 июля 1963 г. в районе подмосковного аэродрома Чкаловская. Их выполнял экипаж ГК НИИ ВВС во главе с подп-ком В.С.Елисеевым при участии ведущего инженера м-ра В.А.Анисимова. который потом долгие годы занимался в институте грузовыми самолетами этого семейства. В своем Заключении военные испытатели указали, что Ан-24Т практически соответствует требованиям ВВС и пригоден для принятия на вооружение. Однако первый заместитель командующего ВТА Герой Советского Союза генерал-л-т И.А.Таранен-ко высказал другое мнение. Он считал, что «Ан-24Т не соответствует задачам, возлагаемым на легкие ВТС в современных условиях… по следующим причинам: не обеспечивается парашютное десантирование мелких грузов* и техники; нет достаточной перегоночной дальности (1890 км) и мал практический радиус десантирования (180-225 км на высотах 1000 и 6000 м, соответственно); бортовой люк не позволяет грузить в самолет и транспортировать по воздуху легкую боевую технику в пределах грузоподъемности и габаритов грузовой кабины». Еще одним недостатком машины был фанерный пол, который при перемещении по нему грузов быстро приходил в негодность.

Для устранения этих замечаний ОКБ Антонова предложило оборудовать Ан-24Т десантным люком в низу хвостовой части фюзеляжа, увеличить полезную нагрузку до 5000 кг, установить дополнительные топливные баки, позволяющие повысить перегоночную дальность до 2900 км. Решение по созданию такой модификации МАП принял 13 февраля 1965 г., после чего на опытном производстве антоновской фирмы началось переоборудование серийного Ан-24 №37300602 в военно-транспортный Ан-24Т. Самолет получил и второе обозначение Ан-34, но оно не прижилось. Ведущим конструктором машины назначили В.А.Сумцова.

* Под неприспособленноегью Ан-24Т для десантирования грузов подразумевалось отсутствие на борту средств механизации выброски, прежде всего - транспортера.


Во время доработки в конструкцию самолета и состав его оборудования внесли необходимые изменения, в т.ч. организовали в хвостовой части фюзеляжа между шпангоутами 33-40 грузолюк шириной 1,4 м и длиной 2,72 м, за которым установили два подфюзеляжных гребня. По всей длине нового грузового пола проложили транспортер П-149, на потолке грузовой кабины установили погрузочное устройство, по ее бортам разместили складывающиеся сиденья на 37 солдат, а перед гру-золюком - разделитель потоков парашютистов. Ан-24Т имел взлетную массу 21 т и оснащался двигателями АИ-24Т мощностью на взлетном режиме 2550 э.л.с.


Этот Ан-24Т дважды демонстрировался на авиасалоне в Ле Бурже. В 1967 г. под выставочным номером 234, а в 1969 г. - 831


Загрузка аэрофлотовского Ан-24Т


Для оценки осуществленных доработок и определения возможности покидания машины десантниками через грузо-люк антоновцы совместно с НИЭИ ПДС провели испытания самолета. Полеты проходили с 7 декабря 1965 г. по 12 февраля 1966 г. в Киеве и Фергане. Машиной управлял экипаж во главе с ведущим летчиком-испытателем ОКБ Ю.Н.Кетовым. Получив положительные результаты, создатели Ан-24Т передали его на Госиспытания, которые начались 16 июня и закончились 10 ноября 1966 г. Во время этой работы экипажи ГК НИИ ВВС, возглавляемые ведущими летчиками-испытателями А.С.Тимофеевым и И.Я.Марковым, выполнили 73 полета. В итоге военные пришли к выводу, что в целом Ан-24Т соответствует предъявленным требованиям «за исключением некоторых показателей, среди которых главным является дальность полета самолета (вместо предусмотренной перегоночной дальности 2900 км во время испытаний была достигнута дальность 2565 км)». Эти и другие незначительные замечания предстояло устранить уже в ходе серийного выпуска машины.

Приказ №181 о запуске «транспортника» в серийное производство на Иркутском авиазаводе №39 министр авиапромышленности П.В.Дементьев подписал еще 29 июля 1965 г. Используя опыт постройки

Ан-12, сибиряки развернули выпуск Ан-24Т в кратчайшие сроки. В январе 1966 г. иркутский экипаж в составе: ГИ.Старостенко -командир, Э.Н.Чельцова - второй пилот, Ф.Д.Онищенко - штурман, М.Ю.Юрова -бортрадист, А.П.Разгуляева - бортинженер, поднял в воздух первый серийный Ан-24Т К летным испытаниям серийных машин привлекались и другие заводские летчики-испытатели, в т.ч. В.С.Пранцкяви-чус, В.Н.Трубников и С.М.Куркай.

В 1967 г. для участия в авиакосмическом салоне в Ле Бурже иркутяне срочно подготовили Ан-24Т (серийный №01-04, борт СССР-46280). Несмотря на яркую «канареечную» окраску, выполненную по заказу Генерального конструктора, антоновский воздушный грузовик не вызвал особого интереса ни среди специалистов, ни среди посетителей салона. Тем не менее, через два года этот самолет снова демонстрировался на парижском авиашоу.

Как все советские ВТС, Ан-24Т мог использоваться в качестве вспомогательного бомбардировщика. В марте-апреле 1969 г. на крымском аэродроме Кировское проходили Госиспытания опытного бомбардировочного вооружения самолета. На серийной машине № 7910309 были подвешены четыре балочных держателя БДЗ-34, установлены система сброса бомб и оптический прицел ОПБ-1Р. Экипаж ГК НИИ ВВС (командир А.С.Сушко) выполнил на нем 18 полетов, из них 10 -на бомбометание. В отчете по испытаниям отмечалось, что «бомбардировочное вооружение Ан-24Т обеспечивает возможность бомбометания при оптической видимости цели в следующих условиях применения: при скоростях полета 260-480 км/ч на высотах от 600 до 6000 м; бомбодержатели БДЗ-34 обеспечивают подвеску бомб… калибром не более 500 кг».

В том же году в серию был запущен Ан-24РТ, на котором, как и на пассажирском Ан-24РВ, в правой мотогондоле установили дополнительный реактивный двигатель РУ19-300 тягой 900 кгс.

За годы серийного производства (1967-71 гг.) Иркутский авиазавод выпустил 164 экземпляра Ан-24Т и 62 -Ан-24РТ. Заводские номера самолетов расшифровываются следующим образом: первая цифра - год выпуска, вторая и третья - номер завода, последующие две - номер серии, и последние две - номер машины в серии. Например, самолет №7910401 расшифровывается так: 7 - 1967 г., 91 - Иркутский авиазавод (чтобы не путать с серийными номерами Ан-12 номер завода изменен), 04 - серия, 01 -первая машина в серии.

Так как основным заказчиком Ан-24Т было Министерство обороныт то и большинство этих самолетов эксплуатировалось в авиационных подразделениях почти всех видов Вооруженных Сил. Кроме применения по основному назначению, военные использовали Ан-24Т в качестве учебных машин - в Балашовском ВВАУЛ на них велась подготовка летчиков ВТА. В Аэрофлот попало всего четыре самолета этой модификации (№№ 7910104, 8910709, 9911304, 0911308).

Поставки Ан-24Т за рубеж начались в 1968 г. Среди первых стран-получателей оказались Ирак, Румыния, Южный Йемен, Судан, Конго. В апреле 1969 г. под эгидой «Авиаэкспорта» один из первых Ан-24РТ (серийный №01-04) был отправлен в рекламное турне по Индии. Им управлял антоновский экипаж (командир Б.В.Стела-нов), но во многих полетах на борту находились представители индийских ВВС. В их присутствии производились низковысотные в1броски грузов, а также состоялось несколько полетов на горные аэродромы (с превышением над уровнем моря более 4000 м). Пилотируемый опытными летчиками, самолет продемонстрировал лучшие свои качества, однако убедить индусов в том, что он располагает достаточной тяговооруженностью для безопасной и эффективной эксплуатации в условиях высокогорья, не удалось. Владельцами машины стали только «равнинные» страны. В общей сложности Ан-24Т состояли на вооружении 16 дружественных СССР государств. Отметим, что «экспортные» Ан-24Т первыми в своем семействе приняли участие в боевых действиях. В 1969 г. иракские ВВС использовали их для бомбежек позиций курдов.

Как и любой самолет, Ан-24Т не был застрахован от летных происшествий. Так, в мае 1972 г. из-за отсутствия у экипажа опыта полетов на малой высоте в районе Солнечногорска (Калининградская обл.) столкнулся с деревьями и затем упал на здание самолет №9911302 ВВС ВМФ. Все шесть членов экипажа погибли. Через год в Балашовском ВВАУЛ при посадке из-за столкновения с птицей разбился Ан-24Т №8910702.

По состоянию на 2001 г. в эксплуатации находилось 139 машин, в том числе - 12 в странах дальнего зарубежья. Необходимо отметить, что в постсоветский период часть военных Ан-24Т перешла к гражданским владельцам, и в прошлом году авиакомпании России, Украины и Армении располагали 20 такими машинами.


Первый опытный Ан-26 (сер. №02-01)


Второй опытный Ан-26 в испытательном полете


Демонстрационная погрузка автомобиля «скорой помощи» на базе ГАЗ-12 во второй опытный Ан-26 (сер. №02-02)


Новая форма и содержание

Итак, постановление Совмина о создании военно-транспортного варианта Ан-24 было выполнено. Однако в ОКБ Антонова хорошо понимали, что грузолюк далек от совершенства (один из участников создания Ан-24Т А.П.Сошин образно сравнил его с лазом в погреб). Поэтому еще в 1964 г. разработчики предложили проект нового варианта самолета, который получил обозначение Ан-26 и отличался новой конструкцией носовой и хвостовой частей фюзеляжа. В носу было решено разместить кабину штурмана с остеклением по типу Ан-12. В хвостовой части располагался грузолюк, закрывающийся тремя створками. При воздушном десантировании они открывались во внутрь фюзеляжа, а при наземной загрузке нижняя использовалась как трап. Новый самолет мог транспортировать и сбрасывать в воздухе не только грузы, но и легкую технику ВДВ.

Однако командование ВВС считало, что им такая машина пока не нужна. И все же успешная эксплуатация самолетов Ан-24 с необорудованных аэродромов и отсутствие у Министерства обороны полноценного легкого ВТС подогревали интерес военных к Ан-26. Понимая это, в 1966 г. на КМЗ решили не дожидаться официального заказа и приступили к дальнейшей разработке самолета в инициативном порядке.

Была спроектирована новая хвостовая часть машины с большим грузолю-ком, который закрывался рампой оригинальной конструкции. Сама рампа являлась антоновким «ноу-хау» и заслуживает более подробного рассказа. За год до описываемых событий в ОКБ подготовили проект среднего транспортного самолета Ан-40, для которого В.Т.Чмиль, В.А.Максимов, В.Т.Шведов, В.И.Орехов и М.Е.Бабкин разработали новую рампу. Она обеспечивала герметичное закрытие хвостового люка в полете, служила трапом для погрузки самоходной техники, могла сдвигаться под фюзеляж, позволяя вести погрузку с кузова автомашины или сбрасывать грузы в воздухе. Такая конструкция была запатентована в 8 странах, включая США, Францию и Англию. На ее базе и был сделан аналогичный агрегат для Ан-26.

Чтобы получить благословение высокого московского начальства на создание Ан-26, антоновские моделисты В.М.Онуф-риенко, В.П.Шаповалов, И.Д.Радченко, Ф.А.Овчинников, Р.Л.Штейнберг сделали действующий макет грузолюка самолета (масштаб 1:12), который демонстрировали руководителям разного ранга, посещавшим ОКБ. «В конце 1967 г. при очередном посещении нашей организации министром авиапромышленности П. В. Дементьевым, - вспоминал Орехов, - /Антонов попросил Чмиля принести макет в его кабинет. Там Олег Константинович продемонстрировал работу грузолюка в действии, и Петр Васильевич сразу увидел перспективные возможности рампы. Здесь же присутствовал и наш сосед -директор Киевского авиазавода. Министр дал команду строить этот самолет и запустить его сразу в серию».

12 марта 1968 г. вышло совместное решение МАП и ВВС о разработке Ан-26. Взлетную массу машины предстояло довести до 24 т, в связи с этим создателям самолета пришлось усилить крыло и применить двигатели АИ-24ВТ со взлетной мощностью 2820 э.л.с. Для повышения проходимости использовали опытные колеса КТ-157 с высокопрофильными шинами. Новая хвостовая часть фюзеляжа увеличивала аэродинамическое сопротивление самолета, и предстояло найти пути его снижения. Аэродинамики фирмы, возглавляемые Ю.Ф.Красонтовичем, предложили установить в районе хвостового люка гребни. «Это приспособление выступает, как милиционер в толпе, - заметил ведущий специалист аэродинамического отдела ОКБ О.В.Флоринский. -Оно организует поток, сходящий с крыла и обтекающий фюзеляж, затем сворачивает его с минимальной потерей. Это приводит к значительному уменьшению сопротивления всего самолета». Форму и размеры гребней, а также место их расположения определили во время аэродинамических продувок, используя фанерные пластинки, прикрепленные к модели самолета с помощью пластилина. Еще одной задачей аэродинамиков стало определение нагрузок, действующих в полете на сдвинутую под фюзеляж рампу.



Самым интересным элементом конструкции Ан-26 стала грузовая рампа


Проведенные исследования позволили найти оптимальное положение рампы, при котором на нее действовали минимальные нагрузки даже при скольжении самолета с углом до 20\

Непосредственно возглавлял создание Ан-26 заместитель главного конструктора В.А.Гарвардт. Основную роль в рабочем проектировании самолета сыграли подразделения, руководимые Е.А.Ша-хатуни, В.З.Брагилевским, Н.П.Смирновым, А.П.Сошиным и В.Н.Гельприным. Царившие там творческий подъем, энтузиазм и взаимопонимание позволили в короткий срок (январь-май) выпустить документацию и передать ее на серийный завод.


Бремя испытаний

Для проведения совместных Государственных испытаний (в один этап) на Киевском авиазаводе построили три экземпляра Ан-26. Сборка первой опытной машины (серийный №02-01) завершилась 20 декабря 1968 г., а окончательная приемка его специалистами КМЗ затянулась до 30 марта следующего года. В то же время был сдан и экземпляр для стат-испытаний (№01-01). В апреле 1969 г. ведущим конструктором Ан-26 стал Я.Г.Орлов, ведущим инженером по испытаниям - А.К.Середа.

21 мая 1969 г. экипаж ОКБ в составе командира Ю.Н.Кетова, второго летчика В.А.Богданова, штурмана С.П.Кравченко, бортрадиста М.АТупчиенко, бортинженера П.Д.Игнатиенко и инженера-экспериментатора В.П.Лыновского впервые поднял Ан-26 в воздух. Несмотря на ветреную погоду (иногда порывы ветра превышали 15 м/с) первый полет прошел нормально. Через неделю начал летать и второй Ан-26 №02-02. Его решили продемонстрировать на очередном авиасалоне в Ле Бурже, до открытия которого оставались буквально считанные дни. Для подготовки к путешествию в Париж на этой машине спешно выполнили три полета, которые позволили определить диапазон скоростей, километровый расход топлива, устойчивость и управляемость, а также работоспособность пилотажно-навига-ционного оборудования. Международная премьера Ан-26 прошла вполне успешно. Особенно заинтриговала иностранных специалистов конструкция рампы нового антоновского грузовика, положение которой выставочная бригада КМЗ меняла каждую ночь.

Почти все полеты самолетов № 02-01 и №02-02 проходили по программе Государственных испытаний (ГИ). В них участвовали экипажи ОКБ и ГК НИИ ВВС во главе с ведущими летчиками В.А.Богдановыми п-ком И.Я.Марковым (летчики п-ки А.Брыксин и В.Н.Шибаев, м-р М.Л.Попович}. Причем самые сложные и ответственные пункты программы, например, определение устойчивости и управляемости машины на больших углах атаки, выполнил экипаж ОКБ на самолете №02-01. Первой проблемой, выявленной в ходе ГИ, стал недобор на 15 км/ч заявленной максимальной скорости на крейсерской высоте 6000 м. В связи с этим ан-тоновцы стали облагораживать Ан-26, например, установили обтекатель блистера штурмана.

Особое внимание уделялось рампе, узлы навески которой не внушали доверия. Поначалу ее даже боялись открывать в полете, поэтому, как вспоминает А.К.Середа, «по рекомендациям прочнистов в грузовой кабине сделали целую систему тросов, которые дополнительно удерживали рампу Так, в первом полете с открытием рампы бортинженер проделывал следующее: отпускал немного трос, затем приоткрывал рампу, подходил к грузолюку и смотрел - все ли нормально, потом опять отпускал трос и смотрел и т.д. Это продолжалось до тех пор, пока он не запутался с тросами, которые в конце концов порвались. Но рампа удержалась на узлах навески и полностью открылась. В дальнейших полетах она открывалась нормально, но при закрытии не становилась на замки. Сразу причину определить не удалось. Обнаружили ее случайно при опробовании переднего аварийного люка - рампа захлопывалась при его открытии. Поэтому сначала сделали небольшие окна-отсос-ники, при открытии которых рампа полностью закрывалась, а затем поставили более мощный гидропривод отката рампы и усилили звенья его тяговой цепи».

В ходе ГИ тщательно исследовались десантные возможности Ан-26. Воздушная часть программы выполнялась на высотах 800-1000 м и скоростях 270-350 км/ч. Как и полагается, сначала с самолета стали сбрасывать «Иванов» -объемно-весовые манекены. Когда первый из них покинул борт, фал его вытяжного парашюта стал болтаться в вырезе грузолюка, мешая «прыжку» следующего «Ивана». Чтобы разобраться в причинах возникшей проблемы, модель грузолюка вновь поместили в аэродинамическую трубу и смоделировали выброс парашютиста. Под воздействием воздушного потока вытянувшийся фал тут же начал описывать круги в проеме люка. Тогда в месте, где он проходил ближе всего к фюзеляжу, вбили гвоздь. Дальнейшие эксперименты показали, что теперь при групповом сбросе каждый фал сразу цеплялся за гвоздь, оставляя проем свободным, Найденное решение быстро воплотили в реальную конструкцию и дооснастили грузолюк Ан-26 уловителем фалов вытяжных парашютов. Последующие сбросы манекенов прошли успешно, и за дело взялись парашютисты-испытатели ГК НИИ ВВС во главе с Героем Советского Союза подл-ком Е.Н.Андреевым, которые выполнили 320 прыжков. Было также сброшено четыре мешка УПДММ-65 с вооружением.


Загрузка Ан-26 с борта автомобиля ГАЗ-63


Советский джип ГАЗ-69 в грузовой кабине самолета


Грузовая кабина Ан-26




Погрузочное устройство и место техника ПДС


Должное внимание было уделено и посадочному десантированию. Во время этого этапа испытаний в стоящий на земле Ан-26 садились и высаживались десантники, загружались-выгружались самоходные артустановки АСУ-57 и СД-85, автомобиль ГАЗ-69, 120-мм миномет, военные грузы в штатных упаковках ПГС-500, ПДУР-47 и ПДСБ-1, оценивалась работоспособность встроенного транспортера П-157.

Для проверки надежности швартовки грузов и техники проводились руления по аэродрому и пробежки на скорости до 100 км/ч с последующим энергичным торможением. Выполнялись и «растрясочные» полеты, в которых летчики, перемещая штурвал на себя -от себя, имитировали поведение самолета в сложных метеоусловиях.

Испытания Ан-26 в условиях жары и высокогорья выполнил экипаж во главе с летчиком-испытателем ОКБ В.А.Залюбовским. Программа проводилась в Армении, в т.ч. на грунтовом аэродроме Ахалкалаки (1600 м над уровнем моря), расположенном рядом с турецкой границей. С этой площадки выполнялся и полет на определение поведения самолета при отказе одного двигателя на взлете, который едва не закончился трагедией. После отрыва от полосы стало ясно, что машина набирает скорость медленно, а прямо по курсу возвышались горы. Пришлось запустить второй двигатель. После чего Ан-26 с разворотом ушел от горной преграды буквально над приграничной зоной.

Госиспытания длились до 21 сентября 1970 г. В конечном итоге, на Ан-26 №02-01 было выполнено 176 полетов продолжительностью 302 ч, а на Ан-26 №02-02 - 83 с налетом 130 ч 52 мин. Дважды испытания прерывались для устранения выявленных недостатков. В Отчете отмечалось: «Транспортные возможности самолета Ан-26 по сравнению с самолетом Ан-24Т с взлетной массой 21 т расширены, а именно обеспечена транспортировка боевой техники, в том числе АСУ-57, ГАЗ-69, 120-мм минометов, СД-85 и др.: увеличена примерно в 1,5 раза практическая дальность полета при транспортировке людей и грузов и практический радиус при их парашютном десантировании. Пилотирование самолета при десантировании одиночного груза, группами и серией общей массой до 4650 кг сложности не представляет. По технике пилотирования Ан-26 доступен для летчиков средней квалификации».

В дальнейшем опытные Ан-26 использовались для специальных испытаний. Так, с 22 апреля по 10 мая 1971 г. на самолете №02-01 проводились испытания противообледенительной системы (ПОС). Экипаж ГК НИИ ВВС (командир И.Я.Марков) осуществил полеты по маршрутам: Чкаловская-Сыктывкар-Воркута, Сыктывкар-Ухта-Сыктывкар, Воркута-Печора-Воркута. Удалось «поймать» интенсивность льдообразования до 5 мм/мин, при которой толщина льда на горизонтальном оперении достигла 100 мм. В результате этих исследований было выявлено, что ПОС обеспечивает защиту самолета при температуре наружного воздуха до -20 С, на высотах 1200-3000 м, скорости полета 350-400 км/ч и продолжительности непрерывного пребывания в зоне обледенения не более 20 мин.


Испытательный полет с имитацией отказа одного двигателя



Второй опытный Ан-26 во время испытаний бомбардировочного вооружения


В связи с покрытием льдом штурманского блистера его пришлось оснастить жидкостной ПОС с 2,6-литровым бачком спирта {на радость летному и техническому составу),

В 1971-72 гг. на этой же машине экипаж ГК НИИ ВВС во главе с ведущим летчиком-испытателем В.С.Кипелкиным выполнил 81 полет для исследования взлетно-посадочных характеристик, нагрузок и вибраций при эксплуатации самолета с грунтовых и заснеженных ВПП. Испытания проводились на аэродромах: Чкаловская, Черняховск (Калининградская обл.), Зяб-ровка (Гомельская обл.), Советский (под Воркутой), Задубовье (Витебская обл.) и Жасмин (Астраханская обл.). В результате Ан-26 получил «добро» на работу с естественных ВПП при прочности грунта не менее 6 кг/см' или плотности укатанного снега не менее 0,5 г/см', а также - с заснеженных площадок при толщине неуплотненного снега не более 20 см.

На этом же самолете военные отрабатывали установку бомбардировочного вооружения, для чего машину оснастили четырьмя балочными держателя БДЗ-34 на пилонах (по два с каждого борта в районе шп. №15-16 и 21-24), оборудованием для сброса бомб и прицелом НКПБ-7. В результате выяснилось, что на Ан-26 можно применять 40 вариантов подвески, включая различные бомбы калибром до 500 кг, а также радиомаяки типа «Штырь-3» и «Огонек». После этого, в апреле 1972 г., состоялись испытания по определению ЛТХ самолета с бомбардировочным вооружением. В ходе их экипаж В.А.Залюбовского на Ан-26 №02-02 выполнил с летно-испытательной базы КМЗ в Госто-меле 14 полетов, в которых самолет нес четыре ФАБ-500 или четыре ОФАБ-100. Было установлено, что подвески ухудшают скороподъемность и максимальную скорость Ан-26, но на характеристики его устойчивости и управляемости практически не влияют.

Через два года на этом самолете был выполнен еще ряд интересных испытаний. Так, для определения работоспособности системы, предотвращающей выход воздушного винта на режим отрицательной тяги, экипажи КМЗ и ГК НИИ ВВС (командиры Б.Степанов и И.Вельский) совершили 53 полета. Они проходили в августе-сентябре 1974 г. в Чарджоу, где жара превышала ЗЗ'С, и в декабре 1974 г. - январе 1975 г. в Якутске, где столбик термометра опускался до -53'С. Испытания показали, что система надежно работает на всех эксплуатационных режимах и существенно повышает безопасность полетов. В октябре-ноябре 1974 г. прошли испытания, в ходе которых вырабатывались рекомендации по взлету Ан-26 с неработающим РУ-19А-300. В них также участвовали экипажи КМЗ и ГК НИИ ВВС (командиры Ю.Курлин и Н.Шибаев). По результатам этих полетов были сделаны выводы, что безопасный взлет при выключенном РУ-19 обеспечивается только в случае ограничения массы самолета 20700 кг.

Необходимо отметить, что в ГК НИИ ВВС различные испытания Ан-26 с участием серийных машин велись на протяжении многих лет. Например, в 1975 г. экипаж во главе с М.Л.Попович на Ан-26 участвовал в испытаниях парашютно-гру-зовой системы ПГС-200. Состоялись 24 полета, в ходе которых были сделаны 14 сбросов ПГС-200 с объемно-весовым макетом груза и 44 прыжка парашютистов-испытателей. Полученные результаты показали, что система пригодна для принятия на вооружение, но прыгать вслед за ней десантникам не безопасно. Кроме того, отрабатывались: на самолете №09-01

- РЛС «Гроза-26Д», на самолете №10-06

- пилотажно-навигационное и радиоэлектронное оборудования для экспортного варианта Ан-26; на машине №15-06 -радиостанции Р-802В и Р-832М; на самолете №14-10 - аппаратура ближнего поиска АРК-УД.


Серийное производство

Подготовка к серийному выпуску Ан-26 на Киевском авиационном заводе (директор В.А.Степанченко, представитель КМЗ

- Н.И.Соболь) началась в 1968 г. Предприятие в это время интенсивно развивалось, наращивало выпуск Ан-24 (до 90 шт. в год) и без особых проблем освоило новую машину. Первая серийная машина №03-01 вышла из сборочного цеха 29 августа 1969 г. В первой половине сентября на ней были выполнены четыре полета по программе испытаний головного серийного образца, 27-30 сентября экипаж ГК НИИ ВВС (командир И.Я.Марков) выполнил еще два контрольно-приемочных полета, после чего машина получила допуск к эксплуатации в строевой части.

Полномасштабное производство Ан-26 было развернуто в 1970 г. в соответствии с Приказом МАП №301. «Серийщики» успешно освоили новые технологические процессы, такие, как обработка деталей на станках с ЧПУ, взрывная и магнитоим-пульсная штамповка, элетрохимобработка. сборка основных агрегатов по базово-фиксирующим отверстиям и др. Строительство Ан-26 велось в весьма высоком темпе - до 14-16 единиц в месяц при одновременном выпуске Ан-24 и Ан-30. В августе 1970 г. за достигнутые успехи завод был награжден орденом Трудового Красного Знамени.


Министр авиапрома П.В.Дементьев (в центре) осматривает Ан-26. В первом ряду крайний слева - Генеральный конструктор О.К.Антонов


Производство Ан-26 продолжалось до 1986 г. В облете серийных машин принимали участие ведущие заводские пилоты, в т.ч. заслуженные летчики-испытатели СССР Б.З.Попков и С.И.Савченков. Было выпущено 144 серии, причем вторая и третья состояли из 2 машин, четвертая и пятая - из 5, а последняя - из 3. В остальных насчитывалось по десять самолетов. Заводские номера «двадцатыиестерок» расшифровываются следующим образом: первая цифра - год выпуска; вторая и третья - номер завода; четвертая, пятая и шестая - номер серии; седьмая и восьмая - номер самолета в серии.

Общее количество выпущенных Ан-26 составило 1398 экземпляров, в том числе 564 для силовых ведомств СССР, 420 пошли на экспорт, а остальные - в МГА и другие министерства, например, МАП. По состоянию на 2001 г. в эксплуатации числилось 1168 самолетов.


Модификации и летающие лаборатории

Первой модификацией «двадцать-шестерки» можно считать Ан-26А, предназначенный только для посадочного десантирования. В 1971 г. в такой вариант переоборудовали серийную машину №09-01. При этом сняли оборудование для воздушного десантирования, прицел НКПБ-7, ряд специальных систем, заменили блистер штурмана на обычный иллюминатор, а РЛС «Эмблема» на станцию «Гроза-26А». В результате масса пустого самолета уменьшилась на 966 кг. С 17 августа по 6 сентября на этой машине экипажи ОКБ и ГК НИИ ВВС (командиры В.А.Богданов и А.С.Минеев) выполнили 14 полетов по программе контрольных совместных испытаний. Они показали, что по сравнению с базовым вариантом летные характеристики Ан-26А несколько улучшились (увеличились максимальная скорость и практический потолок, уменьшился километровый расход топлива). Однако самолет так и остался в единственном экземпляре.

В 1972-73 гг. были созданы два специализированных варианта Ан-26: учебно-штурманский Ан-26Ш и самолет-ретранслятор Ан-26РТ.

Ан-26Ш предназначался для обучения курсантов-штурманов. От базового варианта эта версия отличалась, прежде всего, целевым оборудованием, размещенным в грузовой кабине вместо десан-тно-транспортного. Там находились 10 рабочих мест для курсантов и одно - для инструктора. Каждое рабочее место включало столик и двухместное сиденье, а также пульт с приборным и радиооборудованием. Ан-26Ш оснащался дополнительными ПВД и агрегатами энергоснабжения. Три иллюминатора по правому борту и два по левому были заменены на блистеры. Самолет строился серийно -на Киевском авиазаводе выпустили 36 экземпляров.

Ан-26РТ предназначался для увеличения дальности радиосвязи. В грузовой кабине самолета установили спецоборудование, в том числе радиоретрансляционную станцию «Инжир». Такое же обозначение имел самолет радиотехнической разведки, который иногда в литературе называют Ан-26РТР или PP. Эта машина отличалась от предыдущей модификации составом специального оборудования и предназначалась для ведения радиоперехватов и определения рабочих частот РЛС вероятного противника. В строевые части передали 42 Ан-26РТ, которые были переоборудованы из серийных самолетов на Ивановском АРЗ №308.

В 1974 г. в соответствии с решением №76 комиссии по военно-промышленным вопросам Президиума Совмина СССР от 29 марта 1972 г., специалисты НИИ Министерства радиопромышленности переоборудовали серийный Ан-26

№21-01 в опытный самолет Ан-26РЭП Для индивидуальной защиты от ракет классов «земля-воздух» и «воздух-воздух» его оснастили средствами радиотехнического противодействия и создания инфракрасных помех: по бортам в районе шп. №16-21 подвесили два контейнера с автоматическими станциями ответных радиопомех СПС-151 и СПС-153, а также два устройства создания инфракрасных помех АСО-2И-Е7Р, каждое из которых вмещало по 64 пиропатрона ИПП-26. В комплекс специального оборудования были также включены станция оповещения об облучении РЛС противника СПО-10 и опытная аналогичная по назначению аппаратура «Барьер».

С 17 декабря 1975 г. по 24 июня 1976 г. самолет проходил испытания в ГК НИИ ВВС (ведущие летчики Н.А.Левушкин и М.Л.Попович, ведущий инженер О.К.Овчинников). Было выполнено 39 полетов, в том числе 19 с участием перехватчиков Су-15 и Су-15ТМ, которые имитировали атаки Ан-26РЭП с условными пусками тепловых ракет Р-98 и Р-98М (Р-ЗС). Для противодействия им проводился отстрел ИПП-26, расход которых составил 700 шт. Во время испытаний осуществлялась воздушная киносъемка с борта МиГ-21У. Эффективность станций СПС-151 и СПС-153 против ЗУР типа «Хок» оценивалась методами математического моделирования. Ан-26РЭП был рекомендован для принятия на вооружение, однако ни одного такого самолета в войска не поступило. На практике некоторые Ан-26, Ан-30 и Ан-32 оснащались устройствами АСО-2И.

В 1977 г. КМЗ совместно с КиАПО создали первый в СССР самолет неотложной реанимационно-хирургической помощи Ан-26М «Спасатель». В его грузовой кабине были оборудованы два отсека: для оказания интенсивной терапевтической помощи четырем больным (тяжелораненым) и хирургический, в котором установили аппараты для подачи наркоза, определения группы крови и ее переливания, искусственного дыхания, кардиосигнализаторы и др. Для отдыха медперсонала предназначался небольшой салон с удобными креслами. В левой мотогондоле была установлена вспомогательная силовая установка ТА-9, которая предназначалась для обеспечения функционирования медаппаратуры на земле при выключенных основных двигателях. В такой вариант были переоборудованы два серийных Ан-26, которые находились в распоряжении Военно-медицинского управления МО СССР. В период испытаний первый «Спасатель» нес окраску Аэрофлота, и его фотографии неоднократно публиковались в прессе. При передаче военным самолет получил традиционный серый колор.


Самолет-ретранслятор радиосвязи Ан-26РТ. Представлена машина (серийный

№ 8302) из 243-го ОСАП ВВС Украины. Аэродром Скнилов (Львов), август 1992 г,


Опытный самолет Ан-26РЭП


Санитарный Ан-26М «Спасатель»


В 2001 г. по заказу Военно-медицинского центра Вооруженных Сил Украины один Ан-26 силами специалистов ВВС был переоборудован в санитарно-тран-спортный вариант, своего рода летающую «скорую помощь». Состав его специального оборудования по сравнению со «Спасателем» упрощен. Самолет может принять на борт 5 лежачих больных, причем одна койка может быть приспособлена для осуществления интенсивной терапии или выполнения хирургического вмешательства. Самолет получил собственное имя «Вита» (жизнь).

Некоторое количество Ан-26 военные получили в штабном варианте. У такого самолета передняя часть грузовой кабины была переоборудована в пассажирский салон на 12 человек (установлены кресла и столики). Другая часть оставалась в исходном варианте, что позволяло перевозить различные грузы, в т.ч. - легковой автомобиль. Развитием этого варианта стал Ан-26С (салон), созданный АНТК в 1997 г. по заказу МО Украины. На самолете установили пассажирское оборудование нового поколения, более совершенную теплозвукоизоляцию и пило-тажно-навигационный комплекс для полетов по международным авиатрассам.

В 1986 г. для проверок работы аэродромных радиотехнических средств был создан Ан-26 «Стандарт» (встречаются также обозначения Ан-26 «Калибровщик» и Ан-26КПА), оснащенный специальной аппаратурой. В этот вариант было переоборудовано 20 серийных машин. В связи с применением в последние годы на аэродромах более современного оборудования, некоторые Ан-26КПА прошли модернизацию.

Последним на сегодняшний день военным вариантом самолета стал Ан-26Д (дальний), разработанный АНТК в 1995 г по заказу ВВС России. Машину оснастили двумя дополнительными наружными не-сьемными топливными баками емкостью по 1500 л, что позволило увеличить дальность полета до 3600 км. На КиАПО доработали соответствующим образом самолет №138-06, который в 1996 г. передали в Летно-испытательный центр ВВС РФ (бывший ГК НИИ ВВС). Машина демонстрировалась на авиасалоне МАКС-97, но заказов на такую доработку других Ан-26 до сих пор не последовало.

Ан-26Б - такое обозначение получил созданный в 1980 г. гражданский вариант Он оснащался радиосвязным и пилотаж-но-навигационным оборудованием, обеспечивающим эксплуатацию самолета на гражданских авиатрассах. Из всего состава военного десантно-транспортного оборудования на Ан-26Б сохранилось только погрузочное устройство (кран-балка).


Операционный отсек «Спасателя»


Ан-26 «Калибровщик» предприятия Украэрорух. Аэродром Керчь, 2001 г.


Ан-26 «Калибровщик» из 50-го ОСАП ВВС Беларуси. Аэродром Мачулищи, 1995 г.


На самолете применили облегченный пол, рассчитанный на перевозку колесной техники с нагрузкой на ось до 1500 кг (у исходного варианта - 3100 кг) и снабженный замками для трех грузовых поддонов ПА-2,5, а также швартовоч-ными узлами для транспортировки спакетированных грузов общей массой до 5500 кг. На некоторых машинах устанавливались роликовые дорожки. На рабочем месте штурмана блистер заменили обычным иллюминатором, что стало заметным внешним отличием Ан-26Б от военного собрата. Выпуск самолетов велся на КиАПО до 1985 г. и составил 116 машин.

Для ведения разведки рыбы, морского зверя и ледовой обстановки, а также патрулирования 200-мильной экономической зоны предназначался Ан-26РЛ, переоборудованный на КиАПО из серийной машины в 1987 г. Самолет оснастили аэрофотоаппаратом и спецоборудованием, созданным Ленинградским НИИ радиоэлектроники. Аппаратура размещалась внутри грузовой кабины и под наружными обтекателями. В экипаж Ан-26РЛ вошли наблюдатели, рабочие места которых оснастили блистерами. В грузовой кабине установили дополнительный топливный бак на 4000 л, что позволило увеличить продолжительность полета до 8 ч 36 мин, причем 6 часов самолет мог патрулировать на высоте 200-400 м. В общей сложности в такой вариант было переоборудовано 6 машин.

В 1990 г. на КиАПО для тех же целей доработали еще один Ан-26, получивший обозначение «Нельмо» (в соответствии с названием комплекса оборудования). Хвостовая часть грузовой кабины этого самолета осталась свободной, что позволяло перевозить грузы.

В 1987 г на КиАПО серийный Ан-26Б №142-08 был переоборудован в Ан-26 Б «Циклон». Самолет предназначался для воздействия на облака с помощью специальных химических препаратов с целью искусственного увеличения атмосферных осадков а также защиты от них заданных территорий. Эту машину оснастили двумя подвесными устройствами типа АСО-2И, включающими метеопатроны с зарядами йодистого серебра, а в грузовой кабине установили оборудование для рассеивания гранул углекислоты.

Для выполнения этих же задач в 1988 г киевляне доработали еще один самолет, получивший обозначение Ан-26 «Погода». На нем был установлен более простой, чем на «Циклоне», комплекс специального оборудования.

В 1987 г на основании поручения Совмина СССР и по техническим требованиям Ленинградского института лесного хозяйства КМЗ совместно с Государственным НИИ гражданской авиации разработали самолет для борьбы с лесными пожарами Ан-26П. Затем на КиАПО в такой вариант был переоборудован серийный

Ан-26 №80-09 (борт СССР-26661). На машине установили два внешних выливных устройства для огнегасящей жидкости, представлявшие собой 2000-литровые обтекаемые баки со сливными люками (время сброса всего содержимого баков - не более 2 с}. Вместо этих устройств самолет мог оснащаться контейнерами АСО-2И, вмещающими 384 метеопатрона ПВ-26.

Считалось, что один самолет мог потушить возгорание площадью 3 га при радиусе полета до 430 км. Однако в действительности лесные пожары приобретают гораздо большие размеры, поэтому основным предназначением Ан-26П была локализация или создание заградительных полос. Испытания самолета позволили выработать способы его боевого применения, одним из которых стал сброс содержимого баков с малой высоты (минимум - 50 м) на скорости 230-240 км/ч. Кроме того, самолет мог использоваться для десантирования 30 парашютистов-пожарных и 10 упаковок снаряжения массой по 100 кг а также тушения методом искусственного инициирования осадков. Всего в Ан-26Л было переоборудовано 5 серийных машин. В реальной обстановке они применялись только в 1991 г. Архангельским авиаотрядом лесопожарной охраны при тушении пожаров в Сибири, в районе г. Ленска. Простояв затем несколько лет без дела, они были переоборудованы в исходный вариант, т.к. в тяжелых экономических условиях середины 1990-х гг. лесоохранные организации оказались не в состоянии использовать самолеты для борьбы с огнем.

В 1991 г. по заказу АН Украины на одном Ан-26 установили аппаратуру для изучения физических свойств атмосферы. Машина получила обозначение Ан-26 «Сфера».


Ан-26Д (дальний)


Самолет Y-7H-500 - китайский вариант Ан-26


Метеосамолет Ан-26Б «Циклон»



Оборудование «Циклона»: емкость с реагентами и устройство АСО-2И-Е7Р с метеопатронами


Согласно совместному Решению №26 от 12 июля 1999 г., принятому АНТК и Государственной авиационной администрацией Украины*, на Киевском авиаремонтном заводе №410 приступили к переоборудованию Ан-26 и Ан-26Б в пассажирские варианты Ан-26-100 и Ан-26Б-100, предназначенные для перевозки 43 человек. Такие самолеты оснащаются дополнительными иллюминаторами (по четыре с каждого борта), а также пассажирским и бытовым оборудованием, включая кресла производства российского АО «Авиастар» (Ульяновск), разработанные АНТК им. А.Н.Туполева. Предусмотрена установка видеоаппаратуры, холодильника и другой бытовой техники. Снижение шума в салоне достигается за счет применения теплозвукоизоляции и вибропоглощающего покрытия на основе материалов «Файрест-1» и СКЛГ-6020М. Первым такую модернизацию прошел Ан-26Б №114-09 (UR-26G72), который Киевский АРЗ демонстрировал на многих авиавыставках. Затем была доработана машина №121-10 (UR-26113} авиакомпании «Донецкие авиалинии». По данным отдела эксплуатации АНТК им. О.К.Антонова, по состоянию на март 2002 г. на ремзаводах в Киеве, Ростове, Иркутске в пассажирские варианты были переоборудованы 10 Ан-26.

Киевским АРЗ подготовлен административный вариант Ан-26, рассчитанный на перевозку 19 пассажиров в комфортабельном салоне и легкового автомобиля.

Летающие лаборатории (ЛЛ) на базе Ан-26 создавались по программам различных НИИ. Достаточно большая герметичная грузовая кабина хорошо подходила для установки не только опытных систем и КЗА, но и организации рабочих мест экспериментаторов. Самолеты переоборудовались на КиАПО или ремонтных заводах, причем иногда такие работы не согласовывались с антоновской фирмой. Систематизированные данные по таким машинам отсутствуют, кроме того, многие темы до сих пор остаются засекреченными, поэтому перечислить все Ан-26ЛЛ не представляется возможным. Ниже описаны наиболее известные лаборатории, использовавшиеся в ЛИИ им. М.М.Громова.

* Ныне - Государственный департамент авиационного транспорта Украины (Укравиатранс).



Пожарный самолет Ан-26П и одно из его выливных устройств


Пассажирский Ан-26Б-100


Пассажирский салон самолета Ан-26Б-100


В 1973-74 гг. на Ан-26ЛЛ прошли отработку несколько прицельных авиационных комплексов, которые затем были установлены на самолетах Су-17, Су-24 и МиГ-23. Так, для исследования лазерных систем управления вооружением предназначался Ан-26П «Прожектор», оснащенный одноименной экспериментальной станцией лазерной подсветки и узлами подвески высокоточных ракет и бомб. В испытательных полетах изучались особенности отражения лазерного луча от типовых подстилающих поверхностей, морских и наземных объектов, включая автомобильные и железнодорожные мосты, а также работоспособность системы во время пыльных бурь. Летные эксперименты с подвешенными средствами поражения позволили исследовать помехозащищенность лазерных ГСН и выяснить возможность наведения ракет Х-25 и Х-29 на цель, подсвеченную наземным излучателем.

С целью отработки лазерно-телеви-зионной прицельной станции «Кайра», предназначенной для Су-24 и МиГ-27, был оборудован Ан-26К. Сама станция размещалась в носовой части, под обтекателем, а снаружи по бортам подвешивались две ракеты Х-25 или Х-29. Самолет подготовили с большим опозданием, и, как пишет в книге «Моя небесная жизнь» Заслуженный летчик-испытатель СССР Герой Советского Союза В.Е.Ме-ницкий, когда эта Л Л начала летать, «мы уже провели на истребителе все боевые испытания; боевые пуски ракет, сбросы лазерных и телевизионных управляемых бомб». В марте 1989 г. Ан-26К потерпел катастрофу, в которой погиб экипаж во главе с летчиком-испытателем ЛИИ И.В.Борисовым. Во время ночного полета на малой высоте над Азовским морем в лобовое стекло врезался дикий гусь. Крупная птица пробила фонарь, разлетевшиеся осколки ранили летчика, и тот непроизвольно отдал штурвал от себя…

В 1972-93 гг. на Ан-26 №09-01 в ЛИИ исследовались системы измерений магнитных аномалий, предназначенные для противолодочных комплексов («Коршун» и др.). Л Л была оборудована двумя хвостовыми штангами пятиметровой длины, в одной из которых размещался датчик эталонной системы, а в другой - экспериментальной. На этом самолете испытывались и буксируемые варианты магнитометров, позволявшие исключить влияние конструкции самолета на точность измерений. Эти устройства представляли собой выпускаемые на 170-метровом кабель-тросе незаглубляемые контейнеры с датчиками. Впоследствии они использовались для экологического мониторинга.

На базе Ан-26 №02-01 была создана ЛЛ, на которой в 1982-93 гг. отрабатывались элементы систем автоматического захода на посадку. В полетах участвовали летчик-испытатель Э.А.Лебединский, штурманы-испытатели Ю.М.Губарев и Н.И.Анисимов. Полученные результаты были использованы при совершенствовании пилотажно-навигационного оборудования самолетов Як-40 и Як-42.

В 1995 г. в рамках программы восстановления окружающей среды на бывших военных объектах был подготовлен Ан-26ЛЛ, который оснастили аппаратурой для аэрофотосъемок и многоспектрального зондирования поверхности Земли.


Ан-26 в цехе окончательной сборки КиАПО. Конец 1 970-х гг.


Завершая рассказ о различных версиях Ан-26, следует упомянуть о китайском варианте самолета. В начале 1970-х гг. местные инженеры, обойдясь без лицензии и помощи советских специалистов, подготовили к серийному производству Ан-24, получивший обозначение Y-7. Используя этот опыт и располагая поставленными из СССР Ан-26, они благополучно скопировали и его. Предназначавшемуся для ВВС самолету присвоили первоначальное обозначение Y-14-100. В конце 1988 г. он впервые поднялся в воздух. Вскоре машина стала называться Y-7H, 24 марта 1992 г. начались испытания ее гражданского варианта Y-7H-500, который в декабре 1993 г. получил сертификат летной годности. Y-7H и Y-7H-500 оснащались маршевыми двигателями Dougan WJ5E (китайская версия АИ-24) и дополнительным - Baoding J16-G10A {аналог РУ-19А-300). ЛТХ этих машин мало отличались от характеристик советских собратьев. Сведения о количестве выпущенных Y-7H и Y-7H-500 никогда не публиковались. Известно лишь, что до 1995 г. на Сианьском авиазаводе построили два самолета, один из которых (борт 4520) снабдили оборудованием для рассеивания облаков и передали в ВВС, а другой в 1997 г. поставили Мавритании.


… от тайги до британских морей

Служба Ан-26 в советских Вооруженных Силах началась в 1970 г. Машины первых серий, такие как №№01-03, 03-02, 05-04, 06-01. поступили в 606-й учебный авиаполк (УАП) Балашовского ВВАУЛ, который уже эксплуатировал Ан-24 и Ан-24Т. В 1975 г. часть полностью перешла на «двадцать шестые», располагая 62 машинами (по 15 самолетов в четырех эскадрильях и 2 - в управлении). На этом вклад Ан-26 в подготовку военных авиаторов не ограничился. В середине 1970-х гг. Ан-26Ш начали получать Челябинское и Ворошиловградское ВВАУЛ штурманов. К 1985 г. уральцы передали 20 своих «двадцать шестых» украинским коллегам, после чего ворошиловградский 46-й УАП стал вторым и последним авиаполком в СССР, полностью укомплектованным Ан-26 (насчитывалось 40 самолетов).

В советских ВВС третьим по численности парком «двадцать шестых» располагала 10-я отдельная Краснознаменная бригада особого назначения (ОКБОН), базировавшаяся на подмосковном аэродроме Чкаловская. Начиная с 1970 г., она получила двенадцать Ан-26. В ВТА самолеты этого типа заняли скромное место. Как правило, несколько машин находилось в штабных звеньях или эскадрильях крупных соединений. Например, в управлении 7-й ВТАД (Мелитополь). Ан-26 стали обязательной составляющей смешанных авиаполков, действовавших в интересах штабов общевойсковых округов и групп войск. Так, во входившем в состав ГСВГ 226-м ОСАП (аэродром Шпе-ренберг) насчитывалось четыре транспортных Ан-26 (борта 10, 12, 15, 16), два «РТ» (борта 06, 1 1) и один «Калибровщик» (борт 14).

Ан-26 были направлены на все флоты, во вспомогательные авиаподразделения ПВО и Ракетных войск стратегического назначения. Они также оказались весьма широко распространенными в авиации Погранвойск и МВД, Например, в середине 1980-х гг. в дислоцированной в Душанбе 4-й отдельной эскадрилье Среднеазиатского погранокруга насчитывалось 4 «двадцать шестых», а в располагавшейся в аэропорту Киев («Жуляны») 223-й отдельной транспортной АЭ 8-й армии ПВО -десять.

Официальное принятие на вооружение Ан-26 произошло 26 мая 1975 г., когда вышел соответствующий приказ №106 Министра обороны СССР

ВВС не планировали использовать Ан-26 для решения стратегических задач. Даже в военный период таким самолетам предстояло действовать над своей территорией, доставляя к линии фронта пополнения и боеприпасы, вывозя раненых, обеспечивая передислокацию частей и т.п. В мирное время Ан-26 отводилась роль вспомогательных и учебных машин. Они использовались штабами для перевозки различных грузов, личного состава, в качестве генеральских «салонов», занимались ретрансляцией радиосвязи и разведкой, привлекались к поисково-спасательным операциям, при передислокации авиачастей на полигоны доставляли технический состав, наземное оборудование и т.п. В 10-й ОКБОН на них возили высших военных чинов, фельдпочту и важные правительственные грузы. В училищах на «двадцать шестых» велась летная подготовка пилотов и штурманов. Кроме того, Ан-26 широко применялись для парашютной подготовки десантников и самих авиаторов. В погранвойсках они использовались еще и для патрулирования прибрежных акваторий.

Отношение к самолету складывалось далеко не однозначное. В начале биографии он пережил опалу со стороны тогдашнего Главкома ВВС П.С.Кутахова. Как истинный истребитель, маршал вообще недолюбливал транспортную авиацию, а к Ан-26 относился с особой предвзятостью, считая его неполноценным ВТС. Вторило своему начальнику и его ближайшее окружение. Однако летному и техническому составу самолет нравился. Машина оказалась приятной в пилотировании, устойчивой, часто прощала даже грубые ошибки летчиков. Как и другие антоновские самолеты. Ан-26 отличался хорошими эксплуатационными и взлетно-посадочными характеристиками, неприхотливостью, высокой надежностью и прочностью конструкции. Высочайшую оценку заслужили двигатели АИ-24ВТ, отказы которых происходили чрезвычайно редко, но если все же один из них выходил из строя, то самолет мог продолжать полет, а посадка не представляла особых проблем даже для летчика средней квалификации.


Заходит на посадку Ан-26 из 606-го УАП Балашовского ВВАУЛ. 1975 г.


Ан-26 ВВС Черноморского флота


Обслуживание двигателя


«Двадцать шестым» довольно много приходилось летать с грунтовых аэродромов, и они быстро заслужили репутацию настоящего вездехода. Бывало, при рулении колеса полностью уходили в грязь, но машина выбиралась на подсохший участок летного поля и уходила в небо. Поднимавшиеся с земли камни и крупный мусор в высоко расположенную силовую установку не попадали, но вездесущие пыль и песок безжалостно съедали лопатки компрессоров. Особенно актуальной эта проблема была в Балашовском ВВАУЛ. С его полевых аэродромов работали десятки Ан-26, на которых курсанты в коротких 10-15-минутных полетах обучались взлету-посадке. Поднимаемые стартующими и приземляющимися самолетами тучи пыли не спадали, и эрозия газовоздушного тракта двигателей развивалась очень быстро. В середине 1970-х гг. ресурс АИ-24ВТ составлял 3000 часов, но для балашовских условий ЗМКБ «Прогресс» снизило его в два раза.

Можно вполне согласиться с мнением бывшего зам. командира 46-го УАП по инженерно-авиационной службе п-ка М.П.Лефтерова, который отметил, что «серьезные отказы и неисправности на Ан-26 случались, в большинстве своем, из-за неграмотной эксплуатации самолета или нарушения технологии подготовки машины к полету». Подтверждений тому много, приведем лишь некоторые из них. 5 марта 1985 г. в Ворошиловградском ВВАУШ во время учебного полета, когда на борту Ан-26Ш находились 12 курсантов с инструктором, произошло выключение обоих двигателей. Причиной стал неправильно установленный порядок выработки топлива, при котором питание АИ-24ВТ осуществлялось только из расходного бака, и, когда там керосин закончился, они остановились. Самолет в это время находился на высоте 2700 м. Разобраться в ситуации экипаж не смог, двигатели запустить не удалось, но командир продемонстрировал навыки настоящего аса безмоторных полетов и спланировал на ближайшее поле. Посадка на «брюхо» получилась очень жесткой, и, хотя глубокий снег смягчил удар, самолет получил серьезные повреждения. Отломилась часть крыла, треснул фюзеляж и через образовавшуюся дыру грузовую кабину засыпало снегом. Прибывшим спасателям пришлось буквально откапывать курсантов, однако ни они, ни экипаж серьезно не пострадали.

Одну из наиболее распространенных ошибок допускали борттехники Ан-26, убиравшие шасси на пробеге. Очевидно, началась эта «эпидемия» в 606-м УАП летом 1972 г.. когда произошло три таких случая, причем каждый раз по одной и той же причине: борттехнику следовало воспользоваться тумблером «снятие винтов с упора», но вместо этого он устанавливал находившийся ниже переключатель «уборки-выпуска шасси» в положение «уборка». Надо сказать, что переключатели снабжались соответствующими служебными надписями, их конструкция значительно отличалась, а манипуляции с ними надо было выполнять разные, и все же типичные ошибки продолжали повторяться в различных авиачастях. Этому способствовали усталость борттехников и повышенная психофизическая нагрузка, характерная для посадки. Вскоре на всех Ан-26 злополучные переключатели были разнесены на разные стороны центрального пульта кабины экипажа. Однако подобные инциденты не исчезли, хотя стали происходить значительно реже. Один из последних был отмечен в апреле 1995 г. в 456-м ОСАП ВВС Украины на аэродроме Гаврышевка. Все известные автору происшествия такого рода закончились без человеческих жертв, чему способствовали прочная конструкция Ан-26, высокое расположение двигателей и топливных баков.


Закрылки правого лолукрыла


Внешний правый закрылок


Дополнительная силовая установка РУ-19А-300



Ан-26 разных серий имеют разную конструкцию воздухозаборников для РУ-19А-300


Известно несколько случаев самопроизвольного открытия рампы в полете, которые происходили как из-за оплошности экипажей, так и по вине завода-изготовителя. Один из таких инцидентов произошел в 10-й ОКБОН в 1973 г. Самолет возвращался из Польши с грузом курьерской почты, которую сопровождали две женщины. Вдруг рампу сорвало с замков, и, хотя гидравлика удержала ее от полного открытия, в результате разгерметизации дамы натерпелись страху. Благо, высота полета была небольшая, самолет уже снижался, приближаясь к Чкаловской. Рейс завершился благополучно. При расследовании происшествия выяснилось, что его причиной стало попадание в один из замков рампы куска самолетного чехла. Осенью 1986 г. вызвал аналогичное происшествие дефект, допущенный сборщиками КиАПО.

К сожалению, в историю эксплуатации Ан-26 в советских Вооруженных Силах вошла одна тяжелейшая катастрофа, произошедшая 3 мая 1985 г. в р-не г. Золочев (Львовская обл.). Штабной Ан-26 (борт СССР-26492} Закарпатского ВО, на борту которого находилось практически все командование ВВС этого округа во главе с генералом Е.И.Крапивиным, столкнулся в облаках на высоте 3400 м с Ту-134 Эстонского управления ГА, выполнявшим рейс Таллинн-Львов-Кишинев, Расшифровка записей «черных ящиков» самолетов показала, что за мгновения до удара командир пассажирского лайнера Н.И.Дмитриев и его военный коллега п-к А.С.Шишковский в разрывах облаков заметили надвигающуюся угрозу и попытались избежать столкновения, но оба стали отворачивать в левую сторону, и самолеты зацепили друг друга плоскостями… Трагедия унесла жизни 94 человек. Ее причиной стала ошибка диспетчера львовской зоны управления воздушным движением.


Носовая опора шасси



Основная опора шасси


Серьезным экзаменом для Ан-26 стала война в Афганистане. В 40-й армии все машины этого типа были собраны в знаменитом 50-м ОСАП, базировавшемся в кабульском аэропорту. До середины 1980-х гг. Ан-26 входили в состав только 1 -й эскадрильи этой части, но в 1986 г. в ней оставили 4 транспортные машины, которые продолжали служить вместе с Ан-12, а 8 ретрансляторов (борта 04, 11, 12, 14, 18, 21, 22 и 64), 1 радиоразведчик (борт 152) и 2 «Спасателя» (борта 07 и 09) свели во вновь созданную 2-ю АЭ, куда добавили также три Ан-30.

В условиях Афганистана важнейшее значение приобрели ретрансляторы, с помощью которых обеспечивалась радиосвязь между штабом 40-й армии и разбросанными по стране гарнизонами, велось управление боевыми и поисково-спасательными операциями. Ан-26РТ практически постоянно «висели» над Кабулом, сменяя друг друга в воздухе. Обычная суточная норма налета для одного экипажа составляла 5 часов, но в дни крупных операций, когда одновременно работало несколько ретрансляторов, авиаторам приходилось проводить в воздухе в два раза больше времени.

Единственный радиоразведчик был, пожалуй, самым секретным самолетом в 40-й армии. В работу его экипажа не вникал даже командир эскадрильи, а доступ на борт имел очень ограниченный круг офицеров. Машина прежде всего использовалась для перехватов радиопереговоров различных групп моджахедов, при этом полученные сведения немедленно докладывались в разведотдел штаба армии. Работа велась в реальном масштабе времени, для чего в каждом полете у пультов спецаппаратуры находились специалисты, владевшие местными языками. Во время выполнения заданий над приграничными с Ираном и Пакистаном районами прослушивались каналы связи ВВС и ПВО этих стран. Известен случай, когда, перехватив переговоры между парой пакистанских F-16 и наземным КП, разведчики своевременно предупредили экипаж кружившего неподалеку Ан-30 о готовности истребителей применить по нему оружие.

Медицинские Ан-26М занимались, в основном, доставкой тяжелораненых с различных аэродромов в Ташкент. Интересно, что в Афганистане эти самолеты называли и «Скальпель», и «Таблетка», причем прозвища прижились, вытеснив в повседневном употреблении официальное название самолета «Спасатель».

Транспортные Ан-26 участвовали в снабжении войск, перевозках личного состава, занимались доставкой почты, служили штабными машинами. Привлекались они и для подсветки местности с помощью САБов во время нанесения боевыми самолетами ночных ударов. Изредка сами «двадцать шестые» использовали в качестве бомбардировщиков, причем применялись бомбы калибром до 1000 кг. Экипажам Ан-26 приходилось летать не только на хорошо оборудованные аэродромы, но и на небольшие площадки. Так, налетавший в Афганистане более 300 часов л-к С.Л.Добровольский вспоминал, что одна из них, Файзабад, находилась в горах на высоте 2400 м и располагала 1500-м укатанной танками грунтовой ВПП, что в условиях разреженного воздуха чрезвычайно мало. «Другая подобная площадка располагалась на запад от Кабула. Все ее оборудование состояло из высотомера, радиостанции и бойца, который отвечал на запросы экипажей о текущей барометрической высоте места посадки. При подлете, когда на тебя надвигается обрыв, испытываешь большое желание сесть с перелетом. Но делать этого нельзя ни в коем случае: выкатишься и упадешь в пропасть».

Необходимо отметить, что еще три транспортных Ан-26 входили вместе с Ан-12 в состав так называемой «эскадрильи советников», в которой служили советские экипажи, работавшие в интересах афганской армии. По имеющимся сведениям, «двадцать шестой» именно этой части стал первым самолетом такого типа, вошедшим в скорбный список потерь советских войск в Афганистане. Машина была сбита при посадке на грунтовой аэродром Меймене в августе 1985 г., однако прочная конструкция самолета в очередной раз спасла авиаторов. Хотя удар о землю оказался настолько сильным, что сломались стойки шасси, весь экипаж уцелел и смог самостоятельно покинуть борт.

В конце того же года под Кандагаром разбился ретранслятор из 50-го ОСАП. Точную причину катастрофы, в которой погиб весь экипаж, установить не удалось. 26 декабря 1986 г. во время полета на высоте 8000 м Ан-26РТ (борт 22) был поражен двумя ракетами ПЗРК. Самолет загорелся, потерял управление и начал падать. Большая высота позволила спастись на парашютах почти всему экипажу к-на С.Г.Галкина, не смог покинуть машину только бортмеханик прапорщик Б.Бумажки н. В конце следующего года душманы сбили два «транспортника» 50-го ОСАП: один - при посадке ночью в Джелалабаде, другой - во время набора высоты над Баг-рамом. В этих случаях никому из находившихся на борту спастись не удалось.

В 1987 г. один Ан-26 «эскадрильи советников» по ошибке приземлился на иранском аэродроме Заболь. Осознав оплошность, экипаж попытался оказать сопротивление местному спецназу, но самолет был взят штурмом, в ходе которого погиб штурман. В дальнейшем, благодаря дипломатическим усилиям, все советские офицеры вернулись на родину.

В целом в Афганистане Ан-26 проявил себя весьма достойно. Особенно отличились ретрансляторы, ставшие буквально незаменимым средством обеспечения боевых действий. Конечно же, в условиях жары и высокогорья ощущалась недостаточная энерговооруженность самолетов. Особенно это обстоятельство сказывалось на «транспортниках», которым приходилось летать с большой взлетной массой, однако хорошая подготовка экипажей позволяла и совершать полеты на небольшие площадки, и выполнять взлет-посадку по «афганской методике» (в зоне аэродрома с большими градиентами набора высоты или снижения). Нетрудно заметить, что ограниченный контингент советских войск не испытывал особой потребности в легких ВТС - «двадцать шестых» в его составе было очень мало, а новейшие Ан-32 и Ан-72, которые, казалось бы, идеально подходили для тамошних условий, так и не пополнили парк авиатехники 40-й армии. Причиной этого стало наличие большого количества Ми-6.


Рабочие места летчиков


Приборная доска штурмана


Рабочее место бортрадиста


На трассах Аэрофлота

Службу на «гражданке» Ан-26 начали в авиатранспортных подразделениях предприятий МАП. Так, в 1972 г. Омский моторостроительный завод им. П.И.Баранова получил Ан-26 №14-01, самолет №13-02 прибыл на Уфимский машиностроительный, а №13-01 - в транспортный авиаотряд ЛИИ. Использование «двадцать шестых» в Аэрофлоте началось в 1973 г. В декабре машина №18-09 (борт СССР-26533) поступила в Иркутский объединенный авиаотряд (ОАО) Восточно-Сибирского управления ГА. В августе следующего года экипаж Тюменского управления во главе с Д.П.Турлаковым на самолете №15-05 (борт СССР-26503) совершил первый рейс по маршруту Тюмень-Салехард. Практически одновременно Ан-26 пришли в одно из подразделений Дальневосточного управления, базирующееся в Петропавловске-Камчатском, а в конце января стали поступать в Украинское управление ГА, где первыми их освоили днепропетровские авиаторы.

В 1975 г. Ан-26 №41 -09 пополнил парк авиатехники Кировоградской школы высшей летной подготовки, которая стала основным центром по переучиванию на самолеты этого типа летного состава Аэрофлота и зарубежных авиакомпаний. К концу того же года в число эксплуатантов Ан-26 вошли авиаторы Магаданского, Якутского и Уральского управлений ГА.

Популярность в Аэрофлоте Ан-26 завоевал очень быстро, и требования на него поступали практически со всех регионов СССР Однако Госплан не спешил удовлетворять этот спрос - основным заказчиком самолета оставалось Министерство обороны, а ГА в 1975 г. располагала всего 30 «двадцать шестыми». Так как гражданской версии самолета еще не существовало, то авиапредприятия получали ВТС. покрашенные в цвета Аэрофлота. На них сохранялось все десантно-тран-спортное оборудование, включая транспортеры, а на некоторых машинах - даже проводка, пульты и места установки бомбового вооружения.

В 1976 г. свой первый «двадцать шестой» получил Минский ОАО. В мае на нем экипаж Н.П.Коробко начал доставлять в белорусскую столицу из Молдавии ранние овощи. В августе 1977 г. в Архангельском управлении был создан отряд Ан-26 для обслуживания экспедиций Института Арктики и Антарктики, работавших на Северной Земле и Новосибирских островах. Экипажам этого подразделения довелось обеспечивать и дрейфующие станции «Северный полюс». Так, в канун Нового 1978 г. на одной машине этого отряда полярникам СП-22 и -24 привезли подарки с «Большой земли», в т.ч. три пушистых елки. Весной к снабжению с помощью Ан-26 центральных и северных регионов СССР подключились краснодарские авиаторы Северо-Кавказского управления ГА. За первые пять месяцев они выполнили 120 рейсов, доставив 600 т овощей и фруктов.

По мере увеличения количества Ан-26 в Аэрофлоте все больше росло и реноме самолета. В условиях интенсивной эксплуатации особенно проявилась его высокая надежность. Суммарный налет на один отказ, повлекший за собой какие-либо последствия, у Ан-26 составлял более 5000 ч, в то время как у Ан-12 только 2700. Причем самолетам приходилось выполнять регулярные рейсы с самых разнообразных аэродромов, в т.ч. с замерзших рек, где толщина льда достигала 1 м. Первая посадка на такую полосу была выполнена в феврале 1976 г. на Нижней Тунгуске возле эвенкийского поселка Ербогаче-не. «Двадцать шестой» считался очень рентабельным воздушным судном. Этому способствовали и низкая балансовая стоимость (всего 657 тыс. руб.), и небольшие эксплуатационные расходы, и высокий, доведенный до 30000 ч ресурс машины. Особенно выгодным Ан-26 стал для северных и дальневосточных предприятий ГА. Там нередко груз приходилось доставлять только в одну сторону, и чтобы не гонять обратно пустые самолеты, на них стали возить пассажиров. Не избалованные комфортом жители окраин Советского Союза охотно покупали билеты на такие рейсы.

В августе 1979 г. Ан-26 открыл еще один сектор в системе советских воздушных сообщений. Украинские авиаторы начали обслуживать экспериментальную контейнерную авиалинию Харьков-Свердловск-Новосибирск. Начинание оказалось успешным, и вскоре появились его последователи. Так, в 1981 г. отправку грузов в контейнерах на Ан-26 стало практиковать Молдавское управление ГА.

В ноябре 1979 г. на «двадцать шестых» стали возить пассажиров особого рода. Из аэропорта венгерской столицы Ферихедь в Днепропетровск доставили 46 тыс. желтеньких пушистых цыплят, каждый из которых весил всего 40 г. В дальнейшем, выполняя по четыре полета в день, днепропетровские экипажи ежегодно привозили из Венгрии до 13 млн. цыплят. Этим вклад Ан-26 в советские программы по разведению всяческой живности не ограничился. Так, в 1980 г. экипаж Тюменского управления за 4 рейса доставил из Салехарда в Петрозаводск 600 племенных песцов и норок. Архангельские авиаторы перевезли в спецемкостях мальков форели в аэропорты Сибири. Экипаж Д.Гончара из Дальневосточного управления доставил из Хабаровска на юг Сахалина по просьбе охотоведов шесть диких кабанов. В январе 1982 г. Ан-26 Билибинского авиапредприятия с особой осторожностью приземлился в чукотском аэропорту Кепервеем. На его борту находились коровы колымского совхоза, которые мирно пожевывали сено.


Ан-26М «Спасатель» взлетает из кабульского аэропорта. Середина 1980-х гг.


Ан-26РТ из 2-й эскадрильи 50-го ОСАП. Кабул, 1986 г.


Аварийная посадка Ан-26Ш из 46-го УАП. 5 марта 1985 г.


Авария Ан-26 из 456-го ОСАП ВВС Украины. А-м Гаврышевка, апрель 1996 г.


Ко времени завершения серийного выпуска Ан-26 поступили практически во все управления ГА СССР, где на них выполнялись самые разнообразные перевозки. Например, в июне 1982 г. латвийские «двадцать шестые» стали совершать рейсы по доставке из Риги вахтовиков на нефтяные промыслы Тюмени. В марте 1986 г. необычную для гражданских летчиков операцию выполнил один из хабаровских экипажей. Когда из-за глубокого снега Ан-26 с матрицами центральных газет не смог приземлиться в Южно-Сахалинске, этот груз был сброшен в спецконтейнерах на парашютах. В октябре 1988 г. «двадцать шестые» Якутского и Красноярского управлений ГА приняли участие в переброске грузов из Ленинграда в Певек для отправки их морскими судами на станцию СП-31. В начале 1990-х гг. экипажи некоторых подразделений Аэрофлота оказывали помощь другим странам. Так, в августе 1990 г. днепропетровские авиаторы перевозили грузы «Красного Креста» в пострадавшие от землетрясения районы Ирана, а в июле следующего года два Ан-26 Псковского авиап-редприятия работали в Перу.


История с географией

Началом кампании по продаже Ан-26 за рубеж можно считать демонстрацию самолета на международных авиавыставках. «Двадцать шестая» дважды побывала в Ле Бурже (1969 и 1971 гг.), в немецком Ганновере (1971 г.) и японской Нагое (1972 г.). После первого же показа самолет получил в НАТО обозначение Curl (локон, кудряшки). Советский Союз поставил машины этого типа 27 странам пяти континентов. Продажа за рубеж одного самолета приносила в казну 1,2 млн. инвалютных рублей (в ценах 1974-75 гг.).

Первым зарубежным владельцем Ан-26 стала Польша. В 1972 г. на вооружение 1-й эскадрильи 13-го транспортного авиаполка (ТАП), базировавшегося в Кракове, поступили 7 самолетов (№№ 13-08. 13-09, 13-10, 14-02, 14-03, 14-06 и 14-07), которые заменили Ли-2. Через два года к ним добавились еще пять Ан-26 (№№ 15-08, 15-09, 16-02, 16-03 и 16-04). Прежде всего, эти машины использовались для парашютной подготовки личного состава 6-й воздушно-десантной дивизии, а в случае войны на них планировалось перебрасывать имущество и наземный персонал авиачастей. В 1986-91 гг. самолеты №№ 16-02, 16-03 и 16-04 были переданы в авиакомпанию LOT, получив регистрационные обозначения SP-LWC, SP-LWB и SP-LWA.

Следом за Польшей «двадцать шестые» были поставлены и другим странам Варшавского договора. В 1974-84 гг. венгерские ВВС получили 10 таких машин, румынские - 14, а чехословацкие - 6. В 1980-85 гг. двенадцать Ан-26 нескольких модификаций поступили в дислоцировавшуюся в аэропорту Дрезден-Клоцше 24-ю транспортную АЭ ВВС ГДР, где сменили Ил-14Т. Немцы присвоили самолетам свои обозначения типов: двум «салонам» -An-26S. радиоразведчику - An-26SM (от Sonder-maschine - спецмашина), калибровщику - Ап-26М (от MeBflugzeug - буквально самолет-измеритель). Даже «транспортники» носили в Германии обозначение Ап-26Т. Они, в основном, выполняли традиционные для ВТС задачи. Кроме того, один самолет постоянно находился в распоряжении поисково-спасательной службы для оказания помощи терпящим бедствие на Балтике. В марте 1986 г. борта 364, 367, 368, 371 и 384, получив гражданскую регистрацию DDR-SBC. -SBA, -SBB. -SBE и -SBH, соответственно, были направлены в Эфиопию, где более двух лет использовались для доставки продовольствия в районы, страдавшие от засухи. An-26SM (борт 373) приступил к работе осенью 1985 г. Еженедельно вдоль границы с ФРГ совершались 1 -2 разведполета, в ходе которых экипаж вел перехват радиопереговоров и определение частот РЛС системы ПВО.


Ан-26 Украинского управления гражданской авиации


Загрузка Ан-26 в аэропорту Киев (Жуляны)


В 1984 г. очередь на получение Ан-26 дошла до Болгарии, ВВС которой пополнились пятью машинами. Среди европейских стран - не членов Варшавского блока - Ан-26 приобрела только Югославия, которая во второй половине 1970-х годов купила 15 машин.

Подготовка Ан-26 к поставкам в «теплые страны» началась в 1972 г. Первопроходцем стал самолет №13-03, который оснастили ПНО, обеспечивающим эксплуатацию в государствах, где наземные навигационные и аэродромные комплексы снабжены системами как советского, так и западного производства. Бомбардировочным вооружением и прицелом машина не укомплектовывалась. В августе экипаж ГК НИИ ВВС во главе с п-ком Н.П.Шибаевым выполнил на ней небольшую испытательную программу, и в начале следующего года самолет перегнали в столицу Сомали Могадишо.

Подготовка местного экипажа для Ан-26 только начиналась, поэтому на самолете работали офицеры Балашовского ВВАУЛ. Когда из Союза прибыли еще один самолет и переучившиеся сомалийские авиаторы, в Могадишо остались советский летчик и инженер, которые до лета 1977 г. помогали осваивать новую технику. Среди выполняемых на Ан-26 заданий были и полеты, связанные с тренировками десантников. Порой местная специфика вносила свои коррективы в обычную процедуру. «Однажды, в марте 1975 г., после мусульманского праздника Рамадан, - вспоминает бывший советник при командире эскадрильи Г.И.Маврин, -полетели мы на выброску 40 парашютистов. После месячного поста правоверные десантники сильно исхудали и обессилели. Выбрасывать их решили с принудительным раскрытием. Зашли на площадку сброса. 13 человек благополучно покинули самолет, а четырнадцатый с перепугу дернул за кольцо, и парашют вывалился в грузовой кабине. Пока его сматывали, мы сделали круг и видим, что наши сверхлегкие парашютисты опускаются очень медленно. Вдруг сильный порыв ветра придавил сомалийцев к земле, и они исчезли в пыльном вихре. Мы по радио запросили обстановку. С земли ответили, что все нормально, только один десантник, наверно, умрет. Выброску решили прекратить и пошли на посадку. На аэродроме узнали, что приземлившихся парашютистов ветер очень быстро потянул по земле, и пришлось их догонять на машинах. В результате два человека погибли…».

В июле 1977 г. сомалийские войска, формально считавшиеся добровольческими формированиями, вторглись в соседнюю Эфиопию с целью отторжения провинции Огаден. Безрезультатная война продлилась почти 9 месяцев, в течение которых Ан-26 привлекались для снабжения своих частей и бомбардировок позиций противника. В последующие годы эти машины использовались против различных повстанцев внутри страны. В 1990 г. одна из них была угнана в соседнее государство Джибути.

Чтобы привлечь внимание к Ан-26 потенциальных африканских покупателей, «Авиаэкспорт» организовал в 1975 г. большое рекламное турне самолета по континенту. С 11 февраля по 27 марта

экипаж КМЗ во главе с В.А.Залюбовским на машине №26-05 (борт СССР-13395) побывал в Египте, Судане, Эфиопии, Кении, Танзании, Замбии, Заире, Камеруне, Чаде, Нигерии, Гане, Береге Слоновой Кости, Экваториальной Гвинее, Цен-тральноафриканской Республике, Сенегале, Мавритании. Дагомее, Марокко, Алжире, Ливии и Тунисе. В возможностях машины смогли лично убедиться мни» ио министры этих стран и высшие офицеры Вооруженных Сил. Однако особого коммерческого успеха эта акция не принесла - из всех вышеперечисленных стран «двадцать шестые» приобрела только Ливия, да и то через 7 лет. На вооружение ВВС этой страны поступили 30 Ан-26. Они сыграли важную роль в обеспечении ливийских экспедиционных сил и местных повстанцев во время войны в Чаде, длившейся до 1987 г. Два самолета были уничтожены правительственными войсками Чада при захвате авиабазы Уади-Думм.

И все же на «черном» континенте Ан-26 получил достаточно широкое распространение. Крупнейшим африканским владельцем «двадцать шестых» стала Ангола, которая в 1976-84 гг. получила 24 таких самолета. Летали на антоновских машинах местные экипажи, а также авиаторы из СССР и Кубы. В стране шла непрекращающаяся гражданская война, и «транспортники» активно использовались по своему прямому назначению, а также в качестве бомбардировщиков. Причем во время проведения крупных операций кубинцам доводилось выполнять по 4-6 вылетов в день для нанесения ударов по позициям антиправительственной группировки УНИТА.

Нередко возили на Ан-26 и пассажиров. Очевидно, во время одного из таких рейсов, в декабре 1980 г., был потерян первый ангольский «двадцать шестой». Сразу же после взлета с аэродрома Ме-нонге рядом с Ан-26, которым управлял экипаж Аэрофлота, взорвалась ракета ПЗРК. Летчикам удалось посадить «транспортник» на подвернувшуюся площадку

в контролируемом антиправительственными силами районе. Бойцы УНИТА бросились к самолету, но командир экипажа смог задержать их огнем из автомата. Это позволило пассажирам и некоторым авиаторам скрыться, однако сам он и штурман лопали s плен. Благодаря настойчивости главного военного советника генерала Шахновича, была быстро организована спасательная операция. К месту вынужденной посадки прибыл спецназ на трех Ми-8. Но эта группа попала в засаду, потеряв сразу же одну машину. Вертолетчики не растерялись, смогли подавить огонь противника, и поставленную задачу удалось выполнить. В руках унитовцев остались только командир и штурман, которых позднее освободили в результате переговоров. До конца 1980-х гг. Ангола потеряла еще не менее двух Ан-26.

В 1978-83 гг. восемь Ан-26 приобрел Мозамбик, также длительное время страдавший от гражданской войны, и здесь для «двадцать шестых» нашлось много работы, в т.ч. в качестве бомбардировщиков.

В Африку только что «сошедшие с конвейера» Ан-26 были поставлены в Мали, Бенин, на Острова Зеленого мыса (по 2 машины) и на Мадагаскар (3 экземпляра). Кроме того, Эфиопия приобрела уже побывавшие в эксплуатации Ан-26. ВВС этой страны активно использовали их в боевых действиях против эритрейских сепаратистов. Тем в свою очередь удалось сбить один «двадцать шестой» под Аддис-Абебой 14 января 1982 г. Машина была буквально набита 73 военнослужащими, среди которых находились 24 кубинца и столько же нью 1985 г. Еженедельно вдоль границы с ФРГ совершались 1 -2 разведполета, в ходе которых экипаж вел пере-хват радиопереговоров и определение частот РЛС системы ПВО.


Ан-26 из 13-го ТАП ВВС Польши


Выгрузка продовольствия из самолета 24-й транспортной АЭ ВВС ГДР.

Эфиопия, 1987 г.


В Южной Америке первыми приобрели Ан-26 перуанцы, закупившие в 1977 г. для ВВС 16 самолетов. Экипажи прошли переучивание в Кировограде и затем вместе с советскими инструкторами перегнали оснащенные дополнительными топливными баками Ан-26 в свою страну. Маршрут перелета проходил через Европу и США. В Перу машины поступили в 8-ю авиагруппу и получили бортовые номера: FAP-362, -363. -366, -367, -374, -379, -386 -389, -391 и -392. Первые же полеты в высокогорье разочаровали перуанцев. Местные газеты стали обвинять советскую сторону в обмане, а по Лиме поползли слухи о том, что чиновники, решившие покупать «Аны», получили крупную взятку. Развитие скандала могло навсегда закрыть дорогу антоновским самолетам в Латинскую Америку, а ведь уже летал перспективный Ан-32. Необходимо было срочно спасать положение, для чего в Перу отправилась делегация КМЗ во главе с зам. главного конструктора Я.Д.Голобородько. По просьбе МО Перу антоновский экипаж во главе с Залюбовским выполнил полеты на грунтовые площадки Хульяка и Масамари, расположенные на высотах около 4000 м, а также на окруженные высокими горами аэродромы Реки и Куска, располагавшие бетонными ВПП. Самым сложным оказался Куска, где пришлось взлетать, круто набирая высоту по спирали. Изучив местные условия, антоновцы выдали перуанцам методические рекомендации по безопасной эксплуатации самолетов.

Перуанских военных очень заинтересовали ударные возможности Ан-26. В присутствии советских специалистов они провели сбросы заполненных водой бочек. Полученные в результате этих экспериментов навыки авиаторы применили на практике во время пограничного конфликта с Эквадором в 1981 г. На транспортер в Ан-26 нагружали 16 бочек с напалмом и затем очень эффективно применяли их для уничтожения труднодоступных позиций противника.

В феврале 1981 г. два Ан-26 были переоборудованы под перевозку 56 пассажиров. На них по контракту с американской компанией «Оксидент» обслуживались нефтяные промыслы в регионе Андо-ас, при этом за день приходилось перевозить до 135 пассажиров и 7 т грузов. В то же время несколько военных машин стали работать на гражданской авиалинии компании Air Peru, выполняя рейсы из Перу в Аргентину. Несмотря на все трудности, Ан-26 проявил себя как надежная и неприхотливая машина. В конце 1980-х гг. почти все самолеты были возвращены в СССР и пошли в счет оплаты новых Ан-32.

Следом за Перу Ан-26 приобрела Куба. 51 машина поступила в ВВС, а также в авиакомпании Cubana и Aero Caribbean. Первые 4 самолета попали на остров Свободы в 1981 г., проделав сложный путь. Сначала их перегнали из Киева в ленинградский аэропорт Пулково, где частично разобрали, отстыковав средние и отъемные части крыльев (ОЧК и СЧК), стабилизаторы, кили и воздушные винты. Ночью самолеты доставили в морской порт и погрузили на теплоход. В Гаване их выгрузили и отбуксировали на авиабазу. Там специалисты КиАПО собрали машины, а затем заводские летчики их облетали. В дальнейшем смешанные советско-кубинские экипажи перегоняли Ан-26 по воздуху через территорию США, причем самолеты были окрашены в цвета Аэрофлота. Кубинцы использовали Ан-26 не только для грузовых и пассажирских перевозок, но и для буксировки воздушных мишеней, а также патрулирования прибрежной зоны. Однажды патрульный Ан-26 ударился крылом о мачту судна-нарушителя и отбил большую часть ОЧК, однако летчикам удалось благополучно привести машину на аэродром. В 1982 г. кубинцы доставляли на «двадцать шестых» своих строителей на Гренаду, и в октябре вторгшиеся туда американские войска захватили одну антоновскую машину.

Следующим латиноамериканским покупателем «двадцать шестых» стала Никарагуа. В 1982-85 гг. Сандинистские ВВС получили 5 машин, которые широко применялись для разведки и бомбардировок районов сосредоточения конграс. После окончания гражданской войны несколько самолетов было передано в авиакомпанию Aeronica.

В азиатские страны «двадцать шестые» стали поставлять в 1973 г., когда ВВС Бангладеш получили две машины. В 1977 г. к ним добавились еще две. В 1974 г. три Ан-26 появились у Лаоса (борта RDPL-3-4036, -4037 и -4038), а через три года к ним добавились еще два (борта RDPL-3-4039 и -4040). Самолеты использовались и военными, и гражданскими эксплуатан-тами, причем борт RDPL-3-4037 стал первым Ан-26, потерпевшим катастрофу за границами СССР. Он разбился 1 сентября 1979 г. в провинции Утхарадит из-за полной выработки топлива.

В 1974-80 гг. 54 «двадцать шестых» приобрел Китай. Одновременно Ан-26 начали поступать в монгольскую авиакомпанию MIAT, которая в 1974 г. получила самолеты №№ 30-09 и 30-10. Машины работали на авиалиниях Улан-Батор-Иркутск и Улан-Ба-тор-Беянг (КНР). В 1985 г. Ml AT приобрела еще два Ан-26, а ВВС Монголии - четыре.

В конце 1976 г. в счет поставленного Советскому Союзу природного газа приобрел свои первые Ан-26 Афганистан. В июле следующего года в базировавшемся в Кабуле 373-м ТАП насчитывалось уже 9 «двадцать шестых», которые получили бортовые номера от «228» до «237». Местные наземные и летные экипажи имели весьма невысокий уровень подготовки, а техническая база для эксплуатации самолетов этого типа полностью отсутствовала. Свои трудности добавляли высокогорье и жара. Поэтому помощь специалистов КиАПО и военных советников сыграла важную роль в успешном освоении Ан-26 афганцами.


Ан-26 кубинской авиакомпании Aero Caribbean


Ан-26 из 8-й авиагруппы ВВС Перу


Взлетает Ан-26 ВВС Ливии


К середине 1980-х гг. Афганистан получил уже 56 «двадцать шестых», которые эксплуатировались не только ВВС, но и авиакомпаниями Bakhtar и Ariana. Ан-26 много летали, снабжая население медикаментами, горючим и продовольствием, однако по мере разрастания войны на них все больше приходилось возить боеприпасы и другие воинские грузы. Душманы при возможности обстреливали все, что летает, не делая разницы между военными и гражданскими самолетами. Так, в сентябре 1985 г. под Кандагаром ракетой американского производства они сбили Ан-26 №141 -06 (борт YA-BAM) авиакомпании «Бахтар». Пик потерь афганских Ан-26 пришелся на 1987 г., когда было уничтожено 5 самолетов. Хроника этих трагедий выглядит следующим образом. 9 февраля при взлете с аэродрома Хост душманы сбили «транспортник», на борту которого находились 36 человек. 30 марта над приграничным уездом Чамкани «отличилась» пара пакистанских F-16, сбившая Ан-26, в котором погибли 40 пассажиров. 11 июня над провинцией Заболь ракета ПЗРК «Стингер» попала в двигатель машины №141-05 (борт YA-BAL). Самолет взорвался при вынужденной посадке, похоронив 50 человек. 13 августа в 40 км от Хоста был сбит Ан-26 с 11 пассажирами, а 13 сентября над провинцией Кундуз - самолет с шестью членами экипажа и девятью пассажирами. В течение последующих трех лет Афганистан потерял еще три Ан-26, кроме того, один самолет был угнан в 1988 г в Пакистан.

Мастерство афганских летчиков росло быстро, и они нередко с честью выходили из критических ситуаций. Так, в декабре 1986 г. при подлете к Кабулу на высоте 6100 м в левый двигатель Ан-26 (борт 240) попала ракета. На борту машины, которую пилотировали ст.л-т Бахром и летчик-ин-структор п-к Тоджмухаммад, находились 25 пассажиров. Самолет норовил завалиться на левое крыло, но летчики смогли удержать его. Объятый пламенем Ан-26 приближался к полосе по крутой глиссаде, похожей на пикирование. Экипажу удалось сбить огонь, но после касания ВПП он снова вспыхнул. Разгоревшийся пожар повредил систему торможения колес, и командир решил срулить на грунт для скорейшего гашения скорости. Вскоре самолет остановился. Пассажиры, а за ними и экипаж благополучно покинули его. «Нас спасла прочная конструкция Ан-26, выдержавшая взрыв ракеты, а еще уроки советских летчиков, которые «вывозили» экипажи и тренировали нас в однодвигательных полетах», -подчеркнул после удачной посадки Тоджмухаммад.

В 1979-82 гг. 50 «двадцать шестых» прибыли во Вьетнам. Сначала они базировались на аэродроме Залям под Ханоем. Однако жаркий и влажный тропический климат неблагоприятно влиял на конструкцию самолетов, и по рекомендации советских специалистов их перебросили на юг, где сосредоточили на новой базе ВВС в Хошимине. Машины участвовали в обеспечении боевых действий вьетнамских войск в Кампучии в 1979-89 гг. Они перевозили оружие, вылетали на разведку, а также бомбили объекты и отряды полпотовцев. Время от времени Ан-26 нарушали воздушное пространство Таиланда, т.к. базы красных кхмеров находились и на территории этой страны. 11 февраля 1982 г. в одном из таких полетов был потерян самолет, углубившийся в воздушное пространство Таиланда почти на 30 км. При этом погиб один из членов экипажа. Подробности и причины происшествия не разглашались, однако известно, что тайцы вернули вьетнамцам и обломки машины, и останки погибшего летчика, и уцелевших членов экипажа.

Среди азиатских партнеров СССР Ан-26 также получили: Сирия - 6 машин, Ирак -2, ЙАР - 2, НДРЙ - 8, Организация освобождения Палестины - 2.


Вместо эпилога

Начало 1990-х гг. - период расцвета Ан-26. Лишним подтверждением тому стали три мировых рекорда для машин своего класса, установленные в ноябре-декабре 1991 г. экипажами ГК НИИ ВВС во главе с Л.А.Козловым и А.С.Бутаковым.

С распадом «соцлагеря», а затем и самого СССР в биографии Ан-26 была открыта новая глава. Но увы, запланированный в этом номере объем «Монографии» не позволяет хотя бы кратко изложить ее, и в ближайших номерах «АиВ» мы вернемся к рассказу о том, как складывалась судьба Ан-26 в последнее десятилетие.











Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх