Загрузка...



Глава 32. Смерть Рама

Охосу доложили, что Беран ещё неделю назад уехал в храм Пта. Пришлось ехать в город ОН. Охос не знал, что этот храм имеет подземный ход, но он знал своё дело и предвидел, что Беран попытается бежать, как только ему доложат о прибытии охраны фараона. Не обнаружив его в храме, Охос не расстроился, зная, что расставленные в ключевых местах люди не выпустят Берана из рук. Так оно и случилось. Беран вскоре был задержан, при попытке отплыть на ждавшей его лодке у выхода из подземного хода.

Приехавший Охос не стал спешить с допросом, а приказал править к своему подземелью — в комнату красноречия.

Как шутили знающие люди: — даже немые от рождения начинают говорить, очутившись в ней. Охос имел нескольких отличных заплечных дел мастеров способных развязать язык любому, кто попадал в их умелые руки.

Беран с презрением смотрел на этого необразованного, тупого человека, каким он представлял себе Охоса. Просчитав все возможные варианты, он замёл следы своей преступной деятельности и ни одна живая душа в Египте не сможет доказать его причастность к покушению на Главного жреца. Но, чем ближе они приближались к хозяйству Охоса, тем беспокойнее становилось на душе Берана.

— А вдруг что — то не сработало, а вдруг Охос всё — таки добыл, что — то против меня, — думал Беран и страх постепенно заполнил его сердце. Его липкие пальцы вначале прошлись по спине, затем пошевелили на голове волосы, а потом крепко стиснули горло. Уже в конце пути, Берана, этого заносчивого, а по нутру трусливого человека, охватил ужас, а когда он увидел дыбу и хозяина этой комнаты, огромного и чёрного как головёшка нубийца, с ним случилась истерика. Он упал в ноги Охосу, пытаясь поцеловать их, и, рыдая, стал рассказывать про жреца Моу, про старого Абрама, про Гошу. Охос, брезгливо отстранился и внимательно слушал вдруг ставшего красноречивым Берана. Писарь записывал всё, что говорит Беран, а Охос тут же отдавал приказы на арест названных Беранам лиц.

— Моисей, он во всём виноват, — вдруг завопил жрец, — это он организовал покушение на Главного жреца. Это он втянул меня в это дело и это он хочет отравить Фараона и его сына.

От этих слов, Охос подскочил, словно его ужалила змея, и бросился к выходу. Вскочив на коня он пустил его во весь опор к дворцу не жалея плётки. Редкие утренние прохожие шарахались от скачущего во весь опор Охоса, который не разбирал дорог. Его личная охрана, не поняв ничего, безуспешно пыталась догнать своего шефа, и со стороны казалось, что они отчаянно пытаются догнать беглеца. От этого некоторые прохожие пытались помочь им изловить преступника и пробовали загородить Охосу дорогу.

— Убью, — орал Охос и они, увидев искаженное злобой лицо, верили ему на слово и шарахались прочь.

— Быстрей, быстрей, — твердил он самому себе, и своей лошади влетая во двор дворца, но, услышав душераздирающий крик во внутренних покоях дворца, понял что опоздал.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх