Загрузка...



Разговор с сэнсэем Такамацу

Однажды вечером в начале осени, когда дул ветер и звенели цикады, я удостоился разговора с сэнсэем Такамацу о мире ниндзюцу. Вот наш разговор:

Хацуми. О происхождении ниндзюцу было много споров. Можете ли вы мне что-нибудь сказать об этом?

Такамацу. Ответить непросто. К тому же я не жил в том время, когда ниндзя играли активную роль в обществе.

Хацуми. Да, понимаю.

Такамацу. Кстати, как ты знаешь, я учился ниндзюцу у своего дяди, самурая из провинции Ига (сейчас это часть префектуры Миэ). Он многое мне рассказывал и поручал мне копировать свои записи. Но что гораздо более важно, — мы разговаривали друг с другом посредством тела и ума.

Хацуми. Понимаю. Мне кажется, нельзя понять суть ниндзюцу, не общаясь посредством тела и ума.

Такамацу. Это правда. И сэнсэй Тода, и сэнсэй Иситани тоже говорили о своих учителях. Они рассказывали о ниндюцу прошлого и, конечно, добавляли к рассказам свои интересные истории. В дополнение к рассказам учителей я прочитал много старых книг, написанных ниндзя далекого прошлого. Современные исследователи искусства ниндзюцу очень высоко ценят эти книги и охотятся за ними. Я тоже никогда не отказывался от чтения вновь найденных книг. Многие из них написаны о стилях Ига рю и Кога рю. Вообще, большинство документов и материалов, которые удалось обнаружить, повествуют именно об этих школах.

Хацуми. Вот оно что. Однажды я видел несколько документов, относящихся к другим школам ниндзюцу — Ясуда рю и Фукусима рю. Однако, как мне показалось, обладавшие документами исследователи не очень-то стремились их опубликовать. Я понимаю почему. Эти документы в основном повествуют об опасных вещах: о ядах и и тому подобном.

Такамацу. Да, это тоже важно.

Хацуми. Относительно происхождения ниндзюцу, некоторые говорят, что оно зародилось еще в эру богов; а другие настаивают на том, что оно возникло во времена междоусобных войн, длившихся от четырнадцатого до шестнадцатого века. Что правильно?

Такамацу. Говорят, что в эру богов Амэносиби но микото, Кумэбе, Отомо и другие аскеты, жившие в провинции Кисю, занимались ниндзюцу. Я слышал, что моя семья ведет начало от клана, жившего в лесах Такао в провинции Ига. Дедушка мне часто рассказывал истории об этом. Такао был расположен в горном районе Ига, и говорили, что его обитатели тесно связаны друг с другом. Отсюда можно было бы сделать вывод, что все члены клана занимались ниндзюцу. Однако, как я слышал, только очень немногие занимались им на самом деле. Существует теория, что ниндзюцу распространили некие китайцы, натурализовавшиеся в Японии — упоминаются имена Тё Бусё, Ё Гёкко и Икай из династии Тан. Есть другая теория о происхождении ниндзюцу. Говорят, что залив Исэ и полуостров Сима были полны пиратов, которые орудовали в районе Оми (современная префектура Сига). Важно то, что пираты жили в эпоху соперничества воинственных феодалов, стремившихся завоевать всю страну. Фудзивара но Куродо Санэюки, один из главарей пиратов, разбойничавший в районах Сима и Кисю, говорят, пользовался веревкой с крюком на конце — кигинава (одно из орудий ниндзя), ятобы взбираться на корабль или тащить его на буксире. Благодаря кагинава возникло искусство кусаригама но дзюцу — техника применения клинка на цепи стиля Кукисин рю. От кагинава произошло также камаяри (раздвоенное копье), которое использовали для захвата корабля; а также хия (огненные стрелы), которыми поджигали корабли.

Хацуми. Понятно. Это может подтвердить теорию о происхождении ниндзюцу в пиратской среде, не так ли?

Такамацу. Да. Вот почему некоторые придерживаются мнения о происхождении ниндзюцу в Японии и считают, что искусство распространилось затем в Китай и там усовершенствовалось.

Хацуми. Я считаю естественным, японские исследователи придерживаются идеи о происхождении ниндзюцу здесь, в Японии.

Такамацу. В те дни Ига и Кога были краями крутых гор и глубоких долин в основном выстланных пластами голубой глины — по-японски дзунэнко. Эти места были совершенно не исследованы и потому сложили стратегически важным естественным укрытием для дезертиров и иностранцев, так как надежно защищали их от врагов, начиная с периода правления Асикага до эпохи хронических гражданских междоусобиц (от середины четырнадцатого до начала шестнадцатого века).

Хацуми. А правда, что существовали секретные места для тренировок ниндзя?

Такамацу. Совершенно верно. Есть скала, которую называют Тодзин-ива, то есть китайская скала. Я слышал, что на каждую молитву, обращенную к ней, дается ответ. Ее также называют кудзи но ива или скала кудзи. У этой скалы ниндзя должны были освоить хитё каратэ копподзюцу под руководством самой матери Природы.

Хацуми. Вы сказали «под руководством матери природы». В этих словах содержится иносказание, понятное только для ниндзя.

Такамацу. Да, содержится. К тому же, этот принцип способствует овладению хаппо хикэн — восемью секретными методами обращения с мечом. Враг, нарушающий законы природы, проиграет сражение до его начала. Главнейшее для ниндзя — победить без боя.

Хацуми. Похоже, что независимо от эпохи и особенностей стилей и школ все ниндзя проходили комплексное обучение — ниндзя но хатимон, или восемь граней знания:

? Киай или концентрация энергии;

? Коппо тайдзюцу;

? Владение мечом и копьем в стиле ниндзя;

? Сюрикэн — метание лезвий;

? Кадзюцу — техника использования огня;

? Югэй или вежливые манеры;

? Кёмон или изучение религии;

? Ниндзя дзюхати кэй или восемнадцать уровней тренировки.

Такамацу. Да. Но поскольку в этом специфика ниндзюцу, широкая общественность это понять не может.

Хацуми. Ниндзя ассоциируется со словом «тень». Некоторые отождествляют ниндзюцу с искусством вести бой, оставаясь невидимым. Тем не менее, использование тени всего лишь часть тонкэй но дзюцу или различных техник маскировки, включая дзинтон но дзюцу (искусство прятаться), не так ли?

Такамацу. Да, конечно.

Хацуми. Во время и после окончания эпохи междоусобных войн, особенно во времена Ода, Тоётоми и Токугава было написано особенно много романов об искусстве ниндзя.

Такамацу. Да. Момоти Сандю, Тогакурэ Дайсукэ и Исикава Гоэмон были очень популярными литературными героями. К сожалению, Исикава Гоэмон писателями более позднего времени представлен злодеем, но в действительности он таковым не был. В хрониках говорится, что он общался с уважаемыми людьми. Говорят, будто его сварили живым в котле, но я не верю в то, что его смогли поймать. Достоин упоминания также другой мастер нинзюцу по имени Кидомару. Однако в эпоху междоусобных войн почти все документы терпевших поражение уничтожались. Кроме того, победители вероятно оставляли только те записи, которые отражали действительность — с точки зрения победителей — наилучшим образом. Это очень важно при исследовании истории ниндзюцу. С другой стороны, информация, предаваемая устно, может сохраняться очень долго.

Хацуми. Когда же ниндзюцу сложилось как вид боевого искусства?

Такамацу. Я слышал от своего учителя, что в период между эпохами Мандзю (1024 год н. э.) и Сёхо (1074 год н. э.) ниндзюцу уже вполне сложилось.

Хацуми. Понятно. Люди часто настроены против ниндзя. Я думаю, что такому образу в общественном мнении ниндзя обязаны тем, кто осмеливается изображать их в романах и пьесах, ничего в действительности не зная о ниндзюцу.

Такамацу. Я совершенно с вами согласен. Только очень немногие ниндзя в действительности соответствуют этому званию. В эпоху междоусобных войн многие погибали, не успев стать мастерами.

Хацуми. Действительно, прошло уже больше десяти лет с тех пор, как я занимаюсь под вашим руководством, а мое ниндзюцу еще очень далеко от совершенства.

Такамацу. В эру богов император Дзинму повелел Окумэ но микото отвечать за синобу хо или искусство тайны. В свою очередь, Окумэ но микото поручил одному из своих последователей активную роль в службе тайных действий Кисю — синобу хо. Я слышал, что этот человек приглашал воинов-отшельников в Кумано в Кисю участвовать в создании искусства тайных действий. Каждый знает историю о Ямато Такэру но микото, который с помощью синобу хо — переодевшись женщиной — подавил восстание в Кумасо. Говорят, что Сётоку Тайси, наследный принц Сётоку (574–622 году н. э.) тоже пользовался услугами синоби или ниндзя при основании государства.

Сохранились и другие записи, имеющие отношение к ниндзя. Монах Докё (?-772 год) был приговорен к изгнанию феодалом Окума Вакэ но Киёмаро, верным слугой императора за то, что осмелился встать на его пути. Докё расставил пятнадцать убийц на пути Кёмаро в Окума, приказав его убить. Однако телохранители Кемаро — братья Отомо, Комаро и Такэмаро — которые были мастерами ниндзюцу, кэмпо и бодзюцу перебили всех бандитов. Применявшееся тогда будзюцу было записано на свитке Рюсэн но маки, о котором я уже вам говорил. Этот свиток содержит описание ниндзюцу, сюрикэн и кусаригама.

Хацуми. Я знаю об этом. Ниндзюцу пустило корни в провинциях Ига и Кога и приобрело различные формы. Например, свиток дэнсё о стиле Кумогакурэ рю нинпо содержит сведения о Сарутоби Сасукэ как мастере в технике перепрыгивания с ветки на ветку, подобно обезьяне, с помощью раздвоенного копья.

Такамацу. Точно. При том, что раньше имена давали в основном по названию места жительства, он получил имя по названию своего искусства (сарутоби — по-японски прыжки обезьяны). Мы не можем пропустить этот момент при изучении истории ниндзюцу.

Хацуми. Во времена, когда сведения о происхождении могли стать гибельными для человека, некоторые естественно, уничтожали информацио о своей генеалогии. И наоборот, человек, озабоченный проблемой своей родовитости мог внести туда свои дополнения.

Рассматривая генеалогии ниндзя, мы часто видим незаполненные места. По-видимому, их оставляли до появления верных последователей, не так ли?

Такамацу. Да, это так. Если мы будем судить только по записям, то можем совершить очень грубую ошибку.

Но вернемся к ниндзюцу. Так как синобу хо или синобу вадза (искусство тайных действий) стало назваться ниндзюцу, истинные ниндзя стали понимать, что им следует выглядеть достойно в глазах людей. Они старались избегать лишних столкновений и конфликтов. Я перенял у своего учителя долг ниндзя стремиться к соблюдению законов гуманизма. Ни в одном сражении не должно нарушаться это правило. Следовательно, враг, нарушающий законы природы, проиграл сражение, еще до его начала. Важнейший приоритет для ниндзя — победа без боя, надо всегда стремиться именно к такой победе. Я постиг это сердцем. Люди не могут достичь такого понимания, пока не подвергнутся испытаниям. Вы должны все время об этом помнить, Хацуми Сенсей. Понимание постепенно проникнет к тебе в сердце и найдет выражение в проявлении духа, который с высыхающим потом поднимется к небу, и тогда Ками научит тебя многому.


Минуло уже восемнадцать лет, с тех пор как нас покинул Сэнсэй Такамацу. Я часто говорю с ним, обращаясь к небу, во время тренировок, когда до пота работаю со своими учениками. Наш разговор происходит тайно и беззвучно: — Сэнсэй! Сейчас я понимаю, почему вы назвали меня сэнсэй Хацуми. Один художник сказал: «Человек проводит первые сорок лет в учении и тренировках, затем тридцать лет в поисках и испытаниях и, наконец, встречает свои лучшие дни». Мне посчастливилось встретиться с вами, когда вам было семьдесят. Ведь это значит, что я мог тренироваться в окружении прекрасных цветов вашего мастерства. Мне казалось, будто я тренируюсь в саду среди цветов, а не в спортивном зале. Когда я ошибался в тренировках, вы говорили: «Это моя вина, я не научил тебя». Теперь я понимаю, что вы имели в виду. Вы хотели привить мне чувство гэзасин (чувство вины из-за неправильных действий) и чувство благодарности. Я благодарен вам за оба чувства. Отныне я прививаю своим ученикам и то, и другое. Вы были единственным учителем, уход которого настолько расстроил меня. Я знаю насколько велико горе расставания с учителем. Это все равно, что потерять родителей. Вот почему я посоветовал одному из моих учеников самому не идти в учителя. К моему глубокому сожалению, он покинул меня, не попытавшись узнать истинную причину моих слов. И тем не менее я искренне желаю своим ученикам стать хорошими учителями.

Люди говорят кэндзэн-итидзё, имея в виду, что меч и дзэн идут рука об руку. Когда дзэн был разрушен, любовь к поэзии возродила его к жизни своим криком от боли утраты. Что же стало с кэндзэн-итидзё сегодня? Я очень хорошо знаю ситуацию, но думаю лучше не высказываться здесь по этому поводу. По моему предпочтительнее говорить об изменении значения этого выражения и сказать, что «меч и добро должны идти рука об руку». (То есть дзэн здесь означает добро, но оба эти слова фонетически звучат одинаково). Люди были также очень высокого мнения о бумбу рёдо, сочетающее изобразительные и боевые искусства. Учитывая участившиеся случаи насилия в современном мире, следует воспринимать это понятие как сочетание моральных качеств и боевого искусства.

По моему мнению меч и искусство должны идти вместе, несмотря на идею Платона об изгнании искусства из государства с тем расчетом, чтобы оно нашло себе идеальную страну для существования. Боевые искусства Японии распространились по всему миру и приспособились к условиям тех стран, где пустили корни. Истинные мастера боевых искусств должны воспринимать это как естественный процесс. Однако очень немногие могут принять такую реальность. Многие убеждены, что действительно необходимое качество для мастера — сила (хакурёку). Я — за понимание этого слова в широком смысле, отражающее не просто силу, но разные аспекты силы. Без гибкости нельзя быть лидером в истинном смысле этого слова.

Говоря о хакурёку, можно включить туда, например, искусство владеть собой. Недавно я с удивлением обнаружил в себе силу духа, позволившую подавить приступ ярости. Думаю, это произошло потому, что я приобрел, по выражению сэнсэя Такамацу, «холодную ярость» — способность всегда сохранять хладнокровие. На тренировках я иногда намеренно привожу свои учеников в состояние ярости, чтобы показать им, насколько важно умение сохранять хладнокровие. Но некоторые мои ученики покидают меня, так и не поняв этого.

Сейчас все больше желающих заниматься ниндзюцу приходит в спортивный зал Будзинкан. Я хотел бы напомнить им строчку из «Божественной Комедии» Дантэ: «Оставь надежду, всяк сюда входящий».

Что я имею в виду? Это предостережение для тех, кто слишком эгоистичен или слишком ограничен, чтобы стремиться к духовному просветлению. Все же я считаю, что ученики посланы Богом и надеюсь на их духовный прогресс. Я настраиваю своих учеников на благородные мысли. Ведь с давних времен благородные люди считаются мудрыми, красивыми, культурными, обеспеченными и влиятельными. Тогда не мешает добавить долг к мечу и искусству. Меч, искусство и долг должны быть объединены.

Хотелось бы высказать мысль для тех, кому нравятся битвы, например войны. Основная трагедия войны не в том, что она приносит смерть и разрушения, но в том, что война порождает торговцев смертью, которые пытаются извлечь из нее доход. Это правило действует и в мире боевых искусств. Чем больше одни хотят драться, тем больший доход извлекают другие. Никогда не позволяйте себе плясать под дудку таких людей. Сэнсэй Такамацу, вы со мной согласны?

«Да, вы правы. Ведь все фильмы и книги должны приносить доход», — ответил он снова с улыбкой. Если вы скажете, что не знали этого, вас поднимут на смех. Но когда ваш путь проходит через темный мир желаний, эти же насмешники могут оказать вам серьезную услугу. Настоящий ниндзя должен видеть через все преграды мира страстей.

Сегодня моих учеников в мире столько, сколько звезд на ночном небе. Они пришли ко мне в поисках лучей ласкового солнца, и я уверен, что научил их всему необходимому для успешных поисков этого доброго света. Все же интересно, сколько из них исчезнут подобно звездной пыли и падающим звездам, покидая созвездие.

Давайте бросим взгляд на учение святого Нитирэна (1222–1282 годы), основателя секты буддизма Хоккё (Лотос): «Братья! Следуя учению, никогда, даже в унынии, не оставляйте надежды сомнению, и тогда вы сможете достичь духовного просветления и забыть о невзгодах житейского мира. Но как бы усердно я ни молился, днями и ночами, тот кто допускает в себе сомнение неизбежно попадет в водоворот суеты и незаметно для себя будет унесен в ад.» Я уверен, что ночные пути ниндзя ведут к рассвету. Я особенно запомнил тот день в доме сэнсэя Такамацу, когда он утром сложил руки, приветствуя восходящее солнце.

Сейчас мне уже за пятьдесят, почти шестьдесят. Совсем недавно, размышляя о нинпо и боевых искусствах, я неожиданно осознал, что есть на самом деле я сам. Позвольте привести цитату из Миямото Мусаси, из его «Книги Пяти Колец»: «С тех пор я тренировался каждый день утром и вечером, надеясь постичь глубокую истину. Наконец, примерно в возрасте пятидесяти лет, я освоил боевое искусство». В этом отношении Мусаси и я похожи, я тоже считаю, что жизнь только начинается после пятидесяти.

Много лет назад военный правитель Японии Ода Нобунага сказал, что жизнь человека длится пятьдесят лет. Те, кто не знает как мыслит воин, могут подумать что в пятьдесят лет жизнь совсем кончается. Но это не так. Ода Нобунага имел в виду, что только до пятидесяти лет человек может сражаться за счет физической силы. А только потом начинается его настоящая жизнь. Я думаю, что лучше достигнуть успеха в бизнесе, когда вам за пятьдесят. Если успех приходит раньше, то соблазн в виде женщин, вина, денег и власти — по-японски ёндоку — может разрушить все достижения.

С помощью учения сэнсэя Такамацу о боевых искусствах я нашел свой путь в жизни. Сейчас я осознаю, что правильный образ жизни укрепился в моем сознании, а он более ценен, чем бриллиант в тысячу каратов. Однажды сэнсэй Такамацу сказал мне: «Ниндзя должен иметь потребность защищать законопослушных людей, а таких, хороших и уважаемых, в мире немало». Я прожил две жизни, одну дала мне Мать Природа, а другую — сэнсэй Такамацу. Если предположить, что жизнь человека заканчивается в пятьдесят лет, то моя жизнь уже закончилась. Продолжается она благодаря сэнсэю Такамацу. Счастлив тот, кто может позволить себе правильный образ жизни, я тоже проживу остаток жизни правильно. Для этого я буду рисовать и наслаждаться музыкой. Некоторые спросят: «Какая польза от таких дел?» Я отвечу: «Я всего лишь хочу жить как отшельник (сэннин) на свежем воздухе. Отшельник живет, наслаждаясь чудесными картинами матери Природы, слушая пение птиц и наблюдая животных. Также должен жить и ниндзя.»

Один немецкий поэт сказал: «Нет на свете людей с более узким кругозором, чем специалисты. «Современные люди помешались на натуральной еде. Однако истинно естественной пищей должна быть красота природы или воздух ниндзя.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх