Загрузка...



Глава 20.Сыновья Аарона

— Надо поговорить с сыновьями, — подумал Аарон.

Он чувствовал, что с ними твориться что-то неладное и те дружеские отношения, что были между ним и детьми растаяли словно дым. В шатре сыновей он застал только Надава и Авиуда. День только начался, а они уже были пьяны. Пьяны до такой степени, что не могли говорить. Видимо пропьянствовав всю ночь они успели хорошо опохмелится. Аарон с досады плюнул и, понимая, что говорить сними в таком состоянии бесполезно, пошёл к Моисею. Весь день, занимаясь делами, Аарон обдумывал предстоящий разговор с детьми и когда вечером он опять направился к ним в шатёр, он уже знал, как направить их на путь истины, хотя если честно, то Аарон сам не знал где искать эту истину. Особенно после того дня.

Прошло уже достаточно времени и внешне казалось, что всё улеглось, но когда Аарон смотрел на руки, то ему казалось, что они до сих пор в крови. Аарону не хотелось вспоминать об этом и он всегда, когда на него наваливались эти воспоминания старался переключить мысли на другое, но страшные воспоминания нет нет, да и всплывали в его голове, и Аарон хмуря брови недовольно чертыхался.

Вот и сейчас, он вспомнил, как отлично начался тот день и как страшно закончился.

Моисей, ударившись в составление законов, покинул лагерь, и обосновал свой шатёр на горе Муза и вот уже сорок дней пропадал там(1). Не желая, чтобы ему мешали, он под страхом смерти запретил всем беспокоить его и даже охрану разместил у подножия горы. Что он там делал все эти дни, Аарон не знал, может, действительно законы писал, а может ещё что, ну а в лагере народ решил отмечать праздник священного быка Аписа. После удивительного перехода по дну Красного моря, вера

1. Библия. Исх.24:18

евреев в Бога Иегову возросла неимоверно, но люди, живя в Египте много лет, впитали культуру египетских богов и не желали их забывать.

Как бы там не было, но египтяне и евреи, чтили бога-покровителя быка Аписа, как символ стабильности жизни, и ежегодное празднование в честь его, выливалось в один из наиболее весёлых праздников, в ходе которого люди просили быка Аписа бать им стабильную, а главное сытую жизнь.

За несколько дней до праздника люди изготовили изображение молодого бычка Аписа и, установив его на построенный помост, попросили Аарона освятить идола(1).

— Лучше бы я этого не делал, — подумал Аарон, — может быть, всё бы и обошлось.

Сразу после освящения начался праздник. Люди измученные тяжёлой походной жизнью, на время забыли о ранах, болезнях, голоде и словно окунулись в свою прежнюю жизнь. Повсюду слышались песни, начались танцы, весёлые шутки(2).

Праздник был в разгаре, когда в лагере появился Моисей.

— Словно чёрт принёс его именно в этот день в лагерь, — подумал Аарон, — и не мог он задержаться на горе ещё денёк.

Первым делом Моисей накинулся на Аарона.

— Как ты идиот посмел освятить тельца, — кричал он, — или ты не понимаешь, что мы должны всеми способами выбивать из сознания людей любых богов кроме нашего еврейского бога Иегову. Сегодня они празднуют Аписа, а завтра они захотят вернуться в Египет. Разве так сложно запомнить, что у народа должен быть один бог и один его пророк Моисей.

— Люди, — кричал Моисей, забравшись на помост, — вот законы единственно правильного бога Иеговы, которые он через меня дал вам навеки(3). Я приказываю вам разойтись. Идите и займитесь делом.

Тут то и всё началось. Старый Исаак, взобравшись на помост, обратился к народу,

1. Библия, Исх.32:5,6

2. Библия. Исх.32:18

3. Библия. Исх32:15,16

который явно не хотел прекращать праздника.

— Люди, — крикнул Исаак, — разве мы не свободны в своём выборе? Разве мы не имеем права верить и почитать тех богов, которые нам по душе? Почему кто-то должен приказывать нам верить или не верить по своему усмотрению?

Подгулявшая толпа рукоплесканиями встретила речь старого Исаака, а Моисей, видя, что его не хотят даже слушать, вдруг столкнул бычка Аписа с помоста.

— Убирайтесь отсюда бестолковый народ, — с угрозой в голосе закричал он.

Не дав ему продолжить, Исаак в свою очередь так толкнул Моисея, что тот полетел за быком Аписа вслед. Его каменные скрижали, на которых Моисей написал законы, выпали из рук и разбились(1).

Аарон кинулся поднимать Моисея, но во вспыхнувшей потасовке досталось и ему и Моисею и его телохранителям.

Моисей был в ярости.

— Меня, — кричал он, когда его вытащили из толпы, — помазанника самого Бога, меня, спасшего всех от гибели, меня, умнейшего человека современности, побили простые мужики? Иисус Навин, где ты?

Лицо его было перекошено злобой.

— Где твои лоботрясы? Живо собери мне пару сотен.

Иисус Навин не тал рассуждать. Он никогда не видел Моисея в такой ярости и быстро исчез, выполняя приказ.

Аарон, видя, что дело может кончиться плохо, стал успокаивать Моисея.

— Не горячись Моисей, — начал он, — каждый человек имеет право

1. Библия. Исх.32:19

От автора. Скрижали — каменные плитки, на которых по библии, Бог написал десять основных законов для евреев. Согласно библии Моисей разбил их на кусочки собственноручно. Непонятно как он мог поступить так с божьими письменами. Но не в этом суть дела. В 1902 был найден высеченный на камне *Кодекс Хаммурапи*, царя Вавилона жившего 2000 лет до н. э. Этот камень вы можете увидеть в Луврском музее. В этом кодексе содержатся законы, которые *вдруг*, через много лет ложатся в основу *закона Моисея*. На лицо очередной плагиат великого пророка Моисея.

выбирать себе бога.

Моисей оборвал его.

— Дурак ты Аарон, — заорал он, — дурак потому, что не понимаешь, что дело не в Боге, а во власти. Эта толпа должна верить в того Бога, на которого укажем им мы и если сейчас мы не покажем народу кто здесь хозяин, то завтра нам не только бока намнут, но и вышвырнут отсюда к чёртовой матери. Я не позволю им выбирать себе бога, и сейчас они убедятся, кто здесь бог, а тебе, если не поддержишь сейчас меня, я снесу голову не задумываясь, что ты мой брат.

Не прошло и десяти минут, как вокруг Моисея образовалась толпа вооружённых людей собранная Иисусом Навином, а вокруг помоста, образовалась толпа не вооружённый сторонников продолжения праздника.

Всё шло к тому, что сейчас возникнет обыкновенная деревенская драка, которые не раз видел в своей жизни Аарон и которыми обычно заканчивались деревенские праздники. Обычно сценарий таких драк был один: после хорошего возлияния зелёного змия, встречались два соседа и за пьяными разговорами один из которых вдруг с обидой вспоминал, что его собеседник пнул его любимую собаку три года назад. От великой любви к своему псу и от великой обиды за этот поступок на соседа, он с размаху трескал его по харе, а тот в свою очередь влеплял оплеуху в ответ. Подравшись, они разбегались в разные стороны и начинали собирать союзников из числа таких же пьяных друзей и родственников. Через час, на открытом месте, обычно за деревней, гудело два лагеря и шло выяснение справедливых претензий одного соседа к другому. В ходе этого выяснения, всплывали старые обиды других участников и, попрекав друг друга, стороны переходили к драке, в которой участвовало обычно всё мужское население деревни. Пьяные мужики дрались, отчаянно разбивая носы, друг другу и в конце драки всегда непонятно было, кто же победил. Наутро, протрезвев, участники драки стыдливо смотрели друг на друга, улыбались, вспоминая вчерашние подвиги, и клялись, что больше такого не случиться. — Прости сосед, — говорили они, — бес попутал. Ударяли по рукам и продолжали дружить. Но на следующий великий праздник всё повторялось опять. Корнем всех этих драк была, конечно, пьяная удаль и никаких целей противоборствующие стороны не ставили. Это было своего рода жестокое развлечение для тихой деревенской жизни, и люди горячо сожалели о разбитых носах противников на следующее утро.

— Кто за Бога Иегову, — закричал Моисей, — ко мне!(1)

Не медля ни секунды, он уверенной походкой направился к помосту. Там, засучив рукава, их ждали сторонники Исаака, предвкушая кулачный бой. Два сына Исаака оттеснив отца, встали перед подошедшим Моисеем.

— Ты что это Моисей отца моего обижаешь, — начал старший. — Если тебе не по нраву наши обычаи и наши праздники, то никто не мешает тебе праздновать свои, а поднимать руку на святого Аписа и на моего отца я тебе не позволю.

Так обычно и начинались деревенские кулачные бои, и претензии одной стороны были высказаны. Теперь по сценарию сторонники Моисея должны были высказать свои претензии, но вместо этого, Моисей выхватил меч и рубанул старшего сына Исаака сверху вниз. Толпа ахнула, не веря своим глазам, а Аарон, зажмурившись, рубанул второго сына Исаака.

1. От автора. Это одно из самых поразительных мест в библии и мне хочется привести его дословно вашему вниманию. Библия. Исх.32:26,27

32:26.И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто за Иегову, ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины.

32:27.Он сказал им: так ГОВОРИТ Иегова, Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро своё, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и УБИВАЙТЕ КАЖДЫЙ БРАТА СВОЕГО, КАЖДЫЙ ДРУГА СВОЕГО, КАЖДЫЙ БЛИЖНЕГО СВОЕГО.

Вот она правда о Боге! Убивать, убивать и убивать. Не согласен — убить, сделал что-то не так — убить, сказал не то — убить. Наглядная формула захвата власти:

1. Насаждение веры в Бога (идею).

2. Появление пророка.

3. Идеологическое (религиозное) оболванивание народа.

4. Захват власти.

Хотите захватить власть? Используйте формулу библии.

Мне кажется, что в последующим, многие выродки рода человеческого, делали свои грязные дела, используя именно эту формулу библии. Им, библия и Моисей наглядно показали пример, как надо захватывать власть и бороться с инакомыслием. Отцы святой церкви посылали крестовые походы, приказывая убивать всех, кто не верит в *правильного Бога*, Сталин приказывал убивать тех, кто не верил в*коммунистического Бога*, исламские лидеры приказывали убивать *неверных*… Моисей, Мухаммад, Святая инквизиция, Гитлер, Сталин — кто будет следующий пророк?!

В своей книге я не стал описывать следующее, поразившее меня событие, когда народ, измученный голодом стал жаловаться на своё бедствие. Библия. Чис.11:1 и далее. Как бог решил эту проблему? А просто! Он истребил огнём часть лагеря. Но это не помогло, и когда народ опять попросил мяса, то он *сжалился* и послал им огромную стаю перепелов. Почему сжалился в кавычках? Да потому, что стоило народу съесть перепелов, как Бог поразил их болезнью. И многие умерли. Бог назвал их желание поесть — прихотью! Представьте себе отца, у которого ребёнок просит покушать и вот отец, готовя ему, кусок мяса подсыпает туда яд, что бы навсегда отбить у ребёнка его прихоть — покушать.

Началось побоище. Безоружные люди метались по лагерю, стараясь скрыться от осатаневших от крови палачей Моисея. Но всё было тщетно, те настигали их и рубили, рубили и рубили. Через пару часов лагерь опустел, все в ужасе забились в свои шатры, но молодчики Моисея ходили по лагерю, вытаскивали всех кто им не нравился из шатров, и хладнокровно убивали. К концу дня тысячи(1) порубленных человеческих тел лежали везде, куда ни кинь взгляд, а над ними рыдали родственники. Раненых не было, их просто добивали.

Аарон опять чертыхнулся, вспомнив, как он словно сумасшедший орудовал мечом и, отогнав это страшное воспоминание вошёл в шатёр к сыновьям. Он застал их за столом. Надав и Авиуд собирались опохмеляться и Аарон придя в ярость от их помятых лиц, смахнул со стола наполненные вином кружки.

— Вы что совсем обнаглели, — закричал он, — последние недели вы только и знаете что пьёте. Скоро вы в животных превратитесь. Человек должен трудиться, а вы? Чем вы зарабатываете себе на жизнь?

Авиуд крякнув, стал подбирать кружки с пола, а Надав, хмуро посмотрел на отца и, опустив глаза вниз, тихо произнёс: — Когда я был маленький, то любил наблюдать, как ты трудишься. Я любил смотреть, как ты идёшь за сохой по полю, а твоя мокрая от пота рубашка прилипает к твоей огромной, как мне тогда казалось спине. Я мечтал, что когда вырасту, я так же буду пахать землю, и моя рубашка так же будет прилипать к моей спине.

Тут он замолчал, а Авиуд подняв кружки, стал наливать в них вино. При этом, он с опаской косился на отца и стал с таким расчётом, что бы тот не смог опять смахнуть их на пол.

— Тебе наливать? — спросил он отца, а Аарон, поражённый словами Надава, не знал, что и сказать.

— Наливай, — приказал он и одним махом выпил вино.

Помолчав, он тихо спросил: — Что же вы братцы совсем расклеились. Моисей поставил наш род священниками для всего народа(2). Вы слышите меня, для всего еврейского народа. На нас легла огромная ответственность в наставлении нашего народа, в проповедовании законов божьих и наших идей, а вы словно с ума сошли. Что же вы творите, дорогие мои?

1. Библия. Исх.32:28

2. Библия. Исх.28:1

Аарон замолчал, предоставляя сыновьям время, чтобы ответить на его вопрос.

— Правильно отец, — произнёс Елеазар, входя в палатку, — всыпь им хорошенько, а то совсем от рук отбились.

— Заткнись урод, — рявкнул на него Авиуд, а Надав уже смело, глядя в глаза Аарона, сказал, — проповедовать в моём понимании — не значит обманывать.

— Что? — не понял Аарон.

— Ты и Моисей, — продолжил Надав, — что говорили и обещали людям в Египте? Сладкую жизнь, не так ли? Молочные реки? А что мы имеем? Люди стонут от голода, болезней, от вашей тирании и мрут как мухи в этой проклятой пустыне. Вы обещали свободу от власти Фараона и построение справедливого общества. А что мы имеем в действительности? Да Фараон не притеснял наш народ так, как это делает Моисей. Вспомни, как вы порубили тысячи за одно только желание народа поклониться богу Апису. Разве о такой свободе мы мечтали? И это только начало, подожди немного и ты сам вздрогнешь от вашего с Моисеем вероломства.

— Ты знаешь, что будет дальше? — вздохнув, спросил он у Аарона и, не дожидаясь ответа, сказал, — гражданская война, вот что. Моисей будет казнить каждого, кто осмелится сказать слово против его безумных планов. Как же ты не поймёшь, что он рвётся к власти и в своём стремлении не пожалеет ни меня, ни тебя, никого другого. Мне жаль отец, что я поддался всей этой гнусной лжи и покинул Египет, но особенно мне жаль тебя.

— Да ты видимо наслушался речей дяди Корея(1), — усмехнувшись, проговорил Елеазар, — этот идиот тоже призывает народ вернуться в Египет. Подождите маленько, мы ему рога поотбиваем, чтобы воду не мутил.

С этими словами Елеазар налил себе вина и, выпив, продолжил.

— А мне представь Надав, абсолютно ничего не жаль из моего прошлого и ты ничего не соображаешь в жизни, если думаешь, что пахать землю лучше, чем командовать людьми. Там ты хлещешь двух волов тянущих соху, а здесь ты можешь хлестать всех кто под тобой. И вся твоя дурость от жалости. Ты всегда был у нас жалостливым. Тебе жалко народ, тебе больно видеть его

1. Корей — библейская личность, двоюродный брат Моисея и Аарона.

страдания. Ой, ой, ой какая жалость. А вот Моисей говорит обратное, чем твёрже мы будем управлять этим стадом, тем больше они будут слушаться.

Авиуд, коротко размахнувшись, ударил Елеазара в челюсть, от чего тот, как подкошенный свалился на пол. Аарон кинулся к Авиуду по виду, которого было видно, что он на одном ударе не остановиться, а Елеазар поднялся и, пятясь к выходу, процедил сквозь зубы: — Ну, мы ещё посчитаемся братишка.

— Иди иди к своему Моисею, — сказал Надав, а Аарон, расстроенный дракой сыновей, не знал, что предпринять и только держал Аиуда.

Если честно, то Аарону и самому не нравилось поведение Моисея в последних событиях, но если ещё честнее, то он чувствовал, что все разъедающая зараза власти начала захватывать и его душу. Если первое время после бегства из Египта он каждый день вспоминал прошлую жизнь, свою землю, своих волов и ему до боли в сердце хотелось вернуться к прежней жизни, то теперь это куда-то ушло, и он больше не думал об этом. Аарона всё больше захватывала работа по управлению народом, а то почтение и страх, с которым люди относились к нему начали мёдом ложиться на сердце.

А может быть прав Моисей, говоря, что народ в своей массе глуп и не понимает что хорошо для него, а что плохо и что только они, богом избранные лидеры, могут обеспечить его счастье и процветание. Пусть это счастье наступит не сейчас, пусть многие не доживут до того светлого дня, но без жертв невозможно построить будущее.

А может прав его брат Корей, обвиняя его Аарона и Моисея в узурпаторстве и тирании(1). Может быть, он прав, утверждая, что на костях тысяч и тысяч людей невозможно построить счастливое будущее и что Моисеевский план захвата плодородных чужих земель если и удастся, то только ценой огромных жертв и то без всякой гарантии, что в будущем их не вышвырнут от туда местные аборигены. Может быть прав Корей, утверждая, что только родная земля, на которой жили и умирали их предки, может обеспечить ту силу в их народе, которую не сможет победить ни один

1. Библия. Чис.16:3

захватчик и это сила и глубокие корни любви к Родине всегда помогут народу пережить самые тяжёлые времена в его истории.

Может быть и так, но сейчас как поступить? Идти назад в Египет? Корей не убивал и его Фараон простит, а меня?

— Эх, жизнь, — вздохнул Аарон и набросился на Авиуда, — ты зачем Елеазара ударил, а? Он твой брат и вы обязаны уважать и любить друг друга, а вы как собаки.

— Да мало ты его бил в детстве, вот и приходиться сейчас восполнять, — ответил Авиуд, — зверь какой-то, а не брат. Только и думает, кого убить и где украсть. В кого он такой не пойму?

— Да что тут не понять, — промолвил Надав, — в дядю своего, в Моисея.

— Ну, ладно, хватит вам брата ругать, помогли бы ему определиться в жизни, молодой он ещё, многого не понимает, — оборвал их Аарон, — а с пьянкой прекращайте. Ничего исправить нельзя, жизнь продолжается и надо вам браться за ум.

Аарон встал и не найдя больше что сказать пошел к себе.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх