Загрузка...



Глава 12

В течение следующих двух недель Пит, Де-Гручи и Спунский только один раз пропустили утреннюю тренировку на «Олимпике» – на рождество. У Гордонов на праздник всегда бывала елка, и вся семья до завтрака собиралась возле нее, чтобы получить и сделать подарки. Пит не мог налюбоваться часами, подаренными ему родителями, но самым замечательным сюрпризом был махровый халат, который сшила Сара. Пит и не догадывался, что Сара готовит ему такой подарок. Было еще много посылок от тетушек и дядюшек, живших в разных концах Канады.

Пит разглядывал книги, рубашки, галстуки, носовые платки и снова книги, разложенные перед ним. Какое радостное утро! Он улыбался матери и отцу. Они сидели рядышком на диване, радостно улыбаясь и держась за руки.

Отец был в новой, подаренной ему куртке, на плечах у миссис Гордон красовалась меховая накидка.

– Боже, сколько подарков! – произнес Пит.

– А как ты догадался, что я хочу новые лыжные ботинки? – спросила Сара.

– Просто увидел, что из старых у тебя торчат пальцы.

– Если это не будет невежливо, – улыбнулась она, – то позволь спросить, где ты достал столько денег?

– А в отличие от некоторых я не трачу деньги, которые папа и мама дают мне на карманные расходы.

– Ладно, что ни говори, – сделав Питу гримасу и обнимая родителей, сказала Сара, – замечательный нынче праздник!

Сияя улыбками, они любовно глядели друг на друга.

– Тебе придется приделать на хоккейные перчатки стальную решетку, чтобы на разбить часы! – рассмеялась Сара.

– Не беспокойся. На время игры я отдам их на сохранение Толстяку. – Пит помолчал и вдруг добавил: – Хотя, пожалуй, на одну игру можно выйти со всеми подарками. Ошарашу противника, когда появлюсь на льду в махровом халате, при галстуках, с часами и с кипой книг.

Все весело рассмеялись, представив эту картину. Сара с матерью отправились готовить завтрак.

– Еще месяц назад я и не предполагал, что когда-нибудь буду таким счастливым, – сказал Пит, оставшись наедине с отцом.

– Дети часто считают себя несчастными, пока не поумнеют и не поймут, что любая неприятность со временем забывается, – назидательно произнес мистер Гордон. – Но раз уж ты завел этот разговор, то скажу: я не думал, что ты так быстро переборешь себя.

– И все же я чувствую какую-то неловкость… Наверное, потому, что не был сегодня на «Олимпике», – улыбнулся Пит. – Вроде бы стало привычкой…

– Я давно хотел спросить тебя… Как успехи у Билла?

– Отлично! – с энтузиазмом отозвался Пит. – Он так приделал меня позавчера, что у меня искры посыпались из глаз.

– Неужели на тренировках вы играете так жестко?

Пит кивнул.

– Вик и я догоняли его. Нам это почти всегда удавалось, но на этот раз он применил силовой прием против Вика, а когда Вик отпасовал мне, то налетел и на меня. По всем правилам… Интересный он парень. Всегда тревожится, что сделал кому-то больно. Но всякое бывает, ты же сам знаешь.

– Знаю, знаю…

Пит загорелся. Он был так увлечен Спунским, что становился более разговорчивым, когда заходила речь о товарище.

– Вот увидишь, он станет классным игроком!

– Завтракать! – послышалось из кухни.

– Можешь считать, что я свихнулся, – продолжал Пит, – но я уверен, что Билла уже в этом году можно включить в команду.

– Что ж, было бы полезно дать ему возможность накопить опыт, раз уж вы все равно не попадаете в финал.

Пит насторожился.

– Но мы еще не потеряли шансов!

Мистер Гордон рассмеялся:

– Бог мой, в четырех встречах вы набрали всего одно очко! Командам школ Даниэля Мака и Кельвина нужно проиграть все последние игры, а вам все выиграть, чтобы сравняться!

Пит пожал плечами.

– Завтракать! – снова позвала Сара.

Они отправились на кухню. Мистер Гордон положил руку на плечо сына.

– Не думаю, что вам удастся выйти в финал.

Эти слова услышала Сара.

– Не будь пораженцем, папа! Если бы разговор шел о команде школы Даниэля Мака, ты бы этого не говорил!

– У нашего сына два великих проекта, – обратился к жене мистер Гордон. – Первый – выиграть оставшиеся четыре встречи, и второй – ввести Спунского в команду.

– Надеюсь, что оба твои желания сбудутся, родной мой, – улыбнулась миссис Гордон.

– Я тоже, – горячо подхватила Сара.

– И я, – согласился мистер Гордон.- Боже, ведь я предаю свою альма-матер![2]

После завтрака Пит взял из-под елки небольшой сверток с надписью: «Веселого и счастливого рождества Биллу от Сары и Пита» с мотком изоляционной ленты, которой обматывают клюшки, и с шайбой.

– Ты пойдешь со мной к Спунским? – спросил сестру Пит.

– Да, только вымою посуду, – отозвалась она.

Думая о своем, они молча шагали по заснеженным улицам. Встречные прохожие, так же как и они, несли свертки, пакеты, коробки с подарками и приветливо улыбались друг другу. Мысли Пита обратились к хоккею. Команды школ Кельвина и Даниэля Мака не проиграли ни одной встречи. Между собой они сыграли 4:4 в тот вечер, когда северозападники сделали ничью с командой гордонбелловцев. У кельвинцев с тремя победами и одной ничьей было семь очков; у школы Даниэля Мака – шесть: две победы и две ничьих. Затем шли команды училища Сен-Джона и школы Гордона Белла, у которых было по одной победе и по ничьей, три очка. И наконец, команда Северо-Западной школы – три поражения, одна ничья, одно очко.

Дойдя до дома Спунских, брат и сестра с приветственным возгласом «Веселого рождества!» взбежали на крыльцо.

Билл и мистер Спунский встретили их в прихожей, а позади них они увидели Вика Де-Гручи с гладко прилизанными волосами. Его широкое лицо светилось радостью, и костюм носил следы недавней утюжки.

Мистер Спунский расцеловал Сару и пожал руку Питу. Билл тоже обменялся рукопожатием с Питом, затем поцеловал в щечку зардевшуюся Сару. Пит еще никогда не видел сестру такой красивой и оживленной.

– Теперь моя очередь, – заявил Вик.

Он обменялся рукопожатием с Питом и под общий смех отвесил Саре церемонный поклон и поцеловал ей руку.

Все вместе они отправились наверх, навестить больную. Миссис Спунская по-прежнему выглядела слабой, хотя голос у нее слегка окреп.

Она поблагодарила Вика и Пита за заботу о Билле. Пит едва удержался от слез – с таким чувством она это сказала, – а Сара прослезилась. Елка была установлена в спальне, и следующий час они провели здесь. Грызли орешки и разговаривали. Беседа неизбежно вертелась вокруг хоккея, и Пит заметил горделивый взгляд, которым обменялись родители Билла, когда их сын при помощи орехов показал на столе, как нужно вести игру в определенной ситуации.


Примечания:



2

(Альма-матер (лат.) – буквально: кормящая мать; здесь старинное студенческое название своего учебного заведения)








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх