Загрузка...



Глава 26.Расплата

Иисус Навин абсолютно не слышал, о чём говорил Моисей. Глядя ему в глаза и делая вид, что он внимательно слушает, думал совсем о другом. Сегодня, проезжая по лагерю, Навин поймал на себе взгляд одного уже пожилого мужчины и этот взгляд не давал ему покоя. Он был уверен, что видел этого человека раньше, но никак не мог вспомнить — где. Вроде бы ничего необычного, он ловил на себе сотни взглядов только за один день, но этот взгляд был особенным и какое-то шестое чувство подсказывало Навину, что здесь что-то не так, здесь что-то очень важное, и он никак не мог отделаться от этого чувства.

— Делай что, хочешь, Навин, но ты должен иметь нескольких своих людей в службе безопасности Фараона, — приказал ему Моисей. — Мы должны знать все его планы относительно его военных приготовлений и ты не жалей денег на подкуп.

Как только Навин услышал произнесённые Моисеем слова служба безопасности, то мгновенно вспомнил этот взгляд и кому он принадлежит. Конечно же! Это бывший глава фараоновской службы безопасности Охос. Резко поднявшись, Навин направился к выходу и, отвечая на удивлённый взгляд Моисея, бросил:

— Я всё сделаю, как ты приказываешь, будь спокоен, Моисей, а сейчас мне надо срочно проверить один отряд. Там что-то не так и я хочу разобраться в этом лично.

— Хорошо, ступай, — пожал плечами Моисей, — только не забудь, что завтра в полдень я жду тебя на горе Нево (1). Я хочу обсудить с тобой план вторжения и перехода через Иордан.

— Не может быть, чтобы я ошибся, — думал Иисус Навин, выходя от Моисея, — ещё не было случая, чтобы память подводила меня. Но как тогда объяснить это? Ходили слухи, что Фараон казнил Охоса за смерть сына. Да и лицо, заросшее волосами, будто не его.

1. Нево — вершина горы Фасги, в двадцати км. к востоку от северного конца Мёртвого моря. Место смерти Моисея. Библия. Чис.33:47

но взгляд… Нет, это он, это его глаза!

Иисус молча сел на коня и медленно поехал по направлению к шатру, где, как ему уже доложили, жил этот человек.

— Чем я рискую? — думал он, — не справлюсь? Справлюсь! Об этом и не может быть и речи! Примут ли меня, как его? А куда им деваться, меня боятся не меньше, если не больше(1). Да и опасно стало с ним работать: того гляди, отдаст под суд как врага народа. Видимо, пришло время, и сам бог послал мне помощника.

Услышав шум подъехавших людей, мужик с глазами Охоса вышел из шатра, и хмуро посмотрел на Иисуса Навина, как бы ожидая неприятностей от этого визита.

— Как тебя зовут, — спросил его Навин и, услышав в ответ Хамат, кивнул головой. Мол, Хамат, так Хамат.

— Значит так, Хамат, — твёрдо сказал Иисус, — садись на коня, — тут он кивком подал команду одному охраннику освободить лошадь, — и поехали ко мне. Нам надо поговорить.

Старик закусил губу и, не поворачивая головы, стал осматриваться.

— Ну-ну, без глупостей, Хамат, не привлекай к себе внимание, — добавил Навин, увидев, как тот начал принимать оборонительную позу.

Видимо, подумав и решившись, Хамат легко для его возраста вскочил на лошадь и, делая вид, что ему абсолютно всё равно, куда ехать, двинулся за Иисусом Навином.

Чтобы у Хамата не возникло соблазна сбежать, охрана Иисуса взяла его в кольцо, удивляясь про себя, что же Иисусу могло понадобиться от этого невзрачного человека.

В своём роскошном шатре Навин, удалив всех, предложил Хамату отведать вина, но тот отказался.

— Откуда ты родом и что делаешь здесь, — спросил его Иисус.

— Я живу милостью богов, — начал заученно Хамат. — У меня нет семьи, и я странствую по свету. Однажды я крупно задолжал одному человеку и теперь ищу его, чтобы отплатить долг.

— Уж не я ли тот человек, которого ты ищешь? — хитро поглядывая на него, спросил Навин, на что Хамат отрицательно покачал головой.

— А я знаю, кого ты разыскиваешь… Его зовут Моисей, не правда ли?

1. Библия. ИсН.4:14 238

Хамат молчал.

— А ещё я знаю твоё настоящее имя. Зовут тебя Охос. Только не пытайся что-то сделать, — быстро добавил Навин, увидев, как Хамат напрягся, сжался в комок, словно готовясь к прыжку, — а слушай меня внимательно. Тут голос Навина опустился до шепота.

— Завтра, в полдень, мы с Моисеем договорились встретиться на горе Нево. Я чуть-чуть опоздаю, так что у тебя будет время отдать твой должок. Только имей в виду, Охос, охрана проверит вершину перед тем, как туда ступит нога Моисея. Ну, и последнее… знай, живым ты оттуда не уйдёшь, я вынужден буду убить тебя. Понял?

Охос, а это действительно был он, изумлённо смотрел на Иисуса Навина. Тот, кого он больше всех опасался, вдруг стал его союзником.

— Почему ты идёшь на это? — тихо спросил он Иисуса.

Навин хотел придумать для Охоса что-нибудь поневероятней, но потом передумал и сказал, как было на самом деле.

— Он мне больше не нужен. Да и опасен стал, — добавил он, — наш пророк, словно с ума окончательно сошёл. Озверел до такой степени, что даже мне страшно видеть его обезумевшие глаза.

Помолчав немного, Навин вспомнил прошлое, связанное с Египтом и вдруг весело произнёс: — А ведь раньше у меня другое имя было. Это сейчас я — Иисус Навин, а в Египте меня звали просто Гошей.

— Так это ты стрелял в Главного жреца? — удивился Охос.

— Было дело, — довольный тем, что Охос помнит его прошлые заслуги, произнёс Навин.

…Первый раз с начала его охоты на Моисея, у Охоса появился реальный шанс выполнить задуманное и смыть пятно со своей совести. Уж очень осторожен был Моисей. Это была удача. Завтра он тоже умрёт, но это не волновало его. Его жизнь всегда принадлежала и принадлежит Египту и вне этой сферы она не представляет никакой ценности для Охоса.

Вечером он взошёл на гору Нево. Оглядевшись по сторонам, он обнаружил, что спрятаться, здесь было абсолютно негде. Ни кустика, ни расщелинки. Охрана сразу заметит его и тогда все дни ожидания напрасны. Нервно ходя кругами по голой чертовой вершине, Охос осматривал её пядь за пядью и, наконец, его внимание привлекло маленькое углубление, в котором с трудом мог бы поместиться подросток. Опустившись на колени, Охос начал ощупывать ложбинку. К его радости она была заполнена мелкими камнями, и он принялся выгребать их наружу. Через пару часов тяжёлого труда Охос расширил углубление, ставшее достаточным, чтобы вместить взрослого человека его комплекции.

Наутро Охос поднялся на вершину Нево с чудом уцелевшим сыном Дафана Елишей. Все его родные были убиты Моисеем, и Охос взял мальчика под своё крыло.

На все вопросы Елиши Охос только отмахивался, внимательно следя за тем, что делается у подножия горы. Когда внизу показались всадники, Охос снял с пальца перстень и подал Елише.

— Ты уже большой, — начал Охос, — и должен меня понять. Я собираюсь убить здесь Моисея. Ты ненавидишь его за смерть своих родных и я, мой мальчик, ненавижу его не меньше. Он должен умереть, и он умрёт. А ты должен пробраться в Египет и передать этот перстень Хоруму. Он — начальник безопасности Фараона. Прощай, сынок, я надеюсь, что из тебя вырастет достойный мужчина.

— Я останусь с тобой, — твёрдо сказал Елиша, — и я помогу тебе. Вдруг тебе не удастся убить этого зверя? Тогда я вцеплюсь зубами в его глотку, и пусть меня убьют, но я не разожму челюстей.

— Нет, Елиша, ты ещё слишком молод и ты должен жить. Что касается помощи, то да твоя помощь нужна, — ответил Охос, подойдя к вырытой им вечером яме. Засыпь меня камнями так, чтобы никто не заметил, что здесь кто-то прячется, а потом спеши убраться отсюда. А за кару палачу не беспокойся, сынок, сегодня ему уже не уйти.

С утра у Моисея было прекрасное настроение. Ещё несколько дней — и они перейдут Иордан. Его мечта постепенно приобретает реальные очертания. Никто, даже Иисус Навин не знает, что он задумал, в самом деле. Все эти разговоры о ханаанских землях, где текут молоко и мёд, только прикрытие его настоящего замысла. Они прошли пустыню, и грабежами и убийствами мирных жителей он обучил свою армию быть жестокой. Теперь он даст ей возможность пограбить эти земли, он даст ей возможность жить легко и беспечно. Если у кого и выступит пот, то не от работы за плугом, а от рукоятки меча. Ну, а потом он бросит её на Египет. Я разобью хвалёную фараоновскую армию, и трон будет мой. Вот конечная цель!

Собираясь на встречу с Иисусом Навином, Моисей стал обдумывать кандидатуру на его место. Слов нет, Навин хороший полководец, но слишком умный. Навин уже сейчас начал показывать мне зубки, а что будет потом?

— Так вот этого потом не должно быть, — подумал Моисей, — в ближайшем бою *шальная стрела* обязательно сразит бравого полководца. Ну, а кто займёт его место, решу потом, желающих достаточно.

Поднявшись на вершину и дождавшись, пока охрана, проверив всё, удалилась, он задумался, поджидая Навина. Тот опаздывал, но Моисея это не волновало. Он любовался открывшимся великолепным видом на Ханаанскую землю. Скоро эти земли будут его, потом — Египет, ну, а потом он может бросить свою армию дальше. Может быть, он станет владыкой мира. Почему нет?

Сзади послышался звук шагов.

— Ты, почему опоздал? — недовольно проговорил Моисей, не оборачиваясь, — где ты болтался?

— Я, действительно, опоздал, когда ты, собака, убил Рама, и мне пришлось долго скитаться, чтобы найти тебя, — услышал вдруг Моисей знакомый до ужаса голос Охоса. Он резко повернулся и с расширенными от ужаса глазами уставился на с трудом узнаваемого начальника безопасности Египта. В руках Охос держал меч.

— Приглядись внимательно, Моисей, — продолжил он, — узнаёшь ли ты меня?

Моисей не мог ничего говорить, он только кивнул головой.

— Я пришёл, чтобы покарать тебя за смерь сына Фараона, за разбой, учинённый тобой в Египте и за всю кровь, пролитую тобой. Я нахожу тебя виновным и именем Фараона по египетским законам приговариваю тебя к смерти. Молись, Моисей!!

Первое, что пришло на ум Моисея, была идея сослаться на Бога. Он упал на колени и дрожащим от ужаса голосом проговорил:

— Знай, Охос, Господь послал меня делать дела сии, а не по своему произволу делал я всё. Голос мне был свыше, и я обязан был подчиниться.(1)

Очень хорошо зная Охоса, Моисей сразу сообразил, что его невозможно подкупить, поэтому Моисей и решил начать этот божественный бред, чтобы как-то выиграть несколько минут. Пока он будет дурачить Охоса, подойдёт опаздывающий Навин, и тогда появиться шанс остаться в живых.

Но Охос прервал его.

— Знаю я твоего Бога. У твоего бога, Моисей, несколько имён: подлость, мерзость и дикая жестокость. Удивительно только, как природа смогла вложить в одного человека столько злобы и ненависти.

С этими словами Охос занёс меч над головой Моисея, но он не успел пустить его в ход. Видимо от мысли, что он сейчас умрёт и никогда не станет фараоном, Моисею стало плохо. Он схватился за грудь и, как рыба, выброшенная на берег, стал хватать воздух широко раскрытым ртом. Взгляд его помутнел, замер, и он повалился на землю.

Подождав немного, Охос перевернул Моисея лицом вверх и пощупал пульс. Моисей был мёртв.

— Опять опоздал, — с досадой вздохнул Охос, — вот прохвост, и тут умудрился избежать возмездия…Но пусть он умер не от меча, а от страха за свою жалкую жизнь, правосудие, наконец-то, свершилось.

— Теперь и мне пора снять пятно со своей совести, — подумал Охос. Он направил меч в свою грудь и, падая на него, воскликнул:

— Встречай меня, Рам!

1. Библия. Чис.16:28

Хоруму доложили, что какой-то мальчишка упорно просит принять его, утверждая, что у него важное дело к начальнику безопасности Фараона. Стража пыталась отогнать упрямца, но он не уходил.

— Хорошо, приведите, — бросил Хорум охраннику, продолжая читать донесения. Через несколько минут к нему привели исхудавшего мальчишку. Он сильно истощал и выглядел, как путник, проделавший длинный путь.

— Мне надо поговорить с Хорумом, — шмыгнув носом, проговорил мальчик и нетерпеливо уставился на него. Хорум встал из-за стола и подошёл к нему.

— Я и есть Хорум, а ты-то кто?

— Меня зовут Елиша и я должен передать вам вот это, — с этими словами мальчик порылся в складках изорванной одежды и, зажав что-то в кулаке, протянул руку Хоруму. Когда он разжал пальцы, Хорум увидел на его ладони перстень. Это был перстень Охоса!

Взяв перстень, Хорум заспешил к Фараону.

— Покормите мальчугана, — приказал он, — пусть он отдыхает в моём кабинете.

Войдя к Фараону, Хорум застал его за столом, разбиравшим какой-то чертёж. Молча, подойдя к ожидавшему Фараону, Хорум положил на стол перстень Охоса. Высоко подпрыгнувшие брови Фараона выдали его волнение, он явно узнал перстень.

— Что это значит? — взволновано спросил Фараон.

— Я ещё не знаю всего, — ответил Хорум, — но в одном я уверен: даже мёртвый Охос выполнил свой долг и твой заклятый враг Моисей мёртв.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх