РАКЕТА К-7

Ракета K-7JI под крылом опытного самолета Т-3


Как уже отмечалось, Постановлением от 30 декабря 1954 г. создание ракет "воздух-воздух" было поручено ряду организаций, в том числе заводу № 134, работы в котором велись под руководством главного конструктора И.И. Торопова. Ранее эта организация занималась разработкой только классического авиационного вооружения, так что опыт проектирования не то что ракет, а вообще каких-либо летательных аппаратов практически отсутствовал. Тем не менее за новую тему – разработку ракеты К-7 для перспективного скоростного суховского перехватчика Т-3 – в ОКБ взялись с энтузиазмом и с размахом, как оказалось впоследствии, не вполне оправданным. Фактически в ОКБ завода N9 134 под наименованием К-7 разрабатывалась не одна ракета, а несколько изделий, объединенных общим индексом и унифицированным твердотопливным двигателем ПРД-21. Да и он, впрочем, в одной из проработок не предусматривался.

Наибольшей преемственностью в сравнении с К-5 обладала ракета K-7J1 – вариант с системой наведения по лучу РЛС "Алмаз-3". Как и для большинства ракет, заданных Постановлением 1954 г., для К-7 предусматривалось достижение максимальной дальности до 9… 12 км. Для обеспечения приемлемой эффективности при наведении по лучу самолетной РЛС, ракету оснастили боевой частью, втрое более тяжелой по сравнению с примененной на К-5. Наряду с необходимостью обеспечить большую дальность, это решение обусловило и вдвое больший стартовый вес новой ракеты, а также примерно полуторакратное увеличение длины. Как и на К-5, в носовой части К-7Л размещались радиовзрыватель и боевая часть, а в хвостовой – аппаратура радиоуправления с антенным устройством, что потребовало применения двигателя в двухсопло- вом исполнении. Однако, в отличие от первой серийной советской ракеты "воздух – воздух", К-7Л была выполнена по нормальной аэродинамической схеме, так что рули с приводом и элементами автопилота располагались позади двигателя.

За счет богатого технического задела по системе наведения разработка К-7Л шла с опережением по отношению к другим вариантам. Уже в 1956 г. прошел заводские испытания специально переоборудованный Як-25 № 0109, оснащенный макетом РЛС "Алмаз", с которого были проведены пуски управляемых по лучу ракет. Испытания продолжились в следующем году. Было выполнено 99 полетов, проведено 38 пусков ракет.

Как и при создании К-6, на смену К-7Л шел ее усовершенствованный вариант – К-7ЛВ, предназначенный для поражения целей на высотах до 22 км. Были изготовлены и ракеты в варианте К-7М, отличавшиеся широким применением неметаллических материалов в конструкции.

К концу сентября 1958 г. с МиГ-19 № 101 и № 102 удалось провести 25 пусков, подтвердивших правильность заложенных в ракету основных технических решений. Результаты испытаний также свидетельствовали о стабильности баллистических характеристик и подтверждали возможность применения ракет с Т-3 и Як-25. Однако проведению совместных испытаний препятствовала неготовность штатного носителя Т-3. Что не менее важно, уже в 1957 г. разработчики Т-3, для которого предназначалась ракета К-7Л, стали склоняться к переходу на более перспективную самонаводящуюся ракету К-8, отрабатывавшуюся в ОКБ-4.

С некоторым опережением по отношению к К-7Л испытывался ее отработочный уменьшенный вариант К-75. По массо-габаритным характеристикам эта ракета, наводимая получу РЛС "Изумруд-2", примерно соответствовала К-5, что позволило использовать ее двигатель и элементы бортовой аппаратуры. Уже в 1956 г. начались пуски с переоборудованных соответствующим образом Як-25 № 1608 и № 1808. С 5 марта по 10 июня на Як-25К №1608 с модернизированной РЛС "Изумруд" выполнили 23 полета и провели три пуска ракет на высотах 5 и 12 км. Однако, в качестве боевой ракеты К-75 не имела ощутимого превосходства над технологически более предпочтительной К-5М – модернизированной К-5. Да и интерес к ракетам, наводимым получу, постепенно спадал из-за их бесперспективности. В ноябре 1957 г. Як-25 № 1608 возвратили в ЛИИ и переоснастили для проведения испытаний неуправляемых авиационных ракет ТРС-85.

Конструкторы завода N9 134 вели и разработки самонаводящихся вариантов ракеты К-7 – К-7СТ с тепловой головкой самонаведения ТГС-56С и К-7С-3 с полуактивной радиолокационной РГС-56С разработки ОКБ-287, сопрягаемой с самолетной РЛС "Алмаз-7". При этом, в отличие от получившей в дальнейшем широкое распространение практики разработки унифицированных вариантов самонаводящихся ракет, различавшихся только носовой частью с "радийной" либо "тепловой" ГСН, конструкторы завода N° 134 проектировали свои первые ракеты исходя из различного расположения основных систем и агрегатов. Наводимую по лучу РЛС ракету К-7С-3 выполнили по нормальной аэродинамической схеме, а К-7С – как "бесхвостку". По постановлению от 7 марта 1957 г. были развернуты работы по предназначенному для третьего и последующих вариантов микояновского истребителя Е-150 еще одному варианту ракеты К-7 – К-70 с ГСН разработки конструкторов ОКБ-287 во главе с B.C. Дегтяревым.




В 1957 г. были выпущены эскизный проект и рабочая документация по К-7С-3, а в следующем году начались ее заводские испытания. Помимо сложностей с отработкой бортовой аппаратуры, задержка хода испытаний определялась недоработанностью и малым ресурсом носителя – Т-3. Для обеспечения более стабильного хода испытаний по инициативе завода № 134 к летной отработке ракет подключили и специально доработанный Як-25 № 0221. В целом, вместо намеченных 38 пусков удалось провести только 1, да и то не с Т-3, а с нештатного носителя – Як-25.

В 1958 г. были проведены и по три пуска ракет К-7СТ с различными тепловыми ГСН, разработанными в ЦКБ- 393 коллективом С.М. Николаева и в НИИ-10 конструкторами во главе с Н.В. Смирновым.

Как и следовало ожидать, распыление сил привело к недопустимому отставанию от установленных сроков. Постановлением от 4 июня 1958 г. разработка К-7 для Т-3 была прекращена и в следующем году работы по этой теме уже не велись.

Во-первых, к этому времени ОКБ-4 ушло далеко вперед с отработкой своей самонаводящейся ракеты К-8 с близкими к К-7 характеристиками. Концепция целевой разработки специальной ракеты для каждого типа перехватчика была отвергнута после подтверждения возможности достаточно универсального применения ракет ОКБ Бисновата.

Во вторых, практически все силы ракетчиков ОКБ завода № 134 были брошены на выполнение особо важного задания – воспроизведение американского "Сайдуиндера" как ракеты К-13.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх