Загрузка...



Глава 8.Братья.

Иисус давно не видел своего брата Иоанна. Лет пятнадцать, наверное. Или больше? Больше! В последний раз они, с ещё живым тогда отцом, заходили попроведовать Фираса после пасхи. Отец с Фирасом сразу же стали обсуждать новости и говорить о жизненных проблеммах, а им с Иоанном было некогда. Они быстро обежали расставленные Иоанном силки (ловушки были пусты), погонялись за неосторожной мышью, а потом развалились в шалашике Иоанна, прямо под смоковницей, и стали делиться секретами ловли малиновки. Потом они слушали как журчит вода в роднике, между делом пришли к выводу, что Фамарь, десятилетняя соседка Иисуса, самая красивая девчонка (но и самая вредная), и через час им казалось, что во всём мире нет ближе братьев, чем они. Они чувствовали себя родственными душами, а наличие у каждого из них родимого пятна в виде полумесяца только подтверждало их близкое родство. Быстро осознав свою схожесть, они решили проверить это на взрослых. Не долго думая, Иисус облачился в грубую одежду Иоанна, а Иоанн натянул на себя льяную рубаху Иисуса. Их маскарад сработал на славу!

— Иисус, — обратился к Иоанну отец, когда они предстали перед взрослыми, — не убегайте далеко: мы скоро пойдём домой.

Они с Иоанном расхохотались, а отец с Фирасом долго не могли понять, почему мальчишки покатываются со смеху.

Наконец, они поняли, в чём дело.

— Ишь ты, как они похожи, — сказал Фирас, — сразу видно: одного корня.

С сожалением расставшись тогда, они поклялись не забывать друг друга…

Как теперь его встретит Иоанн?

…Достигнув Иерусалима, Иисус первым делом отправился повидать Гамалиила, внука умершего Гилеля.

— Да ты совсем мужчина, Иисус, — воскликнул Гамалиил, с трудом узнав в этом высоком красавчике сына Иосифа…

Их беседа о положение в стране затянулась на несколько часов.

— Нет, Иисус, — возражал ему Гамалиил, — не в царе дело. Мы живём

38

плохо не потому, что царь плохой. Всё дело в народе. Тебе известна поговорка — *Каждый народ достоин своего царя*. Так что же на другого кивать, если у самого рожа крива. Народ погряз в беззаконии. Закон гласит: *не притесняй вдовы*, а их насилуют, кому не лень; *не притесняй сироты*, а их мордуют на каждом углу; *помогай пришельцу*, а их грабят. У меня такое ощущение Иисус, что вот- вот наступит конец света, и люди вцепятся в глотки друг друга. И это, наверное, уже бы и случилось, Иисус, если бы у нас за спиной не стояли римские войска.

— По твоему, Гамалиил, хороший царь — не спасение, — не отступал Иисус, — а что ты скажешь не про просто царя, а царя-мессию?

— Точно, Иисус, — воскликнул Гамалиил, — царь-мессия!! Именно его я жду все последние годы и именно он должен принести в нашу бедную страну не мир, а меч!

— Меч? — не понял Иисус.

— Именно!!! Смотри, что происходит сейчас в нашем обществе. Был Закон и был Порядок. Со временем, как днище корабля обрастает ракушками, которые мешают кораблю двигаться вперёд, так и наш Закон оброс подзаконами, которые не только мешают нам двигаться, а просто убили Закон. Даже мой дед Гилель(1) не избежал заблуждений. Вспомни, Иисус, его знаменитое рассуждение о яйце, снесённое курицей в субботу. А Шаммай? Его запрет гонять голубей в субботний день? Только глупец не понимает, почему бог через пророка Моисея дал нам Закон о субботнем дне. Ты знаешь — почему?

Иисусу не хотелось выглядеть глубцом, поэтому он неопределённо сказал: — Продолжай, уважаемый, не теряй мысли.

— Закон о субботе — это Закон о рабах. Давным- давно было замечано, что нельзя раба заставлять трудиться семь дней в неделю. Но не раба пожалел бог, давая им выходной. Бог пожалел рабовладельца. Ведь если не давать отдохнуть рабу, то он в конце концов не выдержит и сбежит. И это будет ещё не так плохо. А вот если он возьмётся за оружие? Бунт, разруха. Кому они нужны? Никому!

1. По учению Гилеля нельзя было есть яйцо снесённое курицей в субботу.

39

Ну, а что сделали фарисеи и священники? Они до того искаверкали Закон о субботе, что он стал абсурдом. Например: помочь соседу в субботу? Нельзя; твой осёл упал в яму и погибает? Опять нельзя. Жди воскресенья. Не важно, что бедный осёл его просто не дождётся. И многие другие примеры, Иисус. Закон потерял смысл, он стал тормозом. Я говорю не только про Закон о субботе, другие законы тоже исковерканы и тоже абсурдны. Пришло время Закона-без Закона. Так вот, дорогой Иисус, я жду мессию, который мечом отделит настоящий Закон от нашего Закона. Я сравниваю теперешний Закон с запущенным виноградником, кторый перестал расти и плодоносить, а будущего мессию — с заботливым виноградарем, который придёт и отсечёт лишние ветки, давая возможность винограднику расти и развиваться…

— А Гамалиил, пожалуй, умнее своего деда, — думал Иисус, шагая в Вифанию. Только вот говорит слишком уж мудрёно. Такого народ не поймёт. А не поймёт, значит, не примет. Нужно говорить просто и ясно, так, чтобы слова ложились на самое сердце слушателя.

…На удачу Иисуса Иоанн сделал небольшой перерыв в крещении людей и вернулся в свою хижину. Он без большого труда узнал его, так как схожесть в их чертах лиц, заметная ещё в детстве, не прошла с годами, а, наоборот, стала ещё больше заметнее.

— Иисус, брат, это ты! Бог ты мой! Как я рад тебя видеть! Как же ты надумал проведать меня через столько лет?

— Я тоже рад, Иоанн, что мы наконец-то встретились, — обнимая брата проговорил Иисус, — а ты почему не подстрижёшь волосы? Видя тебя, люди, наверное, шарахаются в сторону, как от дикого зверя.

— А, мелочи всё это. Некогда мне, Иисус, собой заниматься. Тут покушать- то толком нет времени, а ты про стрижку говоришь. Кстати, давай поедим? Пошли в дом, сейчас я что-нибудь приготовлю.

Он потащил Иисуса в дом и усадил на стул посреди единственной комнаты, а сам стал разводить в очаге огонь.

— Откуда ты, или куда? — спросил он Иисуса, ломая ветки.

— К тебе, брат, пришёл. Услышал, что ты пророчествуешь, вот

40

и захотелось мне поговорить с известной на весь Израиль личностью.

— А ты их больше слушай, — махнул рукой Иоанн, — врут люди всё. Какой я пророк? Вот Илия был великий пророк. Или Елисей. А я просто крещу людей в Иордане.

— А зачем ты это делаешь? — спросил его Иисус.

— Готовлю путь мессии, который скоро придёт на землю Израиля.

— Придёт? Ты в этом уверен?

— Да, Иисус, придёт обязательно, ибо настал тот момент, когда люди уже не могут жить по старому. Мессия придёт и поможет нам сломать хребёт сатане и этот проклятый номер 666 навсегда сгинет в прошлом.

— 666? Что это?

— Ты разве не читал святых писаний (1), Иисус? Там прямо сказано, что сатана, деньги и число 666 — есть одно и тоже.

— Деньги???

— Именно, Иисус! Всё продаётся и всё покупается. Мир рухнул, не устояв перед напором этого зверя. Совесть? Пожалуйста, всего тридцать серебрянников. Вам любовь? Нет проблем. За кусок хлеба возьмёте? А вы что продаёте? Родную мать?! И по чём? Действительно, смешная цена. Не желаете ли корону? Почему нельзя? За деньги всё можно, только смотря сколько отвалите.

Иоанн с такой выразительностью проговорил эти мнимые диалоги, что Иисусу показалось, что он действительно присутствует на городском рынке.

— И что же ты предлагаешь, Иоанн?

— Покаяться! В этом вся сила.

— Только-то и всего?

— Да! Покаявшегося человека не надо будет заставлять отдать деньги тем, кто их не имеет, он сам, осознав их вред, поделится с ближним.

— Ты и вправду веришь в это?! — воскликнул поражённый

1. Библия.3Цр.3:14

41

Иисус. Ты веришь, что богач отдаст добровольно свои деньги? Да ни за что! И никогда!

— Отдаст, Иисус, ведь он тоже покаится.

— Ой ли? Может, он и покается, и даже раскаится, только попробуй зайди к нему в виноградник и сорви гроздь — засудит.

— Но если богач не захочет поделиться с ближним, то тогда остаётся один путь — забрать его деньги силой.

— Вот тут — то ты и пропадёшь, Иоанн. Ты хочешь отобрать и разделить? Не те времена. Может быть, раньше у тебя и прошёл бы этот номер, но сейчас, когда римские войска наводнили страну, это невозможно. Рим не допустит революции и тебя, стоит тебе только заикнуться о переделе собственности, тут же водрузят на крест. Причём, в тот же день, Иоанн.

— Правда твоя Иисус, но что делать? По- моему, путь через покаяние единственно правильны, хоть и сопряжён с риском.

— Нет, Иоанн, есть другой единственно правильный путь, и мы пойдём именно им!

— Ты говоришь: мы и ты говоришь: пойдём. Уж не собираешься ли ты тоже крестить народ?

— Нет брат, крестить будешь ты. Ты будешь у нас пророк. А я, Иоанн, пришёл, чтобы стать мессией и царём Израиля.

Поражённый словами Иисуса, Иоанн ошарашенно молчал.

— Я пришёл, Иоанн, чтобы изменить законы Израиля. Я сделаю так, что все люди будут братья. Не будет ни богатых, ни бедных.

— Так и я говорю о том же, — воскликнул Иоанн, — я и крещу для этого.

— Постой, не горячись, — остановил его Иисус. На земле это невозножно сделать. Как ты правильно говоришь, здесь правит число 666, а людям не дано победить его и, пока мы живём, мы будем поклоняться этому дьяволу, а твои призывы к всеобщему покаянию — как мёртвому припарка. К твоему покаянию нужна хорошая дубина, видя которую, человек не осмелится нарушить Закон.

— Дубина???

— Да, дубина. И пряник, конечно.

42

— Что-то я не пойму тебя, Иисус.

Иисус рассмеялся.

— Сколько ты хотел бы прожить, Иоанн? Пятьдесят лет? Семьдесят? Сто?

— Откуда я, брат, знаю? Столько, сколько Бог даст, — ответил с недоумением Иоанн.

— Ну, а потом — что?

— Что значит — потом? Что может быть потом? Ничего! Умру, да и всё.

— Умрёшь — и всё?

Иоанн непонимающе смотрел на Иисуса. Он, видимо, решил, что Иисус не в своём уме.

— Я же не пророк Моисей, я не пророк Илия… — начал он медленно. — Это их Бог взял к себе на небо, и они будут жить вечно.

— Именно, Иоанн, — вдруг воскликнул Иисус, — там, на небе, в царстве нашего Бога существует вечная жизнь. Те, кто попал туда, никогда не умрут — ни через сто лет, ни через двести, ни через миллион. Вот тот пряник, о котором я говорил. Если ты покаялся, если ты соблюдаешь Закон, то Бог возьмёт тебя после твоей смерти в своё царство, и ты возляжешь там вместе с ним. Там, у Бога, нет ни богатых, ни бедных. Там нет денег, и там все равны. Рай!!! Вот что должно стать целью любого человека.

— Ты говорил про дубину, — вдруг напомнил Иоанн, — уж не собираешься ли ты ею загонять в этот рай людей?

— Нет, Иоанн, что ты! Люди сами будут загонять себя туда этой дубиной.

— ???

— Эта дубина называется ад. Если ты не покаялся, если ты не соблюдаешь Закон, если ты не веришь в Сына божьего, то вместо рая, Бог определит тебя в ад, где ты будешь мучиться вечно. И заметь, Иоанн, это не только не противоречит твоей теории, а дополняет её. Кайтесь, люди, просите прощения, будьте братьями, и бог воздаст вам за страдания ваши. Только ты хочешь устроить жизнь людей сейчас, в тот короткий промежуток времени, пока они живут, а я хочу подарить им жизнь вечную.

43

— Но это — обман и уход от реальности жизни, — возразил ему Иоанн.

— Нет, это — политика, Иоанн. Это — идея, с помощью которой я хочу взять власть. А вот когда я её возьму, то тогда я смогу построить справедливое общество, где не будет ни богатых, ни бедных, как хочешь ты.

— А что скажет Рим?

— А что должен сказать Рим? Рим будет молчать! Мы также исправно будем платить налоги, как и сейчас, а они также будут охранять наши границы. Пусть пока охраняют, нам меньше забот. Но когда мы окрепнем, а я верю, что наступит такое время, то Рим сам будет нам платить! И столько — сколько им укажу я!!!

Иоанн замолчал и погрузился в раздумье.

— Да-а-а, — произнёс он наконец, — наверное, ты прав, Иисус: одного покаяния здесь недостаточно. А делать что-то надо, ведь так дальше жить нельзя… Что ж, я готов! Говори, что я должен делать?

— Для начала покрести меня.

— Я? Тебя? Да я сам должен креститься у тебя.(1)

— Не время, брат, заниматься ерундой, выясняя, кто из нас святее. Завтра на Иордане покрестишь меня — и за дело. Теперь ты должен изменить свои проповеди. Проповедуй так: — Явился на нашу землю Сын божий в образе человеческом и он спасёт Израиль. Это — основная мысль. И никаких переделов собственности!! Понял? Это будет потом, когда мы наберёмся сил и я стану царём.

Наутро, позавтракав диким мёдом (больше у Иоанна ничего не было), они поклонились могилке Фираса и пошли к Иордану. Продолжая вчерашнюю беседу, они незаметно достигли источника, где, как всегда, было много путников и просто людей, пришедших покреститься у Иоанна. Завидев пророка, народ оживился. Иисус, чтобы не привлекать к себе внимания и спрятать их родственное сходство, заранее отделился от Иоанна, а затем незаметно расположился в его шалаше и стал с интересом наблюдать процесс крещения.

1. Библия. Мт.3:14

44

Сначала Иоанн выступил со своей обычной проповедью. Он, как всегда, призвал людей покаяться и не грешить больше. А потом заявил, что тот спаситель Израиля, о котором мечтал каждый еврей, наконец-то пришёл на их грешную землю.

— Мессия среди нас!!! — вдруг грозно заорал Иоанн. — Близится час справедливого суда!! Горе тому, кто не покается и не примет очищение от грехов! И сами слова, и тон (а точнее, рёв), которым они были произнесены, произвели на народ сильнейшее впечатление. По толпе прокатилась волна испуга и радостного вожбуждения одновременно.

— Мессия явился… Спаситель среди нас… — понеслось по толпе. — Где он? Кто он? Уж не Елисей ли вернулся на землю? Он — пророк?

— Нет, — отвечая на последний вопрос, заявил Иоанн, — он больше, чем пророк, и я недостоин завязать сандали на его ногах.

— Кто может быть больше пророка? — заволновался народ ещё больше.

— Он — Сын Божий, принявший тело человеческое и пришедший спасти нас, — добил их Иоанн.

— Кто он? Кто? Скажи нам.

— Его имя — Иисус, он из рода царя Давида.

— Слава всевышнему, он не забыл свой народ, — со слезами на глазах восклицали люди.

…К вечеру все собравшиеся были покрещены Иоанном и разошлись, неся благую весть всему Израилю: мессия, о котором все так мечтали и которого долго ждали, явился!!!

…Иоанн развёл костёр и они с Иисусом стали готовить ужин.

— Мне понравилось, как ты сообщил народу о моём приходе на землю, — довольно проговорил Иисус Иоанну, — так и продолжай, а я пока буду собирать силы.

Они только собрались поужинать, как к ним подошёл одинокий путник.

— А-а-а, Андрей,(1) — узнал его Иоанн, — подсаживайся к нам.

1. Апостол Андрей. Библейская личность.

45

— Это мой лучший ученик, — с гордостью сказал он Иисусу. — Живёт далеко отсюда, в Капернауме, а всё равно раз в неделю приходит послушать меня.

— Садись, Андрей, — сказал ему Иисус, — и расскажи, как вам живётся в Капернауме.

— Плохо, человек добрый, — ответил Андрей, присаживаясь к костру.

— Отчего же? Может, рыба стала плохо ловиться в Галилейском море?

— Да нет, куда ж ей деваться, рыбе- то, она у нас завсегда ловилась.

— Тогда почему плохо живёте?

— А где теперь живут хорошо? Дерут с нас три шкуры! Риму отдай, царю отдай, священникам отдай. Что нам остаётся? Так и этого мало, бандитов развелось — плюнуть некуда. Их не интересует, поймал ты рыбу или нет. Рыбачишь — плати в любом случае, а если нет, так лодки пожгут.

— А вы к стражникам обратитесь.

— Ещё хуже будет. Бандиты и стражники заодно, только пикни — голову оторвут.

— И долго вы это терпеть будете? — Не отставал от него Иисус.

— Не знаем. Мы ждём мессию.

— А что вы от него ждёте?

— Справедливого переустройства мира!

— Здесь я!!! Я пришёл, и я покажу вам путь!

46








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх