• РАЗВОД – ИСТОЧНИК ПОТРЯСЕНИЙ
  • ПЕРЕЖИВАНИЕ ДЕТЬМИ СИТУАЦИИ РАЗВОДА РОДИТЕЛЕЙ
  • ТИПЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РАЗВЕДЕННЫХ СУПРУГОВ
  • ТИПЫ ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ К ПРОБЛЕМЕ РАЗВОДА
  • ОТНОШЕНИЯ МАТЕРИ И ДЕТЕЙ В НЕПОЛНОЙ СЕМЬЕ, ОБРАЗОВАВШЕЙСЯ ВСЛЕДСТВИЕ РАЗВОДА РОДИТЕЛЕЙ
  • ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ СУПРУГАМ ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ РАЗВОДА
  • ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ
  • РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
  • Глава 2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РАЗВОДОВ

    Развод – источник потрясений. Переживание детьми ситуации развода родителей. Типы взаимоотношений разведенных супругов. Типы отношений матери к проблеме развода. Отношения матери и детей в неполной семье, образовавшейся вследствие развода родителей. Психологические рекомендации супругам во время и после развода.

    РАЗВОД – ИСТОЧНИК ПОТРЯСЕНИЙ

    Ситуация развода не проходит бесследно ни для самих разводящихся, ни для их детей. Даже тогда, когда брак расторгнут юридически, многие из них не уверены в правильности принятого решения. Установлено, что в 46 % распавшихся семей один из супругов (чаще всего муж) испытывает позитивные или, по крайней мере, противоречивые чувства к партнеру. В каждой пятой семье накануне развода оба супруга сохраняют эмоциональную привязанность, несмотря на то что совместное ведение хозяйства, объединение бюджета в подавляющем большинстве случаев прекращено, имущество уже поделено.

    Разведенные супруги оказываются как бы на перепутье. Это позволило некоторым специалистам назвать период после развода «вторым подростничеством». Действительно, как и в подростковом возрасте, бывшие супруги испытывают мучительную потребность найти свое место в жизни, часто они вынуждены заново определять для жизни систему ценностей, анализировать и основательно переосмысливать свою прошлую семейную жизнь.

    К сожалению, наиболее простыми и необременительными способами выхода из создавшегося положения, а точнее, ухода от возникших проблем могут стать пристрастие к алкоголю или наркотикам, проповедование «философии краха современной семьи», поиски свободной любви или вступление в новый брак назло бывшему супругу.

    Развод всегда является источником больших потрясений в жизни взрослого человека. Никто из разводящихся супругов не уходит с поля боя без потерь. Обычно жертвуют своим психологическим благополучием не виновные, а потерпевшие, не те, кто предпочел другого брачного партнера, а те, кто осознал: выбор сделан не в их пользу. Очень трудно в такое отчаянное время сохранить выдержку и самообладание, надо скрыть боль от окружающих и, прежде всего, от детей. Но все равно от переживаний никуда не деться, потому что развод сильно меняет всю дальнейшую жизнь бывших супругов. Возникает комплекс новых проблем: экономические сложности (особенно у женщин, оставшихся с детьми), изменение личных привычек, вкусов, всего стиля жизни, характера отношений с общими друзьями и знакомыми, взаимоотношений детей не только с бывшим мужем (женой), но и его (ее) родственниками и т. п.

    Распад семьи воспринимается личностью, особенно в первый момент, как доказательство ее неполноценности, что приводит к острому переживанию ею собственной несостоятельности, неуверенности в себе, депрессии, самообвинению. Формирование нового образа семьи у детей (в условиях раздельного проживания родителей) ставит перед ребенком задачу адаптации к новым правилам общения и сотрудничества с каждым из родителей.

    Одной из серьезных задач, с которыми сталкиваются супруги после развода, является стабилизация финансово-экономического положения семьи. Финансовые трудности заставляют разведенных супругов искать сверхурочную или новую, высокооплачиваемую работу, чтобы свести бюджет в новых условиях, либо, напротив, отказаться от престижной и финансово выгодной работы, чтобы освободить время для ухода за детьми и их воспитания. В любом случае кардинальное изменение социальной ситуации развития семьи, пережившей развод, сопровождается изменением образа жизни, в том числе пересмотром прежде сложившихся моделей исполнения ролей.

    Супруг, совместно проживающий с ребенком, должен научиться эффективно справляться с множеством ролей, ранее распределявшихся между мужем и женой таким образом, что ролевая перегрузка не наносила ущерба воспитанию ребенка. Супруг, отделившийся от семьи, стоит перед задачей интенсификации общения с ребенком так, чтобы компенсировать временной недостаток общения с ним, неизбежный при раздельном проживании.

    Оба родителя должны научиться принимать и уважать друг друга как отца (мать) своего ребенка, преодолев обиду, эмоциональный негативизм и желание отомстить бывшему супругу. Заключение договора о полноправном участии каждого из супругов в воспитании ребенка станет надежным средством профилактики негативных последствий развода как для ребенка, так и для бывших супругов.

    Еще одно следствие развода состоит в переживании бывшими супругами чувства личностного краха. В большинстве случаев развод происходит по инициативе одной из сторон. Отвергнутый партнер особенно тяжело переживает решение о разводе. Инициатор развода даже при явно негативном паттерне чувств и эмоциональных проявлений, связанных с ним, сохраняет контроль над ситуацией, в то время как для отвергнутого партнера характерным переживанием является чувство бессилия, безысходности. Особенно остро переживают тревогу и страх утраты контроля над ситуацией женщины.

    Постразводный синдром, включающий переживание депрессии, безысходности, утраты смысла жизни, страха и отчаяния, низкой самоценности, более характерен для женщин. Мужской вариант постразводного синдрома отличается нарастанием чувства одиночества, подавленности, растерянности, нарушениями сна, аппетита, обращением к алкоголю, снижением интереса к профессиональной деятельности, сексуальными расстройствами.

    Развод может сопровождаться проблемами в отношениях с прародительской семьей, которые усугубляются после расставания супругов. Так, одинокая мать может стать мишенью обвинений со стороны собственных родителей как «безответственная», «капризная», «неуживчивая», «вздорная» и т. д. Вместо эмоциональной и деловой поддержки в прародительских семьях разведенная семья сталкивается с осуждением, непониманием и открытым выражением оппозиции: «Вы не спросили нас, когда решили пожениться, не посоветовались, когда разводились, – теперь не ждите от нас помощи в решении своих проблем!» Прародительская семья обеспечивает необходимые ресурсы и поддержку для решения задач перестройки семейной системы. Если возникают конфликты между прародителями и членами разведенной семьи, необходимо прибегнуть к помощи и участию третьих лиц.

    Независимо от половой принадлежности и от того, кто «виноват» в распаде брака, супруги еще долго переживают по поводу развода. Как правило, переживания после развода по поводу распада семьи тянутся остро примерно полгода-год. При этом у мужчин чаще всего – полтора: представителей сильного пола прошлое не «отпускает» гораздо дольше. Некоторые долго и страстно ненавидят женщину, с которой расстались, и как бы в отместку ей завязывают новые знакомства чересчур прямолинейно, даже с вызовом. Однако им не всегда удается закрепить возникший контакт, удержать его, облечь в определенную форму – дружескую или любовную. В этот период человек словно раздваивается: то чувствует какую-то ущербность, то предъявляет слишком завышенные требования, и от этого еще больше мечется и мучается.

    Психологами описаны переживания бывших супругов после развода. По силе переживаний, связанных с разводом, всех условно можно разделить на две группы (различия между мужьями и женами оказались незначительными): тяжело переживающие развод и легко переживающие развод. Обобщенные психологические портреты и тех и других отличаются следующими характеристиками.

    К первой группе относятся люди с высоким уровнем эмоциональной нестабильности. Они часто страдают от резких перепадов настроения, расстройством сна, вплоть до невралгических болей и нарушений сердечного ритма. Они, как правило, признают предстоящий развод неудачей, которая серьезно осложнит их жизнь, не собираются повторно вступать в брак (или затрудняются при ответе на этот вопрос), часто сожалеют о прошлом, к супругу сохраняют эмоциональную привязанность (или относятся неоднозначно). Для них характерны появление мыслей о самоубийстве или попытки суицида, которые во многих случаях приводят к трагической развязке. Их друзья склонны не одобрять предстоящий развод. Для женщин этой группы существенное значение имеет осуждение развода родителями. Еще одна чисто женская особенность: чем раньше состоялся первый разговор о разводе, тем больше женщины внутренне готовы к нему и легче его переносят.

    Для второй, противоположной, группы характерна эмоциональная устойчивость. Они считают предстоящий развод освобождением от обременительных обязанностей, полагая, что расторжение брака должно изменить их жизнь в лучшую сторону. Поэтому собираются сразу же или в скором будущем вступить в новый брак и не сожалеют о прошлом, рассматривают себя в качестве инициатора развода, а к супругу испытывают неприязнь или равнодушие. Обычно друзья их поддерживают. Свои планы относительно ухода из семьи они долгое время держат в тайне, иногда само обсуждение возможности развода откладывают до последнего момента. Промежуток времени между таким обсуждением и подачей заявления о разводе у них составляет месяц и менее. Подобная позиция характерна преимущественно для мужчин. Для многих мужчин наибольшую трудность представляет не сам уход из семьи, а то, как решиться сказать о своем решении жене. Поэтому, когда жена объявляет о своем желании развестись, муж испытывает облегчение оттого, что она инициативу взяла на себя. Особенность переживаний данной группы разводящихся состоит также в том, что они очень быстро находят утешение в новом браке.

    Как правило, в развод оказываются вовлеченными не только супруги, но и их дети, которые от расставания родителей страдают больше всего. Ситуация развода в семье, согласно данным американских исследователей, наносит большой вред психическому здоровью ребенка, для которого нет и не может быть развода ни с отцом, ни с матерью. Родители не могут стать для него чужими, если сами не захотят этого. К сожалению, принимая решение о разводе, родители часто думают о судьбе ребенка в последнюю очередь.

    Чешскими учеными был обнаружен интересный факт, свидетельствующий о неосознанности многими супругами своей родительской позиции и связанной с нею ответственности за судьбу ребенка. Так, например, абсолютное большинство молодых родителей убеждены, что дети-дошкольники еще слишком малы, чтобы развод их затронул. Видимо, по этой причине многие разводящиеся супруги ничего не говорят детям о предстоящем разводе. В этой ситуации ребенок вынужден сам объяснять происходящее. Известно, что некоторые дети-дошкольники обвиняют в разводе родителей себя: «Я не слушался, и поэтому папа уходит от нас». И разубедить их с помощью логических доводов не удается.

    Еще более тяжелая ситуация складывается, если бывшим супругам не удается наладить родительское сотрудничество. В данном случае имеется в виду расхождение мнений мужа и жены о формах и способах участия в воспитании, в контактах с детьми. Около половины отцов хотели бы встречаться с ребенком раз в неделю и чаще. Однако лишь пятая часть матерей считают это возможным, а вообще они чаще настаивают на полном отсутствии таких встреч. Что касается возможных форм участия в воспитании (контроль учебной деятельности и успеваемости детей в школе, забота о проведении ими свободного времени и т. п.), отцы предпочитают после развода такой «беспроигрышный вариант», как дарить детям подарки.

    Согласно статистике, которой оперируют специалисты по семейному праву, 80 % разведенных отцов ограничивают свои родительские обязанности уплатой алиментов; 10 % не готовы даже на такие скромные жертвы и скрываются от собственных детей. И только 10 % отцов выражают готовность заявить о своих родительских правах и согласны нести с матерями равную ответственность за судьбу ребенка, активно участвуя в его воспитании.

    В такой ситуации, когда мать не противится встречам ребенка с отцом, возможна следующая крайность. Со временем мать начинает замечать, что ребенок, особенно мальчик, больше привязывается к отцу, ожидая каждой встречи с ним как волнующего праздника. Это вызывает в ней обиду и горечь одновременно: все будничные заботы о ребенке легли на ее плечи, а детской любви больше достается приходящему изредка отцу. И тогда начинается процесс «перекупки» любви ребенка при помощи подарков. Ребенок мечется между родителями, воюющими между собой за его внимание, а потом приспосабливается и начинает извлекать свою выгоду из этой вражды.

    Подобное поведение родителей может повлечь за собой серьезные деформации в личности ребенка, которые станут явными спустя годы, когда что-либо изменить уже нельзя. Но самые серьезные последствия развода родителей для ребенка – его воспитание в неполной семье. При всей жертвенности и героических усилиях матери неполная семья не может обеспечить полноценных условий социализации ребенка: процесс вхождения его в социальную среду, приспособление к ней, освоение (в том числе и творческое) социальных ролей и функций.

    Уход из семьи отца как личности, представляющей для сына модель идентификации мужской роли, а для дочери – модель комплементарности (взаимного соответствия на основе взаимодополнения), может неблагоприятно проявиться в некоторых адаптационных затруднениях в подростковом возрасте. Позднее – в собственном браке, а также в психологическом и сексуальном развитии.

    Мать стремится своим влиянием, любовью и заботой компенсировать то, что, по ее мнению, дети не получают из-за отсутствия отца. По отношению к детям такая мать занимает опекающую, охранительную, контролирующую, сдерживающую инициативу ребенка позицию. Это способствует формированию эмоционально ранимой, несамостоятельной, подверженной внешним влияниям, «извне управляемой» эгоистической личности. К тому же ребенок из неполной семьи чаще оказывается объектом нравственно-психологического давления со стороны детей из благополучных полных семей, что ведет к формированию чувства неуверенности, а нередко и озлобленности, агрессивности.

    ПЕРЕЖИВАНИЕ ДЕТЬМИ СИТУАЦИИ РАЗВОДА РОДИТЕЛЕЙ

    Развод, как считают психологи, это стрессовая ситуация, угрожающая душевному равновесию одного или обоих партнеров и особенно детей. Ситуация развода в семье наносит большой вред психическому здоровью ребенка. Родители не могут стать для него чужими, если сами не захотят этого. Особенно болезненно реагируют на развод 5-7-летние дети, и прежде всего мальчики. Девочки же особенно остро переживают разлуку с отцом в возрасте от 2 до 5 лет.

    Последствия развода родителей могут отрицательно сказаться на всей последующей жизни ребенка. «Битва» родителей в доразводный и послеразводный период приводит к тому, что у 37,7 % детей снижается успеваемость, у 19,6 % страдает дисциплина дома, 17,4 % требуют особого внимания, 8,7 % убегают из дома, 6,5 % конфликтуют с друзьями[5] . Как утверждают медики, каждый пятый больной неврозом ребенок пережил в детстве разлуку с отцом. И как отмечает А. Г. Харчев, в семьях после развода создается специфическая система отношений между матерью и ребенком, формируются образцы поведения, представляющие собой в некоторых отношениях альтернативу нормам и ценностям, на которых основывается институт брака.

    Существуют научные данные, подтверждающие предположение о том, что опыт детских переживаний может оказывать влияние на выполнение супружеской и родительской роли в будущем. В частности, среди женщин, в раннем детстве которых родители разошлись, особенно выражена тенденция заводить внебрачных детей. Кроме того, лица, выросшие в семьях, разбитых в результате развода родителей, более подвержены нестабильности в собственном браке.

    Вместе с тем некоторые психологи считают, что иногда развод может расцениваться как благо, если он изменяет к лучшему условия формирования личности ребенка, кладет конец отрицательному воздействию на его психику супружеских конфликтов и раздоров. Но в большинстве случаев расставание родителей оказывает на ребенка травмирующее влияние. Причем большую психологическую травму наносит не столько сам развод, сколько обстановка в семье, предшествующая разводу.

    Совместные исследования психологов и медиков показали, что даже в грудном возрасте дети способны остро переживать психологическую травму, которую испытывает в процессе или в результате развода их мама. Результатом реагирования на депрессивное послеразводное состояние матери может быть даже гибель младенца. Ученые полагают, что это происходит потому, «что новорожденные пребывают как бы в симбиозе с матерью, остаются частью ее организма. Исследования показали, что при кормлении грудью частота колебаний глазного яблока и частота сосательных движений у малыша совпадают с частотой пульса матери. Полностью идентичны электроэнцефалограммы у матери и ее младенца»[6] .

    Когда молодая мать длительное время находится в конфликтной предразводной или сложной послеразводной ситуации, почти всегда до срока прекращается столь нужный малышу процесс грудного вскармливания: от нервного напряжения у матери обычно пропадает молоко. При неблагоприятной ситуации в семье внимание матери концентрируется на конфликтах и спорах с мужем, а ребенок оказывается обделенным ее заботой. Бывают и противоположные ситуации, когда переживающая стресс мама окружает ребенка чрезмерной заботой, в буквальном смысле слова «не спускает его с рук», так что ее эмоциональное состояние передается ему в прямом контакте.

    Не менее тяжело переживают распад семьи и дети дошкольного возраста. Исследования зарубежных психологов показали, что для ребенка-дошкольника развод родителей – это ломка устойчивой семейной структуры, привычных отношений с родителями, конфликт между привязанностью к отцу и к матери. Дж. Мак Дермот и Дж. Валлерштейн специально изучали реакции детей дошкольного возраста на распад семьи в предразводный период, в период развода и через несколько месяцев после развода. Их интересовали изменения поведения детей в игре, их отношения к сверстникам, эмоциональные проявления, характер и степень осознания переживаемых ими конфликтов.

    Дети 2,5–3,5 лет реагировали на распад семьи плачем, расстройством сна, повышенной пугливостью, снижением познавательных процессов, регрессом в опрятности, пристрастием к собственным вещам и игрушкам. Они с большим трудом расставались с матерью. В игре создавали вымышленный мир, населенный голодными, агрессивными животными. Отрицательные симптомы снимались, если родители восстанавливали заботу и физический уход за ними. У наиболее уязвимых детей через год оставались депрессивные реакции и задержки развития.

    Дети 3,5–4,5 лет обнаруживали повышенную гневливость, агрессивность, переживание чувства утраты, тревожность. Экстраверты делались замкнутыми и молчаливыми. У части детей наблюдалась регрессия игровых форм. Для детей этой группы было характерно проявление чувства вины за распад семьи: одна девочка наказывала куклу за то, что та капризничала и из-за этого ушел папа. У других развивалось устойчивое самообвинение. Эмоционально чувствительные дети отличались бедностью фантазии, резким снижением самооценки, депрессивными состояниями.

    По наблюдениям Дж. Мак Дермота, мальчики этого возраста распад семьи переживают более драматично и остро, чем девочки. Подобное он объясняет тем, что у мальчиков происходит срыв идентификации с отцом в период, когда начинается интенсивное усвоение стереотипов мужского ролевого поведения. У девочек идентификация в период развода меняется в зависимости от характера переживаний матери. Нередко девочки идентифицируются с патологическими чертами личности матери.

    У детей 5–6 лет так же, как и в средней группе, наблюдались увеличение агрессии и тревоги, раздражительность, неугомонность, гневливость. Дети этой возрастной группы достаточно отчетливо представляют, какие изменения в их жизни вызывает развод. Они способны рассказать о своих переживаниях, тоске по отцу, желании восстановить семью. У детей не наблюдалось ярко выраженных задержек в развитии или снижения самооценки.

    По данным Дж. Валлерштейн, девочки старшего дошкольного возраста переживали распад семьи сильнее, чем мальчики: тосковали по отцу, мечтали о браке матери с ним, приходили в состояние крайнего возбуждения в его присутствии. Наиболее уязвимых детей 5–6 лет отличало острое чувство потери: они не могли говорить и думать о разводе, у них были нарушены сон и аппетит. Некоторые, наоборот, постоянно спрашивали об отце, искали внимания взрослого и физического контакта с ним.

    Согласно исследованиям Дж. Валлерштейн, наиболее уязвимым при распаде семьи оказывается единственный ребенок. Те, у кого есть братья и сестры, намного легче переживают развод: дети в таких ситуациях вымещают агрессию или тревогу друг на друге, что значительно снижает эмоциональное напряжение и реже приводит к нервным срывам.

    Душевная травма, нанесенная ребенку разводом родителей, может по-особому проявиться в подростковом возрасте. Подростки особенно тяжело переживают переход к жизни в неполной семье. Когда в душе подростка зарождается острая тоска по романтической любви, он неожиданно сталкивается с ее непостоянством. Юношеская любовь трепетна и пуглива, ее легко разрушить, отвергнув или оскорбив. Развод родителей, пришедшийся на такой период, рождает тревожность. Если родители разлюбили друг друга, значит, любовь вообще не вечна? Почему проходит любовь? Что убивает ее? Если терять любовь так больно, может быть, лучше совсем не пускать ее в свою душу и тем самым избежать травмы? Разрушенный брак родителей приносит подростку сильное разочарование в жизни.

    Иногда подростки совсем отрицают любовь только из-за развода родителей. Боясь хрупкости этого чувства, они могут избегать близких отношений и обязательств, их связи с людьми очень поверхностны, они опасаются рисковать, предпочитая большие компании интимному общению. Некоторые подростки вступают только в стабильные и безопасные в эмоциональном плане отношения.

    Обращает на себя внимание проблема жестокости подростков, выросших без отца. Отсутствие в семье образца мужского поведения приводит к тому, что, лишенные положительных примеров мужского отношения к людям, мужской любви к себе, такие подростки не различают мужское и псевдомужское поведение. Желание возвыситься за счет слабого, унизить зависимого – не что иное, как маскировка жестокостью своей несостоятельности. Таким образом, у подростков, выросших в разведенных семьях, наблюдается занижение самооценки.

    По данным психологов, у мальчиков-подростков с высокой самооценкой отцы заботливы, пользуются их доверием и являются для своих детей авторитетом.

    Семейная жизнь определяется не только индивидуальными характеристиками тех или иных членов семьи, но также и социальными обстоятельствами, и той средой, в которой живет семья. Отец, оставивший семью, часто воспринимается ребенком как предатель. Поэтому вхождение ребенка в социальную среду усложняется и деформируется. Довольно часто дети из разведенных семей оказываются объектами нравственно-психологического давления со стороны детей из благополучных полных семей, что ведет к формированию у них чувства неуверенности, а нередко и озлобленности, агрессивности.

    Формирование личности ребенка еще более осложняется в том случае, если он был свидетелем или участником всех семейных конфликтов и скандалов, которые привели его родителей к разводу. Таким образом, ребенок, с одной стороны, подвергается социальной дискриминации, связанной с отсутствием отца, а с другой – он продолжает любить обоих своих родителей, сохраняет привязанность к отцу при враждебном отношении матери к нему. Из боязни расстроить мать он вынужден скрывать свою привязанность к отцу, и от этого страдает еще больше, чем от распада семьи.

    И хотя прежний мир ребенка, в котором он родился и жил до развода родителей, разрушился, перед ним встает трудная задача – нужно выживать, приспосабливаясь к новым обстоятельствам. Не всегда это приспособление дается ребенку легко. Одно из самых ближайших последствий послеразводного стресса для детей – нарушение их адаптации к повседневной жизни. Об этом свидетельствуют результаты исследования чешских психологов, которые выявили снижение адаптивности детей из разведенных семей по сравнению с детьми из полных благополучных семей. Важным фактором снижения адаптивности, согласно полученным данным, являются интенсивность и продолжительность разногласий, ссор и конфликтов между родителями, свидетелем которых был ребенок, и особенно настраивание ребенка одним из родителей против другого. Адаптивность ребенка снижается пропорционально продолжительности периода, в течение которого он живет в такой разрушающейся семье. Хуже всего были адаптированы дети, оставшиеся с родителями после развода при их совместном проживании в разделенной квартире.

    Еще сложнее процесс социальной адаптации происходит у тех детей, чьи родители после развода настойчиво пытаются «устроить» свою судьбу, забыв о чувствах и привязанностях ребенка. Например, в семье мамы, с которой живет ребенок, часто появляются новые претенденты на роль мужа и отца. Некоторые из них поселяются в квартире, перестраивают на свой лад их семейный быт, требуют от ребенка определенного отношения к себе, а потом уходят. Их место занимают другие, и все начинается сначала. Ребенок заброшен. Он чувствует себя никому не нужным. В таких условиях не исключено формирование личности человеконенавистника, для которого не существует ни этических, ни нравственных правил в отношениях с другими людьми. Именно в детстве формируется либо исходное доверчивое отношение к миру и людям, либо ожидание неприятных переживаний, угрозы со стороны окружающего мира и других людей. Исследования свидетельствуют о том, что чувства, которые испытывал ребенок в детстве, впоследствии нередко сопровождают человека в течение всей жизни, придавая его отношениям с другими людьми особый стиль и эмоциональную тональность.

    По данным медиков, ситуация развода родителей даже спустя 1–2 года может вызвать у подростка тяжелую форму невроза. Особенно драматичной эта ситуация может быть для девочек, если они привязаны к отцам и имеют много общего с ними. «Возникающие реактивные наслоения нередко усугубляются беспокойством по поводу возможной потери матери, то есть тревогой одиночества и социальной изоляции. Нередко девочки (и мальчики, похожие на отца) не отпускают мать от себя, испытывая каждый раз острое чувство беспокойства при ее уходе. Им кажется, что мать может не вернуться, что с ней может что-либо случиться. Нарастает общая боязливость, усиливаются страхи, идущие из более раннего возраста, и частыми диагнозами в этом случае будут невроз страха и истерический невроз, нередко перерастающие в старшем подростковом возрасте в невроз навязчивых состояний. При этом возникают различного рода ритуальные предохранения от несчастья, навязчивые мысли о своей неспособности, неуверенность в себе и навязчивые страхи (фобии).

    К концу подросткового – началу юношеского возраста начинает отчетливо звучать депрессивная невротическая симптоматика по типу сниженного фона настроения, чувства подавленности и безысходности, неверия в свои силы и возможности, мучительных переживаний по поводу кажущихся неудач, проблем общения со сверстниками, разочарований в любви и признании. Типично и нарастание тревожной мнительности в виде постоянных опасений и сомнений, колебаний в принятии решения»[7] .

    Если для родителей развод зачастую является закономерным следствием нарушения семейных отношений, то для детей он чаще всего – неожиданность, приводящая к затяжному стрессу. Развод для взрослых – это болезненное, малоприятное, порой драматическое переживание, на которое из лучших побуждений они идут по собственной воле. Для ребенка расставание родителей – это трагедия, связанная с разрушением привычной среды обитания. И даже если они осознают, что папа и мама недовольны друг другом, им трудно это понять и принять, потому что они привыкли оценивать их со своей, детской позиции. Поэтому переживание ими разрыва родителей изменяется в диапазоне от вялой депрессии, апатии до резкого негативизма и демонстрирования несогласия с их мнением (решением).

    При этом есть некоторые различия в эмоциональных и поведенческих реакциях девочек и мальчиков, связанных с их переживаниями ситуации развода родителей. Так, девочки чаще держат переживания в себе, и внешнее поведение их почти не меняется. Однако при этом могут проявиться такие признаки нарушения адаптации, как пониженная работоспособность, утомляемость, депрессия, отказ от общения, слезливость, раздражительность. Иногда подобные реакции направлены на то, чтобы привлечь к себе внимание расстающихся родителей и если не скрепить их узы, то хотя бы убедиться в том, что ее они не разлюбили.

    Одной из форм манипуляции родителями могут быть жалобы на нездоровье. В то же время, отвлекаясь, девочка может спокойно играть во дворе с другими детьми, не испытывая каких-либо неудобств, забыв о том, что совсем недавно она жаловалась родителям на боль в ноге или животе. Это не что иное, как стремление компенсировать недостаток родительского внимания и любви любыми возможными средствами.

    Для мальчиков характерны более очевидные нарушения поведения, носящие иногда явно провокационный характер. Это может быть воровство, сквернословие, побеги из дома. Если ведущие переживания девочек в ситуации развода родителей – грусть и обида, то у мальчиков – это гнев и агрессивность. Переживания девочек доставляют беспокойство в первую очередь им самим, а проблемы мальчиков быстро начинают сказываться на окружающих.

    Свою агрессивность мальчики могут выражать по-разному, выбирая ее объект в зависимости от условий: демонстративно отказываются говорить с отцом, повышают голос на мать, уходят из дому, не поставив никого в известность, переходят жить к друзьям или родственникам.

    Чем старше ребенок, тем сильнее проявляются в нем признаки пола и тем серьезнее могут быть нарушения поведения, которые становятся заметными не только в семье, но и вне ее. Это может быть выражение агрессии в школе, на улице, неожиданные слезы, конфликты, рассеянность внимания и др. Но чаще всего средствами проработки семейных стрессов для девочек выступают нарушения здоровья, а для мальчиков – асоциальные формы поведения.

    ТИПЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РАЗВЕДЕННЫХ СУПРУГОВ

    Дети – главные страдальцы при распаде семьи. Чтобы снизить травматическое воздействие развода родителей на хрупкую детскую душу, бывшие супруги должны помнить о том, что психологическое благополучие их детей во многом зависит от характера сложившихся между родителями отношений, от их умения сохранить дружеское расположение друг к другу, и не забывать о совместном воспитании общих детей.

    В зависимости от того, насколько бывшим супругам, не переставшим быть любимыми родителями для своих детей, удается следовать данному правилу, психолог К. Аронс выделил несколько типов взаимоотношений разведенных супругов.

    1. «Отличные товарищи». Для этих пар расстройство от распавшегося брака не омрачило позитивные элементы их долгосрочных взаимоотношений, они сохранили высокую степень взаимодействия и высокий уровень коммуникабельности.

    Многое объясняется той особенностью их брака, что изначально они были хорошими друзьями и остались ими до сих пор. Бывшие супруги общаются друг с другом не менее одного или двух раз в неделю и интересуются текущей жизнью друг друга. Через 2–4 года наблюдения за их отношениями многие из «отличных товарищей» перешли в другую группу. Около трети из них стали «сотрудничающими коллегами». Еще треть – «сердитыми союзниками» (обычно какой-то инцидент, иногда связанный с новым партнером, приводит к взрыву, последствия которого сложно компенсировать).

    Вполне возможно, что «отличными товарищами» бывших супругов временно делает надежда одного из них на восстановление отношений, поэтому, когда эта надежда рушится, отношения резко ухудшаются.

    2. «Сотрудничающие коллеги» сохраняют средний уровень взаимодействия и высокую коммуникативность. Они не могут считать себя близкими друзьями, как «отличные товарищи», но по большинству вопросов, касающихся детей, сотрудничают достаточно хорошо. Они способны отделить свои супружеские взаимоотношения от родительских обязанностей. В результате опроса через пять лет после развода у 1/4 пар этой группы отношения ухудшились – «сотрудничающие коллеги» стали «сердитыми союзниками». Однако около 75 % «сотрудничающих коллег» сохранили этот тип отношений несмотря на то, что большая часть их вступила в повторный брак или внесла серьезные изменения в сложившиеся отношения.

    3. «Сердитые союзники» имеют среднее взаимовлияние и низкую коммуникативность. Их развод часто имеет тенденцию разрешать споры только в судебном порядке, и их официальные отношения в суде продолжаются иногда много лет после развода. Для них характерно вынужденное общение, обычно оно касается исключительно вопросов детей.

    Отличие от «сотрудничающих коллег» в том, как они преодолевают конфликт: бывшие супруги обычно оказываются неспособны подавить свое раздражение и позволяют ему выплеснуться в процессе общения. Обычно они чувствуют себя очень напряженно и настроены враждебно или даже открыто конфликтно. Как правило, супруг, живущий отдельно (обычно отец), имеет какое-то расписание времени общения с детьми (от 1 раза в месяц до 2 или 3 дней в неделю).

    Через пять лет после развода исходная группа «сердитых союзников» поделилась на три: одна треть так и осталась в этой группе, треть перешла в группу «ярых врагов» или «распавшихся дуэтов». Треть смогла улучшить свои отношения, перейдя в группу «сотрудничающих коллег».

    4. «Ярые враги» – это бывшие супруги, имеющие низкий уровень коммуникативности и взаимодействия. Их споры часто могут быть улажены только в судебном порядке: официальные сражения в суде продолжаются иногда много лет после развода. За время жизни в браке они привыкли к конфликтам и даже после развода очень сильно зависят друг от друга, хотя энергично это отрицают. Спустя пять лет после развода лишь некоторые из них стали «сотрудничающими коллегами».

    5. «Распавшийся дуэт». В отношениях бывших супругов этой группы какой-либо контакт исключен полностью. Это настоящие семьи с одним родителем, в которых нет места бывшему супругу.

    Какими бы ни были отношения супругов после развода, когда из одного домашнего хозяйства формируются два, многие из правил, построенных для системы брака, становятся безнадежно устаревшими. Становится необходимым сознательное конструирование системы новых правил, которые могут определить новый тип взаимоотношений (о времени нахождения с детьми каждого из родителей, о жесткости и свободе расписания, о совместном или раздельном проведении праздников). «Ярые враги» должны иметь очень ясный свод правил, учитывающий минимальные контакты между бывшими супругами, насколько это возможно. «Отличные товарищи» способны договариваться даже во время процедуры развода. Но в любом случае стиль контактов и новый набор правил должны быть четко сформулированы.

    После завершения бракоразводного процесса дети в большинстве случаев остаются с матерью, что ведет к образованию новой семейной системы – неполной семьи. Это сопряжено с появлением множества не только финансовых, бытовых, психологических, но и педагогических проблем. Несомненно, отсутствие мужчины в окружении ребенка является важным фактором, определяющим особенности процесса воспитания в разведенной семье. Однако, по мнению психологов, это хотя и значимый, но не определяющий фактор.

    Чаще всего причиной отклонений в психическом и личностном развитии ребенка является ошибочное поведение матери, поставленной в трудные условия и не сумевшей выбрать нужный курс. Поэтому отсутствие отца является не столько причиной, сколько предпосылкой нарушений развития.

    Особенности переживания детьми ситуации развода родителей и ухода отца из семьи во многом определяются тем, как относится к этой проблеме мать. Именно ее поведение во взаимоотношениях с детьми и форма обсуждения с ними случившегося могут либо еще больше усугубить душевные волнения детей, либо существенно снизить их.

    ТИПЫ ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ К ПРОБЛЕМЕ РАЗВОДА

    В семейном воспитании детей без отца можно выделить три типа отношений матери к этой проблеме:

    1. Мать не упоминает об отце и строит воспитание так, словно его никогда не было.

    2. Мать пытается обесценить отца, старается изгладить из детских воспоминаний даже самые незначительные положительные впечатления об отце, стремится убедить ребенка в том, что отец был плохим, поэтому и семья стала неполной. Продолжая вражду с бывшим мужем, она пытается свести контакты детей с отцом к минимуму.

    3. Мать, забыв обиды, пытается увидеть в бывшем супруге союзника, у которого есть определенные достоинства, но он не лишен и некоторых слабостей (недостатков), и тем самым сохраняет детям обоих родителей. Для матери это самый трудный путь.

    Рассмотрим более подробно каждую из этих позиций. Для того чтобы ребенок легче пережил травму развода, у него должны сохраниться максимально хорошие отношения как с матерью, так и с отцом. Однако родители, руководствуясь эгоистическими побуждениями и переживая чувство обиды, допускают серьезные ошибки в формировании отношения ребенка к оставившему семью супругу. Родителям нередко кажется, что, скрывая факт развода от ребенка до последнего момента, они ограждают его от излишних волнений. В ответ на вопрос малыша «Где мой папа?» придумывают самые невероятные истории от «папа уехал», «папа в командировке», «папа далеко» до легенд типа «папа выполнял важное поручение и погиб», «папа был альпинистом и сорвался в пропасть» и т. п.

    Психологи рекомендуют в таких ситуациях рассказать ребенку правду, стараясь максимально смягчить рассказ и не пытаться очернить другого в глазах детей. При этом надо учитывать такие существенные факторы, как степень духовной зрелости ребенка, его возраст, психические особенности и социальное окружение. Постоянные недомолвки могут привести к страхам и другим нежелательным эффектам, тем более что ребенок все равно рано или поздно об этом узнает. Не следует вдаваться в подробности, объясняя детям, почему отец ушел из семьи. Нужно понятно и доступно разъяснить ребенку ситуацию и в положительном свете нарисовать будущее.

    О факте супружеской неверности рекомендуется не говорить, как не говорить и о других случаях, когда поступки уходящего супруга унижали достоинство бывшего брачного партнера. Тема развода не должна превращаться в бесконечный сериал обсуждения своих семейных проблем с детьми. При этом нельзя обвинять супруга при ребенке, для которого он не плохой муж, а папа. Нельзя обвинять в происходящем и других родственников, а также самого ребенка в том, что случилось.

    Необходимо учитывать, что в момент получения от матери (отца) информации о том, что родители расстались, в душах детей идет борьба между обидой на отца (мать) и любовью к нему. Поэтому очень важно подчеркнуть, что раздельное проживание родителей никоим образом не отразится на их любви к ребенку, они оба его сильно любят и будут продолжать любить так же сильно, как и раньше[8] .

    Бывают и другие случаи, когда мать свои усилия после развода направляет на развенчивание отца, ушедшего из семьи. Типичная реакция женщины – гнев, чувство несправедливости. Дети часто оказываются свидетелями бурных сцен и разбирательств между родителями, когда они не стесняются в словах и выражениях.

    Не считаясь с тем, что у ребенка (подростка) за годы совместной жизни с отцом сложился определенный образ, сформировались определенные добрые чувства к нему, мать считает себя вправе после разрыва резко изменить этот стереотип. Все хорошее и доброе забыто. Отец – «предатель и развратник». Ребенок посвящается во все смертные грехи отца, вместе с мамой ненавидит «ту женщину», которая разбила их семью, по всякому поводу и без повода говорит об отцовском лицемерии, его жестокости и безнравственности.

    Это состояние наиболее характерно для первых месяцев после развода, но иногда длится и значительно дольше. Сохраняется негативное, безжалостное отношение бывших супругов друг к другу. Мать прилагает все усилия, чтобы вычеркнуть отца из жизни детей.

    Постоянно выслушиваемые критические и грубые отзывы об отце подтачивают веру мальчика в себя как в мужчину, заслуживающего уважения человека. Но это еще не все потери. Меняя свое отношение к отцу, ребенок в силу недостатка жизненного опыта легко переносит частное, индивидуальное на общее, повседневное. Образ вероломного, подлого, эгоистичного отца приобретает собирательное значение. А тут уж совсем недалеко до ненависти ко всем окружающим, проявлением которой является так называемая возвратная жестокость, направленная не только на бросившего их отца, но и на других людей: одноклассников, соседей и даже посторонних. Поэтому такая «правда жизни» о разногласиях разведенных родителей ничего, кроме жестокости и агрессивности, воспитать в ребенке не может. «Не случайно, по наблюдениям психологов, именно мальчики, живущие с мамами и к ним эмоционально привязанные, чаще всего становятся закоренелыми холостяками»[9] .

    ОТНОШЕНИЯ МАТЕРИ И ДЕТЕЙ В НЕПОЛНОЙ СЕМЬЕ, ОБРАЗОВАВШЕЙСЯ ВСЛЕДСТВИЕ РАЗВОДА РОДИТЕЛЕЙ

    В неполной семье одинокая мать имеет более выраженную установку на воспитание детей, чем мать в полной семье. Особенно это заметно в семье разведенных супругов. Процесс воспитания и вся система отношений матери с детьми эмоционально более насыщены. При этом в поведении матери, касающемся ее взаимоотношений с ребенком, наблюдается два крайних варианта.

    Первый из них может быть связан с проявлением более жестких мер воспитательного воздействия. Это касается в первую очередь мальчиков. Обусловливается подобное отношение, по мнению специалистов, тем, что мать ревниво относится к встречам сына с отцом, испытывает по отношению к сыну постоянное чувство эмоциональной неудовлетворенности и недовольства из-за неприятия в мальчике нежелательных черт характера бывшего мужа. «Со стороны матерей угрозы, порицания и физические наказания чаще применяются к мальчикам... Сыновья здесь становятся нередко своеобразными „козлами отпущения» для уменьшения у матери нервного напряжения и чувства эмоциональной неудовлетворенности... Это связано с нетерпимостью матерей к общим с отцами чертам у детей в случае предшествующих конфликтных отношений в семье»[10] .

    Второй вариант материнского поведения в семье после развода прямо противоположен первому. Мать стремится своим влиянием компенсировать то, чего, по ее мнению, дети недополучают из-за отсутствия отца. По отношению к детям такая мать занимает опекающую, охранительную, контролирующую, сдерживающую инициативу ребенка позицию, что способствует формированию эмоционально ранимой, безынициативной, несамостоятельной, подверженной внешним влияниям, «извне управляемой» эгоистической личности.

    Б. И. Кочубей выделяет несколько соблазнов, подстерегающих мать, оставшуюся с ребенком без мужа. Эти соблазны приводят к ошибочному поведению матери в отношениях с детьми, что в конечном итоге приводит к разного рода деформациям в их психическом и личностном развитии.


    Первый соблазн – жизнь для ребенка. Потеряв мужа, женщина возлагает на ребенка свои надежды, видит в его воспитании единственный смысл и цель своей жизни. Для женщины не существует ни родных, ни друзей, ни личной жизни, ни досуга – все посвящено ребенку, направлено на его благополучие и гармоничное развитие. Она избегает любых изменений в своей личной жизни, опасаясь, что это может не понравиться ребенку и отвлечет ее от воспитательных задач. Формула, которой она руководствуется в своей послеразводной жизни: «Я не могу себе позволить...»

    Весь спектр отношений матери к ребенку окрашивается в тревожные тона. Любая его неудача, любой проступок становятся трагедией – это угроза краха ее родительской карьеры. Ребенок не должен ничем рисковать, не должен проявлять самостоятельность, прежде всего в выборе друзей, так как это может привести его в дурную компанию и он наделает непоправимых ошибок. Мать постепенно сужает не только круг своего общения, но и круг общения сына (дочери). В результате пара «мать – ребенок» все больше замыкается сама на себя, и привязанность их друг к другу с годами усиливается.

    Такие отношения первоначально ребенку нравятся, но затем (чаще всего это происходит в раннем подростковом возрасте) он начинает чувствовать себя дискомфортно. Приходит понимание того, что она не только пожертвовала своей жизнью ради него, но и требует, часто не осознавая этого, чтобы он отвечал тем же, поступаясь собственными жизненными планами и установками: он должен принести в жертву свою жизнь ради стареющей матери. В ее любви преобладает мотив «не отпустить!». Рано или поздно это вызывает бунт ребенка, подростковый кризис которого протекает в такой ситуации с симптомами бурного протеста против материнской тирании, в каких бы мягких формах она ни выступала.

    Подобная ситуация чревата серьезными последствиями как для мальчиков, так и для девочек. Молодой человек, выросший в чисто женском окружении, часто всю жизнь ищет для себя подругу, созданную по образу и подобию мамы – такую же нежную и заботливую, так же с полуслова его понимающую, опекающую, любовно контролирующую каждый его шаг. Он боится самостоятельности, к которой не был приучен в материнской семье.

    Девочка в поисках пути высвобождения, в протесте против материнских ограничений, против ее навязчивой близости и контролирующей любви, имея самые отдаленные представления о мужчинах, может совершить непредсказуемые поступки.


    Второй соблазн – борьба с образом мужа. Факт развода с мужем для большинства женщин представляет собой серьезную драму. Чтобы оправдать это событие в своих глазах, женщина нередко утрирует, подчеркивает в своем сознании отрицательные черты бывшего супруга. Таким способом она старается снять с себя свою долю вины за неудавшуюся семейную жизнь. Увлекшись такой тактикой, она начинает навязывать отрицательное представление об отце ребенку. Негативное отношение матери к бывшему мужу особенно сильно влияет на детей шестисеми лет и оказывает менее глубокое воздействие на подростков старше десяти лет.

    Такая мать обычно крайне отрицательно относится к встречам ребенка с «плохим» отцом, а иногда и вообще их запрещает. Возможны два варианта последствий подобного «антиотцовского» воспитания. Первый заключается в том, что старания матери создать у ребенка отрицательные представления об отце увенчались успехом. Сын, разочаровавшись в отце, может полностью переключить на мать все запасы своей любви и привязанности. Если при этом негативное отношение матери распространяется не только на бывшего супруга, но и на мужчин вообще, мальчику становится еще труднее вырасти мужчиной, и у него формируется «женский» тип психологических качеств и интересов. У дочери плохое отношение к отцу, оставившему семью, с еще большей легкостью переходит в недоверие ко всему мужскому роду, представители которого – опасные существа, способные только обманывать женщин. Девушке с такими взглядами создать семью, построенную на любви и доверии, будет нелегко.

    Второй вариант последствий «антиотцовского» воспитания состоит в том, что матери так и не удается убедить ребенка до конца в том, что отец действительно плохой. Ребенок продолжает любить отца и мечется между равно любимыми им и ненавидящими друг друга родителями. В будущем подобная семейная атмосфера может стать причиной раздвоения психической жизни и личности ребенка.


    Третий соблазн – наследственность. Некоторые матери начинают борьбу не только с образом ушедшего отца, но и с теми его отрицательными, по их мнению, чертами, которые они находят у своих детей. Чаще всего это наблюдается в неполных семьях «мать – сын». Мать начинает искать в ребенке наследственные черты ушедшего из семьи отца. Зачастую те качества, которые такая мать приписывает «дурным генам» отца, являются не чем иным, как проявлением мужских черт в их традиционном понимании: избыточной активности, агрессивности.

    Под видом «отцовской наследственности» мать обычно отрицает в ребенке наличие самостоятельности, его нежелание подчиняться ей во всем и стремление иметь собственные взгляды на жизнь и свою дальнейшую судьбу. А отклонения от нормы в его поведении она расценивает как невозможность что-либо изменить по причине «дурных генов», и этим как бы пытается снять с себя ответственность за допущенные в воспитании ошибки.


    Четвертый соблазн – попытка купить любовь ребенка. После развода ребенок чаще всего остается с матерью, и это ставит родителей в неравное положение: мать бывает с ребенком ежедневно, а отец встречается с ним обычно по выходным. Отец лишен ежедневных забот и может целиком посвятить себя тому, что так нравится детям, – преподнесению подарков. С мамой – тяжелые будни, а с папой – веселый праздник. Неудивительно, что в какой-нибудь мелкой ссоре с матерью сын или дочь могут ввернуть что-то вроде: «А вот папа меня не ругает...», «А вот папа мне подарил...»

    Такие эпизоды больно ранят мать. В подобных ситуациях у матери возникает естественное желание превзойти бывшего мужа в этом отношении и «перекупить» у него детскую любовь. Со своей стороны она обрушивает на ребенка поток подарков: пусть не думает, что только отец о нем заботится. Отец и мать вступают в соревнование за любовь ребенка, стремясь доказать не столько ему, сколько самим себе и окружающим: «Я люблю его ничуть не меньше и не жалею для него ничего!» Как мы уже говорили, в такой ситуации ребенок начинает ориентироваться преимущественно на материальную сторону своих отношений с родителями, пытаясь любым путем добиться для себя выгод.

    Преувеличенное внимание родителей к ребенку может к тому же вызвать в нем нескромность и завышенную самооценку, потому что, оказавшись в центре всеобщего интереса, он не осознает того, что борьба родителей за его любовь не связана ни с какими заслугами с его стороны[11] .


    В основе всех перечисленных соблазнов лежит неуверенность женщины в своей любви к ребенку, в прочности своих связей с миром. После потери мужа она больше всего боится, что и ребенок может ее «разлюбить». Именно поэтому она любыми средствами пытается добиться детской благосклонности.

    Таким образом, распад семьи всегда болезненно переживается и взрослыми и детьми. Не всегда умеющие контролировать собственные переживания взрослые изменяются и в отношении к ребенку:

    • кто-то видит в нем причину развала семьи и, не стесняясь, говорит об этом;

    • кто-то (чаще всего мать) настраивает себя на то, чтобы всецело посвятить свою жизнь воспитанию ребенка;

    • кто-то узнает в нем ненавистные черты бывшего супруга или, напротив, радуется их отсутствию.

    В любом случае внутренняя дисгармония взрослого в послеразводном кризисе накладывает отпечаток на формирование личности ребенка, потому что дети во многом воспринимают события, ориентируясь на реакцию взрослых. Нередко взрослые используют детей в качестве объекта разрядки своих отрицательных эмоций, транслируют на них негативные аспекты переживаемой ситуации. При этом родители упускают из виду то, что ребенок всегда глубоко страдает, если рушится семейный очаг. Развод неизменно вызывает у детей психический надлом и сильные переживания. Поэтому взрослым необходимо учитывать те обстоятельства, которые сказываются на психическом развитии ребенка в подобной ситуации. Именно на это советует родителям обратить внимание один из ведущих специалистов США в области педиатрии, детской психологии и психиатрии Аллан Фромм. Основные положения его семейного «кодекса», адресованного разведенным родителям, сводятся к следующему:

    «1. Разделению семьи или разводу супругов нередко предшествуют многие месяцы разногласий и семейных ссор, которые трудно скрыть от ребенка и которые сильно волнуют его. Мало того, родители, занятые своими ссорами, с ним тоже обращаются плохо, даже если стараются уберечь его от разрешения собственных проблем.

    2. Ребенок ощущает отсутствие отца, даже если не выражает открыто свои чувства. Кроме того, он воспринимает уход как отказ от него. Ребенок может сохранять эти чувства многие годы.

    3. Очень часто после разделения семьи или развода мать вновь вынуждена пойти на работу и в результате может уделять ребенку меньше времени, чем прежде. Поэтому тот начинает чувствовать себя отвергнутым и матерью.

    4. Какое-то время после разделения семьи или развода отец регулярно навещает ребенка. Во всех случаях это очень глубоко волнует малыша. Если отец проявляет к нему любовь и великодушие, развод окажется для ребенка еще мучительнее и необъяснимее. Кроме того, он с недоверием и обидой будет смотреть на мать. Если же отец держится сухо и отчужденно, ребенок начнет спрашивать себя, почему, собственно, он должен с ним видеться, и в результате у него может зародиться комплекс вины. Если родители охвачены вдобавок желанием мстить один другому, они заполняют сознание ребенка вредным вздором, ругая друг друга и подрывая тем самым психологическую опору, которую обычно малыш получает в нормальной семье.

    5. В этот период ребенок может, воспользовавшись расколом семьи, сталкивать родителей друг с другом и извлекать нездоровые преимущества. Заставляя их оспаривать свою любовь к нему, ребенок будет вынуждать их баловать себя, а его интриги и агрессивность со временем могут даже вызвать их одобрение.

    6. Отношения ребенка с товарищами нередко портятся из-за нескромных вопросов, сплетен и его нежелания отвечать на расспросы об отце.

    7. С уходом отца дом лишается мужского начала. Матери гораздо труднее прививать мальчику чисто мужские интересы, например водить на стадион. Ребенок больше не видит столь же отчетливо, какую роль в доме играет мужчина. А что касается девочки, то ее правильное отношение к мужскому полу может легко исказиться из-за нескрываемой обиды на отца и несчастливого опыта матери. Кроме того, ее представление о мужчине сложится не на основе естественного, изначального знакомства с ним на примере отца и потому может оказаться неверным.

    8. На малыше так или иначе отражаются страдания и переживания матери. В новом положении женщине, конечно, гораздо труднее выполнять свои материнские обязанности»[12] .

    Вышеуказанные обстоятельства в сочетании с ошибками, которые допускают матери в воспитании детей в разведенной семье, могут привести не только к нарушениям психического развития ребенка, но и к деформации его личности в целом. Чтобы не допустить этого и помочь ребенку справиться с неожиданно свалившейся на него неразрешимой проблемой расставания самых близких для него людей, снизить переживания тревоги и страха в ситуации формирования новой системы отношений с родителями, разводящиеся супруги должны совместными усилиями помочь ему в формировании нового образа семьи. Для это им необходимо придерживаться следующих психологических рекомендаций.

    Как правильно сообщить ребенку о разводе родителей

    1. Нельзя скрывать от ребенка ситуацию развода, таинственность и отсутствие информации многократно усиливают тревогу.

    2. Необходимо сообщить ребенку в четкой и ясной форме, что оба родителя остаются для него любящими мамой и папой, они всегда будут оставаться рядом с ним и заботиться о нем.

    3. Сообщать о разводе должны оба родителя – ребенок должен быть уверен в своей ценности для обоих и отсутствии между ними разногласий в том, как будут строиться их отношения с ним после развода.

    4. Нельзя ставить перед ребенком вопрос, с кем он будет жить, вплоть до старшего подросткового возраста. Если в семье не один, а двое или трое детей, то родители часто начинают их «делить». Общих правил в отношении того, с кем останется ребенок, нет, но принимаются во внимание следующие обстоятельства:

    • Степень привязанности сиблингов друг к другу. Если разлучают братьев и сестер, привязанных друг к другу, то второе событие может оказать еще более психо-травмирующее воздействие, чем сам развод.

    • Планы каждого из родителей. Если кто-то из них предполагает создать новую семью, то решать вопрос о том, с кем останутся дети, необходимо всем вместе, включая потенциальных отчима и мачеху.

    • Степень привязанности ребенка к родителям. Безусловная любовь матери и привязанность к ней ребенка заведомо перевешивают на чаше весов материальный достаток и экономическое благополучие отца. Материальные условия можно создать разовым усилием – любовь и чувство безопасности нужны ребенку как воздух ежечасно и ежесекундно.

    5. Необходимо предоставить ребенку возможность свободно обсуждать проблему развода с каждым из родителей, пока у него существует потребность в этом.

    6. Желательно не изменять образ жизни самого ребенка. Например, после развода лучше, чтобы ребенок ходил в тот же детский сад или школу. Это важно, поскольку позволяет сохранить прежний круг общения и интересов ребенка.


    Одной из проблем послеразводного периода является противодействие матерей, их негативизм и сопротивление попыткам отцов сохранить отношения с детьми после развода. Необходимо знать основные принципы, которыми должны руководствоваться родители при достижении договоренности об участии отцов в воспитании детей. Их несколько:

    1. Формирование нового образа семьи у детей. Основная проблема развода для ребенка – сепарация с эмоционально значимым родителем, страх потерять его любовь и заботу, чувство потери безопасности. Не менее важной для постразводной стадии становится задача формирования новой системы отношений с родителями. Страх и тревога ребенка усиливаются в тех случаях, когда взрослые оставляют его в неведении или табуируют тему развода. (Психологические рекомендации по формированию нового образа семьи у ребенка см. выше.)

    2. Оптимизация детско-родительских отношений. Достаточно часто развод влечет за собой изменение типа семейного воспитания в сторону гипопротекции (недостаток внимания и заботы о ребенке), повышенной моральной ответственности, возрастания неустойчивости и противоречивости воспитания. В этом случае возникает необходимость коррекции типа семейного воспитания в сторону более близкого и равноправного общения и сотрудничества.

    Другим видом искажения детско-родительских отношений может стать максимальное сближение ребенка и родителя по типу эмоционального «слипания», симбиоза матери и ребенка. Так, недифференцированность личностных границ матери и дочери-подростка представляет собой искажение детско-родительских отношений, приводящее к трудности личностного самоопределения. Мать может проецировать на сына ожидания любви, тепла и принятия, компенсирующие потерю супруга. Стремление ограничить независимость и самостоятельность подростка часто приводит к бунту, протесту и разрыву отношений.

    3. Ребенок должен быть уверен в том, что он любим и дорог обоим родителям. Надо постоянно подкреплять уверенность ребенка в любви, принятии и уважении его как отцом, так и матерью. Если родитель, проживающий отдельно, длительное время не общается с ребенком, нужно суметь найти для ребенка возможные объяснения этому факту, не подвергая сомнению чувства к нему такого родителя.

    4. Образ каждого из родителей должен быть позитивным. Ребенок должен быть уверен в том, что его мама и папа – достойные люди, заслуживающие любви и уважения.

    5. Разведенным супругам нужно принять нынешнее семейное положение как естественное и сформировать такую же установку у ребенка. Не стыдиться развода, не говорить о разводе как постыдной недостойной ситуации и не умалчивать о нем. Объяснить ребенку, что неполная семья – ничем не хуже любой другой семьи, что существуют такие отношения, когда отцы живут отдельно, но продолжают заботиться о детях.

    6. Необходимо сохранять доброжелательные отношения между супругами, не ставить ребенка перед необходимостью выбора, избегать подозрительности, не расспрашивать ребенка о супруге, его новой семье, если она существует, не комментировать поступки, подарки, высказывания бывшей «второй половины», помнить о том, что бывший партнер – значимый и важный для ребенка человек.

    7. Надо работать над тем, чтобы отношения ребенка с родителем, проживающим отдельно, были систематичными и предсказуемыми, не должно быть долгих неожиданных разлук и прерывания контактов. Если невозможно очное общение, можно использовать письма, телефонные переговоры. Родитель, проживающий с ребенком, должен в случае необходимости проявлять инициативу и настойчивость в восстановлении и сохранении контактов ребенка с другим родителем. Если родителя – постоянного воспитателя ребенка что-то не устраивает в форме, содержании и месте общения, он вправе предлагать свои варианты его организации и настаивать на них.

    8. Семейная история не только не должна прерываться с разводом, она должна иметь продолжение. Семейные фотографии и видеозаписи, семейные реликвии и рассказы, в том числе «история любви» родителей, должны сохраняться в семье, иметь позитивную эмоциональную окраску, быть для ребенка «лучшими и любимыми страницами» летописи его семьи. Это правило является важной мерой профилактики нарушения семейно-брачных отношений в будущей семье самого ребенка.

    9. Нельзя ограничивать и прерывать отношения ребенка с бабушками и дедушками из семей обоих родителей. Естественно, что на бабушек и дедушек распространяются все вышеуказанные правила.

    10. Создание новой семьи ни в коем случае не должно стать основанием для ограничения общения и сотрудничества ребенка с родителем. Отчим или мачеха не должны претендовать на то, чтобы занять в сердце ребенка место отца или матери. Друг, опекун, защитник, доверенное лицо, авторитетный воспитатель – далеко не полный перечень возможных ролей, которые может играть новый член семьи в жизни ребенка.

    ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ СУПРУГАМ ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ РАЗВОДА

    1. Постарайтесь не злоупотреблять словосочетаниями «бывший муж» и «бывшая жена», даже в третьем лице называйте друг друга по имени. Это поможет изменить негативное отношение к браку вообще, а к вашему – в частности. Все-таки вместе прожито много лет, были же и вы когда-то счастливы.

    2. Уладив все юридические и имущественные дела, сядьте вместе за стол переговоров и составьте мирное соглашение, позволяющее обоим супругам принимать активное участие в жизни и воспитании детей.

    3. Удержитесь от упреков, если во время разговора вспыхнет старая обида. Поздравьте себя с тем, что давно не живете вместе и что кого-то другого, а не вас должна раздражать навязчивая привычка бывшего мужа рассказывать глупые анекдоты и первым громко смеяться. Вы же теперь ему не жена.

    4. Старайтесь отмечать семейные праздники, касающиеся ваших детей, вместе. На Западе очень распространена так называемая бинуклеарная семья, когда супруги разведены, живут отдельно, но сохраняют теплые, почти семейные отношения со своими детьми.

    5. Деликатное пожелание мужьям: не пытайтесь заигрывать с бывшей женой, проверяя, волнует ли ее, как прежде, ваша мужская неотразимость. В девяти случаях из десяти экс-супруга может вспылить, устроить скандал и дать вам вполне заслуженную оплеуху. Не нарывайтесь!

    6. Совет бывшим женам: если бывший супруг ненароком обнимет вас и «случайно» проявит особую нежность, поздравьте себя – никакая вы теперь ему не жена, а просто хорошенькая женщина, не утратившая своей былой привлекательности. Значит, и для других мужчин вы до сих пор хороши и можете стать для кого-то из них желанной и единственной.

    Рекомендации бывшим супругам см. ниже (табл.).

    ТаблицаОптимальное поведение после развода

    В заключение хотелось бы обобщить все сказанное выше в виде психологических рекомендаций тем, кто столкнулся с ситуацией развода.

    1. Жизнь не стоит на месте, поэтому не следует считать, что после развода все хорошее осталось в прошлом. Прежде всего, надо начинать думать о себе, не пытаясь всю вину за случившуюся неприятность переложить на голову другого. Человеку легче думать, что кто-то, а не он сам виноват в его злоключениях, что из-за бывшего партнера потеряны лучшие годы жизни, упущены возможности сделать карьеру и т. д. Возникает желание припомнить ему (ей) сотни отвратительных поступков. Но ваша собственная жизнь от постоянного возвращения к подобным воспоминаниям вряд ли улучшится. Поэтому разумнее всего перестать осуждать, а тем более мстить. Необходимо принять случившееся как свершившийся факт и посмотреть на развод как на шанс сделать свою жизнь совершеннее.

    2. Как только вы внутренне созрели для развода и уговорили себя не бояться предстоящей жизни без того, кто долгие годы был рядом, начинайте строить планы, программируйте себя на успех. Попробуйте представить, какая любовь вас ожидает впереди. С этих позиций вы по-иному взглянете на развод, он станет не крушением, а лишь порогом, который надо переступить, чтобы начать новую жизнь.

    Естественно, безболезненным этот этап для вас пока не будет, потому что под влиянием своей личной трагедии вы пока никому и ничему не верите. Это закономерно, потому что в вашей неудавшейся семейной жизни годами копилось обоюдное раздражение, которое уйдет не сразу. Зато есть надежда на окончательное выздоровление, как только вы очертите для себя благоприятную перспективу.

    3. Если существуют нерешенные вопросы, надо сесть за стол переговоров. Сделать это, безусловно, трудно: бывший супруг вызывает как минимум раздражение, а чаще всего – глубокую ненависть. С ним не хотелось бы не только разговаривать, но и видеться. Но чтобы договориться полюбовно, надо перестать выяснять отношения, а также обижаться, обвинять его (ее). Надо обсудить чисто практические вопросы.

    По данным зарубежных исследователей, многие бывшие супруги поддерживают друг с другом разного рода отношения: 17 % мужчин по-прежнему помогают бывшим женам в домашних делах, 8 % присматривают за детьми, если жена не может этого сделать, а 9 % даже продолжают интимную жизнь. Этим людям удалось расстаться не врагами. Попытайтесь опереться на их позитивный опыт.

    4. Уходя от своего бывшего избранника, – уходи. Закрыв дверь предыдущей семейной жизни, имейте мужество не оглядываться назад. Конечно, можно оставаться бывшему мужу (жене) хорошим другом, вникать во все его проблемы, давать советы, кормить обедом и стирать рубашки. Но делайте это хотя бы не в ущерб собственной личности.

    5. Психологически настройте себя на задачи планирования образа жизни семьи и создания ролевой структуры новой, неполной семьи. Специфической особенностью неполной семьи является ролевая перегруженность матери и усиление значения бабушки. Крайне важной становится задача разграничения ролевых обязанностей матери и бабушки. Например, очевиден вопрос, кто будет сидеть с ребенком, мать которого занята на работе. Обычно на помощь приходит бабушка. Роль ее в случае неполной семьи приобретает особую значимость и во многом определяет дальнейшую судьбу семьи. Плохо, когда бабушка полностью замещает работающую мать, стремясь быть максимально полезной семье. В результате мать оказывается лишенной не только супружеской, но и материнской роли, утрачивает возможность для реконструкции эго-идентичности. Если бабушка играет в неполной семье значительную роль, то привлечение ее к участию в жизни распавшейся семьи становится не просто желательным, а жизненно необходимым.

    6. Старайтесь восстановить сеть социальных связей и отношений своей новой (неполной) семьи. Разведенному супругу необходимо укреплять отношения со сверстниками и друзьями каждого из супругов. Как правило, в браке у супругов формируется круг общих друзей, в который включены как прежние друзья каждого из супругов, так и их общие знакомые.

    Нередко после развода супруги отказываются от прежних друзей, мотивируя это остротой воспоминаний о прежней семейной жизни, боязнью осуждения и отвержения в пользу бывшего супруга. Могут быть востребованы разные стратегии, например стратегия самоизоляции из-за боязни социального осуждения или стратегия избыточного поверхностного общения, мотивированного страхом и неуверенностью в собственных возможностях осмыслить новую ситуацию.

    Разведенный супруг должен быть максимально инициативен в активизации уже имеющихся дружеских связей и в создании новых. Тем более что в случае развода друзья часто избегают навязывать свое общение, опасаясь причинить боль. Разведенным супругам желательно не замыкаться в пределах общества близких друзей, а иметь широкий круг социальных контактов.

    Для супругов, переживших развод, важно сохранить возможность социальных контактов с общими друзьями. Между ними должна быть достигнута договоренность о том, что оба в равной степени могут получать поддержку друзей. Для обеспечения такой возможности бывшим супругам следует руководствоваться определенными правилами: не создавать объединенного фронта с друзьями против экс-супруга; не искажать образ супруга, не приписывать ему слабости и недостатки, а, напротив, утверждать его достоинства; не использовать социальные контакты для сбора информации о супруге, не допускать манипулирования супругом, даже преследуя благородные цели.

    В случае дефицита дружеских связей функцию эмоциональной и социальной поддержки осуществляет психолог, который одновременно вместе с клиентом предпринимает шаги по созданию сети социальной поддержки. Примером тому могут служить клубы разведенных семей.

    Развод – это испытание. Испытание на здравый смысл, от которого во многом зависит ваше будущее. Это еще и проверка на гибкость жизненной позиции, которая поможет пережить свалившееся несчастье. Поэтому постарайтесь сохранить чувство собственного достоинства и сделать выбор: остаться в одиночестве и жить вне брака или предпринять новую попытку найти свое семейное счастье.

    ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

    1. Какие психологические последствия влечет за собой распад супружеских пар?

    2. Охарактеризуйте переживания бывших супругов в ситуации развода и в послеразводный период. Каковы особенности переживаний мужчин и женщин?

    3. Какие проблемы, кроме эмоциональных, испытывают разводящиеся и разведенные супруги?

    4. Опишите особенности переживания детьми ситуации развода родителей.

    5. Назовите и охарактеризуйте типы взаимоотношений разведенных супругов при воспитании общих детей.

    6. Перечислите и охарактеризуйте типы поведения матери, оставшейся с ребенком после развода.

    7. Сформулируйте рекомендации бывшим супругам по успешному преодолению негативных последствий развода.

    8. Какая психологическая помощь необходима детям в ситуации развода родителей?


    Проанализируйте следующие ситуации и ответьте на вопросы

    Ситуация 1. «Я воспитываю сына одна. Отца своего он никогда не видел и, наверное, не увидит. Меня беспокоит, что мальчик растет в исключительно женском обществе: дома – я и мои подруги, в детском саду – нянечки и воспитательницы, в школе тоже будут одни женщины. Ему уже скоро 7 лет, а он ни разу не разговаривал с мужчиной. Могут ли в таких условиях возникать мужские черты характера?»


    Ситуация 2. Н. развелась с мужем, когда сыну было 2 года. Она решила сделать все возможное, чтобы рядом с сыном (и, разумеется, с ней) был мужчина. «Мальчик должен видеть перед собой образец мужского поведения», – говорила Н. Она старалась чаще приглашать мужчин в дом и знакомить их с сыном. Иногда мальчик успевал привязаться к мужчине и даже называл его «папой». Поэтому, когда мужчина исчезал из жизни его матери и его, он сначала долго переживал такой разрыв, потом стал к ним привыкать. Н. продолжала искать «отцов», говоря, что все это делает ради сына.


    Ситуация 3. «Если у мальчика нет отца, его нужно придумать», – решила Е. Она повесила на видное место портрет знаменитого актера в молодости, каждый вечер она рассказывала мальчику истории про папу. Папа превратился в недосягаемый идеал. Мальчик очень любил рассказы «про папу» и стремился походить на него во всем.

    1. Что вы можете ответить автору первого письма о значении мужчины в воспитании детей?

    2. Согласны ли вы с обоими или с одним из вариантов решения данной проблемы? (ситуация 2 и 3)

    3. Какое решение проблемы можете предложить вы?


    Ситуация 4. «Всегда честно мужа предупреждала: уйдешь из семьи – потеряешь детей. Сначала он боялся и, хотя ни в чем себе не отказывал, возвращался домой на рассвете навеселе, забывал приносить получку, но воскресные дни всегда проводил дома с детьми. Но вот появилась новая любовь, и Виктор забыл обо всех. Трое маленьких детей его не удержали и не остановили. Уходя из дома, он дошел до такой низости, что забрал телевизор. И еще имел наглость заявлять на суде, что это единственное, что он взял. А квартиру, обстановку, лодку – все нам оставил. А по-моему, любящий отец должен уйти от детей в одних носках! На суде я раз и навсегда сказала: детей больше не увидишь! Заводи себе новых! Никакой суд тебе не поможет, тем более что все на моей стороне, даже свекровь. Она с его новой женой даже не здоровается, и я разрешаю ей видеть внуков. Через неделю Виктор пришел домой как ни в чем не бывало. А я вставила новые замки и отвезла ребят к тетке! Если мать захочет, никто не заставит ее отдать детей бросившему их отцу! Нет таких законов!»

    1. Что побудило женщину категорично заявить бывшему мужу о том, что детей он больше не увидит? Какими мотивами она руководствовалась?

    2. Как вы считаете, кто в данной ситуации пострадал больше всех? Обоснуйте свой ответ.

    3. Права ли мать, запрещая отцу видеться с детьми и принимать участие в их воспитании?


    Ситуация 5. «Когда я впервые узнала, что у моего мужа есть возлюбленная на стороне, я просто начала сходить с ума. Жили мы всегда довольно замкнуто и, кроме старшей дочери, поделиться бедой мне было не с кем. Она сразу встала на мою сторону, даже перестала разговаривать с отцом. Потом муж переехал жить к своей любовнице. Я поехала к нему с детьми и, конечно, не сдержалась, устроила скандал, кричала, билась в истерике. Дочь меня еле увела...

    Первый раз мы по-настоящему поссорились. Дочь обиделась, стала нервной, молчаливой, перестала со мной делиться, часто плачет. Охладела она и к отцу, ведь я сама внушила, что он предатель. Чувствую, что теряю дочь! Вот какой дорогой ценой, слезами и нервами моих детей оплачен наш развод».

    1. Какую психологическую ошибку в своем поведении, на ваш взгляд, допустила женщина?

    2. Назовите основные проблемы данной семьи, которые можно, по вашему мнению, разрешить?

    3. Сформулируйте свои рекомендации по оказанию психологической помощи членам распавшейся семьи.


    Ситуация 6. «Понимаете, они делили меня, как вещь. Ни один из них никогда, ни разу не спросил меня о моих желаниях. С кем я хочу жить? Что я о них думаю? Думаю ли вообще? А четыре года назад, когда они только развелись, у меня не было выбора: он был моим отцом, она – моей матерью. Я, конечно, хотел, чтобы мы жили вместе, но даже если не вместе... Вы же понимаете, что тогда началось. В конце концов, я возненавидел мать за то, что она не разрешила отцу приходить ко мне. После школы меня все время встречала бабка и быстро уводила домой; иногда мать просила об этом соседку. Гулял я тоже только с бабкой, а когда она была занята – сидел дома один взаперти. У меня никогда не было собственного ключа от дома. Тогда я хотел уйти к отцу, я думал, что я ему нужен, но потом понял, что и ему я нужен только как орудие борьбы против матери. По-моему, они просто ослепли от злобы друг на друга.

    Самое страшное во всем этом, что мне никто не мог помочь. Ведь все признавали за ними права на меня. Как право на вещь! Они, между прочим, также делили дачу и машину, и, может быть, из-за этого и меня».

    1. Как вы считаете, почему между родителями развернулась ожесточенная борьба за мальчика?

    Насколько это было связано с интересами самого мальчика?

    2. Какая помощь требуется, на ваш взгляд, мальчику? Кто должен оказать ему эту помощь в первую очередь?

    3. Какая работа должна быть проведена с матерью мальчика?


    Ситуация 7. Однажды мать Ренаты зашла за ней в школу. По дороге домой она рассказала дочери, что хочет развестись. Сказала, что Рената останется с ней, и пообещала девочке много заманчивого в их будущей жизни вдвоем. Рената, которая поняла только, что они с мамой куда-то уедут, с восторгом согласилась. После обеда она, сияя, сообщила всем во дворе: «Мы разводимся, и я уезжаю вместе с мамой». Такая же довольная она встретила отца, который уже знал от матери, что в случае развода девочка хочет остаться с ней. Отец стал объяснять Ренате, что значит развод. Неужели она в самом деле больше не хочет его знать, спросил он. Рената пришла в величайшее возбуждение. Она кричала, рыдала и умоляла родителей помириться. Но мать, у которой уже была связь с другим мужчиной, не хотела прислушиваться к просьбам ребенка. Она настаивала на том, чтобы Рената «сделала выбор». Собственная судьба была для нее важнее, чем судьба ребенка. Рената заболела нервной горячкой. Она не смогла справиться с ситуацией. Она только чувствовала, что надвигается что-то страшное, непоправимое, и была потрясена до глубины души.

    1. Какую ошибку допустили родители Ренаты в сообщении о своем разводе? Как грамотно следовало преподнести ей эту информацию?

    2. Почему мать отказалась прислушаться к просьбе дочери и поставила ее перед непростым для любого человека, а тем более для ребенка выбором?

    3. Чем, на ваш взгляд, может закончиться эта неприглядная история? Обоснуйте свой ответ.


    Ситуация 8. Родители шестнадцатилетней Ксюши развелись двенадцать лет назад. Но то ли намерения их были не вполне серьезными, то ли они не смогли поменять квартиру, однако факт остается фактом: все эти годы они живут в одной квартире. При этом папа и мама (с которой и живет девочка) врезали в свои комнаты замки, превратив таким образом квартиру в коммуналку. Кухня поделена на две части; несмотря на маленький размер, в ней два холодильника. Раньше и папа и мама приводили в квартиру новых партнеров, «выставляя» девочку на улицу или к соседям. Теперь это в прошлом, но и семья не восстановилась. Девочка плохо учится, ни папа, ни мама не являются для нее авторитетом...

    1. Можно ли назвать вариант развода, избранный родителями девочки, благополучным? Что они должны были бы сделать в первую очередь, чтобы избежать возможных проблем в психическом развитии и личностном становлении дочери?

    2. Можно ли утверждать, что у девочки в дальнейшем могут быть серьезные проблемы с созданием собственной семьи? Обоснуйте свой вариант ответа.

    3. Что можно было бы порекомендовать родителям в настоящий момент, чтобы окончательно не портить жизнь собственной дочери?


    Ситуация 9. Родители четырнадцатилетнего Димы развелись, не поставив сына в известность. Отец завел другую семью, но, чтобы не травмировать мальчика, ему об этих изменениях не сообщали, надеясь, что удастся на некоторое время отсрочить или скрыть известие о разводе. Отец был военным, два года находился на казарменном положении, и для мальчика не было странным, что он не жил дома. Наступил день перевода отца на новое место службы. Дима узнал об этом с опозданием, и, когда прибежал к казармам, отец уже уехал. Мальчик долго пытался объяснить, зачем он пришел, и, в конце концов, кто-то из дежурных военных искренне удивился: «Как же так, ведь жена и сын уже приходили!» Так Дима узнал эту новость. Вернувшись домой, он лег на кровать, два дня не ел и не разговаривал с матерью.

    Очень скоро последовали и другие изменения в его жизни, вызванные переживаемым стрессом: он бросил школу, поступил в мореходное училище, затем бросил и его. Он не мог ни с кем посоветоваться, как ему жить дальше. Доверие к родителям было подорвано навсегда. Когда два года спустя отец пришел поздравить мальчика с днем рождения, Дима не пустил его на порог».

    1. В чем заключается главная ошибка родителей мальчика? Как можно было бы облегчить его переживания из-за родительского развода?

    2. Как вы можете оценить поступок отца? Следовало ли ему самому сообщить столь тяжелую для сына новость?

    3. Как может отразиться пережитая «разводная травма» на дальнейшей жизни и судьбе мальчика?

    4. Как можно ему помочь в этой ситуации?


    Ситуация 10. После развода родители восьмилетней девочки не смогли мирно договориться о том, кто будет воспитывать дочь. В результате ее «выкрал» отец, взявший на себя основные обязанности по уходу за ребенком. Он препятствует встречам девочки с матерью и бабушкой, а учителя с сожалением отмечают низкую успеваемость девочки, приступы депрессии, рассеянность на уроках...

    1. Прав ли отец девочки, препятствующий встречам дочери с матерью и бабушкой?

    2. Как лучше всего следовало поступить родителям в этой ситуации? Можно ли делать ребенка орудием мести друг другу после расторжения брака?

    3. К каким последствиям, кроме описанных, может привести рассогласованность родителей в вопросе об участии их в воспитании дочери?

    РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

    1. Башкирова Н. Ребенок без папы. Решение проблем неполной семьи. СПб, 2006.

    2. Видра Д. Помощь разведенным родителям и их детям: от трагедии к надежде. М., 2002.

    3. Гаврилова Т.П. К проблеме влияния распада семьи на детей дошкольного возраста // Семья и формирование личности. М., 1981. С. 146–162.

    4. Григорьева Е. Дети после развода // Семья и школа. 1995. № 5. С. 18–19.

    5. Захаров А. И. Происхождение детских неврозов и психотерапия. М., 2000.

    6. Кочубей Б. И. Мужчина и ребенок. М., 1990.

    7. Нартова-Бочавер С. К., Несмеянова М. И., Малярова Н. В., Мухортова Е. А. Ребенок в карусели развода. М., 1998.

    8. Прокофьева Л. М. Отцы и их дети после развода // Социс. 2002. № 6.

    9. Савинов Л. И., Кузнецова Е. В. Социальная работа с детьми в семьях разведенных родителей. М., 2005.

    10. Соловьев Н. Я. Женщина и ребенок в послеразводной ситуации // Социальные последствия развода: Тезисы конференции. М., 1984. С. 52–55.

    11. Фигдор Г. Дети разведенных родителей: между травмой и надеждой. М., 1995.

    12. Фромм А. Азбука для родителей / Пер. И. Г. Константиновой; Предисл. И. М. Воронцова. Л., 1991.

    13. Целуйко В. М. Неполная семья. Волгоград, 2000.

    14. Целуйко В. М. Психология неблагополучной семьи. М., 2003 (2006).

    15. Целуйко В. М. Личность ребенка в семье разведенных родителей // Психолог в детском саду. 2005. № 1. С. 112–127.





     



    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх