Загрузка...



О ГАРМОНИИ В ИГРЕ, или КОГО ПРИГЛАШАТЬ В СБОРНУЮ



Да, такой получился у нас с драматургом Леонидом Зориным разговор: с лирикой, сантиментами, ретроспекцией. Правда, в глубинные проблемы футбола мы не проникли. Поэтому представляется логичным познакомить читателя с моими ответами на вопросы журналистов, заданные примерно в те же дни. В этих ответах — мое отношение к футболу, то, что высокопарно зовется «кредо».


— Как считаете, Константин Иванович, не увеличился ли разрыв в мастерстве между нашими и иностранными ведущими командами?

— Если и не увеличился, то, во всяком случае, не сократился. И наблюдаем мы это из года в год. Даже киевское «Динамо» не добивается значительных результатов в розыгрыше Кубка европейских чемпионов. Неудачи киевлян казались нам случайными; но и другие клубы далеко в европейских турнирах пробиться не могли. Говорю именно о Кубке чемпионов, так как в этом турнире выступают сильнейшие команды стран, большинство игроков которых составляют костяк национальных сборных. Уровень нашей подготовки ниже, чем уровень подготовки лучших команд Европы и Латинской Америки. Есть и у нас футболисты, приближающиеся по масштабам своего мастерства к международному уровню. Кажется, им остается сделать всего шаг, чтобы стать мировыми звездами, но сделать этот шаг, преодолеть невидимый барьер пока мало кому удается.

Физическая подготовка у нас налажена, по крайней мере, отставания в ней не замечаешь. Не поймите меня так, что можно на этом успокоиться и перейти к решению других вопросов. Об атлетизме забывать никогда не следует. Но объективности ради надо признать, что формы и методы атлетической подготовки у нас найдены, им надо следовать, совершенствовать их и не искать от добра добро.

К сожалению, учебно-тренировочный процесс в клубах протекает, по всей вероятности, таким образом, что средства и методы работы направлены больше не на развитие игрового мышления и совершенствование исполнения конкретных технических приемов, а на отработку разрозненных игровых действий. Получается так, что большинство технических и тактических приемов и действий, например обработка мяча, ведение его, передачи, удары по воротам, отрабатываются в отрыве от решения тактических задач. А процесс этот должен быть актуален, должен обеспечивать взаимосвязь между упражнениями и игровыми действиями. У нас применяется огромное количество упражнений, они разнообразны. Но как их использовать, в какой последовательности, чтобы добиться взаимосвязи техники и тактики, связи тренировки и игры, умелого применения освоенных технико-тактических приемов в матчах?

Лучшие команды мира превосходят нас прежде всего в организации игры. Наблюдаем у них индивидуальные конкретные действия каждого игрока, подчиненные общекомандной задаче. Индивидуальное мастерство в этих командах растет; становится все больше звезд, но эти звезды менее, что ли, заметны. Раньше результаты выступлений даже лучших команд мира зависели от настроения и состояния спортивной формы того или иного выдающегося мастера; сейчас командные результаты куда меньше от этого зависят.

Возьмем такой пример. Игрок одной из сильнейших команд мира способен выполнить сложное действие, необходимое в данной игровой ситуации. Он смело идет на выполнение этого приема, но по какой-то причине теряет мяч. И что же? Ни сам он, ни его партнеры не видят в этом ничего страшного. В следующий раз в аналогичной ситуации тот же игрок снова пойдет на выполнение именно этого индивидуального действия.

Или такой аспект. В середине поля мы сейчас даже у бразильцев, не говоря уже об англичанах или немцах, не видим обводку ради обводки. Проявляется рационализм в самом позитивном смысле этого слова, и связан он с высокой игровой дисциплиной. Многие наши футболисты тоже неплохо владеют обводкой. Но подчас не знают, стоит ли ее применить. Все матчи они проводят с полной отдачей сил, на высоком психологическом настрое. Ошибается тот, кто считает, будто этого можно добиться непосредственной нравоучительной «накачкой» перед самым матчем. Нет, чтобы так выступать, необходимо эти качества, это состояние обретать на тренировках, иначе говоря, проводить тренировочные занятия и матчи на высшем уровне напряженности. Если игрок не подготовлен к тому, чтобы всецело себя отдать игре, он не сумеет сделать это вдруг — даже в финале чемпионата мира, где нет необходимости кого-либо настраивать, «накачивать». Не хочу сказать, будто в таком усиленном режиме нужно проводить буквально все тренировки, но в плане подготовки к ответственным соревнованиям их предусматривать просто необходимо.

Видели по телевидению матч софийского клуба и мюнхенской «Баварии»? Необычной показалась игра центрфорварда «Баварии» Герда Мюллера: он порой выполнял совершенно не свойственные ему оборонительные обязанности. Но как умело выполнял, с какой дисциплинированностью и самоотдачей!.. А вспомним, как вел себя в матчах чемпионата мира, при срыве атак его команды, Пеле, этот выдающийся конструктор игры и бомбардир. Он мгновенно переключался на оборонительные действия, выполнял их самоотверженно, стремясь принести команде максимальную пользу. Не напрасно же бытует изречение: оборона своих ворот начинается в штрафной площади соперников.

Безусловно, вовсе не должны все форварды, потеряв мяч, стремглав мчаться к собственным воротам. Но они обязаны в каждом эпизоде вести за мяч не формальную, а действительную борьбу.

В наших внутренних чемпионатах ведущие футболисты выделяются, но при этом большинство из них не играет стабильно, всегда на высоком уровне. Между тем они обязаны оценивать собственную игру не по уровню наших внутренних матчей, а неизменно сравнивать ее с уровнем международных встреч. Сознание футболистов требует перестройки. Они должны не довольствоваться тем, чем уже владеют, а стремиться к тому, чтобы стать в один ряд со звездами мирового футбола, как добились этого Яшин, Иванов, Стрельцов, Воронин, Шестернев, Метревели и другие советские футболисты, которые очень высоко котировались на международном уровне, приглашались в сборные Европы и мира, входили в состав различных символических команд по итогам года или десятилетия.

Вне борьбы, в спокойной обстановке, многие наши футболисты не уступят лучшим зарубежным мастерам в выполнении отдельных технических приемов. Но техника у них хромает при выполнении сложных тактических действий. Когда идет борьба на поле, в более или менее сложной обстановке, тактические замыслы срываются из-за ошибок в технике. Разница между большим мастером и, скажем так, немастером: мастер свои замыслы осуществляет.

В середине поля все идет нормально, а в районе штрафной площади, где в плотной борьбе особенно ценно индивидуальное мастерство, проявляются погрешности в технике.

Подготовка футболистов проходит главным образом в их клубах. С точки зрения тренера сборной, игрок должен получить в клубе 80 процентов физической подготовки, 70 процентов технической, 20-30 — тактической. Работа в сборной поможет футболисту довести все эти показатели до 100 процентов. Так можно ли ликвидировать техническое отставание, находясь в рядах сборной? Я считаю, можно. Но только в том случае, если процесс тренировок в клубе и в сборной станет как бы единым. Индивидуальный план этого игрока следует разделить на две части: за выполнением первой обязан проследить тренер клуба, за выполнением второй — тренер сборной. Кроме того, у этого игрока в сборной иные партнеры, нежели в клубе. Они должны быть подобраны таким образом, чтобы способствовать раскрытию лучших качеств друг друга, дополнять друг друга, и тогда в комбинации появится больше четкости, станет меньше ошибок при выполнении технических действий, а это и есть высокое техническое мастерство.

Какие сборы нужны перед матчами национальной команды на высшем уровне — краткосрочные или длительные? Об этом меня часто спрашивают, а однозначного ответа нет. Все зависит от степени готовности команды. Если у нее уже сложилась игра, если она выступает несколько лет примерно в одном и том же составе, налажены взаимосвязи, если игра сборной клеится, получается, — длительные совместные занятия не нужны. Но если всего этого нет, без продолжительных совместных тренировок не обойтись.

Наука и практика показывают: чтобы освоить и довести до высокого уровня тактико-технические действия, чтобы а выполнении тех или иных приемов выработался стереотип, автоматизм, нужны стройная осмысленная система работы и последовательность в выполнении учебных задач.

Оптимальные сроки совместных тренировок и промежутков между ними, между встречами игроков сборных друг с другом еще предстоит определить. Главное, чего нам надо добиваться: чтобы в каждых последующих занятиях начинать не с нуля, а с той точки, на которой в прошлый раз остановились. Продолжать. И длительность занятий нужна такая, чтобы закрепить намеченное, найденное. Интервал между этими сборами, проводимый игроками в своих клубах, лучше не делить особенно длительным, чтобы они не отвыкали от партнеров по сборной, не теряли навыков совместной с ними игры, достигнутой сыгранности.

В начале подготовительного процесса, когда приступают к своей учебно-тренировочной работе клубы, игроки сборной также должны собраться, чтобы заложить основу для проведения в дальнейшем эффективных совместных тренировок в течение года.


— В связи с этим какой метод комплектования сборной кажется вам предпочтительнее — базовая команда, блочный (по связкам и звеньям) или «лучшие игроки страны на каждом месте»? И не целесообразнее ли привлекать в сборную тех, кто в данный момент лучше играет в чемпионате страны?

— Опять же все зависит от конкретных обстоятельств, от того, как укомплектованы клубы. В 1954-1956 годах базовой командой стал московский «Спартак», восемь его футболистов оказались в основном составе сборной. Но тогда же в линию нападения была привлечена связка Иванов — Стрельцов. Если на месте правого инсайда выступал не торпедовец Валентин Иванов, а спартаковец Анатолий Исаев, то в центр атаки порой ставился спартаковец Николай Паршин, хотя он и уступал в мастерстве другим центрфорвардам той сборной. Следовательно, применялись одновременно базовый и блочный принципы. Но надо учитывать, что в любых вариантах использование базовой команды создает труднопреодолимые сложности внутреннего календаря. А значит, следует по возможности сочетать все способы комплектования национальной команды; при этом блочный (дабы не ломать календарь чемпионата страны, не нарушать учебно-тренировочный процесс в клубах) представляется мне наиболее перспективным. Но для его воплощения требуются соответствующие звенья и линии, а они не всегда имеются.

Выбирать тех, кто в конкретный момент хорошо играет за свой клуб? Если этот футболист еще не привлекался в сборную, нужно быть осмотрительным, торопиться тут нельзя. У нас ведь как бывало: забьет парень три гола в двух последних матчах и его немедленно приглашают в сборную. Это в большинстве случаев себя не оправдывает. На того, кто лучше играет в чемпионате в определенный момент, нужно, безусловно, обратить внимание. Но при этом оценивать не состояние его спортивной формы и не его удачливость в том или ином матче, а потенциальные его возможности как классного игрока. И то, способен ли он вписаться в уже существующий состав сборной команды.


— А подбирать игроков лучше под сложившуюся в сознании тренера модель игры или, собрав лучших исполнителей, искать для них, с учетом их индивидуальностей, систему, модель?

— Системы игры развиваются с отклонениями, с нюансами не в какой-то одной команде, а в мировом футболе. Постоянно идут поиски новых вариантов. Наличие тех или иных игроков может породить новую систему как бы неожиданно: вдруг она возникает… Исходить следует, по моему мнению, в первую очередь из того; какими футболистами тренер располагает. И ни в коем случае не «переделывать» их, когда они приходят из клуба в сборную. Тренер сборной может помочь лучшим игрокам в совершенствований, если добавит к ним партнеров, которые помогут раскрыть качества, какие без соответствующих товарищей по команде реализовать трудно.


— Должна ли у сборной быть постоянная схема ее игры? Или следует каждый раз как-то приноравливаться к конкретному противнику? Сборные ФРГ, Италии, Аргентины играют всегда по-своему, независимо от того, с кем встречаются. Правильно ли будет, если наша команда станет играть против сборной Италии в той же манере, что и против сборной ФРГ?

— Мое мнение: игра нашей сборной должна быть самостоятельной, устоявшейся и в то же время гибкой. Итальянцы, немцы, аргентинцы стремятся по-своему использовать слабые стороны соперников и помешать им раскрыть сильные стороны. Так и нам следует поступать. Создав свою собственную игру, вносить в нее некоторые коррективы в зависимости от того, с кем очередной матч. Но непременно навязывать противнику свою волю. Нет никакой необходимости приноравливаться к каждому сопернику, да и времени на это, в сущности, не найдется: на чемпионатах мира матчи с разностильными командами происходят через два дня на третий или через три на четвертый. Не раз уже подводило нашу сборную это желание — приноровиться.


— Было время, наша национальная команда добивалась успехов в атаке, затем долгое время если и достигала чего-то, то за счет прочной обороны. Какой вам представляется в этом плане ее будущая игра?

— Уверен, ни один тренер не ставит перед собой задачу создать команду только с сильной атакой или только с мощной обороной. Все футбольные наставники мечтают найти гармонию в игре. Это желание должно разумно отражаться в комплектовании состава, хорошо сбалансированного в атаке и защите. Но гармонии не добьешься, даже если «угадаешь» состав, иначе говоря, правильно его определишь. Игру надо организовывать так, чтобы своевременно в необходимые моменты осуществлялся переход от обороны к атаке и от атаки к защите своих ворот, своих рубежей… Вот мы и вернулись с вами к тому, с чего начали: к вопросу об организации игры.


— Каким мерам воспитания морально-волевых качеств вы придаете особое значение? Какими представляются вам игроки — лидеры команды?

— Лидеры команды… Это футболисты, которые на всех соревнованиях способны выступать, выкладываясь полностью физически и духовно. При этом проявляются все стороны их мастерства. Зачастую ответственные матчи складываются сложно: физически сильные противники могут навязать жесткую силовую борьбу, в такие мгновения крайне важно не дрогнуть, не уступить, не поддаться. Если уступил в мастерстве — что поделаешь, значит, соперник оказался искуснее. Но нельзя уступать в характере, силе духа. Как прекрасно иметь право сказать после матча: «Я сделал все, что мог…»

Между прочим, не только у лидеров, на которых равняются другие, но и у каждого спортсмена, профессионально посвятившего себя этому делу, должно складываться профессиональное отношение к тренировкам, к игре, к режиму дня и питания, к своему поведению в коллективе.

Какие, вы спрашиваете, существуют меры воспитания? Ну, например, беседа тренера с игроком с глазу на глаз. Откровенный нелицеприятный разговор, доброжелательный, но не комплиментарный. Тренер ставит в пример футболиста, который не жалеет сил для достижения победы. Вообще-то все лучшие морально-волевые качества вырабатываются трудом. Спортивное рвение нужно лишь сочетать со знанием дела. Осознанное трудолюбие — лучшая форма воспитания настоящего спортсмена.











Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх