Загрузка...



3. Борьба с терроризмом как опаснейшей разновидностью вооруженных преступлений

Применение оружия играет немаловажную роль в уголовно- правовой характеристике деяния. «О характере общественной опасности деяния можно судить не только по последствию, но прежде всего по способу, ибо последствие может не наступить, а способ деяния проявляется уже в стадиях предварительной преступной деятельности».

К числу вооруженных посягательств относится и терроризм, ответственность за который предусмотрена ст. 205 УК РФ. Хотя такой квалифицирующий признак, как использование огнестрельного оружия предусмотрен только в части второй настоящей статьи, практически всегда подобные преступления совершаются с использованием взрывчатых веществ и взрывных устройств, холодного, огнестрельного оружия или предметов, используемых в качестве оружия. К числу последних относятся бытовые ножи, инструменты, легковоспламеняющиеся жидкости – бензин, керосин и т. п. предметы и вещества, подходящие для причинения телесных повреждений и смерти. То обстоятельство, что законодатель не включил использование перечисленных предметов вооружения и опасных предметов в число квалифицирующих обстоятельств данной нормы, на наш взгляд, ослабляет уголовно-правовую борьбу с терроризмом и дает основания к поиску путей совершенствования диспозиции данной правовой нормы.

Впрочем, состояние преступности и борьбы с ней определяет не только и не столько уголовное законодательство, сколько государственная воля и выработанная на ее основе уголовная политика. В этой сфере очень важно идеологически-правовое обоснование новых, более эффективных мер противодействия терроризму и ломка устаревших стереотипов, не отвечающих реалиям сегодняшнего дня.

Личность террориста является разновидностью личности вооруженного преступника. И тот и другой представляет собой систему «личность преступника + оружие», при этом особенностью личности вооруженного преступника является наличие навыков и умений в обращении с оружием, а особенностью личности терро риста, вдобавок к этому, является еще и наличие некоей «идеи», обосновывающей допустимость и полезность совершаемых им действий. Даже если на самом деле террорист является безыдей ным и совершает преступление из корыстной заинтересованности, «идея» все равно имитируется для оправдания в глазах сочувствующих данной идее масс.

В последние годы террористы все чаще идеологически обосновывают свои действия идеями исламского толка, что находит свое проявление в печальной известности терминов «джихад», «шахид» и т. п. И хотя нередко мусульманские священнослужители и ученые в печати опровергают правомерность подобных обоснований широкие массы такие статьи, как правило, не читают.

Для предметного обоснования борьбы с идеологией терроризма, необходимо опровергнуть вредоносный, введенный в оборот по причинам политкорректности тезис «преступник не имеет национальности».

Абсурдность подобного утверждения самоочевидна и даже не требует сколь-либо серьезной аргументации. Национальность – один из социально-демографических признаков личности, такой же, как пол, возраст, образование и т. п. Но никто и никогда не пытался утверждать, что преступник не имеет пола или возраста. Если дистанцироваться от политической демагогии, то окажется, что этническая преступность хорошо известна. Многие преступные организации мира созданы по национальному признаку. Классическая мафия – состоит из итальянцев, якудза – из японцев, триада – из юго-азиатов. Существуют этнические преступные группировки и в Москве, и в других городах.

Все эти преступные сообщества отличаются национальным менталитетом, соблюдением национальных обычаев, что находит проявление в видах и способах совершения ими преступлений и должно учитываться при проведении предупредительно-профилактической работы, оперативно-розыскных и служебно-боевых мероприятий. Поэтому одним из элементов идеологического обеспечения борьбы с терроризмом является открытое и широкое признание факта существования этнической преступности.

Больше того, необходимо признать, что некоторые национальности в силу приверженности существенной и заметной их части терроризму, кражам или обману приобрели в общественном сознании совершенно одиозную «славу». Граждане держатся за карманы при входе в автобус группы цыганок, отказываются лететь в самолете с мужчинами и женщинами в национальных одеждах Арабского Востока – и это реальные факты сегодняшнего дня.

В этом состоит второй элемент идеологического обеспечения борьбы с терроризмом: не следует отделять массовое совершение терактов представителями определенной национальности от данного этноса, оправдывая и обеляя последний. Народ не может нести юридической ответственности за преступные действия своих представителей, но моральную ответственность он нести обязан! Только при таком подходе можно добиться осуждения террора соплеменниками террористов.

Специфика терроризма состоит в том, что пресечение данной преступной деятельности связано с «острыми» формами воздействия на преступников. Неслучайно подразделения по борьбе с терроризмом оснащаются средствами индивидуальной бронезащиты, специальными средствами различного назначения, средствами поиска и обнаружения радиоэлектронных средств и оптических приборов, вооружением специального назначения, средствами для выявления поддельных документов и денежных знаков, средствами для безопасного перемещения и расснаряжения взрывных устройств.

Террористический акт готовится конспиративно. Конспиративность заканчивается в момент начала виновным преступного посягательства. Вполне понятно, что на этой стадии – реализации вооруженным лицом преступного замысла в форме конкретных противоправных действий террористического характера, предупредительное воздействие возможно лишь в форме пресечения преступления. Успех этой формы предупредительного воздействия м жет быть достигнут при обязательной вооруженности осуществляющих его субъектов. Безоружное вмешательство влечет только гибель представителей органов правоохраны и граждан, чему повседневная практика дает ежедневное подтверждение. По данным ЮНЕСКО, сотрудники милиции в России погибают в 2,5 раза чаще, чем в США и Франции.

С учетом опасности терроризма следует ужесточить санкции уголовно-правовых норм об ответственности за это преступление и предусмотреть за него исключительную меру наказания – смертную казнь.

Должны быть повышены также санкции за незаконный оборот взрывчатых веществ, взрывных устройств, боевого оружия повышенной мощности (автоматы, гранатометы, пулеметы и т. д.), вплоть до двадцати лет лишения свободы. Целесообразно также дать руководящее разъяснение Верховного Суда РФ по вопросам назначения наказаний за терроризм и преступления, связанные с незаконным оборотом и использованием оружия;

На уровне общественного сознания, террор все чаще идеологически обосновывается идеями исламского толка либо иными благородными и привлекательными для широких масс лозунгами – «борьбы за свободу», «освобождения оккупированных территорий», «наказания» тех или иных государств и народов. Готовность причинять вред ни в чем не повинным людям, включая женщин и детей, пренебрежение к собственной жизни, нацеленность посягательств в самые уязвимые точки общественных структур, достижение результата любой ценой,- вот лишь некоторые составляющие идеологического фундамента террора. При этом успех террористов основан на принципе «цель оправдывает средства», вызывающем настороженность у гуманных и цивилизованных европейцев.

Между тем, практикуемое Израилем, Турцией, США, принятие ответных мер, основанных на тех же идеологических принципах, приводит к положительным результатам, хотя и не решающим проблему терроризма, но позволяющим сдерживать и ограничивать его проявления. Беда состоит в том, что переход на путь адекватных мер может привести и к совпадению антитеррористических действий с деяниями, против которых они направлены. Примером тому является акция США в Ираке, которая по своей сути и содержанию ничем не отличается от террористических проявлений, хотя по масштабу значительно превосходит даже самые известные теракты. Вместе с тем, данная операция не повлекла официального осуждения со стороны мирового сообщества, что свидетельствует либо о фактическом бездействии норм международного права, либо о готовности сочувственно воспринимать любые, даже террористические меры борьбы с терроризмом.

Следует отметить, что официальная российская идеология (если таковая существует), не готова к противостоянию идеологии терроризма. Средства массовой информации нередко уродуют общественное мнение, фактически проводя идеологическую поддержку терроризма. В одном из популярных еженедельников обеляются захватившие «Норд-Ост» террористы, осуждаются бойцы спецназа «пристрелившие на всякий случай находящихся в бессознательном состоянии женщин-смертниц», властям даются «рецепты» выхода из ситуации: «связаться с Закаевым, Масхадовым и Басаевым» и выполнить требования террористов – прекратить войну и вывести войска из Чечни. Если это не пропаганда терроризма, то что это?

Политику бездействия, полумер, «мягкого» отношения к террористам поддерживают многие «правозащитники» и представители либеральной интеллигенции. Это далеко не однородная масса, на одном полюсе которой находятся сами террористы и их пособники, а на другом – родственники захваченных в «Норд-Осте» заложников, принужденные к демонстрации против решительных действий властей. Между ними – подкупленные террористами лица, люди, озлобленные властью и противодействующие ей в любых формах, психически больные и психологически неуравновешенные, оторванные от реальной жизни «гуманисты» с малопригодным в серьезных принципиальных противостояниях принципом «давайте жить дружно»…

Отсутствие противодействия идеологии терроризма порождает в обществе пассивность, снижает решительность властей, деморализует сотрудников сил антитеррора.

В литературе описано задержание в Гибралтаре тремя офицерами спецподразделения подозреваемых в терроризме двух мужчин – Макканна и Саваджа и женщины – Фарелы. Все трое задерживаемых были убиты с дистанции 2-3 метра, причем Макканна убит пятью выстрелами, Фарел – семью, Савадж – девятью. Основанием применения оружия каждый из офицеров назвал движение руки подозреваемого вдоль тела, дающее основание предположить, что он хочет нажать кнопку детонатора и произвести взрыв. Они заявили, что стреляли с целью убить, так как это был единственный способ предотвратить угрозу взрыва. Однако оружия и взрывчатки при убитых не оказалось.

Удивительна решительность и последовательность действий офицеров, их психологическая устойчивость. Вряд ли можно представить, что сотрудники российских сил безопасности применили бы оружие с такой интенсивностью. Связанные психологическими и правовыми ограничениями, они чаще сами становятся жертвами преступников. А если бы наши офицеры при аналогичных обстоятельствах расстреляли подозреваемых, без сомнения они были бы осуждены к длительным срокам лишения свободы.

С учетом роста вооруженной преступности и терроризма, следует отказаться от требования причинения минимального вреда, которое выражается на практике в предписании «стрелять по конечностям». Не говоря о сложности попадания, ранение руки или ноги не способно предотвратить ответный выстрел, причинение вреда заложнику, подрыв взрывного устройства и другие действия, которые должны быть исключены в результате применения оружия.

Назревшей является и задача идеологического обеспечения решительных мер борьбы с терроризмом. В этих целях автором опубликован ряд интервью в средствах массовой информации: «И спалить пару деревень», «Борьбе с чеченскими бандитами надо учиться у НКВД», «Рука Москвы обязана быть сильной» и др. Если абстрагироваться от шокирующих названий, придуманных журналистами и доводящих смысл высказанного до абсурда, то речь идет о допустимости антитеррористических мер, адекватных действиям террористов.

В специальной литературе справедливо отмечалось, что «Терроризму удалось найти „ахиллесову пяту" государства – неспособность к адекватному ответу. Ответ в рамках закона, как правило, запаздывает и нередко выглядит в общественном мнении как насмешка над справедливостью. Ответ, откровенно попирающий закон, лишь подливает масло в огонь террора, подталкивает тысячи невинно пострадавших к террору-мести».

Именно это обстоятельство и делает необходимым поиск новых, нестандартных, эффективных, своевременных и справедливых мер адекватного ответа терроризму. В их числе – встречный захват родственников террористов и принудительное доставление последних в место террористического акта.


Правовой основой таких мер являются хорошо известные уголовно-правовые институты. Статья 39 УК России не считает преступлением причинение вреда охраняемым законом интересам третьих лиц в состоянии крайней необходимости – для устранения опасности, угрожающей гражданам, интересам общества и государства. Разрешено причинение вреда виновным при необходимой обороне и задержании преступника. Правда, придется непривычно широко трактовать пределы действия этих институтов. Но чрезвычайная опасность терроризма оправдывает такое расширение.

К сожалению, в настоящее время вопрос о противодействии терроризму излишне усложнен и оторван от жизненных реалий. Это проявляется, в частности, в запутанности терминологического аппарата. В настоящее время существует множество правовых и научно-теоретических терминов, обозначающих изучаемое явление: терроризм, террористическая деятельность, преступления террористической направленности, террористический акт, акт терроризма, террористическая акция и т. д. С одной стороны, это противоречит философскому принципу Оккама «не умножать число сущностей», а с другой – распыляет предмет исследования и, в конечном счете, дает эффект, обратный задуманному и затрудняет как изучение терроризма, так и осуществление борьбы с ним.

Это обстоятельство нашло подтверждение при анкетировании с участием автора двухсот сотрудников спецподразделений МВД имеющих опыт борьбы с терроризмом, которым ставился вопрос, касающийся разграничения определений «преступление террористического характера» и «террористический акт». Большинство опрошенных не разделяет этих понятий (67%), в связи с чем, расширение круга терминов следует производить очень осторожно и только в случае крайней необходимости, чтобы не затруднять восприятие проблемы практическими работниками. 72% опрошенных пояснили, что существующее определение терроризма является достаточно ясным, 21% высказали мнение, что оно требует уточнения и только 7% посчитали, что оно нуждается в замене.

Представляется, что теоретическая задача, направленная на создание правовой основы для целенаправленной деятельности правоохранительных органов, требует конкретизации и сокращения числа терминов. Для этого надо исходить из понимания терроризма как совокупности составляющих его террористических актов (акций, преступлений террористического характера и т. д.)

«Противодействие терроризму» вообще на которой концентрируется в настоящее время общественное мнение является публицистической абстракцией. Сущностное наполнение этой категории приводит к необходимости выделения трех составляющих ее направлений:

1. Противодействие формированию личности преступника;

2. Борьба с незаконным оборотом оружия;

3. Борьба с экстремизмом.

Вместе с тем, внимание к развитию каждого из перечисленных направлений в настоящее время ослаблено.

Исходя из важности вышеприведенной триады противодействия терроризму, представляется ошибочным ряд изменений уголовного законодательства, внесенных Федеральным законом от 08.12.2003 г. «О дополнениях и изменениях УК РФ». Так, в частности, декриминализация незаконного ношения холодного, метательного, газового и огнестрельного гладкоствольного оружия, фактическую декриминализацию хулиганства, снижение санкций за ряд системообразующих для становления личности преступника преступлений, по существу, ликвидирует возможности «двойной превенции» перечисленных уголовно-правовых норм и затрудняют борьбу с терроризмом. Поэтому целесообразна и необходима отмена данных новаций Федерального закона.

Происходящие в последнее время преступления на почве национальной розни и неадекватная судебная практика по этим делам наглядно демонстрируют беспомощность государственных органов в борьбе с экстремизмом. Поэтому в изменении сложившегося положения кроются и резервы борьбы с терроризмом.

С учетом опасности терроризма следует ужесточить санкции уголовно-правовых норм об ответственности за это преступление и предусмотреть за него исключительную меру наказания – смертную казнь. Должны быть повышены также санкции за незаконный оборот взрывчатых веществ, взрывных устройств, боевого оружия повышенной мощности (автоматы, гранатометы, пулеметы и т. д.), вплоть до двадцати лет лишения свободы.

Нуждаются в развитии идеологические меры по разъяснению вредоносности идей экстремизма и терроризма; опровержению героизации «шахидизма»; осуждению как самих террористов, так и лиц, способствовавших или способствующих их преступным действиям. Требуют детальной разработки психологические меры по воздействию на террористов и лиц, способствующих их преступным действиям имеющие целью прекратить преступные действия, как террористов, так и способствующих им лиц.

Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. № 35-Ф3 «0 противодействии терроризму» многих из поставленных вопросов не решил. Его недостаточная конкретность (хотя и повышенная по сравнению с проектом), проявляется в частности в том, что детально регламентируя различные аспекты антитеррористической операции (правовой режим, руководство и т. д.), он не говорит о ее содержании. В связи с этим представляется необходимым дополнить Федеральный закон статьей «Содержание контртеррористической операции» следующего содержания:

«Контртеррористическая операция состоит в психическом, физическом, огневом и другом воздействии на террористов и лиц, им способствующих, с целью прекращения преступных действий, ликвидации угрозы общественной безопасности, жизни и здоровью граждан, иным охраняемым законом правам и интересам.

Для достижения целей, изложенных в части первой настоящей статьи, наряду с другими мерами, в соответствии с требованиями статьи 39 Уголовного кодекса Российской Федерации допускается интернирование третьих лиц из числа близких связей террористов в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, а также иные действия, вытекающие из института крайней необходимости».








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх