Загрузка...



ЧАСТЬ III. СТРАТЕГИЯ


Глава седьмая. Стратегия как Метатехника

Технические приемы, которые я представил в предыдущих главах, для практики Гештальт-терапии все равно, что кирпичи для дома. Различные типы кирпичей представляют нечто общее или сходное по стилю, которое задумано для выражения единого взгляда, т.е. их можно рассматривать как элементы единой структуры. О структуре же я еще ничего не сказал.

При рассмотрении извне структура психотерапевтического сеанса выглядит предопределенной последовательностью, в которой терапевт применяет различные средства или приемы, доступные ему, перенятые или разработанные им самим. Несмотря на самоценность каждого приема, очевидно, что для каждого индивида в такой-то момент времени приемы должны использоваться в определенном направлении - по пути наименьшего сопротивления. Несмотря на то, что терапевт оценивает своевременность или соответствие приема через комбинацию интуиции, эмоционального реагирования на текущее столкновение и рациональности, я вижу в его выборе определяющую стратегию. На таком уровне стратегии очевидно, что решающей здесь является интуиция терапевта, его творчество состоит в основном в умении уникально реагировать на уникальную ситуацию. На нотном стане нот всего несколько, а количество тонов безгранично. Вместе с тем и хороших исполнителей гораздо больше, чем хороших композиторов. Если взять искусство вообще, то изучение его стратегии происходит в основном из личных переживаний и из наблюдения за искусным исполнением. Фоном калифорнийского периода на курсах Перлса была, в сущности, комбинация самостоятельной психотерапии и наблюдения мастера за работой. Конечно же, в дополнение к этим элементам может быть полезно не только наблюдать терапевтический процесс, но и поразмышлять над ним; думается, что ретроспекция действий терапевта довольно хорошо позволит понять его стратегию. Поэтому я решил дополнить данный раздел комментариями. За исключением первого, который был написан при доработке книги в 1987 году, остальные записывались сразу же после ряда сеансов (1970 г.) с небольшой группой студентов.

Вместе с обсуждением и размышлением над моей терапевтической практикой я даю клинический материал с некоторыми теоретическими замечаниями. В главах 8 и 9 я выделяю две специфические стратегии, которые, как мне кажется, составляют своевременную основу для выбора терапевта. Например, на техническом уровне Гештальт-терапевт может преувеличивать суппрессию или экспрессию, на уровне стратегии он может потребовать, чтобы пациент работал против своих симптомов (будучи, к примеру, прямолинейным и правдивым), принудить его впрячься «в одну упряжку» со своими симптомами - преувеличить его психопатологию или даже заставить его хвататься своим пороком - как альтернатива пониманию, ассимиляции, победы разума. Такой выбор задействует, в частности, альтернативы концентрации на настоящем или на прошлом и будущем, на признании или отказе переживания. Прошлое и будущее, так же как настоящее, имеют свое место в Гештальт-терапии, в «стратегии безответственности», ищущих ответственности - а об этом я расскажу дальше.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх