Загрузка...



* *

*

Но в эпоху капитализма порочность этой системы производства и разпределения обнажилась и стала видна многим. Поэтому с середины XIX века в разных обществах предпринимались разнородные меры к тому, чтобы обуздать её античеловеческий характер. Спектр этих мер был и есть довольно широк.

Его начинают требования и введение:

• прогрессивного подоходного налога на физических и юридических лиц;

• прогрессивных — по существу штрафных — цен и тарифов на потребление сверхограничительных уровней, установленных законодательно;

• налоговых льгот для предпринимателей, финансирующих из своих прибылей разнородные благотворительные фонды и программы общественной значимости, применяющих те или иные поощряемые обществом и государством технологии и способы организации работ;

• задаваемых государством квот, а также соглашений самих производителей внутри отраслей об объёмах производства и сроках поставки ими продукции на поделённые между собой рынки;

• государственных дотаций производителям и субсидий потребителям каких-то видов продукции.

Эти и некоторые другие меры, в том числе и внефинансово-экономического характера, частично подавляют платёжеспособный спрос и финансирование производства по деградационно-паразитическому спектру и позволяют поддерживать общественно необходимые объёмы производства по демографически обусловленному спектру потребностей в отраслях, на продукцию которых при таких объёмах производства цены падают настолько, что производство без дотаций утрачивает рентабельность, или потребление невозможно без субсидий при сложившихся ценах, обеспечивающих самоокупаемость производства[45].

Также такого рода меры отчасти сглаживают эффекты «перерегулирования», обеспечивая более устойчивую работу производств и системы разпределения продукции. Эта устойчивость делает жизнь множества обывателей более благополучной и предсказуемой для них, что отчасти сглаживает личностные и классовые противоречия в обществе и придаёт спокойствие и устойчивость общественной жизни.

Однако вследствие того, что эти меры не связаны с осознанным разграничением демографически обусловленного и деградационно-паразитического спектров потребностей, они не изменяют существа недочеловеческой (по характеру господствующих в ней типов строя психики) цивилизации, консервируя нравственно-этические пороки, вводя их в русло, безопасное для устойчивости социальной системы в настоящем, и тем самым нагнетая потенциал её неизбежной катастрофы в будущем.

А завершают спектр реакций общества на порочность системы свободно-рыночной регуляции производства и потребления требования и реальные попытки ведения производства и разпределения в обществе на плановой основе в соответствии с реальными жизненными потребностями всех трудящихся и при отказе в полноте гражданских прав упорствующим паразитам и противникам организации жизни общества на провозглашённых принципах добросовестного труда каждого на благо всех других тружеников. Исторически сложилось, что такое общественно-экономическое устройство принято называть «социализм»[46].

Но чтобы понять, чем объективно обусловлена сама возможность жизненно состоятельного планирования, необходимо снова вернуться к разсмотрению структуры жизненных потребностей, порождаемых обществом. Поскольку планирование ориентируется на удовлетворение текущих и перспективных потребностей, то невозможность выявить и предсказать динамику потребностей в будущем изключает саму возможность планирования и ведения хозяйства на плановой основе. Поэтому вопрос об устойчивой предсказуемости потребностей — ключевой вопрос для организации ведения народного хозяйства на плановой основе.

Жизненные потребности — это демографически обусловленные потребности. Они предсказуемы на десятилетия вперёд; а на основе предсказуемости на десятилетия вперёд — они управляемы на столетия вперёд. Их предсказуемость произтекает из того, что анализ обусловленности потребностей позволяет отнести каждую из них к одной из трёх групп:

• потребности, объём производства в удовлетворение которых пропорционален численности групп населения, выделяемых по признакам пола и возраста (это — пища, одежда, места в детских садах, школах, вузах, рабочие места и т. п.);

• потребности, объём производства в удовлетворение которых пропорционален численности семей соответственно разпределению общего количества семей по типам (одинокие люди; бездетные супруги; многодетные супруги; семьи, состоящие более, чем из двух поколений, живущих под одной крышей; живущие в квартирах городского типа; живущие в домах с участком и т. п. — к этой группе потребностей принадлежат прежде всего жилища, а также большей частью домашняя утварь и бытовая техника);

• потребности инфраструктурные, обусловленные образом жизни населения в регионе и целями деятельности институтов государственности (это — транспортные инфраструктуры, инфраструктуры энергоснабжения, инфраструктуры передачи информации, образования и здравоохранения, инфраструктуры базирования и боевой подготовки вооруженных сил и т. п.).

Вследствие предсказуемости демографически обусловленных потребностей каждой из групп — народное хозяйство может быть заблаговременно настроено и подготовлено к их полному и гарантированному устойчивому удовлетворению в преемственности поколений.

Научно-технический и организационно-управленческий, и, прежде всего, нравственно-этический прогресс общества при общественно полезной политике государства (как системы профессионального управления жизнью на местах и в масштабах всего общества) в этом случае идёт в запас устойчивости функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы на плановой основе.

Но необратимое введение народного хозяйства и государственного управления в такой устойчивый режим функционирования потребует относительно продолжительного срока времени: в лучшем случае — в пределах продолжительности активной жизни одного мыслящего поколения, живущего по совести и развивающегося в нравственно-этическом отношении в соответствии со своим обусловленным совестью миропониманием.

План вообще — как таковой — представляет собой:

• совокупность определённых целей и поддающихся объективному контролю показателей, характеризующих каждую из целей и отклонение течения реального процесса от неё[47],

• а также комплекс мероприятий (сценарий, возможно многовариантный) по изпользованию разнородных (выявленных и определённых) ресурсов и средств для достижения избранной совокупности целей (возможно в определённой последовательности вследствие неравнозначности разных целей и ограниченности доступных ресурсов и средств).

Это определение волне применимо и к планам общественно-экономического развития. Это — очень полезное определение плана по существу, поскольку из него ясно:

• что план общественно-экономического развития — это совокупность целей производства и разпределения продукции и сценарий управления (управление всегда целесообразно, поскольку невозможно без определённости целей) многоотраслевой производственно-потребительской системой;

• а рыночный механизм — одно из возможных средств в процессе саморегуляции функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы, которое (если уметь это делать) может быть настроено на осуществление тех или иных выявленных и заданных целей производства и разпределения.

Иными словами, в общем случае разсмотрения какие-то планы-сценарии общественно-экономического характера могут включать в себя изпользование рыночного механизма для достижения избранных целей, а какие-то другие планы-сценарии общественно-экономического характера могут изключать или блокировать саморегуляцию многоотраслевой производственно-потребительской системы рыночным способом либо полностью, либо частично в каких-то её аспектах[48].

Для России начала XXI века (прежде всего) и прочих государств на территории бывшего СССР это означает, что культовое противопоставление (начиная с 1985 г. по настоящее время[49]) так называемых «плановой экономики» и «рыночной экономики» как взаимно изключающих друг друга альтернатив произтекает из верхоглядства, невежества и глупости выступавших в прошлом и выступающих ныне с такого рода высказываниями представителей “экономической науки” и попугаев и “аналитиков” от журналистики.

Всё это время знающие существо проблемы умные люди придерживались иных мнений[50]. В частности, в статье А.С.Эпштейна “Опаснее врага”[51], опубликованной в “Экономической газете” (№ 41 (210), октябрь 1998 г.) приводится выдержка из интервью одного из авторов японского «экономического чуда» С.Окита, данного им незадолго до своей смерти профессору А.Динкевичу:

«Часто можно слышать, что провозглашенный в них (бывшем СССР и странах Восточной Европы — А.Э.) переход к рыночным механизмам является убедительным доказательством превозходства рыночно-ориентированной экономики над централизованно планируемой. Я полагаю, что это заблуждение… Проблема состоит в том, чтобы СОЕДИНИТЬ, СОГЛАСОВАТЬ, ОБЪЕДИНИТЬ В ЕДИНОМ МЕХАНИЗМЕ[52] НАЧАЛА ЭТИХ ДВУХ СИСТЕМ (выделено мною — А.Э.), найти эффективный путь комбинирования рыночных механизмов и государственного планирования и регулирования».

А по отношению к глобальному хозяйству человечества последняя фраза из этой цитаты нуждается в изменении:

Соединить, согласовать, объединить в единой алгоритмике общественного самоуправления начала этих двух систем, найти эффективный путь комбинирования рыночных механизмов, внутригосударственного и глобального планирования и регулирования в целях обеспечения всем и каждому возможностей жизни, достойной человека[53].

Планирование развития народного хозяйства произтекает из выявления межотраслевых пропорций и связей, о чём речь шла ранее. Поскольку оно требует развития производственных мощностей соответственно задаваемым показателям выпуска конечной продукции в каждой из них (иными словами требует целесообразности планов, что невозможно без определённого целеполагания), то теория и практика планирования и управления на плановой основе сразу же сталкиваются с вопросом выявлении потребностей и последствий их удовлетворения, что неизбежно с течением времени и накоплением опыта приводит к необходимости разделения всего множества потребностей общества на демографически обусловленные и деградационно-паразитические.

Ответ на вопрос о принадлежности к тому или иному классу выявленных и учитываемых в плане потребностей, возобновляемый при разработке каждого нового проекта плана на предстоящий период, определяет, откуда и как берутся задаваемые контрольные показатели плана.

Как было показано ранее, многогранный вопрос целеполагания лежит большей частью своих аспектов вне механизма рыночной саморегуляции. Но по тем же причинам он лежит и вне методологии математического моделирования и оптимизации планирования, и вне методологии управления осуществлением планов общественно-экономического развития.

Одни и те же методы (алгоритмы) разработки и оптимизации планов, а также одинаковые управленческие структуры и процедуры в ряде случаев могут быть употреблены для осуществления взаимоизключающих друг друга целей, закладываемых в различные планы. Это следует знать сторонникам по предубеждению плановой экономики.

Однако именно внесение определённости в вопрос о разделении демографически обусловленных и деградационно-паразитических потребностей является ключом к решению проблемы, обозначенной С.Окито: найти эффективный путь комбинирования рыночных механизмов и государственного планирования и регулирования в единой алгоритмике общественного самоуправления. Это так потому, что в противном случае система управления на основе планов столкнётся как минимум с саботажем, а как максимум — с целенаправленным противодействием.

Дело в том, что в общем случае управление многоотраслевой производственно-потребительской системой на плановой основе включает в себя: целеполагание; целесообразное разпределение инвестиций между отраслями и регионами, а также разпределение их очерёдности и объёмов во времени; директивно-адресное управление предприятиями государственного сектора; разработку и выдачу госзаказа для предприятий негосударственного сектора и сопутствующую разработке госзаказа разработку эмиссионной, налогово-дотационной (включая и политику субсидий), кредитной, страховой политики и их осуществление в процессе выполнения плана и т. п.

И если множество этих разнородных средств оказывается своими разными частями во власти сторонников разных концепций жизни общества и экономической деятельности в нём, каждый из которых действует по своему нравственно обусловленному произволу, — то проблема, обозначенная С.Окито, окажется неразрешимой.

Особо следует пояснить необходимость разработки на каждый плановый период эмиссионной, налогово-дотационной, кредитной и страховой политики. Тарифы на услуги так называемых «естественных монополий», некоторые другие тарифы, цены (включая и ставку ссудного процента по кредиту) и рентные платежи представляют собой базу ценообразования, задающую минимальный уровень себестоимости производства продукции для всех отраслей. В теории подобия многоотраслевых производственно-потребительских систем[54] они сводятся в группу, именуемую «база прейскуранта»[55]. Все остальные цены рынка при устойчивом функционировании многоотраслевой производственно-потребительской системы определяются более или менее свободно как баланс активного платёжеспособного спроса и предложения.

В каждой цене есть составляющая, соответствующая выплате налогов, кредитных и страховых ссуд. Кроме того, некоторые производители получают дотации, без которых их производство стало бы разорительно убыточным или невозможным в прежних объёмах при действующем прейскуранте. Все эти выплаты, отражающиеся в цене, плюс к ним «база прейскуранта» и субсидии потребителям некоторых видов продукции образуют собой своего рода «финансовый пресс», с помощью которого — при определённой его настройке — из рыночного механизма саморегуляции многоотраслевой производственно-потребительской системы можно «выдавить» заказываемый спектр производства и потребления конечной продукции.

При этом следует знать, что все параметры, характеризующие настройку «финансового пресса» на выпуск определённого спектра производства, находят своё выражение в уравнениях межотраслевого баланса в стоимостной форме как разнородные слагаемые, из которых складывается цена всякого продукта учитываемого в межотраслевом балансе.

Если плановый спектр производства и потребления продукции, обусловлен демографически, а, кроме того, включает в себя продукцию, необходимую для осуществления политики государства, то плановые задания меняются от одного планового периода к другому как по составу плановой номенклатуры, так и по объёмам производства и потребления. Соответственно под них должны подстраиваться налогово-дотационный механизм, эмиссионная, кредитная и страховая политика.

В этой связи также следует вспомнить, что при всегда ограниченной номинальной платёжеспособности общества и отсутствии эмиссии средств платежа[56] удовлетворение потребностей более широкого круга потребителей — это разширение производства, влекущее за собой снижение цен, поскольку в противном случае сбыт будет заблокирован неприемлемой ценой[57].

Цены в целостности многоотраслевой производственно потребительской системы несут функцию ограничителя числа потребителей при достигнутом уровне производства и предложения продукции на специализированных рынках. Поэтому, если объёмы производства достаточны для удовлетворения потребностей всех, то в цене как в ограничителе потребления нет необходимости, и она может быть нулевой, если её обнуление не сдерживается какими-то другими факторами. Иными словами, режиму полного и гарантированного удовлетворения демографически обусловленных потребностей в перспективе соответствуют нулевые цены[58].

В процессе достижения этого идеального режима функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы — вследствие более полного покрытия производством жизненных потребностей общества цены на какие-то общественно необходимые виды продукции могут падать ниже порога рентабельности её производства. В этом случае общественно необходимые объёмы производства и потребления каких-то некоторых видов продукции может оказаться целесообразным (в длительной исторической перспективе) поддерживать за счёт дотаций и субсидий, получаемых в качестве налогов с других отраслей, т. е. за счёт переразпределения показателей рентабельности между отдельными предприятиями, отраслями и регионами.

Это означает, что при разсмотрении системной целостности многоотраслевого производства, ориентированного на всё более полное удовлетворение жизненных потребностей всех трудящихся, рентабельность системы в целом[59] на исторически продолжительных интервалах времени более значима, нежели высокая рентабельность каких-то отдельных производств при сдерживании развития других вследствие свободного действия закона стоимости, действие которого далеко не всегда соответствует упорядоченности демографически обусловленных потребностей по убыванию их значимости[60].

Обеспечение такой рентабельности системы в целом на исторически длительных интервалах времени требует, чтобы всякий краткосрочный план разрабатывался как этап, принадлежащий преемственной долгосрочной последовательности планов (иначе жизненная состоятельность плана не гарантирована). Разработка преемственной последовательности жизненно состоятельных планов возможна только при ориентации системы планирования на демографически обусловленный спектр потребностей и в русле определённой биосферно допустимой демографической политики общества.

Соответственно этим двум обстоятельствам[61] эмиссионная, налогово-дотационная политика (включая и политику субсидий), кредитная и страховая политика, должны разрабатываться взаимно согласованно на каждый плановый период, ориентируясь на «выдавливание» из рыночного механизма «финансовым прессом» планового спектра производства и потребления продукции в изменяющихся обстоятельствах функционирования системы производства, разпределения и потребления.

Требование включить потребление в разработку плана обусловлено тем, что свободное ценообразование в обществе с господством нечеловечных типов строя психики таково, что даже при достигнутом достаточном уровне производства действительно общественно полезной продукции её потребление может быть заблокировано уровнями рентабельных цен или переразпределением покупательной способности между специализированными рынками, а также целенаправленной скупкой продукции с целью её уничтожения для спекуляции ею по более высоким ценам.

При таком подходе к организации производства продукции и её потребления и разсмотрении процессов с позиций достаточно общей теории управления[62] выпуск и потребление продукции по плановому демографически обусловленному спектру представляет собой «полезный сигнал» многоотраслевой производственно-потребительской системы, а выпуск и потребление продукции по деградационно-паразитическому спектру представляет собой «собственные шумы» и помехи извне, которые присутствуют в системе, но должны подавляться и изключаться в процессе самоуправления, позволяя тем самым повысить мощность и качество «полезного сигнала».

В построении работоспособной методологии такого планирования и государственного управления в обеспечение осуществления такого рода планов и состоит решение проблемы, обозначенной С.Окито. Но она неразрешима, если демографически обусловленные потребности и деградационно-паразитические не разделяются, и в отношении них не делается различий в политической практике общества в целом и его государства.

Кроме того, для решения названной проблемы необходимо определиться и в ответе ещё на один принципиальный вопрос:

Что такое план для государства и общества?

• «Планка» на запредельно рекордной высоте, через которую должна «перепрыгнуть» на пределе своих возможностей многоотраслевая производственно-потребительская система?

• Заведомо достижимый уровень, ниже контрольных показателей которого производственно-потребительская система в своём функционировании не должна опускаться, а превышение показателей которого не только желательно, но и должно быть гарантировано свободой научно-технического и предпринимательского организационно-управленческого творчества?

Жизненно состоятельным является второй ответ на поставленный вопрос[63]:

Плановый спектр производства и потребления, кроме того, что он должен отвечать жизненным потребностям общества, должен быть заведомо достижим, а опережение и превышение плановых показателей, в тех случаях, когда это общественно полезно, должно быть гарантировано организацией дела и управления во всех отраслях и во всех регионах.


_________________

Вот в общем-то и вся тематика политэкономии индустриальной цивилизации в предельно кратком освещении. Её необходимо понимать хотя бы так укрупнённо и видеть в реальной жизни.

Но о целеполагании, о взаимоизключающем характере целей производства и разпределения продукции в обществе, о методологии планирования и плановой настройке рыночного механизма саморегуляции в традиционных социологических и экономических теориях, сложившихся в культуре толпо-“элитарных” обществ, говорить не принято, поскольку профессионалам-клеркам (экономистам, бухгалтерам, банковским финансистам, биржевым брокерам и маклерам), а также и прочей толпе не положено знать, что ими всеми управляют как роботами довольно просто: путём формирования с детских лет их убеждений и профессиональных навыков, объективно не соответствующих жизни, но отвечающих субъективно избранным целям хозяев и высших заправил системы.

Но вопреки господствующим мнениям:

Системная целостность многоотраслевого производства является нашим общим достоянием, которое мы унаследовали от предков и которое нам предстоит передать потомкам, вследствие чего никто не является частным собственником по отношению к ней либо по отношению к её фрагментам. И никакая частная инициатива не в праве быть разрушительно-паразитической по отношению к этой системной целостности, но обязана быть созидательно-преображающей в русле приведения её и её фрагментов в лад с биосферой Земли.

Эту проблематику в настоящей работе мы осветили кратко, но по существу. Более подробно она освещена в работе ВП СССР “Краткий курс…”, которая, как показывает практика продвижения Концепции общественной безопасности в жизнь, расценивается многими как якобы необязательная для изучения и освоения ими. Но — на наш взгляд — она обязательна для изучения сторонниками Концепции общественной безопасности потому, что мы живём в цивилизации, где все и каждый зависят от системы производства и разпределения продукции, вследствие чего на темы экономики вообще не имеет морального права высказываться человек, который не сформировал у себя в уме хотя бы самого общего представления о том:

• что такое межотраслевые балансы продуктообмена и финансового обмена;

• как они связаны друг с другом;

• как внутриотраслевые процессы описываются аппаратом математической статистики и теории вероятностей;

• как эти описания внутриотраслевых процессов связаны с системой бухгалтерского учёта;

• что представляет собой инструментарий настройки рыночного механизма на саморегуляцию производства и разпределения;

• как этот инструментарий выражается в межотраслевых балансах;

• как цели производства и разпределения, свойственные обществу выражаются в межотраслевых балансах;

• как должна строиться система планирования макроуровня, чтобы она порождала преемственную последовательность плановых балансов, отвечающих осуществлению нравственно здоровых целей производства и разпределения продукции;

• как должна меняться эмиссионная, налогово-дотационная (включая и субсидии), кредитная и страховая политика в процессе осуществления преемственной последовательности плановых балансов так, чтобы реальные показатели производства и потребления были бы не хуже плановых заданий и тем самым осуществились бы избранные цели.

И главное — необходимо понимать:

• почему целеполагание в системе планирования должно быть демографически обусловленным в русле избранной глобальной политики;

• как практически выявляются демографически обусловленный и деградационно-паразитический спектры потребностей;

• что именно принадлежит каждому из них в наши дни;

Это необходимо знать, чувствовать и понимать даже, если человек не собирается делать карьеру и занять со временем пост главы государства, главы правительства или министра экономики. Это необходимо знать, чтобы не позволять «великим» комбинаторам и пустобрёхам дурить людям головы.

И чтобы облегчить освоение этих знаний и помочь освободиться из плена околоэкономических культовых мифов, были опубликованы “Краткий курс…” и “Мёртвая вода” (начиная с редакции 1998 г.), в которых затронутые в Части 1 настоящей работы вопросы разсмотрены более обстоятельно с позиций Достаточно общей теории управления.

После внесения ясности в понимание политэкономии индустриальной цивилизации можно обратиться к разсмотрению кредитно-финансовой системы и некоторых вопросов, связанных с её функционированием, поскольку именно она является тем макроэкономическим средством, к власти которого наиболее чувствительны все без изключения «микроэкономики».


Примечания:



4

Банковская система в целом решает следующие задачи на макроуровне экономики:

• осуществляет бухгалтерский учёт макроуровня (ведёт счета и перечисляет денежные средства, сопровождая сделки купли-продажи большинства производящих субъектов микроэкономики, по крайней мере, в так называемых “экономически развитых” странах);

• предоставляя краткосрочные кредиты в сферу производства, демпфирует сбои в ритмике платёжеспособности хозяйствующих субъектов, ускоряя тем самым продуктообмен и повышая быстродействие, устойчивость и мощность многоотраслевой производственно-потребительской системы общества;

• предоставляя долгосрочные кредиты в сферу производства, обеспечивает преодоление инвестиционных пиков в разходах предприятий и тем самым обеспечивает обновление старых и создание новых производственных мощностей в отраслях и поддержание межотраслевых пропорций производственных мощностей (т. е. взаимного соответствия производственных мощностей разных отраслей);

• предоставляя кредиты семьям для удовлетворения их потребительских запросов способствует адаптации номинального платёжеспособного спроса к действующим прейскурантам рынка, что ускоряет сбыт произведённой продукции и предоставление населению каких-то видов услуг (при экономической политике, ориентированной на удовлетворение нравственно здравых потребностей населения это открывает возможность к ускоренному повышению благосостояния общества).

В решении этих задач банковская система незаменима, однако их решение — не самоцели существования банковской системы, а средство сборки системной целостности макроэкономики из множества микроэкономик, которые и решают своей технологической деятельностью большинство производственных задач жизни общества и людей в нём.



5

Фактически вклад в банк — это предоставление вкладчиком кредитной ссуды банку.

Соответственно проценты по вкладу — разновидность ссудного процента. Большинство банков проценты по вкладам выплачивает из доходов, в которых доля ростовщических доходов от предоставляемых банком кредитных услуг весьма значительна.

Иными словами, каждый вкладчик соучаствует в ростовщическом ограблении общества. Разница между вкладчиками только в том, что большинство из них теряет на ценах покупаемых ими товаров и услуг больше, нежели получает в виде доходов по вкладам; а меньшинство получает доходов по вкладам больше, чем теряет на ценах покупаемых ими товаров и услуг, в отпускные цены которых закладывается и необходимость возврата кредитных ссуд вместе с процентами по ним.



6

Для того, чтобы понять, почему верхним пределом ставок ссудного процента называются эти значения, надо знать следующее. Среднегодовые темпы роста энергопотенциала глобальной цивилизации и её техносферы на протяжении 150 лет, предшествующих началу ХХI века, вычисляемые по росту добычи угля, составляли 5 % в год. Поскольку объёмы производства ограничены объёмом энергии, направляемой в технологические процессы, то ставки ссудного процента, безопасные для устойчивости кредитно-финансовой системы и технико-технологического обновления макроэкономики не могут превышать темпов роста энергопотенциала сферы производства (обоснование этого утверждения см. в теории подобия многоотраслевых производственно-потребительских систем в работах ВП СССР “Краткий курс…” и “Мёртвая вода” в редакциях, начиная с редакции 1998 г.).

Соответственно таким темпам роста энергопотенциала сферы производства называемое ограничение ставок ссудного процента — 5 % годовых на протяжении всего указанного полуторастолетия действительно лежало в безопасных пределах для макроэкономик большинства стран. 7 % — были безопасны для макроэкономик стран-ростовщиков (стран-кредиторов), в чьих доходах доходы от предоставленных кредитов другим странам, позволяли за счёт импорта покрыть разность между ростом энергопотенциала, изчисляемую в неизменных базовых ценах, и ростовщическими запросами в виде ставок ссудного процента по кредиту. Именно за счёт этих доходов страны-ростовщики разорили экономики стран “третьего мира” (большей частью бывших колоний), чем возпрепятствовали их культурному преображению, вызвав к себе ненависть в их народах.

Но дело в том, что кроме изключительно финансово-экономических факторов, в жизни общества значимы и другие факторы, разсмотрения которых сторонники “умеренного” ссудного процента избегают. Именно из этих факторов произтекают нефинансовые реакции национальных обществ, а также и реакции тех или иных людей персонально на закабаление целых регионов Земли и их населения, в том числе и посредством узаконенного системообразующего ростовщичества, произтекающего из изначального признания правомочности “умеренных” ставок ссудного процента.



45

Здесь и далее:

• под дотациями понимаются выплаты производителю с целью обеспечить приемлемую рентабельность производства при сложившихся на рынке продукции и услуг ценах;

• под субсидиями понимаются выплаты потребителю продукции и услуг при недостаточной платёжеспособности потребителя.

Дотации и субсидии — средства осуществления политики социальной защиты и поддержки населения.



46

То, что в исторически реальном социализме ХХ века многое умышленно доводилось до абсурда, в результате чего идеалы человеческого праведного общежития (так называемого социализма) сменивший маску толпо-“элитаризм” подменял практикой казармы для рабов, — это особая сторона вопроса о социализме.

Практика рабовладения на принципах казармы под лозунгами социализма к самому социализму, к организации социалистического производства и разпределения продукции соответственно жизненным интересам всех трудящихся имеет лишь то отношение, что она возможна только в условиях, когда нет ни теории, ни теоретически неформализованной практики управления многоотраслевой производственно-потребительской системой на плановой основе, доступных в обществе всем и каждому и понятных политически активной его части.

Если же говорить исторически конкретно, то попытки построения социализма на основе марксизма где бы то ни было — изначально обречены на подмену свободы в социалистическом обществе рабской казармой, в том числе и потому, что политэкономия марксизма построена на вымышленных категориях, которым нет места в жизни и которые потому невозможно измерить в практике хозяйственной деятельности. Соответственно политэкономия марксизма не может быть связана с системой бухгалтерского учёта, финансово-экономической статистикой, и потому в социалистическом обществе плановое ведение народного хозяйства может быть тем более эффективным, чем более свободно общество от марксизма.

С другой стороны подмена провозглашаемого социализма практикой рабской казармы тем эффективнее, чем ниже общеобразовательный уровень большинства общества, вследствие чего в не умеющей осмыслять жизнь самостоятельно благонамеренной толпе возникает слепая вера в вождей социализма, а те, — “элитаризовавшись”, — начинают злоупотреблять властью, паразитировать, в результате чего рабская казарма и возникает. В ней зачатки социализма подавляются «социалистической» олигархией, которая стремится освободиться от ограничений, налагаемых на неё истинными достижениями общества в социалистическом строительстве и перейти к открыто узаконенному толпо-“элитаризму”. Именно таков механизм начала в СССР перестройки, приведшей к возникновению олигархического капитализма ельцинской эпохи.



47

Иными словами показатели должны быть измеримыми (в километрах, тоннах, стандартах и т. п.) или учитываемыми по факту «выполнено — не выполнено».



48

Причины полного изключения или частичной блокировки рыночного механизма могут быть разными: от простого неумения управлять его настройкой до диктата каких-то обстоятельств и или осмысленно-целесообразной ориентации на другие средства достижения поставленных в плане целей.



49

2004 г.



50

Но их правильные по существу воззрения не были культовыми ни в СССР, ни за его пределами. Они не являются предметом изучения и обсуждения в вузах и, если судить по публикациям, то не они определяют и тематику изследований официальной экономической науки.



51

Свой дурак опаснее врага.



52

Правильнее было бы сказать: в единой алгоритмике общественного самоуправления, включающей в себя государственность, предпринимательство и другие общественные инициативы.



53

Курсивная оговорка необходима, поскольку цели глобализации могут быть и другими, хотя для осуществления любого варианта глобализации требуется практическое решение этой задачи.



54

Изложена в работах ВП СССР “Краткий курс…” и “Мёртвая вода” в редакциях, начиная с редакции 1998 г.



55

Далее об этом будет сказано более обстоятельно. Пока же поясним кратко: «база прейскуранта» — малочисленная группа товаров (продуктов и услуг), резкое и значительное повышение цен на которые, влечёт за собой резкие и значительные повышения себестоимости производства подавляющего большинства остальных видов продукции.

Поскольку современное производство основано на потреблении техногенной энергии, то первичная база прейскуранта — энергоносители. В базу прейскуранта входят и транспортные тарифы, поскольку транспорт объединяет в едином технологическом процессе практически все производства, удалённые друг от друга на большие или меньшие разстояния. Поскольку транспортные тарифы обусловлены прейскурантом на энергоносители, то транспортные тарифы образуют вторичную базу прейскуранта.



56

В этой связи необходимо указать прямо, что главный генератор роста номинальных цен, вынуждающий к инфляционной эмиссии средств платежа, влекущей падение их покупательной способности, — ссудный процент по кредиту.



57

Повышение доходов, осуществляемое под сбыт каких-то определённых видов продукции в толпо-“элитарном” обществе, может вызвать рост номинальных цен на другие виды продукции, но не сбыт заказанной продукции вне зависимости от её полезности. Так платное образование и здравоохранение по высоким стандартам за счёт повышения номинальных доходов достаточно широких групп населения обеспечить невозможно, поскольку в рыночной саморегуляции такое повышение доходов уйдёт в рост цен на продукты массового повседневного спроса.

Поэтому платное здравоохранение и образование по высоким стандартам на основе свободной рыночной саморегуляции — всегда и везде удел наиболее богатых слоёв общества, представители которых в большей или меньшей мере паразитируют на жизни остальных. Но в плановой экономике СССР к середине 1950‑х гг. высокий (по мировым стандартам того времени) уровень образования и здравоохранения был реально доступен большинству населения страны благодаря целенаправленным дотациям общественно полезных видов деятельности, развитие которых было невозможно на основе самоокупаемости.



58

Иными словами прейскурант на конечную продукцию в составе демографически обусловленного спектра представляет собой финансовое выражение вектора ошибки самоуправления общества, поскольку идеальному режиму управления соответствуют нулевые значения ошибок управления, а отклонениям от него — ненулевые значения ошибок управления.

Состоятельность такой интерпретации прейскуранта в моделировании процессов управления производством и потреблением показана в работах ВП СССР “Краткий курс…” и “Мёртвая вода”, начиная с редакции 1998 г.



59

Под рентабельностью системы в целом понимается такой режим управления многоотраслевой производственно-потребительской системой общества, в котором её спектр производства в расчёте на душу населения, оцениваемый по базовому прейскуранту начала разсматриваемого срока времени к концу его возрастает.



60

Именно так в 1920–1950‑е гг. в СССР — вопреки закону стоимости — были произведены структурная перестройка народного хозяйства и создана лучшая для своего времени система всеобщего и высшего специального образования.

Но как только с началом реформ в 1990‑е гг. об этой высшей рентабельности в системной целостности народного хозяйства забыли, перестали её чувствовать и поддерживать, — в науке, в образовании, в здравоохранении, в вооружённых силах, в производственных отраслях и регионах всё «поехало вкривь и вкось».



61

Первое — изменение планового спектра производства, вследствие изменения параметров демографической обусловленности, изменения задач политики государства и изменения цен и ценовых соотношений вследствие удовлетворения потребностей общества.

Второе — собственное развитие производственно-потребительской системы как технико-технологической и организационной целостности, вследствие чего изменяются её собственные характеристики, включая и характеристики рентабельности производств в отраслях и обслуживающих их инфраструктур.



62

Достаточно общая теория управления (ДОТУ) — название говорит само за себя: всякий процесс в природе и в обществе может быть интерпретирован как процесс управления или самоуправления определённого объекта в окружающей среде. Хотя достаточно общая теория управления отчасти сродни кибернетике и теории систем, но в ней разсматриваются и некоторые вопросы, которые не попали в круг интересов кибернетики и теории систем.

Курс достаточно общей теории управления читается с 1997 г. студентам факультета прикладной математики — процессов управления Санкт-Петербургского государственного университета по инициативе член-корреспондента АН СССР (а в последствии — РАН) Владимира Ивановича Зубова (1930–2000). Постановочные материалы учебного курса СПб ГУ “Достаточно общая теория управления” представлены в интернете на сайте www.vodaspb.ru, где с ними можно свободно ознакомиться в полном объёме.

Краткое изложение ДОТУ вынесено в Приложение 1.



63

И соответственно одна из принципиальных ошибок советского общества — в системном отношении к Государственному плану социально-экономического развития как к «планке» на запредельно рекордной высоте, вследствие чего искажение государственной отчётности приводило к тому, что разрабатывавшиеся планы во многом не были обеспечены ресурсами и средствами, что делало их заведомо невыполнимыми, поскольку попытки их выполнить неизбежно приводили к нарушению межотраслевых пропорций. При сохранении такого подхода на протяжении многих пятилеток положение неизбежно усугублялось.

Но это — только одна из многих ошибок принципиального характера в деятельности Госплана СССР и Госпланов союзных республик.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх