«Харрикейны» в Советском Союзе

Первые сведения о появлении в Великобритании нового истребителя-моноплана, созданного конструкторами фирмы «Хоукер», пополи в Советский Союз осенью 1935 г. Машина вызвала интерес, и в январе 1936 г. ее включили в утвержденный Советом труда и обороны список самолетов, образцы которых хотели приобрести за рубежом. На закупку выделили значительное количество валюты и через советское торгпредство в Лондоне начали переговоры с «Хоукер». Но истребитель тогда продать отказались.

Побывавшей на воздушном празднике в Фарнборо советской делегации лишь удалось поглядеть но самолет со стороны. По-настоящему с английским истребителем удалось ознакомиться… в Германии, где в марте 1941 г. советской авиационной делегации продемонстрировали трофейный «Харрикейн». По сравнению со стоявшим рядом «Спитфайром» машину сочли уже устаревшей.

Однако ситуоция вновь изменилось. Германия из потенциального союзника стола противником. После нападения Гитлера на СССР «Харрикейны» стали первыми боевыми самолетами союзников, прибывшими на помощь ВВС РККА 28 августа 1941 г. 24 истребителя «Харрикейн» IIВ поднялись с палубы авианосца «Аргус» и затем приземлились на аэродроме Ваенга под Мурманском. Машины входили в состав 151-го крыла британских ВВС, отправленного на помощь советским частям в Заполярье. Через некоторое время к ним присоединились еще 15 «Харрикейнов», доставленных грузовыми судами в архангельский порт. В течение месяца английские летчики защищали Мурманск от немецких налетов, сопровождали бомбардировщики и одновременно обучали советских коллег владению незнакомой им техникой. Впоследствии истребители передали 78-му иап ВВС Северного флота. За этой горсткой «харрикейнов» последовал мощный поток самолетов этого типа, построенных английскими и канадскими заводами.

Вслед за «первыми ласточками» с «Аргуса» на судах северных конвоев стали прибывать контейнеры со все новыми «Харрикейнами». Впоследствии эти истребители поступали в нашу страну и через Иран. Всего за 1941-44 годы в СССР приняли 3082 самолета этого типа, в том числе военная авиация получило 2834 машины. Было отправлено, по крайней мере, 210 машин модификации IIА, 1557 – IIВ и аналогичных канадских X, XI и XII, 1009 – IIС, 60 – IID и 30 – типа IV. Часть «Харрикейнов» IIА на самом деле являлось переделкой старых самолетов типа I, проведенной фирмой «Роллс-Ройс». Осенью 1942 г. к ним добавился и один «Си Харрикейн», выпущенный с «САМ- шипа» (оборудованного катапультой транспорта) «Эмпайр Морн», шедшего в составе конвоя PQ-18. Пилот Берр сбил на нем немецкий торпедоносец и сел в Архангельске, где машина и осталась.


"Харрикейны" 151-й эскадрильи



«Харрикейн» IIВ из 151-го крыла. Ваенга. Октябрь 1941 г


Погрузка контейнеров с "Харрикейнами" в одном из британских портов, осень 1941


Интересно, что по английским официальным данным самолетов в СССР поставлено существенно меньше, 2952 штуки. Разница получилась за счет того, что вместо групповых комплектов запчастей (положенных в советских ВВС на определенное количество машин одного типа) из Великобритании отправляли дополнительные истребители, часто недоукомплектованные или поврежденные. У нас же их все равно учитывали не как запчасти, а как самолеты.

37 «Харрикейнов» IIB 151-ю крыло официально передоли советской стороне в октябре 1941 г. Приказ об этом пришел из Англии 21 октября. А значительно раньше этого, 22 сентября, комиссия НИИ ВВС под председательством полковника КАГруздева приняла первый «Харрикейн» (номер Z2899), поставленный в нашу страну «напрямую». Комиссия сделала свое заключение только на основонии осмотра машины, поскольку лишь на следующий лень в СССР отправили инструкцию и описание. В акте констатировано, что самолет далеко не новый, потрепанный, не хватало рукоятки запуска, часов и боекомплекта. Этот случай не был исключением – наоборот, для первых партий «Харрикейнов» это являлось нормой.

Специалисты, занимавшиеся приемкой английской техники, отмечали, что многие истребители (не в пример прибывшим из США) нуждались в доукомплектовании и ремонте. Встречались машины, налет которых перевалил за 100 часов.

Переподготовкой летчиков и укомплектованием частей «Хоррикейнами» занимались несколько запасных полков и учебных подразделений. Первыми из них были 27-й зап, располагавшийся в районе Вологды (аэродром Кадников) и части 6-й заб, размещенной в Иванове Поначалу там работали английские летчики-инструкторы, инженеры и механики.

Внедрение «Харрикейнов» у нас началось с севера. Там с ноября-декабря 1941 г. начали боевые операции 72-й и 78-й полки ВВС Северного флота, и 152-й и 760-й – авиации Ленинградского (позднее Карельского) фронта. Эти полки осваивали новую технику с помощью англичан или самостоятельно.

Первыми же частями, выпущенными из запасных бригад и полков, являлись 4-й и 28-й иап, закончившие переучивание в начале декабря 1941 г. 4-й иап отвели с фронта в ноябре после того, как он потерял большую часть своих МиГ-3. К 1 декабря все летчики уже освоили «Харрикейны». С января полк вошел в систему ПВО района Ярославль-Рыбинск.

Всего зо 1941 i. в СССР успели прибыть 484 «Харрикейнов.

Первые же случаи боевого применения английских истребителей на фронте выявили большое количество недостатков.

Больше всего нареканий вызыволо вооружение – 8-12 пулеметов калибра 7,69 мм не наносили су щественного ущерба хорошо забронированным и достаточно «живучим» немецким самолетам. Вот характерный пример: в январе 1942 г. три «Харрикейна» IIB из 191-го полка 10 минут преследовали разведчик Юнкерс Ju 88, непрерывно поливая его огнем, но так и не сбили. Надежность работы вооружения также была невысокой. На холоде замки пулеметов, расположенных в крыле, часто замерзали, и самолет оказывался небоеспособным. Слабость вооружения иногда заставляла летчиков прибегать к тарану.


Британский «Харрикейн» зимой 1941-42 гг.


Бывший истребитель 151-го крыла "Харрикейн" II/Trop), ставший персональным самолетом комондующего ВВС Северного флота генерал-майора А А Кузнецова


Флайт-лейтенант Джек Росс инструктирует лейтенанта Максимовича перед вылетом на "Харрикейне"


31 моя 1942 г. известный впоследствии ас Амет-Хан Султан, расстреляв все патроны, таранил своим «Харрикейном» немецкий бомбардировщик Ju 88. Истребитель ударился о немецкий бомбардировщик снизу, крыло вражеской машины смяло фонарь «Харрикейна», зажав пилота в кабине. Амет-Хану удалось отжать фонарь руками, а затем выпрыгнуть из покореженной машины.

Не вызывали большого восторга и летные характеристики британского самолето. По данным испытаний, оперативно проведенных в НИИ ВВС, по скорости машина занимала промежуточное положение между И-16 и Як-1. Своему основному противнику на Севере, немецкому Bf 109Е, он уступал в скорости на малых и средних высотах (на 40-50 км/ч) и в скороподъемности. Лишь на высотах 6500-7000 м их возможности становились примерно равными. При пикировании громоздкий «Харрикейн» «парашютировал», что не позволяло ему быстро разгоняться. Правда, в актив ему можно было записать небольшой радиус разворота, достигавшийся за счет малой нагрузки на крыло, что позволяло вести бои на горизонталях.

Весьма неудачно, с советской точки зрения, было сконструировано шасси. Несмотря на достаточно заднюю центровку, капотажный угол был всего 24° с учетом торможения, в то время как наш НИИ ВВС определял минимум в 26,5°. Он становился еще меньше по израсходовании боеприпасов и горючего. Поэтому при посадке на неровный грунт полевых аэродромов опасность скопотировогь было очень высоко. При этом, в первую очередь, ломались деревянные лопасти винта «Ротол»; в отличие от металлических, ремонту они почти не поддавались.

Скапотировать «Харрикейн» мог и при рулежке. У этого истребителя была неприятная склонность поднимать хвост при работающем моторе (аналогичное свойство наблюдалось и у отечественных «Яков»). Чтобы предохранить машину от неприятностей, нередко но заднюю часть фюзеляжа сажали одного-двух механиков. Иногда они не успевали вовремя спрыгнуть и поневоле поднимались в небо. В 151-м крыле таким образом разбили один самолет, причем погибли два механика, и был ранен летчик.

Боеспособность «Харрикейнов» снижалось и вследствие нехватки запчастей. Самым большим дефицитом были деревянные пропеллеры «Ротол». Они не только ломались при капотировании, растрескивались от попадания пуль, но и повреждались подсасываемыми но взлете камнями. Временами из-за винтов до 50% поставленных самолетов стояло «но приколе». В конечном итоге, в марте-апреле 1942 г. в Советском Союзе наладили выпуск запасных полостей к английским винтам.

Временами потеря боеспособности «Харрикейнов» достигало ужасающего уровня. Весной 1942 г. из-за отсутствия ряда деталей и узлов из 18 самолетов 488-го иап в воздух могли подняться лишь два. А в ноябре того же года 122- я иад, прикрывавшая Мурманск, из 69 своих самолетов могла росситывать лишь на три боеспособных истребителя.

Осваивая английские машины, советский персонал столкнулся с непривычными милями, футами и галлонами, нанесенными на шкалах приборов. Необычна была и «ломающаяся» ручка управления – ко всему этому нужно было привыкнуть.


Североморский ас П.Т. Сгибнев после боевого вылета


Старший лейтенант П.Т. Сгибнев одержал только в апреле 1942 г три победы на "Харрикейне"


Сборка вновь полученного "Харрикейна"


Вот отзыв о «Харрикейне» И Н. Степаненко из 4-го иап: «Самолет тяжелый и скорее напоминает штурмовик, чем истребитель…». А вот как отреагировал командир 485-го иап Г.В Зимин на результат учебного боя с Р-39 во время обучения в Иванове: «С таким же успехом я мог бы, увы, драться с «Аэрокоброй», сидя верхом на птеродактиле»

Однако не стоит выставлять «Харрикейн» лишь в черном свете. Наши летчики обноружили у этого истребителя и вполне определенные достоинства. Несмотря на некоторую громоздкость, самолет оказолся прост и послушен в пилотировании Невелика было нагрузка на ручку, эффективны триммеры рулей. «Харрикейн» легко и устойчиво выполнял различные фигуры, будучи вполне доступен летчикам средней квалификации, что было немаловожно в условиях военного времени. Понравилась нашим пилотам и просторная кабина с хорошим обзором. Большим плюсом являлось полная радиофикация поступивших «Харрикейнов» (напомню, что на советских истребителях того времени передатчики полагалось ставить на каждый третий самолет, а в действительности и это не выполнялось). И А. Коберов вспоминал: "Радио великолепно работает, как домашний телефон, ни шуму, ни треску". Но английские рации работали на батарейном питании (хотя на самолете устанавливался аккумулятор), и зимой, особенно но севере, их заряда хватало лишь на 1,5-2 часа роботы, как их ни укутывали наши механики.

Следует учесть, что значительная часть «Харрикейнов» прибыла в Советский Союз в конце 1941 – начале 1942 г., когда ВВС нашей страны испытывали острую нехватку самолетов Эвакуированная но Восток промышленность уменьшила их выпуск и не покрывало даже потерь на фронте. Из гражданской овиации, учебных частей и аэроклубов изымали изношенные, часто уже снятые с вооружения машины и отправляли их на фронт. По сравнению с И-15бис и, тем более, с И-5, «Харрикейн» выглядел чудом современной техники.

Но даже с учетом всех плюсов итог был однозначен – в конце 1941 г. «Харрикейн» значительно уступал истребителям противника. Поэтому, после получения этих машин, их начали переделывать по своему разумению, стараясь если не устранить, то хотя бы смягчить основные недостатки английского истребителя.

Уже осенью 1941 г. в 78-м иап по предложению его командира Б.Ф. Сафонова была произведено переделка полученных самолетов под советское вооружение. Вместо четырех «Браунингов» поставили два пулемета УБК колибра 12,7 мм с запасом по 100 патронов на ствол и добавили два держателя под 50-кг бомбы. Огневую мощь усилили также четырьмя реактивными снарядами РС-82. В январе 1942 г в 191-м иап на самолете Н.Ф. Кузнецова поставили две пушки ШВАК Подобные работы проводились и в других частях, причем повсеместно монтировались по 4-6 реактивных снарядов.

Нарекания вызывала и слабая бронезащита «Харрикейна» Поэтому штатные бронеспинки часто снимали и заменяли советскими. Это сначала делали прямо в полках (на самолете того же Кузнецова, к примеру, поставили спинку от разбитого И- 16), а затем и в заводских условиях при замене вооружения, о чем речь пойдет далее.



Первый «Харрикейн» IIВ, переданный СССР, на испытаниях в НИИ ВВС


«Харрикейн» X с советским вооружением – две пушки ШВАК и два пулемета УБТ на испытаниях в НИИ ВВС


«Харрикейн» IIС с четырьмя 20-мм пушками "Испано" в Советском Союзе


Зимой 1941 -42 годов но фронте уже имелось довольно большое число «Харрикейнов». Только в ВВС Северного флота к декабрю 1941 г. насчитывалось 70 таких истребителей. К полкам, действовавшим на севере, в начале 1942 г. добавились 67-й, 429-й и 488-й иап в Подмосковье. Контрнаступление под Москвой было первой крупной операцией, в которой у нас участвовали «Харрикейны».

Эта первая военная зима доставило немало хлопот полкам, эксплуатировавшим английские истребители. Отмечалось забивание грязью и льдом зарядных штуцеров пневмосистемы (у части машин они размещались в ступице колеса), разрывы или зокупорко шлангов и трубок, выход из строя бортовых воздушных компрессоров, разрушение замерзшим мослом дроссельных заслонок карбюратора. Замерзало оружие и элементы бортового оборудования. Для борьбы с этим в магистрали врезались дополнительные сливные краны, обеспечивавшие полный слив охлаждающей смеси и масла на стоянке, утепляли трубопроводы, оккумуляторы и батареи. Винты «Ротол» на малом шаге на стоянке промерзали (замерзало масло). Двух часов хватало, чтобы втулку полностью заклинило. Чтобы избежать этого, на втулку винта под как одевали войлочный колпак. При температуре ниже -20° ослабевало крепление деревянных лопастей в стаканах и их приходилось дополнительно прихватывать винтами. Радиаторы на стоянке затыкали специальными подушками, а в полете загораживали часть радиатора обыкновенной дощечкой, размеры которой рекомендовалось подбирать «опытным путем». Ряд трудностей был связан с попыткой эксплуатировать «Харрикейн» с водой в системе охлаждения вместо «гликоля». Для этого в систему приходилось вносить ряд изменений: снимали термостат, отрегулированный по «гликолю» и не пропускавший в радиатор жидкость с температурой ниже 85 град., убирали шунтовую трубу (в обход радиатора) и отключали ряд второстепенных контуров, таких, например, как подогрев карбюратора. Впоследствии у нас перешли но отечественные антифризы, отличавшиеся большей морозостойкостью. Приспособлением английских истребителей к русской зиме специально занималось конструкторское бюро А.П. Голубково.

Массовое появление «Харрикейнов» на советско-германском фронте произошло весной-летом 1942 г. Пиком можно считать июль – в этом месяце выпустили сразу восемь полков на этих машинах. Их применяла морская авиация на Северном и Балтийском флотах, полки ВВС, действовавшие на Карельском, Калининском, Северо-Западном, Воронежском фронтах, и части ПВО в различных ройонох страны. Всего за 1941 -42 годы на фронт отправились 29 полков на английских истребителях.

Недостатки «Харрикейнов» дорого обходились советским летчикам. Потери были очень велики. Например, в марте 1942 г. но Северо-Западном фронте два полка, вооруженных английскими истребителями, были обескровлены немцами менее чем за неделю боев В это же время очень большие потери понес 3-й гв. иап ВВС Балтийского флота при прикрытии плацдарма Невская Дубровка под Ленинградом Недостаточная скорость и плохие характеристики вертикального маневра вынуждали максимально уплотнять боевые порядки и вести бой с истребителями только на горизонталях. Известны случаи, когдо при появлении немецких истребителей «Харрикейны» перестраивались в оборонительный круг и даже не пытались атаковать В тяжелом 1942 г. среди потерянных нашими ВВС истребителей насчитывалось около 8% «Харрикейнов». что превышало их долю в общем парке.


Старт по тревоге. Хорошо видно советское вооружение, состоявшее из пушки ШВАК и пулемета УбТ


Перевозка "Харрикейнов" железнодорожным транспортом


"Харрикейн" с подвеской шести РС-82 выруливает на взлет, Донской фронт, 1942 г.


Но в руках умелых летчиков и эти машины достигали существенных боевых успехов даже в условиях численного превосходства противника. Например. в апреле 1942 г. четыре «Харрикейна» из 485-го иап под командованием лейтенанта Безверхнего смело вступили в бой с десятью Bf 109. Итог схватки: сбиты три «немца» и два «Харрикейна». 19 июня семь истребителей из этого же полка, ведомые его командиром Г.В.Зиминым, атаковали над Ромушевским коридором 12 пикировщиков Ju 87, которых прикрывали 15 «Мессершмиттов» Были сбиты десять немецких самолетов и один наш.

«Рекордсменам», по подсчетам Н Г Бодрихина, является капитан И.И. Забегайло из 1-го гв. иап, уничтоживший на «Харрикейне» 12 немецких машин.

Однако одного мастерства и героизма летчиков было мало. Еще в сентябре 1941 г. был поставлен вопрос о модернизации вооружения английского истребителя. Причиной являлась не только его недостаточная эффективность, о которой уже говорилось, но и нехватка патронов калибра 7,69 мм, причем, в первую очередь, не доставало трассирующих и зажигательных. 20 ноября Гловное управление ВВС обратилось к НКАП с просьбой организовать перевооружение «Харрикейнов». Роботу поручили ОКБ-15 Б.Г. Шпитольного. Там рассмотрели три варианта переделки «Харрикейне»: с четырьмя 20- мм пушками ШВАК, двумя ШВАК и двумя крупнокалиберными пулеметами БК и, наконец, с четырьмя БК. Последний вариант давал выигрыш в весе без ущерба другим характеристикам, но не был принят, что можно было объяснить недостатком крупнокалиберных пулеметов в то время.


«Харрикейн» вернулся из боевого вылета. Юго-западный фронт. 1942 г.


В ОКБ-15 подготовили чертежи доработки истребителя в двух вариантах: первый – под две пушки ШВАК, два пулемета БК и шесть реактивных орудий (пусковых балок) для снарядов РС-82, второй – четыре пушки ШВАК и шесть РС-82. Соответственно изготовили дво опытных образца. В конце 1941 г. они прошли полигонные испытания Второй вариант показал большую разрушительную мощь, но самолет стал тяжелее. С двумя ШВАК и двумя БК взлетный вес истребителя стал меньше, чем у стандартного «Харрикейна» ИВ. Этот вариант обьявили основным, о его образец – эталоном.

Первоначально планировали, что «Харрикейны» будут дорабатываться непосредственно в строевых частях, затем хотели сосредоточить ее на заводе № 21 в Горьком. Но этот авиазавод был полностью загружен истребителями Лавочкина, поэтому переделку под отечественное оружие поручили заводу № 81. Приказ об этом вышел 21 февраля 1942 г. К 20 апреля планировали доработать 400 самолетов, которые собирались постепенно забирать из различных авиачастей. Оборудование и рабочих, которые должны были заниматься переделкой «Харрикейнов», разместили в пустующих цехах эвакуированного из Москвы завода № 39 возле Центрального аэродрома. Туда перевезли документацию и «эталон».

К 15 марта план требовал выпуска первых 60 перевооруженных истребителей. Но с самого начала производственники столкнулись с рядом препятствий. Во-первых, выявились расхождения между чертежами и «эталоном». Во- вторых, выпуск пулеметов БК прекратили, заменив усовершенствованными УБ. 12 марта приняли решение ставить на самолеты пулеметы УБТ (турельного варианто). Они имелись в достаточном количестве, а кроме того, механизм перезаряжания у них лучше подходил к «Харрикейну» по потребным усилиям. Пришлось переделать схему питания патронами и гильзоотвод.

Но и УБТ но заводском складе отсутствовали. Зато там лежала партия пушек ШВАК. Воспользовавшись чертежами ранее отвергнутого варианта, первые машины выпустили из цеха с комплектом из четырех пушек. Все эти неполадки задержали выполнение программы: к 18 апреля сдакли всего 32 готовых истребителя, хотя довели темп до семи машин в день.

Но к началу мая все 400 «Харрикейнов» были перевооружены, а заводу дали заказ на переделку еще 400 истребителей, затем – дополнительных 200. Дорабатывались как вновь поступившие от англичан самолеты, так и уже побывавшие на фронте. Бригады с завода № 81 производили эту опероцию и но подмосковных аэродромах в Кубинке, Химках, Монине и Егорьевске. На этих базах 6-го иак ПВО перевооружались машины, которые нельзя было перегнать на завод из-за различных неисправностей. К концу 1942 г. выпустили 925 «Харрикейнов» с советскими пушками и пулеметами. Каждая машина обошлось примерно в 13 000 рублей. Зато новое мощное вооружение расширило возможности самолета как в воздушном бою, так и при действиях по наземным целям. Правда, некоторое изменение центровки при этом привело к запаздыванию выхода истребителя из штопора и переходу штопора в плоский, но это не носило столь уж опасного характера.

Надо сказать, что «Харрикейн» довольно часто использовался как истребитель-бомбардировщик и отчасти как штурмовик. Этому способствовал ряд его особенностей. «Харрикейн» с отечественным вооружением и с подвеской двух бомб ФАБ-100 легко управлялся, лишь незначительно ухудшились взлетные характеристики, а скорость снизилась но 42 км/ч. Самолет был живуч – как-то раз машина А.Л. Кожевникова из 438-го иап получила 162 пробоины, но, тем не менее, летчику удалось благополучно сесть на своем оэродроме.

Не раз отмечались удачные бомбо- штурмовые удары «Харрикейнов». Летом 1942 г. самолеты 191-го иап (имевшие советское вооружение) пушками и ракетами вдребезги разнесли немецкую автоколонну под Новым Осколом. А в овгусте 1943» «Харрикейны» совместно с Ил-2 разбомбили немецкий аэродром в районе Луостори, уничтожив 11 истребителей и один тронспортный самолет Ju 52/3. К таким операциам часто привлекали истребительные полки ВВС, но кое-где «Харрикейн» имелись и чисто штурмовых полках, например, в 65-м на Севере.


Подбитый «Харрикейн», совершивший вынужденную посадку под Архангельском


Этот «Харрикейн» упал на территории Финляндии


Серьезным испытанием для «Харрикейнов» стало учостие в боях на Дону, а затем на дальних подступах в Сталинграду. Если на Севере немцы зачастую применяли усторевшую технику, то летом 1942 года они бросили все лучшее, чем росполагали.

Именно туда срочно перебросили 235-ю иад под командованием подполковника И.Д. Подгорного. В нее сначала входили 191-й, 436-й и 46-й полки, к которым потом добавили 180-й иап. Все они были укомплектованы только «Харрикейнами».

В начале июня дивизия было готова к боевой роботе. Однако в донесениях политотдела аккуратно говорилось о недоверии летного состава к «Харрикейнам».

Наша авиоция действовала в исключительно тяжелых условиях, когда противник господствовал в воздухе. За первые пять дней июля «Харрикейны», несмотря на постоянные перебазирования, нехватку бензина и запчастей, сбили 29 самолетов неприятеля. Особенно отличился старший политрук Х.М. Ибатулин, лично сбивший 1 июля две вражеские машины и не вышедший из боя, хотя на ею «Харрикейне» сорвало колот мотора.

Отчасти успех английских машин объяснялся их удачным взаимодействием с советскими самолетами и хорошей подготовкой летавших на них пилотов. За июль дивизия потеряла 17 «Харрикейнов», а противник, по крайней мере, вдвое больше боевых машин. Постепенно обе сражающиеся стороны повысили качественный уровень брошенной в бой авиационной техники. Над Сталинградом появились самые современные модификации «Яковлевых» и «Лавочкиных». Отсутствие пополнений привело к тому, что английские истребители постепенно исчезли из парка 8-й воздушной армии. На 1 августа их осталось всего 11, из которых боеспособны были три.

Это явление было не локальным, о повсеместным Если на 1 июля 1942 г в ВВС имелось 202 «Харрикейна», то в ноябре их осталось лишь 130. Они продолжали играть заметную роль только на северных участках советско-германского фронта

Всего за 1942 г. в СССР доставили 932 «Харрикейна» – немалое количество. Однако отставание английского истребителя от требований времени становилось все более очевидным 25 ноября Ворожейкин докладывал Сталину: «На фронте «Харрикейны» показали себя плохо». Постепенное насыщение авиации но фронте более совершенной техникой привело к повышению требований советской стороны к поставкам из Великобритании. 5 ноября нарком торговли Микоян, через ведомство которого шли все закупки за рубежом, дал указание торгпредству в Лондоне добиваться приемки только новых самолетов или с налетом не более 30 часов. К борьбе с отправкой в нашу страну истребителей, 6ывшие в эксплуатации, подключилась и «артиллерия главного калибра» «13 11 42 тов Сталин лично указал, что принимать такие самолеты не нужно» – сообщали из штаба ВВС Микояну.

Осенью 1942 г. объем поставок «Харрикейнов» требовали уменьшить до четверти от общего количество поставляемых из Великобритании истребителей, причем отправлять мошины только типа С с пушечным вооружением, а с 1 января 1943 г вообще жаждали получать одни «Спитфайры» Но англичане с этим не согласились. Хотя доля «Хорррикейнов» в поставках действительно вскоре начала уменьшаться.

С получением значительного количества самолетов современных типов «Харрикейны» постепенно перестали применяться на фронте как истребители. Небольшое их количество использовалось в качестве ближних разведчиков и корректировщиков. «Харрикейны» переоборудовались прямо в частях и, подобно своим английским аналогам, но потом, несли один плановый фотоаппарат (обычно типа АФА-И) в фюзеляже за местом пилота. Такими машинами располагали как специальные разведывательные полки (например, 118-й орап но Северном флоте), так и обычные истребительные (3-й гв. иап на Балтике) Число «Харрикейнов»-корректировщиков в общей сложности не превышало двух десятков. Они имелись на Ленинградском, Волховском, Калининском фронтах. В Саратовской высшей авиационно-планерной школе (СВАПШ) «Харрикейны» переделали для буксировки десантных планеров А- 7 и Г-11 Они совершили с планерами несколько полетов к партизанам.

ВВС в 1944 г. постепенно избавлялись от еще сохранявшихся в различных частях "Харрикейнов". За этот год списали 249 машин, причем 215 из них – просто по износу. Степень боевой активности английских истребителей в этот период легко определить по потерям; не вернулись из боевых вылетов по неизвестным причинам – 15. сбиты зенитчиками – пять, в воздушных боях не потеряли ни одного самолета К 1 мая 1945 г. в действующей армии числились всего восемь "Харрикейнов" и еще 34 дислоцировались в тыловых округах.


«Харрикейны» в одном строю с истребителями Яковлева и Лавочкина


Основной сферой применения "Харрикейна" во второй половине войны стали части ПВО. Туда «Харрикейны» стали поступать с декабря 1941 г., но с колнца 1942 г этот процесс резко ускорился. Этому способствовало прибытие из Англии самолетов модификации IIС Первым из них, предположительно был истребитель с номером BN498. В то время ни один советский истребитель не имел столь мощного вооружения, как четыре 20 мм пушки. В то же время испытания «Харрикейна» IIC в НИИ ВВС резонно показали, что он еще тихоходнее, чем IIВ, из-за большего веса. Он совершенно не годился для борьбы с истребителями, а вот для вражеских бомбардировщиков еще мог представлять собой немалую опасность .Поэтому неудивительно, что большинство поставленных в СССР машин этого типа попало в полки ПВО. Ими располагал, например, 964-й иап. прикрывовший в 1943-44 годах Тихвин и Ладожскую трассу.

Если на 1 июля 1943 г в ПВО было 495 «Харрикейнов», то на 1 июня 1944 г. уже 711. Они прослужили там всю войну, на их боевом счету 252 самолета врага. Пополнение ПВО английскими истребителями позволило перебросить поближе к фронту более боеспособные полки, вооруженные отечественной техникой или американскими "Аэрокобрами".

Английские же машины довопьно эффективно использовались в ПВО. Полная радиофикация позволяла уверенно поводить самолеты по радио Ток, 24 марта 1942 г. звено «Харрикейнов» из 796-го иап навели на группу из восьми Ju 87 и десяти Bf 109, идущую на Мурманск. Два "Юнкерса" были сбиты, а остальные беспорядочно сбросили бомбы на сопки западнее города и бежали. А 29 ноября того же года майор Молтенинов из 26-го гв иап по данным наземной РЛС РУС 2, переданным по радио, нашел и уничтожил в районе Колпина бомбардировщик Хейнкель Не 111.

В 1944 г. часть «Харрикейнов» использовалось в ПВО как самолеты-осветители при отражении ночных налетов. Обычно машина этого типа брала по две осветительные бомбы САБ-100 и сбрасывала их, находясь на 2000- 2500 м выше вражеских бомбардировщиков. Атаку выполняла ударная группа. В разных полках ПВО для этой цели держали по два-четыре «Харрикейна».

В 1944 г. доже немецкие разведчики уже не забирались в глубь страны. Но в Калмыкии последний боевой вылет «Харрикейн» совершил 23 мая. Четырем летчикам из 933-го иап поручили найти и уничтожить в степях совершивший там промежуточную посадку немецкий транспортный самолет Фокке- Вупьф FW 200 Пролетев около 270 км. они нашли и подожгли эту четырехмоторную машину, о затем поддержали огнем подразделение НКВД, захватившее экипаж и пассажиров.

На 1 мая 1945 г. в ПВО насчитывался 731 «Харрикейн». В подавляющем большинстве это были машины модификации IIС, их насчитывалось 570.

Дольше, чем в ВВС, задержались «Харрикейны» и в морской авиации на Северном флоте. Они там в этот период в какой-то степени компенсировали нехватку бомбардировщиков и штурмовиков. На суше основными целями для них являлись аэродромы Хебугтен, Луостари, Салмиярви, Свортнес, где концентрировались самолеты 5-го воздушного флота немцев.

Но севере «Харрикейн» опробовали в роли ночного бомбардировщика. В феврале 1943 г. они совершали беспокоящие налеты но Луосари и Хебугтен. Машины по одиночно, с интервалом 10-20 минут, проходили над целью, с высоты 400-800 м сбрасывали бомбы на стоянки самолетов.

«Харрикейны» привлекали к действиям на морских коммуникациях – против мелких судов. Иногда для потопления мотобота

или катера бомб и не требовалось – обходились пушечным огнем. Здесь эффективно проявили себя «Харрикейны» IIC. 2 июня 1943 г. в Сюльте-фьорде таким способом пустили ко дну даже небольшой транспорт водоизмещением 800 т. Здесь, конечно, многое зависело от выучки летчиков Так. на мотобот, потопленный к юго-востоку от Вордэ 4 июня, восьмерка «Харрикейнов» IIС израсходовало 540 снарядов, прежде чем он погрузился.

В строевых частях ВВС Северного флота «Харрикейны» использовались до октября 1944 г., когда последний полк. 27-й иап, перешел на более современную технику. На 1 января 1945 г. в списках остались всего пять самолетов этого типа – все во вспомогательных подразделениях. На Балтике «Харрикейны» исчезли значительно раньше – в конце 1942 г. 3-й гв. иап перевооружили на ЛаГГ-3.

Достаточно успешно действовавшие в Африке и на Дальнем Востоке «Харрикейны» IID в ношей стране не привились. Первую партию их доставили из Ирака в 11-й збап в Кировобаде в сентябре 1944 г. Все они были с моторами «Мерлин» XX и пушками Виккерс S. В начале 1944 г. в СССР прибыли, в общей сложности, 46 IID. Чуть позже прибыло несколько десятков «четверок».

Испытания «Харрикейна» IID в НИИ ВВС (февраль 1944 г. показали, что как штурмовик он малопригоден, так как слабо бронирован и не имел бомбардировочного вооружения. Все, что мог сделать IID, наш Ил-2 выполнял гораздо лучше. Кроме того, в нашей стране не имелось своих осколочно-фугасных и бронебойно-зажигательных снарядов калибра 40 мм; можно было полагаться только на поставки из Англии, что, конечно, снижало ценность машины. Решили использовать IID в системе ПВО тыловых районов против тихоходных бомбардировщиков. В конце 1943 г. машинами типов IID и IV вооружили 441 -й иап 106-й дивизии ПВО, дислоцировавшийся в районе Бологое. Там они эксплуатировались в 1943-44 годах. «Харрикейны» несколько раз поднимались на перехват, но ни одного случая боевого столкновения с противником не зафиксировано. Командир полка неоднократно обращался с просьбами забрать тяжеловесные и неуклюжие «Харрикейны» и пересадить пилотов на Як-9, на которых летали остальные полки дивизии и, в конце концов, своего добился.



«Харрикейн» переделанный в двухместный корректировщик с пулеметом ШКАС в задней кабине


Но еще до получения заключения НИИ ВВС. в ноябре 1943 г. на «Харрикейнах» IID из первых партий начали переучивать 246-й иап в Аджикабупе (Азербайджан). Лишь в июне 1944 г. этот полк направили на фронт под Бобруйск. Но и эта часть практически не видела боевых действий. В сентябре ее полностью пересадили на Як-1.

Отдельные «Харрикейны» подверглись у нас интересным переделкам. Несколько машин переделали в учебные двухместные. Изготовляли их в разных местах, и практически все они отличались друг от друга. Например, вариант, созданный в 30-х авиамастерских на Северном флоте, имел вторую кабину на месте бывшего гаргрота. Инструктор защищался от ветра только гнутым плексигласовым козырьком. Для улучшения обзора снимался и фонарь передней кабины, где сидел обучаемый. Известен вариант с задней подвижной стрелковой установкой. В 1943 г. изготовили опытные образцы грузового и санитарного «Харрикейнов».

Учитывая условия русской зимы, английские истребители у нас пытались ставить на лыжи. В уже упоминавшейся СВАПШ один самолет оборудовали неубирающимися лыжами. Эту машину испытывал А.Э.Аугуль А в начале 1942 г. на заводе № 81 один из истребителей 736-го иап, доставленных в ремонт, оснастили лыжным шасси, убиравшимся в полете. Его испытывали с 5 по 15 февраля на Центральном аэродроме. Летал В.А.Степанчонок из НИИ ВВС, а также пилоты из 10-го гв. иап и 736-го иап.

Нехватка в первой половине войны запасных двигателей «Мерлин» и желание повысить летные донные истребителя за счет изменения силовой установки вызвали к жизни ряд проектов оснащения «Харрикейнов» советскими моторами М-105, АМ-37А, М-88Б, М-82А. Ни один из них не довели до реализации.

Всего за войну ВВС и ПВО потеряли 1813 машин. Осгалось еще немало, но после победы над Германией «Харрикейны» быстро исчезли из рядов советской военной авиации, их полностью заменили более современные отечественные и импортные истребители. Возвращать самолеты в Англию Советский Союз был не обязан, и они в своем большинстве быстро пошли но слом. В частности, по постановлению Совета министров от 22 марта 1946 г. подлежал списанию 421 «Харрикейн».

Но для части машин нашли новую работу. Разоруженные "Харрикейны" превратили в метеоразведчики. Такие самолеты использовала ведомственная авиация Главного управления Гидрометеослужбы (ГУГМС). Ее «Харрикейны» несли бортовые номера, начинающиеся с буквы "М". Туда в общей сложности перешло более полутора сотен машин. Они летали от западных границ до Якутии в составе различных авиаотрядов. Метеорологические «Харрикейны» проводили вертикальное зондирование атмосферы, фотосъемку облаков, различные измерения. Для этого их комплектовали специальными приборами. Чтобы облегчить полеты в облаках, некоторые самолеты оснастили радиополукомпасами. Например, на машине "М-324" стоял американский радиокомпас MN-26, снятый с "Кингкобры". Фотосъемку обычно вели с двухместных самолетов – бывших учебных.

До конца 1947 г. парк метеорологических «Харрикейнов» уменьшался в основном за счет аварийности. За 1946 г. из-за аварий списали четыре самолета. в 1947 г. – два. В 1948 г. потеряли два "Харрикейна". 14 февраля 1948 г. на самолете "М-309" Киевского отряда произошел обрыв шатуна. Пилот А.Г. Ольховенко совершил вынужденную посадку, но неудачно. Летчик не пострадал, но машину списали. 4 декабря бесследно исчез самолет "М- 292" Ташкентского отряда. В ходе поисков не удалось найти ни обломков истребителя, ни летчика Матренко.

На 1 октября 1947 г. ГУГМС обладало 104 "Харрикейнами", в том числе 81 исправным. Но постепенно износ и нехватка запчастей давали о себе знать. На 1 июля 1948 г. в парке ведомства осталось всего 50 английских самолетов, но 1 января 1949 г. их число уменьшилось до 48. С начала этого года начали постепенно готовиться к полному списанию всех машин этого типа. Согласно приказу эксплуатацию «Харрикейнов» следовало прекратить с I января 1950 г. "по истечении амортизационных сроков службы". Фактически к этому моменту метеослужба располагала десятью «Харрикейнами», из которых лишь пять еще могли подняться в воздух. Все они были списаны к 1 апреля.

На этом история советских «Харрикейнов» закончилась.



«Харрикейн» IIC/Trop, установленный как памятник в поселке Рема Мурманской обпасти






 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх