Загрузка...



Глава 16

Билл грустно покинул раздевалку и пошел искать себе место на трибунах, но это оказалось не так просто. Стадион был переполнен. Первыми на разминку вышли северозападники и успели хорошо разогреться, прежде чем на льду появились гордонбелловцы. Одни из них были возбуждены,.другие, напротив, казались подавленными. Было странно видеть, как вяло, словно нехотя, двигались они по площадке.

– Тренер прожужжал им все уши, чтобы они бились вовсю и во что бы то ни стало выиграли, – сказал Де-Гручи, подкатив к Питу. – Видишь того коротышку? Он дружок нашего Рози и все ему рассказал.

– Теперь понятно. Должна же быть какая-то причина их настроения, – понимающе кивнул Пит.

Тренер гордонбелловцев, бывший профессионал Бифф Маккарти, в свое время известный как очень жесткий и грубый игрок, нервничал. Пит подумал, что он, наверное, тяжело переживает неудачи своей команды. Тренер другого склада характера, возможно, мог бы добиться большего от своих игроков. Конечно, будь они в хорошей форме, как тогда, когда победили команду Сен-Джона, одолеть их было бы трудно.

Де-Гручи сделал бросок по воротам Паттерсона и снова подкатился к Питу.

– Их тренер велел Форсайту играть пожестче и еще сказал, что если он хочет стать хорошим хоккеистом, то должен вбить себе в башку, что играть нужно одинаково жестко, выигрывая или проигрывая десять шайб, все равно…

Пит увидел, как долговязый Форсайт, промазав по воротам, злобно стукнул клюшкой о борт. Мда, плохо дело… Форсайт слишком разгорячен. Пит даже огорчился за него.

Но огорчаться за Форсайта не было нужды. У того имелся свой метод борьбы с дурным настроением, который, правда, испортил игру.

Матч начался. После вбрасывания Пит овладел шайбой и пошел в зону противника. Его встретил Форсайт и силовым приемом уложил на лед. Не придав этому значения, Пит тут же вскочил и вдруг услышал:

– Ты еще не раз пропашешь сегодня лед носом, недомерок!

Пит отъехал, даже не взглянув на обидчика. Получив шайбу, он переадресовал ее Дюплесси. Рози пулей ворвался в среднюю зону. Пит, Белл и Бьюханен не успели поддержать его, и Рози сам пошел вперед, увернулся от защитников и неожиданным щелчком забросил шайбу в ворота мимо оплошавшего вратаря как раз в тот момент, когда Форсайт, примчавшись в зону, чтобы исправить ошибку защитников, с силой толкнул его на борт. Разъяренный Рози вскочил и,.отбросив в сторону клюшку и перчатки, полез на него с- кулаками, но Генри Белл успел обхватить его сзади и удержать.

Пит услышал, как Форсайт сказал:

– Давай, давай, лягушатник! Если хочешь подраться, я готов.

За толчок на борт арбитр удалил Форсайта на две минуты.

– Парень прет на рожон, – сказал Пит, протягивая Рози его перчатки и клюшку.

– На свою голову, – хмуро отозвался тот. – Спасибо, Белл удержал меня, а то бы я попал на скамью штрафников.

– Не считай меня миротворцем, – усмехнулся Белл.

Его товарищи ухмыльнулись, вспомнив стычки Белла с Мак-Милланом во время матча с сенджонцами.

Играя в меньшинстве, гордонбелловцы держали оборону в своей зоне, пытаясь не допустить бросков по воротам. Северозападники наседали, но шайба никак не шла в сетку. Форсайт вернулся на лед. Наказание, казалось, слегка охладило его. На некоторое время, во всяком случае.

Усевшись на скамью для запасных, Пит сказал Реду, что Форсайт обозвал Рози лягушатником. Дурное предчувствие охватило Реда. У него в команде были игроки разных национальностей, и он гордился этим. Услышав о выходке Форсайта, он разозлился.

– Если это повторится, немедленно сообщи мне, – велел он. – Я мигом прекращу хулиганство, даже если придется пойти к директору его школы.

– Меня это ничуть не волнует, – сказал Рози.

– Но может взволновать других!

Ред не тревожился за Горацио Каноэ. Вождь был сдержан и мог постоять за себя. Не тревожился он и по поводу Дюплесси. Но китаец Вонг и украинец Крищук… эти тихие парнишки никогда ни с кем не задерутся первыми. Однако именно таких ребят выпады Форсайта могут вывести из себя…

Поэтому, пока Форсайт находился на льду, Ред выдерживал Крищука и Вонга на скамье запасных. Но один раз в середине второго периода он не успел вовремя сменить их.

В этот момент в игре участвовали Джемисон, Де-Гручи, Мартин (с ногой у него уже все обошлось), Крищук и Вонг. Комбинацию гордонбелловцев прервал Джемисон и отпасовал шайбу к красной линии Бенни Вонгу. Не ожидая, пока подтянутся партнеры, Бенни быстро вошел в зону противника и помчался к воротам. Двое защитников бросились ему наперерез. Вонг неожиданно сместился влево. За ним погнался Форсайт, рассчитывая, что ему удастся достать Вонга в углу, но тот вдруг применил прием, доведенный им почти до совершенства. Как раз в тот момент, когда Форсайт должен был налететь на него, маленький китаец на полном ходу резко остановился, и Форсайт врезался в борт, а Бенни тем временем вышел к воротам и точным броском забил второй гол. Зрители улюлюканьем сопроводили неудачную попытку Форсайта припечатать Вонга к борту. Любители хоккея, как, пожалуй, вообще все люди, любят, когда слабый берет верх над сильным. С трибун послышались возгласы одобрения. Форсайт поднялся и занял свое место в защите, злобно поглядывая на Бенни. Пит это заметил. Черт возьми, парень смотрит так, будто Бенни сыграл с ним грязный номер, хотя на самом деле он показал отличную игру.

Пятерка Мартина действовала так удачно, что Ред оставил ее на льду. После вбрасывания Вонг и Форсайт вступили в борьбу за шайбу в углу площадки, и к ним подключился Джемисон. Ред вдруг увидел, как Бенни остановился и в упор уставился на Форсайта, а Джемисон, казалось, вот-вот ударит его. Опять что-то произошло! Ред сразу сменил игроков, выпустив пятерку Бертона, и когда Бенни уселся на скамью, наклонился к нему:

– Что там у вас случилось?

– Обозвал меня желтой косоглазой образиной, – запнувшись, ответил Бенни.

Ред подошел к борту и окликнул арбитра. Тот только отмахнулся. Ред дождался перерыва в игре, подозвал Де-Гручи и попросил передать судье, что хочет поговорить с ним. Подъехал арбитр. Ред все ему рассказал.

– Удалю его с поля, если услышу, – заявил арбитр. – Но пока не услышу сам, ничего не могу поделать.

– Я буду жаловаться в Совет Лиги, если вы этого не прекратите!

– Послушайте, Ред. Предположим, тренер гордонбелловцев пожалуется на вашего парня, а у меня не будет никаких доказательств в подтверждение его слов, вы же первый запротестуете, если я накажу вашего игрока на основании жалобы соперников! Но я обещаю присматривать за Форсайтом.

Ред нервно грыз ногти, однако все было сравнительно спокойно. Но затем произошло то, чего опасался тренер…

На второй минуте заключительного периода Вонг скрытым ударом от синей линии послал третью шайбу в ворота. Форсайт опоздал помешать ему сделать бросок. Пит увидел, как он что-то сказал Бенни, а Джемисон тут же обернулся и резко что-то ответил, но Форсайт даже не посмотрел на Джемисона.

Арбитр поспешил к Вонгу, но тот отъехал в сторонку. Ред громко кричал со своего места. Арбитр был сбит с толку. Он хотел выяснить, что происходит на поле, но не мог же он все время находиться рядом с Форсайтом!

– Что он сказал Вонгу? – минутой позже спросил у Джемисона Пит.

– Мерзкий губошлеп, – буркнул сквозь зубы Джемисон, уклонившись от прямого ответа.

– Держи себя в руках, – предупредил Пит. – Нельзя отдать эту игру из-за штрафов!

Но Форсайт, которому пока что все сходило с рук, с каждой минутой играл все грубее: Ред кипел от ярости. Он хотел пожаловаться кому-нибудь из официальных лиц, кто мог бы пресечь это возмутительное поведение или даже вовсе удалить хулигана, но для этого он должен был бы покинуть ребят, а он не хотел их оставлять. Победа была за ними, если только они выстоят до конца и не будут реагировать на провокации Форсайта. Одна мысль, что мальчики могут не Сдержаться, приводила его в дрожь, и все же он не мог быть одновременно в двух местах.

Он видел, что ребята понемногу накаляются, и радовался, что рядом с Вонгом, когда Форсайт оскорбил его, находился именно Джемисон, а не Рози и не Вик Де-Гручи. Эти горячие головы сразу полезли бы в драку, а удаление могло повести к потере выигрыша. Джемисон был одним из самых уравновешенных и спокойных в команде и еще ни разу не попадал на скамью для оштрафованных. Был он примерным учеником и в классе. Ред был уверен, что и теперь Джемисон сумеет сдержаться сам и в случае чего удержать и Вонга. Время шло медленно. Две минуты до окончания игры. Одна. Тридцать секунд. Десять. И наконец долгожданная сирена. Хоккеисты Северо-Западной школы победили со счетом 3:0.

Сирена еще не смолкла, как Джемисон устремился к Форсайту, по пути отбросив клюшку и скинув перчатки. Он налетел на задиру, сбил с ног и принялся яростно молотить кулаками. Форсайт подмял под себя Джемисона и вскочил. Игроки и арбитр кинулись разнимать их, но удержать Джемисона было невозможно. Он расшвырял всех и опять схватился с Форсайтом.

Их пробовали растащить, но тут Де-Гручи пригрозил:

– Кто их тронет, будет иметь дело со мной!

Арбитры тщетно пытались пробиться к дерущимся. Игроки обеих команд высыпали на лед. Полицейские удерживали болельщиков, не допуская их на поле. Драка продолжалась. Когда наконец удалось добраться до драчунов, Форсайт стоял прижавшись к борту, прикрывая лицо руками, а Джемисон, всхлипывая, вызывал его продолжать стычку, но Форсайт, на голову выше противника и шире в плечах, не отвечал. И тогда Джемисон повернулся и в сопровождении товарищей направился в раздевалку.

Ред пропустил всех перед собой, вошел сам, закрыл дверь и повернул ключ. Все молчали. Бенни Вонг принялся снимать ботинки. Джемисон сел в угол, обхватив голову руками. Пит, Де-Гручи и другие ждали, что скажет Ред.

– Парень напрашивался на неприятность, – медленно произнес тренер. – Не скажу, однако, что Джемисон поступил правильно… Я собирался сразу же после игры подать протест в Совет Лиги. Но может быть, все к лучшему. Теперь уж нельзя будет пройти мимо этого инцидента. – Он положил руку на плечо Горда Джемисона. – Спасибо, что ты дотерпел, пока окончится игра…

– Эй, ребята! – закричал вдруг Паттерсон. – А ведь ваш вратарь остался «сухим»!

Все принялись его поздравлять. Раздался стук в дверь. Ред распахнул ее перед арбитром Диком Дэнсфордом.

– Ред, можно вас на минутку?

– Надеюсь, что теперь вы мне поверили? – сказал Ред, выйдя в коридор.

Дэнсфорд печально кивнул.

Они прошли в судейскую комнату и застали там Ли Винсента, тренера гордонбелловцев Биффа Маккарти, двух линейных судей, мистера Андерсона – директора Северо-Западной школы, худого моложавого человека, и мистера Доннели – директора школы Гордона Белла с встревоженным выражением на округлом, изборожденном морщинами лице.

– Позвать сюда моих мальчиков, чтобы они рассказали, как Форсайт всю игру оскорблял Вонга и Дюплесси? – сухо спросил Ред.

– Не нужно, – произнес мистер Андерсон. – Мистер Маккарти рассказал, что его ребята говорили ему об этом. Они возмущены не меньше ваших.

– Почему же вы ничего не предприняли? – обратился Ред к Маккарти.

– Я узнал об этом только после игры. – Крупное, жесткое лицо Маккарти было хмуро.

– Но все равно, – продолжал мистер Андерсон, – мы не можем допустить, чтобы споры разрешались кулаками. Для этого существует Совет Лиги, который и расследует случившееся на заседании своей комиссии.

– Меня позвали только для того, чтобы сообщить об этом? – спросил Ред.

– Да, – ответил мистер Андерсон.

Ред повернулся и вышел. Расследование… Он знал, чем это грозит. Он опасался дисквалификации.

Маккарти последовал за ним в коридор.

– Сожалею, старина, – сказал он. – Если бы я узнал вовремя, то не допустил бы…

Возвращаясь в раздевалку, чтобы рассказать мальчикам о предстоящем расследовании, Ред вдруг вспомнил про Билла Спунского. Действительно ли он готов для участия в играх на первенство?








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх