КОЕ-ЧТО О ТЕХНИКЕ И ТАКТИКЕ



Техника и тактика… Скрытая область, куда проникает множество неосмотрительных людей, не думая о том, что они могут показаться смешными. Нужно глубоко знать специальность, чтобы всерьез судить о ней. В противном же случае лучше ограничиваться высказыванием личных впечатлений. Это куда умнее.

Досужие рассуждения и споры часто вредят футболу. Я очень ценю людей с собственными суждениями. Но я опасаюсь тех, у кого их чересчур много и особенно у кого они возникают слишком часто.

Что касается техники, то вместо еще одной ученой теории я предпочитаю высказать несколько личных, не вполне устоявшихся наблюдений, отметить и кратко прокомментировать мнения игроков и деятелей современного футбола.


Начну с замечания Бобби Чарльтона: «По сути своей футбол — игра коллективная. Она не должна становиться таковой по принуждению».

Блестящая формула. Она объясняет все. Усвоив эту бесспорную истину, можно добиться максимального" успеха. Игроки, в том числе лучшие, зачастую не отдают себе в этом отчета. Но вернемся к Бобби Чарльтону: «Нужно строить игру в зависимости от состава игроков, а не заставлять футболиста приспосабливаться к тактике в угоду навязанному коллективизму. Игроку надо предоставить возможность творить, полную свободу действий. В июле 1966 года Англия добилась победы, потому что располагала ансамблем единомышленников, которые сумели в одно и то же время максимально проявить себя, которые привыкли к длительным нагрузкам с небольшими интервалами между матчами в течение всего сезона. Они взяли определенный ритм с самого начала розыгрыша Кубка мира и сумели сохранить его до конца. Вспомните: мы ни разу не нарушали этого ритма, тогда как у других были взлеты и падения. Именно это позволяло нам сохранять территориальное преимущество».

Я полностью присоединяюсь к этой точке зрения.


— Что важнее: человек, техника или тактика?

Ответ Эленио Эрреры: «Человек. Если не учитывать этого важнейшего элемента, ничего не добьешься Я тем охотнее настаиваю на таком выводе, что мне создали репутацию деспотического руководителя, замкнувшегося в определенную систему. Да, я реалист Я никогда ничего не делаю и не буду делать впустую. Но прежде всего я верю в человека. Техника и тактика лишь дополняют возможности игрока».

Вот вам реалистическое суждение. И бесспорное.


«Часто возникает вопрос о «войне тактик». Я признаю любую тактику, если она направлена на атаку». Это утверждает Копа. Я с ним согласен.

— Команда победила со счетом 1:0, но играла плохо. Тренер говорит: «Какая разница? Мы же выиграли. Все остальное — дело второстепенное». Что вы об этом думаете?

На этот вопрос лучший венгерский футболист Флориан Альберт отвечает:

— Я придаю первостепенное значение результату. Когда моя команда выиграла 1:0, я испытываю полное удовлетворение, даже если ею недовольны зрители. Если команда способна добиться победы без красивой игры, значит она в состоянии выиграть с полным напряжением всех своих возможностей. Главное заключается в том, чтобы тренер сказал своим игрокам: «Эта победа стоит двух очков, но не обольщайтесь: мы допустили много ошибок, и мы же сами должны их исправить».

Альберт прав. Сила классных команд в умении добиться положительного результата, даже в тот день, когда игра не клеится.

Физическая подготовка — главное условие, обеспечивающее возможность полной самоотдачи.

По этому поводу Жан Снелла говорит: «В сознании футболиста, просто мужчины, ощущение физической силы позволяет дерзать, дерзать беспредельно. Поэтому игрок должен быть физически во всеоружии, чтобы противостоять усталости, непогоде, болезням. С другой стороны, когда игрок хорошо подготовлен, его легче убедить в необходимости выложиться до конца. Вот почему я придаю огромное значение физической подготовке. Но в чем она конкретно выражается для футболиста?

Лично я считаю, что футболист должен быть выносливым, ловким, восприимчивым, следовательно, тренировка должна строиться с учетом этих особенностей. На тренировках футболист должен иметь нервную нагрузку, ибо его реакции в ходе игры не идут в сравнение с реакциями легкоатлета. Футбол — это быстрая смена ритмов, вынужденные замедления. Замедления, поскольку противник обороняется и нет никакой надобности торопиться. Смена ритмов, поскольку противник, к примеру, пошел в атаку и овладел мячом. Все построено на изменении индивидуальных и коллективных скоростей, и наша физическая тренировка построена на этих изменениях ритма. Не только в беге, но и в технических приемах. Я полагаю, что в известной мере это соответствует физической готовности футболиста».

Жан Снелла прекрасно ставит вопрос, который очень удачно дополняет Альбер Батте:

«Нет сомнения в том, что футбол — это непрерывное чередование повторяющихся усилий, резких и порою кратких, с короткими периодами разрядки и восстановления, длительность которых не зависит от игроков. Они не могут по собственной воле устроить себе двухминутную передышку. Игра заставляет их делать иногда второе усилие, даже третье, после двух, уже достаточно напряженных усилий… Они должны быть физически способны к этим внезапным и многообразным усилиям, как во времени, так и в пространстве».


— Игрок должен уметь играть на любом месте, выкладываясь полностью и испытывая полную радость от игры.

— Я возмущаюсь, когда слышу: «Эрбен — центр нападения, Эрбен — защитник, Эрбен — в центре поля». Когда стремятся определить, где же мое настоящее место, я вновь и вновь повторяю: «Я футболист Эрбен, на любом месте я играл неплохо».

— Принято считать, что существует ярко выраженный тип игрока защитных линий, середины поля и нападающего. Вот почему я затрудняюсь сказать точно, где же, собственно, мое истинное место.

— Мне хочется только одного: участвовать в игре, содействовать победе. Это можно делать везде и в любой системе, будь то 4—2—4, 4—3—3 или «бетон». Здесь вопрос лишь сознания.

— Атакующая роль защитника — умело выложить мяч и способствовать развитию наступления. Я против такого защитника, который с тупым упорством стремится только к разрушению, я за любого защитника, играющего с умом.

— Титул «либеро» состоит из благородных букв. Я, не колеблясь, с удовольствием приму его. Я однажды уже сказал это. И я повторяю то же сегодня.

— Рашид Меклуфи считает, что тщательно разработанные до матча планы почти всегда оказываются бесполезны, что невозможно заранее предусмотреть, как поведут себя игроки на поле, что противник может легко опрокинуть любой намеченный проект. Рашид говорит также, что футболисту непременно должна быть предоставлена известная свобода в области тактики и технических средств, что он вовсе не сторонник анархии, но он решительно против каких бы то ни было схем и жесткой организации игры. Его принцип: от минимума организации к максимуму импровизации. Я целиком разделяю это мнение. К тому же оба мы проверили его на поле.

— Чем дальше, тем труднее движение вперед. Еще десять лет назад разница в технике между нападающими и защитниками зачастую была очевидной. Сегодня в командах высокого класса ее практически нет. Мне приятно, что я способствовал этой эволюции.

— Одна из привлекательных черт футбола состоит в том, что команды второго эшелона имеют возможность достичь успеха в борьбе против лидеров. Это не исключено даже в розыгрыше Кубка мира. Достаточно вспомнить успех США во встрече с Англией (1950 год) или победу КНДР над Италией (1966 год).

— Постоянное прикрытие вселяет бесстрашие в остальных игроков.

— В любой команде, а особенно в сборной, должен быть один-два человека, способных увлечь остальных, растормошить, зажечь их. Я люблю вести за собой других. Это не тщеславие. Мне кажется, у меня есть для этого данные.

«Хорошие игроки создают хорошие команды. Не следует чересчур увлекаться тактическими проблемами. Команда должна руководствоваться основными принципами: никакого автоматизма (какое отвратительное слово!); варьирование игры, чередование коротких и длинных пасов — вот идеал в футболе».

Не оценить этот простейший вывод Жана Снелла невозможно.


Жан-Филипп Ретакер о технической, тактической и физической эволюции футбола между двумя Кубками мира (1966 — Англия, 1970 — Мексика):

«Как только научились как следует владеть мячом и достигли в этом высочайшего уровня, стали искать другое оружие. Таковым оказалась коллективная игра. Она заключается в умении навести порядок в команде, уточнить роль каждого игрока, внести в футбол нечто подобное военному искусству. С его крайностями, слабостями, конечно, но и с силой нововведений. Нет сомнений, коллективная игра еще может достичь большого прогресса, но она никогда не подменит собой, как думают некоторые, весь футбол и его будущее. Ибо всегда останутся отдельные люди, индивидуальности, с их недостатками и достоинствами.

Тактические схемы, будучи, в сущности, только уловкой, не могут разрешить все проблемы и обеспечить успех. И вот было замечено, что сам футболист способен пойти значительно дальше, если он мобилизует все свои физические резервы. Более углубленная, более правильная подготовка не замедлит сказаться на характере игры. А что еще общего между теннисом Жана Боротра и Эмерсона, между регби Жорегюи и Люсьена Маиса?»

Это абсолютно верно, как и следующее заключение:

«С 1966 года футбол эволюционирует очень медленно. Соревнования, конечно, приобретают все более острый характер, и все-таки впечатление такое, что все, кто заинтересован в прогрессе и успехах футбола, полны решимости устранить опасность футбола чисто разрушительного и негативного, который грозил бы еще больше отпугнуть зрителя и приблизить закат этого самого популярного вида спорта, зовущего к новым завоеваниям еще не завоеванных им континентов, где в скором будущем возможно появление новых технических достижений, новых тактических идей».








 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх