Загрузка...



Глава 6.Осия

После покушения на Главного жреца Гоша долго заметал свои следы. Первым делом он изменил себе имя. Теперь он Осия сын Навина. Всё время, пока он прятался в Египте, его не покидало чувство, что кольцо преследования сжимается, и его поимка стражниками Фараона только дело времени. Осия кружил по Египту, стараясь незаметно просочиться в Гесем, где у него были зарыты деньги, но все его попытки не имели успеха. Когда в один из дней он почувствовал, что на него уже вышли и к вечеру следует ожидать ареста, он плюнул на свой клад, надурил шпиков и удачно покинул пределы Египта с группой еврейских переселенцев. Скоро он был уже в Елафе на границе Медианских земель. Почувствовав, наконец, свободу и желая иметь её больше, он освободил своих попутчиков от их лошади или, проще говоря, своровал её у них и пустился искать приключения по еврейским поселениям Синайской пустыни.

Ещё недавно здесь можно было ехать целый день и не встретить ни одной живой души, а теперь кругом расположились еврейские поселения иммигрантов из Египта. Но, что это были за поселения! Палатки и лачуги, слепленные из чего попало, нищета и убогость. У Осии разрывалось сердце, своровать было нечего. Поэтому он долго не задерживался ни в одном из этих поселений, и вскоре судьба занесла его в Медианские земли. Как бы долго продолжалось его одиссея никто не знает, если бы в один из дней он не встретил внука Фараона Моисея, который поил отару овец у колодца. И хотя он изменил внешность, превратившись из наголо выбритого египтянина в косматого и небритого еврея, Осия сразу узнал его, и почувствовал запах денег, женщин и приключений.

— Так вот где прячется виновник моих скитаний, — подумал Осия и решил действовать напролом, — главное узнать, где Моисей хранит денежки. Поговорив немного о жизни, о делах и здоровье, как принято между двумя незнакомцами в пустыне, Осия неожиданно спросил: — И долго ты собираешься здесь прятаться Моисей?

Тут с Моисеем чуть не случился удар. Осия рассчитывал на это и с удовольствием смотрел, как у Моисея расширились глаза, в которых стоял ужас, как он стал оглядываться, ожидая появления других людей Фараона, и как побелели его губы. Насладившись зрелищем Осия, как не в чём небывало сказал: — Не бойся Моисей, никто кроме меня пока не знает что ты здесь, а я не собираюсь выдавать эту тайну. Попей холодной водицы и успокойся, я твой друг. Осия не врал, хотя за голову Моисея и была обещана большая награда, и в другой ситуации Осия не задумываясь, сдал бы его и за гораздо меньшую сумму, но проблема в том, что и его голову ищут, а она ему ещё пригодится.

— Я, Осия сын Навина и я видел тебя несколько раз в Мемфисе. У меня профессиональная память и я без труда узнал тебя Моисей, но тебя могут узнать и другие, поэтому я и спросил тебя, долго ли ты собираешься скрываться в этом ненадёжном месте.

Моисей так перепугался, что не мог сообразить, что ответить и что предпринять в этой ситуации. Пригласить домой и убить когда он уснёт? Сказать, что он ошибся, и он не Моисей, и он просто путает его с внуком Фараона?

Осия, как будто разгадал его мысли и продолжил: — Меня тебе нечего боятся, я знаю, о чём ты сейчас подумал и моя смерть всё равно тебя не спасёт. Рано или поздно кто-то другой узнает тебя и тогда тебе конец. Чтобы вызвать к себе доверие и разогнать страхи Моисея. Осия решил идти до конца: — Я тот человек, которого ты нанял, чтобы убить Главного жреца. К твоему сожалению я только ранил его, но и ты хорош тоже, приказав меня убрать после дела.

Тут Моисей удивился опять. Гора с горою не сходятся, ну надо же.

— Я не планировал его убивать, — соврал Моисей Осии на всякий случай, — это не входило в мои планы, да и вообще все эти слухи обо мне явно преувеличены, я простая жертва чьих-то интриг и мне пришлось бежать. Ну, а про тебя, я вообще ничего не знал и вижу в первый раз.

— Конечно, не знал, ведь всё шло через десятые руки, — весело подтвердил Осия, — а тебе надо бежать Моисей отсюда. С твоими деньжищами ты бы мог отлично пристроиться на любом из островов Великого моря. Я готов оказать тебе помощь, за достойное вознаграждение, конечно.

Это и был настоящий план Осии, он верил, что у внука Фараона должны быть деньги и причём много, а ему ничего не стоит одурачить такого лопуха и скрыться с его деньгами.

— Хотя какой он лопух, — подумал Осия, — если умудрился убить сына Фараона. С ним надо держать ухо востро.

— Нет у меня денег, — ответил Моисей, и это была правда. Побег из дворца был настолько стремительным, что Моисею и в голову не пришло прихватить с собой, что ни будь ценное.

— Мне действительно нужен надёжный помощник, — вдруг сказал ему Моисей, — а награда тебе будет воистину царская, но после дела.

— В нашем деле принято платить половину вперёд, — без энтузиазма ответил ему Осия, почему — то, веря Моисею, что у него действительно нет денег.

Стресс, порождённый внезапным появлением Осии, прорвал ту оболочку, которая окутывала Моисея с тех пор, как он сбежал от Фараона, и он понял свою ошибку. Всё это время он жалел себя и свою не сложившуюся судьбу. Жалел, что он прозябает в этой дыре, жалел, что у него не жена, а дура, жалел, что всё идёт не так, как хотелось бы.

— Распустил сопли идиот, — вдруг отругал он себя, — да не жалеть себя надо, а действовать. Ещё ничего не потеряно, в Египте голод, евреи бегут от туда как тараканы и чем хуже там, тем лучше ему.

— Пора возвращаться, — вдруг решил он, — поднять население недовольное Фараоном и в первую очередь евреев, наобещать сладкую жизнь всем кто поможет ему занять трон и наконец-то захватить власть. Бить по двум главным целям — по налогам и по земле. Это два краеугольных камня любого государства и они решают всё. Надо только пообещать уменьшение налогов и раздачу земли всем кто пожелает. Причём пообещать сделать это навечно. Конечно, он не дурак выполнить это в случае прихода к власти, ни одно государство не может существовать без налогов и контроля над землёй, но это будет потом, а сейчас обещать, обещать и обещать.

— Одно плохо в моём плане, — с тоской подумал Моисей, — еврейский язык то я и не знаю(1), а как можно поднять народ не зная языка? Нужны пламенные речи, нужны такие слова чтобы все слушали, открыв рот, и верили этому. Тут Моисею пришла хорошая идея. Ещё перед покушением

1. Библия. Исх.4:10 112

он собрал сведения о родственниках, так на всякий случай и выходило, что его брат Аарон(1) имел хорошо подвешенный язык.

— Так в чём проблема? — Подумал он, — пусть Аарон и будет моим идеологом и моими устами.(2)

Все эти мысли пронеслись в голове Моисея в одну минуту, словно какое то озарение нашло на него с появлением этого Осии.

— Я всё равно буду фараоном, — вдруг сказал Моисей Осии, — и если ты поможешь мне, то я назначу тебя… — тут Моисей стал думать какую же должность отвалить Осии, чтобы тот согласился.

— Только главным полководцем, — не дав Моисею додумать, заявил Осия и представил себя, как он принимает парад войск на главной площади Мемфиса в день рождения фараона, стоя в золотой колеснице перед выстроенными войсками.

— А ты соображаешь в военном деле? — удивился Моисей.

— Ещё как, — оживился Осия, — пацанами мы часто играли в войну, и я всегда был командиром.

Моисей расхохотался.

— С тобой не соскучился, — вытирая слезы, проговорил Моисей, — пацанами он играл. Я тоже играл, но это тебе не палкой махать, а руководить сражением.

— Да в сражении, — обиделся на него Осия, — главное перехитрить противника, тогда и победишь, а не переть напролом, как разъяренный бык. Моя армия пацанов всегда побеждала, потому что я хитрый.

Тут он хотел добавить и умный, но передумал.

— Был бы умный, не сидел бы тут в этом дерьме, а был бы чертовски богатый и имел много женщин, — укорил он себя.

— Завтра едем в Гесем, — объявил Моисей и от этого на душе у него стало так хорошо, как будто сбылось то о чём он мечтал всю жизнь. Моисей почувствовал перемену скучной жизни, новое волнение, а главное то что, наконец, то всё сдвигается с мёртвой точки, а это давало надежду.

— А может нам поехать в другое место, — заволновался Осия, уж

1. Библия. Исх.4:14

2. Библия. Исх.4:16

очень ему не хотелось появляться там, где его могли ждать сыщики, но, натолкнувшись на сердитый взгляд Моисея, замолчал.

— Да и хоть Гесем, — подумал он, — хоть деньги свои откопаю, где наша не пропадала.

Несмотря на столь мимолётное знакомство, эти два человека мгновенно сошлись душами и почувствовали полное доверие друг к другу. Они словно были вылеплены из одного теста и мыслили абсолютно одинаково, а главное они вдруг поверили, один, что он будет фараоном, а другой что он будет полководцем.

Вместо того, чтобы улизнуть из дома незаметно, Моисей ляпнул тестю, что собирается на несколько дней в Египет(1).

Жена видимо поняла, что назад он не вернется, и подняла жуткий крик. Досадуя на свою глупую ошибку, Моисей только махнул рукой, мол, собирайся.

— Не далеко же ты уедешь старая ведьма, — ехидно подумал он.

Так они и выступили, он с Осией на лошадях, а жена с детьми на ослах.

На первом же ночлеге, как только заснула жена, Моисей и Осия тихонько растворились в темноте.(2)

------------------------

1. Библия. Исх.4:18

2. От автора. Библия. Исх.4:24 и далее. Эта сцена ночлега в библии наводит на несколько вопросов; почему вдруг бог решил убить одного сына Моисея, а не обоих, почему изменилось имя его жены? То, что она, а не Моисей, делала обрезание, говорит за то, что Моисея их покинул.

Создаётся впечатление, что до Исх.4:23 библию писал один человек, а после стиха 23, другой. Как же тогда утверждение, что эту книгу (Исход) писал Моисей?








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх