Загрузка...



Введение

Интерес к оружию, навыки и умения в обращении с ним являются специфическими чертами личности вооруженного преступника. Эти же качества побуждают автора вот уже почти сорок лет изучать правовой режим оружия и вооруженную преступность. В 1968 году, обучаясь на втором курсе юридического факультета, обратил внимание на логическое противоречие в санкции статьи 218 УК РСФСР: уголовная ответственность устанавливалась за владение кинжалами, финскими ножами и иным холодным оружием «без соответствующего разрешения». Но даже студенту было ясно: никакие разрешения на ношение кинжалов, финских ножей, кастетов, дубинок и наладонников выдаваться не могут! Дальнейшие размышления на эту тему вылились в статью, первый экземпляр которой, написанный округлым юношеским почерком сохранился до настоящего времени. Но завершена она была много позже, а опубликована в журнале «Правоведение» только в 1983 году: Многие высказанные в ней положения, через 10-13 лет нашли отражение в законодательстве.

Всего же тринадцать предложений по совершенствованию правового режима оружия и практики его использования, высказанных автором в научных публикациях, впоследствии получили законодательное закрепление.

В их числе: предложение о признании использования оружия при совершении преступления обстоятельством, отягчающим ответственность (высказано в 1983 г.); о детальной регламентации правового режима оружия, о законодательном определении понятия оружия и его конкретных видов (1983 г.); о правовой регламентации тактико-технических характеристик тех или иных видов оружия и о перечне безусловно запрещенного к обращению оружия (1983); о введении в закон понятия метательного оружия и установлении за незаконное владение им уголовной ответственности (1983, 1992); о предоставлении некоторым категориям граждан права на приобретение для самозащиты оружия и широкое внедрение «неубойных» средств самообороны, в частности газовых аэрозолей (1990, 1991); предложение о включении в сферу правового регулирования пневматического оружия и об ограничении оборота его образцов повышенной мощности (1992); предложение о введении ответственности за незаконное ношение газового оружия (1993), предложение о предоставлении следователям прокуратуры права на ношение и хранение огнестрельного оружия (1983) и другие.

Автор далек от мысли, что произошедшие в законодательстве и практике изменения являются прямым следствием его предложений (хотя такие случаи имели место), но удовлетворен, что осуществляемые многие годы научные исследования проводились в нужном направлении и оказались востребованными, получив фактическое признание.

А первоначально, в начале 80-х годов изучение оружия и вооруженной преступности, по мнению ведущих ученых, представлялось совершенно бесперспективным, в силу крайне малой распространенности и того и другого.

Бурный рост вооруженной преступности начался в конце 80-х годов. Именно тогда в прессе стали появляться сообщения о непривычных для российских граждан чрезвычайных происшествиях: взрывах в городах, изъятии десятков патронов, гранат, детонаторов, выстрелах на улицах Москвы, перестрелках милиции с вооруженными преступниками, массовых изъятиях в аэропортах ножей, стартовых и газовых пистолетов иностранного производства, предметов для восточных единоборств, сотен стволов огнестрельного и десятков тысяч единиц холодного оружия.

Вооруженное насилие в России возросло в десятки раз. По данным МВД России в 1998 году в стране было совершено 36150 вооруженных преступлений, в том числе 18 584 с применением огнестрельного, газового оружия, боеприпасов и взрывчатых материалов, 59 825 случаев незаконного владения оружием, 2008 фактов хищений оружия и боеприпасов. В 1999 году почти на треть (29,7%) возросло число фактов хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, число вооруженных преступлений составило 30 368. В 2000 году в России совершено 25 552 вооруженных преступления в 2001 – 24 779, в 2003 – 26 629, в 2004 – 22 690, в 2005 – 21 576.

В 1999 и 2000 годах удельный вес незаконного оборота оружия в структуре криминального рынка составлял соответственно 19,8% и 18,1%.

Вооруженное насилие приобретает все большие масштабы. Даже насилие в школах, как правило, сопровождается угрозой применения ножа (19% случаев), кастета (5%), огнестрельного оружия (4,5%), газового пистолета или баллончика, нунчак, металлических палок, цепей, бутылок, кирпичей.

Ответной реакцией на рост насилия, в том числе и вооруженного, явилось многократное увеличение количества лиц, приобретающих оружие самообороны. Причем если раньше граждане преимущественно приобретали гладкоствольные охотничьи ружья, то потом появилась тенденция обзаводиться нарезным охотничьим оружием: с 1993 по 1998 годы количество приобретенных гладкоствольных ружей увеличилось всего на 7%, а нарезного – в 1,5 раза, причем общее число владельцев гражданского огнестрельного оружия приближается к 4,5 миллионам. (Шелковникова Е., Леванов В. Если вы хотите купить оружие. М., 1998. С. б.)

Широкое распространение получили в последнее десятилетие и неизвестные ранее средства самообороны неубойного или нелетального действия – газовое оружие, электрошоковые устройства, огнестрельное бесствольное оружие самообороны («Оса», «Стражник»), газово-травматические пистолеты «Макарыч», «Викинг», «Наган-М» и др.

Все шире вовлекается в оборот сигнальное оружие, пневматические ружья и пистолеты новых конструкций и повышенной мощности. Перечисленные образцы составляют группу «нетрадиционного» оружия, нового для отечественной юридической науки и правоприменительной практики.

Как и следовало ожидать, средства самообороны оказались вовлеченными не только в законный, но и в нелегальный оборот. Преступники успешно используют их в криминальных целях, причем нередко с большим успехом, чем законопослушные граждане в целях самозащиты. Газеты нередко сообщают об ограблениях, совершенных с газовым оружием (См., например: Овруч А. Бутылка вина – и свободе хана! // Комсомольская правда на Дону. 19 февраля 2002. С.Пб.), однажды на российско-азербайджанской границе пограничники, досматривая «КамАЗ», в котором трое мусульман ехали на хадж в Мекку, обнаружили в тайнике 25 пневматических пистолетов и 400 килограммов китайских петард – первые контрабандисты предполагали переделать в боевое оружие, а вторые – в светошумовые гранаты. (Беленко В. К Аллаху с оружием. Российская газета. 2002. 19 февраля. с. 7.)

В связи с новизной проблемы, вопрос о правовом режиме смертоносного оружия и средств самообороны практически не изучен, единая правовая оценка последних не выработана, квалификация фактов использования их в криминальных целях зачастую противоречива и нуждается в уточнении.

Имеется ряд «нестыковок» между нормами Уголовного кодекса РФ и статьями Закона «Об оружии», которыми авторы практически всех учебников и комментариев рекомендуют руководствоваться для уголовно-правовой характеристики деяний, связанных с незаконным оборотом оружия либо использования его для совершения преступлений. Нередко не совпадают криминалистическая и уголовно-правовая оценка традиционных и нетрадиционных орудий и средств совершения преступлений, что также влечет ошибки в квалификации. Судебно- следственная практика фактически попала в зависимость от практики экспертной, которая по существу предопределяет правоприменение по делам, связанным с оружием.

Практически неисследованной является личность вооруженного преступника, мало изучена вооруженная преступность.

Настоящая работа представляет собой попытку восполнить отмеченные пробелы, дать комплексную оценку смертоносного и нелетального оружия с позиций криминальной армалогии – междисциплинарного учения об оружии, позволяющего получить о нем наиболее полное представление, определить уголовно-правовой режим оружия и средств самообороны и разграничить его с административно-правовым режимом, предложить рекомендации по квалификации соответствующих преступлений, проанализировать судебную практику по делам рассматриваемой категории и высказать предложения по ее совершенствованию. С новых позиций рассматривается личность вооруженного преступника, дается качественный и количественный анализ вооруженной преступности, предлагаются меры по противодействию ей.

Автор выражает искреннюю благодарность всем, кто способствовал ему и оказывал содействие в исследовательской работе. В первую очередь – кандидату филологических наук доценту Щетинину Л. М. сконструировавшему термин «криминальная армалогия», генеральному директору Санкт-Петербургского НПО «Спецматериалы», лауреату Государственной премии Российской Федерации, Премии Правительства России и премии Президента России, доктору технических наук, профессору, академику РАРАН Сильникову М. В.- основному производителю электрошоковых устройств в России, в том числе первого служебного разрядника «ЭШУ-200», за предоставленные экспериментальные материалы об испытаниях тайзера и уникальные сведения об эффективности использования ЭШУ. Автор благодарит председателя Ростовского областного суда, доктора юридических наук Ткачева В. Н. и его заместителя, кандидата юридических наук Золотых В. В., оказавших неоценимую помощь при изучении судебной практики, а также начальника Южного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции РФ Жакову Т. М., начальника Волгоградской лаборатории судебных экспертиз Ломова А. А. Нельзя не выразить благодарность ветерану органов прокуратуры А. П. Камскому – энтузиасту комплекса самообороны «Оса», не дожившему, к сожалению, до данного издания, за обширные материалы и проведенные экспериментальные отстрелы.

Автор выражает благодарность также своим ученикам – кандидатам юридических наук Романовой-Землянухиной Л. М„ Мяснико- вой К. А., Пособиной Т. А., Солоницкой Э. В. за проведенную работу по сбору эмпирического и иного материала о вооруженной преступности, использованного в настоящей работе.

Данная монография может быть использована как для научной работы, так для преподавания и изучения ряда юридических дисциплин, в которых рассматриваются проблемы, связанные с оружием, его правовой и экспертной оценкой, вооруженной преступностью и т. п. В частности, при изучении курса уголовного права (ответственность за незаконный оборот оружия, предмет и средство совершения преступлений, разграничение административно-правового режима оружия, установленного Федеральным законом «Об оружии» и его уголовно- правового режима, определяемого нормами УК Российской Федерации, квалификация преступлений, связанных с нелетальным оружием, совершенствование уголовно-правовых норм и т. п.), криминологии (оружие как стержневой признак вооруженных преступлений, оружие, и в частности нелетальное оружие как элемент криминологической характеристики преступлений, криминологическое понятие оружия, в том числе и нелетального, его криминологическая классификация, повышение эффективности предупреждения незаконного оборота и криминального применения оружия, предупреждении вооруженных преступлений и т. п.), криминалистики (понятие смертоносного и нелетального оружия, его виды, их место в криминалистической классификации оружия, оружие, как элемент криминалистической характеристики преступлений, соотношение технико-криминалистической и правовой оценки оружия, использование нелетального оружия в качестве смертоносного оружия и т. д.), уголовного процесса (оружие как вещественное доказательство, назначение экспертиз оружия и правовая оценка их результатов, изучение судебной практики по делам данной категории и т. д.), административного права и административной деятельности органов внутренних дел (разграничение административно-правового и уголовно-правового режима оружия).

Данная работа может быть использована и на практике при решении правовых, процессуальных, организационно-управленческих и иных вопросов, связанных с оборотом оружия, квалификацией вооруженных преступлений, оценкой средств самообороны и разграничении их со смертоносным оружием, выборе того или иного вида нелетального оружия для самообороны, а также выборе тактики его применения.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх