Загрузка...



Глава 13. Апостолы.

Местом своей резиденции в Капернауме Иисус избрал дом Магдалины, и та была рада этому. И не просто рада, она аж светилась от выпавшевшего на неё счастья.

По утрам Иисус проводил небольшие собрания, на которых обсуждались текущие дела, принимались решения и выслушивались приказы. Как она не стремилась присутствовать на этих сборищах, ей не позволялось это. Иисус беседовал с ней отдельно — когда-то ночью, лёжа в её постели, когда-то утром после сборищ…

Иногда Иисус переезжал от неё к кому-нибудь ещё, обьясняя это мерой предосторожности, чему Магдалина не верила и страшно ревновала. Первый раз, когда он обьявил об этом и собрался к другой такой же вдовушке, она попробовала остановить его, на что Иисус резко ответил:

— Ещё раз попробуешь перечить мне — я вышвырну тебя из города! Поняла?

Что она могла? Даже Пётр, и то боялся Иисуса. Он и называл его не иначе. как *господин*. Потом ревность маленько поулеглась: забот не в проворот, да и Иисус, когда жил у неё, был всё время ласковый. Так и примирилась она со своим положением…

Вчера, к радости Магдалины, он опять пришёл к ней, и она поднялась затемно, чтобы приготовить завтрак на всех апостолов, которые с рассветом обязательно появятся у неё.

Первым, как всегда, появится Пётр. Он сразу, не задерживаясь, пройдёт в дом, а Андрей останется на улице поболтать с охраной. Петр — мужик серьёзный, трепать языком попусту не будет. Недаром Иисус поставил его своим заместителем.

— Ты — моя основа, — часто говорил он Петру, — на тебе я построю свою власть.(1)

Пётр страшно гордится этим и из кожи лезет, чтобы угодить

1. Библия. Мт.16:18

81

Иисусу. А вот брат его Андрей — совсем другого типа человек.

Он весёлый и общительный. Только вот (насколько его Магдалина знает) слишком уж доверчивый. Верит всему, чему хочет поверить. Скажи ему поубедительнее, что на луне люди

живут — поверит, а потом и других убеждать в этом будет. Язык у него хорошо подвешен и он, искренне веря во что-то сам, бывает настолько красноречив, что способен любого заразить своей верой. Иисус знает об этой черте Андрея и всегда, когда нужно кого-то в чём-то убедить, посылает Андрея, конечно же, предварительно убедив его в этом сам.

Потом притащатся братья Иаков и Иоанн.(1) Вот их Магдалина не любила. Но если сказать точнее — Иоанна. Вроде бы всё, как надо — высокий, красивый, но… что-то в нём не так. Какой-то женственный весь… С Иисусом почти всё время сюсюкает, а тому это как будто нравится. Поглаживает его прямо как женщину, шепчется с ним. Ну, словно любовники!

Даже Пётр не выдержал однажды и спросил прямо:

— А он кто для тебя?

Ох и взбеленился тогда Иисус:

— А тебе-то что до того? Смотри за своей женой, а в мою личную жизнь не лезь!

С тех пор все стараются не замечать, как Иисус гладит любимого *ученика*, а тот жмурится от удовольствия.

Иисус называет братьев громилами и всегда, когда нужно кого-то припугнуть, посылает их. Такие бугаи кого хочешь испугают!

Другой Иаков,(2) которого все кличут *меньшим*, появится после всех… Он — двоюродный брат Иисуса и очень этим гордится. Магдалина не знала, за что конкретно отвечал он, но Иисус его очень ценил и не ругал, как других.

Фома. (3) Что Магдалина могла сказать о нём? Серьёзный, рассудительный, дотошный. Если и возникает какой спор или обсуждение, то только благодаря ему. От него всегда только и слышно: а почему именно так, а не по-другому. Фома всё старается проверить, но если он убедился, что это действительно так, то лучшего помощника не найти: лоб расшибёт от усердия.

Потом придёт Филипп.(4) Магдалина знала, что родом он

1-4.Апостолы Иисуса.

82

из Вифсаиды и имеет большие связи в греческой диаспоре и поэтому — большое влияние. Иисус, хотя и не любит необрезаных, но придаёт большое значение грекам. Это легко можно понять: греков в Галлилее живёт не меньше, чем евреев, особенно богатых, а их финансовая поддержка ему очень нужна.

Потом с шутками завалится Матфей, пьяница и бабник. Нразу начнёт зыркать своими бестыжими глазами на неё, стараясь поймать момент, когда она нагибается. И зачем только Иисус его к себе взял? Какой с него толк? Но Иисус его почему-то ценит и называет *наше золотое дно*.

А Иуда Искарион (1) придёт такой важный! С бумагами под мышкой и денежным ящиком, словно он — известнейший фарисей и меняла. Усядется и будет на всех свысока поглядывать, словно он самый главный. Главный как же! Ворюга известный!(2)

Варфаломей.(3) Вообще неизвестно, как он попал в число апостолов. Даже Пётр по секрету признался, что не знает, почему Иисус призвал этого человека. Иисус всегда говорил с ним отдельно, после чего тот исчезал и появлялся только через несколько дней. Курьер?

Фаддей.(4) Этот больше времени в Сирии проводит, чем здесь. Солидный мужчина. Говорит, что лично знаком с правителями всех окрестных государств. Он на утренних сборищах бывает реже всех

Остаётся Симон или, как его прозвали, Зилот.(5) Ох и патриот! Любого иностранца готов тут же в землю закопать. Непонятно, как он терпит речи Иисуса не трогать римлян. Симон даже зубами скрипит, когда слышит римскую речь. Потом она поняла, когда нечаянно подслушала их разговор наедине.

— Ты думаешь, я их люблю? Придёт время, Симон, потерпи, — учил его Иисус, — мы этих иноверцев вышвырнем из страны. Поверь мне, сейчас у нас другие задачи: сил набраться и власть взять. Ты же большое дело делаешь, разясняя патриотичным людям нашу позицию. Если Фаддей — мой посол мира, то ты — мой посол

1. Апостол Иисуса. По преданию Иуда покончил жизнь самоубийством.

2. Библия. Ин.12:6

3. Апостол Иисуса. Его действительное имя было-Нафанаил.

4. Апостол Иисуса. Его настоящее имя было-Иуда Иаковлев.

5. Апостол Иисуса. Прозвище Зилот означает-*ревнитель*

83

обьединения всех патриотов против бездарного Антипы и его священников.

… Ну, вот все и собрались и из спальни показался Сам. Магдалина по его лицу сразу определила, что Иисус в плохом настроении. Хмуро окинув всех взглядом, он вышел во двор, а все, почуяв предстоящий разнос, притихли. Иисус через несколько минут вернулся и сразу же начал с крика:

— Апостолы, вашу мать! Ещё сидите в дерьме, а уже власть делите? Я это уже не первый раз слышу и мне надоели ваши дурацкие разборки, кто из вас займёт главный пост в моём царстве.

— А я- то что? — будто Иисус говорил это лично ему, испуганно ответил Пётр. — Для меня дело важнее. Я и не думал даже об этом.

— Думал! Все вы тут только и мечтаете о том времени, когда всех под себя пригнёте. Только вот от Магдалины я никогда ничего подобного не слышал.

Первый раз Иисус не выставил её за дверь и Магдалина, и так довольная, что она — часть собрания, зарделась от гордости от его похвалы.

— Зарубите себе на носу: не вы меня выбрали, а я вас призвал!(1)

И я буду решать, кто есть кто и кто кем будет! Понятно?

— Да в чем дело- то? — спросил Иаков. — Налетел на нас, будто мы разбойники какие.

— А, ты у своей матери спроси, — ответил ему Иисус, — прибежала вчера и заявляет:

— Ты моих парней главными сделай над всеми, одного — твоей правой рукой, другого — левой.(2)

— Да не слушайте вы её! — завопил Иоанн, когда послышались реплики возмущения остальных. — Сама не знае, что говорит.

— Ладно, закончим с этим, — примирительно произнёс Иисус, — тут дела поважней имеются.

Первое. Вчера пришло сообщение, что брата моего Иоанна Крестителя казнили.

Все молчали. Уже не раз они обсуждали способы освобождения

1. Библия. Мк.3:13

2. Библия. Мт.20:20–21

84

Иоанна Крестителя из тюрьмы, но почему-то дальше разговоров дело так и не пошло. Совсем недавно они получили записку Иоанна из тюрьмы с прямым вопросом: поможете или мне просить о помощи других?(1)

Теперь уже поздно.

— Жалко его, — промолвил Пётр, — это большая утрата.

— Сам виноват, — отозвался Иисус, — говорил я ему — не рыпайся.

Зато теперь у нас в руках отличный козырь. Антипа совершил большую ошибку и мы просто обязаны этим воспользоваться.

Вы должны объяснить народу жестокость существующего режима, в доказательство приводя в пример казнь пророка.

Я же буду делать это в синагоге.

Теперь главное — собрание наших сторонников, которое мы проводим на пасху. От того, как мы его проведём, от того, с какими мыслями придет народ и с какими он разойдётся по стране, зависит наше будущее.

— Как ты думаешь? — обратился Иисус к Петру. — Сколько делегатов нам ожидать?

— Четыре-пять тысяч, господин, — вставая, проговорил Пётр, — это без женщин и детей. Многие с семьями придут, так что народу будет много.

— Что ты нам про соседей скажешь? — обратился Иисус к Фаддею.

— Придёт народ, — также вставая, ответил Фаддей, — я подготовил почву в Дамаске и других городах, организовал группы людей, недовольных властью, и, по моим данным, к нам придёт человек триста жителей Дамаска…

— Молодец! — похвалил его Иисус.

— Теперь по деньгам. Иуда, что ты там притих в углу? Предстоят большие расходы на закупку продуктов и вина. Что мы имеем?

— Неплохо, неплохо, — вскакивая, проговорил Ииуда, — мы стартовали с пяти динариев в моём ящике, а теперь у нас… — он замялся на несколько секунд, — …у нас достаточно денег. Хотя несём постоянные расходы. — вздохнул он. — Вот вчера опять 10 динариев пришлось роздать на поддержку неимущих. Люди идут и идут, будто у меня казна царя Соломона.

— Да ты словно свои кровные отдаешь, — не выдержал Иисус, — помогали и будем помогать. Люди любят помощь. Другое дело —

1. Библия. Лк.7:19

85

кому помогать. Любителей дармового всегда было достаточно.

— Дак я уже предельно внимателен. Деньги счёт любят. Тут у меня вопрос к тебе. Выделять деньги не евреям или нет?

Вчерась пришла хананеянка. Муж у неё помер, детей полная изба, а жить нечем. А тут ещё, говорит, её старшая дочь тяжело заболела. Просит денег. Отказал: не еврейка. Так, может, дать? Когда вышел сегодня из дома, смотрю: она уже стоит на коленях перед входом. Потом руки полезла целовать. Дочь, говорит, помирает, кушать нечего.

— Не давать! — отрубил Иисус. — Я пришёл, чтобы помочь евреям.(1)

Чем деньги клянчить, пусть лучше делом займётся. До женщин ещё охотники не перевелись, так, Матфей?

— А я-то что? — засмущался тот. — Что ты меня-то спрашиваешь?

— Вот и я так думаю, — обрадовался Иуда, — нечего казну на необрезаных тратить.

— А я считаю, что надо дать, — встрял вдруг в разговор Андрей. Она, хоть и не еврейка, но человек хороший. Да и мужик её был простой рыбак.

— Петь, помнишь, как она утром напугала нас, — повернулся он к брату. — Мы поначалу подумали — ведьма: всклоченная, в лохмотьях, воет так страшно и плачет. Мы сами видели, как она от дома Иуды досюда на коленях доползла. Ползла и молилась.

— Не давать, я сказал! — разозлился Иисус. — Не годиться деньги, предназначенные детям Израиля, бросать псам неумытым.(2) Я же сказал: пусть делом займётся.

Все замолчали. Иисус редко высказывался так категорично. Обычно он говорил притчами и его слова можно было судить двояко.

— Да в годах она, — решился снова возразить Андрей, — кто на неё позарится? Если только Матфей?

— Опять Матфей! Да я-то причём? — завозмущался тот.

— Надо бы дать, Иисус, — поддержал брата Пётр, — она — наша сторонница и на тебя молится.

— Да? Ну, это уже другое дело, — сказал Иисус, — кто с нами, тот

1. Библия. Мт.15:24

2. Библия. Мт.15:26

86

наш друг. Слышь, Иуда, дай ей денег на поддержку штанов. А ты, Магдалина, — обратился он к ней, — помоги ей, чем можешь. Лишний сторонник нам не помешает, а женщины по твоей части.

Магдалина, смахнувшая с лица слезу, кивнула, а Иисус, хлопнув в ладоши, сказал:

— Не будем отвлекаться. Пётр, выдели хорошего помощника Иуде, к пасхе надо упеть всё закупить. Устроим пир — пусть люди видят, какая жизнь их ожидает в будущем.

— Так на это не меньше 200 динариев уйдёт! — ахнул Иуда. — А может, без вина обойдёмся?

— Дурак ты, Иуда. Двести динариев пожалел! — обрезал его Иисус — Надо будет — и две тысячи динариев пустим на это дело! Пожалеешь в малом — потеряешь в большом. Понятно?

Теперь я хочу послушать Матфея. Что там у тебя?

— А что у меня? Как всегда — порядок. Я наладил контакт со многими мытарями Израиля. Даже главный сборщик налогов Иерехона — Закхедей, и тот согласился работать на нас.(1) Он даже прислал кучу денег. Вон Иуда знает — сколько. Так что поле посеяно, — выразительно глядя на главных сборщиков нетрудовых доходов Иакова и его брата, — сказал в заключение Матфей, — только вот жнецы нерасторопные.

— Трясём кровососов, — вставая и недовольно косясь на Матфея, произнёс Иаков, — может, и не так быстро, но ты же знаешь, что многих приходится уговаривать отдать деньги по-хорошему, а это отнимает время. Тут у нас проблемма возникла, — уходя от неприятного разговора, продолжил он, — гергесинские ребята ни в какую не хотят работать под нами, а их пахан Иофам советует нам не лезть на его территорию.

Иисус нахмурился, а Иаков, помедлив, продолжил:

— Мы тут одного торговца свининой в Керсе доить начали. Грек, Милон кличут, так он к Иофаму за защитой кинулся. Мы — и так, и сяк, а он не платит, и всё. Я, говорит, ребятки, уже Иофаму заплатил. Сегодня у нас с Иофаном стрелка забита. Вот и хочу спросить: мочить его?

— Конечно, мочить! Кто не со мной — тот против меня. Едем все, — загорелся Иисус, — я им покажу, кто здесь хозяин!

1Библия. Лк.19:2–8

87

Не прошло и получаса, как вся бригада во главе с Иисусом погрузилась в лодки и взяла курс на Керсу, располагавшуюся на противоположном берегу Галилейского озера. Не успели апостолы выйти из лодок и размять ноги, как появились Иофан и его правая рука Потифер. Они явно не ожидали такой большой делегации и, тем более, появление самого Иисуса.

— Вы что тут, в Гадаре, совсем оборзели, — налетел на Иофана Иисус, — я же по-хорошему тебя просил: не дёргайся, вставай под мою руку и не крути мне мозги.

— Мы и Роэ-то не подчинялись, — смело ответил Иофан, — а тебе, самозванец назаретский, тем более не будем. Не пугай нас: мы и покруче ухарей видали, да всех пережили.

Пастухи, пасущие огромное стадо свиней, с интересом наблюдали за беседой авторитетов, а когда приезжие вдруг налетели на местных и стали жестоко их избивать — не на шутку испугались.

— Мы здесь ни причём, — заикаясь, сказал подошедшему к ним Иисусу главный пастух, — мы — простые пастухи и пасём свиней Милона.

— Вы пасли его свиней, — ответил им Иисус. — Гоните стадо к обрыву! — скомандовал он Петру. — И всё, до единой, — в море.

— А вы, — обратился он к пастухам, — передайте Милону, что в следующий раз мы не свиней утопим, а его.

Пастухи сразу побежали к городу, не заставляя Иисуса повторяться, а апостолы, матерясь, погнали стадо к обрыву. Вскоре около двух тысяч свиней оказалось в воде Галилеи,(1) за исключением немногих, сумевших прорваться сквозь цепь апостолов.

В это время со стороны Керсы показалась толпа людей.

— Смытываемся, — скомандовал Иисус, и все живо запрыгнули в лодки. Они только успели отплыть метров на пятьдесят от берега, как человек тридцать высыпало к самой воде.

— Твари! — орали они. — Возвращайтесь назад, мы вам мозги вытряхнем.

Апостолы молча налегали на вёсла и только Андрей, привстав,

1. Библия. Мк.5:13

88

чтобы его видели, прокричал:

— Эй, необрезаные! В следующий раз мы приедем вам обрезание делать. Прямо под корень!

Апостолы, побросав вёсла, весело загоготали и над его словами, и над беспомощностью толпы на берегу.

89








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх