ФУТБОЛ НА ЭКСПОРТ



При вас нет ничего запрещенного?

Этот вопрос может быть задан по-разному: иронически и с намеком, твердо, если на ум приходит инструкция, равнодушно и формально, если ты тридцать лет честно и добросовестно прослужил в таможенном управлении.

Андайские таможенники на франко-испанской границе верны… отнюдь не железным принципам своей корпорации. Но они питают, однако, слабость к спортсменам и куда охотнее болтают с ними, вместо того чтобы проверять их багаж. Так было и в это утро…

— Ну как, в хорошей форме, молодые люди? — спросил бригадир.

— В сентябре-то месяце?.. — ответил самый авторитетный из группы, без сомнения, капитан.

— И куда направляетесь?

— В Сен-Себастьян, конечно, как всегда в начале сезона. Это единственная возможность встретиться с настоящим футбольным противником.

— Эх вы, безрукие!

— Что поделаешь!

— Знаете, как только пересечешь границу, мяч сразу же становится нормальным.

— То есть?

— Круглым.

— А овальный вам не нравится?

— Разумеется! Овал — это неестественно.

— Что же тогда естественно?

— Круг. Земля круглая. Колеса велосипеда круглые. Двухлетний ребенок и то играет круглым мячом. Да я могу привести десяток, два десятка, целую сотню доводов…

— А ноги?

— Что ноги?

— Вы считаете, что это умно играть ногами, когда есть руки?

— Безусловно! Во всяком случае, это куда труднее…

Дискуссия разворачивалась. Вскоре бригадира стали поддерживать его коллеги. Была поставлена извечная проблема футбола и регби. Адвокаты круглого мяча сражались на поле овального.

— Послушайте, мой мальчик, — снова начал таможенный чиновник, сдвинув назад фуражку, — если оставить круглый и овальный мячи в стороне, вы должны, по крайней мере, признать, что регбисты гораздо крепче футболистов! У них сила, у них мускулы. Они раздают и получают шишки. Их иногда укладывают на месте, но они быстро возвращаются в строй. Это не кисейные барышни, которые рыдают от малейшего удара. Они всегда остаются мужчинами…

— По-вашему, чтобы быть мужчиной, нужно дубасить как можно сильнее, и все? А по-моему, это глупо, во всяком случае, с первого взгляда.

Он не знал знаменитой фразы Стрюксиано, который был гордостью «Стад Тулузен» в его лучшую пору: «Дайте мне упрямца, и я всегда сделаю из него отличного нападающего».

Иначе какой еще козырь мог быть в его игре…

Раздалось несколько сигналов. Шофер машины проявлял нетерпение и не без причины: спор длился уже полчаса и явно грозил обострением.

— Так и быть, желаю вам успеха в матче в Сен-Себастьяне! — сказал на прощание бригадир, горячий почитатель регби.

Поздно ночью футболисты пересекли границу, как обыкновенные туристы.


Спустя две недели команда вновь оказалась на таможне и снова встретилась со своими оппонентами. Бригадир был человеком незлопамятным. При виде старых знакомцев он воскликнул:

— А вот и вы! Видать, вам понравилось в Испании!

Нас пригласили еще для одной дружеской встречи. Итак, вы думаете…

— Вы настолько сильны?

— Надо полагать…

— Но скажите, для чего вам столько мячей?

Бригадир вдруг заметил, что один из сопровождающих группы присматривает за дюжиной мячей, лежавших в большой сетке. И тогда, чтобы раздуть огонь, который тлел вот уже две недели, он добавил:

— Вряд ли это для матча! Вам нужно по штуке на каждого. Или около того… Если только… — Бригадир замолк, нахмурил брови, почесал подбородок и повторил: — Если только… вы не занимаетесь контрабандой, не очень злостной, но достаточной, чтобы маленько подзаработать. Идите, мы и не такое видели…

Капитан команды внезапно почувствовал неловкость. Он взглянул на своих товарищей и попытался схитрить:

— Вы, шеф, всегда готовы пошутить! — И добавил, чтобы окончательно обрести уверенность: — В Испании мячи дешевле, чем во Франции.

— Круглые или овальные?

Раздался взрыв смеха, и футболисты направились в Сен-Себастьян, не заполнив никаких деклараций.


Конец сентября… Конец отпусков. По пляжам Сен-Жана и Андая под ласковым солнцем поздней осени слоняются люди.

— При вас нет ничего запрещенного?

— Нет… а у вас?

Андайский таможенник в третий раз узнал «своих» футболистов. Перекинулся с одним, с другим парой банальных фраз. Путешественники вновь поднялись в машину, к их багажу никто не притронулся. Но традиционное «желаю удачи» прозвучало без энтузиазма. Что-то явно мучило бригадира. Вернувшись на пост, он признался коллегам:

— Вам не кажется странным, что за один месяц футболисты три раза подряд едут в Сен-Себастьян?

— Они же тебе объяснили, что для них это единственная возможность улучшить свою форму.

— Возможно, но мне кажется, что они скрывают от нас истинную цель поездки.

— Тебе пора в отпуск! Ты видишь зло там, где его нет и в помине. Послушай, спортсмены…

— Думайте что хотите, а я приду вечером, чтобы посмотреть, когда они будут возвращаться.

— Ты собираешься работать две смены?

— Да, я хочу спокойно спать.

— Ну как знаешь, твое дело…

Когда вечерняя смена заступила на пост, к ней присоединился «дополнительный» бригадир…

Около двадцати часов пресловутая футбольная команда с песнями пересекла Бидассоа.

— Гляди, вот они! Не стоит и спрашивать, как они сыграли: ясно, что выиграли и отлично отпраздновали победу. Вот и горланят вовсю. Пусть себе едут, не будем задерживать! Согласен? Чтобы скорее возвратились домой…

— На вашем месте я принял бы кое-какие меры предосторожности, — вмешался бригадир.

— Зачем? Неужели ты думаешь, что они везут слитки золота? Ерунда! Впрочем, если это доставит тебе удовольствие…

Шлагбаум остался закрытым. Машина остановилась. Веселая ватага подгулявших ребят высыпала на свежий воздух. Бригадир подошел к капитану, шумевшему больше других.

— При вас нет ничего запрещенного?

— Как же, как же: шум в голове, — ответил капитан, держа в руках бутылку вина. — Надеюсь, вы выпьете с нами, шеф?

— Во время службы никогда. Покажите багаж.

— Что?..

— Покажите багаж!

Капитан и его игроки нехотя выполнили приказание. Таможенники открыли чемоданы, выпотрошили мешки, проверили все — от бутс с шипами до трусов.

— Вы точно уверены, что играли сегодня во второй половине дня?

— Да, черт возьми! Могу даже сообщить, что мы выиграли со счетом 2:0. И так как это случилось впервые, мы изрядно вспрыснули нашу победу местным вином.

— Тогда объясните, почему на вас такие чистые майки. После матча футболист не похож на человека, выходящего из прачечной…

Бригадир решил, что поймал весельчаков в ловушку, и глаза его уже блестели от удовольствия. Но капитан ответил не колеблясь:

— В Сен-Себастьяне нам подарили новую форму.

— А… а где же старая?

— Осталась в Сен-Себастьяне: на следующей неделе мы заберем ее, выстиранную и выглаженную.

— Вы что, опять туда собираетесь?

— В последний раз, потом начнется чемпионат, и до весны мы уехать не сможем.

За отсутствием аргументов бригадир уже готов был капитулировать, как вдруг снова возобновил допрос:

— Ну… а где же ваши мячи? Возможно, в Сен-Себастьяне?

— Точно. Вы очень догадливы! Мы их продали… Вспомните-ка, вы же сами нам посоветовали.

На этот раз бригадир больше не настаивал и бросил:

— Можете отправляться!


На следующее воскресенье — та же карусель. Таможенники без удивления встретили прибывшую машину с футболистами. Бригадир был на месте и ходил взад и вперед.

— Извините нас за то, как мы вели себя на прошлой неделе, — обратился к нему капитан, — мы не вполне понимали, что делаем. Но ведь и вы тоже спортсмены и тоже празднуете свои победы… особенно выдающиеся.

— Все в порядке, не будем об этом вспоминать,— ответил бригадир.

— Тогда, может быть, сегодня вечерком, шеф?

— Возможно…

— Всего хорошего.

Машина уже тронулась, как бригадир подал знак шоферу остановиться, вернулся, открыл дверцу и спросил:

— На самом деле мячи при вас?

— Конечно.

— А где они?

— Лежат в сетке…

— Могу я на них посмотреть?

Футболисты побелели, когда бригадир поднялся в машину и дал знак двум таможенникам следовать за ним. Таможенники повиновались, не понимая, в чем дело. Вскоре, однако, они все поняли.

— Дайте-ка сюда один мяч! — потребовал бригадир тоном, не допускающим никаких шуток.

— Вы… вы уверовали в футбол? — пробормотал было один из футболистов, но тут же сообразил, что любая попытка отвлечь внимание таможенника бесполезна.

Бригадир открыл сетку и из дюжины новехоньких мячей выбрал один. Он тщательно его осмотрел и прошептал:

— Странно, никакой марки…

— Гм… нет… их делают специально для нас, это выгоднее, — пролепетал капитан, бросая испуганные взгляды на своих товарищей.

— Следуйте за нами, господа…

Четырнадцать пассажиров вышли из машины. Не успели они ступить на дорогу, как бригадир закричал:

— Вы здорово посмеялись над нами, но теперь вы у меня в руках, ловкачи! Доказательство? Вот оно…

Он разжал руки, мяч упал перед ним и… не подпрыгнул.

— Плохо надут, — нашел в себе смелость ввернуть один из игроков.

Но он дрожал от страха.

Тогда бригадир ударил по мячу, мяч прокатился четыре-пять метров с каким-то глухим и весьма странным шумом.

— Что там внутри? — изумленно спросили три таможенника.

— Сейчас узнаем, — заявил бригадир. — Дайте нож…

Он подобрал мяч, вынул ниппель и сделал надрез. Из мяча хлынула жидкость…

Черт побери, да это же духи! — вскричал бригадир от радости и возмущения одновременно.

Спустя несколько минут остальные мячи постигла та же участь. Все они содержали один и тот же товар: в общей сложности литров двадцать экстракта для дорогих духов.

Вот так в начале октября 1946 года один таможенный чиновник положил конец контрабанде, которая угрожала разрастись, ибо подобная же операция уже была подготовлена на средиземноморском побережье.

Футбольная команда? Нет, шайка правонарушителей, которая нашла хитрый способ какое-то время обманывать таможню. Матчи в Сен-Себастьяне? Они действительно имели место против заурядной местной команды.

Вот уж поистине соединение приятного с полезным.

Бригадир, конечно, получил повышение в чине, и в день вполне заслуженного продвижения он сделал свой окончательный вывод:

— Я же вам говорил, что круглый мяч не внушает мне доверия…








 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх