Загрузка...



Глава 26.Покушение

Как только скрипнула отворяемая дверь, Наин сразу проснулся. Весело посмотрев на жрецов, он подскочил с кучи соломы и низко поклонился вошедшим. Один из вошедших жрецов полил на его согнутую спину воду из кувшина и подал полотенце. Вытершись, Наин вдруг вспомнил, что он откажется от звания жреца и ему придётся умереть на дне колодца. Настроение порядочно испортилось. Умирать в 20 лет совсем не хотелось. А, может случиться чудо, и жрецы помилуют меня, ведь я решил эту задачу и эта маленькая надежда затеплилась в душе Наина.

Выйдя в коридор, четыре жреца образовали, квадрат поставили Наина в его центр. Процессия двинулась во двор храма. Неожиданно жрецы запели старую молитву, причём такими жалобными голосами, словно это были похороны. У Наина душа ушла в пятки, и от нахлынувшей печали ему захотелось заплакать. Не понимая слов старого языка, он подумал: — О чём они поют? Может о том, что, становясь жрецом, человек теряет право любить и заводить семью? Или они заранее оплакивают человека, которого ждёт смерть на дне колодца?

Весь двор был заполнен жрецами, которые по обычаю были одеты в белую праздничную одежду. Каждый занял отведённое ему место. Место Соха было далеко от дорожки, по которой вели Наина, и ему не было видать его лица, по выражению которого он хотел определить, решил Наин задачу или нет. Всю эту ночь Сох не спал, да и две предыдущие тоже. Весь его дух протестовал против жестокого закона либо жрец, либо смерть.

— Я брошусь на колени перед всеми жрецами, я буду умолять Главного жреца, пусть они отпустят его с миром, — решил он, — да и задача слишком трудна для такого юноши. Когда Главный объявил Наину условие задачи, то это условие, быстро разнеслось по храму. Два вечера жрецы, собравшись после ужина во дворе, обсуждали условие Наиновой задачи и пытались найти решение. На удивление она оказалась чересчур сложной, и все только качали головами. Никто не говорил этого вслух, но почти все подумали, что Наин не справится с ней, и в душе каждый жрец молился за его душу.

Жрецы волновались, и напряжение возрастало, все с нетерпением ждали, поднимет ли Главный жрец пальмовую ветку вверх, что значило правильный ответ, или наоборот бросит её к ногам ученика.

Когда Наина, наконец, подвели к Главному жрецу, он неожиданно для себя разволновался. В голове зашумело, руки затряслись, и он желал только одного — побыстрей бы всё это закончилось.

На просьбу Главного, Наин протянул ему камень и, помедлив, сказал ответ.

Главный жрец по докладу знал, что Наин съел весь хлеб и поэтому никак не мог решить задачу. Услышав правильный ответ, он от удивления выронил пальмовую ветку к ногам Наина.

Настала траурная тишина.

Сох окаменел, увидев, как Главный жрец бросил ветку к ногам Наина.

— Как же так, что ж ты сынок, — зашептал он, понимая, что судьба Наина решена и его ждёт смерть.

Главный жрец, опомнившись быстро нагнулся, и схватив ветку, высоко поднял её над головой.

И тут весь двор загудел как разбуженный улей. Всегда выдержанные жрецы ликовали словно мальчишки. Все словно сошли с ума, а Сох плакал, не стесняясь своих слёз.

Среди всеобщего ликования никто не заметил, как Главный жрец качнулся и стал падать пронзённый стрелой. Близ стоявшие жрецы опешили, недоумённо закрутили головами ища стрелявшего и только Наин не поняв ничего, машинально рванувшись вперёд, подхватил падающего жреца.

Возникло замешательство. Внезапно, словно из-под земли выросшая охрана стала оттеснять всех к центру двора. Подбежавшие Мак и Бак стали осматривать рану Главного голова, которого покоилась на коленях Наина. Бедняга был ещё жив, хотя стрела угодила ему точно в сердце. Она вздрагивала, повторяя его удары, и красное пятно крови увеличивалось на мантии жреца.

Переглянувшись, Мак и Бак приказали уложить его на носилки и нести в их комнату.

— Ты нам поможешь, — приказал Мак Наину и стал покрикивать на носильщиков: — Быстрее, быстрее.

Жрец, выведший Гошу на крышу привязал верёвку к вентиляционной решётки и Гоше оставалось только сбросить ее, что бы спуститься вниз. Постояв минутку, жрец, пожелав Гоше удачи, ушел, и он остался на крыше один. Прокравшись к месту, где Гоша видел кучу песка, он убедился, что она на месте. Гоша несколько раз разбегался, как бы примеряясь к прыжку, и даже подумал уж не сигануть ли ему сейчас, наплевав на дело. Нет, так не пойдёт, ещё хуже будет, те, кто заказал убийство, всё равно найдут меня, уж они то знают, где надо искать, да и Абрам им подскажет, если ещё жив.

Оставшееся время Гоша смотрел, как двор наполняется жрецами, стараясь, не пропустить момента, когда появится его мишень. Вот, наконец, ведут этого ученика, и показался Главный жрец. Взяв лук в руки, Гоша стал прицеливаться. Главный жрец уронил пальмовую ветку, нагнулся, поднял её. Пора и Гоша отпустил стрелу.

Заранее чувствуя, что он попал в цель, Гоша не стал дожидаться результата, а огромными прыжками побежал по крыше и, не останавливаясь, прыгнул вниз. Как Гоша и рассчитывал, он приземлился на склон кучи и, скользнув по ней, кувырком пролетел несколько метров. Быстро подскочил. Никакой боли, значит, всё цело.

— Ну, ноги мои выручайте, — подумал он и припустил по берегу Нила. Пробежав несколько сотен метров, Гоша свернул в сторону рабочих кварталов и через несколько минут затерялся среди ремесленников спешивших в мастерские.

Через час Гоша сидел в маленьком кабачке, где, несмотря на ранний час, царило оживление. Ночные воры, успев продать свою добычу, и желали весело промотать вырученные деньги.

— Здесь оставаться нельзя, — подумал он, в любой момент начнётся облава и, дав монету толстому хозяину, попросил его познакомить с какой-нибудь красоткой. Хозяин понятливо улыбнулся и попросил подождать пока его пацан не сбегает за весёлой вдовой, что жила неподалёку…

А через десять минут, Гоша сидел у хорошенькой вдовушки и пил вино. Он понял, что и на этот раз ему улыбнулась удача.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх