Загрузка...



Глава 21

Смертоносный мозг-2: серийный убийца

Что делает человека серийным убийцей?

Согласно исследованиям, типичный серийный убийца – это мужчина с сексуальными проблемами, живущий один или с родителем. Он не способен на здоровые сексуальные отношения. Его мотивы вполне банальны – он стремится к сексуальному удовлетворению. Убийство – это просто его способ насиловать жертву. Пытки и убийства его возбуждают{194}.

«Я не видел ни одного серийного убийцы, у которого не было бы сексуальной мотивации, – утверждает Роберт К. Ресслер. – И я никогда не видел серийного убийцу, живущего в счастливой семье или имеющего длительные отношения с женщиной».

Ресслер – бывший агент ФБР и, возможно, один из лучших в мире специалистов по психологии серийных убийц. В 1970-х гг. Ресслер ввел термин «серийный убийца» и стал пионером в разработке психологических характеристик серийных убийц в Академии ФБР в Квантико, Вирджиния.

В книге «Всем, кто сражается с монстрами» Ресслер пишет, что серийными убийцами не рождаются, а становятся{195}:

«У всех серийных убийц схожая история детства. Мать их не любит, отец жесток или его вообще нет. Во многом поэтому им так никогда и не удается отличить правильное от неправильного». Часто отец покидает семью после того, как ребенок становится жертвой психологического, физического или сексуального насилия. Подобное отношение может проявлять и мать. По мнению Ресслера, «если такие дети не получают помощи от братьев или сестер, школы и общественных служб, они превращаются в одиноких, необщительных подростков. А в итоге оказываются одержимыми ненормальными сексуальными фантазиями».

Исследования говорят о том, что эти фантазии обычно сильно мотивируют серийных убийц. В поведении преступников еще в детстве наблюдаются чрезмерное погружение в мечты, навязчивая мастурбация, крайняя самоизоляция, привычка лгать, прогулы в школе, непослушание, воровство и жестокость по отношению к людям и животным.

По свидетельству нью-йоркского судебного патолога док тора Джона Хейса-младшего, многие серийные убийцы обладают невероятной хитростью и владеют разнообразными приемами завлечения будущих жертв. Это могут быть деньги, обещание хорошо повеселиться или даже предложение работы. По мере совершения все большего числа убийств они усложняют свои методы, а также способы избежать ареста.

Хейс отмечает, что у серийных убийц есть определенные модели, которые открываются в ходе полицейского расследования. К примеру, все убитые женщины могут иметь общее происхождение или определенное сходство. Иногда такие женщины напоминают ту, отношения с которой у убийцы не сложились. До и после убийства часто осуществляются ритуальные действия. Такая «подготовка» может занимать часы и даже дни.

Тем не менее, по мнению Ресслера, «ключ к разгадке убийцы (если он вообще существует) лежит в сексуальной природе их действий». Ресслер побеседовал более чем с сотней особо опасных преступников. Он утверждает, что «как мужчины они были неполноценны, то есть не способны вступать в сексуальный контакт и поддерживать его, они компенсировали свою неспособность убийствами».

Хейс добавляет, что само по себе серийное убийст во может являться извращенным способом достижения того, чего большинство из нас достигает нормальным путем. К примеру, серийные убийцы, которые любят душить свою жертву, считают, что чувствуют при этом некую «близость» с ней в момент смерти.

Ресслер вспоминает в своей книге двадцатилетнюю работу в ФБР и позволяет нам взглянуть изнутри на случаи, когда он помогал полиции в розыске, воссоздавая психологические характеристики убийц. Он описывает личные встречи с многочисленными заключенными, в том числе с Джеффри Дамером, Чарлзом Мэнсоном, Тедом Банди и Дэвидом Берковицем, известным как Сын Сэма.

Ресслер полагает, что «даже вопиющее, невообразимое преступление не является уникальным и поддается пониманию. Любой тип убийств уже встречался раньше, и если его правильно проанализировать, то можно хорошо понять и предсказать поведение [преступника]».

Ресслер разделяет серийных убийц на два типа: неорганизованные и организованные.

Неорганизованные убивают спонтанно, часто того, кто просто попал под руку. Они делают это быстро, зачастую не совершая полового акта, и редко пытаются замести следы.

Организованные убийцы планируют свои преступления детально, охотятся за определенными жертвами и часто используют один и тот же трюк, чтобы заманить свою добычу в сети. Организованные убийцы любят прибегать к средствам, ограничивающим движение, таким как наручники или веревки. Обычно они убивают медленно, затем тщательно избавляются от тела, часто оставляя себе какие-нибудь вещи или части жертвы в качестве трофея.

В книге Ресслера приводятся беседы с серийными убийцами. Читателю предлагается непосредственно взглянуть на варварски искаженное сознание. К примеру, Дэвид Берковиц рассказывал Ресслеру, что ему нравилась известность, и в 1970-х гг. он возвращался к убийствам людей лишь после того, как СМИ начинали строить предположения, будет он продолжать это делать или нет.

Ричард Трентон Чейз, «вампир-убийца», от рук которого в 1970-х гг. в Сакраменто погибло шесть человек, говорил, что выбирал жертв, просто идя по улице и ища незапертую дверь. Ресслер спросил у Чейза, почему, если дверь оказывалась запертой, он ее не взламывал? Чейз ответил: «Если дверь заперта, значит, вас там не ждут».

В тех же 1970-х гг. Эдмунд Кемпер убил и обезглавил восемь женщин в округе Санта-Крус. Он рассказывал, что ему нравилось посещать свою ненавистную мать, когда в багажнике его машины лежало мертвое тело. Он даже закопал голову одной из жертв под окном материнской спальни.

Как это ни удивительно, Ресслер не поддерживает смертную казнь в качестве наказания для серийных убийц. Он считает, что их надо приговаривать к пожизненному заключению и все это время изучать. Ресслер сомневается, что кто-то из них может быть реабилитирован:

Они никогда не знали, как общаться с другими людьми; маловероятно, что основам межличностных отношений они научатся в тюрьме. Превращение злых, обиженных, агрессивных людей в чувствующих и способных интегрироваться в общество – практически невыполнимая задача{195}.

Тем не менее, несмотря на отталкивающие преступления, психологи и психиатры расходятся во мнении, являются ли серийные убийцы безумцами. К примеру, доктор Джоан Ульман, медицинский психолог из Чикагского университета, присутствовавшая на процессе Джеффри Дамера, приводит в пример слова психиатра, высказывавшегося против оправдания Дамера невменяемостью:

Дамер доказал свою вменяемость тем, что вспоминал о презервативе перед совокуплением с мертвыми телами или их отсеченными частями. Психиатр подтвердил: способность Дамера откладывать удовлетворение, а также умение контролировать свои порывы доказывают, что он мог подчинять свое поведение социальным нормам{196}.

Но для большинства совершаемое серийными убийцами настолько ужасно, что можно понять сомнения по поводу того, действительно ли эти создания являются людьми или это какие-то невероятные мутанты.

«Каннибал» Ганнибал Лектер (его роль исполняет Энтони Хопкинс) в фильме «Молчание ягнят» говорит офицеру Клариссе Старлинг (Джоди Фостер):

Со мной ничего не произошло, офицер Старлинг. Это я произошел. Вы не можете свести мою личность к набору влияний. Пусть о добре и зле рассуждают бихевиористы. Вы на всех надеваете штанишки добродетели – ничто не является ничьей виной. Посмотрите на меня, офицер Старлинг. Можете ли вы утверждать, что я зло? Я – зло? {197}

Фильмы в голове

Большинство полагает, что все, видимое нами, каким-то образом превращается в единое внутреннее кино. Однако исследователи говорят, что зрение больше похоже на мультиплексный кинозал, где каждый экран показывает немного другую версию того же фильма. Различные области мозга выполняют в зрительном процессе разную работу{198}.

Гарпун пробил мозг, но человек выжил!

Водолаз из Мельбурна случайно прострелил себе лоб из гарпунного ружья и выжил. Зазубренный гарпун едва не пробил ему правый глаз и на две трети проник в мозг. Врачи провели почти три часа, вытаскивая гарпун из Ван Хо Фама, 33-летнего жителя Милл Парк в Виктории. По мнению нейрохирурга доктора Грэма Брезенора, мистеру Фаму невероятно повезло, что он не страдал от долгих негативных последствий, как бывает при такой травме{199}.


Примечания:



Библиография

id="c_1">

1

Diamond M., Scheibel A., Murphy G., Harvey T. On the brain of a scientist: Albert Einstein // Experimental Neurology. 1985. Vol. 88. P. 198–204. Доктор Мэриэн Даймонд – анатом, Калифорнийский университет в Беркли. Доктор Арнольд Шайбель – психиатр, Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе.



19

Brawman-Mintzer O., Lydiard R., Phillips K., Morton A., Czepowicz V., Emmanuel N., Villareal G., Johnson M., Ballenger J. Body dysmorphic disorder in patients with anxiety disorders and major depression: A comorbidity study // American Journal of Psychiatry. 1995. Vol. 152. P. 1665–1667. Доктор О. Брауман-Минцер работает в Медицинском университете Южной Каролины в Чарльстоне.



194

Achenbach J. Exploding myths of serial killers // The Washington Post. 22 April 1991. P. C3, C5.



195

Ressler R., Shachtman T. Whoever Fights Monsters: My Twenty Years Hunting Serial Killers for the FBI. N. Y.: St. Martin’s Press, 1992. Том Шахтман – журналист из Нью-Йорка.



196

Ullman J. I carried it too far, that’s for sure // Psychology Today. May – June 1992. P. 28–31.



197

Juan S. Serial killer: From loveless home to grisly fantasy world // The Sydney Morning Herald. 3 September 1992. P. 15.



198

Neimark J. The cinema in your head // Psychology Today. May – June 1995. P. 22.



199

Andrews M. 1 inch from death // Weekly World News. 26 March 1996. P. 15.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх