ИСЛАМ, ОРУЖИЕ МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ И КОНЕЧНЫЕ ЦЕЛИ «АЛЬ-КАИДЫ»

Вильсон Джон – вице-президент ORF


Введение

В статье подробно исследуется вопрос о возможностях радикальных салафистских группировок типа «Аль-Каиды» и «Лашкар-и-Тайба» (LET) оказывать религиозное воздействие на преступные элементы среди госслужащих или частных лиц – с целью их использования для подрыва пакистанского ядерного арсенала. Тайное приобретение ядерных материалов или вооружений, с точки зрения указанных группировок, оправдано необходимостью предотвратить атаку на мусульман, а также необходимостью организовать акт возмездия, если такая атака все же будет предпринята. Доказательства правомерности обладания ядерным оружием и его применения приводились в ходе многочисленных дискуссий – их можно обнаружить в разного рода комментариях, а также фетвах салафистских идеологов.

Статья состоит из трех частей.

В первой рассматриваются идеологические побудительные мотивы радикальных салафистских группировок, стремящихся к получению и применению ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения (ОМУ).

Во второй исследуются попытки этих группировок овладеть оружием и материалами, а также наличие у них возможностей сборки, хранения и применения подобного оружия.

В третьей части содержится оценка вероятности успеха ставленников и агентов радикальных группировок в Пакистане в обеспечении доступа к таким типам оружия.

Данное исследование не преследует цель проанализировать публикации по техническим характеристикам ОМУ и рассматривает указанные вопросы под углом зрения ужасающих последствий, которых мировая общественность опасается после событий 9/11 и которые могут наступить вследствие союза радикальных исламистов и преступных элементов в государственных структурах Пакистана – союза, замешанного на ядерном оружии и терроризме.


Идеологическая подоплека

Войны и конфликты были неотъемлемой частью становления ислама как второй в мире по численности и наиболее стремительно расширяющейся религии. Первые баталии велись еще Пророком Мухаммедом и его сподвижниками, а затем и последующими поколениями. В результате сформировалась достаточно определенная и внятно прописанная военная концепция. Коран четко определил границы военных действий. Мир, согласно Корану, разделен на два лагеря – Дар ус-Салам (те, кто следует божьему пути установления мира, порядка и других существенных условий для благополучия людей) и Дар уль-Харб (те, кто противится божьим путям). Поэтому верующие были обязаны бороться с теми, кто противится Богу или мешает им следовать указанным свыше путем. Как сказано в Коране (сура «Добыча», стих 39), «Сражайтесь с неверными, пока они не перестанут совращать [верующих с пути Аллаха] и пока они не будут поклоняться только Аллаху…»

Короче говоря, война, согласно исламской идеологии, может быть только оборонительной – ради защиты Аллаха и его путей, и каждый верующий мусульманин обязан участвовать в такой войне.

Поскольку сама доктрина была помещена в строгие рамки, столь же жестко был определен и кодекс поведения на войне. Так Коран (сура «Корова», стих 190) призывает мусульман: «Сражайтесь во имя Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте [границ дозволенного]; - воистину, Аллах не любит преступающих».

Сила должна применяться только в необходимых случаях. Доктрина четко запрещает убийство детей, женщин и пожилых людей, а также молящихся, независимо от их религии. Первый халиф ислама Хазрат Абу Бакр говорил:

«Помните, что вы всегда находитесь под взором Аллаха и на пороге смерти и что вам придется дать отчет в Судный день… Когда сражаетесь во славу Аллаха, ведите себя мужественно, не обращаясь в бегство, но не позволяйте крови женщин, детей или стариков запятнать вашу победу. Не уничтожайте пальмы; не сжигайте жилища или пшеничные поля; не вырубайте фруктовые деревья; убивайте скот только тогда, когда он необходим как пища. Заключая договор, уважайте его положения. По мере вашего продвижения вам будут встречаться верующие, живущие в монастырях и молитвами своими служащие Богу. Не досаждайте им, не убивайте их и не разрушайте их монастыри»1.

Вышеуказанный кодекс поведения упомянут здесь для того, чтобы понять, как именно различные богословы, лидеры и идеологи террористов вроде Усамы бен Ладена оправдывают желание получить и использовать ОМУ, особенно в контексте многочисленности жертв возможного применения такого оружия и расщепляющихся материалов. Некоторые богословы, например, используют упоминания в Коране «катапульт, огня и яда». Утверждается, что это оправдывает наличие ОМУ у мусульманских народов как средства сохранить способность сражаться с врагом. Указывая на призыв Корана прибегать к любым мерам для противостояния врагу, эти богословы настаивают, что все мусульманские страны обязаны не только обладать ядерными вооружениями, но и производить их.

Таким же образом в поддержку обретения ОМУ трактуется кораническая сура «Добыча», стих 60, в которой говорится: «И приготовьте для них, сколько сможете, силы и отрядов конницы; ими вы устрашите врагов Аллаха, и вашего врага, и других, помимо них; вы их не знаете, Аллах знает их»2. Призыв «устрашить врагов Аллаха» часто приводится в различных высказываниях идеологов и сторонников «Аль-Каиды» и других экстремистских групп как доказательство правомерности применения ОМУ.

При толковании коранических текстов как содержащих поддержку применению ОМУ обычно используют три тезиса. Во-первых, что имеется религиозная санкция на обладание ОМУ. Во-вторых, что ОМУ может применяться в оборонительных целях в том случае, если враг обладает таким оружием и имеет намерение применить его против мусульман. В-третьих, что к ОМУ можно прибегнуть в качестве последнего средства для достижения победы. Некоторые богословы добавляют при этом, что жертвами применения такого оружия не должны быть мусульмане.

Но группировки вроде «Аль-Каиды» или «Лашкар-и-Тайба» могут (как это уже бывало) не следовать ни букве ни духу традиционных трактовок и время от времени менять оттенки смыслов в угоду тактическим и стратегическим целям своей «долгой войны». Полезно исследовать понятие «долгой войны» в контексте «Аль-Каиды», поскольку оно указывает на решимость и настойчивость этой группировки в достижении своих целей – собирания и защиты уммы. Эта группировка может позволить себе не торопиться с реализацией собственных замыслов. И неудивительно, что понятие «долгой войны» находит отражение в той продолжительной подготовке, которая характерна для терактов, совершаемых этой группировкой. Это понятие позаимствовано из учений египетского идеолога Сейида Кутба, который – вместе с доктором Абдуллой Азамом – оказал большое влияние на Усаму бен Ладена. Будет полезно процитировать его высказывание по этой теме:

«…Как инициировать возрождение ислама? С этой целью должен быть выдвинут авангард, который пойдет через объявший весь мир океан забвения веры… Мусульмане в этом авангарде должны знать вехи и ориентиры на пути к своей цели, дабы понимать, откуда их путь берет начало, в чем суть и ответственность их миссии и какова конечная цель этого долгого путешествия»3.

Оправдание Усамой бен Ладеном терактов 11 сентября отражает стратегию «Аль-Каиды» и ее концепцию «долгой войны» с врагом, в данном случае с США. В обращении по арабскому каналу «Аль-Джазира» 7 октября 2001 года бен Ладен сказал: «Наш исламский народ на протяжении более 80 лет испытывает унижение и бесчестье; его сыны гибнут, проливается их кровь, святыни подвергаются осквернению… Аллах благословил авангард мусульман, передовую группу ислама на уничтожение Америки»4. В попытке доказать, что убийство тысяч невинных людей было совершено ради защиты веры и, значит, может быть оправдано, бен Ладен сослался также на различие, которое делает Коран между Дар ус-Салам и Дар уль-Харб: «Эти события разделили мир на два лагеря: мир верных и мир неверных»5.


Желание и возможности

Первое конкретное упоминание о заинтересованности «Аль-Каиды» в том, чтобы заполучить ОМУ, относится к концу 1990-х годов, когда в ее руководящем совете по этому поводу развернулась жаркая полемика. Представитель «Аль-Каиды» Мустафа Хамид, также известный как Абу Валид аль-Масри, вынес эту полемику на публику, выпустив книгу «История арабских афганцев со времени их прибытия в Афганистан до их ухода с Талибаном»6. «Ястребы» настаивали на необходимости приобрести ОМУ, опасаясь, что США планируют нападение на Афганистан с применением именно такого оружия. Они говорили, что просто необходимо иметь подобное средство для сдерживания нападения и для нанесения ответного удара в случае, если нападение все же произойдет. Противники этой идеи столь же жестко отстаивали свою позицию, предупреждая, что данный путь чреват острыми репрессиями со стороны США и утратой общественной поддержки, в том числе среди других – подобных им – групп-изгоев. В итоге обе стороны согласились, что выбор в пользу ОМУ, который мог вызвать карательные акции со стороны Запада, опасен. Согласие было также и в вопросе о том, что ОМУ необходимо, прежде всего, для сдерживания, а не для нанесения первого удара. Хотя сам бен Ладен и был убежден, что для реализации его планов достаточно обычных вооружений, он не мешал тем, кто высказывался в пользу ОМУ.

Здесь уместно вспомнить два его интервью. В интервью «Аль-Джазире» в декабре 1998 года он сказал, что у евреев и христиан есть ядерные возможности; есть они и у мусульман. Это был прозрачный намек на Пакистан, что имеет непосредственное отношение к центральной гипотезе, рассматриваемой в данной работе. Еще через месяц, в январе 1999 года, отвечая на вопросы журнала «Тайм», бен Ладен сказал, что получение химического и ядерного оружия в качестве средства самозащиты является для мусульман «религиозным долгом». «Было бы грешно не попытаться овладеть оружием, которое могло бы помешать неверным причинять вред мусульманам»1, - сказал бен Ладен.

Есть высказывания и других руководителей «Аль-Каиды», указывающие на единство мнения высшего руководства этой группировки по данному вопросу. В июне 2002 года представитель «Аль-Каиды» Сулейман Абу Гейт заявил: «Мы вправе воевать с ними [американцами], используя химическое и биологическое оружие, чтобы нанести им такой же фатальный урон, который был причинен мусульманам [их] химическим и биологическим оружием». Он утверждал, что «Аль-Каида» имеет право «уничтожить четыре миллиона американцев, включая один миллион детей, выгнать со своих мест вдвое большее количество людей и причинить ранения и увечья сотням и тысячам»8.

Самое значимое заявление «Аль-Каиды» по ОМУ было сделано 21 мая 2003 года шейхом Насером аль-Фахдом. Это была 25-страничная фетва, оправдывавшая применение ОМУ против врагов ислама. В документе, озаглавленном «Трактат о законности применения оружия массового уничтожения против неверных», этот саудовский клирик заявлял:

«Нанесение по ним [США] удара с применением оружия массового уничтожения приемлемо, поскольку Аллах говорил: "Если вы подвергаетесь нападению, вы должны ответить агрессору с той же силой…". Всякий, кто задумается об американской агрессии, совершавшейся против мусульман и их земель в прошедшие десятилетия <…>, придет к выводу, что нанесение по ней [Америке] удара допустимо хотя бы по принципу "обращайся с другим так, как он обращается с тобой". Некоторые братья подсчитали общее число мусульман, прямо или опосредованно погибших от ее оружия, и у них получилось почти 10 миллионов…»9

Серьезные заявления по применению ОМУ были сделаны Абу Мусабом аль-Сури в двух документах, опубликованных в декабре 2004 года: в письме на девяти страницах, направленном в Госдепартамент США10, и в 1600-страничной книге о стратегии глобального джихада под названием «Призыв к глобальному исламскому сопротивлению»11.

Письмо в Госдепартамент США было ответом на назначение Соединенными Штатами награды в 5 млн. долларов за его голову и на объявление его международным террористом за причастность к терактам 11 сентября 2001 года и взрывам в Мадриде в марте 2004 года. Аль-Сури писал в Госдепартамент США, что мусульмане могут добиться паритета с США единственным способом – получив и применив ОМУ. Он заявлял, что если бы он планировал теракты 11 сентября, то он бы наполнил самолеты средствами массового уничтожения. Он признавал сложности организации нападения на США с использованием ОМУ, но называл это «жизненно важным» делом.

Эта позиция аль-Сури знаменует явный отход от прежних фетв и заявлений по ОМУ. Он, например, призывает Северную Корею и Иран к созданию ядерного оружия, хотя оба этих государства с точки зрения салафистов являются режимами неверных. Контраргумент аль-Сури заключается в том, что можно сотрудничать с бесом для победы над еще большим бесом. Он заявляет: «Окончательный выбор состоит в ликвидации США стратегически симметричными мерами с применением оружия массового поражения <…> если моджахеды смогут получить его с помощью тех, кто им владеет, или путем его покупки»12.

В книге, которая появилась на свет после упомянутого письма, аль-Сури выражает уже меньше оптимизма относительно возможности получения ОМУ через мафию, хотя во время своей кабульской лекции в 1999 году он называл это вероятным вариантом. В книге он изложил детальный план создания специальных сил для доставки ОМУ в зону нанесения удара по врагу и утверждал, что дни строго иерархических организаций миновали. Аль-Сури, черпавший свое вдохновение в идеях доктора Абдуллы Азама, утверждал, что исламское сопротивление должно в большей степени опираться на мелкие, автономные ячейки, связанные с «базой» лишь идеологически.

Примечательны высказывания по ОМУ из уст экстремистского идеолога от 20 февраля 2009 года. Президент Всемирного союза мусульманских религиозных ученых шейх Юсуф аль-Кардави заявил, что ислам предпочитает мир с позиции силы, а не слабости и что всем мусульманам «позволительно обладать ядерным оружием и оружием массового уничтожения в целях сдерживания»13.

Поэтому справедливо будет предположить, что идеологи «Аль-Каиды» работают над поиском в Коране оправданий для получения и применения ОМУ, а также путей обхода многих из имеющихся в Коране положений о ведении войны. В руководстве «Аль-Каиды» сформировалось общее мнение, что получение ОМУ было бы в интересах мусульман, а значит, оправдано в глазах Аллаха.

Требующий ответа вопрос формулируется следующим образом: в состоянии ли «Аль-Каида» добыть, хранить и применять ОМУ таким образом, чтобы не вызвать уничтожение всего мира?

Есть ряд свидетельств (весьма сомнительных) о попытках «Аль-Каиды» заполучить ОМУ или расщепляющиеся материалы.

Но, вероятно, имеется подтверждение лишь по одному эпизоду – серьезной попытке договориться о покупке урана в Судане. Главный свидетель по делу о взрывах 1998 года в американских посольствах в Кении и Танзании Джамаль Ахмед аль-Фадль во время судебного процесса в Нью-Йорке упомянул об этой сделке. По его словам, «Аль-Каида» была готова заплатить 1,5 млн. долларов за покупку урана в Судане.

Наиболее правдоподобным заключением, которое можно извлечь из новостных сообщений, является то, что «Аль-Каида», возможно, пыталась (и по-прежнему пытается) вступить в подобные сделки, но не преуспела в этом. Это может свидетельствовать о неспособности группировки к заключению подобных сделок, но тем не менее определенно указывает на ее намерение такую способность обрести.

Это многократно подтверждается происходящим в Интернете, где «Аль-Каида» и родственные ей группировки открыли некий виртуальный «университет джихада» – огромное средоточие информации, инструкций, видео- и аудиоматериалов, связанных с приобретением и изготовлением ОМУ. Возможности Интернета для сбора и распространения информации чувствительного характера, для нагнетания страха, а также для использования его в качестве места анонимного общения сторонников и возможных рекрутов с кураторами просто безграничны. В различных блогах, чатах, форумах и на сайтах нет недостатка в пособиях, справочниках, видеоматериалах и энциклопедических сведениях об изготовлении ОМУ. Эти ресурсы подогревают непрерывное обсуждение стремления «Аль-Каиды» к «ядерному паритету» с США. Имели место теракты, совершавшиеся с помощью информации, почерпнутой на подобных сайтах и форумах в Интернете. В 2005 году 80-страничное пособие «Атомная бомба джихада и способ обогащения урана», появившееся на одном из джихадистских форумов (al-Firdaws), привлекло внимание 57 тысяч посетителей лишь за первый месяц своего существования в Интернете14.В этом руководстве содержались инструкции по изготовлению атомной бомбы и, что более важно, объяснялись способы изготовления взрывчатых веществ и бомб из подручных материалов.

Примерно в то же самое время на джихадистских форумах появилось пособие, в котором детально описывались материалы, из которых можно создать примитивное устройство для распыления цианида, а также способы сборки этого устройства. Оно напоминало то, которое должно было быть задействовано в 2003 году в Нью-Йорке, когда теракт был предотвращен. Жидкие взрывчатые вещества, использовавшиеся в терактах в Лондоне в 2005 году, были изготовлены с помощью информации, размещенной на одном из подобных форумов в Интернете. В серии терактов, совершенных в Бангалоре, Ахмедабаде и Дели в 2008 году, применялась взрывчатка, сделанная из имевшихся на местах материалов, а технология ее изготовления была по крупицам собрана на сайтах Интернета.

По сведениям разведки, «Аль-Каидой» была создана отдельная группа для координации деятельности по приобретению и созданию химического, биологического и ядерного оружия. В нее входили Халид Шейх Мохаммад и Рамзи бен аль-Шибх, которые были задержаны на конспиративных квартирах в Пакистане. Однако те, кто изучал технические подробности изготовления ОМУ, доступные в Интернете, указывают, что основную угрозу представляют не «любительские» усилия террористических группировок в этой области, а профессиональные ученые и технические специалисты, воспринявшие радикальные взгляды под воздействием «Аль-Каиды» или джихадистов.

Несмотря на призывы фетв к созданию ОМУ и множество инструкций в Интернете о том, как это сделать, отсутствуют конкретные доказательства того, что «Аль-Каида» или родственные ей группировки в действительности располагают каким-либо оружием массового уничтожения или же расщепляющимися материалами. В равной степени нет никаких свидетельств присутствия в опорных районах «Аль-Каиды» в Сомали, Афганистане и Вазиристане ученых и иных специалистов, которые необходимы на случай, если такие материалы или вооружения когда-либо окажутся в распоряжении «Аль-Каиды». Хотя, конечно, отмечен факт бесед с бен Ладеном двух-трех пакистанских ученых-ядерщиков, но этот случай будет рассмотрен позднее. За исключением этих контактов ядерщиков с «Аль-Каидой», в публичном доступе нет ничего, что указывало бы на наличие у нее «атомной бригады» для ведения так называемого «ядерного джихада». Бен Ладен и аль-Завахири, возможно, являют собой эффективных идеологов и руководителей, но они вряд ли способны работать с ядерными или иными средствами массового уничтожения.

Это заставляет нас рассматривать возможности нелегального приобретения «Аль-Каидой» такого оружия или материалов в какой-либо дружественной мусульманской стране.


Десантный плацдарм «Аль-Каиды»

Можно назвать четыре причины, подкрепляющие утверждение о том, что Пакистан является плацдармом «Аль-Каиды».

Во-первых, это единственная мусульманская страна, которая обладает ядерным оружием, сосуществует с террористическими группировками на своей территории и имеет экстремистски настроенную прослойку в своей армии и в разведывательных службах.

Во-вторых, по меньшей мере, одна из таких террористических группировок, близкая «Аль-Каиде», призывала к использованию ядерного оружия против «неверных».

В-третьих, в Пакистане вплоть до 2004 года действовала одна из наиболее активных и дерзких сетей по распространению ядерного оружия. Ее возглавлял ученый-ядерщик Абдул Кадир Хан, связи которого с «Лашкар-и-Тайба» подтверждены документально и который был активным сторонником предоставления ядерных вооружений и технологий другим мусульманским странам.

В-четвертых, указанные выше факторы дают «Аль-Каиде» шанс на получение ОМУ от мусульманской страны, которая, кстати, оказывает ей религиозное покровительство.

Существуют некоторые указания на то, что у «Аль-Каиды» подобные идеи уже были и высказывались, в том числе еще совсем недавно. До событий 11 сентября Пакистан рассматривался в качестве союзника. Еще в 1999 году бен Ладен с гордостью заявлял западным СМИ о том, что мусульманская страна Пакистан обладает ядерным оружием, способным противостоять христианским и еврейским бомбам. Ядерный арсенал Пакистана, созданию которого, разумеется, в значительной мере способствовали стекавшиеся со всех сторон миллиарды на так называемый афганский джихад, приветствовался мусульманским миром как «исламская бомба». Абдул Кадир Хан, зачастую неверно называемый «отцом исламской бомбы», оправдывал свои стремления по распространению ядерного оружия тем, что это якобы является его религиозным долгом как мусульманина.

Объявление глобальной войны террору и решение Пакистана присоединиться к инициативе США после событий 11 сентября резко изменили это дружественное равновесие. Когда Пакистан начал в Зоне племен серию военных акций, пусть зачастую неуверенных и сопровождавшихся неудачами, соратники «Аль-Каиды» в структурах талибов повернули оружие против пакистанской армии. По всему Пакистану прокатилась серия эффектных взрывов, совершенных террористами-смертниками. Но хотя членам «Аль-Каиды» и Талибана было позволено найти прибежище в Зоне племен и, возможно, разрешено создать заповедную зону на территории Вазиристана, пакистанские власти противились распространению этого «исламского эмирата Вазиристан» за пределы некой «красной» линии.

Операция пакистанских военных в мечети Лал Масджид в июле 2007 года, в ходе которой было убито свыше трехсот человек, в большинстве пуштунских студентов медресе, твердо настроила руководство «Аль-Каиды» против пакистанских властей, и Айман аль-Завахири призвал народ свергнуть президента Мушаррафа. «Аль-Каида» продолжала осуждать пакистанскую армию несмотря на то, что Мушарраф покинул свой пост в августе 2008 года. В последнее время «Аль-Каида» усилила нападки на пакистанский истеблишмент, включая пакистанских военных. Завахири даже призвал пакистанские вооруженные силы к мятежу и введению исламского закона – шариата – в Пакистане, который (по утверждению Завахири и других) был создан как государство мусульман и должен таковым оставаться.

Активное обсуждение на форумах в Интернете вопроса о Пакистане и ядерном оружии может дать некоторое представление о полемике, идущей в джихадистских кругах. В марте 2009 года джихадистский медийный центр «Аль-Фаджр» опубликовал 29-страничную брошюру «Затачивание клинков в битве против правительства и армии Пакистана», написанную одним из высокопоставленных руководителей «Аль-Каиды» – Абу Яхъя аль-Либи15. Он утверждает, что, поскольку правительство Пакистана и армия воспрепятствовали введению шариата, захват страны является религиозным долгом. В подкрепление своих доводов он цитирует хадисы и Коран.

Эта брошюра вызвала оживленное обсуждение на джихадистских форумах в Интернете. При этом многие заявляли об абсолютной необходимости взять под контроль пакистанское ядерное оружие. Некоторые участники форумов настаивали на том, что пришла пора превратить Пакистан в базу для создания исламского эмирата и что поэтому важно захватить его ядерное оружие прежде, чем оно попадет в руки США. Говорилось о необходимости завладеть секретными данными о местоположении ядерного оружия в Пакистане и Индии – с целью посадить на короткий поводок «врагов ислама, индусов». Один из ключевых тезисов сводился к тому, что было бы более практично спланировать захват ядерного оружия Пакистана, чем вести «30-летний джихад».

Одно из важных направлений дискуссии касалось кооптирования в радикальные группировки пакистанских ядерщиков, а также военных и гражданских чиновников, сочувствующих делу джихада. Абдул Кадир Хан упоминался как человек, которого нужно убедить и привлечь на свою сторону вместе с другими учеными-ядерщиками. Один из участников обсуждения написал, что, если в Пакистане разразится конфликт, Абдул Кадира и других ученых необходимо будет взять под защиту.

Вот еще одно упоминание о пакистанском ядерном оружии, сделанное высокопоставленным афганским руководителем «Аль-Каиды». В июне 2009 года Мустафа Абу аль-Язид сказал в интервью каналу «Аль-Джазира», что, «если Аллаху будет угодно, ядерное оружие [пакистанское] не попадет в руки американцев и моджахеды возьмут его и используют против американцев»16.

Подобные заявления могут показаться чисто риторическими и не такими уж серьезными. Но было бы большой ошибкой их игнорировать по двум простым причинам.

Во-первых, эти заявления показывают повышенный интерес джи-хадистских кругов к Пакистану и его ядерному оружию. Идеологи типа аль-Либи прилагали все силы, чтобы доказать: получить такое оружие – религиозный долг мусульманина. Их довод состоит в том, что это оружие не должно попасть в руки врага, то есть США. Поэтому добыть его силой или нелегальными путями, чтобы оградить или защитить себя от нападения, – это прямая обязанность мусульман. И на это имеется недвусмысленная санкция Корана.

Во-вторых, в Пакистане достаточно людей – как в истеблишменте, так и вне него, – которые могут оказаться восприимчивыми к подобной логике. Особенно когда их представление о «враге» совпадает с представлениями «Аль-Каиды», для которой враг – это «сионисты-христиане» (США и Израиль) и индуисты (Индия).

Поэтому необходимо обратить более пристальное внимание на этих «сочувствующих» в Пакистане. Они вполне могли бы оказаться в том «авангарде ислама», о котором говорили Кутб и бен Ладен, и облегчить «Аль-Каиде» достижение паритета в сфере ОМУ с США. А это, как писал в своей автобиографии бывший директор ЦРУ Джордж Тенет, могло бы изменить ситуацию на цивили-зационном уровне.

Ради краткости и облегчения понимания полезно выделить в этой группе сочувствующих три составляющих:

– джихадисты, связанные с «Аль-Каидой»;

– радикальные элементы в среде пакистанского истеблишмента;

– радикальные элементы внутри пакистанской армии и спецслужб, включая Межведомственную разведку Пакистана (ISI). Без них планы «Аль-Каиды» по проникновению в инфраструктуру пакистанского ядерного арсенала гарантированно столкнулись бы с ожесточенным отпором и провалились.

Начнем с джихадистских группировок, симпатизирующих «Аль-Каиде». Некоторые из них имеют общую историю с «Аль-Каидой», но именно «Лашкар-и-Тайба» (LET) идеологически и практически связана с радикальным салафистским движением. И «Аль-Каида», и LET вдохновлялись арабо-палестинским идеологом и близким союзником и учителем Усамы бен Ладена доктором Абдуллой Азамом, а также Хафизом Саидом. Деньги на создание штаб-квартиры LET в Мюридке поблизости от Лахора были предоставлены бен Ладеном или одним из его близких сподвижников. Эта связь скрепляется и тем, что обе группировки имеют одинаковые цели, позиции и взгляды на ведение «боевых действий». LET была создана как некий «троянский конь» «Аль-Каиды» и других участников салафистского движения для проникновения в Пакистан и пакистанское общество. Это называлось «революцией снизу», в отличие от теории «революции сверху», которую исповедует «Джамаат-е-Ислами» для превращения Пакистана в подлинно исламское государство.

Присутствие LET в Пакистане указывает на гораздо более серьезную угрозу пакистанскому государству и его ядерной инфраструктуре. Отмеченное верно хотя бы потому, что с годами, во многом благодаря содействию со стороны пакистанских властей и общества, эта группировка создала как открытую, так и подпольную сеть школ, больниц, благотворительных организаций. Это – помимо налаженных альянсов с политическими, экономическими и общественными структурами. Наличие таких сетей делает LET практически неуязвимой со стороны властей и обеспечивает ей базу для грандиозного стратегического союза со своим идеологическим центром – «Аль-Каидой».

В контексте центрального тезиса данной работы можно привести три дополнительных причины, по которым LET представляет скрытую угрозу.

Во-первых, есть указания на то, что эта группировка не отрицает возможности использования ядерного оружия для достижения своих целей. Значимое свидетельство обнаруживается в англоязычной ежедневной газете «Дейли таймс», издающейся в Лахоре, за 6 февраля 2004 года. Газета приводит слова Хафиза Саида о том, что «для осуществления джихада необходимы атомное оружие, обычные вооружения, сильная армия и добровольцы-моджахеды, и «Джамаат-уд-Дава» будет и впредь обеспечивать и охранять эти ресурсы для ведения джихада против индуистов»11. (Организация «Джамаат-уд-Дава», так же как и LET, основана Хафизом Саидом – прим. редакции.)

Здесь еще более важно то, как он концептуально обосновывает свой призыв в более широком плане: «Мусульмане всего мира связаны узами общей веры. От Лахора до Сринагара, от Кабула до Багдада, от Басры до Чечни они сражаются под знаменем этой веры, но мир неверных не приемлет этого и называет это терроризмом. <…> только джихад может гарантировать безопасность Пакистана и всего исламского мира».

Саид оправдывает возможность использования ядерного оружия в своих выступлениях. Кроме того, по крайней мере, в двух случаях была прослежена роль LET в обучении своих кадров обращению с химическим и радиологическим оружием.

Террорист Уилли Брижитт, уроженец Франции, арестованный в Австралии, признался в том, что был членом LET, и сообщил, что его целями являлись линии электропередач, центр ядерных исследований Lucas Heights недалеко от Сиднея и другие военные объекты, а также газопроводы. Расследование выявило, что Бри-житт и его соратник Фахим Лодхи финансировались и контролировались одним из командиров LET, которого звали шейх Саид. Брижитт, среди прочего, сообщил следствию, что он видел, как «чеченский террорист» Абу Салах экспериментировал с химическим оружием в одном из лагерей LET.

Вторым, но не менее важным звеном в цепочке доказательств интереса и причастности LET к получению и применению ядерных или радиоактивных материалов, стал Джо Падилла – гражданин США пуэрториканского происхождения. Известный так же, как Абдулла аль-Мухаджир, он планировал совершить подрыв радиоактивной бомбы в США по приказу «Аль-Каиды». Падилла изучал методы закладки взрывных механизмов и радиологические устройства на конспиративных квартирах LET в Пакистане. Его куратором был Абу Зубайда, один из ключевых агентов «Аль-Каиды», арестованный в 2002 году на конспиративной квартире LET в пакистанском городе Файзалабад.

Еще более важным для нашего исследования является связь этой группировки с Абдул Кадир Ханом. В вышеупомянутой статье Хафиз Саид счел нужным похвалить Хана: «Он поделился технологиями во имя верховенства ислама, и он действовал по повелению Аллаха. Он наш герой и останется нашим героем. Правительству не удастся запятнать его честь под американским давлением».

И это не единичное заявление. В прошлом Хан был частым посетителем ежегодных собраний LET. Он приходил на эти встречи не один, но со своими коллегами – представителями ядерного истеблишмента, в том числе с Султаном Башируддином Махмудом, бывшим директором пакистанской Комиссии по атомной энергетике и человеком, который обогащал уран в Хушабе. Другим ученым-ядерщиком, регулярно посещавшим собрания LET, был близкий помощник Хана – Абдул Маджид. И Башируддин, и Маджид, и, конечно же, Хан считали, что Пакистан должен щедро поделиться с другими мусульманскими странами ядерными технологиями и материалами.

Поскольку деятельность Хана по распространению ядерных технологий уже подробно описана после 2004 года (когда ЦРУ раскрыло эту сеть), в нашем исследовании достаточно будет ограничиться упоминанием тех связей, которые были у этих ученых с «Аль-Каидой».

Самым заметным является контакт Махмуда и Маджида с бен Ладеном. После взрывов в Кабуле в октябре-ноябре 2001 года американские войска обнаружили на одной из конспиративных квартир документы, указывавшие на то, что Маджид и Махмуд встречались с бен Ладеном. Это вызвало опасения, что они могли передать свои знания, а возможно, и материалы бен Ладену. Башируддин Махмуд, в течение 20 лет занимавшийся обогащением урана в Каху-те, был бы идеальным источником для такой передачи знаний.

Несмотря на то, что Махмуд поначалу отрицал факт обсуждения с бен Ладеном и аль-Завахири вопроса о создании ядерного оружия, в ходе обыска, проведенного ЦРУ в его благотворительной организации «Умма Тамир-и-Нау» (UTN) в Кабуле, были обнаружены соответствующие документы. Это были чертежи и диаграммы, пояснявшие последовательность процесса создания ядерного устройства. Следователи обнаружили также переписку между UTN и LET. Оба ученых впоследствии признались в том, что вели «теоретическую дискуссию» о ядерном оружии с бен Ладеном и его заместителем аль-Завахири. Кроме того, Махмуд сообщил бен Ладену, что «самая трудная часть процесса заключается в получении необходимых расщепляющихся материалов».

Необходимо помнить, что в прошлом (в 1999 году) Махмуд, как минимум, настаивал на обязанности Пакистана поделиться ядерными технологиями и материалами с другими мусульманскими странами. Этого же мнения придерживался и Абдул Кадир Хан. Примечательно, что имеются упоминания о том, что их позиция была предметом обсуждения в ходе внутренней полемики «Аль-Каиды» по вопросу получения ОМУ. Оба они после детальных допросов и тщательного расследования были освобождены.

Однако пример двух других пакистанских ученых-ядерщиков – Сулеймана Асада и Мухаммада Али Мухтара – породил новые подозрения относительно масштабов влияния радикальных группировок на пакистанский ядерный истеблишмент. Асаду и Мухтару обеспечили побег из Пакистана, и они получили убежище в Мьянме. Сообщалось о том, что президент Мушарраф лично звонил властям Мьянмы с тем, чтобы обеспечить их безопасный въезд и проживание. Их местонахождение и их связи с экстремистскими группировками остаются загадкой и по сей день.

Третья причина подозревать LET в поддержке дела «Аль-Каиды» – это расширение сети ее школ и особенно колледжей естественнонаучной направленности, а также ее настойчивость в привитии именно таких знаний своим последователям. В ходе кампании индоктринирования молодых пакистанцев Саид выступал за поощрение их интереса к научным знаниям наряду с пропагандой джихада. LET является составной частью стратегии «долгой войны» «Аль-Каиды». Трудно получить достоверные данные о том, сколько выпускников этих образовательных заведений оказалось в правительственных учреждениях, армии или ядерном истеблишменте. Но можно с уверенностью предположить, что, по меньшей мере, часть будущих новобранцев этих структур окажется связанной с учебными заведениями LET. Вряд ли будет иначе, поскольку в провинции Пенджаб, откуда происходит основной набор кандидатов в армию, правительство и ядерный истеблишмент, LET контролирует, как минимум, 175 англоязычных школ.

Еще одна структура, на которую могут оказывать влияние «Аль-Каида» и бен Ладен, – это армия, которая контролирует ядерный истеблишмент. Имеется достаточное количество документальных подтверждений связи армии с «Аль-Каидой» и Талибаном, и нет нужды подробно останавливаться на этом. Однако необходимо подчеркнуть, что стратегические отношения армии с экстремистскими группировками вроде «Аль-Каиды» и Талибана оказали влияние, по меньшей мере, на некоторых офицеров младшего и среднего ранга, которые грезят тем, чтобы возглавить «армию ислама».

В 2003 году более 20 офицеров, многие в звании подполковника, были арестованы за связи с Талибаном. Аресты были произведены на основании данных американской разведки. Шестеро из них были задержаны после того, как на них донес арестованный в Равалпинди командующий операциями «Аль-Каиды» Халед Мохаммад Шейх. Хотя армия и отказалась назвать имена офицеров, стало известно об одном из них – подполковнике Халиде Аббасси из радиотехнического подразделения, базирующегося в Кохате. Он был на хорошем счету у коллег и давал ежедневные уроки Корана своим солдатам.

Несколько младших офицеров пакистанских ВВС были арестованы несколько лет назад за участие в заговоре с целью убийства президента Мушаррафа. С той целью они вступили в связь с близкими «Аль-Каиде» террористическими группировками.


Радикальные военные

Ученые, изучающие вооруженные силы Пакистана, признают, что нынешнее поколение солдат и офицеров более консервативно, чем прежнее. В нем в большей степени проявляется влияние радикального исламского поветрия, которое охватило вооруженные силы за 11 лет правления президента Зия-уль-Хака. Многие из офицеров, пришедших в армию в тот период, ныне занимают высокие руководящие посты в армии.

Многократно усложняет ситуацию то обстоятельство, что с годами в пакистанской армии существенно выросли и радикальные настроения, и «симпатии к культуре экстремистов». Вооруженные силы и их разведывательное крыло – ISI – на протяжении длительного времени использовали религию как инструмент ведения тайной войны.

Имеются свидетельства все возрастающей идеологической связи офицерского и рядового состава с террористическими группами типа LET и «Техрик-е-Нифаз-и-Шариа Мохаммади». Известный пакистанский журналист Ахмед Рашид утверждал, что «Пограничный корпус», полувоенное формирование, возглавляемое делегированными из армии офицерами, «насквозь пропитан джихадистскими идеями и настроениями». Имеется множество примеров прямого или косвенного участия армейских офицеров и солдат в качестве методистов и инструкторов в деятельности таких групп, как LET и «Джайш-е-Мохаммед» (JEM).

Можно, конечно, утверждать, что процент радикальных элементов в офицерском корпусе крайне мал, однако даже горстка офицеров, а то и один человек могут совершить немыслимое и предоставить «Аль-Каиде» доступ к радиоактивным материалам, если не к самому ядерному оружию. Еще более серьезной делает эту возможность тот факт, что армия позволяла Абдул Кадир Хану на протяжении нескольких лет открыто и активно заниматься распространением ядерных технологий, пока, наконец, его сеть не была накрыта. Армия также была в курсе контактов ученых-ядерщиков Махмуда и Маджида с бен Ладеном и аль-Завахари, однако не положила таким контактам конец, пока американцы не потребовали этого, предъявив свои доказательства.

Такой доступ к ядерным возможностям необязательно связан с проникновением на строго охраняемые объекты или в научные лаборатории. Это может произойти и в местах хранения или при перевозке. Эксперты уже выражали свои опасения в связи с возможностью кражи радиоактивных ядерных отходов при их транзите. Например, в деятельность, связанную с радиоактивными отходами в Пакистане, вовлечено около 140 фирм. Как выяснилось, у трети из них ослаблены меры безопасности. Высказывались опасения и о наличии в Пакистане «бесхозных» (неучтенных) радиоактивных материалов. Поскольку отсутствует точная информация о транспортировке материалов, используемых на атомных электростанциях и в оружейных лабораториях, вопрос о безопасности их транзита остается открытым.

Эти пробелы и упущения облегчают работу «Аль-Каиде». Террористической группировке или ее ставленникам нет необходимости обладать полноценным боевым зарядом для сдерживания США. Достаточно даже части боеголовки или канистры с радиоактивными материалами, чтобы вызвать в мире волну паники и террора.


Примечания

1 Humra Quraishi. Armed Conflicts and Turbulence Around. The Tribune,

March26,2006.

2 Verse 60 of sura Al-Anfal "The Spoils of War, booty".

3 Syed Qutb Shaheed. Milestones. http://www.bandung2.co.uk/books/Files/Politics/ Milestones.pdf

4 R Scott Appleby. History in the Fundamentalist Imagination. The Journal of American History, Vol. 89, No. 2, History and September 11: A Special Issue (Sep., 2002), pp. 498-511.

5 Ed Amit Pandya and Ellen laipson. Islam and Politics:Renewal and Resistance in the Muslim World The Henry L. Stimson Center, 2009.

6 The Story of the Arab Afghans from the time of arrival in Afghanistan until their departure with the Taliban, part 1,Al Sharak al Awzat, December 8, 2004.

7 World's Most Wanted Terrorist: AN Interview with Osama Bin Laden, Time magazine, January 2,1999.

8 Suleiman Abu Gheith. In the Shadow of the Lances. Center for Islamic Research and Studies, trans. in Middle East Media Research Institute Special Dispatch Series No. 388, June 12, 2002, at http://www.memri.org/bin/articles.cgi?ID=SP38802(July 23, 2007).

9 Naser al-Fahd, Risalah fi hukm istikhdam aslihat al-damar al-shamel didh al-kuffar, Rabi" Awwal 1424H (May 2003). See on-line in: http://www.al-fhd.com/rsayl/doc/ rsayl.damar.doc The ruling was also circulated in May 23rd by The Global Islamic Media Center. See on-line in: http://groups.yahoo.com/group/abubanan2/message/221

10 http://www.deluxesuperhost.com/~morshid/tophacker/index.php?subject=1 amp;rec=29

11 http://www.deluxesuperhost.com/~morshid/tophacker/index.php?subject=4 amp;rec=7

12 Reuven Paz, Armageddon, Dajjal, and Al-Rayat al-Sud: The Sense of the Apocalypse in Jihadi-Salafi Doctrines, Discourse, and Indoctrination, August 2009, http://www.ntnu.no/eksternweb/multimedia/archive/00079/Paz_79419a.pdf

13 Noah Feldman. Islam, Terror and Second Nuclear Age. The New York Times, October 26, 2006.

14 Uzi Mahnaimi and Tom Walker. Al-Qaeda Woos Recruits with Nuclear Bomb Website. Sunday Times [London], November 6, 2005.

15 Abdul Hameed Bakier.Jihadis discuss plans to seize Pakistans Nuclear Arsenal. Jamestown terrorism Monitor Vol 7 (14), May 26, 2009.

16 Mustafa Abu al-Yazid's Interview on al-Jazeera, June 22, 2009, http://www.nefafoundation.org/miscellaneous/FeaturedDocs/nefa_yazidqa0609.pdf

17 We need atomic weapons and mujahideen, says Daawa. Daily Times, February 6, 2004.







 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх