Загрузка...



3. Правовой режим электрошокового оружия

В известнейшем романе о путешествии подводного корабля «Наутилус» великий фантаст Жюль Верн подробно описывает грозное и необычное электрическое оружие: «…обыкновенное ружье, стальной приклад которого, полый внутри, был несколько больше, чем у огнестрельного оружия. Приклад служил резервуаром для сжатого воздуха, врывавшегося в дуло, как только спущенный курок открывал клапан резервуара. В обойме помещалось штук двадцать электрических пуль, которые особой пружиной механически вставлялись в дуло. После каждого выстрела ружье автоматически заряжалось. Каждый выстрел из такого ружья несет смерть,- объясняет легендарный капитан Немо.- Потому что эти ружья заряжены не обычными пулями, а снарядом, изобретенным австрийским химиком Ленинброком…Это стеклянные капсюли, заключенные в стальную оболочку с тяжелым свинцовым дном,- настоящие лейденские банки в миниатюре! Они содержат в себе электрический заряд высокого напряжения. При самом легком толчке они разряжаются, и животное, каким бы могучим оно не было, падает замертво».

Многие предвидения знаменитого фантаста воплотились в жизнь: и атомные «наутилусы» и глубоководные скафандры и электрическое оружие.

С начала 20-го столетия, началось активное изучение возможностей применения электрического тока, как средства охраны периметров (электроизгородь) и самообороны. Первый патент на электроразрядный аппарат, предназначенный для самозащиты, был зарегистрирован в 1912 году в США. На долю США и в настоящие дни приходится наибольшее число разработок в этой области и выпускаемых разнообразных электрошоковых устройств (ЭШУ). Именно в этой стране изобретен так называемый «оглушающий пояс», который часто используется в судах с целью исключить побег подсудимого. Ремень со встроенным электрошоковым устройством одевается на подсудимого и управляется дистанционно. Устройство может самоактивироваться при удалении на расстояние 300 метров и более от пульта управления, а также при резком движении, попытке испортить его или снять ремень, при потере зрительного контакта с полицейским у которого находится миниатюрный пульт управления.

По количеству и разнообразию ЭШУ, производимых сегодня в мире не слишком отстают от США и такие страны, как Тайвань, Корея и Китай.

Разработки и производство электрошоковых устройств в России практически не велись до 1991 года. До этого ЭШУ применялись для заграждений в сельском хозяйстве, на охраняемых объектах Министерства обороны, в медицине с целью лечения психиатрических заболеваний и в качестве аппаратов для дефибрилляции сердца.

Издавна электрошок применялся в России и в весьма специфичной сфере: мощным разрядом тока забивали на мясокомбинатах свиней, баранов и даже быков. Громоздкость электрошоковой установки исключала ее применение за пределами предприятия.

В конце 80-х годов в Москве произошло несколько странных ограблений. В такси на заднее сиденье садились два молодых человека, а на конечной остановке, в малолюдном месте, водитель внезапно терял сознание. Когда он приходил в себя, обнаруживал пропажу денег, пассажиров тоже не. было. При этом телесных повреждений на потерпевшем не оставалось, сам он не помнил, что с ним случилось.

Загадка разрешилась достаточно просто. Очередной таксист, отличающийся мощным телосложением, остановившись для высадки пассажиров, вдруг ощутил укол в шею. Рассердившись, он доставил «шутников» в милицию, где у задержанных изъяли странное устройство, впоследствии оказавшееся в экспозиции криминалистического музея ГУВД Москвы. Оно представляло собой мощный конденсатор, от которого тянулись к деревянной ручке два изолированных провода. Из другого конца ручки торчали оголенные электроды. Ими преступники и «тыкали» в шею таксистам. При экспериментальном замыкании электродов, между ними с треском проскакивала голубая искра-молния. Понятно, от чего потерпевшие теряли сознание. Последнему просто повезло. Высказывалось мнение, что у него пониженная токопроводимость кожи. Не исключено и другое объяснение: преступники плохо зарядили конденсатор. Так или иначе, но первый отечественный электрошо- кер был сработан кустарно и использован в преступных целях.

В начале 90-х годов из-за границы стали поступать в свободную продажу парализаторы – электрошокеры «Pocket 90», «Nova XR 5000», «Nova Spirit», «Scorpion», «Thunder», «РК 610» и др. Они имели разную форму – дубинки, электробритвы, пистолетной рукоятки… Портативные, весом от 200 до 400 граммов они создавали разряд высокого напряжения (до 80 тысяч вольт) при малой силе тока (0,6 миллиампера). Такой разряд по уверениям фирм-изготовителей парализует нервно-мышечную реакцию человека и обезвреживает нападающего на пять минут, не оставляя вредных последствий.

Все электрошоковые устройства подразделяются на два вида: действующие при непосредственном контакте – «стан-ган» и дистанционные устройства, выстреливающие острые электроды на проводах на расстояние до 4,5 м – «тайзер».2 Некоторые конструкции тайзеров дополнительно снабжены микроэлектронными датчиками, которые вылетают одновременно с электродами и впиваются в одежду нападающего, что в дальнейшем дает возможность полиции оперативно задержать правонарушителя.

Существуют модели и с гарантией против злоупотреблений со стороны владельца оружия: одновременно со стрелками-электродами выбрасываются мелкие идентификационные пластинки, типа конфетти, которые остаются на месте происшествия и позволяют установить изготовителя, продавца и, соответственно, покупателя Тайзера. Некоторые электрошокеры оказывают комбинированное воздействие: электрический разряд сопровождается яркой световой вспышкой, призванной оказывать психологическое воздействие, пугать животных и т. д.

До последнего времени в Россию поступали только устройства непосредственного контакта.

Правовой режим этих средств законом не определялся, но в соответствии с принципом «что не запрещено, то разрешено» они наводнили прилавки коммерческих магазинов и широко приобретались гражданами в целях самозащиты. В газетах можно было встретить объявление о продаже «электроразрядного устройства „Электрошок", нейтрализующего человека на 20 минут разрядом в 40 киловольт между объявлениями о продаже электроудочки и антирадара. По сообщениям печати, милиция города Благовещенска получила на вооружение электродубинки корейского производства.

Закон Российской Федерации «Об оружии» от 20 мая 1993 года в статье 6 запретил оборот на территории страны «оружия и иных предметов, поражающее действие которых основано на использовании электрической энергии». Вместе с тем, сколь либо значимых правовых последствий этот запрет не повлек, ибо статья 218 действующего в то время Уголовного кодекса, которая предусматривала уголовную ответственность за незаконное владение оружием, не включала электрошоковые устройства в число предметов данного преступления. Поэтому владельцу запрещенного средства самообороны в худшем случае грозила его конфискация.

Через три года законодательство изменилось: 13 ноября 1996 года Государственная Дума приняла новый Федеральный закон «Об оружии».

Статья 1 данного нормативного акта перечисляет в числе основных понятий Закона лишь огнестрельное, холодное, метательное, пневматическое, газовое и даже сигнальное оружие, не упоминая об электрошоковом. Но несмотря на это статья 3 легализует в качестве гражданского оружия самообороны «электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, имеющие выходные параметры, соответствующие требованиям государственных стандартов Российской Федерации и нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации».

Несколько лет спустя перечень специальных средств предусмотренных статьей 14 Закона РФ «0 милиции» был дополнен новым видом – электрошоковыми устройствами, которые разрешалось применять для отражения нападения на граждан и сотрудников милиции, пресечения оказываемого сопротивления и задержания преступников.

Электрошоковые устройства широко вошли в гражданский оборот. Граждане приобретают их для самообороны, а преступники – для совершения преступлений. Наряду с грабежами и разбойными нападениями, в которых преступники использовали ЭШУ для психического и физического воздействия на потерпевших, рэкетиры и вымогатели использовали их для пыток похищенных людей или конкурентов.

Вместе с тем, несмотря на то, что электрошоковые устройства были легализованы, как гражданское оружие самообороны, в качестве такового они не снискали себе славы. Автору неизвестно ни одного случая, когда подвергшийся преступному посягательству гражданин эффективно защитился с помощью электрошокового устройства. Сотрудники вневедомственной охраны, использовавшие ЭШУ при несении службы, также отмечают их невысокую эффективность. Это объясняется тем, что в силу гуманности нашего государства к правонарушителям, ЭШУ не обладают достаточной поражающей способностью и при правильном применении (характерном для действий законопослушных граждан при самозащите) являются, по существу, безвредными для нападающего. Преступники же применяют ЭШУ неправильно: воздействуют на наиболее уязвимые места человеческого тела, запрещенные для воздействия при законной самообороне, превышают время допустимого контакта, смачивают места контакта водой и т. п. Кроме того, угроза электрошоковым устройством при разбойном или ином нападении часто подкрепляется угрозой и другим оружием: ножами, пистолетами, обрезами.

Неправильное применение электрошоковых устройств вызывает кратковременный мышечный паралич, судорогу, головокружение, потерю координации и ориентации, обморочный шок, потерю сознания.

Принципы действия электрошоковых устройств таковы: электрический разряд оказывает болевое воздействие, рабочая частота специально разработана с таким расчетом, что ее локальное применение приводит к очень быстрому импульсивному сокращению мышц в зоне контакта. В результате мышечные ткани моментально перерасходуют питательные вещества и на определенное время теряют работоспособность. Происходит блокировка нервных импульсов, с помощью которых мозг управляет мышцами.

По ГОСТ Р50940 предельно допустимое напряжение для электрошоковых устройств составляет 65 тысяч вольт, предельно допустимая энергия 3 джоуля. В соответствии со статьей 13 Федерального закона эти устройства могут приобретаться гражданами России без получения лицензий и регистрации не подлежат.

В связи с тем, что безвредное оружие самообороны – нонсенс, все чаще вставал вопрос о повышении мощности ЭШУ. И наконец, первый шаг в этом направлении был сделан.

15 мая 2001 года были утверждены «Временные нормы безопасности воздействия на человека электрошоковых устройств, предназначенных для использования в качестве специальных средств сотрудниками отделов внутренних дел и военнослужащими внутренних войск МВД России». Новые нормы разрешают использовать в качестве спецсредства электрошоковые устройства мощностью до 10 ватт. (Ранее предел допустимой мощности составлял 3 ватта). Таким образом, произошло давно назревшее разделение ЭШУ на гражданские и служебные.

В настоящее время Санкт-Петербургское НПО Специальных материалов освоило выпуск служебных ЭШУ-200 мощностью 10 ватт.

Развитие новой ветви служебных электрошоковых устройств имеет резервы повышения мощности: полиция США использует ЭШУ мощностью 25 ватт, технически возможно повышение мощности портативных ЭШУ до 50 ватт, что дает возможности в рамках нелетального применения эффективно пресекать противоправные действия любого нарушителя. Поэтому их использование особенно эффективно там, где невозможно или нежелательно применение огнестрельного оружия: в самолетах, толпе, небольших помещениях.

Сопоставление мощностей служебных и зарубежных ЭШУ – 10 и 25 ватт с мощностью отечественных гражданских средств самообороны – 3 ватта, подтверждает их полную непригодность для самозащиты. Поэтому российские граждане, озабоченные собственной безопасностью, стремятся приобрести электрошоковые устройства иностранного производства, которые зачастую рекламируются с превышением их реальных возможностей.

Несмотря на ограничение легального оборота электрошоковых устройств лишь отечественными моделями, в Россию ввозятся и реализуются в свободной продаже и иностранные электрошоковые средства самообороны. (Или ввозятся их детали, которые собираются отечественными производителями). Так, с 1999 года в московские специализированные магазины поступают тайзеры: электрошоковое оружие дистанционного действия, выбрасывающее стрелки-электроды на расстояние три – четыре метра.

Выстреливающиеся элементы выполнены в виде цилиндров из легкого металла диаметром 5-б мм, длиной 28 мм и весом 1,8 грамма. На концах они снабжены металлическими иглами длиной 9-10 мм с зазубринами, препятствующими их извлечению из цели. Цилиндры соединены с ЭШУ проводами, через который передается высокое напряжение к объекту.

Испытания подобного прибора проведенные в лабораторных условиях показали, что устройство данного типа может быть опасным для жизни и здоровья в силу описанных ниже причин.

Оснащенные иглами электроды выбрасываются со скоростью 52-54 метра в секунду и при испытаниях насквозь пробивали многослойную фанеру толщиной 10 мм на расстоянии в один метр. Естественно, что они способны причинить серьезные травмы – вплоть до проникающих ранений, выбивания глаз, повреждений кровеносных сосудов и т. п.

Получается, что сопутствующий (побочный) травматический эффект от применения тайзера превышает по своей опасности основной шокирующий эффект, что приближает его по поражающим свойствам к метательному оружию.

Кроме того, следует иметь в виду, что роговой слой человеческой кожи обладает значительным электрическим сопротивлением и, при применении обычных электрошоковых устройств надежно защищает внутренние органы от поражения электрическим током. Применение же тайзера может привести к иному результату – заостренные электроды (рассчитанные, в принципе, на преодоление одежды) способны пробить кожу, вследствие чего электрический разряд воздействует на внутренние ткани и органы, сопротивление которых в тысячу раз ниже сопротивления кожи, вследствие чего появляется возможность тяжелых поражений организма.

Без применения картриджа, «AirTaser» работает как обычное слабое электрошоковое устройство. После выбрасывания электродов, «AirTaser» имеет возможность продолжительного воздействия более 3 с. Электронная схема обеспечивает автоматическое отключение «AirTasera» по истечение 30 с, а это означает, что объект, к которому применяется подобное устройство, может находиться под воздействием высокого напряжения до 30 с. В то же время, ГОСТ Р50940-96 запрещает применение ЭШУ более 3 с за одно воздействие.

ГОСТ не допускает разлета электродов на расстояние более чем 100 мм. Такое расстояние резко повышает эффективность воздействия при той же мощности, за счет увеличения пути прохождения тока. Но при этом возникают другие проблемы. Самое трудное в применении «AirTasera» – попасть сразу двумя электродами, за которыми в придачу тянутся провода, в движущегося человека, особенно при боковом порывистом ветре. Таким образом, с одной стороны «AirTaser» является травмоопасным оружием, с другой – малоэффективным и требующим профессиональной подготовки пользователя.

Таким образом, тайзеры значительно опаснее традиционных электрошоковых устройств и их правовой режим должен быть значительно жестче. Представляется, что использование их в качестве гражданского оружия самообороны недопустимо. Однако эти устройства свободно продаются в оружейных магазинах.

Очевидно, сертификация иностранных образцов при ввозе на 1ерриторию России расценивается, как приравнивание их к отечественным моделям, хотя совершенно очевидно, что такое решение не соответствует букве закона.

Впрочем, владельцу и несертифицированного электрошокера мо-прежнему в худшем случае грозит лишь его конфискация: статья 222 нового Уголовного кодекса карает за нарушение правового режима только огнестрельного, холодного, метательного и газового оружия. Электрошоковые устройства по-прежнему выпадают из сферы уголовно- правового регулирования: электрошоковое оружие в Уголовном кодексе не упоминается.

Между тем, за рубежом производятся шокеры с высокой энергией разряда – 350 миллиампер. При мгновенном прикосновении нападающий ощущает довольно чувствительный удар, при трехсекундном контакте – сбивающий с ног шок, а при воздействии в течение 5 и более секунд наступают конвульсии и возможны необратимые мозговые изменения. Да и тайзеры обладают способностью травматического поражения и прямого электрического поражения внутренних органов. Вряд ли правильно, что незаконное обладание таким оружием не влечет для виновного никакой ответственности.

Использование любого оружия для совершения преступлений должно влечь повышенную уголовную ответственность – например, установленная за «обычное» преступление мера наказания увеличивается в два раза. Наказываться должно и ношение опасных предметов (молотков, топоров, кислот и т. п.) в местах и при обстоятельствах, явно не соответствующих их целевому назначению. То есть, правовой режим оружия нуждается а в дальнейшем совершенствовании. Но это уже тема отдельной статьи.

Кстати, эффективность электропарализаторов при самозащите далеко не всегда соответствует их рекламе и во многом зависит от условий применения. Сырая дождливая погода ее повышает, а толстая зимняя одежда либо состояние опьянения нападающего – снижает. Сдерживающее психологическое воздействие на правонарушителя оказывает вид электрической дуги и ее потрескивание, ибо человеку свойственна боязнь электрического удара. Но при нынешнем уровне вооруженности криминальных элементов, их высокой дерзости и агрессивности вряд ли стоит переоценивать защитные свойства электрошокера.

Изложенное выше позволяет сделать следующие выводы:

1. Современная криминальная обстановка в России требует оснащения сотрудников органов внутренних дел и граж- дан новыми видами спецсредств (средств самообороны, гражданского оружия), так называемым нелетальным оружием, достаточно широко распространенным за рубежом. Одним из видов нелетального оружия являются электрошоковые устройства контактного и бесконтактного действия.

2. Однако, контактные электрошоковые устройства недостаточ-; но эффективны, что вызвано ограничением их мощности требованиями Минздрава России, вытекающими из статьи 3 Федерального закона РФ «Об оружии».

Бесконтактные электрошоковые устройства, представляют опасность своим побочным действием – травматическим эффектом, вызываемым выстреливаемыми со значительной силой стрелками-электродами. С другой стороны их основное воздействие тоже недостаточно эффективно.

3. Исходя из изложенного представляется необходимым существенно расширить пределы ограничения мощности ЭШУ, устанавливаемые Министерством здравоохранения Российской Федерации. Речь ведь идет не о лекарствах или витаминах, а о средствах самообороны, которые для защиты законопослушных граждан должны причинять правонарушителям вред, исключающий продолжение посягательства. Забота о здоровье злоумышленников приводит к тому, что на сегодняшний день электрошоковые устройства маломощны и не позволяют эффективно отразить серьезное нападение.

4. На наш взгляд, любое гражданское оружие – в том числе и электрошоковое должно продаваться по документу, с установлением личности покупателя и регистрацией его в специальном журнале.

5. Тайзеры всех видов следует исключить из гражданского оборота и предоставить право их использования только милиции и службам обеспечения безопасности на воздушном транспорте и в других местах, где применение огнестрельного оружия может повлечь общеопасные последствия.

6. Запрет на оборот несертифицированных электрошоковых устройств и ЭШУ иностранного производства носит декларативный характер: нарушителю в худшем случае грозит лишь конфискация запрещенного устройства, ибо статья 222 нового Уголовного кодекса карает за нарушение правового режима только огнестрельного, холодного, метательного и газового оружия. Электрошоковые устройства по-прежнему выпадают из сферы уголовно-правового регулирования.

Это, на наш взгляд, является пробелом в законе потому что среди зарубежных электрошоковых устройств имеются модели, представляющие значительную опасность.

Использование предложенной нами классификации оружия позволяет отнести электрошоковые устройства мощностью до 10 ватт к ошеломляющему оружию. Тайзеры – к комбинированному: убойно-травмирующему и ошеломляющему оружию. Запрещенные ЭШУ, мощность которых представляет опасность для жизни и здоровья: к убойно-травмирующему или смертоносному оружию – в зависимости от характера возможных последствий их применения.


4. Правовой режим огнестрельного бесствольного оружия Парадоксальное понятие «огнестрельное бесствольное оружие» было неизвестно ни российскому законодательству, ни криминалистической, ни судебно-следственной практике. Оно введено в оборот Федеральным законом «Об оружии» от 13 ноября 1996 года.

Производить новый вид оружия стали в Федеральном научно- производственном центре НИИ прикладной химии (г. Сергиев По сад), под названием «Комплекс оружия самообороны „Оса"». В комплекс входят:

1) неавтоматический четырехзарядный пистолет ПБ-4 с встроенным источником электрического тока, не нуждающимся подзарядке;

2) специальные патроны с электровоспламенителями: останавливающего действия (травматический и светозвуковой) и сигнал ные (красного, желтого и зеленого огня). Эти патроны имеют калибр 18 мм, длину 45 мм и электровоспламеняющийся капсюль, что делает невозможным использование их в другом оружии, исключает их перезарядку с целью увеличить поражающую способность путем усиления порохового заряда либо замены нелетального снаряд смертоносным, а так же препятствует стрельбе из ПБ-4 какими-либо иными патронами. В результате «Осу» практически невозможно приспособить для криминального использования.

Комплекс «Оса» на сегодняшний день является первым, но н единственным видом огнестрельного бесствольного оружия, получившим распространение в России. Впоследствии конструкторами Ижевского механического завода разработан двухзарядный пис толет МР-461 «Стражник» под электровоспламеняющийся патрон 18 х 45 к «Осе». Однако, имея некоторые конструктивно-технические отличия, по правовой характеристике и иным, значимым в криминально-армалогическом плане данным, «Стражник» идентичен «Осе», поэтому нами они рассматриваются как общий вид огнестрельного бесствольного оружия.

Семейство нелетального травматического оружия пополнилось в феврале 2004 года, когда Ижевский механический завод начал производство нового средства самообороны – 9-миллиметрового пистолета «ИЖ-79-9Т» «Макарыч», который презентируется ка газово-травматическое оружие, стреляющее резиновыми шарикам диаметром 11 мм на дистанцию 10 метров. К выпуску аналогично продукции приступили впоследствии механический завод «Молот в г. Вятские Поляны и другие производители. Позднее семейств «травматиков» или «резинострелов» пополнилось рядом зарубежных и отечественных моделей: «Лидер», «АПС-М», «МР-81», «ПБ-2», «Ратник», «Хорхе», «Гроза», «Наган-М» и др. Большинство из них копирует боевые модели пистолетов и револьверов. Отечественный «пистолет двуствольный газовый МР-341 «Хауда» имеет форму обреза двуствольного ружья, а турецкий «Терминатор» – обрезом помпового ружья с магазином на три патрона.

Эти средства самообороны находятся вне правового поля, ибо НЕ относятся ни к газовому, ни к огнестрельному бесствольному оружию, разрешенным Федеральным законом РФ «Об оружии». В соответствии со статьей 1 Федерального закона газовое оружие есть оружие, предназначенное для временного поражения живой цели путем применения слезоточивых газов или раздражающих веществ. Применение резиновых пуль этой дефиницией не охватывается. Не меняет дела и анонсируемая производителями возможность отстрела из перечисленных образцов газовых патронов, при этом автоматика пистолетов не действует и перезарядку необходимо производить вручную. Данное обстоятельство указывает на основную целевую предназначенность конструкции – отстрел травматических патронов. Наличие ствола исключает отнесение перечисленных моделей к бесствольному огнестрельному оружию.

Таким образом и «Макарыч», и «Лидер», и многочисленные аналогичные образцы по существу являются короткоствольным огнестрельным оружием нелетального действия, не предусмотренным законом для использования в качестве гражданского оружия самообороны.

Следует отметить, что несмотря на достаточно высокую начальную скорость снаряда (250-270 метров в секунду, против 108,5 м/с у «Осы» и «Стражника»), его ничтожный вес (0,7 г против 8,3 г у «Осы» и «Стражника») обуславливает гораздо меньшую дульную энергию (26 джоулей и 85 джоулей соответственно). Данное обстоятельство вызывает серьезные сомнения в эффективности «газово-травматического» оружия, хотя сейчас появились и более мощные патроны калибров 10 мм, и даже 45 калибра (11,45 мм), с дульной энергией 93 Дж и даже 120 Дж (по крайней мере, такую энергию заявляет завод-изготовитель).

Возвращаясь к оценке термина «огнестрельное бесствольное оружие», следует отметить, что парадоксальность его состоит в том, что ствол с камерой воспламенения порохового заряда относится к основным конструктивным признакам огнестрельного оружия и его отсутствие выводит объект из разряда такого оружия.

Один из разработчиков «Осы», признавая, что понятие «бесствольное оружие» является в значительной степени условным, пояснил, что целью введения этого термина было разграничение в рамках закона «Об оружии» нового оружия самообороны от обычного короткоствольного ручного огнестрельного оружия – нарезных и гладкоствольных пистолетов и револьверов. Вместе с тем, автор поясняет, что при всей условности данного термина оружие действительно является бесствольным, ибо в обычном оружии ствол воспринимает силовое воздействие пороховых газов и придает направление полету пули, а в бесствольном оружии эту роль выполняет гильза патрона, но гильза не является частью оружия.

Представляется, что первая часть приведенного объяснения выглядит гораздо более убедительной, чем вторая. Потому что хотя гильза и не является частью оружия, но она вставляется в часть оружия, которая в паспорте пистолета ПБ-4 называется кассетой, а по существу представляет собой блок из четырех откидных стволов, по длине равных длине патрона.

Конструктивно такое решение характерно для карманных четырехствольных пистолетов «дерринджер» фирмы «Шарпе», получивших наибольшую известность наряду с одноствольными дерринджерами «Кольта» и двуствольными «Ремингтона». А двуствольный неавтоматический пистолет «МСП», разработанный в России в 1972 году имеет схожую схему заряжания и использует специальный бесшумный патрон СП-3, длиной 52 мм – на всю длину стволов. В нем пороховые газы вообще не покидают гильзу, разгон и придание направления полету пули также осуществляется в ее пределах. Однако это оружие никто не именует «бесствольным».

Поэтому нет ничего удивительного в том, что вопреки законодательной формулировке ПБ-4 считают четырехствольным пистолетом, основываясь на обычной логике: место, в котором перед выстрелом находится патрон, принято называть патронником, а патрон является частью ствола.1

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что правовая дефиниция «огнестрельное бесствольное оружие» обозначает несуществующие в природе объекты, для того, чтобы терминологически разграничить запрещенное в качестве гражданского короткоствольное огнестрельное оружие и гражданское оружие самообороны, основанное на принципе огнестрельности. Однако суть последнего от этого не меняется. Называемый бесствольным пистолет ПБ-4 в действительности является короткоствольным огнестрельным оружием нелетального действия. Нелетальность достигается использованием «неубойных» резиновых пуль с металлическим сердечником диаметром 15,3 мм и массой 8,35 грамма, удар которых обладает останавливающим действием.

В паспорте на «Осу» она рекламируется как «…самое мощное нелетальное оружие, выпускаемое в настоящее время. С его помощью Вы сможете успешно отразить нападение, в том числе групповое, без нанесения нападающим тяжких телесных повреждений». 2

При постановке комплекса на производство, начальная кинетическая энергия пули составляла 120 Дж, а удельная энергия была близка к принятой в криминалистике величине минимальной удельной силы огнестрельного оружия – 0,5 Дж/мм2, причем достаточно высокая энергия – 70 Дж сохранялась даже на дальности 70 метров.3

Следует отметить, что производитель несколько завышал энергетические показатели: по результатам экспериментов реальная кинетическая энергия оказалась 98… 106 Дж (аналогичный показатель пистолета Макарова – 270 Дж), однако по уровню болевого шока резиновая пуля «Осы» (импульс 1,3 кгм/см) близка к пуле пистолета ПМ (1,8 кгм/см). При испытаниях резиновая пуля стрех метров пробивала имитатор одежды, в роли которого выступало сложенное в два слоя вафельное полотенце и углублялась в блок баллистического пластилина, повторяющего характеристики живой ткани, формируя полость, по ширине равную длине пули (так как она поворачивалась боком) – 25 мм, а по глубине – двум с половиной диаметрам 38,2 мм. В листе оцинкованного желез.) толщиной 0,6 мм пуля оставила вмятину и сквозную пробоину. Ис пытания показали, что по удельной энергии пуля «Осы» опасна возможностью травматизма и причинения проникающего ранения.

Действительно, резиновые пули со стальным армирующим элементом способны наносить сильные удары. При стрельбе по дверям автомобиля «Жигули» с дистанции 2-2,5 метра, хотя сквозного пробития и не произошло, пули отскакивали от дверей, однако оставляли выраженную вмятину с прорыванием металла; месте контакта. При выстрелах с двух метров по плите ДСП толщиной 20 мм, последняя трескалась, в месте попадания оставалась глубокая вмятина, а с обратной стороны материал плиты выкрашивался.

В январе 2000 года редакция оружейного журнала «Калашников» провела испытания комплекса «Оса» на живом биологическом объекте, путем производства 6 выстрелов с дистанции 1-2 метра в грудь и живот свинье, весящей 80 килограммов. В результате животному нанесено 5 рвано-ушибленных ран кожи с выраженными внутрикожными и подкожными кровоизлияниями и одно проникающее ранение с повреждением внутренних органов. После нанесения поверхностных ранений, свинья оставалась на ногах и сохраняла двигательную активность, после проникающего – села на задние ноги и находилась в состоянии «оглушенности» около 30 секунд. По результатам испытаний сделан вывод, что объем и выраженность проявлений травматических последствий позволяет предположить надежный останавливающий эффект при попадании в человека. Вместе с тем указано, что «из гуманных соображений целесообразно применять „Осу" с дальности 3-5 м, для гарантии невозможности нанесения повреждений опасных для здоровья».

Как нетрудно заметить, все рекомендации испытателей направлены на ограничение причинения ущерба нападающему. Такой подход совершенно не отвечает предназначенности оружия самообороны эффективно пресечь нападение правонарушителя. На наш взгляд, указание в паспорте «Осы» мер безопасности (запрет стрелять в голову нападающему и применять травматические патроні на дистанции менее 1 метра) вполне достаточно для разумного пользователя. Кстати, и указанные запреты и ограничения могут не соблюдаться, если нападение угрожает жизни.

И все же атмосфера перестраховки привела к тому, что заявленные и прорекламированные производителем энергетические показатели в 2000 году без оповещения потребителей были снижены: теперь кинетическая энергия пули вместо 100-120 Дж составляла всего 67 Дж. Светозвуковые патроны, ослепляющие и оглушающие нападающего, так и не были сертифицированы и запущены в серию. Помимо травматических «Оса» стала комплектоваться лишь сигнальными патронами.

В связи с рекламациями потребителей, отмечавших недостаточную эффективность ослабленных патронов «Осы», в 2002 году производитель вновь увеличил их мощность – с 67 до 85 джоулей, при этом увеличился и вес пули – с 8,35 до 12,6 г. Нами произведен сравнительный экспериментальный отстрел обычных патронов, имеющих маркировку «18х45» и звездочку неправильной формы, и новых, усиленных – с маркировкой «НИИПХ» и «94». Стрельба производилась с расстояния 1 метр в пласт парафина при температype воздуха 22° С. Различий в звуках и вспышках выстрелов не зафиксировано, однако глубина внедрения составила 20-23 мм для пуль обычных патронов и 35-38 мм – для усиленных. Несомненно, новые патроны более эффективны, однако поскольку в продажу на момент данного исследования они еще не поступали, материалов по их практическому использованию получить не удалось.

Наряду с гражданским вариантом «Осы», в настоящее время разработан служебный – для использования сотрудниками правоохранительных органов. В нем применяется новый патрон 18 х 70 с удлиненной на 25 мм гильзой. Увеличение разгонного участка гильзы позволило повысить начальную скорость пули, что в сочетании с ее большей массой привело к увеличению дульной энергии до 100 Дж.

Об эффективности «Осы» как средства самообороны имеются противоречивые сведения.

Гр-н П., подвергнувшись нападению неизвестного пьяного человека, с дистанции 1,5 – 2 метра выстрелил в него из законно носимого ПБ-4. Нападающий упал на колени, и П. нейтрализовал его ударами кулаков. Результатами применения «Осы» П. остался недоволен, пояснив, что она «слабая».

Гр-н X. ожидал за рулем автомобиля «жигули» пока освободит ся проезд во двор. Подъехавший сзади водитель «мерседеса» в оскорбительной форме потребовал убрать «жигули» в сторону дать ему проехать. На возражения X., он вышел из «мерседеса» направился к «жигулям», угрожая X. расправой. Не дожидаясь дальнейшего развития событий, X. выстрелил в нападающего и «Осы» и сломал ему кость руки.

Гр-н У. во время уличного конфликта четыре раза выстрелил грудь своему противнику – физически крепкому, крупного тел сложения мужчине. Никакого останавливающего воздействие это на последнего не оказало.

Вместе с тем, в последнее время появилось несколько сообщений о летальных исходах в результате применения «Осы». Во всех случаях выстрелы производились в голову с близкого расстояния Ранее мы пришли к выводу, что «Оса» не «бесствольное», а короткоствольное огнестрельное оружие. Однако и относимость ее огнестрельному оружию при внимательном подходе вызывав серьезные сомнения. Ведь для признания предмета огнестрельным оружием, мало того, чтобы он стрелял. Необходимым криминалистическим критерием такого признания является определенная удельная энергия снаряда. Минимальная величина ее, которой и начинается признание огнестрельным оружием, составляет 0,05 кгс/кв. мм. А удельная энергия пули самого первого и самого мощного патрона «Осы» составляет 0,0494 кгс/кв. мм

Раз критический барьер не достигнут, то по экспертной оценке «Оса» к категории огнестрельного оружия не относится. Не случайно в специализированных оружейных журналах ее называю кинетическим оружием нелетального действия или баллистическим оружием.

Следовательно, правовая дефиниция «огнестрельное бесствольное оружие» применительно к «Осе» неверна дважды: он не является ни бесствольным, ни огнестрельным оружием. Больше того, если исходить из действующих экспертно-криминалистических оценок, то «Оса» вообще не является оружием, это «предмет конструктивно сходный с оружием». А следовательно, ее незаконное ношение, хранение, перевозка и сбыт не образуют состав преступления.

Но тогда получается, что эксперт, на основе ведомственной инструкции, корректирует закон, уточняя, что огнестрельное бесствольное оружие, предусмотренное законом «Об оружии» – это не то огнестрельное оружие, которое является предметом преступления, предусмотренным статьей 222 УК РФ, как например, пистолет ПМ.

Подобное положение, когда экспертно-криминалистическая оценка оружия подменяет уголовно-правовую и определяет процессуальные решения следователя и суда, является нетерпимым, на что.Автор в разные годы неоднократно обращал внимание. Это еще один аргумент в пользу того, что правовой режим оружия нуждается в совершенствовании. При использовании предложенной выше криминологической классификации оружия в уголовном законе, все истает на свои места: «Оса» относится к нелетальному убойно-травмирующему огнестрельному оружию. А пистолет ПМ – к смертоносному огнестрельному оружию. Таким образом, независимо от общего принципа действия, происходит дифференцированная оценка разных по последствиям применения разновидностей оружия.

По предложенной нами классификации «Оса» относится к нелетальному оружию убойно-травмирующего действия.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх