Загрузка...



  • Иерархия и студии
  • «Вечеря господня»
  • Отрицая иконы
  • Домострой
  • Свой кодекс конспирации
  • Культ купли и продажи
  • Глава IV

    ТЕОКРАТИЧЕСКИЙ КУЛЬТ

    Иерархия и студии


    У свидетелей Иеговы, как и в других христианских организациях, существует своя иерархия. Во главе иеговистского «Общества» находится так называемый директорат, выполняющий управленческие и богословские функции. Этим синклитом высшего духовенства руководит президент с неограниченной властью и пожизненным материальным обеспечением.

    При директорате существует Галеадская школа, в которой готовятся кадры миссионеров-проповедников, занимающих высокое положение в «Обществе». Затем идут многочисленные слуги Иеговы и их помощники. Это тоже проповедники, в большинстве своем профессионалы, занимающие далеко не одинаковое положение. Есть слуги высшего порядка, возглавляющие зональные бюро, которые руководят филиалами «Общества» в нескольких странах, есть слуги, возглавляющие филиалы в отдельных странах, слуги межобластные, областные, межрайонные, районные.

    В каждом звене многоступенчатой схемы иегови-стской организации центральной фигурой является слуга, у которого имеется один или два помощника. В их руках сосредоточены организаторские и пропагандистские функции. Слуги не только распространяют «благую весть», то есть ведут иеговистскую пропаганду, что, кстати говоря, обязан делать каждый свидетель Иеговы. Они занимаются также вовлечением в «Общество» новых участников, устраивают молитвенные собрания, так называемые студии, распространяют и хранят литературу, поддерживают связь со слугами вышестоящих звеньев и отчитываются перед ними о проделанной работе.

    Иеговистскую организацию в СССР возглавляет краевой комитет, состоящий из небольшой группы профессионалов-проповедников, опытных организаторов с большим религиозным авторитетом. Вся их работа окутана тайной. Отгороженные целой системой конспиративных условностей не только от простых верующих, но и от большинства слуг-руководителей нижестоящих ответвлений, они связаны исключительно со слугами (и их помощниками), стоящими во главе окружных зональных центров.

    Зональные центры созданы в двух округах, на которые поделена вся территория нашей страны, где имеют распространение иеговистские общины,- западном и восточном. Более мелкие подразделения носят название «стреф», или «обводов». Они объединяют свидетелей Иеговы, проживающих в одной или нескольких областях. Цепочка звеньев иеговистской организации замыкается низовым звеном - «килкой» (кружком), в которую входит несколько связанных друг с другом иеговистов. В килке обычно насчитывается до 10 участников, образующих первичную студию.

    Студии - не богослужения, не молитвенные собрания в общепринятом понимании, а собрания верующих, во время которых под руководством слуги или его помощника проводится громкая читка и разбор статей журнала «Башня стражи». Другими словами, это школа, в которой по определенной тематике верующие регулярно проходят соответствующую подготовку, и не всегда только религиозную. Но вместе с тем студия является своеобразной, очень примитивной по форме церковью, где верующие отправляют свои религиозные потребности путем участия в чтении и обсуждении тех или иных религиозных материалов.

    Посещение студий для свидетелей Иеговы обязательно. Нарушение этого культового правила рассматривается как отступление от веры. Но с течением времени человек под систематическим воздействием слуг начинает и сам испытывать внутреннюю потребность частого общения с единоверцами, без чего он не чувствует себя достаточно устойчивым, чтобы противостоять атеистическому воздействию, которое повседневно оказывает на него окружающая жизнь и особенно трудовой коллектив.

    На студиях строго запрещается читать Библию без бруклинских толкований. Такой порядок, заведенный еще первым президентом «Общества» - Русселем, действует и в настоящее время. Журнал «Башня стражи» является обязательным пособием при изучении Библии. Верующие, которые читают Библию без этого пособия и понимают ее не по-иеговистски, являются, уверяют бруклинцы, лжетолкователями, а их вера - ложной религией.

    Верующие, вступившие в «Общество», обязаны:

    неуклонно претворять в жизнь наставления, которые даются «Башней стражи», рассматривать «Общество свидетелей Иеговы» как заботливого родителя, дающего своему любимому сыну полезные жизненные советы;

    активно участвовать в обсуждении статей «Башни стражи», распространять иеговистскую литературу и проповедовать «благую весть» о теократическом царстве другим людям;

    поддерживать тесную связь с «братьями» и «сестрами» и противостоять их вовлечению в другие коллективы «этого злого мира»;

    использовать свое свободное время для проповеднической деятельности, а не предаваться земным удовольствиям;

    не терять бдительности, постоянно следить, чтобы ум не мог наполняться мыслями «этого злого мира» и его целями;

    не идти ни на какие компромиссы в отношении веры в бога, постоянно совершенствоваться духовно, принуждая себя к этому, так как сначала совершенствование дается нелегко;

    не довольствоваться минимумом работы в «Обществе», а с радостью брать на себя максимальную нагрузку.

    Смысл всех этих правил, возведенных в степень культовых, состоит в том, чтобы обрабатывать всех верующих, вступающих в «Общество», в определенном религиозном духе, чтобы изолировать их от общественной жизни и превратить каждого иеговиста в активного проповедника бруклинской идеологии. Этим целям служит и символика обряда крещения.

    Обряд крещения у свидетелей Иеговы по своему ритуалу мало чем отличается от аналогичных обрядов, существующих в некоторых других религиозных организациях, например у адвентистов седьмого дня. То же погружение в воду, знаменующее смерть личной воли верующего, отрешение от земных радостей, которые в религиозном обиходе принято называть греховными утехами. Выход из воды как знак полной готовности верующего к беспрекословному исполнению воли божьей. Но у иеговистов, кроме того, обряд означает, что крещеный стал рабом теократии и вся его дальнейшая жизнь должна быть посвящена распространению «благой вести». В ежегодных отчетах о деятельности «Общества свидетелей Иеговы» анализируются данные о количестве крещеных и приросте верующих, активно действующих на ниве служения Иегове. Как правило, часть новообращенных не проявляет этой активности. Эту часть слуги обрабатывают особенно усиленно. Пассивным верующим слуги напоминают: раз крестился - включайся в распространение бруклинской литературы, иначе тебя ожидает духовная смерть без всякой надежды на воскрешение для жизни в земном царстве Иеговы.


    «Вечеря господня»


    На психологию верующих сильное влияние оказывает так называемая «вечеря господня». Этот сакраментальный обряд полностью приспособлен к тому, чтобы верующие не забывали о своем рабском уделе в обществе «нового мира».

    До 1932 года иеговисты в определенный срок собирались на студии и причащались хлебом и вином, которые символизировали в их представлении искупительную жертву Христа. С 1932 года ритуал «вечери господней» в общинах и группах свидетелей Иеговы подвергся изменению. В этом обряде, как и прежде, участвуют все верующие, но участие во «вкушении» хлеба и вина принимают только те, которые причислены к живущему земному «верному остатку 144 тысяч духовных христиан». После 1935 года, когда бруклинский центр «ввиду полного укомплектования небесного класса» перестал включать в него новых «праведников», количество лиц, непосредственно участвующих в обряде, постепенно уменьшается. В 1958 году из всех присутствовавших на обряде «вечери господней» принимали хлеб и вино 15 тысяч иеговистов, в 1964 году - 12 710, в 1965 году - 12 292.

    На тот случай, если в какой-либо местной организации, вопреки официальному установлению теократического центра о прекращении приема в число 144 тысяч, появится новый член «небесного класса», верующим строго напоминают апостольское предупреждение: «Кто будет есть хлеб сей или пить чашу господню недостойно, виновен будет против тела и крови господней... Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе» (1 Коринфянам, 11, 27, 29).

    Мистическая тайна, которой окутан «верный остаток», позволяет бруклинской директории обеспечивать в организации строжайшее повиновение верующих назначаемым слугам.


    В последующих двух абзацах излагается атеистическая точка зрения на «причастие». Конечно, она не объективна и не может поколебать христианскую веру. Но хотелось бы обратить лишь ваше внимание на преподносимую аналогию «причастия» с язычеством. К подобным аналогиям Свидетели Иеговы сами довольно часто прибегают, чтобы опровергнуть христианство. Этот текст показывает, насколько опасно и некорректно (уже по отношению к самим Свидетелей Иеговы) пользоваться такой информацией.


    Рядовые свидетели Иеговы благоговейно участвуют в обряде «вечери господней», не подозревая, что обряд восходит к языческим временам, а не был создан ранней христианской церковью, как это пытаются им внушить. В самом раннем источнике христианства, каким является Откровение Иоанна Богослова, нет даже упоминания о тайной вечере. Только в отдельных более поздних новозаветных произведениях появляются сведения о коллективных трапезах в христианских общинах. Например, в Первом апостольском послании к коринфянам содержится упрек членам общин: «Всякий поспешает прежде других есть свою пищу, так что иной бывает голоден, а иной упивается... Оттого многие из вас немощны и больны, и не мало умирает» (1 Коринфянам, 11,21,30).

    Откуда вдруг в библейском тексте такие замечания относительно общинного питания, мало похожего на идиллическую «вечерю господню»? Дело в том, что первоначально общинные трапезы (по-гречески - агапы) являлись источником материальной поддержки малоимущих членов христианских общин. Была у этих трапез и ритуальная сторона, заимствованная из египетских и греческих мистических верований. По религиозным представлениям древних египетских и греческих крестьян, хлеб и вино символизировали тело и кровь божества - покровителя злаков. Ритуал принятия хлеба и вина означал соединение с этим божеством, а тем самым порождал надежду на хороший урожай. Земледельческое содержание ритуала в ранних христианских общинах утратило свой смысл, так как первые христиане были преимущественно из рабов.

    […]

    Та форма, которую «вечеря господня» приобрела в «Обществе свидетелей Иеговы» с 1932 года, полностью отвечает задаче внушения верующим, будто верхушка «Общества» принадлежит к мистическому «верному остатку 144 тысяч членов небесного класса», а само «Общество» является земной организацией бога.


    Отрицая иконы


    Свидетели Иеговы - решительные противники икон и всяких других изображений религиозного характера. «Вместо того,- провозглашают бруклинцы,- чтобы возносить молитвы к изображениям Иисуса, святых и ангелов, они должны быть возносимы к отцу на небесах и через Иисуса Христа, а не через безжизненные предметы из дерева и камня» («Бог верен»).

    В критике иконопочитания, культа святых и других ритуальных установлений христианской церкви «Общество свидетелей Иеговы» использует научные данные о происхождении икон, о том, что христианские религиозные обряды своими корнями уходят в язычество. Такой прием помогает успешной обработке верующих, примкнувших к иеговизму в результате разочарования в своих прежних верованиях - православии, католичестве и др. Критика иконопочитания, культа святых, ангелов, церковно-ритуальных обрядов ортодоксальной христианской церкви способствует убеждению верующих, ставших свидетелями Иеговы, особенно бывших католиков и православных, в правильности решения о смене вероисповедания.

    - Совершим путешествие в Древний Рим,- говорил на очередной студии проповедник одной из иегови-стских групп, обосновавшейся в дачной местности под Москвой,- и вспомним походы римских войск. То были язычники, они носили в походах статуи и знамена с изображениями императоров и их сыновей, которых обожествляли и которым поклонялись как святыням. Теперь я вам перескажу отрывок из книги советского ученого. Слушайте и судите сами, что это такое:

    «Полку было присвоено гвардейское звание, и ему вручалось Красное знамя. Настроение у всех было приподнятое, торжественное. Весь личный состав стоял в строю. Командир полка в глубоком молчании подошел к знамени и, опустившись на одно колено, приподнял край знамени и припал к нему губами. Каждый из солдат и офицеров тоже опустился на одно колено, и все стали повторять вслед за командиром слова гвардейской клятвы». Не напоминает ли вам этот эпизод языческие обычаи Древнего Рима? Тот же религиозный обряд и поклонение святыне. Этот пример учит нас правильному пониманию указаний наших «старших братьев».

    Проповедник, действуя по указанию заокеанских «старших братьев», не случайно зачислил в одну категорию ритуал поклонения обожествленному императору и гражданский ритуал уважения и почитания государственного флага.

    Данные ритуалы похожи только по форме, по существу - это совершенно различные вещи. Первый - глубоко мистический, основан на суеверии и раболепии; второй - рациональный, выражает высокий патриотизм, любовь к Родине, необходимость уважать и почитать государственный флаг.

    Бруклинцы вводят верующих в заблуждение относительно гражданских обрядов и церемоний. «Все равно», утверждают они, идет ли пасхальный крестный ход с хоругвями вокруг церкви или первомайская демонстрация трудящихся с орденоносными знаменами предприятий; «все равно» - целует ли икону верующий во время богослужения или гвардеец преклонил колено перед полковым знаменем, произнося слова гвардейской клятвы.

    Заокеанские политиканы от религии начинают с отрицания икон, а заканчивают оскорблениями патриотических чувств верующих, запрещая им приветствовать государственный флаг страны, в которой они живут.

    Всю суть религиозного и нерелигиозного обряда слуги Иеговы сводят к ритуальной его стороне, смешивая психологию обряда с идеологическим его содержанием. Некоторое сходство эмоциональных проявлений в религиозных и безрелигиозных обрядах - радостное, приподнятое настроение, торжественность, эстетические переживания - бруклинские богословы искусственно подводят под понятие «поклонение» (в религиозном значении этого слова). По такому способу любого человека, который назвал священным свой гражданский долг защищать родину, надо считать религиозным.

    Уважение к государственному флагу и гербу имеет свои формы эмоционального выражения, закрепленные в определенном ритуале. Содержание этого уважения может быть религиозным или безрелигиозным в зависимости от того, какая идеология является господствующей в данном обществе, что в свою очередь определяется его классовой структурой.

    Иеговистские руководители, будучи не в силах опровергнуть элементарные истины, отождествляют религиозные и гражданские церемонии и обряды по внешнему ритуальному признаку, объявляя всякое поклонение самым существенным признаком религии. Бруклинское вероучение, исходя из своего главного постулата - оправдания Иеговы,относит к идолопоклонству все, что мешает проповедованию такого постулата.

    Религиозное отрицание иконопочитания и других церковных ритуалов - лишь психологическая подготовка верующих к восприятию бруклинских «откровений»: ООН - идолопоклонство, чествование государственного флага - идолопоклонство, все религиозные и гражданские церемонии и обряды - идолопоклонство. Только в нашем вероучении, раздается голос из Бруклина, - чистое поклонение единственно истинному, единственно живому богу - Иегове. А посему «ни один свидетель Иеговы не может отдавать чести какой-либо национальной эмблеме, не нарушая заповеди Иеговы против идолопоклонства» («Бог верен»).

    При таких категорических предписаниях верующему, принадлежащему к «Обществу свидетелей Иеговы», нельзя шагу ступить без того, чтобы не оказаться в конфликте с общественностью и гражданскими властями.

    Порой эти конфликты выливаются в очень острые и общественно опасные формы. В частности, в Либерии в марте 1964 года произошел случай, ярко показавший, в какое ложное положение бруклинцы ставят верующих, запрещая им признавать государственный флаг страны, в которой они живут или находятся.

    Участники иеговистского конгресса, состоявшегося в городе Монровии, отказались принять участие в чествовании государственного флага. На главной площади во время празднества в ознаменование годовщины национального освобождения страны иеговисты (во главе с одним из директоров корпорации - Геншелем) в момент подъема национального флага демонстративно повернулись к флагу спиной, а затем сели на землю.

    Такое поведение вызвало законное возмущение либерийцев, и многие из участников конгресса, державшиеся особенно вызывающе, пострадали физически. Пострадал и Геншель - ближайший соратник нынешнего президента «Общества свидетелей Иеговы» Натана Кнорра, его правая рука. Вслед за этим инцидентом указом президента республики деятельность свидетелей Иеговы в стране была запрещена. Перепуганные бруклинцы, опасаясь, что события в Либерии повлекут за собой осложнения и в других африканских странах, пошли на попятную. Кнорр сделал официальное заверение, что впредь свидетели Иеговы будут соблюдать законы республики, что при официальных церемониях они будут проявлять должное уважение к государственному флагу. Только после этого запрет с деятельности «Общества» в Либерии: был снят.

    Но ведь свидетели Иеговы вели себя в полном, соответствии с указанием Кнорра о том, что непочитание государственного флага является следствием повиновения богу Иегове. В книге «Бог верен» прямо сказано:

    «Отказ чтить государственный флаг не является результатом личного истолкования священного писания. Это не искажение божьей заповеди. Заключение, к которому пришли свидетели Иеговы, продиктовано самим Иеговой».

    Бруклинское вероучение определенным образом направлено на искусственное создание подобных конфликтов верующих с государством.


    Домострой


    Свою духовную власть бруклинская директория распространила на многие стороны личной жизни верующих, причем многочисленные запреты и обязательные нормы, которыми верующие должны руководствоваться, возведены в степень культовых законов.

    Особое внимание уделяется семейным отношениям и подрастающему поколению. По замыслам бруклинского центра, семья каждого свидетеля Иеговы должна быть превращена в первичное звено теократической системы. «Христианские родители, выбирающие брачных партнеров для своих детей, обязаны женить их только на преданных богу христианах, принадлежащих к теократической организации Иеговы, и таким образом впрягать их в теократическое брачное ярмо» («Башня стражи», февраль 1962 года). В этих рамках родители могут разрешать детям самим выбирать себе жениха или невесту. Если родители намереваются сочетать детей браком с лицами других вероисповеданий, дети обязаны ценой разрыва с ними не подчиняться их решению. Бруклинцы вторгаются и в отношения между мужем и женой разных вероисповеданий. Муж или жена - свидетель Иеговы - должны приложить все усилия, для того чтобы вовлечь своего брачного партнера в «Общество свидетелей Иеговы».

    Культовый «брачно-семейный» кодекс строго охраняет семейную ячейку от ее распада в случае супружеской неверности. Виновный может быть исключен из «Общества», но только в том случае, если «прелюбодеяние совершено с кем-либо из братьев или сестер». Другое дело, когда нарушение супружеской верности совершено на стороне - в «сатанинском мире». Провинившегося пожурят и только.

    Бруклинские богословы авансом выдают индульгенции своим пасомым за совершенные проступки вне пределов «Общества», возлагая ответственность за них целиком на представителей «старого сатанинского мира». Это всепрощение в отношении свидетелей Иеговы вытекает из иеговистского вероучения, почерпнутого в определенной мере из Библии, делящей мир на «козлов», к которым без малого относится все человечество, и «овец», то есть свидетелей Иеговы. Стоит ли церемониться с «козлами» в теперешней жизни, если их участь уже решена. «Царство, которое унаследуют овцы,- сказано в книге «От потерянного до возвращенного рая»,- не есть царство небесное. Они унаследуют земную часть небесного царства; они достигнут вечной жизни на земле. Чтобы показать разницу, что произойдет с козлами и что с овцами, закончил Иисус свою иллюстрацию словами: «И пойдут они в вечное уничтожение, а праведники в жизнь вечную. Неправедные козлы в битве армагеддона, в которой окончится старый мир, будут навсегда отрезаны от какой-либо жизни. Праведные овцы, напротив, будут во время этой битвы защищены, так что пройдут через нее и смогут увидеть божий Новый мир»».

    Отсюда неприязненное отношение ко всему окружающему миру, проживая в котором иеговисты как бы освобождаются от моральной ответственности за несоблюдение общепринятых норм нравственности. Такова иеговистская мораль, проповедуемая на правах культового кодекса.

    Теократической обработке подвергаются в семьях свидетелей Иеговы и дети. Невозможно без глубокого возмущения читать статьи «Христианские наставления» и «О воспитании в иеговистских семьях», опубликованные в «Башне стражи» (март 1961 года; сентябрь 1963 года).

    Приведем несколько выдержек из этих статей. «Мудрые родители, когда наступает время идти на студию, знают, что не должно вообще спрашивать детей:

    не хочешь ли ты пойти с нами. Малых детей берут с собой, хотят ли они или не хотят. И если они ведут себя нехорошо, их призывают к порядку не тем, что подкупают конфетами, а если нужно, и телесным наказанием. Они довольно скоро понимают, что пришли сюда, чтобы слушать и кое-чему научиться».

    У родителей, заявляют бруклинские наставники, есть благоприятная возможносгь формировать молодой ум. Если они начнут это формирование в ранние годы, то уже ко времени поступления в детский сад принципы библейского учения пустят корни в душе ребенка.

    Ядовитые плоды подобного воспитания детей в семьях иеговистов дают о себе знать.

    ...Милое, обаятельное личико, наивная улыбка на губах. Девочку зовут Галя Гончарова.

    «Я пою только божественные песни,- говорит школьница.- Вместе со мной поют мой брат Петя, Коля и Саша Самойловы, Саша Кузнецов, Саша Черный, Ваня и Валя Акопицы. О пионерских сборах в Библии ничего не сказано, но ходить на них-грех. Так сказала мама...»

    «Ты читаешь книги?»-спрашивают ученика 4-го класса Колю Самойлова.

    Школьник отвечает отрицательно.

    Ученик 4-го класса Саша Кузнецов заявляет: «Библия учит, чтобы не любить мир и того, что в нем... Песни нужно петь только о боге, так как сначала нужно прославить творца, а не творимых... Кто не верит в нашего бога - будет уничтожен...»

    Об этих ребятах рассказала газета «Причулым-ская правда» в статье о деятельности иеговистской группы в Лайском леспромхозе Асиновского района Томской области.

    В газете «Кузбасс» в номере от 25 сентября 1964 года приводятся аналогичные факты.

    У третьеклассницы Люды Шургалиной спросили, почему она не носит пионерский галстук. «Он мне не нужен,-ответила она.-Мы и без пионеров хорошо живем».- «А ты играешь с ними?».- «Нет, не играю, потому что они ведут блуд».

    А «блуд», оказывается, состоит в том, что пионеры играют, веселятся, а самое главное - не верят в бога Иегову. Девятилетняя девочка заученными словами говорит о том, что скоро начнется война, земля перевернется и вот тогда пионеры «взвоют». «Они будут хвататься за наши одежды, чтобы спастись, да поздно будет,- пророчествует несмышленыш,- бог Иегова все равно не пустит пионеров в рай».

    А вот что рассказала еще одна жертва бруклинского идола - 16-летняя Дарика Бордей - на страницах газеты «Молодой ленинец» (Томск): «Когда я пошла в первый класс, родители не разрешили мне посещать уроки физкультуры и пения. За нарушение запрета строго наказывали... Перешла в четвертый класс - родители стали водить меня на иеговистскне студии. Я готовила и рассказывала рефераты, конечно, с помощью отца... Со временем меня приспособили в качестве курьера... Жила я в страхе перед богом Иего-вой. Мне теперь шестнадцать лет. А что я знала, когда вечера просиживала за Библией?.. Меня приучали не любить мир и все, что в мире, пичкали библейскими заповедями. Если бы я осталась в секте, мне не пришлось бы пойти в учении дальше 7 класса...»

    Галя Гончарова, Люда Шургалина, Саша Кузнецов и другие дети из семей свидетелей Иеговы по своей психологии уже стали верующими старичками, не замечающими того, что окружает их в жизни. Слуги Иеговы постарались отравить их сознание идеями о всевышнем, отгородить от жизни, «в которой господствует сатана». Они калечат детей, «моделируя» их сознание по своему образцу, по образцу людей, нищих духом. Так тянется теократическая цепь к семьям «воз-вещателей царства». Вслед за взрослыми людьми жертвами бруклинского идола становятся дети.


    Свой кодекс конспирации


    Кроме закона, регламентирующего брачно-семейное «право», в «Обществе свидетелей Иеговы» имеются и другие культовые законы. Их целый свод.

    При ознакомлении с инструкциями, наставлениями и положениями, определяющими нравственную жизнь верующих и их взаимоотношения в «Обществе», легко увидегь, каким именно навыкам обучаются люди, оказавшиеся в рабстве «Башни стражи».

    В истории христианского религиозного движения не было, пожалуй, другой организации или церкви, в которой бы так резко, как это имеет место у иеговистов, обнажалась и выдвигалась на передний план не нравственно-мистическая, а откровенно социальная, политическая и организационная стороны дела.

    Свидетели Иеговы уделяют особенно много внимания изучению и разработке организационных принципов конспирации. Принципы эти преподносятся рядовым верующим как некий высший закон, получивший одобрение самого бога Иеговы и, стало быть, обязательный для выполнения. В наиболее собранном виде они содержатся в специальном документе под названием «Организационные указания для возвещателей царства», который представляет собой инструкцию, составленную и изданную бруклинским центром.

    В начале инструкции говорится об организационных принципах построения «Общества свидетелей Иеговы»: «Область делится на 20 районов. Район на 20 групп, а группы на маленькие группки. Вся страна делится на несколько частей, которые имеют слугу, работающего нелегально. Этот слуга имеет связь со слугой другой области и передает ему наедине по одному экземпляру «Башни стражи»».

    . Слуга области «имеет связь наедине» со слугой каждого района и наедине передает ему, один экземпляр «Башни стражи». Слуга района размножает «Башню стражи» по количеству групп. «Имея связь наедине» со слугой каждой группы, он передает ему по одному экземпляру «Башни стражи». Слуга группы размножает «Башню стражи» для каждой группки, или килки, и вручает «старшему брату» по одному экземпляру. Слуги группки размножают «Башню стражи» для каждой иеговистской семьи. Каждая семья изучает «Башню стражи» у себя дома, в зависимости от условий для совместного изучения журнала могут собираться несколько семей.

    Эти детальные указания авторы инструкции сопровождают такими предостережениями: «Слуга группки должен быть особо внимательным к каждому члену, чтобы он хорошо был подготовлен для дела»; «Все журналы «Башни стражи» пишутся только от руки, не на машинке». Подобные предостережения свидетельствуют о том, что речь идет не просто о последовательном проведении принципа конспирации ради конспирации. Здесь мы сталкиваемся с явлениями куда более сложными, свидетельствующими о далеко идущих и глубоко замаскированных замыслах бруклинцев.

    Первое предостережение рекомендует сначала незаметным образом подготовить сознание верующего к тому, чтобы он признал необходимость соблюдения конспирации как условия, имеющего культовое значение.

    В процессе психологической обработки слуги внимательно следят за поведением подопечного, выжидая удобного момента для нажима на него. Приглашая его на нелегальную студию, они во имя охраны «религиозного братства» внушают, чтобы он был осторожен и наблюдал, не следят ли за ним «приспешники» власти. Тихо и незаметно, чтобы не возбуждать у верующего сомнений, его постепенно ставят в положение человека, уже вступившего в конфликт с законами государства.

    Второе предостережение - о переписке от руки журнала «Башня стражи» - безобидно лишь на первый взгляд. На самом деле, как и первое, оно основано на знании психологии человека, умении использовать ее и преследует несколько целей. Если верующий сам переписывает журнал, он невольно знакомится со всеми материалами и запоминает их намного лучше. Кроме того, переписывая запрещенный к распространению журнал, он ставит себя объективно в положение человека, ответственного перед законом.

    Не всегда журнал переписывается одним человеком, физически это просто трудно сделать. Нередко свидетели Иеговы привлекают к переписке своих детей, которые учатся в школе. Таким путем создаются возможности не только для влияния на собственных детей, но и для проникновения иеговистской пропаганды в школу. Начав с переписки «Башни стражи», некоторые школьники затем подвергаются такой обработке, что бросают учиться, перестают ходить в театр, кино, а юноши, достигшие призывного возраста, отказываются от службы в армии.

    Руководители «Общества свидетелей Иеговы» в упомянутой инструкции призывают верующих скрывать принадлежность к корпорации, приспосабливать свою совесть к требованиям «старших братьев», избегать в своей деятельности лишних свидетелей.

    «Если случится что-нибудь передавать или получать,- гласит инструкция,- делать это только наедине, чтобы при аресте и на следствии не было свидетелей. Если один брат расскажет что-либо, а другие не признаются, то враги ничего не смогут сделать, потому что не окажется свидетелей».

    Далее в инструкции даются подробные указания по поводу того, как нужно собирать отчетные сведения о проделанной работе. При этом снова делается упор на конспирацию. В инструкции помещен специальный код для составления отчетов в зашифрованном виде. К числу основных вопросов, на которые должны быть даны ответы, относятся: количество изученных книг и журналов «Башни стражи»; количество часов, затраченных на изучение литературы; сколько свидетелей Иеговы было в группе на день отчета; количество посещающих студии по изучению литературы. Всего в инструкции предусмотрено 10 подобных вопросов.

    Используя коды, нелегальная организация иеговистов в Советском Союзе систематически направляет в Бруклин через свой центр, то есть через краевой комитет, шифрованные отчеты, составленные на основе обобщений данных, полученных от окружных комитетов и отдельных, активно проявивших себя свидетелей Иеговы.

    Так, в отчет краевого комитета несколько лет назад были включены сведения по Закарпатской области, из которых видно, что в течение года местные иеговисты затратили на изучение литературы 56 тысяч человеко-часов и вовлекли в «Общество» 118 человек.

    Верующие, доверчивые, простые люди, однажды попав в иеговистский омут, часто не видят того, что творится за их спиной. Они, конечно, не подозревают, что их «души», так же как, впрочем, и время, потраченное на изучение ими иеговистской литературы, кем-то и как-то специально учитываются. Откуда им знать, что сведения о них проходят несколько «духовных» инстанций, обобщаются и в виде зашифрованных отчетов совершают далекий путь за океан.

    Верующие в подавляющем большинстве не знают, что их руководители прибегают к специальному шифру, принятому на «вооружение» всеми «слугами царства Иеговы» и их помощниками, где бы они ни находились. Этим и другим шифром иеговисты иногда пользуются и в переписке между собой. В числе условных обозначений, включенных в шифр, чаще всего встречаются такие:

    Людвина - «служба царства»;

    Овощи - отчет о деятельности иеговистов;

    Ян - журнал «Башня стражи»;

    Мама - руководящий орган, например краевой комитет;

    Пекарня - нелегальная типография.

    В качестве пароля при организации нелегальных встреч свидетели Иеговы часто используют отдельные места Библии. Такое обращение со священным писанием отнюдь не рассматривается ими как кощунство. Например, курьер стрефы из Калининской области, когда ему понадобилось войти в контакт С одним из руководителей краевого комитета, поступил так.. При встрече с последним курьер наизусть процитировал стих 5 из главы 24 Евангелия от Матфея, что было условным паролем для встречи. Однако пароль мог оказаться недействительным, если бы курьер не прибыл к слуге точно в месяц и день, обусловленные номерами главы и стиха евангелия.

    Особое место в инструкции отводится пионерам-курьерам и их роли в культовых делах «Общества свидетелей Иеговы». В инструкции перечисляются правила для пионеров. Эти правила для слуг-пионеров названы в инструкции особыми, а институт пионеров на смешанном библейско-бруклинском языке величается «святой охраной». Вот они, эти правила:

    «Пионеры-курьеры все время заботятся об охране тайны и должны скрывать, что они являются курьерами. Они не должны сообщать, что сегодня или завтра выезжают в теократическую командировку. После выполнения своего теократического задания и возвращения никому не должны говорить, что они видели и услышали во время командировки. Отсутствие из дому должно объяснять поездками к родственникам, на поиски работы и пр. Пионеры должны иметь только индивидуальную связь с ответственными слугами организации. Они обяжутся один перед другим клятвой, что не предадут друг друга в случае выявления. Пионеры позаботятся, чтобы дела, порученные им, попали через них по назначению, проявят большую заботу о том, чтобы держать корреспонденцию в подходящем «кармане», а на случай опасности - уничтожить ее или выбросить, в зависимости от обстановки. Пионер никогда не должен претендовать на знание квартиры ответственных слуг, на знание их фамилий. Когда нужда требует, слуга сам найдет возможность встретиться и поговорить в другом месте».

    Краевой комитет иеговистского подполья в Советском Союзе, обзаведясь «святой охраной», зорко наблюдает за тем, чтобы пионеры-курьеры точно исполняли правила, предписанные свыше.

    Как видим, даже соблюдение конспирации бруклинцы превратили в своеобразное культовое правило, распространяемое на всю деятельность свидетелей Иеговы в тех странах, где их руководство уклоняется от официальной регистрации своих общин в местных органах власти.

    Чем дальше, тем больше мы убеждаемся, что в «Обществе свидетелей Иеговы» культивируются довольно странные нравы и порядки. Религиозная организация, глашатаи «царства божьего на земле», ревнители истинной веры - и в то же время наставники по делам конспирации! Библия и конспирация! Казалось бы, что тут может быть общего? И тем не менее, говоря о конспирации, бруклинцы мотивируют ее «делами на ниве божьей». Но если эти «дела» не выходят за рамки проповеди священного писания, то чем можно объяснить такое указание иеговистского руководства:

    «Если условия очень тяжелые, надо собираться малыми группами и каждый раз в другом месте. В квартирах, где проводятся сходки, стол должен выглядеть так, будто здесь обедают, ужинают, ожидают гостей. Для больших сходок лучше проводить пикники в лесу или на пляже или использовать другие возможности с учетом местных обычаев. Будь осторожен в приглашении на сходки новых лиц. Их надо предварительно хорошо изучить. Это препятствует проникновению в организацию шпионов...»

    Приведенные извлечения взяты из программы Га-леадской школы, по ней готовятся кадры миссионеров-проповедников.

    Каковы же нравы и порядки в самом бруклинском теократическом центре, если он издает такие «назидательные» документы? Возможно, там все проникнуто благочестием? Об этом говорит в своей книге В. Шнелл.

    Еще работая в Магдебургском бюро «Общества свидетелей Иеговы» в Германии, Шнелл обнаружил, что руководители бюро имеют в аппарате внутренних осведомителей. В бюро имелось особое отделение, осуществлявшее негласное наблюдение за деятельностью и поведением свидетелей Иеговы, особенно слуг, то есть тех, кто выполнял руководящие и проповеднические обязанности. Сотрудники этого отделения тщательно подмечали все отклонения со стороны того или иного иеговистского служителя -в помыслах или в поведении - от линии корпорации. Если кто-либо из них начинал «сбиваться с ноги», его вызывали к начальству и, пользуясь поступившими на него сведениями, делали внушение. Конечно, в дальнейшем такой служитель Иеговы уже не допускал никаких критических высказываний или недовольства в адрес руководства бюро или бруклинского центра.

    «Приехав на работу в бруклинский центр, - пишет Шнелл,-я наблюдал за персоналом работников, и прежде всего сотрудниками того отдела, где я сам работал. Я хотел сблизиться только с теми, в ком был уверен, что он принадлежит к числу осведомителей. Осторожно спросив некоторых сослуживцев, нет ли среди сотрудников внутренних осведомителей, я заметил на их лицах выражение явного страха. Очевидно, они подумали, что именно я и принадлежу к числу соглядатаев бруклинского духовного начальства. Рядом со мной работал сотрудник, показавшийся мне подозрительным. Решил его проверить. В беседе с ним поделился некоторыми критическими замечаниями относительно стиля работы бруклинского аппарата. На следующий день начальник отдела, принимая меня с бумагами, завел разговор о работе отдела, усиленно подчеркивая, что сложившаяся система и стиль работы аппарата полностью отвечают поставленным перед отделом задачам и в какой-либо реорганизации не нуждаются. В заключение шеф заметил, что если я буду иметь те или иные предложения, докладывать их, не стесняясь, лично ему. Он, очевидно, не подозревал, что моя уловка преследовала одну цель - узнать, кто же является его осведомителем. Теперь я знал это. Налево от меня сидел еще один шпик...» («30 лет в плену Башни стражи»).

    Как видим, «организация бога Иеговы» считает в порядке вещей поддержание теократического режима в своем центре не только «откровениями» Иеговы, но и самыми обычными земными полицейско-осведомительными мерами. Да и в низовых общинах свидетелей Иеговы насаждается практика взаимной слежки за мыслями и действиями «зозвещателей царства божьего».

    Могут ли мириться религиозные чувства верующих с теми инструкциями, которые бруклинский центр дает им относительно их поведения на суде или в тюрьме, куда верующий может попасть за дела только по видимости религиозные, а в действительности за антигосударственные и антиобщественные, как это имеет место во многих странах?

    Вот что говорится в программе Галеадской школы о поведении верующих на суде: «Если кто-нибудь в суде приносит клятву во имя бога, то он должен или говорить правду и тем самым выдать тайну, от чего пострадают другие братья и в целом дело «Общества», или же он должен молчать и принимать наказание за это. Если он не станет слабым в своей преданности Иегове, то он будет молчать, вместо того чтобы предать братьев или организацию».

    Во имя будто бы культовых интересов бруклинцы нацеливают верующих в нашей стране на нарушение существующих законов и порядков, установленных для религиозных организаций. Журнал «Башня стражи» не прекращает призывать иеговистов проповедовать «благую весть» всеми средствами, не считаясь с законами и нормами поведения, существующими в Советском Союзе.

    «Пусть совесть вас не мучает,-внушают верующим,- если вы придерживаетесь законов Иеговы и трудитесь в его деле». На житейском языке это означает моральное оправдание противозаконных действий, в частности по размножению и нелегальному распространению литературы, приобретению запрещенным путем типографских шрифтов, множительных аппаратов. Мотивами христианской совести маскируют бруклинские богословы и свои директивы, запрещающие верующим в Советском Союзе регистрировать свои группы в соответствующих органах.

    Нельзя поверить, чтобы на протяжении многих лет до бруклинского центра не доходило недовольство рядовых верующих тем, что им приходится нелегально собираться на свои студии. Верующие не могут понять, почему они, будучи свидетелями Иеговы, не могут отправлять свои религиозные потребности открыто, как это происходит в других религиозных организациях. Например, родственные иеговистам по духу адвентисты седьмого дня, которые регистрируют свои общины и группы в советских органах, имеют молитвенные дома, где совершают богослужения, читают Библию, слушают проповеди.

    Почему же не регистрируются свидетели Иеговы? Делается это потому, что в условиях подполья легче изолировать верующих от влияния жизни, коммунистической морали и идеологии, легче проводить пропаганду вредных бруклинских идей. Для этого брук-линцы распространяют клеветнические измышления о преследовании религий в Советском Союзе.

    Руководители иеговистского подполья в нашей стране по наущению из Бруклина неправильно информируют верующих, искажают действительное положение вещей. Они заявляют, что свидетели Иеговы находятся на нелегальном положении будто бы потому, что советские органы отказывают в регистрации иего-вистских общин.

    Это ложное утверждение является отправным пунктом целой системы антисоветской обработки, которой подвергаются в иеговистском подполье верующие. Их убеждают на первых порах в том, что положение иеговистов при «сатанинских порядках» ничем не отличается от жизни ранних христиан, которых преследовали языческие императоры. Затем им внушают мысль, что в создавшихся условиях им ничего другого не остается, как внешне проявлять терпимость к властям, на деле неукоснительно выполняя указания заокеанских «старших братьев».

    В недавнем прошлом имел место факт (неизвестный, конечно, рядовым верующим), когда один из директоров «Общества свидетелей Иеговы» - мистер Ковенгтон по нелегальным каналам прислал иеговистскому краевому комитету в СССР указание обратиться в советские инстанции с петицией о регистрации иеговистских общин и групп.

    Однако бруклинские руководители хотели вместе с легализацией своих общин и групп получить также право на беспрепятственную пропаганду иеговистских идей и взглядов, в том числе таких, которые прямо враждебны нашей идеологии и нашему строю.

    Вот почему указание из-за океана содержало множество оговорок относительно того, в каких случаях иеговисты и впредь должны воздерживаться от перехода на легальное положение. Ковенгтон совершенно определенно запрещал руководителям иеговистского подполья в Советском Союзе идти на компромиссы с властями ценой отказа от своих организационных и политических принципов, заведомо враждебных законам нашей страны. Ни одно государство, если оно действительно является суверенным, не может согласиться с намерением какой бы то ни было религиозной организации нарушать его конституцию.

    Бруклинским руководителям важно было создать видимость, что они с пониманием относятся к беспокойству верующих по поводу их нелегального положения. Это была хитрая и нечестная игра, так как ее инициаторы заведомо знали, чем может окончиться их провокационная затея.

    Вскоре после получения такого указания краевой комитет направил в Москву особо доверенных слуг - Пятока и Бабийчука, которые должны были вручить соответствующим советским органам петицию. Из позиции, занятой Пятокой и Бабийчуком, выяснилось, что они заранее отвергают доводы о необходимости пересмотра их «Обществом» ошибочной и политически вредной позиции. Иеговистским посланникам разъяснили, что без изменения организационных и политических установок их «Общесгва», которые противоречат Конституции СССР, нельзя решить вопрос о его регистрации.

    Как только делегаты вернулись назад, краевой комитет созвал во Львове расширенное совещание наиболее активных слуг. Докладывая о результатах своей поездки в Москву, делегаты, до неузнаваемости извратив содержание переговоров, представили дело так, будто в отказе зарегистрировать их организацию виновата Советская власть. Краевой комитет принял решение указать всем иеговистским общинам и группам, чтобы их руководители продолжали отказываться от регистрации.

    В записках одного из членов тогдашнего краевого комитета подводился следующий краткий итог львов-скому совещанию: «На нашем собрании братья получили указания, как дальше вести работу, чтобы она была успешной. Для этого необходимо больше подполья, больше конспирации, больше тайны».

    С тех пор прошло порядочно времени, иеговистское руководство в Советском Союзе, подстрекаемое извне, не перестает распространять самые неправдоподобные слухи о состоявшихся переговорах. Оно до сих пор представляет дело так, что «власти» отказали иеговистским общинам и группам в регистрации, поскольку свидетели Иеговы распространяют «благую весть» и поскольку руководящий центр корпорации находится в США. Более абсурдной версии придумать невозможно. Адвентистский и баптистский центры также находятся в США, но это нисколько не мешает адвентистам и бап гнетам в Москве, на Украине, в Белоруссии и в других республиках собираться в своих молитвенных домах на равных основаниях с другими религиозными организациями, духовные центры которых находятся в СССР.

    «Старшие слуги» из Бруклина до сих пор скрывают от верующих, что истинной причиной такого ненормального положения является их враждебная позиция по отношению к социалистическим странам - позиция, диктуемая не религиозными, а политическими мотивами.


    Культ купли и продажи


    В бруклинском культе отчетливо выделяются две основные функции. В социалистических странах-нелегальная деятельность, распространение запрещенной литературы, подготовка нелегальных руководящих кадров (слуг), антикоммунистическое воздействие на верующих. В капиталистических странах-проповедь, которая не затрагивает капиталистических устоев, и, в отдельных случаях, такое противодействие некоторым законам, которое могло бы создать лучшие условия существования для корпорации по сравнению с другими религиозными организациями. Но больше всего в капиталистических странах бруклинцы уделяют внимания распространению литературы, причем это распространение приобрело характер культовой обязанности каждого свидетеля Иеговы.

    Мощная бруклинская издательско-торговая организация, имеющая многомиллионный оборот, использует почти те же рекламные средства и приемы, что и обычная американская книжная фирма. Разница лишь в том, что бизнес в данном случае делается на религиозной основе. Но от этого коммерческая суть деятельности не меняется. Бруклинские бизнесмены отлично понимают, что они торгуют не галстуками и носками, а заняты сбытом «слова божия» и что им не совсем удобно применять привычное для всякой купли-продажи выражение «сколько стоит?»

    «Возвещателям царства божьего» предписывается продавать иеговистскую литературу деликатным образом, чтобы не бросался в глаза сам факт продажи. Продавец «слова божия» должен сначала заинтересовать покупателя содержанием книги и брошюры, а затем уже как бы между прочим упомянуть, сколько надо пожертвовать в возмещение произведенных затрат. Если у покупателя не окажется денег, «возвещатель» вручает ему экземпляр книги или журнала бесплатно, приводя слова из Апокалипсиса: «Желающий пусть берет воду жизни даром».

    Внешне все выглядит прилично и благочестиво. Человек, не искушенный в торговле, может подумать, что при таких методах распространения литературы иеговистской книготорговой фирме не мудрено и обанкротиться. Но это напрасное беспокойство. Бесплатный экземпляр по сути дела является такой же коммерческой рекламой, как и дешевенький сувенир, вручаемый покупателю на память от обычной торговой фирмы. Владельцам фирмы важно, чтобы покупатель не забыл дорогу в магазин.

    Руководители «Общества свидетелей Иеговы» сразу же после создания корпорации с типичной деловой сноровкой приступили к осуществлению кампании по продаже книг и брошюр. Сбыт литературы должен был дать деньги, необходимые для построения задуманной международной теократической организации.

    Особенно хорошо подработали бруклинские предприниматели на пророческом 1925 годе. В. Шнелл в своей книге «30 лет в плену «Башни стражи»» вспоминает, как свидетели Иеговы в ожидании армагеддона усиленно продавали литературу и готовились к концу мира.

    Когда спрос на литературу начинал ослабевать, предпринимались новые рекламные шаги. В Бруклине была запланирована кампания, рассчитанная на широкое привлечение внимания людей к «Обществу свидетелей Иеговы» и его литературе. С этой целью верующие, занимавшиеся распространением литературы, намеренно ставились в положение лиц, преследуемых за веру.

    Эта коварная инсценировка началась в штате Нью-Джерси (США). Многие жители провинциального штата отличались глубоко патриархальными нравами, они посвящали воскресные дни исключительно домашнему отдыху в семейном кругу. К ним зачастили по воскресеньям свидетели Иеговы, нагруженные бруклинской литературой. На первых порах дело ограничивалось мелкими стычками между главой семьи и «воз-вещателями царства божьего», а затем к бургомистрам стали поступать многочисленные жалобы, что «возве-щатели» не дают людям по воскресным дням спокойно отдыхать. Полиция начала задерживать назойливых проповедников и требовать, чтобы они заручились разрешением на продажу литературы вразнос. Однако это не помогло, так как бруклинцы распорядились не обращать внимания на запрет и продолжать продажу литературы прежним способом. Городские власти были вынуждены издать постановление, запрещающее продажу литературы без лицензий.

    В ответ на первые аресты «возвещателей» докучливые посещения обывательских домов стали еще более частыми и настойчивыми. Последовали дальнейшие аресты и судебные приговоры. Тогда бруклинские юрисконсульты завалили федеральный суд в Нью-Джерси апелляционными жалобами. Цель жалоб, а равно и кампании в прессе, заключалась вовсе не в том, чтобы вызволить из тюрем потерпевших «возвещателей», а в том, чтобы изобразить продажу литературы по домам одним из способов религиозной пропаганды, «потерпевших» же представить мучениками за веру. Федеральный суд Нью-Джерси апелляции отклонил, на что, собственно, и рассчитывали юристы корпорации. Иеговистские руководители подняли шумиху о нетерпимости органов власти, которые будто бы преследуют свидетелей Иеговы за религиозные убеждения.

    Хорошо знакомый с бруклинскими махинациями, В. Шнелл особо подчеркивает, что «Общество» преднамеренно не использовало на прежних судебных процессах конституционные возможности. «Мы, конечно, точно знали,- рассказывает В. Шнелл,- что согласно дополнительным статьям конституции США мы имели право распространять наши книги и брошюры. Но пока к этому праву не было смысла прибегать, поскольку применяемые нами методы давали определенный эффект... Среди публики стал быстро возрастать интерес к нашему обществу. Вновь увеличился спрос на литературу, появились новые сотни тысяч подписчиков на журнал «Башня стражи». Многие из них и не думали вступать в «Общество свидетелей Иеговы», а поступали так из желания выразить таким способом солидарность с нами и поддержать нас материально. Торговые дела Бруклина опять пошли в гору».

    В то время как бруклинские коммерческие дела улучшались, число «возвещателей», оказавшихся в тюрьмах США, быстро возрастало. По данным бруклинского центра, с 1933 по 1936 год в США было арестовано и осуждено в общей сложности 2235 свидетелей Иеговы.

    Этот период характеризуется в официальных бруклинских изданиях как этап самоотверженной и чуть ли не стихийной борьбы. «Общество свидетелей Иеговы» добилось того, что к нему на какое-то время пришла популярность «ревностного защитника и поборника свободы служения богу». Естественно, что в этих изданиях ни слова не было сказано о закулисной стороне дела.

    И все же в религиозных кругах США того времени возникали сомнения относительно бескорыстия иего-вистской «защиты свободного служения богу». Поэтому руководители «Общества свидетелей Иеговы» продолжали обработку общественного мнения. В многочисленных статьях обыгрывалось утверждение, что «Общество» занимается чисто проповеднической деятельностью с той лишь особенностью, что религиозная пропаганда проводится свидетелями Иеговы с помощью печатного, а не устного слова, за что власти преследуют их. Психологический расчет оказался верным. Подозрения в нечестных махинациях «Общества свидетелей Иеговы» забывались, а впечатление, что иеговистов преследуют за веру, росло.

    Аппетит приходит во время еды. Через некоторое время бруклинский центр выступил с заявлением, что католическая и другие христианские церкви за деньги, которые собирают с верующих, предлагают им выеденное яйцо, тогда как «Башня стражи» якобы по-настоящему удовлетворяет духовные запросы верующих. Такое выступление вызвало бурю негодования среди прихожан католических и протестантских церквей, и в ряде мест во время массовых протестов «возвещателям царства» основательно досталось.

    Юридическая служба «Общества свидетелей Иеговы» молча фиксировала все подобные эксцессы, и, когда общественная атмосфера накалилась до такой степени, что возникла опасность потерять контроль за ходом событий, бруклинский центр начал действовать.

    В 1938 году в Верховный суд США от «Общества» поступила апелляция на приговор федерального суда штата Джорджия по делу одного из потерпевших «возвещателей». К апелляции указывалось, что свидетели Иеговы в подавляющем большинстве являются людьми без средств и ввиду этого не могут помещать в газетах дорогостоящие объявления о своих собраниях. Для пропаганды своего вероучения, для того чтобы «нести людям вести о евангельских истинах», они вынуждены пользоваться брошюрами, листовками. Авторы апелляции сослались на исторический прецедент в истории США, когда те или иные политические деятели использовали листовки для успеха своего дела. Верховный суд, как этого и ожидали бруклинцы, вынес определение, что иеговистская литература относится к печатной продукции, продажа которой гарантирована конституцией и не может быть запрещена местными властями.

    Бруклинская организация торжествовала: победила ее тактика. Скоро вышли из тюрем на свободу распространители литературы, жизненные интересы которых бруклинцы принесли в жертву материальной выгоде.

    Чем более укреплялись диктаторские полномочия правящей иеговистской верхушки, тем более возрастали ее денежные прибыли. Все тяготы, связанные с ростом денежных доходов, были переложены на плечи рядовых членов «Общества». О том, как это делалось и делается, подробно рассказал в своей книге «Я был свидетелем Иеговы» Гюнтер Папе. «Кнорр посредством эксплуатации своих последователей,- писал он,- организовал почти с полным отсутствием какого-либо риска сбыт печатной продукции. Каждый из свидетелей Иеговы в капиталистических странах должен был продать в месяц определенное число экземпляров изданий «Общества Башни стражи». Это считается его прямой религиозной обязанностью, которую он должен рассматривать как служение Иегове, поскольку речь идет о проповеди печатным словом. Получив от местной общины литературу, «возвещатель» должен тут же оплатить ее по 20 пфеннигов за экземпляр (в данном случае речь идет о журнале «Башня стражи»). Сумеет ли он продать и выручить уплаченную сумму - это его дело. Доходы же «Общества» за проданную таким образом литературу, по сути дела, уже обеспечены».

    Г. Папе называет вещи своими именами, напоминая, что Кнорр, как и его предшественники, избран президентом пожизненно, поэтому для него процветание организации свидетелей Иеговы является также вопросом личного материального благополучия. А источник благополучия - бруклинская литература, заранее оплаченная последователями иеговистского бога.

    Распространяя «благую весть о царстве божьем на земле», бруклинцы нередко начинают действовать так, словно они работают по найму в частной страховой компании.

    Об этом весьма красноречиво говорят объявления, которые время от времени можно встретить в журнале «Башня стражи»:

    «Стоит ли ваша жизнь один доллар? Желали бы вы истратить один доллар, чтобы спасти свою жизнь?.. Ваш доллар может дать вам надежду на вечную жизнь в новом мире бога Иеговы. За один только доллар вы можете подписаться на один год на ежемесячный журнал «Башня стражи»-наиболее распространенное периодическое библейское издание. Постоянное пользование этой несравненной библейской помощью вольет в вас новую жизнь. Шлите подписку на журнал сегодня же».

    Подобные объявления, столь характерные для нравов современного американского общества, где жизнь человека цинично оценивается на доллары и на доллары же «приобретается» право на «вечную жизнь», никого не могут удивить. И все же верующим не мешало бы подумать о том, кому они вверили свои религиозные помыслы и чувства.

    В то время как жизненный уровень американского народа все более снижается из-за возрастающих налогов в связи с продолжающейся войной во Вьетнаме, прибыли «Общества свидетелей Иеговы» от продажи литературы все увеличиваются. В 1966 году, по данным «Ежегодника свидетелей Иеговы», они составили сумму 4 104856 долларов!

    Любопытны комментарии, приведенные в «Ежегоднике» по этому поводу: «Нам бы хотелось умножить число молодых свидетелей Иеговы... Будем давать им духовную пищу и защиту нашей организации. Вступая в новый, 1967 календарный год, мы должны совместно правильно оценить неотложные нужды нашего времени и работать для распространения проповеди о царстве божьем».

    В этих комментариях слышится старый настрой бруклинской корпорации на расширение идеологической диверсии с упором на вовлечение в организацию как можно больше молодежи. В этом отношении бруклинцы выступают на одной волне с поджигателями войны, империалистами, делающими в идеологической диверсии особую ставку на молодежь.


    На примерах вечери господней, крещения, иконоборчества и других культовых проявлений видно, что иеговистское вероучение приспособлено не только для отправления религиозных потребностей, но и для пропаганды антиобщественных идей и взглядов.

    Другой характерной особенностью иеговистского культа является непосредственная направленность каждого обряда, обычая на развитие максимальной активности верующих в сфере практической деятельности. В силу этой направленности даже распространение и продажа литературы в коммерческих целях превращаются в культовую обязанность.

    Весь культ освящен теократическим духом исключительности и превосходства «иеговистского народа» над всем окружающим «сатанинским» миром, воинственно-непримиримое отношение к которому фактически стало каноном.

    В тесном взаимодействии с этим каноном находится объявленный «Обществом свидетелей Иеговы» «нейтралитет» в делах политических.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх