Загрузка...



Глава 10.Крах революции

Население Египта, на поддержку которого так рассчитывал Аарон, не пошло за ними и та банда Осии, которую он гордо называл армией революции, не олицетворяла собой весь народ, а скорее представляла худшую, авантюристическую часть еврейского населения. Даже его отец отвернулся от него(1).

После того, как Аарон вдохновенно рассказал отцу цели и задачи великой революции, он хмуро посмотрел на него и сказал: — Видимо я мало бил тебя в детстве Аарон, а может быть и много, что выбил тебе мозги, если ты не можешь понять одного. Только безумец может подумать, что жизнь народа напрямую зависит от Фараона, от того добрый он или злой. Только глупец, каким, к сожалению, являешься ты, может поверить, что, помахав мечом можно изменить уклад жизни. Что ж Аарон, вы выбрали свою дорогу, только запомни сынок, поднявший меч уже никогда не сможет вложить его в ножны, ему придётся либо сражаться, либо умереть. В тот день Аарон не понял этих слов отца и только сегодня, когда армия Осии после недельной осады Главного храма так и не смогла его взять, он словно прозрел и ужаснулся, представив себе своё будущее. Конечно, их сомнут. По всему Египту проходит мобилизация и стоит подойти армии Фараона, а, по словам некоторых она уже довольно близка, как их всех перевешают. Меня ладно, заслужил, поверив этому пророку, а вот сыновей жалко. Выходит, они погибнут только потому, что их отец оказался безмозглым идиотом и втянул их в эту авантюру. А может всё — таки они возьмут этот проклятый храм и покончат с этим тираном? Было бы здорово, и тогда у каждого появилась бы надежда на спасение. Но дело в том, что доблестная

1. Амрам, отец Аарона умер в Египте в возрасте 137 лет. Библия. Чис.26:59,Библейский словарь Э.Нюстрема. стр.18

Библия ни одного раза не упоминает имени Амрама за 42 года, что евреи находились в пустыне, да и согласно законам, Аарон не мог занимать должность первосвященника, если бы с ним был его отец.

армия Осии начала разбегаться. Если он понял только сегодня, какой конец ожидает их впереди, то люди поумнее сразу сообразили что к чему. И не только те, кто взялся за оружие, но и те, кто не поддержал Моисея. Всем стало ясно, что грабежами и убийствами египтян, армия Моисея выставила всё еврейское население в глазах Египта, как жестоких мятежников и в случаи победы Фараона пощады не будет никому, ни тем, кто убивал, ни тем, кто был против этого. Попробуй, докажи после всего, что ты не верблюд.

Поэтому каждую ночь по дорогам в сторону Елафа потянулись десятки повозок умных людей убегающих от вполне возможной трагической развязки. Их расчёт был до удивления прост, как сама жизнь, возьмёт верх Моисей, мы всегда сможем вернуться, а если Фараон, так зачем рисковать головами. Особенно те, кто замарал руки в крови, те, кто награбил, покидали ряды армии и бежали при первой возможности. Да и те, кто не принимал участия в мятеже, не выдержали искушения поживиться за счёт соседа египтянина. Они перед самым отъездом врывались в их дома и забирали у несопротивляющихся жертв, всё что хотели(1).

— Может и мне пора позаботиться о том же и отправить семью в Елаф, думал Аарон, — а время покажет, что делать дальше? По крайней мере, выдернуть из этих событий сыновей(2) и особенно сошедшего с ума Элеазара, в которого, как какой-то бес вселился и он за неделю, из нормального человека, превратился в настоящего погромщика, без устали творящего чёрные дела. Да, так и надо поступить и Аарон приказал найти и прислать к нему сыновей. Они, должно быть, штурмуют Главный храм и неровен час, прибьют их там. Приехавший посыльный расстроил все его планы поговорить с сыновьями об отъезде в Елаф: — Моисей хочет тебя видеть, — доложил он.

Всю эту неделю Моисей жил в предвкушении абсолютной власти, которая вот вот свалиться на него. Всё началось, слава Богу, удачно и даже то, что не удалось сразу убить Фараона, не трогало его сильно, Мемфис в его руках, а там и Главный храм падёт не сегодня, так завтра. Но чем дольше затягивалась осада, тем

1. Библия. Исх.12:35,36

2. Сыны Аарона: Надав, Авиуд, Элеазар, Ифамар. Библия. Исх.6:23

беспокойнее становилось у него на душе. Время, столь необходимое для завершения победы у них не было, а то, что было, потрачено зря и армия Фараона с каждой минутой приближает конец этого неумолимого отсчёта. Каждый новый день приносил всё больше беспокойства, пока сегодня Моисей вдруг не понял что проиграл. Проиграл во второй раз в погоне за властью. То, что он принял за революционную ситуацию, оказалась на самом деле локальным недовольством евреев, в отдельно взятом районе Гесема, и массового выступления всего египетского народа не произошло. Казалось что им, замученным голодом египтянам, первыми надо браться за оружие и отвоёвывать право на отобранную много лет назад землю, и право самим распоряжаться своей судьбой(1). Но здесь то и вышла ошибка, и оказалось, что египтяне в лице Фараона видели не только главу государства, но и то, что он олицетворял собой культуру, религию и Родину, а воевать против этого значит воевать против себя самого. Для евреев же, не успевших за 430 лет полностью впитать в себя культурное наследие египетского народа и хранивших своих богов, Фараон был всего на всего простым царем, и стоило этому царю ущемить их интересы, как они, не раздумывая, пошли против него. В итоге, не имея подавляющего большинства населения, евреи и Моисей были заранее обречены на провал. Даже если на минуту представить, что Главный храм взят и Фараон убит, то возникает законный вопрос, сколько он Моисей продержится на троне, день, неделю, месяц? Подойдёт армия Фараона и вcё станет на свои места.

Армия, вот верный инструмент в деле захвата власти! Имея армию не надо ждать эту проклятую революционную ситуацию, не надо ждать благоприятного политического момента, не надо подсыпать яд в вино Фараона. Надо просто двинуть её в ту страну, где ты хочешь быть фараоном и трон у тебя в кармане! А у меня разве армия?! Те отряды, что организовал Осия, даже близко не напоминают её разрушительную мощь. Армия-это дисциплина, это выучка, это готовность в любую минуту выполнить поставленную перед ней задачу — вот что такое армия! А у Осии? Разве можно назвать эту толпу плохо

1. Библия. Быт.47:20

вооружённых повстанцев, не признающих дисциплины и военного порядка, армией способной выполнить его Моисея планы. Нет, нет и нет.

— Главное, что я это понял и значит, у меня есть ещё один шанс захватить трон, — подумал Моисей, но захватить уже навсегда. Я сколочу армию, я дам ей возможность отточить боевое мастерство, набраться опыта, напиться крови и познать вкус победы и лёгкой наживы. И тогда, я вернусь сюда в Египет, и не жди Фараон от меня пощады. Я всё равно буду фараоном Египта.

— Позвать ко мне Аарона и Осию, — приказал он, — да поживее.

Наверное, опять будет меня ругать и требовать немедленно взять этот проклятый храм, подумал Осия, когда ему доложили, что Моисей хочет немедленно его видеть. Пришпорив коня, Осия стал обдумывать, как складно наврать ему, чтобы Моисей не кипятился. Сказать или не сказать правду?

А правда заключалась в том, что уже на второй день Осия понял, что сражение за власть им не выиграть, уж слишком незначительными силами они располагали, да и те разбегаются каждой ночью. Не то, что египтяне не поддержали их, но и основная масса евреев не захотела браться за оружие и умирать за нового вождя Моисея. В моих рядах, невесело подумал Осия, либо мародёры, либо совсем тупые люди, которые сами не знают, зачем они здесь и за что проливают свою кровь.

— Да и хрен с ним этим Моисеем, — подумал Осия, — не скажу ему ничего. Зачем мне слышать его плачь, и видеть его слёзы. Награбил я достаточно и пора не сегодня, так завтра исчезнуть отсюда куда-нибудь подальше, к примеру, на Кафтар, или вообще купить себе маленький остров с пальмами и женщинами. Да с такими деньгами я сам себе фараон, или на худой конец кум фараону, а Моисей пусть в одиночку бьётся за счастье трудового народа.

Войдя во дворец, Осия застал Моисея беседующего с Аароном. Он что-то доказывал сидящему Аарону ходя вокруг него и размахивая в горячке руками.

— Может быть, и ты не хочешь быть больше моим полководцем и хочешь дезертировать, — громко спросил Моисей, как только увидел вошедшего Осию.

Осия испугался.

— Неужели он пронюхал, что я нанял шхуну и собираюсь драпать? — пронеслось в голове у Осии.

Пытаясь выяснить, что же знает Моисей, Осия решил всё отрицать.

— А в чём собственно дело Моисей, осада близиться к концу и не через неделю, так через месяц я возьму его. И это не храм, а крепость какая-то, а сплетников ты не слушай, мало ли чего они тебе про меня наговорят. Это они всё из зависти хотят нас поссорить и разрушить нашу вечную дружбу. Врут они всё.

— О чём ты, — не понимая, спросил его Моисей, морщась, как от зубной боли, — какие сплетники, какая дружба?

— Известно какая, нерушимая.

— Ты что совсем обалдел? Нерушимая дружба, сплетники какие — то. Ты что пьян?

— Нет, но хотел бы. Выпьем что ли, где же кружка? Наливай Моисей.

— Я тебе выпью! Я тебе налью!

Теперь Осия не мог понять ничего и только пожал плечами и за спиной Моисея подмигнул мрачному Аарону, мол, посмотри на своего брата, мелет чёрт знает что.

— Этот дурень, — показывая на Аарона, злым голосом проговорил Моисей, — решил больше не помогать мне и собирается сматываться в Елаф. Нет, каково Осия, а? И это мой родной и любимый брат! Как же я могу доверять другим, если даже мой брат предаёт меня и дело революции в самую трудную минуту?

— Я не предаю тебя Моисей, — глухим голосом пытался оправдаться Аарон, — я просто не думал, что так выйдет. Видимо такой я человек, что мне тяжело видеть всю эту кровь и страдания людей. Всю свою жизнь я пахал землю, а это твоя революция совсем другое. Да и семью жалко, что будет, когда Фараон победит? Повесят всех.

— Точно дурень, — подумал Осия, — хочешь драпать, драпай, зачем сообщать это первому встречному? Потихоньку собрал свои вещички и тю-тю Моисей. Точно дурень, наверное, недоношенным родился.

— Хорошо Аарон, — продолжал Моисей, — убежишь ты в пустыню и что дальше. Что ты собираешься там делать? Пески и барханы пахать? Или торговлей займешься? Что молчишь Аарон, поведай нам с Осией свои планы, может, и мы захотим то же делать.

— Не знаю я, не думал об этом.

— А ты подумай, хорошо подумай. Подумай, как через год ты загнешься в этой пустыне и не ты один, а вся твоя семья. Подумай, подумай, а мы с Осией пока вина выпьем.

От слов Моисея, Аарон тяжело вздохнул. Он видимо представил себя пашущего на верблюде песок и от этой безрадостной картины низко опустил голову, словно хотел спрятать её под стол. Осия же оживился, вино во дворце было и впрямь замечательное и, по всей видимости, Моисей ничего не знает про его план побега.

— Вы что меня идиотом считаете? — вдруг грозно спросил, обращаясь уже к обоим Моисей. — Вы думаете, что я не вижу, что мы проиграли? О, замолчи Осия и не пытайся рассказывать мне сказки о нашей блестящей победе, которая уже не за горами, — увидев его протестующий жест, почти закричал Моисей.

— Я всё вижу и знаю наперёд. Но в отличие от вас, бестолковых баранов, я знаю, что делать дальше.

Здесь он сделал паузу, привлекая к себе ещё больше внимания и помолчав немного, начал излагать свой план.

— Мы отступаем! Да, да и вы не ослышались. Мы уходим в Синайскую пустыню и уведём с собой всё еврейское население. Все этих баранов, кто клюнет на нашу удочку. Чем больше, тем лучше. Бараны наше будущее. Там в пустыне, мы сделаем из этой толпы первоклассных бойцов. Голод заставит их рваться в бой, и это будет такая армия, которую нельзя победить. С такой армией мы завоюем все земли в округе от Евфрата до Египта, а её жителей, хананеев, филистимлян, финикийцев и прочих, пустим под меч, вырубим под корень.

Ты слышал Аарон хвастливые предания хананеев, что их виноградную лозу надо нести на носилках(1) двум человекам? Так вот, я дам каждому моему воину столько хананеевской земли, сколько он пожелает. Мы построим там справедливое государство, где захотят жить евреи со всей земли и поверьте мне, это будет рай. Так вот, я прямо сейчас хочу вас спросить, Осия, хочешь ли ты быть со мной и продолжать руководить моей армией, а тебя Аарон быть моим главным помощником?

Осия задумался.

— Денег у меня — куры не клюют, — подумал он, — так зачем мне эти сказочные земли? Не ровен час, и голову потерять можно. Ну, его к чёрту этого Моисея со всей его хвалёной армией. Надо сбежать,

Библия. Чис.13:24

причём сегодня же. Нашли дурака.

Но это говорил его разум, а сердце в груди радостно запрыгало, как тогда в пустыне, когда точно так же Моисей обещал ему золотые горы. Видимо зараза жажды власти уже успела проникнуть в его сознание и как обыкновенная жажда не давала ему покоя. А, что, может попробовать? Сбежать я всегда успею. А вдруг Моисей прав и я буду великим полководцем?

Привыкший мгновенно принимать решения, Осия не долго думая, встал из своего кресла и словно принося присягу произнёс: — Я с тобой Моисей.

Аарон понимал, что Моисей тысячу раз прав. Жизнь и так уже покалечена, так зачем ещё её усугублять. Да и стоило Моисею заговорить о плодородных хананеевских землях, как вся его крестьянская сущность потянулась к этой наживке. Он понимал, что это опять будет кровь, он понимал, что нельзя построить своего счастья на несчастье другого народа, но наживка сработала и заглушила голос разума. Аарон тоже встал и, стараясь, не думать, что будет в будущем, ответил: — Я с тобой брат.

Явно обрадованный таким исходом Моисей усадил их и стал излагать план действий.

— Во — первых, нам нужна идея. Если человек или нация, живёт какой-то идеей, то никаким оружием его не победить. Только идея может победить идею. Наша идея — религия. Я долго думал над этим и пришёл к заключению, что у нас есть хороший шанс сыграть на вере людей в Бога. Почва давно подготовлена и нам только следует бросить в неё зерна. Нам просто повезло, что еврейский народ не забыл своего Бога и на этом мы, и сделаем ставку, причём ты Аарон будешь главным проводником моей идеи. Иди сейчас же в народ. Собери митинг и объясни этим баранам, что мне Моисею, явился бог евреев Иегова(1) и приказал вывести их из Египта в новые земли, где текут мёд и молоко(2). Обставь это примерно так, что, мол, когда Моисей пас в пустыне овец, то увидел свет исходящий от куста(3) словно он был охвачен пожаром. Словно огонь сошел на

1. Иегова — имя, которым в библии бог называет себя. Там же он называет себя Сущий. Библия. Исх.3:16

2. Библия. Исх.3:17

3. Библия. Исх.3:2

этот куст, но он не горел. И когда я подошёл, то голос мне был: — Моисей, раб мой, выведи евреев из Египта, в новые земли, которые я дам вам в вечное пользование.

Моисей был хороший актёр и когда он высоким голосом, с подвыванием воспроизвёл голос бога, то у Аарона мурашки пробежали по спине, так реально всё было.

— Они не поверят мне, — не уверенно произнёс Аарон.

— Поверят, еще, как поверят, — перебил его Моисей, — после того, что мы здесь натворили, все только и думают, как спасти свои шкуры от мести Фараона, и они обязательно ухватятся за эту соломинку, которую мы им подбросим. В такой безвыходной ситуации они начнут думать, а вдруг это правда? Посомневаются, почешут затылки, и вот увидишь — клюнут. Объяви всем, что утром мы уходим в новые земли, которые бог даёт нам. Всё, иди, и я очень надеюсь на тебя.

Подождав пока мягкий сердцем Аарон выйдет, Моисей обратился к Осии.

— А ты Осия, что бы навсегда отрезать евреям возможность остаться здесь, должен сегодня ночью со своими головорезами пройти по Гесему и убить как можно больше египтян. Не жалейте ни малых ни старых. Этим мы не только подтолкнём евреев бежать с нами, но и ослабим в будущем армию Фараона. Кто знает, может быть, скоро мы вернёмся сюда. Всё, за дело.

Получив задание, Аарон весь день мотался по Гесему, проповедуя новую идею Моисея. Три его сына были с ним и помогали ему в организации митингов, а четвёртый, Элеазар, даже не показался ему на глаза и всё время проводил со своим новым кумиром Осией.

Встречаясь со старейшинами родов, Аарон уверенно рассказывал им о Моисее, и его беседе с богом и даже придумал слух, о якобы существующем указе Фараона предписывающего казнить всякого еврея, чтобы склонить на свою сторону как можно больше людей. К вечеру от частого повторения этой лжи, он сам начал верить своей истории. Наконец он решил заняться своими сборами и поехал домой. Елисавета завыла, когда Аарон приказал ей собираться, а он, цыкнув на нее, направился в дом отца. Проходя вдоль забора, Аарон увидел, что один из камней слагающий стену забора откололся и готов вывалиться. Зная, что он, скорее всего никогда не вернётся сюда и ему не должно быть дела до этого камня, Аарон хотел пройти мимо, но врождённое чувство хозяина взяло верх и он, нагнувшись, стал поправлять камень, пытаясь поставить его на прежнее место. Соседская коза, пасшаяся тут же, увидев зад согнувшегося Аарона, приняла его за мишень и, встав на дыбы для ускорения, резко подпрыгнув вперед со всей силы, боднула Аарона в зад. Перевернувшись через голову, ошарашенный Аарон не мог ничего понять. Обернувшись, он увидел козу, которая, как ему показалось, ехидно смотрела на поверженного противника.

— Убью, — заорал Аарон в припадке бешенства.

Ему стало обидно о того, что какая то драная коза, ни за что и ни про что, исподтишка нанесла ему коварный удар, а сын, наблюдавший эту картину, вместо сочувствия, покатывается со смеху. Вскочив на ноги, Аарон, задыхаясь от ярости и матеря на чём свет стоит проклятую козу, кинулся за ней, горя одним желанием поймать и обломать ей рога. Коза, видя злобное лицо Аарона и видимо прочитав его чёрные мысли, не будь дурой умчалась прочь, а Аарон ещё несколько минут приходил в себя.

Войдя в дом отца, Аарон увидел, что загодя предупреждённый о сборах отец и не думает уезжать.

— А вы что это не собираетесь, — воскликнул он, и не вымещенная на козу злоба вконец переполнила его чашу терпения и выплеснулась на родителей, — или вы думаете, что после всего этого Фараон оставит вас в живых, — закричал Аарон.

— После чего этого? — как бы не понимая о чём говорит сын, спросил его отец, продолжая спокойно чинить хомут.

— Мы с матерью не убивали и не грабили никого, если ты делал это, то и отвечай перед Фараоном. Коль на то пошло, и я должен буду отвечать за действия своего безмозглого сына, то тогда Фараон должен отвечать за действия своего внука Моисея, этого легендарного борца за счастье всего еврейского народа. Помолчав немного, сказал отец: — Ах Аарон Аарон, как мне больно видеть, что ты, моя гордость и надежда, скатываешься в глубокую яму откуда нет выхода. Как мне больно видеть, что ты своими руками разрушил все, что ты имел и создал.

В этот момент мать, зарыдав, бросилась к Аарону.

— Сынок, — заголосила она, — не уезжайте. Пропадёте вы там. Я брошусь к Фараону в ноги, просить буду за тебя.

— Совсем старенькая стала, — вдруг подумал Аарон, обнимая мать, — совсем сдала в последнее время. И действительно, куда я их тащу? Там и молодым не сладко придётся.

Ну ладно, не горюй, — надтреснувшим голосом проговорил он, — будет тебе мам. Оставайтесь с богом, а мне нельзя. Пойду с землёй попрощаюсь, ты уж отец береги её, даст бог, вернёмся.

Говоря это, Аарон хотел успокоить родителей прекрасно понимая что обратной дороги не будет.

Поле встретило его гробовой тишиной. От его вида, от мысли, что ему еже не собрать с него урожай, у Аарона разрывалось сердце. Не обойдя всего участка Аарон повернул назад чувствуя, что если сейчас он не уйдёт отсюда, то не уйдёт никогда. Обида всёпокрывающей волной накрыла его сознание. Обида на себя, что он сам бросает землю, словно та нерадивая мать, что бросает дитя, и от этого чувства вины ему захотелось завыть волком чувствующего приближение смерти.

Проходя по двору, Аарон потёр рукой ушибленный козой зад, и вдруг подумал: — А не сам ли Сатана, в образе этой ненормальной козы, боднул меня, как бы надсмехаясь над моей судьбой и моими тщетными попытками обмануть её?








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх