Загрузка...



Глава 6.Варава.

В каждом государстве есть царь. Он, как ему и положено, сидит на троне и управляет страной посредством суда и армии. Но внутри каждого государства существует ещё одно государство, в котором тоже есть и царь, и суд, и армия. И это государство в государстве — преступный мир. Иногда даже и не скажешь, у какого царя — законного или царя в *законе* больше власти и кто в действительности правит страной. А иногда эти два царя действуют сообща, и тогда получается беспредельное государство, в котором закон стоит не на страже интересов народа этой страны, а на стороне преступного мира.

В преступном мире всё построено точно так, как и в официальном государстве. И в нём с такой же ожесточённостью идёт борьба за власть. Государство не может существовать без лидера. *Король умер. Да здравствует король!* Следуя этому правилу сегодня в Иерусалиме собрались авторитеты со всего Израиля. Им предстояло решить кто будет следующим царём в их государстве, так как неделю назад Шмамиг, некоронованный король Израиля, был убит при невыясненных обстоятельствах в одном из притонов Вифлеема и трон оказался свободен.

Сходка присходила в доме Варавы. Это было самое безопасное место в Израиле, стражи порядка давно были куплены и, случись шухеру, то они же предупредят первыми. Варава, авторитет Иерусалима и правая рука покойного Шмамига, прикидывал свои шансы. Претендентов было пятеро, включая его самого.

Ну, у Роэ, пахана Галилеи, шансов мало. Слов нет, фигура крупного воровского масштаба старой закваски. Но Капернаум далеко отсюда, а одним авторитетом в этом деле не возьмёшь: кулаки нужны и не в Капернауме, а здесь.

Халав, местный иудей, руководит югом страны. Силы много, да ума мало: молод ещё. Подождёт до следующей номинации.(Не дождётся)!

Следующий Хазир. Умён, расчётлив, но традиции этого мира

30

сильнее даже законов. Когда это было видано, чтобы самарянин был паханом Израиля? Ни за что!

Остался Холед. Это самый главный претендент на трон. Всё побережье — его, порты — его, дороги — его и уже к Иерусалиму сволочь подбирается…

Кажется, уже обо всех текущих делах поговорили, пора бы и к главному перейти, да вот Холед *почему-то* опаздывал. Наконец, в комнату вошёл подручный Варавы и что-то прошептал ему на ухо. Варава нахмурился и, не дожидаясь когда шестёрка выйдет из комнаты, сказал: — Братаны, Холед арестован и сейчас парится на нарах.

Все переглянулись. Одним конкурентом меньше, это хорошо. С другой стороны, хорошего мало в такой ситуации: неделю назад нож в сердце получил сам Шмамиг, теперь арестован главный претендент на трон — Холед. Что последует дальше? Кто будет следующий? Всё это не случайно и кто-то из сидящих здесь рвётся к власти. Кто из них? Каждый присутствующий здесь мог сказать про себя, что не он. Каждый, кроме одного… Кроме Варавы. Да, это он организовал нож в сердце своего боса. А что? Поцарствовал — и будет, дай и другим поправить — решил Варава. И нары этой суке — Холеду тоже он устроил: не будет высовываться и претендоватьь на трон, тварь приморская.

— Вам не кажется, что кто-то решил поиграться с нами? — с нескрываемой и до того естественной злобой в голосе произнёс Варава, чтобы ни у кого не зародилось сомнение о его непричастности к этому делу. — Я пока не знаю кто, но падлой буду, если не выясню, и тогда — берегись.

Он специально выбрал этот тон, чтобы дать всем понять кто здесь хозяин.

Остальные были не дураки и, поняв его претензии на корону, угрюмо молчали, ожидая дальнейшего.

— Давайте так, — не выпускал из своих рук инициативы Варава, — прежде, чем решать как Израиль делить будем, надо решить кто займёт место Холеда. Временно, пока он на нарах.

— Да чего там решать, — отмахнулся Роэ, — пусть Эвув правит.

Эвув был правой рукой Холеда и все прекрасно его знали.

Варава послал за ним посыльного, а пока его ждали, он перевёл стрелку на дела денежные.

31

— Братаны, благодаря заботам Шмамига, наш общак не худой. Но, хотя о покойниках плохо не говорят, мне его система не нравилась. Я думаю, что пришла пора на местах оставлять побольше.

Конечно, Варава хитрил. Он прекрасно знал, что Шмамиг заставил всех ложить в общаг чуть не две трети собираемых денег и это никому не нравилось.

— Правильно, Варава, — сразу поймался Халав. — Конечно, общак — дело святое и никто не против ложить туда деньги, но Шмамиг перегнул палку. Что это за дела, когда я не могу распоряжаться кровно заработанными деньгами, это ж так по рукам бьёт, что отпадает охота честно трудиться.

Остальные молчали.

— Предлагаю, — не услышав больше замечаний, заявил Варава, — половину заработанных денег оставлять на местах.

Все согласились и решили за это выпить. В этот момент в комнату вошёл Эвув. Он почтительно поприветствовал соратнивов и уселся на место своего хозяина Холеда. На вид он был спокоен, но движения его рук выдавали его волнение. Ещё бы, ведь теперь он наравне с паханами, а, значит, и сам пахан.

— Принимай хозяйство, Эвув, — распорядился Варава, словно он уже имел корону.

— А теперь давайте решать, кто займёт место Шмамига. И, словно невзначай, добавил — а с Антипой я поговорю, пусть вытаскивает Холеда с нар.

Говоря это, он дал всем понять, что у него связи даже с самим царём. Конечно, он врал. Нет, связь с Антипой он имел уже давно и они были в каком-то смысле чуть ли не друзья. А врал он то, что отпустят Холеда. Ему завтра отрубят голову, как и было запланировано с самим Антипой. Эвув же, в благодарность за эту услугу, о которой они договорились неделю назад, будет его прикормленной собачкой.

— Вараву! Тебя хотим, — произнёс Эвув и, вставая в знак признательности и почтения, повторил, — Вараву. Остальным ничего другого не оставалось, как встать и склонить головы в знак согласия. Король Шмамиг умер. Да здравствует король Варава!

32








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх