Загрузка...



ОЛИМПИАДА-80


20 июля, Москва, Лужники. Первая игра в рамках олимпийского турнира — со сборной Венесуэлы. 80 тысяч зрителей. Судья — австриец Верер.

Право выступать на XXII Олимпийских играх завоевала группа команд из стран, правительства которых воспрепятствовали своим спортсменам в поездке на московскую землю. Как уже не раз бывало, политика возобладала над спортом. И, конечно, места отказавшихся от участия в 0лимлиаде-80 команд заняли сборные других стран, в том числе Венесуэлы. Естественно, венесуэльская команда была не так тщательно подготовлена и укомплектована, как следовало для уровня финального олимпийского турнира. Едва началась наша с ней встреча, как Сергей Андреев открыл счет. До конца тайма Черенков и Гаврилов забили еще по голу, во второй половине игры Хорен Оганесян поставил точку. 4:0. Коварная победа, она внушает самоуверенность, потому что слишком легко одержана.

В раздевалке игроки нашей сборной подсчитывали, сколько каждый из них провел матчей за команду высшего уровня. Получилось, что у Балтачи, Прокопенко, Никулина, Сулаквелидзе, Чивадзе, Романцева в активе от одной до пяти игр за сборную; у Черенкова, Газзаева, Андреева, Оганесяна, Челебадзе, Дасаева — по пять-семь матчей. Тем большую гордость вызывала у них победа с явным преимуществом. И тем больше настораживала меня их упоенность успехом, безоблачность настроения. Слишком легко все складывалось.

22 июля, Москва, Лужники. Олимпийские сборные СССР и Замбии. Судья Арафат из Сирии. Рослые и мощные физически замбийцы перед этим проиграли 0:1 кубинской сборной. Второй проигрыш означал для них выбывание из турнира, так как в четвертьфинал выходило по две команды из каждой подгруппы. На первых минутах матча Хидиятуллин пошел из глубины поля вперед. Этот прорыв центрального защитника ошеломил африканцев, удар Вагиза, можно сказать, послал их оборону в нокдаун. Но парни из Замбии проявили характер, они двинулись в наступление, словно в последний бой. И их форвард Читалу послал-таки мяч мимо Дасаева в сетку ворот.

А доказав, что не лыком шиты, замбийцы занялись игрой «в квадрат», весело и умело перебрасывая мяч друг другу верхом и понизу, а наши метались между ними и не сразу сумели отобрать… В какой-то миг разладилась игра у наших олимпийцев, они действовали разрозненно и сумбурно… Это должно было насторожить меня еще больше. Но и я отнесся к временному замешательству своих игроков снисходительно, не усмотрев в нем «подводной мины».

И все-таки недаром возлагал я надежды на Хидиятуллина. Порывистый, в юности неуравновешенный, трудно управляемый, он тем не менее рожден футболистом. У него превосходные физические данные для этой игры плюс характер, воля, упорство, в нужную минуту он способен вызвать в себе спортивную злость (не злобу, а сердитость — на себя, на обстоятельства, которые нужно преодолеть). Вагиз почувствовал, что требуется взрыв, который разрушил бы последовательный ход матча, устраивавший замбийцев, ринулся в новый дальний рейд, и на 51-й минуте забил второй мяч. Не раз он предпринимал такие лихие вылазки, выручая спартаковцев в турнирах и товарищеских матчах, выручил и на сей раз сборную. Ребята воодушевились, заиграли слаженно, и на 87-й минуте Черенков провел третий мяч. Но, как говорится, «звонок прозвучал», и прав был Хельмут Кезер, заметив, что «особенно они теряются в решающих встречах». Я бы добавил: «пропустив гол».

Спортивная и бойцовская натура Вагиза Хидиятуллина особенно ярко проявилась в неудачно для нас сложившейся полуфинальной игре с олимпийцами ГДР. До последних секунд не сдавался неистовый Вагиз, бросался во все новые атаки. Перед самым финальным свистком судьи, пытаясь замкнуть прострельную передачу с фланга, влетел (увы, без мяча) в ворота немецких футболистов и в бессильной ярости бил кулаком по земле, охваченный обидой и отчаянием…

Но до этого поединка было еще довольно далеко. 24 июля в Москве, на заполненном до отказа стадионе «Динамо», мы встречались со сборной Кубы. Судил встречу шотландский арбитр Валентайн. Накануне кубинцы в Ленинграде под проливным дождем (впрочем, им не привыкать, ливни на их острове порой идут неделями) одолели олимпийцев Венесуэлы — 2:1. Надо отметить, что представителям стран Азии, Африки и Латинской Америки, приехавшим на Олимпийские игры, явно не хватало опыта международных встреч и физических сил для выступлений в столь жестком режиме — через день. А наши футболисты чем дальше, тем больше укреплялись в мысли, что медали у них в кармане, что это вопрос времени. И игра с кубинцами эту самоуверенность лишь укрепила.

События развивались стремительно. 8-я минута, Сергей Андреев — 1:0. 20-я минута, Олег Романцев — 2:0. Еще через 6 минут Сергей Андреев — 3:0. Сергей Шавло на 43-й минуте — 4:0, а минуту спустя Сергей Андреев — 5:0. После перерыва, преодолев слабые попытки кубинцев забить гол престижа, наши провели еще три гола (Черенков, Гаврилов и Бессонов). 8:0! Первое место в подгруппе, в трех матчах три победы, соотношение забитых и пропущенных мячей 15:1, перспективы самые лучезарные. Бодро-весело шла команда к пьедесталу почета, вызывая в памяти снимок 1956 года: Игорь Нетто на олимпийском пьедестале. Им, последователям Нетто образца 1980 года, казалось, что все вопросы уже решены.

Как говорится, молодо-зелено…

Я с тревогой следил за движением основных конкурентов. В группе «В» фаворитом была сборная Чехословакии, шесть игроков которой стали бронзовыми призерами чемпионата Европы, проведенного в том же году в Италии. Игру, напоминающую бразильскую, демонстрировала сборная Кувейта, которую тренировал бразилец Карлос Паррера; кувейтцы обыграли обладателей Кубка Африки «зеленых орлов» Нигерии, сыграли вничью со сборной Чехословакии — 0:0 со сборной Колумбии — 1:1. В группе «С» две победы и ничья были у олимпийцев ГДР. Такой же результат показала югославская сборная в группе «Д». С кем же из четырех нам может не повезти?

27 июля, Москва, стадион «Динамо». Четвертьфинальная игра сборных СССР и Кувейта. Арбитр — мексиканец Рубио.

По мнению спортивных обозревателей, этот матч оказался самым напряженным из четвертьфинальных. Внешне соотношение сил выглядело однозначно: мы, незадолго до этого победившие бразильцев, французов, датчан, болгар, румын и другие сборные. И они, начинающие (по нашим представлениям) играть в футбол. О, эти «наши представления»!..

Своим неплохо натренированным воспитанникам Карлос Паррера дал очевидную установку: прессинг по всему полю. Связать игру соперников плотной опекой каждого, срывать попытки комбинировать. Когда мы атаковали, кувейтцы создавали оборону в несколько редутов.

И тут не могу еще раз не сказать о Федоре Черенкове. Этот год был для него более чем удачным: он забивал в каждом матче сборной. И сейчас сумел просочиться к воротам кувейтцев, на мгновение «открыться», незамедлительно ударить. 1:0. Шла 30-я минута игры. На 51-й Гаврилов забил второй мяч. Через восемь минут кувейтский нападающий Султан сделал счет 2:1. Чуть-чуть сильнее выглядели советские олимпийцы в этой встрече, но были моменты, когда счет мог и сравняться. В кубковом варианте все висит на волоске. На сей раз беда нас миновала. Но тревога оставалась, хотя я не выказывал ее футболистам. Если тренер откровенно беспокоится, добра не ждите.

Полуфинал команде ГДР мы проиграли. Для меня это был настоящий удар. Да и никто из наших спортивных руководителей, спортивных журналистов, тем более болельщиков не ожидал такого поворота событий. Почему-то все заранее предрекали золотые медали советской сборной. Конечно, во многом этот прогноз предопределен был нашими успехами в матчах со сборными разных стран. Но гарантий никто никогда дать в футболе не может.

Вот что написал об этой неудаче в полуфинале Ринат Дасаев в своей книге «Команда начинается с вратаря»:

«…Соперник был изучен до мелочей. Казалось бы, только и осталось навязать немецким футболистам свою игру, о чем долго и обстоятельно говорили на предматчевой установке Константин Иванович Бесков и Николай Петрович Старостин, еще и еще раз напоминая, что особое внимание нужно уделить подвижному полузащитнику Терлецки и двум пробивным форвардам — Кюну и Нетцу.

Мы понимающе кивали, слушая их, а сами мысленно были уже там, на поле. Игра захватила нас задолго до ее начала. Мысли о ней волновали, не оставляя в покое ни на минуту, нервировали, мешали сосредоточиться. Все, конечно, дома ждали от нас только победы. И ощущение огромной ответственности, вдруг охватившее нас перед встречей, изменило нашу игру.

Начали мы суетливо, поспешно, словно боясь, что времени для осуществления задуманного может не хватить. Соперник, уловив наше состояние, стал настойчиво, с подчеркнутым спокойствием, навязывать свою игру. Тон в ней, как и ожидалось, задавали Терлецки, Кюн и Нетц. Усилиями этой троицы и был забит гол, перечеркнувший наши надежды на выход в финал.

На 16-й минуте Терлецки с углового послал мяч не на ближнюю штангу, как делал несколько раз до этого, а на дальнюю. Это привело в замешательство меня, Чивадзе и Хидиятуллина. Мы не успели перегруппироваться, поверив отвлекающему маневру К юна, и прозевали рывок Нетца, успевшего выиграть долю секунды и послать мяч в сетку. Так ли уж сложив и опасна была та ситуация? Вполне по силам нам было в ней разобраться, помешать соперникам. Но слишком велико оказалось волнение, слишком взвинчены и возбуждены мы были… А чем иным объяснишь осечки Шавло, Черенкова, Гаврилова, Газзаева, «мазавших» из положений, которые принято считать стопроцентными? »

В финальном матче олимпийцы ГДР проиграли команде Чехословакии. Мы же в борьбе за третье место встретились со сборной Югославии. Хорен Оганесян и Сергей Андреев забили по голу, счет 2:0. В матче, принесшем сборной СССР бронзовые медали, выступили Дасаев, Сулаквелидзе, Чивадзе, Хидиятуллин, Романцев, Шавло, Андреев, Бессонов, Гаврилов, Черенков, Газзаев, Балтача, Оганесян.


— И все-таки хочу привести здесь, Константин Иванович, своеобразное, но не лишенное убедительности мнение об этой «бронзовой» победе Валерия Винокурова из его книги «Шаг к истине»: «На Московской олимпиаде сборная СССР вновь завоевала бронзовые медали. Но это третье место не сравнить с третьим местом Монреаля потому, что в Москве позади осталась сборная Югославии, признанная лучшей в Европе в 1979 году, и потому, что качество игры нашей сборной было в Москве значительно вьаие, и, наконец, потому, что ради подготовки сборной не был принесен в жертву чемпионат страны».

— Ценю ваши лучшие чувства, но не надо пытаться меня оправдывать. Олимпийская сборная СССР проиграла тот матч, который днем раньше и днем позже вполне могла выиграть. Психологическая подготовка футболистов — тоже забота старшего тренера. Правда, выйти с игроками на поле я не мог, но у меня было достаточно времени до матча и некоторое время в перерыве между таймами.

«Сделанного не переделаешь, как сказала старая леди, выйдя замуж за лакея» — так, кажется, говаривал оптимистичный персонаж диккенсовского «Пиквикского клуба» Сэмюэл Уэллер? Нужно не фантазировать: «Что было бы, если бы…», а анализировать и делать полезные выводы из неудач.

Наша сборная была заметно омоложена. Черенкову и Хидиятуллину было по 21 году, Балтаче и Бессонову — по 22, Дасаеву, Сулаквелидзе, Чивадзе, Шавло — по 23, Андрееву, Челебадзе, Оганесяну — по 24. Вспомним, победителям мельбурнской Олимпиады было: Симоняну и Тищенко — по 30 лет, Сальникову и Парамонову — по 31 году, Борису Кузнецову — 28, Яшину — 27, Нетто и Масленкину — по 26, Войнову и Анатолию Ильину — по 25, Исаеву и Огонькову — по 24, и только Валентин Иванов, Стрельцов и Татушин были их моложе. Опытная команда, обстрелянные бойцы!

Футболисты ГДР были в основном старше наших олимпийцев. Рядом с тридцатилетними Берингером, Петером и Терлецки играл Шмулхазе, выступавший еще в составе той команды ГДР, которая выиграла Олимпийские игры 1976 года.

Но и на возраст особенно ссылаться не приходится. Юный Черенков показал себя в 1980 году лучше многих старших. В свое время чудеса на поле творил восемнадцатмлетний Эдуард Стрельцов, и никакие опытные стопперы не могли его сдержать.

Ах, если бы уроки каждый раз шли на пользу!.. Сколько раз еще пришлось и придется нашим футболистам пенять на психологический аспект…

Огорчила наших соотечественников бронзовая роль советской сборной на XXII Олимпийских играх. Но жизнь продолжалась, нужно было уже в начале сентября выйти на поле стадиона в Рейкьявике для отборочного матча со сборной Исландии.











Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх